Том 5 (веб-новелла)    
Глава 1. Возвращенец теряет память (часть 1)


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
aisdh
aisdh
04.10.2020 21:18
baklan, интрига она такая...
lastic
lastic
28.09.2020 23:15
Х(193о)
baklan
baklan
27.09.2020 16:18
В 11-й главе пол персонажа явно не указан, да и речь у него в целом нейтральная. Как это передать в переводе, я не знаю, так что просто имейте в виду.
aisdh
aisdh
27.09.2020 14:29
Спасибо за перевод!
"Исследователь"-идиот уровня Потимасса, эм скорее всего ты лососнёшь тунца мужик...
loisok007
loisok007
09.09.2020 20:59
Вот это поворот!
frigat123
frigat123
02.09.2020 14:37
>>45650
Спасибо. Жаль, хочется завершенности.
msmoli
msmoli
28.08.2020 15:18
fimer, хотелось бы, но увы это от нас не зависит ;-;
fimer
fimer
26.08.2020 21:02
>>45637
frigat123, вебка прервана, новелла ещё продолжается и долго ещё будет идти.
Ответы: >>45711
frigat123
frigat123
26.08.2020 06:46
Можете подсказать, на данный момент эта web новелла завершена, или еще издается?
Заранее спасибо!
Ответы: >>45650
fimer
fimer
24.08.2020 17:08
Спасибо за перевод.
lastic
lastic
23.08.2020 20:13
х(915о)
baklan
baklan
23.08.2020 20:12
Какой смысл в русском языке несут все эти -сан, -тян и пр. Тем более нии-сама?
Может если переводить так делать это полностью?

Предполагается, что читатель ранобэ знает об этих именных суффиксах и какой смысл они несут. Без них трудно передать колорит подобных японских произведений. Но использовать их повсеместно я считаю не совсем корректным, так как жители фентезийных миров никакого отношения к Японии, её культуре и языку не имеют (если, конечно, не показано обратное). С другой стороны, если персонажи говорят на японском и уж тем более, если они сами являются японцами, я не вижу ничего криминального в том, чтобы в переводе эти суффиксы оставить.
С "нии-сама" - отдельный случай, в дальнейшем станет понятно, почему я оставил обращение "нии-сама", а не "брат".
baklan
baklan
23.08.2020 20:02
aisdh,
Больше времени тратится на сверку с японским, чем на перевод с английского, и если в анлейте нет значительных огрехов, требующих частичного или даже полного ретранслейта с японского, то и перевод идёт шустро. Жаль, далеко не все главы в этом томе могут этим похвастать. Хотя это ещё нормально, в 3-ем и 4-м томах вебки вообще был тихий ужас=(
veskerx
veskerx
23.08.2020 19:01
Какой смысл в русском языке несут все эти -сан, -тян и пр. Тем более нии-сама?
Может если переводить так делать это полностью?
aisdh
aisdh
23.08.2020 15:29
Большое спасибо за перевод! Вы нас прямо балуете, 3 главы за раз.
fimer
fimer
21.08.2020 19:47
>>45564
aisdh, вроде как, из-за маны и уровня она не могла владеть ей в полной силой. А именно сам навык апнулся. Благодаря чему могла создавать огненных големов из трупов.
aisdh
aisdh
21.08.2020 01:46
>>45556
fimer, апнулся, но она вроде полностью не вернула силу, а просто стала сильнее из-за знаний. Как мне кажется здесь у некоторых сильных навыков крайне хитрожопые требования. Возможно она не тянула до этого, но по совокупности знаний дотянула после. Но это мои домыслы. По одной Юмис тут сложно сказать. Возможно надо перечитать этот момент, но она вроде бы осталась при своей магической предрасположенности, поэтому не могла шмалять, как в прошлом мире направо и налево, да и ману яд Минарис выжег довольно сильно. Так что тут она скорее как Укей помнила как делать, но прокачан навык не был настолько, насколько она помнила. Поэтому и была слабее. Но для ГГ она если равнять по статам и мощи тогда была гораздо сильнее. Я про то что он вначале отдавал предпочтение не уровню, а открытию мечей и прокачке старых навыков.
Ответы: >>45582
fimer
fimer
20.08.2020 17:57
>>45552
aisdh, почему же не возвращает? Навык Юмис апнулся с Чародейство на Чернокнижника.
Ответы: >>45564
aisdh
aisdh
20.08.2020 02:42
fimer, ну тут скорее он клинки грехов эти использовал не из-за кровожадности, а ради Минарис. Чтобы она могла совершить "идеальную" месть. И ещё меч оценки не возвращает скилы из прошлой жизни. Юмис не стала сильнее в этом смысле, она просто стала "знать" о магии больше. Но вот маны у неё больше не стало. Хотя знания, которые ГГ ей дал во время их путешествия, когда они вместе разрабатывали магию по типу того взрыва, сделали её сильнее. И ещё та штука с использованием жизненных сил взамен маны. Возможно она и знала о подобном, просто сама не решалась до этого использовать, так как обычно наверное сражалась магией из задних рядов. А это всё-таки думаю последнее средство, так как не Герой вполне может скопытиться от отдачи без медицинской помощи. Ну да ладно, смысла от моих "размышлений" один фиг нет. Будем ждать как дальше сюжет пойдёт.
Ответы: >>45556
fimer
fimer
16.08.2020 21:02
aisdh, ну дебаффы взаимодействует, как я понимаю, с его душей, поэтому они и сохранились. Как и тому факту, как Кайто с мечом оценки возвратил память жертвам. Но причина в том, что он переписывал их души , добавляя не только память, но и скилы та способности. Дебафф это не зацепка к памяти Святой. Ты можешь придумать кучу фантазий, но вот доводов которые прямо указывали на те или иные подробностей, не найдешь. ГГ с Леоне встретился уже, примерно, спустя год когда оказался во втором мире( указания с прошлых глав перевода). Предположения по типу, могли быть более осторожным, это как? Единственные в чем они спалились, это из-за юза читерных клинков. В чем следует винить их кровожадность. Принцесса за это время не смогла напасть на их след. Это неудивительно, ведь следы они подчистую стирают, сжигают трупы, в каких-то громких событиях не мелькают, сбывают все через посредников в преступном мире. Никаких состыковок я не вижу. Согласен с точкой зрение, что если герой всегда побеждает и переигрывает всех, это очень скучно. Особенно, если акцент на этом.

