Том 7    
Глава 2. Подготовка и рекогносцировка


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
чёрный плащ
2 д.
Благодарю за перевод.
hasenov@gmail.com
2 д.
Все-таки раздражает, что гг даже после случая со святой даже не пытается предположить, что кто-то еще может помнить о прошлом мире.
anvi
16 д.
Ну... Однозначно жду новых глав.
Спасибо за труды.
чёрный плащ
1 мес.
Спасибо за перевод, хотелось бы знать что было в 6 томе.
isaak2
1 мес.
6 том и 5 том вебки одно и то же
psychxo
1 мес.
Спасибо за перевод!
Отредактировано 1 мес.
pivcheg
2 мес.
Спасибо за перевод :)
warspoon
2 мес.
Летисия специально не узнала Кайто получается?
loisok007
2 мес.
Наверное. Думаю она не захотела втягивать его в свою месть, как и он её. Тем более, было бы странно, что герой и святая смогли вернуть воспоминания(даже ещё один перерожденец), а владыка демонов - нет.

Глава 2. Подготовка и рекогносцировка

— «Папаурма на все времена», «Товары угагуга»… Сразу видно: фэнтезийный мир — по одному названию вообще не понять, что за магазин.

— Согласен. Знать, что тут что-то продают и мочь прочитать название, совершенно не понимая, что это — как-то странно…

— Вы то же самое и в первый день обсуждали!

Идя по оживлённой улице, Май с Юто снова обсуждали то же, что и в первый день нашего сюда прибытия.

— Правда, что ли? Ну, наверное, просто дальнейшие события слишком сильно врезались в память… — ответил Юто.

— А я вот хорошо помню, нии-сама, — заметила Май. — Тогда я сказала, что меня беспокоит состояние санитарно-гигиенического контроля у этих лотков. Думаю, там всё заражено вредными бактериями, и таких несознательных лоточников, которые деньги берут, а простейших гигиенических требований не соблюдают, пруд пруди.

— ...Эй, эй, ты особо-то не разгаляйся — это же тянет на вредительство. Смотри, возьмут тебя на карандаш, дорогая моя сестра!

Что ж, я понимаю, что ты имеешь в ввиду — лоточники в этом мире понятия не имеют о санитарных правилах. В некоторых регионах, к примеру, могут запросто досыпать ингредиентов в остатки вчерашнего супа и приготовить новый, чтобы затем кормить им клиентов. Упавшие на пол продукты водой не промываются, а немного лежалые и потерявшие свежесть просто перемешиваются и также преспокойно используются. Большинство лоточников не заморачиваются и кидают на угли все душистые травы подряд, и если как следует не присматриваться, потом можно сильно об этом пожалеть.

— Вообще-то, есть и нормальные лоточники, у которых с этим всё в порядке, — бросив взгляд на выстроившиеся рядами лотки, я, сам толком не понимая, зачем, попытался оправдать уличный общепит. — К тому же, мясу монстров трудно испортиться из-за того, что в нём остаётся немного маны.

С другой стороны, можно сказать, в этом и заключалась причина, почему санитарные нормы не получали должного развития.

«Как и ожидалось, тут много солдат. Значит, полученная информация верна», — злорадно усмехнулся я про себя.

Шагая по городу, мы наконец пришли к гильдии авантюристов.

— Всё-таки это здание сильно выделяется среди остальных, — заметил Юто, глядя на здание гильдии.

Местная гильдия авантюристов имела более роскошный вид, нежели аналогичные организации в других городах такого же размера, так как благодаря собранным с монстров материалам из высокоуровневого подземелья через неё проходило достаточно большое количество золота.

— ...Немного огорчает, что опять придётся эту хамку выслушивать, — нахмурилась Май, вспомнив как к нам отнеслась регистраторша, когда мы в первый день нашего сюда прибытия посетили гильдию авантюристов, чтобы зарегистрировать их с Юто в качестве искателей приключений.

— Значит, побыстрее сдаём нашу добычу и уходим. Незачем там без дела торчать.

В конце концов, гильдия авантюристов — кладезь всевозможных избитых ситуаций. Просто находясь там можно поиметь на свою задницу кучу неприятностей, совершенно того не ожидая. У меня уже было тревожное чувство, что я крупно нарываюсь, по-идиотски выпендриваясь перед этой наживкой, так что увольте меня от всяких новых неожиданных поворотов судьбы, пожалуйста. Ну, было бы неплохо, конечно, если бы на это представление собралось предостаточное количество зрителей, однако в нынешних условиях рассчитывать на это не приходилось.

Я толкнул дверь, и та с лёгким скрипом отворилась.

«...Как я и думал, людей мало».

Внутри было слегка пыльно как и снаружи, да и народу для такого просторного помещения было немного. Не сказать, что совсем затишье, но по сравнению со временем, когда появлялись новые задания, количество людей и правда было небольшим.

Ничего не поделаешь: всё-таки известные и сильные группы искателей приключений отправились на войну, а оставшиеся в гильдии, грубо говоря, были неудачниками без перспектив на продвижение. Вероятно, из-за этого атмосфера здесь казалась несколько вялой, затронув не только находящихся тут авантюристов, но и персонал на стойке регистрации.

— Так, «уничтожение десяти гоблинов», количество уничтоженных особей подтверждено. Вот, ваше вознаграждение.

Несколько серебряных монет с бряцанием упали на стойку. То, как небрежно регистраторша их положила, будто бросила, наглядно показывало отсутствие у неё какой-либо мотивации обслуживать клиентов.

