Том 7    
Глава 3. Месть приходит в движение


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
чёрный плащ
2 д.
Благодарю за перевод.
hasenov@gmail.com
2 д.
Все-таки раздражает, что гг даже после случая со святой даже не пытается предположить, что кто-то еще может помнить о прошлом мире.
anvi
16 д.
Ну... Однозначно жду новых глав.
Спасибо за труды.
чёрный плащ
1 мес.
Спасибо за перевод, хотелось бы знать что было в 6 томе.
isaak2
1 мес.
6 том и 5 том вебки одно и то же
psychxo
1 мес.
Спасибо за перевод!
Отредактировано 1 мес.
pivcheg
2 мес.
Спасибо за перевод :)
warspoon
2 мес.
Летисия специально не узнала Кайто получается?
loisok007
2 мес.
Наверное. Думаю она не захотела втягивать его в свою месть, как и он её. Тем более, было бы странно, что герой и святая смогли вернуть воспоминания(даже ещё один перерожденец), а владыка демонов - нет.

Глава 3. Месть приходит в движение

Мне приснился сон.

Мир, где все были спасены. Ни люди, ни демоны, ни зверолюды — никто не сражался между собой. В любой стране каждый день, будь он радостным или печальным, все жили счастливо и помогали друг другу.

И вот однажды, во время одного из магических экспериментов Летисии, я был случайно туда призван. Чтобы вернуться домой, я отправился вместе с ней в путешествие. Естественно, поначалу, будучи как кошка с собакой, мы постоянно ссорились и ругались, но постепенно поладили. И конечно же, друг в друга влюбились.

Не было ни Героя, ни Повелительницы демонов. Никем не надо было жертвовать. Или становиться жертвой самому. Это был, несомненно, добрый для меня мир.

Когда я проснулся, оставшееся словно эхо ощущение... было отвратительным. Сон был настолько добрым и приятным, что я совершенно не мог принять его за свою мечту.

И всё же, так было лучше. Так должно было быть. Ничего не изменится, пока я не свершу свою месть.

Поэтому нельзя позволить никому и ничему встать у меня на пути.

Поэтому я буду продолжать идти вперёд, продвигаясь сквозь эту вязкую как смола бурлящую трясину.

— ...Сегодня тоже без особых изменений, — вздохнул я, упорядочив полученную от Шушика информацию по ситуации на передовой с демонами. Под предводительством «Воспламеняющего демона» Ардириуса их ожесточённый натиск всё продолжался.

— Теперь, когда информация о прибытии Ардириуса на фронт лично стала известна, Летисия должна туда отправиться… И конечно же, Лилия тоже покинет этот город.

Я пришёл к такому выводу, убедившись, что слухи об этом получили достаточное распространение.

Вернувшись в этот мир, я неожиданно столкнулся с Летисией. Чтобы разобраться с Лилией, их потребуется разделить. Поэтому, получив информацию, что в город для пополнения припасов и живой силы прибыл Леон, я решил сначала нацелится на него. Для этого я рассчитал так, чтобы закончить с прокачкой в подземелье к тому времени, когда известия об Ардириусе распространятся в городе. Услышав слухи о его местонахождении, Летисия последует за ним и покинет город. Следить за ней напрямую я не мог, так как Летисия обладала просто нереальным чутьём на всё, что было так или иначе связано с применением магической силы, однако когда эти слухи разойдутся, она должна будет отбыть. И тогда можно в полной мере заняться подготовкой к мести Леону.

«Кстати, пока Летисия будет занята Ардириусом, нужно разобраться и с Лилией, так что времени особо нет...»

Подготовка шла гладко. С помощью Лизуна сцена принимала надлежащий вид. Ещё немного, и всё будет готово.

— ...А завершающую роль сыграет он.

У меня в ладони материализовался духовный меч — «Мутагенный клинок» — небольшой по размеру, с толстыми, как у крупных ножей лезвиями по обеим сторонам рукояти. Однако на полых внутри лезвиях из полупрозрачного, как когти животного, материала отсутствовал привычный металлический блеск. Декоративное лезвие с одной стороны было заполнено чем-то загадочным, неопределённого цвета оттенком, который каждые несколько секунд изменялся как в нём, так и в прилегающей части рукояти. Лезвие же с другой стороны было пустым и одноцветным.

Проверив ещё раз его готовность, я отозвал клинок и растянулся на кровати.

— Раз говоришь, феи так важны, то и ладно.

«Мутагенный клинок» не подходит для сражений. Его нельзя сравнить даже с деревянным мечом, так как ему недостаёт остроты, а из-за маленького размера клинок не получится применять как ударное оружие, да и в качестве скрытого оружия использовать его будет сложно. Способность этого духовного клинка не обладает немедленным эффектом, и в бою себя не проявляет: его единственная способность изменяет расу цели (имеется в виду фэнтезийная раса — прим перев.), и процесс этот занимает полмесяца. То есть даже если использовать её в бою, она не сработает сразу. Более того, меняется только раса. Навыки, которые привязываются к душе, способность удалить не может.

— Значит, я уничтожу тебя вместе с ними...

Что касается собеседования в гильдии о повышении до ранга S — Леон непременно там объявится. Он прибудет лично, чтобы испытать мою силу. А значит, я смогу выполнить требование для активации способности «Мутагенного клинка» — ведь для этого мне понадобится магическая сила моего врага.

— ...Вместе с феями, которых ты так стремишься защитить.

Леон, я сделаю тебя одним из них. А затем, когда ты станешь феей…

— Кха, кха-ха-ха, кха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!

А-ах, жду не дождусь того момента, когда твоё лицо мучительно исказится в агонии.

Твоя участь предрешена. В любом случае, ты умрёшь. Но мне чертовски интересно, что же ты выберешь в конце.

— Ха-ха-ха, ха-ха, ха-а... Фу-у-у-у-ух...

И этот день вот-вот наступит.

***

Мы как обычно летели по светлому лесочечку. Пробивающийся сквозь кроны деревьецев солнечный свет был таким приятненьким, и мы, феи, совершали нашу ежедневненькую прогулочку.

— Э-э? А разве ты вчера не спал весь денёчек?

— Не-а! Вчера было соревнование по обжираловочке! Я скушал мно-ого-много мяса.

— Вра-атушки! Тебя же накормили мяском до отвала? И пузо у тебя потом так смешно раздулося.

— Соревнование по засыпанию было вчерашнего позавчерашне позавчерашнего вчера!

— Точно-точно. Тогда не все смогли заснуть, потому что в шкурке пушистой собачечки спать было гора-аздо лучше! Шкурка человечека ни-икуда не годилася!

«Точно-точно, ни-икуда не годилася!», — хором подтвердили остальные.

Так получается, прогулочка наша не ежедневненькая? Ну ладно, тогда пускай с завтрашнего денёчка будет ежедневненькой.

Вдруг послышался громкий стук — не звук из лесочечка, не звук монстрика, а звук, когда приходит новая игрушка.

— Игрушка пришла!

— Игрушка пришла!

— Игрушка пришла!

Мы втроём, включая меня, подняли ручечки.

— Будем спать?

— Играть в догонялки?

— Может, в прятки?

— Или покушаем?

Другим, кажется, было неинтересненько, и они собирались заняться чём-то другим. В последнее время было много человечеков, мы много игралися, и это совсем наскучило.

И мне тоже наскучило? Точно-точно? Но ведь из человечека получается такая интересненькая игрушка! Они же таки-ие глупенькие! Если застать их врасплох, поуправлять ими, а потом вернуть им разум, то можно таки-их приятных эмоций посёрбать.

— Идём, идём!

— Одни пойдём?

— Вперёд, вперёд!