Отобразить дальше

Глава 1. Возвращенец теряет память (часть 1)

«...бывай. Не за… ...вай. Боль… ...в сердце и... ...клятву...»

Чей-то далёкий голос доносился до меня. Тянущийся словно из глубины тёмной трясины демонический голос. Он был смутным и неясным — я не понимал, что он пытается мне сказать. Лишь ощущал в нём что-то жестокое, преисполненное неистовой ярости. Не желая его слушать, я проснулся.

Надо мной висел кремового цвета потолок.

— Где… я?.. Ох, голова…

Голова была мутной и тяжёлой как после долгого сна. Тишину пустой комнаты, в которой не было никого, кроме меня, нарушал лишь периодический писк приборов.

Светлая больничная палата. Однако я понятия не имел, каким образом и почему я здесь оказался.

— Эм, вчера я дежурил и поэтому пошёл в школу пораньше… Мы трепались с Кентой и Суэхико, освистали Юто, свалившего на другой этаж повидаться со своей девушкой… а потом…

Потом? Что случилось потом? Не помню.

— Доброе ут… Очнулся?!.. Д-доктор! Докто-ор!!!

Зашедшая в палату молоденькая медсестричка, увидев, что я проснулся, тотчас же выскочила из комнаты. Вновь оставшись один, я подумал, что не стоило ей с такой драматичной поспешностью выбегать из палаты будто в очередном сериале про больницу.

Не зная, что делать дальше, я просто сел и стал ждать, пока спустя некоторое время не заявился какой-то важного вида врач со своей свитой.

— О-о, доброе утро. Для начала позволишь тебя осмотреть?

— А? А-а, да.

Не понимая, что со мной произошло, я ответил на несколько вопросов. Сняв больничную рубашку, я был шокирован, увидав своё покрытое многочисленными шрамами тело.

«Ч-что это? Что случилось?»

Я старался сохранять спокойствие в присутствии доктора, но будь я один, наверняка бы не сдержался от изумлённого крика. На шрамы было больно смотреть, но, слава богу, никакой реальной боли я не чувствовал.

— …Так, никаких проблем не вижу. Думаю, тебе придётся побыть у нас под наблюдением ещё два-три дня, но самые глубокие раны в области ключицы уже затянулись. Всё чистенько, никаких осложнений.

После проверки фонариком реакции зрачков на свет, координации движения рук и прослушивания стетоскопом осмотр был окончен.

— Гм, скажите, доктор… Я совершенно не понимаю, как я здесь оказался… Меня сбило машиной? Что-то вроде того?

То, что я ничего не помнил и был весь покрыт шрамами, походило на сюжет какого-то аниме или фильма, в котором персонаж попадает в аварию. Впрочем, чувствовал я себя отлично, так что вряд ли это было что-то серьёзное.

Однако реакция на мой казавшийся очевидным вопрос оказалась неожиданной.

«Почему он молчит? Как-то мне не по себе».