— Ну же, Йоханночка, не будь так холодна. Знаешь, в последнее время в округе стало небезопасно — давай я тебя вечерком домой провожу?

— Оставьте свои шуточки при себе. Мне неинтересно тратить время на тех, кто целый день занимается уничтожением каких-то там гоблинов. Поднимитесь, по крайней мере, до ранга B, тогда и поговорим. Следующий, пожалуйста.

— Тц, ну и ладно. Пойду пивка хряпну, да спать.

Судя по всему, бесцеремонно отшитый регистраторшей товарищ просто решил попытать удачу и, не пытаясь к ней клеиться дальше, слегка пожал плечами и отправился восвояси в именуемый харчевней гильдейский кабак.

— Идёмте, — сказал я ребятам.

Хотя народу было мало, перед стойкой регистрации всё же выстроилась небольшая очередь, которую мы и заняли.

— Эй, гляди-ка.

— А-а?.. Это что, тот самый, о котором ты рассказывал? Брешешь ведь как всегда.

— Говорю же, истинная правда! Мамой клянусь!

— Да хрен там, не может такого быть...

Я услышал, как люди у меня за спиной перешёптываются. Как и ожидалось, несмотря на сомнительность, слухи о нас всё же получили распространение.

Наконец подошла наша очередь.

— О, это вы… — взглянув на нас, пробормотала регистраторша.

В прошлый раз, когда Май и Юто регистрировались в качестве приключенцев, процедуру проводила эта же регистраторша. Я думал, она о нас уже забыла, и был удивлён, увидев, что мы ей, кажется, запомнились. Впрочем, её заинтересованность быстро пропала, и она заговорила прежним флегматичным тоном:

— Значит, пришли взять задание? Даже удивительно, что вы до сих пор живы.

Май за моей спиной раздражённо цыкнула.

Ну же, моя дорогая сестра! Смотри, как умело держит улыбку Юто — бери с него пример.

«Впрочем, понять тебя можно...»

Вспомнилось её неприятное отношение ко мне во время их регистрации.

«Зарегистрироваться? Так, а вы... эм, группа ранга D, участник ранга E? А-а, да-да», «И вы хотите зарегистрировать их в качестве новых участников, хмм...», «Пропуск в подземелье по рангу группы? Простите, а почему другие зарегистрированные в вашей группе члены, Минарис, ранг C и Шурия, ранг C вас не сопровождают?», «Вы зарегистрированы в качестве лидера группы, так что удостоверение выписать я могу, но...», «На всякий случай спрошу: вы собираетесь использовать пропуск для ваших новых участников группы, верно?», «Вы точно не принуждаете их идти туда вместе с вами?», «В случае вашей безрассудной кончины страховка от гильдии не предусмотрена».

В течение всего разговора регистраторша глядела на меня с нескрываемым подозрением.

«...Должно быть, она посчитала меня пиявкой-паразитом, присосавшимся к ним… Что ж, я сам виноват, что так старательно избегал связываться с гильдией, которую считал источником возможных неприятностей».

Под конец её отношение сделалось таким пренебрежительным, что гильдию мы покидали в полном ступоре, чувствуя себя оплёванными. Наверное, регистраторша подумала, что этот болезненный опыт поставит меня на место. Затем мы почти полмесяца провели, покоряя подземелье, и не возвращались в город, и, возможно, она решила, что мы там сгинули.

— Так что? Решили всё-таки сдаться и не лезть в подземелье, которое вам не по силам? Вам ещё повезло, что целы остались. Всяк сверчок знай свой шесток.

«...Человек она вроде бы неплохой».

— Безрассудство красит тех авантюристов, кто в живых остался…

Да и в её безостановочных нотациях тоже не было ничего странного, но…

— ...Лицо попроще сделай, — процедил я.

Когда на тебя с таким апломбом выливают этот словесный поток, даже мне не проглотить этого молча. Находясь на взводе от приближающейся мести, выслушивать от неё о Минарис и Шурии, о которых я сам беспокоюсь — я прекрасно понимал, что не могу позволить себе тратить время.

— Так и знал — брехня. Слыхал? Они всего лишь ранг E.

— Молокососы какие-то.

— Н-не может быть…

— Ха, всё это чушь собачья. Меня не проведёшь!

Видя эту сцену, окружающие авантюристы начали сомневаться в распространявшихся о нас слухах.

«Будет нехорошо, если оставить всё как есть».

— Так-так-так-так, стоп, стоп! Я пришёл сюда не болтовню твою слушать, — прервал я её бессмысленную тираду.

— До вас не доходит? Вам следует прислушиваться, что…

Из развязанной и перевёрнутой сумки на стойку перед регистраторшей с шумом высыпалось большое количество добытых с монстров материалов: клыки большой виверны, оболочки малых призраков, перепончатые крылья крылатой гадюки, ядовитые шипы бешекроликов, глаза багбиров, лапы древесных медведей, вывернутая чешуя ламий, гривы огненных львов. Из частей тел поверженных монстров, служивших доказательством победы над ними, выросла небольшая горка, увенчал которую магический самоцвет со лба императорского дракона — он выпал из трупа одного из тех драконов со случайными атрибутами, которых я не переставая фармил. После убийства этих монстров не оставалось ни магических камней, ни материалов, однако по какой-то причине этот камень всё же остался.

Мои действия вызвали немую сцену: изумление, шок, растерянность. В наступившей тишине прозвучал мой голос:

— Ну так что, могу я продать эти материалы?