На старт! Внимание! Ма-арш!

Мы втроём, включая меня, полетели сквозь лесочечек, огибая впитавшие много-много маны растущие деревьеца. И хотя это было ненужненько, делали вид, что изо всех силушек машем крыльями.

— Нашёлся!

— Нашёлся!

— Нашёлся!

Глядя с крон деревьецев, мы заметили с большим трудом ковыляющего по нашему лесочечку человечека — одетую в рваный плащик игрушку, тащившую на спине большущий мешочечек. Такие игрушки с давних пор забредают в наш лесочечек. Они приходят собирать целебненькие травы, впитавшие во время роста много маны.

Э? Но что-то не так? Что-то не так, как всегда?

«Мои дорогие мальчики, можете делать всё, что вам захочется — ведь мы те, кто защищает этот мир. Там, где растёт Священное магическое древо — наш райский сад. Забавляйтесь здесь вволю, наслаждайтесь, сколько душе угодно».

Бац! Мне вдруг вспомнилися слова нашей Королевы.

Я был немно-ожечко замечательнее остальных, и часто с ней разговаривал. Когда на нашем концертике я сыграл на музыкальном инструменте, сделанном из живого человечека, наша Королева со словами «у тебя прекрасный вкус» погладила меня по головочке, и я смог получить чуточку её благословения. С тех пор я с упоением играл с разными человечеками, и поэтому сегодня тоже как обычненько пришёл поиграться.

Но почему? Почему? Почему?

Я чувствую что-то странное.

Отчего мне хочется играть, но в то же время совсем не хочется?

— Давайте выбьем ему глаза?

— А затем нос оторвём?

Пока я остановился, забеспокоившись, что это за чувство такое, двое других немедля бросилися ловить человечека.

Человечеки были глупыми, и когда мы, не скрываясь, со смехом приближалися к ним, они глазели на нас и были такими беззащитненькими. Мы заводили с ними разговор, и пока они весело нам улыбалися, протыкали им глаза ручечками. От боли и неожиданности лицо у них становилося таки-им забавненьким, и вместе со смятением от них исходили очень-очень сладенькие для нас эмоции. Нямкать их было очень приятненько.

Обычно так и начиналась игра. Мы заставляли их играть в пятнашки с монстриками в лесочечке, бросали голышом в пещерку, кишащую ядовитыми жучками-паучками, заставляли нападать на родственников и друзей. Эмоции человечеков в такие моменты были для нас о-очень вкусненькими, высшим наслажденьицем, придававшем нам сил...

— Ребята, стойте!

Меня вдруг осенило.

Точно-точно! Королева ведь говорила! Иногда будут такие игрушки, с которыми мы на одной волне! Такие человечеки становятся феями как и мы, если захотят!

— Стоять?

— Стоять?

Услышав мои слова, они остановилися. Я вылетел вперёд и с радостным видом подлетел к человечеку. Может быть, у нас прибавится новый друг!

— Эй, эй! Человечек, человечек! — я весело окликнул его, но скрытый большим капюшоном человечечек не отвечал.

— А давай, а давай поболтаем? Ну же, ну же, открой личико-о! — сказал я ему, но он наоборот, схватился за кончик капюшончика и ещё ниже опустил головочку.

Длинные рукава? Чёрные перчатки? Ему не жарченько? С ним всё нормальненько?

А может, он просто меня не услышал? Голос был слишком слабеньким?

Если я подлечу прямо к лицу, тогда-то он уж точно заметит? Правда-правда?

— Да послушай же меня-а!

— Он тебя игнорирует?

— Не хочет слушать?

Я подозвал тех двоих, и мы, вцепившися в капюшон человечека, разом стянули его… и были захвачены.

Вместо головы под капюшоном обнаружился гладкий блестящий слизнюк. Он превратился в желеобразные щупальца, которые обви́лися вокруг нас от шеи до пят. И в тот же момент нас охватила жуткая боль.

— Хигья-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!

— Айй?! Ай-яй-яй-яй-яй-яй-яй-яййййй!..

— Плавлюсь! Я плавглю-буэ-бгу?!. Ва-ва-ва-а… ба-ва, ва, ба… ва-а…

Словно льдинки в горячем песке, двое других в мгновение ока превратилися в бесформенные сгустки магической силы и растворилися в щупальцах.

— ...Почему?! Почему-почему-у?!

Моё тело тоже стало медленно растворятися.

Это странно, странно, странно.

«К-как же так?! Я же покрыл всего себя маной, так почему?!»

Благодаря благословению нашей Королевы я продолжал держаться, но всё равно понемножечку таял. Прекратив отчаянно выжимать ману, я сжался от страха.

О, а этот с благословением. Надо же, как удачно.

Голос заставил меня содрогнуться и оцепенеть. В голове тревожно раздалося: «Берегись! Берегись! Берегись! Он опасен!» Благословение Королевы говорило мне бежать от него подальше.

«Что делать, что делать?! Нужно бежать, нужно бежать!!!»

В противовес лихорадочной спешке я всё больше чувствовал себя загнанным в угол.

«Точно! Неважно, что за существо, они нам не ровня!»

Мы поглощаем эмоции, мы поглощаем разум. Я просто должен делать то же, что и с другими игрушками.

«Даже человечеки, даже монстрики больше не могут двигаться после такого!..»

Чтобы поглощать эмоции, не требуется ничегошеньки сложного. Нужно лишь находящееся в сознании тело, пусть даже бесплотное, и связанная с ним душа. В общем, наши крылья, крылья фей — это сгустки энергии, так что если сейчас изо всех сил постараться разрушить его разум...

— Хигья-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!

В этот момент все мои мысли были раздавлены чёрной-чёрной тьмой. Кончиком вытянутой магической силы я прикоснулся к нему и почувствовал тёмную-тёмную, цвета беспросветной тьмы эмоцию. Тёмный, невиданный мною разум представлял собой две с грохотом сталкивающиеся друг с другом огромные как скала глыбки, которые задевали всё вокруг и разносили всё на своём пути.

...Ха-а, вот дерьмо. Не смей ничего трогать, мразь!

— Агья-гья-гья-гья-гья-а-а-а-а-га-а-га-а-га-а!!!

Мне страшно, мне страшно, мне страшно.

Словно передо мной пасть пережёвывающего кости чудища.

«Почему у меня не получается сбежать?! Я ведь больше не лезу в него! Хватит, прекрати, отпусти меня, отпусти-и-и-и!!!»

Несмотря на то, что я отчаянно пытался сбежать, со всей моченьки стараяся убрать свою проникающую внутрь силу, всё равно не мог вырваться из этого мира внутри его чёрного как смоль разума. Он будто схватил меня и не отпускал.

Мои глаза были разбиты, мои уши разорваны, нос ссохся и отпал. Моя права рука и левая, левая нога и правая постепенно оторвалися от тела. Я, само моё существование распадалося и исчезало с каждой частью моего тела. Меня стирают, меня поглощают без следа. Я исчезаю, исчезаю, исчезаю...

...Не волнуйся, так просто я не дам вам не исчезнуть. На этот раз, несмотря ни на что, тщательно-тщательно, сколько бы раз этот мир не повторялся вновь, даже если придётся идти против него...

Почему-то в самую-самую последнюю минуту сознание не угасло, а моя исчезнувшая головочка снова выросла, будто регенерировала. И в отличие от первого раза, я увидел перед собой лицо обычного человечека… Нет, не совсем обычного. У него были чёрные волосы и чёрные глаза, такие тёмные-тёмные, как тьма в самой глубокой пещере.

...Я буду использовать вас, крушить и убивать до тех пор, пока от вашей души ничего не останется.

И тогда я понял.