Доктор с озабоченным видом перекинулся взглядом с коллегами и медсестрой и, кивнув, повернулся ко мне.

— Укэй-сан, у меня вопрос: что последнее ты можешь вспомнить?

— А-а… эм, кажется, я разговаривал с друзьями перед первым уроком…

— А какой день, месяц, год был, знаешь?

— Восьмое июня две тысячи пятнадцатого, — ответил я, вспоминая число на календаре в моей комнате. Услышав мой ответ, доктор вновь перекинулся взглядом с окружающими и с серьёзным видом принялся говорить:

— ...Укэй-сан. Успокойся и выслушай меня: сейчас тринадцатое октября две тысячи шестнадцатого года.

— Что? Как... это?.. Не-не-не...

— Я знаю, в это трудно поверить, но это правда.

— То есть, вы хотите сказать, я… потерял память о годе с лишним? Не-не-не, может, я был в коме из-за аварии?

Это же просто бред, прямо как в манге какой-то. Не-не-не-не-не-не-не!

Доктор в ответ покачал головой:

— Тебя привезли сюда ровно десять дней назад.

— А, а-а... Точно, если бы я пролежал здесь столько времени, то был бы ослабшим... Мм? То есть у меня пропали воспоминания о целом годе, да? И поэтому сейчас другая дата?

— Если коротко, это наиболее вероятно.

— Как же… так… целый год?

Э? Неужели? Это правда?

Нет, похоже, никакого проведённого в коме года не было, но всё равно, потерять память о годе с лишним — это какое-то безумие. Это же получается, третий год пошёл, а там экзамены и прочее, да? А до общенациональных экзаменов осталось каких-то три месяца? Э-э?..

— Я думаю, это временное явление. Давай сперва сделаем МРТ головы (магнитно-резонансная томография — прим. перев.). Тебя отведут.

— А, х-хорошо… — Всё ещё потрясённый, я поднялся с койки, чтобы сделать то, что предложил доктор.

— Нии-сама! У… у-у!

Бух! Энергично распахнутая дверь, отскочив от амортизирующей подкладки, придавила пытавшегося протиснуться в палату человека.

— Эй, ты в порядке?!.

Прикрыв ушибленные плечи руками, она, пошатываясь, направилась ко мне.

— ...Нии-сама, ты очнулся... Это не сон, это не сон… Ты здесь, ты живой, живой… — Май внезапно бросилась и вцепилась в меня. Готовая вот-вот расплакаться, она, словно не веря своим глазам, торопливо ощупывала меня повсюду.

— Эй, у-успокойся, кх, у-ха-ха, щ-щекотно же!

Когда я в последний раз видел сестру такой?

«...Хм, что... это?»

Что-то сжалось в груди, когда я увидел её лицо.

— Нии-сама... нии-сама… — продолжала тихонько всхлипывать Май.

Мне показалось, что и в самом деле прошло больше года. Вчера вечером… нет, в последний раз, когда мы виделись, волосы Май были немного короче, да и выглядела она повзрослевшей. И всё же обнимавшая меня сейчас плачущая девушка так отчётливо напоминала ту маленькую девочку в детстве.

— Май... Ха-ха... Прости, заставил я тебя поволноваться, — подбодрил её я, подавив появившееся внутри меня это странное чувство.

Как и прежде, я старался утешить плачущую Май, поглаживая её по голове, пока сестрёнка наконец не успокоилась.

— А теперь подожди немного, ладно? Мне нужно пройти кое-какие процедуры.

— Подождём его в другом кабинете. Нам будет необходимо поговорить… — обратился к ней доктор.

— ...Хорошо.

Покинув палату, я разделился с Май, и медсестра повела меня дальше по коридору с покрытым линолеумом полом.

— Ваша сестра так за вас переживала! Каждый день после школы всё время с вами проводила… Хм, Укэй-сан? Что-то случилось?

Я изо всех сил старался не показывать этого при сестре, но сейчас не смог удержаться от слёз.

— А… нет… простите… Не знаю, почему… Просто… накатило что-то…

— Хи-хи, редко нынче увидишь, что брат с сестрой такие дружные.

— А, да, вы правы. Это так...

Странно, с чего это я вдруг развёл мокроту? Нет, вообще-то, я был рад, что сестра так за меня волнуется. Но плакать из-за этого… Если Кента увидит, снова станет дразнить меня сисконщиком.

Вытерев слёзы, я зашёл в кабинет. Не подозревая, что дней, когда мои друзья беззаботно подкалывали меня, больше никогда уже не будет.

***

После исследования я вернулся в другой кабинет, где меня поджидали Май вместе с грузным мужчиной средних лет в потёртом тёмно-коричневом костюме и другим мужиком, помоложе, средней комплекции, в плотно сидящем на нём чёрном костюме. Кто-то из больничного персонала?