***

Я Йоханна, регистратор в гильдии авантюристов, работаю здесь уже ХХ лет. После выхода замуж я собиралась оставить эту профессию, но теперь вместе с нарастающим беспокойством на горизонте стало маячить слово «ветеран»… Нет-нет-нет, не волнуйся, всё хорошо. Ты всё ещё молода, всё ещё свежа и прекрасна! Да, пока рано отчаиваться.

В тот день я была в плохом настроении. И не только в тот — в последние несколько дней у меня не было совершенно никакой мотивации работать.

И вот почему…

— А-а, работать неохота... Последнее время как-то совсем не фартит на добычу, даже к бабам в бордель не завалишься.

— Эт точно!.. Быстрее бы уже наши лучшие парни вернулись...

— Эти армейские бесят ужасно...

«Ах, господи, что за бездари!»

Сидя за стойкой регистрации, я слышала разговоры авантюристов, не имевших стремления пробиться в жизни. Ищущие лёгких путей люди, зарабатывающие подбиранием материалов с выброшенных высокоранговыми авантюристами трупов монстров, которые те не пожелали забирать, чтобы не увеличивать свой груз без надобности. Поскольку все энергичные и предприимчивые авантюристы отправились сражаться с демонами, откликнувшись на призыв второго принца Леона, в городе остались только такие вот завалящие искатели приключений без каких-либо амбиций.

«30 очков, 35 очков, 20 очков. Ах, когда уже и в моей жизни наступит весна?..»

Начисляя этим гогочущим остолопам штрафные очки, я даже не удосужилась проявить дежурную вежливость — толку-то с такими любезничать.

— Так, «уничтожение десяти гоблинов», количество уничтоженных особей подтверждено. Вот, ваше вознаграждение.

— Ну же, Йоханночка, не будь так холодна. Знаешь, в последнее время в округе стало небезопасно — давай я тебя вечерком домой провожу?

Передо мной типичный авантюрист средних лет без будущего и перспектив, очевидно, решивший, что очарует меня своей сверкающей улыбкой. Не имеет значения, как сильно ты в себе уверен, это не сработает.

— Оставьте свои шуточки при себе. Мне неинтересно тратить время на тех, кто целый день занимается уничтожением каких-то там гоблинов. Поднимитесь, по крайней мере, до ранга B, тогда и поговорим. Следующий, пожалуйста.

— Тц, ну и ладно. Пойду пивка хряпну, да спать.

«Таким как ты и не продвинуться дальше ранга D из-за своего безалаберного отношения к экипировке», — полуприкрыв глаза, я проводила взглядом пожавшего плечами и отошедшего от стойки мужчину.

«Ха-а, может, пора уже отказаться от планов захомутать какого-нибудь красавца-мужчину среди ранга A или среди лучших ранга B, и выбрать в женихи молоденького многообещающего авантюриста?»

Раздумывая над этим, я продолжала обрабатывать мелкие запросы от опостылевше-знакомых мне лиц.

— О, это вы…

Следующими клиентами оказались запомнившееся мне трио: два юноши и девушка — один из них был лидером группы ранга D, «Скорн роуд», а двое других даже не являлись авантюристами. Все отличались довольно необычными чёрными волосами и такого же цвета глазами.

Когда они впервые пришли в гильдию, я зарегистрировала двоих в качестве авантюристов и была вынуждена выписать пропуск в подземелье, что и произвело на меня негативное впечатление. Если ваша группа, вне зависимости от личного ранга, достигла ранга D, вы можете оформить доступ в подземелье. Поэтому, согласно правилам, даже только что зарегистрировавшиеся участники получают разрешение входить в подземелье вместе с вами.

«У группы ранг D, два члена в ней имеют ранг C, а у третьего, их лидера — ранг E… Наверняка его выгнали из группы, и этот проходимец уговорил первых попавшихся новичков объединиться с ним, наобещав им с три короба. Наверное, хочет обеспечить себе доступ в подземелье, прежде чем его группа официально распадётся», — так думала я в тот раз. Вот поэтому-то, помимо регистрации этих двоих в качестве авантюристов, я и была против выдачи пропуска.

Вполне обычное дело, когда из-за разницы в способностях кого-то исключают из группы, сформированной ещё тогда, когда ранг у всех был одинаково низким. Авантюристы-бездарности, которых впоследствии вышвырнули, отказываются принимать реальность и жить более скромно, не желая опускать планку по сравнению со своими бывшими сопартийцами. Естественно, такая жизнь им не по карману, к тому же такие люди склонны тратить всё заработанное в одночасье. Их мечты отыскать в подземелье редкие сокровища иногда приводят к гибели окружающих их людей, которых они вовлекли в свою безрассудную затею.

«Что ж, возможно, он не так уж и глуп, как я считала. Судя по виду, никто из них не получил серьёзных ранений, и в подземелье они наверняка далеко не заходили — всего лишь осмотрелись. Хотя не знаю, чем они могли там полмесяца заниматься… А может, его попросту недооценили?»

Даже среди тех, кого выбросили из группы, заклеймив неудачниками, встречались такие, кто становился успешными благодаря собственным самоотверженным усилиям. К тому же, есть примеры авантюристов, которых толком не оценили из-за токсичной обстановки в группе, или тех, у кого потом внезапно открылся талант.

— Значит, пришли взять задание? Даже удивительно, что вы до сих пор живы.

В глубине души я подняла его оценку как лидера группы, не забывая, однако, при этом пожурить. Сначала я посчитала его глупцом, переоценивающим свои способности, но, возможно, это не тот случай.

«Хотя… новые участники его группы всё ещё выглядят самонадеянными, да и он, их лидер, вовсе не кажется отчаявшимся. Похоже, никакого урока они всё-таки не извлекли».