Оставшаяся во мне эмоция была той самой, которую человечеки называют «отчаянием».

***

По дремучему неизведанному лесу брело чудище.

Хорошо получилось собрать материалы.

Неестественный, похожий на хриплый, доносящийся словно из громкоговорителя голос, исходил от подрагивающего и колыхающегося «лица» поглотившего фей монстра. Однако голос этот звучал на удивление весело.

И наконец-то освоился с ним. Я и не думал, что навык «Овладение слизетелом» окажется таким впечатляющим.

Кью-пи!

Да, ты здорово мне помог, Лизун.

Закончив бродить, монстр остановился и присел.

Ладно, Лизун. Давай создадим следующего.

Кью-пи-и!

После этих слов чудище прекратило принимать облик человека и вернулось к своей первоначальной аморфной форме слизня. Одежда упала и рассыпалась по земле. Хаотически извиваясь будто в агонии, желеобразное тело начало беспорядочно принимать красный, синий, жёлтый, зелёный, белый и чёрный цвет, и наконец, словно выталкивая изнутри, явило на свет ещё одного монстра. Монстра, вид которого не иначе как зловещим не назовёшь.

Глядя издали из какого-нибудь укромного уголка, его можно было принять за гигантское тело мужчины. У него были руки и ноги, а также развитое мускулистое туловище, к которому была прикреплена несоразмерно большая голова. Впрочем, то были единственные схожие с человеческими черты.

Из его тёмно-зелёной кожи сочилась и капала на землю прозрачная слизь, а из макушки росла верхняя половина маленькой куклы, созданной из тела феи. На шее, словно какое-то ожерелье, также висели останки феи, отчего обычный человек, взглянув на него, скорее всего не смог бы и сдвинуться с места от ужаса.

Это тридцатый… Отлично, следующий тоже будет с навыком «Пожиратель ***».

Весело бормотавшее чудище-слизень уменьшилось раза в два. Оно втянулось внутрь разбросанной вокруг одежды и, вновь приняв человеческий вид, продолжило бормотать:

Интересно, сколько ещё их получится сделать?

Свежесозданный монстр, сотрясая землю, направился в лес, однако ухмылявшееся ему вслед чудище, несмотря на то, что уже приняло человеческий облик, казалось куда более жутким.

***

Как я и предполагал, этот день наступил раньше, чем говорил гильдмастер.

«Группа авантюриста Кайто находится у вас? Я слышал, они остановились в этой гостинице...»

— ...Ну наконец-то.

Разбирая на кровати попавшееся мне в городе барахло при свете проникающего в окно утреннего солнца, я услышал доносившийся снизу голос. Как раз то, чего я с нетерпением ждал.

«Деревенщина ты неотёсанная, представься сначала сам», — отвечал ему хозяин гостиницы.

«Ох, прошу прощения. Я посланник из гильдии, нам необходимо кое-что обсудить с вашими постояльцами. Не могли бы вы передать, что их просят явиться в гильдию?»

«Вот оно что. Если у нас и правда остановились такие, я им передам».

Услышав голос старика, настроение у меня поднялось ещё выше. Гостиница, которая строго хранит информацию о своих постояльцах, заслуживает доверия. И что бы ни случилось, мне не хотелось бы вовлекать в это её хозяина.

Посредством созданной мной разведывательной сети, состоящей из агентов Лизуна и Шушика, мне уже было известно, что сегодня прибудет посланник из гильдии, поэтому мы с утра оставались в снятой нами комнате, занимаясь каждый своими делами в ожидании его прихода.

— Целую неделю мурыжили — дольше, чем ожидалось.

Честно говоря, я думал, что собеседование вполне может произойти в течении трёх дней. Леон был единственным в данной ситуации членом королевской семьи, с которым мог переговорить гильдмастер. Уже по тому, что он в одиночку отправился в путешествие как странствующий воин, можно было судить, что для королевской особы Леон обладал весьма беспечным характером, и с учётом нашего разговора с гильдмастером, мне показалось, что он захочет вызвать нас немедленно…

«С другой стороны, на подготовку к мести тоже необходимо какое-то время, да и Май с Юто нужно было дать отдохнуть, так что думаю, в самый раз...»

Вместе с Лизуном и Шушиком мы упорно собирали информацию и готовились к осуществлению мести. Да, ожидание неожиданно подзатянулось, но благодаря этому мы неспеша всё подготовили, да и Юто с Май смогли хорошенько расслабиться. С момента нашего пришествия в этот мир они только и делали, что без продыху тренировались и прокачивались, так что я был рад, что ребятам удалось сделать эту небольшую передышку.

Юто ежедневно отправлялся в город и ходил по книжным лавкам, или же спускался в подземелье на начальные этажи, чтобы поразмяться. Май же, в отличии от него, гостиницу не покидала, находясь рядом со мной как приклеенная, что меня немного беспокоило. Мне показалось, что она просто тоскует по дому, но так как с этим всё равно ничего нельзя было поделать, я решил смириться с её небольшим капризом. Благодаря этому она в последнее время пребывала в хорошем настроении, так что можно было сказать, всё в порядке.

С другой стороны, пока они вовсю отдыхали, я томился от ожидания.

— Если хочешь, нии-сама, самоотверженная сестрёнка готова ещё немножко пожить с тобой этой беспутной жизнью, — игриво предложила Май.

— Нет уж, хватит, — скорчив кислую мину, вздохнул я. — И так уже наотдыхались.

Странно, раньше она сама постоянно упрекала меня за праздность.

— Аха-ха, а что такого? Если всё пойдёт как и планировалось, потом будет гораздо труднее выкроить время, чтобы расслабиться, — вставил свои пять копеек Юто, после чего в дверь постучали:

Есть там кто? Меня попросили передать сообщение.

Я побросал своё разбросанное барахло в сумку, Май вернула одолженный травник Юто, а тот, в свою очередь, закрыл книгу со сказаниями, которую читал.

— Ладно, пойдёмте, — сказал я ребятам. — Продолжим приготовления.

***

Когда мы прибыли в гильдию, нас тотчас же отвели в особую комнату. Там нас уже ждали те, кого я рассчитывал увидеть.

— О, рад вас видеть. Пожалуйста, присаживайтесь сюда.

Добродушный с виду, располагающе улыбающийся старик-гильдмастер. И другой мужчина, чья наружность впечатляла даже больше, чем у хозяина этих роскошных апартаментов.

— ...Хо-о, теперь понятно.

Человек с богатырским телосложением, чья голова напоминала голову льва — Леон.

...И мне так хотелось убить его.

— Оставим излишние представления, Валериус. Незачем тратить время на пустую болтовню.

Поднявшись с дивана, он предстал перед нами.

...И мне так хотелось убить его.

— Я Леон, второй принц этой страны.

Посредством одного лишь исходящего от него давления он создавал иллюзию гигантской фигуры, даже большей, чем у Валериуса с его необычайно огромным телосложением.

...И мне так хотелось убить его.

— Мы ведём ожесточённую войну с демонами — небывалое в истории сражение, что определит судьбу человечества.

С серьёзным, подёрнутым оттенком тревожности выражением, с намерением двигаться вперёд, пытаясь скрыть свою решимость, собеседник.

...И мне так хотелось убить его.

— В это непростое время вы добиваетесь получения одного из высочайших рангов. И разумеется, прекрасно знаете, что отправитесь на фронт. Не имеет значения, чего вы желаете там найти — почёта, вознаграждения или же ради самой битвы.

Всем своим видом говорящий: «правильный», «во имя справедливости», «ради мира».

...И мне так хотелось убить его.

— Если вы и вправду могучие воины, ваша боевая мощь будет очень ценна.

С ценящим не одного, а многих, словно это естественно, благородством.

