Том 5 (веб-новелла)    
Глава 13. Тревожные нотки (часть 1)


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
aisdh
aisdh
04.10.2020 21:18
baklan, интрига она такая...
lastic
lastic
28.09.2020 23:15
Х(193о)
baklan
baklan
27.09.2020 16:18
В 11-й главе пол персонажа явно не указан, да и речь у него в целом нейтральная. Как это передать в переводе, я не знаю, так что просто имейте в виду.
aisdh
aisdh
27.09.2020 14:29
Спасибо за перевод!
"Исследователь"-идиот уровня Потимасса, эм скорее всего ты лососнёшь тунца мужик...
loisok007
loisok007
09.09.2020 20:59
Вот это поворот!
frigat123
frigat123
02.09.2020 14:37
>>45650
Спасибо. Жаль, хочется завершенности.
msmoli
msmoli
28.08.2020 15:18
fimer, хотелось бы, но увы это от нас не зависит ;-;
fimer
fimer
26.08.2020 21:02
>>45637
frigat123, вебка прервана, новелла ещё продолжается и долго ещё будет идти.
Ответы: >>45711
frigat123
frigat123
26.08.2020 06:46
Можете подсказать, на данный момент эта web новелла завершена, или еще издается?
Заранее спасибо!
Ответы: >>45650
fimer
fimer
24.08.2020 17:08
Спасибо за перевод.
lastic
lastic
23.08.2020 20:13
х(915о)
baklan
baklan
23.08.2020 20:12
Какой смысл в русском языке несут все эти -сан, -тян и пр. Тем более нии-сама?
Может если переводить так делать это полностью?

Предполагается, что читатель ранобэ знает об этих именных суффиксах и какой смысл они несут. Без них трудно передать колорит подобных японских произведений. Но использовать их повсеместно я считаю не совсем корректным, так как жители фентезийных миров никакого отношения к Японии, её культуре и языку не имеют (если, конечно, не показано обратное). С другой стороны, если персонажи говорят на японском и уж тем более, если они сами являются японцами, я не вижу ничего криминального в том, чтобы в переводе эти суффиксы оставить.
С "нии-сама" - отдельный случай, в дальнейшем станет понятно, почему я оставил обращение "нии-сама", а не "брат".
baklan
baklan
23.08.2020 20:02
aisdh,
Больше времени тратится на сверку с японским, чем на перевод с английского, и если в анлейте нет значительных огрехов, требующих частичного или даже полного ретранслейта с японского, то и перевод идёт шустро. Жаль, далеко не все главы в этом томе могут этим похвастать. Хотя это ещё нормально, в 3-ем и 4-м томах вебки вообще был тихий ужас=(
veskerx
veskerx
23.08.2020 19:01
Какой смысл в русском языке несут все эти -сан, -тян и пр. Тем более нии-сама?
Может если переводить так делать это полностью?
aisdh
aisdh
23.08.2020 15:29
Большое спасибо за перевод! Вы нас прямо балуете, 3 главы за раз.
fimer
fimer
21.08.2020 19:47
>>45564
aisdh, вроде как, из-за маны и уровня она не могла владеть ей в полной силой. А именно сам навык апнулся. Благодаря чему могла создавать огненных големов из трупов.
aisdh
aisdh
21.08.2020 01:46
>>45556
fimer, апнулся, но она вроде полностью не вернула силу, а просто стала сильнее из-за знаний. Как мне кажется здесь у некоторых сильных навыков крайне хитрожопые требования. Возможно она не тянула до этого, но по совокупности знаний дотянула после. Но это мои домыслы. По одной Юмис тут сложно сказать. Возможно надо перечитать этот момент, но она вроде бы осталась при своей магической предрасположенности, поэтому не могла шмалять, как в прошлом мире направо и налево, да и ману яд Минарис выжег довольно сильно. Так что тут она скорее как Укей помнила как делать, но прокачан навык не был настолько, насколько она помнила. Поэтому и была слабее. Но для ГГ она если равнять по статам и мощи тогда была гораздо сильнее. Я про то что он вначале отдавал предпочтение не уровню, а открытию мечей и прокачке старых навыков.
Ответы: >>45582
fimer
fimer
20.08.2020 17:57
>>45552
aisdh, почему же не возвращает? Навык Юмис апнулся с Чародейство на Чернокнижника.
Ответы: >>45564
aisdh
aisdh
20.08.2020 02:42
fimer, ну тут скорее он клинки грехов эти использовал не из-за кровожадности, а ради Минарис. Чтобы она могла совершить "идеальную" месть. И ещё меч оценки не возвращает скилы из прошлой жизни. Юмис не стала сильнее в этом смысле, она просто стала "знать" о магии больше. Но вот маны у неё больше не стало. Хотя знания, которые ГГ ей дал во время их путешествия, когда они вместе разрабатывали магию по типу того взрыва, сделали её сильнее. И ещё та штука с использованием жизненных сил взамен маны. Возможно она и знала о подобном, просто сама не решалась до этого использовать, так как обычно наверное сражалась магией из задних рядов. А это всё-таки думаю последнее средство, так как не Герой вполне может скопытиться от отдачи без медицинской помощи. Ну да ладно, смысла от моих "размышлений" один фиг нет. Будем ждать как дальше сюжет пойдёт.
Ответы: >>45556
fimer
fimer
16.08.2020 21:02
aisdh, ну дебаффы взаимодействует, как я понимаю, с его душей, поэтому они и сохранились. Как и тому факту, как Кайто с мечом оценки возвратил память жертвам. Но причина в том, что он переписывал их души , добавляя не только память, но и скилы та способности. Дебафф это не зацепка к памяти Святой. Ты можешь придумать кучу фантазий, но вот доводов которые прямо указывали на те или иные подробностей, не найдешь. ГГ с Леоне встретился уже, примерно, спустя год когда оказался во втором мире( указания с прошлых глав перевода). Предположения по типу, могли быть более осторожным, это как? Единственные в чем они спалились, это из-за юза читерных клинков. В чем следует винить их кровожадность. Принцесса за это время не смогла напасть на их след. Это неудивительно, ведь следы они подчистую стирают, сжигают трупы, в каких-то громких событиях не мелькают, сбывают все через посредников в преступном мире. Никаких состыковок я не вижу. Согласен с точкой зрение, что если герой всегда побеждает и переигрывает всех, это очень скучно. Особенно, если акцент на этом.