Это было заметно по реакции их лидера, а смотревшая на меня безучастным взглядом девушка, кажется, даже цыкнула языком, когда я сделала замечание. Третий же участник, как ни посмотри, выглядел слабохарактерным, продолжая улыбаться, поэтому каких-либо успехов эта группа вряд ли добьётся.

— Так что? Решили всё-таки сдаться и не лезть в подземелье, которое вам не по силам? Вам ещё повезло, что целы остались. Всяк сверчок знай свой шесток.

«А-ах, когда же наконец закончится эта прокля́тая война с демонами? Ущерб, который она наносит моей охоте за достойным женихом, просто катастрофический», — грустно вздыхала я про себя, не переставая читать им нотации.

— Безрассудство красит тех авантюристов, кто в живых остался…

«Та растяпа-регистраторша, что постоянно создавала неприятности на работе, уволилась и вышла замуж за своего друга детства, кузнеца. Да даже наша главная нашла себе этого военного, и теперь я тут осталась самая старшая… А-а, боже, как такое вообще получилось?!»

Будто в унисон бурлившему во мне негодованию я продолжала безостановочно разглагольствовать, так как настолько уже привыкла кого-то поучать и упрекать, что могла делать это даже бессознательно. Но всё же несмотря на то, что я прекрасно понимала, что звучат мои слова раздражающе, вещи я говорила разумные и правильные.

И только я, размышляя над этим, почувствовала облегчение, как меня тут же прервали:

— Так-так-так-так, стоп, стоп! Я пришёл сюда не болтовню твою слушать.

Вздохнув, я спокойно, стараясь не повышать голос, ответила:

— До вас не доходит? Вам следует прислушиваться, что…

Господи, вот почему низкоранговые авантюристы такие…

На стойку передо мной с шумом высыпалась целая куча предметов — из сумки, которую достал и перевернул лидер группы.

Мне показалось, я слышу, как в изумлении хлопаю глазами.

«Э? Э-э? Откуда всё это?..»

Даже при беглом взгляде на эту груду добра, можно было сказать, что материалы собраны с высокоуровневых монстров, не водившихся в окрестностях нашего города — это были материалы с монстров из подземелья.

— Ну так что, могу я продать эти материалы? — эти слова вывели меня из ступора, приведя в полное смятение.

— П-прошу вас, подождите минутку.

Я поспешно вытащила контрольный лист и принялась рассчитывать цену, ранжируя материалы по типу и качеству.

«Клыки большой виверны: рейтинг качества A, оболочки малых призраков: рейтинг качества S, перепончатые крылья крылатой гадюки: рейтинг качества S, ядовитые шипы бешекроликов: рейтинг качества A, глаза багбиров: рейтинг качества A, лапы древесных медведей: рейтинг качества S, вывернутая чешуя ламий: рейтинг качества SS, гривы огненных львов: рейтинг качества A… Д-да вы шутите!»

Высыпанные на широкую стойку регистрации материалы оценивались так высоко, что собирали их только самые лучшие авантюристы, которых сейчас не было в городе. Никто из того отребья, брюзжащего сейчас в гильдейской пивной, не был способен добыть ни одной штуки таких материалов, даже рискуя жизнью.

«И вообще, сколько раз за год… нет, что важнее — разве наша лучшая группа приносила когда-нибудь столько материалов сразу?!»

Все принесённые им материалы были высочайшего качества, и их было столько, что я не верила своим глазам.

«Кстати, ходили же какие-то глупые сплетни...»

Слухи, распространившиеся через несколько дней после того, как эта троица сюда заявилась: о том, что в подземелье «Арена случайных битв» появился таинственный искатель приключений, словно дьявол в одиночку сражавшийся с ордами монстров. Когда об этом рассказали авантюристы, пришедшие сдавать выполненное задание, я лишь высмеяла их: «Что за чушь вы несёте?».

В подземелье появляются как минимум три монстра за раз, хотя в большинстве случаев это стая из пяти-двадцати особей. И чем меньше количество, тем каждый из них сильнее. Сражаться в одиночку в таких условиях просто невозможно.

«Но… неужели это было правдой?»

Слухи эти были самые разные — что загадочный человек был то мужчиной, то женщиной, то красивой девушкой или зверолюдом, а некоторые даже утверждали, что это и вовсе демон. Разговоры, схожие с обычными досужими байками, ходили повсюду и не внушали совершенно никакого доверия. Кроме того, чаще других упоминался ещё один поразительный слух — об Истребителе драконов. Этим нехитрым именем нарекли некоего похожего на фехтовальщика авантюриста, взбиравшегося на стены и с помощью неслыханной высокоуровневой магии одним ударом уничтожавшего приближавшихся драконов.

Даже если не брать в расчёт тот факт, что заклинания подобного уровня использовал мечник, сам по себе сражающийся со стаей драконов человек был сродни персонажам из героических эпосов вроде Героя или Великого Мудреца. Хотя нет, я думаю, даже такие личности вряд ли смогли бы непрерывно сражаться с полчищем драконов, не говоря уже о том, чтобы так легко с ними расправиться. Однако…

Я непроизвольно сглотнула. Последний из выложенных материалов, испускающий слабое золотистое сияние магический самоцвет, выглядел словно какая-то невероятная драгоценность. Его мне никогда прежде не приходилось видеть вживую, но я знала, что добыт он с дракона: характерный узор, переливающийся в сердцевине безупречной сферы, указывал на то, что это ничто иное как «Око дракона».

«"Око дракона" я видела только в гильдейском каталоге материалов...»