...И мне так хотелось убить его.

— Однако авантюристы ранга S и выше должны быть теми, кто станет надеждой всего человечества.

Уверен, именно такой человек изначально должен был стать Героем.

...И мне так хотелось убить его.

— Поэтому я надеюсь, вы проявите себе соответствующе.

Готовый жертвовать, терпеть боль и страдать.

...И мне так хотелось убить его.

— Если сможете доказать свою силу, я со всей ответственностью обещаю присвоить вам заслуженные ранги.

Человек, который продолжил бы двигаться вперёд несмотря ни на что ради спасения мира. Мира, во имя которого он не стал бы жалеть и себя, даже если бы тело его обратилось в прах. Да, ведь он — тот самый благородный и прославленный боец.

...И мне так хотелось убить его.

— Сердечно приветствую вас, новые кандидаты в герои!

...Поэтому не улыбайся мне, не улыбайся, не улыбайся, не улыбайся, не улыбайся, не улыбайся, НЕ УЛЫБАЙСЯ, ЧЁРТ ПОБЕРИ!

Как же безумно хотелось отрубить протянутую мне руку, всадить свой клинок в эту суровую рожу, разорвать глотку, отсечь руки и ноги, и давить, давить, давить, пока он не сдохнет!

Но я сдерживался, я отчаянно сдерживался.

Поэтому убери эту улыбку, не предлагай пожать тебе руку, не предлагай сотрудничать с тобой, глядя на меня сверху вниз!

— Да, взаимно. У нас есть желание, которое мы хотим осуществить, и для этого нам необходимо стать авантюристами ранга S. И готовы рисковать своими жизнями.

А-а, чёрт, мне от самого себя тошно. Неплохо я всё-таки научился скрывать эмоции, зная, что нужно постоянно себя контролировать, подавляя даже эту неистовую ярость внутри; убеждая себя, что так надо, в ответ на рвущийся из глубины души «к чёрту всё это!» крик.

И они продолжали накапливаться, одна за другой, одна за другой. Крохотными-крохотными трупами, крохотными-крохотными горками из черепов, крохотными-крохотными семенами зла. А когда я наконец-то это заметил, ничего уже поделать было нельзя.

Видишь, Леон, как далеко я зашёл из-за этих прожигающих меня злобой мыслей?

С тех пор я о многом думал. И много чего случилось с тех пор. Я был в бегах, меня убили, но я вернулся, я убивал и мстил.

Если вспомнить наш последний с тобой разговор, он показался мне каким-то неприятным. Возможно, тебе что-то известно об основе этого мира, чего я не знаю. Что-то такое, что могло вынудить тебя пойти на предательство. Причина, что не оставила тебе выбора, достаточная для того, чтобы поступиться даже своими благородными убеждениями.

Но я тебя не прощу. Даже если так, я ни за что тебе этого не прощу. Неважно, насколько веской была та причина, я всё равно тебя убью. Просто подожди ещё немного.

Поэтому...

— Будем рады сражаться на фронте, — с этими словами я пожал протянутую мне руку.

***

— Ваше Высочество, прошу вас, воздержитесь от этих опрометчивых заявлений. Необходимо тщательно объяснить, в чём заключается повышение ранга. Вы и так уже настояли в качестве исключения провести эту церемонию, — воспользовавшись заминкой, Валериус остановил собиравшегося продолжить разговор Леона.

— Хм, извиняюсь, — неприветливо нахмурившись, Леон снова опустился на диван.

Кстати, во время нашего разговора Юто и Май продолжали хранить молчание, однако будучи захвачены передавшимся от меня гневом, их сложенные руки слегка подрагивали.

Моя любимая сестра и лучший друг пали так же низко как и я.

Хотя я искренне желал им счастья… мне было противно, что подобная мысль доставила мне радость, несмотря на то, что лишь слегка коснувшись моего сердца, теперь она была поглощена водоворотом ненависти и исчезла.

Нельзя допустить, чтобы что-то меня выдало. Успокойся.

Сделав небольшой вздох, я отстранился от этих мыслей.

— Что ж, раз уж Его Высочество об этом упомянул, думаю, вы приблизительно представляете себе, в чём заключается повышение ранга. Ранг A присваивается в порядке исключения, а ранг S и вовсе только во время войны. И как вам уже известно, после того, как ваш ранг в гильдии повысится…

Валериус подробно рассказал о получаемых преимуществах, таких как задания с привлекательными относительно их опасности наградами, доступ к строго конфиденциальным сведениям, влиянию, сравнимому с тем, что имеют аристократы, скидках на припасы, продаваемых гильдией и прочему.

— И в заключение, гильдия может назначать задания высокоранговым авантюристам. Конечно, у них есть право отказаться, но в этом случае их высокоранговые полномочия будут приостановлены на определённое время.

На этом разъяснения прекратились. После чего Валериус сложил руки вместе и продолжил:

— Война с демонами находится в самом разгаре. Хотя, возможно, это и является вашей целью, высокоранговым авантюристам, само собой, предписано выдвинуться на передовую. Всем авантюристам ранга S или выше в виду их значительно бо́льшей боевой эффективности разрешается действовать самостоятельно. Они не могут отдавать приказы солдатами и офицерами, но вместо этого имеют право передвигаться по своему усмотрению.

— Да, я знаю. И как вы правильно предположили, наша цель — попасть на поле боя. У нас есть враг, которого мы хотим убить.

— ...Хм. Понятно.

Я не лгал.

— Теперь что касается экзамена на присвоение ранга.

— Надо продемонстрировать свою силу, так?

Валериус кивнул, и я поднялся.

— Я не любитель праздных разговоров, поэтому давайте побыстрее приступим. Итак, кто выступит моим противником? — спросил я, мельком взглянув на Валериуса. — Вы ведь тоже не прочь показать свою силу?

Излишне говорить, что моим противником, скорее всего, станет Леон — такой уж он человек. Но для меня, только что его повстречавшего, было бы странным знать о его горячем нраве, поэтому я решил подождать, что скажет Валериус.

«Да, один шажок, всего один шажок».

К роковому, отравленному пути, ведущему к опустошительной гибели, на котором, смешав с грязью твоё благородство, я по капле выцежу твою жизнь в сосуд отчаяния. Это последнее приготовление, после которого ты оступишься и покатишься вниз.

«Ну же, скажи мне, скажи. Скажи поскорее, что моим противником выступишь ты».

— Хм, вашими противниками на экзамене…

Мало-помалу, мало-помалу, в самую пучину отчаяния. Чтобы добыть твою магическую силу, необходимую для «Мутагенного клинка». Чтобы когда ты наконец заметишь происходящие с тобой изменения, было бы слишком поздно.

Не втянув его в бой, пусть даже ненастоящий, необходимой магической силы мне не добыть. Если цель не готова принять боль, способность клинка не активируется.

«С этого момента всё и начнётся. Как и планировалось, ты...»

Давай же, давай…

— А вот и мы! Ну, и кто будет моим противником?

— Гра-у!

— Та-да-ам!.. Му-ху-у? Э-э? Э-э-э-э? Это же Кайчик!

Чёрт, я так и знал. Знал, что так и будет.

— Хм, наконец-то.

Эта грёбаная тётка под названием судьба, мерзко скалясь, вечно впаривает тебе самую плохую карту.

— Итак, вашими противниками будут эти дамы.

«…Твою мать! Гадство, вот же гадство!.. Так и знал, что моё преимущество в знании рано или поздно станет полностью бесполезным».

Я застыл как вкопанный, когда передо мной появились они.