— ...Доктор, нии-сама… С ним всё в порядке? — взволнованно спросила Май, поднявшись со стула и подойдя ко мне.

— Он в порядке. На данный момент никаких отклонений в работе мозга не обнаружено, можешь быть спокойна.

— Да не волнуйся ты, всё со мной хорошо. Я бы даже сказал, лучше не бывает.

— ...Это правда? Действительно никаких отклонений? Ты мне не врёшь, нии-сама? У тебя и так там было не густо, как у губки, не деградировало ли оно ещё больше? — Сестра как всегда была остра на язычок, но при этом продолжала заметно переживать и не отпускала мой рукав.

Она с детства такая язва. Обычно не в моих правилах молча сносить оскорбления, но она была такой милой, что я не обижался. Даже скорее готов был простить ей что угодно.

«Сегодня вроде будний день. Ничего, что ты пропускаешь школу, Май?»

Наверно, ушла с уроков пораньше, чтобы меня навестить, но, думаю, делать этого было необязательно. Впрочем, я был рад, и поэтому вслух ничего не сказал. А если бы сказал, она бы начала дуться.

— Хо-хо, позвольте представиться: Миягава из полицейского отделения Иидзука.

— Здравствуйте, я Ониси.

Толстый мужик, довольно бесцеремонно влезший в наш разговор, представился Миягавой, а второй, назвавшийся Ониси, показал удостоверение полицейского.

— Вы из полиции?

— Да, и у нас к тебе несколько вопросов. Во-первых…

— Миягава-сан, он — пациент этой больницы и находится под наблюдением врачей. Ситуация требует, чтобы мы его допросили, но попрошу вас воздержаться от излишнего давления.

— О-о, я понял, понял. И правда, поторопился. Ну, не злись на меня так, Ониси, дружище, — Миягава пожал плечами, слегка щерясь.

— Ха-а, есть за что, — вздохнул в ответ Ониси.

— Эм, так что же?..

— Укэй-сан, давайте присядем, и я обо всём расскажу, — сказал врач.

— А, да.

Пока мы по его приглашению рассаживались за столом, медсестра принесла нам чай. Затем, легонько вздохнув, доктор начал:

— Большинство полученных тобой ран зажило, и угрозы для здоровья они не представляют. Самые глубокие ранения у правой и левой ключицы, также, можно сказать, практически полностью излечены. Так как онемения в конечностях не наблюдается, мы на всякий случай понаблюдаем тебя ещё и дня через три выпишем.

— Вот как. Так, а насчёт моей памяти…

Больше всего сейчас меня волновало именно это.

— Результаты МРТ-исследования не подтвердили каких-либо нарушений работы мозга. Потеря памяти носит скорее всего психологический характер.

— Гм, так что, когда примерно ко мне вернётся память? Я имею в виду, у меня ведь экзамены… и прочее...

Если память вскоре ко мне не вернётся, и я не успею подготовиться к экзаменам — пиши пропало.

— Экзамены? А-ха-ха! Об этом точно можешь не беспокоиться!

— Миягава-сан, если вы не перестанете, я попрошу вас удалиться!

— …Миягава-сан, вы забываетесь.

— Ох, пардон. Язык мой — враг мой.

— ...Эм, о чём это вы?

Меня встревожило то, как резко доктор и Ониси осадили Миягаву. Тот лишь пожал плечами. Май, кажется, это обеспокоило ещё больше, и она потянула меня за рукав, который держала.

— Укэй-сан, прошу, успокойся и послушай. Во-первых, как я уже сказал, тебя привезли сюда более недели назад. Из городской школы поступил экстренный вызов. У тебя были рваные раны по всему телу, изначально резаные. Кроме того, глубокие колотые раны в области ключицы. Потребовалась срочная госпитализация.

— В школе? А что произошло?.. Гм, может, какой-то несчастный случай?

Дело было серьёзное, как ни крути. Сидевшие передо мной детективы — тому подтверждение.

— С этого момента позвольте я. Да и не доктору это объяснять, — Миягава отхлебнул чаю и продолжил: — Перейдём к главному. Тебя, Укэй-сан, считали пропавшим без вести более года. А сказал я, что не стоит беспокоиться об экзаменах потому, что тебя, в первую очередь, к ним не допустят, и будешь ты сдавать их на следующий год, а-ха-ха. Да и вообще, перейти в следующий класс теперь будет затруднительно.

— ...Что?

Эта ожидаемо-тревожная весть меня ошарашила.

Что я там спросить-то хотел?

...Серьёзно? Вместо того, чтобы готовиться к поступлению в университет, мне придётся повторить год?