Оно являлось редким доказательством мощи, отличавших как высших драконов, так и других обладающих разумом особей их семейства.

«Вдобавок этот огромный размер… он же сравним с размером ока императорского дракона, преподнесённом более двух сотен лет тому назад Героем той эпохи. А значит… значит вопрос о покупке будет решать гильдия...»

Если он сам добыл такое «Око дракона», этому молодому человеку суждено стать одним из выдающихся авантюристов ранга S, коих в мире насчитывается не более двадцати.

«Конечно, ранг авантюриста измеряется не только его боевой мощью, но...»

— ...Прошу прощения, — замявшись, сказала я, — насчёт этого материала — не могли бы вы подождать в отдельной комнате? Я вызову гильдмастера.

Конечно же, рядовой регистратор вроде меня не может проводить оценку предметов подобного уровня.

— Да, хорошо, — кивнул он без возражений.

«А затем, затем!..» — внезапно во мне щёлкнул переключатель.

Да, я вошла в режим охоты за своим женским счастьем!

— И примите глубочайшие извинения за мою бестактность, уважаемые авантюристы, — склонила я голову в почтительном поклоне. Неважно, на кого из двух в этой группе я нацелюсь, сперва надо избавиться от плохого впечатления, которое я на них произвела.

«Боже, что ты натворила! Но ещё не поздно, ещё не поздно это исправить! Действуй!»

— Из-за своей недальновидности я была с вами вызывающе груба. Мне ужасно жаль.

— Ой, да ладно, не переживайте! Просто поучили зарвавшихся новичков уму-разуму и никого не хотели обидеть, правда?.. Так и быть, на первый раз прощаем.

— Покорнейше благодарю.

«Ку-ух, всё-таки первое впечатление о себе я изрядно подпортила…»

Каким-то чудом у меня всё же получилось не подать виду и скрыть досаду.

— А теперь прошу за мной — я вас провожу.

Я отвела их в комнату для гостей.

— Прошу, располагайтесь и подождите немного, — я открыла дверь, приглашая их внутрь и раздумывая, как мне исправить это неловкое положение.

«Точно, для начала в качестве извинения приглашу его на ужин».

— И-и! — я невольно вскрикнула, почувствовав боль в отдавленной ноге.

— Ой, простите, я не хотела.

Взгляд холодно смотревшей на меня девушки стал ледяным, а от её вроде бы совершенно искреннего извинения по спине пробежали мурашки.

— ...Будешь и дальше перед моим братом хвостом вертеть — раздавлю как вошку, — прошептала она мне, после чего зашла в комнату.

«...Неужто судьба у меня такая — всю жизнь незамужней прожить?», — мелькнула мысль, которую я, стараясь не расплакаться, решила во что бы то ни стало унести с собой в могилу.

***

Комната, в которую нас привели, судя по всему, была подготовлена для приёма всяких особых гостей вроде аристократов, и в здании гильдии, предназначенном прежде всего для всяких шумных сборищ, выделялась утончённой красотой. На стол и стулья из качественной фэнтезийной древесины с чуть заметными следами магической силы было наложено «Очищение», так же как и на скульптуры богинь, выточенных из ярко-голубого дерева. Просторное помещение отлично дополнял высокий, выглядевший весьма прочным потолок.

Интерьер был подобран, чтобы соответствовать единому богу Лунарис в проповедующей благородную бедность теократической Лунарии, так и Великому духу Луне, которой поклонялись в Гирмсе, Стране Зверолюдей. С точки зрения японца, такая обстановка выглядела куда привлекательней, чем апартаменты, украшенные разнообразными драгоценными металлами, которые предпочитали в Королевстве.

— Ты вёл себя прямо как персонаж из книги, нии-сама.

— Да уж, как настоящая сволочь, вроде тех неприятных хмырей, которых мне приходилось обслуживать на подработке.

Я покосился на беззаботно болтавших Май с Юто.

— ...Эй, вы, только не говорите, что держите на меня зуб из-за тренировок.

Кончено, многое зависит от времени и обстоятельств, но новичку, оказавшемуся в обществе не отличающихся манерами людей, о вежливости лучше забыть. Я совершенно не стеснялся при необходимости вести себя грубо, но слышать об этом от этих двоих, которые знали меня ещё до пришествия в этот мир, было как-то неприятно. Неприятно, но…

— Впрочем, вы правы, нынешний я та ещё скотина.

Потеряв однажды воспоминания, теперь я прекрасно осознавал, насколько изменилась моя собственная психика. И такой человек как я, который мог без зазрения совести говорить и творить что ему вздумается по отношению к враждебно настроенным оппонентам и другим неприятным личностям, считающим, что так и следует себя вести, вполне заслуживает, чтобы его называли сволочью.

— И не просто скотина, а скорее, какое-то чудовище.

Да, в разрезе этого мира это было более точным определением для меня, по собственному желанию решившего выставить напоказ всю эту силу.

— Нии-сама, это не…

— Кайто, ну что ты…

— Так, ладно, завязываем. У нас встреча, — прервал я Май и Юто, пытавшихся продолжить разговор.

Они порывались что-то сказать, но, как и было оговорено заранее, им следовало сохранять молчание, когда начнутся переговоры. В конце концов, эти переговоры отличались от подпольных сделок, где всё сводилось к запугиванию оппонентов, и посредством них мы должны были заставить Леона плясать под свою дудку. С учётом этого я хотел провести их как можно более мирно. Впрочем, деликатничать было необязательно, просто я не мог позволить себе лишний раз провоцировать противника, когда этого было желательно избежать.