С блестящими, пылающими тёмно-красным волосами и непоколебимой уверенностью в себе Летисия. Рядом с ней, изрыгающий миниатюрные сгустки пламени, детёныш дракона с огненно-красной чешуёй, Гленн. Со светлой, золотистого цвета копной волос и садистской улыбкой на лице Нонорик.

«Да вы издеваетесь… Я же был уверен, что убил его!»

Вращавшиеся в голове пустые мысли не позволяли найти подходящего решения этой неожиданной ситуации. Что делать, что делать, что делать? Слишком много неопределённых факторов. Вдобавок ко всему, здесь, передо мной, с непроницаемым спокойствием появился ещё один символизирующий крах моих планов человек.

— Вы ведёте себя совершенно неподобающим для дам образом!

С более тёмным, чем у Нонорика, оттенком, с чуть бронзовым отливом золотистых волос, подвязанных и собранных в небольшой хвостик. По сравнению с этими двумя коротышками, она производила впечатление присущей взрослой зрелости безмятежности.

«Да-а, да-а, это невозмутимое лицо!»

От потока мыслей зашумело в голове.

Лилия. Ах, Лилия, Лилия-а, Лилия-Лилия-Лилия-Лилия-а!!!

Как гром среди ясного неба. Все сомнения сразу исчезли.

Вы здесь, вместе с Леоном, вы находитесь прямо передо мной!

Разум поглотила безумная ярость.

А-а, дерьмо! Какой же он всё-таки сволочной сукин сын, этот Господь Бог!

***

Несмотря на моё замешательство, разговор продолжился.

Как было заявлено, они тоже обратились к Леону, предлагая свои способности, чтобы прославиться на войне. Не давая времени что-либо возразить, было решено, что Летисия, Нонорик и Лилия сразятся с нами на принадлежащем гильдии ристалище, после чего мы туда и отправились.

— Ммм, какой чудесный аромат… Сестра, тот лоток с закусками я ещё…

— Ты же только что пообедала. И вообще, прежде надо закончить с делами.

— ...А, а там хоро-ошенький магазинчик! Ню-ню, такой эроти-ичненький.

— Гра-у!

— Ой-ёй-ёй! Ты что творишь, гадкая ящерица! Волосы Ноно подпалишь!

«Какого чёрта происходит, почему они с сестрой до сих пор тут?!.», — думал я, глядя на непринуждённо болтавших Летисию и остальных, пока мы шли на ристалище. Мне и в голову бы не пришло, что она, услышав информацию об Ардириусе, останется в городе. Её не должно быть здесь, определённо не должно.

И вообще, каким образом выжил Нонорик? Я был на сто процентов уверен, что прикончил его, перерезав глотку. Я же убил его, так какого чёрта, почему он жив?!

«Нет, успокойся, ты не о том думаешь. Соберись».

Прежде всего, надо подумать, какую цель преследует Летисия и её сестра, поступая так. Прославиться в бою уж точно не является их истинным намерением. Я более чем уверен, что это связано с местью убийце её брата.

«В моё первое пришествие Летисия тайком внедрилась в армию демонов как обычный воин. Никто об этом не догадывался, включая меня. Почему она не сделала этого теперь?»

Главное отличие от прошлого раза — Нонорик, так? И может быть, тот факт, что я не стал Героем… Но ведь вместо меня у Орлеанского королевства теперь есть свой сражающийся за них Герой. Причём не просто для показухи — по слухам, он неплохо справлялся со своей задачей на поле боя. Если пешка под названием Герой находится на доске, значит, изменения вызваны не тем, что Героем являюсь не я?

«Чёрт, никак не могу разобраться в этой ситуации. Как лучше действовать?»

Даже с имеющейся у меня информацией не получалось найти чёткого решения. Значит, в первую очередь следовало подумать о том, что сейчас делать нам.

«Проще говоря, нужно как-то заполучить магическую силу Леона, представив всё как случайность. Сосредоточься на этом».

Собравшись наконец с мыслями, я почувствовал, как кто-то тянет меня за рукав.

— Нии-сама, мы договорились не разговаривать, но что теперь будем делать?

— Ситуация, похоже, значительно изменилась относительно наших первоначальных планов.

Май и Юто тоже были сбиты с толку тем, что всё пошло не так, как обсуждалось ранее.

— Раз так получилось, будем плыть по течению, — ответил я. — Главное, выиграйте мне побольше времени. Ну, и между делом покажите, что умеете — в разумных пределах.

Что-либо обдумывать времени не было — мы приблизились к зданию с гербом гильдии. Ристалище было простым и незамысловатым: круглая арена с чисто символическими местами для зрителей. И хотя для сражения большой группы людей здесь тесновато, для среднего по размеру города было вполне ничего. Похоже, перед экзаменом это место очистили от людей, и сейчас тут никого, кроме нас, не было.

— Как только битва начнётся, разойдитесь влево и вправо. Май против Лилии, Юто против Нонорика… Я возьму на себя Летисию. Не забывайте, о чём я вам говорил, а в остальном — действуйте по обстоятельствам, — кратко проинструктировал я ребят, не переставая следить за Летисией и остальными, находившимися в полусотне метров от нас.

Летисия, не использовавшая никакого оружия, разминалась, делая гимнастические упражнения, отчего подол её обычного платья в готическом стиле развевался из стороны в сторону.

Лилия достала оружие. Это был прикреплённый цепью к удлинённой металлической рукояти покрытый шипами стальной шар — грубо говоря, кистень. Одетая в обычное повседневное платье без каких-либо украшательств, она, похоже, не собиралась сражаться как маг.

И третий противник — Нонорик. Как и в последнюю нашу с ним встречу, на нём была похожая на военный мундир форма, и он радостно потачивал друг о друга полязгивающие клинки.

— Нии-сама, это нельзя назвать тактикой. Мы действуем наобум, — заметила Май.

— Значит, мой противник — она, да?.. — Юто, взглянул на Нонорика. — Будет непросто.

Согласен, тактикой это сложно назвать. Но поскольку я всецело сконцентрировался на их прокачке и освоению ими боевых навыков, возможности потренироваться, сражаясь в группе, нам не представилось.

— Что-то планировать против них особого смысла нет. Это не тот противник, против которого вы сможете действовать по инструкции.

А теперь начнём экзамен на повышение ранга группы! — раздался на ристалище зычный голос стоявшего у зрительских мест Валериуса. — Итак, этот экзамен предназначен, чтобы оценить вашу силу. Независимо от победы или поражения, для каждой из сторон он может быть засчитан как пройденным, так и проваленным, исходя из того, как проходило сражение, поэтому постарайтесь продемонстрировать на что вы способны. О-о, и само собой разумеется, применение силы разрешается исключительно в пределах разумного. Полученные во время боя травмы и ранения излечит подготовленный маг-целитель, но и у него есть предел. Можете начинать!

Раздавшийся низкочастотный звук был сигналом к началу, и услышав его, мы ринулись в бой.

Я кинулся вперёд по прямой, а ребята бросились влево и вправо, делая вид, что обходят с флангов. Теоретически, меня должна была перехватить Летисия, пока другие сосредоточатся на разбежавшихся в стороны Май и Юто, но… наплевав на всякую теорию, ко мне наперерез бросился Нонорик.

— Ка-айчик! Аха-ха-ха! Вот так встреча!

— Тц!

Высекая искры, с оглушительным металлическим звоном встретились наши мечи — мой «Изначальный духовный меч» с «Плачущим клинком громового копья» и белые клинки Нонорика.

«А другие…», — подумал я, бросив быстрый взгляд по сторонам. — «Чёрт, не вышло».

Я заметил, что Летисия столкнулась с Май, а Лилия с Юто. Совершенно не тот расклад, что ожидался. Хуже всего было бы, если бы нам навязали командное сражение, но и это хорошим не назовёшь.