Отобразить дальше

Глава 13. Тревожные нотки (часть 1)

— Теперь ты находишься в глубоком, тёплом месте.

Мои глаза были закрыты, и в темноте раздавался размеренный голос старичка, заслуженного психотерапевта из той же клиники, что и доктор Маэно. Звук монотонно постукивающего на столе метронома и чуть уловимый цветочный аромат создавал непринуждённую, расслабляющую атмосферу.

«Уверен, обычные консультации и разговоры тебе уже порядком надоели», — сказал врач, поэтому последние несколько сеансов проводилась так называемая «гипнотерапия». Но откровенно говоря, было сложно сказать, что она давала какой-то эффект.

— Звонит телефон. Попробуй поднять трубку. Голос, ты слышишь в ней чей-то голос.

Я пытался представить ситуацию в соответствии со словами психотерапевта. Однако моему воображению никак не удавалось поспевать за тем, что он говорил.

— Это твой голос… Слушай его внимательно. Голос говорит о том, что ты забыл.

А-а, это бесполезно. Я просто не могу этого представить. Как только я пытался осознать «то, что я забыл», сразу же появлялся запертый глубоко внутри меня мой прошлый «я». «Ты ошибаешься!», «Всё не так!», — кричал он. Слыша его назойливый голос, заглушавший моё воображения, я не мог сосредоточиться.

Это было слишком неестественно. Совсем не сочеталось с этим спокойствием и расслабленностью. И то гнетущее тёмное пламя в таких условиях я вспомнить не мог.

— ...Простите, доктор. Не получается… — открыв глаза, тихо произнёс я.