— Прошу прощения за ожидание, уважаемые Кайто, Май и Юто.

С лёгким скрипом отворилась дверь, и в комнату вошёл огромный пожилой кит-зверолюд. Лицо его, более половины верхней части которого была покрыта тёмно-синей, как у настоящего кита кожей, обрамляли пышные белые усы и большие, на выкате глаза. Несмотря на то, что выглядел он старым, гордый, властный вид и мощное телосложение его массивной трёхметровой фигуры испускали устрашающее давление. Я ощутил признаки изумления, с которым Юто и Май восприняли его появление.

Действительно, зверолюды из семейства китовых — редкое зрелище, да и так сильно отличающуюся от человеческой внешность тоже нечасто увидишь. По сравнению со зверолюдами-женщинами, мужчины-зверолюды имели больше характерных животных черт, однако даже среди них старик чересчур выделялся.

«Да, я ведь тоже был шокирован, когда впервые его увидел...»

Так или иначе…

— ...Интересно, каким образом тут замешан ты? — чуть слышно пробормотал я.

Леон укрыл Королеву фей в первом мире и использовал на мне «Проклятие яда Королевы фей». Яд этот, как следует из названия, был непростым: его могла создать только Королева фей, и действовал он лишь в течение полумесяца после создания, обладая при этом возможностью преодолевать мою сопротивляемость. Для его приготовления использовались сердца пятидесяти человек, пожелавших умереть, испытывая крайнюю степень горечи и отчаяния.

Сбежавшая тяжелораненная Королева фей не нашла бы более подходящего места, чем этот город, чтобы залечить свои раны. Разобравшись с феями, я сразу же отправился сражаться в другое место, не став предавать огласке правду о них, так как это могло вызвать хаос, поэтому тех, кого надо было заставить помалкивать, было немного… Вот почему яд с большой вероятностью был изготовлен где-то здесь.

«Если он укрыл её здесь, в этом городе...»

Чтобы получить силу, феи поглощают человеческие эмоции, и для того, чтобы восстановиться и создать яд, ей нужны были принесённые в жертву люди. Но даже в разгар войны было невозможно, чтобы одновременное исчезновение такого количества человек прошло незамеченным.

Кто-то должен был подготовить необходимые «материалы».

Кто-то, кого совершенно не волновала судьба этих людей.

Кто-то, кто мог сфабриковать причину их исчезновения.

«Это был ты, Валериус?»

Я ощутил вздымающиеся, как ползущее по земле мертвенно-бледное пламя эмоции.

— Хм? Что-то не так?

— Нет, что вы, — ответил я, с силой сжав кулак, чтобы подавить это пламя. — Просто слегка поражён вашим могучим телосложением. Даже среди зверолюдов нечасто такое увидишь.

Соберись. Ты всё ещё не знаешь наверняка, его ли это рук дело. И к сожалению, пока никак не можешь это подтвердить. Возгоревшееся в сердце из-за мелькнувшего подозрения пламя было потушено. Но если он и правда был с этим связан…

— Хо-хо-хо, и всё же за последний год я слегка сдал. Я гильдмастер, Валериус. Рад знакомству, — добродушно пробормотал старик и присел напротив нас с другой стороны столика. — А теперь позвольте перейти к главному. Каким образом вам удалось раздобыть это «Око дракона»?

— Когда я наверху стен подземелья уничтожал налетавших драконов, явился похожий на босса дракон. С него и оно упало. Извините, но больше ничего сообщить не могу.

— ...Объяснение лаконичное, хотя история совершено невероятная. Что ж, о вас я наслышан, и поскольку предмет обсуждения здесь, пожалуй, требовать большего не буду, — заключил Валериус и продолжил: — Насчёт «Ока дракона»: можно ли считать, что вы желаете продать его гильдии?

— Да, разумеется. Я не стал бы его сюда приносить, будь у меня другие намерения.

— О-о, замечательно. Мы проведём оценку и…

— Нет, деньги не нужны. Взамен я прошу поднять наши ранги.

— Хо? Ну, само собой. За одну только доставку таких материалов ваши ранги поднимутся до ранга B без каких-либо условий…

— Этого недостаточно.

— ...Хотите получить ранг A? Что ж, для этого необходимы кое-какие приготовления.

— Как я уже сказал, этого недостаточно, — решительно отверг я предложение Валериуса. — Нужен ранг S. На меньшее я не согласен, и не хочу попусту тратить время.

— Мальчик мой, ты требуешь невозможного.

— О чём ты? Ты ведь можешь это сделать, разве нет?

— Прости, но этого обещать не могу, — крякнув, ответил Валериус. — Для повышения до ранга A необходимо решение от нескольких отделений гильдии, но всё, что выше, уже требует одобрения одного из членов королевской семьи. Поэтому...

— Поэтому ты можешь это устроить, правда? Как человек, который находится в хороших отношениях с принцем Леоном.

— ...Хо-о, хо-о, — при упоминании Леона настроение Валериуса резко переменилось.

Заметив, как у сидящих рядом Юто и Май перехватило дыхание под действием исходящего от него лёгкого устрашения, я в ответ направил на зверолюда свою тёмную кровожадность, сокрушая это воздействие.

— Уфф.

— Хватит нас запугивать, это раздражает. Такое проявление враждебности вынуждает и меня ответить тем же.

— ...Ох, ну и дела. Прямо как джокера вместо туза вытянуть. Староват я для этого.

— Так каков будет ответ?

— Я посмотрю, что можно сделать. Но это всё равно займёт какое-то время.

Увидев, как он, смирившись, вздохнул, я убрал устрашение.