— Ню-у!.. Куда смо-отришь!

Его белый меч с гибкостью резины вытянулся и, хотя я в последний момент успел увернуться, одним давлением рассекаемого воздуха оставил на моей щеке порез.

«Этот гад стал ещё сильнее!»

— Гх! Рра-а!!!

С силой размахнувшись, я попытался разорвать дистанцию, однако Нонорик увернулся и вошёл в клинч, не позволяя мне этого сделать.

— Не уйдё-ёшь!

— Зар-раза!

Несмотря на то, что с нашего предыдущего с ним боя мой уровень значительно поднялся, стоило мне лишь немного отвлечься, и он искусно этим воспользовался. Иначе говоря, разница была не в характеристиках, а в чистом фехтовании.

— Аха-ха-ха-ха! Как здорово, как здорово! Я так долго этого ждал!

— Не мешай мне! И почему ты до сих пор жив, сволочь?!

— Влюблённой деве любые преграды нипочём!

— Хватит нести эту мерзость!.. «Слёзы грома»!

— Ммм, какая нас, той, чи, вость!

Под непрерывным градом ударов, я, пристально наблюдая, выбрал подходящий момент. Но даже атакованный выпущенными мною тремя разрядами молний, он совершенно спокойно, слегка изгибая и уводя тело в сторону, уклонился от них, так и не дав мне увеличить дистанцию.

— А-ха-ха-ха! Да, да-а! Это пульсирующее чувство внизу! Это так возбуждает! — Нонорик вызывающе облизнул губы.

— Какого чёрта ты такой шустрый?!

«Только этого мне не хватало!»

Мне нельзя было его убивать. И использовать мощную атаку по площади тоже. Я не мог использовать сложные навыки, чтобы его отвлечь. Всё, что я мог себе позволить — выиграть в чистом фехтовании. Против противника, который не умирает, даже если его убить.

— До чего же не везёт, хоть плачь!

Моей задачей была не победа. Однако путь к достижению цели всё ещё оставался закрытым.

***

«Всё пошло совсем не так как ожидалось!»

Нии-сама сказал, что станет противником Летисии, но бросившись к ней после прозвучавшего сигнала к бою, сразу же скрестил клинки с этой девочкой по имени Нонорик.

И двух секунд не прошло, как нарушил своё же слово. Не слишком ли ты легкомысленный, нии-сама?

Теперь ему, связанному сражением на мечах, деться было некуда.

«А значит... мой противник — она».

Повелительница демонов Летисия. Та, кто была в этом мире самым близким человеком для нии-самы, его возлюбленная.

Она определённо миловидна. И её без сомнения можно назвать красавицей. Характер тоже вроде хороший… Однако это тут не при чём. Это отличная возможность убедиться, достойна ли ты нии-самы.

— Фу-фу-фу-ум. Значит, ты мой противник? Тогда для начала попробуем так!

— Уф!

Множество обрушившихся на меня ливнем каменных копий были сметены взмахом облачённой ветром нагинаты. Скорость активации заклинания и точность его контроля были настолько высоки, что за ним вряд ли можно было уследить. Одно лишь такое мастерство заставляло признать, что назвали её Повелительницей демонов заслуженно.

«Но это далеко не то, с чем я не смогу справиться. В любом случае, если собираюсь себя показать, лучше перейти к ближнему бо...»

— Тормозишь!

Чтобы отвлечь внимание противника и войти в его слепую зону, где её не перехватят, она буквально прилетела к мне. Набранная с помощью силы ударившего в спину порыва ветра скорость позволила ей практически мгновенно сократить дистанцию между нами. Я моментально контратаковала рубящим вниз ударом.

— Слабо, очень слабо! Ки-йя!

— Кху!

Однако девушка с растрёпанными ветром алыми волосами загадочным образом, словно телепортировавшись, сдвинулась в сторону и ушла с линии атаки, после чего незамедлительно выбросила в мою сторону заряженный магией огня кулак. Неприятно заскрипев, древко нагинаты в последний момент остановило удар, и мою кожу опалило жаром.

«О нет, не выдержит!»

— Укрой, «Вихрь Тёмных Молний»!

Чтобы не сломать оружие, я использовала силу ветра, чтобы отлететь назад и избежать её атаки. В то же время окутанный фиолетовыми молниями вихрь расширился, закрывая противнице обзор.

— Неплохая реакция, но…

— К-как?!

Будто в какой-то манге совершенно неожиданно появившаяся сзади Летисия размахнулась ногой, от которой исходил треск электрического разряда.

— Маловато у тебя силёнок со мной тягаться.

«Не успею!..»

Защищаясь от удара, я успела лишь выставить древко нагинаты, покрепче сжав его, но Летисия, будто насмехаясь надо мной, подняла ногу ещё выше и с лёгкостью преодолела мою защиту.

— Угх!

Не сумев защититься, я получила мощный удар и с силой врезалась в землю.

— Что... это... было?.. Просто немыслимо…

— Не переживай, я просто очень способная девушка. Я тебя научу, — гордо выпятившая свою маленькую грудь Летисия выглядела совсем как ребёнок. Вот только...

«Если буду думать о том, как проверить её и прочих ненужных вещах, мигом ей проиграю».

***

Количество ударов мечами, которыми мы обменялись, уже перевалило за две сотни. Я использовал навыки «Владение телом» и «Манипуляция маной» для укрепления тела, «Небесную ходьбу» и «Божественную поступь», чтобы разнообразить атаки, совмещал «Продвинутое зрение» с «Ускоренным мышлением» для повышения скорости реакции, а также задействовал «Скрытность» вкупе со способностями духовных клинков в тех немногочисленных ситуациях, когда представлялась возможность использовать скрытые атаки. И всё же не мог его победить. Звон сталкивающихся друг с другом мечей продолжался.

— Аха-ха-ха-ха!!! Так весело, так весело! Мнфу-фу-фу!

— Нихрена не весело!

Конечно, я не использовал всю свою силу. Тем не менее, стараясь уйти от навязанного Нонориком боя, приходилось показывать более высокий боевой уровень, чем предполагалось изначально. Май, сражавшаяся с Летисией, и Юто, сражавшийся с Лилией, как я и надеялся, отлично показывали себя в бою, но не разобравшись с Нонориком, у меня самого не было возможности приблизиться к Леону.

«Что же мне делать? Отбросить осторожность и как бы невзначай атаковать, не сдерживаясь? А после этого, пользуясь суматохой, приблизиться к Леону?.. Нет, слишком подозрительно. Пока он вместе с Лилией, это нежелательно».

Я продолжал сражаться, обдумывая различные варианты, но в голову ничего толкового не приходило. И уже испробовал все возможные уловки, какие смог придумать.

«Твою мать, больше нельзя терять врем… Чёрт!»

— Вот видишь — отвлекаешься и делаешь ошибки!

Среди чёткого перезвона мечей раздался один глуховатый удар. То ли от спешки, то ли задумавшись, я совершил ошибку, сделав неправильный взмах, и эта пустяковая оплошность сразу же поставила меня в крайне невыгодное положение. Ещё немного, и Нонорик меня дожмёт.

«Всё, хватит колебаться! Раз уж на то пошло, придётся поднажать и приблизиться к Леону на зрительских местах...»

Фактически, бой на мечах я проиграл. Однако отступать с этой ступеньки на пути к свершению моей мести было нельзя. Но как только я решился… разрывая все шаблоны, раздался её голос:

— На-а-ха-ха! Всё ещё копаешься, Нонорик?! Давай помогу!

В ту же секунду в нас прилетело множество огненных шаров размером с мячик для пинг-понга, заряженных большим количеством магической силы. Чтобы увернуться, нам с Нонориком пришлось отскочить друг от друга.