В кабинете, помимо психотерапевта, находился и доктор Маэно. Маэно-сэнсэй был не психиатром, а хирургом, поначалу следившим за ходом заживления моих ран; тем не менее, он продолжал появляться на моих медосмотрах и сеансах лечения.

Глядя на то, как я поморщился, на лице психотерапевта появилось озабоченное выражение.

— Хм, ясно. Судя по всему, гипнотерапия на Укэй-куна не действует, — спокойно заключил он, останавливая покачивающуюся стрелку метронома.

— Извините, — опустил я голову. Доктор Маэно ободряюще похлопал меня пор плечу:

— Ну что ты, Укэй-кун, не переживай. Тут многое зависит от самого человека. Не стоит торопиться.

— Маэно-кун прав, на сегодня, пожалуй, хватит. Надо хорошенько всё обдумать, — мягко добавил психотерапевт. — В таких случаях лучше не форсировать.

— Хорошо… Тогда до свидания.

— Да, жду тебя на следующей неделе в то же время.

— Береги себя, Укэй-кун.

Мне было неловко из-за отсутствия какого-либо прогресса, несмотря на все мои старания. Раскланявшись с психотерапевтом и доктором Маэно, я покинул кабинет.

Меня всё больше охватывали удручённость и непонимание. Раздумывая, что бы это могло быть, я вдруг осознал, что испытываю явную неприязнь к доктору Маэно.

Иногда в его взгляде ощущалось нечто змеиное, как касающийся сердца раздвоенный язык гадюки, что вызывало во мне какое-то горькое чувство дежавю, от которого становилось немного не по себе, будто я — это не я.

***

— Май?

— А, нии-сама.

Покинув больницу после приёма врача, я наткнулся на одетую в школьную форму Май, ожидавшую меня у больничных ворот.

— Ты здесь зачем?..

— Зачем? Тебя пришла забрать, — слегка надулась Май, глядя на меня иcподлобья. — Разве не ясно, нии-сама? Твоя сестра за тебя беспокоится.

— О, ну извини. Спасибо. Но постарайся не ходить по улицам одна, это опасно.

— Насчёт этого можешь не переживать, меня повсюду сопровождают полицейские. Смотри, вон там и вон там.

Май указала в сторону молодых девушек в чёрных костюмах, и те помахали ей рукой. Кстати говоря, меня также сопровождали мужик и парень в чёрном, да и вообще, сейчас в этом городе везде было полно полицейских. Такое количество стражей порядка выглядело чрезмерным, однако по этой причине вероятность очередных нападений была сведена к нулю.

Видя, что моё беспокойство оказалось тщетным и в конце концов лишь вернулось ко мне бумерангом, я слегка поднял руки, показывая, что сдаюсь.

— Ну, пойдём домой, у сестрёнки уже руки устали, — сказала Май, показав сумку, в которой, судя по всему, были продукты для ужина.

— К вашим услугам, мэм! — криво усмехнулся я, взяв в руку сумку. Другую руку как ни в чем не бывало схватила Май, и мы пошли. Чувствуя холод её руки, я нахмурился.

После моего возвращения у Май появилась навязчивая привычка держаться за руки, куда бы мы с ней не пошли. Причём это не ограничивалось улицей: даже дома или в школе она могла внезапно взять меня за руку или обхватить её, и такие физические контакты стали происходить всё чаще.

Не могу сказать, что я был против. Как брату, мне можно было только позавидовать. Просто...

«Если так пойдёт и дальше...»

Воспоминания, которые всё никак не возвращались, были лишь одной из моих проблем. Думаю, пора и с Май что-то делать. Увидев днём комнату Юто, я понял, что не могу больше притворяться, будто ничего не происходит. Поэтому, решив, что так продолжаться не может, я сделал решительный шаг вперёд.

— ...Послушай, Май. Не могла бы ты это прекратить?

— Ты о чём? — посмотрела на меня Май, в недоумении склонив голову.

Ах, это очень мило, конечно, но сейчас не время об этом думать!