Авантюристы ранга S могли действовать на поле боя независимо от командования, и отношение к ним было как к генералам. Таким образом, это позволит мне беспрепятственно приблизиться к Леону.

— Рад это слышать, — произнёс я, чувствуя как меж пальцев вырываются открашенные чёрным языки того пламени, что я подавил в своём сердце.

В тот же день, вернувшись в гостиницу и взглянув на его «Статус», я вздохнул:

— Ха-а, вот, значит, как. Теперь всё ясно.

Сомнений не оставалось: наложенный скрытый эффект выдал засранца с головой.

***

«Сегодня свободный день — каждый занимается чем хочет», — сказал нии-сама за завтраком на следующий день после нашего визита в гильдию.

Завершив напряжённые, с попыткой нас запугать переговоры, мы наконец смогли немного передохнуть. Похоже, административные проволочки в любом мире отнимают какое-то время, поскольку разговор закончился на том, что нам придётся подождать две недели, в течение которых будут сделаны соответствующие приготовления. По ожиданиям нии-самы, это должно было произойти довольно скоро, но нам всё равно пришлось ждать несколько дней, чтобы получить ответ. Так как дальше будет очень напряжённое время, нии-сама предложил всем как следует отдохнуть и расслабиться.

— Тогда, я, наверно, пройдусь по книжным магазинам: поищу энциклопедию с изображениями монстров… и ещё какие-нибудь эпосы и сказания, уникальные для этого мира, — Юто бряцнул кошелём, туго набитым золотом. — Благо денег предостаточно.

«Эпосы и сказания… Насколько я помню, ими увлекалась его девушка...»

Внезапно от Юто пахну́ло порывом стенающего ветра. Запахом боли, похожим на запах горящего битума, смешанным с ароматами ночного леса. Я получила способность чувствовать эмпатию посредством обоняния, развивая в этом мире свой врождённый навык.

— Ага, и учти, в лавках с подержанными книгами может попасться такая, в которой завелись жучки. Если эти паразиты уничтожат важную часть текста, ты потом ночами спать не будешь, ломая голову, что же там было.

— Ха-ха-ха. Ну, тогда постараюсь держаться от таких подальше, — горько усмехнулся Юто и, после того как покончил с завтраком, отправился в город.

— ...Нии-сама, у тебя нет особых планов на сегодня, да?

Это был мой первый выходной с тех пор как мы прибыли в этот мир. Если подумать, все предыдущие здесь дни были тем ещё адом. Знаю, это крайне необходимо — научиться сражаться в этом мире, чтобы обеспечить свою безопасность. И всё же должен нии-сама мне это как-то компенсировать, правда?

— Хм? Да, думаю проваляться весь день в постели. — Нии-сама протяжно зевнул, убирая посуду. — Устал я чертовски от заточения в подземелье.

Не скажу, что мне по нраву нии-сама, пренебрегающий в последнее время манерами, но такое неряшливое, как в прошлом, поведение кажется довольно милым.

— В общем, пойду снова спать, — сонный нии-сама поднялся из-за стола. — Май, тебе тоже нужно как следует отдохнуть.

— Да, нии-сама.

Я продолжила неспеша потягивать чай, проводив взглядом вернувшегося в снятую нами комнату нии-саму. Если неправильно выберу время — ничего не выйдет.

«Мы будем с ним наедине… Такой шанс нельзя упускать».

Витая в облаках, я выждала некоторое время, а затем поднялась к нии-саме в комнату. Прошло около двадцати минут с тех пор как нии-сама вернулся сюда: он уже должен был задремать в своей постели, и к этому времени его способность здраво оценивать обстановку должна была снизиться. Тихо войдя внутрь, я расстегнула пуговицу на одежде, приоткрыв грудь.

— ...Ммм…

Вернув воспоминания об этом мире, нии-сама стал очень чутко чувствовать чужое присутствие: несмотря на полузабытьё, он заметил, что в комнату кто-то вошёл. Однако судя по его мерному дыханию, нии-сама, кажется, распознал меня.

— С твоего позволения, да, нии-сама?

С его молчаливого согласия я забралась к нему в постель.

— Хм? Май, что ты…

— Приятных снов… нии-сама… — не обращая внимания на слегка всполошившегося нии-саму, я притворно зевнула и притворилась спящей, не забывая прижаться к нему, крепко ухватив за спину.

— ...Вот блин, — вздохнув, наивный нии-сама сдался и закрыл глаза.

Превосходно, это именно то, на что я рассчитывала. Хотя у меня была мысль, что нынешний нии-сама меня отвергнет, и на всякий случай приготовилась плакать. Но похоже, это было лишнее.

Как и прежде, нии-сама принял Май. Нии-сама по-прежнему мой нии-сама.

«Да, это так, потому что это мой нии-сама».

Нии-сама мой. Что бы ни произошло, кого бы он ни встретил — он останется моим любимым нии-самой. Который никогда не покинет Май, который всегда будет рядом. И мне не придётся просыпаться в страхе, что он меня покидает.

«Нии-сама, нии-сама, нии-сама, нии-сама...»

Мы никогда, ни за что не расстанемся. Ты всегда, всегда…

— ...Всегда… будешь с Май...

Ощущая запах нии-самы, я, не отпуская его спины, закрыла глаза.

***

— ...Вот как. Значит, в этом мире истинные вампиры совершенно отличаются от прочих кровососов.

Я листал толстые, загрубевшие страницы из пергамента в старинной книге под названием «Монстры, приблизившиеся к бессмертию». Полученная мной способность позволяла забирать силу монстров, и я подумал, что будет нелишним узнать об этих могущественных, как гласило название, монстрах, силу которых я тоже был бы не прочь заполучить.