— Воу!

— Муа!

«Май уже проиграла?! Плевать, это мой шанс!»

Пролетевшие между нами огненные шары направились дальше — в сторону Леона.

— Ай-яй-яй, ошибочка вышла.

Леон приготовился встретить летевшие в него огненные шары, но прежде чем это произошло, Летисия изменила траекторию своего огненного шторма, направив его выше по кривой. Из-за резкой смены траектории огненные шары угодили прямиком в кровлю над головой наблюдавшего за боем Леона.

— Берегись!!!

Увидев, как от взрыва крыша разрушилась и её обломки стали падать на Леона, я ринулся туда, изобразив, будто спешу ему на помощь. Хотя, разумеется, самого Леона такая мелочь вряд ли побеспокоила.

— Хмф! «Львиный снаряд»!

Собранная в его кулаке мана засветилась и Леон, выбросив руку, испустил принявший вид львиной морды заряд магической энергии, сметая падающие на него обломки. С раскатистым, отдающим внизу живота оглушительным рёвом их все, включая часть разрушенной крыши, буквально сдуло, открыв взору красивое голубое небо.

— Ваше Высочество, вы не ранены?! — окликнул его Валериус, но Леон остановил гильдмастера:

— Пустое.

Затем повернулся ко мне:

— Сожалею, Кайто, что ваш поединок прервали.

— Ничего. Главное, вы не пострадали, — покачал головой я, прибыв на место с помощью «Небесной ходьбы».

— Боюсь, дальнейший матч испорчен. Но думаю, этого было достаточно.

— Поддерживаю. Никак нельзя больше здание разрушать. Да и первоначальную задачу мы уже выполнили, — посетовал Валериус. — Фух, экзамен окончен. Давайте пойдём.

После нашего боя ристалище выглядело ещё более потрёпанным. Май отключилась, когда её победила Летисия, а бой Юто с Лилией был в самом разгаре, когда это случилось, и они оба, выглядя слегка уставшими, поправляли одежду. Ну а у Летисии с Нонориком, устроившими между собой перебранку, видимо, энергии оставалось ещё хоть отбавляй.

— А теперь я удаляюсь, у меня дела. О результатах экзамена вам сообщит Валериус... Хотя, думаю, всё и так ясно, — Леон неуклюже улыбнулся. — До встречи на поле боя.

— Да, до встречи.

Фух, я мысленно над ним посмеялся. Несмотря на то, что ситуация стала складываться совершенно неожиданным образом, в последний момент на выручку пришёл счастливый случай.

«Сбор магической силы прошёл успешно. А значит, теперь у меня есть последний ключевой компонент».

Ещё немного, ещё чуть-чуть, и ты падёшь на самое дно беспросветной бездны.

***

— ...Хм… ммм… Где я?..

— Очнулась?

Тьма ушла и сознание быстро прояснилось — первое, что я увидела, открыв глаза, был нии-сама.

— Нии-сама, где мы?.. Я…

Поднявшись на обычной кровати, я осмотрелась и слегка смутилась от того, что нахожусь в незнакомой комнате.

— Это одна из гильдейских комнат. Я хотел, чтобы ты немного отдохнула, пока не очнёшься.

Сидевший на стуле рядом с кроватью нии-сама закрыл книгу, которую держал в руках.

— Я потеряла сознание… да, точно. Прости, нии-сама, я...

Я вспомнила подробности нашего показательного сражения.

«Ничего не получилось...»

Она вертела мной как хотела, я даже не провела ни одной атаки в ответ. Опустив голову, я не могла заставить себя посмотреть нии-саме в глаза.

— Я догадываюсь, о чём ты сейчас думаешь… но это не то, за что ты должна извиняться.

— Ай!

Схватив за волосы, нии-сама грубо поднял мою голову:

— Ты это прекращай!

Такое грубое обращение, которое нии-сама никогда себе не позволял, заставило моё сердце сжаться. Он разочарован, он меня бросит — от этих страхов на глазах навернулись слёзы…

Но я заблуждалась. Нии-сама никогда бы такого не сделал.

— Я понимаю, ты не хочешь оправдываться, что всё пошло наперекосяк, что целью было не победить и тому подобное. От осознания, что она полностью тебя поимела, ты потеряла уверенность в себе, и теперь тебе стыдно, да?

Голос нии-самы был глухим и жёстким. Своим пронзительным взглядом он, казалось, видел меня насквозь.

«Не переживай, я просто очень способная девушка. Я тебя научу».

«Ну же, ну же, твои движения слишком размашисты. Это потому, что ты размахиваешь оружием, опираясь лишь на свою реакцию».

«Расширь обзор, следи за всем, что тебя окружает. Раз уж ты относишься к универсальному типу, который не полагается на чувство дистанции, тебе нужно оттачивать своё мастерство наблюдения».

«Следи за противником, не отводи глаза. Пренебрежительное отношение в битве к оппоненту одного с тобой ранга или выше не пойдёт тебе на пользу».

«Думаю, пора взяться за учёбу всерьёз».

Я вспомнила, что говорила мне Летисия. Слова, заставившие осознать, какой самонадеянной я была.

— Поэтому прекрати вот так опускать голову. Ничего, если ты склоняешь её, когда устала, ничего, если ты склоняешь её, когда хочешь отдохнуть.

Он не был разочарован. И не собирался меня бросать. Но и заботливо утешать — тоже.

— Но когда тебе стыдно, не вздумай опускать голову! Смотри вперёд, смотри на себя. Этот мир не пожалеет тебя, если будешь отводить глаза. Не надейся, что кто-то погладит тебя по головке и станет утешать.

Вперёд, вперёд, продолжай двигаться только вперёд. Сильными толчками он подталкивал меня в спину.

— Я не стану говорить, что ты старалась. И не буду говорить, что справишься в следующий раз. Если считаешь, что облажалась, ищи прощения у себя, не у других. Ведь так?

— Злой ты, нии-сама. Меня же опозорили перед всеми, — произнесла я, слегка прикусив губу. Все пути к отступлению были отрезаны. — Добрый нии-сама не стал бы так жестоко отчитывать свою сестру.

— Очень жаль, но добрый нии-сама давно закончился.

— ...Неправда. Нии-сама, ты лжец.

— И не говори. — Лицо нии-самы смягчилось. — Ну как? Девушка, в которую я влюбился — она потрясающая, правда?

— ...В следующий раз я не уступлю.

— Вот и славно. Хотя я не очень-то жажду видеть, как вы с Летисией сцепитесь.

— А хвастаться своей возлюбленной перед раненой сестрой — разве не подло? Ты жестокий, нии-сама.

— Ну что тут сказать… Ничего не поделаешь.

— Это не оправдание. Онии-тян, ты дурак.

Я прижалась к нии-саме, чтобы он не увидел выступившие на глазах слёзы, и почувствовала, как грубо державшая за волосы рука стала нежно меня поглаживать. В конечном счёте, всегда баловавший сестру нии-сама так же ласково гладил меня по голове, пока я не успокоилась.

— Ну, нам пора.

Возможно, из-за того, что перед этим он обращался со мной грубо, его ласки казались приятнее, чем обычно… Может быть, не так уж и плохо, когда с тобой так обращаются.

— Кстати, а где Юто-сан?

— Юто вернулся в гостиницу. Сражаться с Лилией в одиночку было тяжело, и он сказал, что ему нужен отдых. Да и похоже, силы у него ещё остались, чтобы вернуться на своих двоих.

Хотя в кровати было предостаточно места, он постеснялся воспользоваться ею, зная, что его состояние не настолько тяжёлое, раз он может двигаться сам.