Уже чувствуя, что мне откажут, я всё-таки продолжил:

— Мы же не дети, чтобы держаться за руки каждый раз, когда выходим из дому. Тебе самой не кажется это странным? — сказал я и заметил, что она крепче сжала мою руку. Слишком сильная и поспешная реакция для выражения привязанности.

— Нет, не кажется. Мы с тобой единственные брат и сестра, — Май посмотрела на меня каким-то болезненно-глубоким и тёмным взглядом…

— Май, видишь ли...

— Нет!.. Ни за что. Не отпускай мою руку, нии-сама.

Хватка только усилилась. Словно мать, крепко держащая за руку своё чадо, чтобы тот не потерялся.

«…Или скорее, как однажды потерявшая ребёнка мать, крепко сжимающая его руку, чтобы опять не потерять».

— Пока я держу тебя за руку, ты больше никуда не исчезнешь. Неужели не понятно? Глупый нии-сама, — опустив голову, пробурчала Май, и я не смог ей ничего возразить.

— Май...

— ...Придём домой, поедим и примемся за учёбу. Давай сдадим тест на высший балл, да, нии-сама?

— Угу.

Что же мне ей сказать, как объяснить?

Я так и не смог найти ответа для Май, которая, казалось, была готова сломаться от одного неосторожного прикосновения, и просто замолк.

***

— Нии-сама, начнём занятия.

Придя домой, мы поужинали. Готовила Май вкусно, унаследовав скорее кровь отца, бывшего на удивление разносторонним человеком, чем матери, у которой с готовкой всё было не так радужно.

Перекусив и немного отдохнув, я пришёл в комнату Май, чтобы приступить к учебному процессу. По сравнению с моей, её комната всегда впечатляла чистотой и аккуратностью, когда я туда приходил, только вот...

— Эм, учёба — это хорошо, но что это за наряд?

— Что-то не так? — чуть наклонив голову, с удивлением спросила Май и слегка поправила имиджевые очки с простыми стёклами. Несмотря на то, что мы были дома, она оделась в жёлтый деловой костюм, а синюю ленточку, которой обычно подвязывала волосы, завязала у себя на груди.

Да, по какой-то причине, моя сестра, почти идеал японской скромницы-красавицы, вдруг преобразилась в энергичную бизнесвумен.

Постой, а когда она успела так переодеться? И где?

— А-а, нет, всё в порядке. Тебе очень идёт.

— Я узнала о вкусах нии-самы. Из книжки, что ты купил на прошлой неделе — «Двадцать четыре часа искушённой учительницы и её тайные...»

— ...Та-а-ак, а что у нас там по плану?! — поспешно перебил её я.

Ничего не слышу. Ничего не знаю. Угу.

— Май это аморальное чтиво совсем не впечатлило. Не волнуйся, всю развращавшую нии-саму литературу я сожгла в саду.

— Я не слышу, я ничего не слышу…

От этих слов, которых я не слышал, сердце обливалось кровью.

— Но Май не демон. Я прекрасно знаю, что мальчики в этом возрасте склонны иметь необузданные желания. Поэтому предупредительная сестра оделась в соответствии с предпочтениями нии-самы. Ты счастлив? — Она демонстративно приподняла руками свою красивую грудь, заставив меня сгореть от стыда.

— Хватит, пожалуйста, перестань! Что это ещё за сексуальное унижение такое?!

Что же мне теперь делать, раз сестра нашла мою коллекцию порнушки и сожгла её, проанализировав мои интересы и предпочтения?! А-а?!

— Давай займёмся учёбой, нии-сама.

— ...Уху. — Плача, мне не оставалось ничего другого, кроме как усесться за стол с мило улыбавшейся Май.

***

— Хм-хм, молодец, нии-сама, ты прошёл.

— Наконец-то-о!..

Закончив тест, я отложил ручку и обессиленно растянулся на столе.

— Вот умничка. Дай я тебя поглажу. Вот, вот.

У меня не было желания сопротивляться, пока моя своенравная сестрёнка гладила меня по голове. Я собирался было возмутиться, мол, что я тебе — собака, чтобы меня гладить, но передумал. Всё равно Май ответит что-то вроде: «Да, нии-сама — глупый пёсик. И пока он будет вести себя послушно и мило, Май его не бросит и будет о нём заботиться». С совершенно серьёзным видом.