В книге действительно содержалась информация о таких созданиях, правда, ощущение от непринуждённого чтения и понимания незнакомых символов казалось довольно странным. Тем не менее, это было весьма удобным. Существовала бы такая возможность в моём родном мире…

— Да ну её, не сдалась мне такая способность.

Сиори нравилось собирать всякие сказания и эпосы, и её хобби выросло до такой степени, что она стала заказывать книги из-за рубежа. В конце концов это настолько её увлекло, что она, выучив английский, принялась за хинди, китайский, испанский, португальский и русский только для того, чтобы читать их в оригинале. Вспомнилось, как я сам старательно пытался разгадать смысл незнакомых мне букв и символов.

Поэтому я и покачал головой при мысли иметь в моём мире возможность без усилий понимать незнакомый язык. Потому что для меня было счастьем каждый день сидеть вместе с Сиори с словарём в руках, разгадывая смысл неизвестного текста.

Я посмотрел на выставленные рядами книги в углу.

«Ого! Смотри, сколько книг из другого мира, Юто!», — мне показалось, что я слышу её голос, представляя, как эти слова произносит обрадованная Сиори.

Но её здесь не было.

И мне больше не увидеть её улыбку.

Почему? Почему так случилось?

Почему, почему, почему, почему?!. Я же… я...

— Мгхм… ох, опять задремал. Моя старуха снова на меня накричит... — голос прикорнувшего за прилавком хозяина букинистического магазина, зверолюда с крысиной мордочкой, привёл меня в себя. Сильно проявившиеся звериные гены затрудняли определить его возраст, однако он, похоже, был явно немолод, если даже не заметил моего появления.

— Гм? Покупатель? — он протёр глаза и, фыркнув, недовольно бросил: — Прошу учесть, у нас тут не библиотека.

— Ах, простите, — слегка улыбнувшись, я закрыл книгу. — Я куплю эту книгу и ещё ту и вон ту.

— Мм? О-о, в таком случае, не извольте беспокоиться, — после изъявления желания приобрести книги, его отношение ко мне резко сменилось на доброжелательное.

— Вот деньги, держите.

— Да, спасибо… — неуклюже взяв протянутые ему пять монет, зверолюд выронил их, и те с лёгким звоном упали на пол и раскатились. — Ох-ох-ох.

— Я возьму книги.

— Хм… Ах да, благодарю за покупку.

Бросив взгляд на ползающего по полу владельца, я покинул магазин.

— Ха-а…

Снаружи палящие лучи солнца обжигали кожу, а чересчур засушливый ветер, казалось, её обдирал.

«Аха-ха-ха-ха, правда, что ли?», «Дёшево, очень дёшево! Госпожа, почему бы вам не приготовить вашему мужу на ужин это питательное мясо галашийской лягухи?», «Слыхал о Герое Королевства? Очуметь просто! Говорят, в одиночку разнёс армию демонов!», «Эй, неси ещё пива!»

Голоса этих чудищ раздражающе звенели в ушах. Этот непонятный мир меня словно засасывал, не давая твёрдо стоять на ногах.

— Лучше бы этот мир…

Мир, забравший жизнь моей Сиори. Лучше бы он рухнул.

— Мне и правда не понять, что в нём хорошего, Кайто. Было бы лучше просто всё уничтожить.

Вокруг себя я видел лишь чёрные силуэты непринуждённо болтавших созданий, которые отплясывали на костях дорогих мне людей.

— Жители этого мира, которому принесли в жертву Сиори… лучше бы им всем просто сдохнуть.

Было так невыносимо, что я свернул в переулок, только бы их не видеть. Даже в подземелье, в окружении монстров мне было легче. Я был не в силах остановиться, проклиная этот мир. И для меня пути назад не было.

— Оп-па.

— О-оп.

Налетев на кого-то, я чуть не споткнулся. Тот тоже смог удержать равновесие и не упал.

— А, простите, — подняв глаза, я увидел светлокожего мужчину в серой мантии.

«Эльф… Впервые их вижу».

Высокая худощавая фигура с чуть выглядывающими из-под капюшона вытянутыми остроконечными ушами. Загадочного оттенка глаза — не то золотого, не то серого, не то белёсого — выглядели жутковато.

— Мм? Хм-хм, да неужто это снова провидение Богини? — раздался у меня в ушах слегка высокий для молодого мужчины голос. Мужчины, чей вид представлял собой само воплощение слова «сомнительный». И прежде чем я смог понять, что к чему, тот зловеще продолжил: — Эй, приятель, ты не против меня выслушать?

— ...Извините, у меня дела. Вы, кажется, не пострадали, так что я пойду.

Я собрался уйти, но мужчина схватил меня за руку:

— Ну-ну-ну-ну-у, приятель, не торопись.

«Зараза».

По спине пробежали мурашки — казалось, словно меня держит не рука, а холодные кости мертвеца. В затылке запульсировало тревожное чувство опасности.

— Отпус...

— Скажи-ка, у тебя ведь есть кто-то, кого ты хотел бы вернуть?

Эти слова невольно заставили меня замереть. Что-то внутри отчаянно кричало не слушать его, однако звучавший как насмешка голос будто захватил мой разум и не отпускал.

— Прекрасно, просто прекрасно! Ты же хочешь этого, правда?

— Даже если так, что с того?..

— А если я скажу, что верну тебе этого человека? — дьявольски улыбнувшись, прошептал мне мужчина.