— О, точно. Задачу мы выполнили. Это доказательство ранга S. Не потеряй его.

Нии-сама повесил мне на шею цепочку с обрамлённой зелёным металлом чёрной пластинкой.

— Теперь мы можем смело проскользнуть на поле боя во имя великой цели. Осталось дождаться, когда это принесёт свои плоды.

Я поднялась, и мы вышли из комнаты. Спустившись по скрипучей лестнице, мы прошли к стойке регистрации, рядом с которой располагалась гильдейская харчевня и по совместительству пивная.

— Нуа-ха-ха-ха-ха! Э-эй, человек! Тащи ещё одну порцию этой мясной вкуснятины!

— Эй, братец! Хочешь поразвлечься с Ноно?

Мы услышали знакомые голоса.

— О-о! О-о-о! Наконец-то спустились! — державшая в руке напиток Летисия помахала нам.

Это заставило меня рефлекторно вздрогнуть: наверное, поражение всё-таки немного травмировало… нет, нельзя на этом зацикливаться. Нии-сама так старался меня воодушевить.

— ...Кушаете?

— Ага, после такой хорошей разминки не грех подзаправиться. Вы тоже присаживайтесь. Здесь довольно вкусно готовят.

Летисия звонко рассмеялась, помахивая куском мяса на косточке.

Ах, какой приятный запах специй и чуть подгоревшего соуса…

— Голод не тётка… — заметил нии-сама. — Поедим-ка и мы.

Э-это не мой живот урчал! Да, я понятия не имею, что это было.

И кстати, время как раз обеденное.

Заняв с нии-самой места за столиком, мы сделали заказ, который вскоре принесли.

— Извини, что так вышло, — обратилась ко мне Летисия. — Я слегка перестаралась в конце. Шрамов вроде не должно остаться, но… всё хорошо, да?

— Д-да… Несколько ушибов и ссадин, просто потеряла сознание...

— Ясно. Позволь-ка.

— О, это же...

Тёмно-зелёный свет прошёл через всё моё тело, и через пару мгновений оставшаяся небольшая боль полностью исчезла. И не только: я ощутила приятное чувство, будто кожа разглаживается...

— Теперь порядок.

— А-а, так нече-естно! Наложи и на Ноно тоже! От него кожа становится более упругой.

— Эй-эй, не маши руками! Наложу я на тебя заклинание, успокойся.

— Ню-ню, замеча-ательно!

— Божечки-божечки.

Такой же тёмно-зелёный свет охватил и Нонорик.

— И какие у вас дальнейшие планы? — поинтересовалась Летисия. — Мы собираемся отправиться на передовую, как только закончим собирать всё необходимое.

— Мы ненадолго задержимся в городе, — ответил нии-сама. — Бой с вами показал, что нам стоит поднабраться сил.

— Вот как. Что ж, я подумала, раз уж судьба свела нас, то и отправится должны все вместе. Но раз так, ничего не поделаешь. Ку-ух… Наелась, — Летисия с бряцанием опустила ложку в пустую тарелку. — Ну, нам пора. До встречи на поле боя. Нонорик, подымайся.

— Э-э? Ноно пока не хо-очет.

— Вста-вай. Сестра связалась со мной, передала, что оправляемся за покупками. Пойдём.

Положив несколько монет на стол, Летисия поднялась и буквально потащила Нонорик за собой.

— Увидимся.

— Пока-пока-а!

Нии-сама слегка махнул рукой в ответ, и я тоже поспешно помахала им на прощание. Звякнув колокольчиком на двери, они покинули гильдию.

— ...Фух, теперь понятно, почему они до сих пор здесь, но что бы она сама нас приглашала...

— Нии-сама, так ты и с Нонорик-сан знаком?

— Да… Хотя был уверен, что прикончил эту паскуду своими руками. По крайней мере, должен был, а оно живое-здоровое. Правда, скрестив клинки, как я понял, обиды эта вражина на меня не держит.

— И что будем делать? С Нонорик-сан, Лилией-сан… и Летисией-сан.

— ...А ничего. У нас недостаточно сил тягаться одновременно с Леоном и остальными. Летисия с Лилией покидают город раньше, так что просто дождёмся их отбытия.

Нии-сама опустил ложку и добавил:

— Сегодня я запалю огонь. К тому времени, когда дым от него заметит Леон, Летисии с остальными тут уже не будет. Что с ними делать, решим после — ещё многое нужно обдумать.

После этого мы продолжили трапезу и успели как следует наполнить желудки, прежде чем тарелки опустели.

— Ну что, пойдём и мы? Как раз только что закончился один интересный разговор.

— Интересный разговор?

— Расскажу, когда вернёмся в гостиницу.

Закончив обедать, мы поднялись и направились к выходу.

— ...Нии-сама?

Однако у входа, пропустив вошедшего в гильдию старичка, нии-сама остановился. Проковыляв мимо нас, тот подошёл к стойке регистрации, где принимали заказы на задания.

— Дедушка, вы опять пришли?

— ...Задание. Кто-нибудь принял его?

— Увы, никто. До сих пор там висит.

— Вот как… — произнёс старичок, после чего направился в пивную и примостился там в углу.

— Что-то не так, нии-сама? Что с этим дедушкой?

— ...Нет, ничего, — ответил нии-сама, после чего, не оглядываясь, покинул гильдию.

***

Рабочий кабинет гильдмастера в самом конце второго этажа гильдии авантюристов.

— Фух, ну и ну.

Валериус вздохнул, закончив заниматься разбором документов, сопровождающих регистрацию шестерых новых авантюристов ранга S.

— Так, с основным закончено. Можно передохнуть.

В наступившие непростые времена работы у него и так прибавилось вдвое, поэтому разобравшись с этими навалившимися проблемами, он наконец почувствовал себя свободнее.

— Думаю, пора перекусить.

Поднявшись со стула, Валериус заметил, как стоявшая на его столе фигурка птицы на подставке с щелчком опустилась.

— ...Господи, час от часу не легче, — снова вздохнул он.

Выдвинув находящийся внизу стола ящик, изолирующий магическую энергию, он извлёк оттуда магический предмет. Предмет выглядел как хрустальный шар на подставке, излучающий слабый свет.

Валериус, Валериус. Скорее, ответь, — раздался из хрустального шара голос, и Валериус, обращаясь к нему, ответил:

— Сейчас, сейчас. Прости, что заставил ждать, уважаемая Королева фей.

Приготовь для меня подношения. С высоким запасом магической силы и как можно больше невинных.

— Я понял. И сколько на этот раз? Пятерых, как в прошлый раз, хватит? — с мыслью «так я и думал» спросил Валериус.

Этот магический предмет он получил от Королевы фей для связи с ней.

Приготовь три десятка штук.

— Т… тридцать?! — Валериус от удивления запнулся, когда голос потребовал намного больше, чем он ожидал.

Да, верно.

— Тебе действительно столько необходимо? Такое количество не так-то просто достать.

Необходимо. Однако зачем, тебе знать не нужно. Приведи их в лес ночью во время следующего полнолуния. До встречи.

Как обычно, выдвинув своё сумасбродное требование, Королева фей тотчас же прервала связь.

— Ха-а-а-а-а-ах… Снова дел невпроворот. Следующее полнолуние… не больше суток осталось. Принц Леон занят переговорами с этими бестолковыми аристократами насчёт отправки их стражников на фронт, а значит, работать опять придётся сверхурочно.

Чувствуя себя подавленным, он испустил протяжный вздох и убрал магический предмет обратно в стол, а затем покинул кабинет и спустился вниз, в харчевню, чтобы подкрепиться.

Совершенно не заметив наблюдавшую за всей этой сценой маленькую мышку.