— А теперь давай выполним ещё один тест, хорошо? — Пока я витал в своих фантазиях, Май с невозмутимым видом подбросила мне очередного противника. — Ты справишься, нии-сама. Ещё немножечко, ещё чуть-чуть. Не сдавайся!

Вот скажите, почему лицо у мило подбадривающей меня сестрёнки кажется каким-то пугающе искажённым, как у демона? Странно это. А ведь такую неотразимую улыбку нечасто у неё увидишь. Так почему же?

— А я пока схожу сделаю что-нибудь перекусить.

Улыбаясь, Май оставила меня одного и спустилась на кухню.

— ...Почему мне кажется, что Май стала со мной ещё строже?.. — облокотившись на спинку стула, я выгнулся и посмотрел на ночное небо в окне.

— Чёрт, что же делать-то… — В комнате было так тихо, что я, почувствовав навалившуюся от учёбы усталость, непроизвольно произнёс это вслух.

Май вела себя как-то странно с тех пор, как я вернулся. Впрочем, многое стало меняться ещё до моего исчезновения, так что, думаю, было естественным, что и Май соответствующе изменилась. Проблема была в том, каким образом эти изменения произошли.

«Она слишком сильно за меня цепляется... Как треснувший стакан, который вот-вот разобьётся».

Я вспомнил о нашей сегодняшней прогулке из больницы домой.

Я чувствовал дрожь в руке Май, которую я держал. Дрожь, похожую на чудовище цвета продирающего до костей зимнего холода. Жестокого зверя, который в свою очередь навредит Май, если попытаюсь вмешаться. И не мог избавиться от ощущения, что один неверный шаг — и этот монстр заставит её безвозвратно сломаться.

Чем больше я думал об этом, тем сильнее становилось моё желание что-то предпринять. Но что делать, чтобы заполнить треснувшее сердце моей сестры, я не знал.

— Ха-а… Хоть и банально, неужели придётся просто ждать?.. Э? У-а-а!

Задумавшись, я чересчур сильно облокотился на спинку стула, потерял равновесие и начал падать. В этот момент окружающий мир словно замедлился, мыслительный процесс стал протекать спокойно и ровно. Рука, которую я вытянул, чтобы смягчить падение, практически бесшумно коснулась пола, удерживая весь мой вес кончиками пальцев.

— Фух, чуть не упал… гм? Это что, пятно?

Из этого положения мне бросилось в глаза тёмное пятнышко в углублении ручки выдвижного ящика стола, которое нельзя было заметить, не глядя на ручку снизу. Когда я увидел его, моё сердце тревожно стукнуло: цвет пятна вызвал в затылке неприятное ощущение.

Это был средний ящик в столе среди трёх и единственный, который запирался на ключ.

— ...Так, если ключ лежит там же, то… вот он.

Я достал ключ из-под подставки для ручек и, вставив его, отпер запертый ящик. У меня не было каких-то серьёзных причин так поступать, хотя и простым любопытством это тоже не было — просто я почему-то почувствовал, что непременно должен туда заглянуть.

Сунув пальцы в углубление ручки ящика, чтобы его открыть, я почувствовал лёгкое покалывание на их кончиках. Меня будто обволокло тёмно-лиловым дымом, а затем я пришёл в себя. Гадая, что же произошло, я потянул ручку.

— ...А?

Внутри что-то звякнуло, и ящик открылся.

Я сразу не понял, что это.

— Э?.. Не может быть… что за чёрт…

В глазах потемнело. От мерзкого ощущения, будто через дыру в затылке заливают внутрь холодное вязкое масло, закружилась голова. Чувствуя странное онемение во рту, я наотрез отказывался верить в увиденное.

— ...Май, что ты...

На вырвавшиеся из пересохшего горла слова ответа не было.

Внутри лежал самый обыкновенный нож, который можно было найти где угодно… Нож, густо покрытый почерневшей человеческой кровью.