Том 2.5    
Глава 1. Герой отчаянно ищет оправдания


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
baklan
2 г.
Том завершён.
58585858546332
2 г.
Спасибо за перевод

Глава 1. Герой отчаянно ищет оправдания

Мы покинули Эрумию и родную деревню Шурии и направлялись к нашей следующей цели. Солнце только что зашло, а значит, пора было остановиться на ночлег.

В Эрумии я приобрёл различные магические предметы помимо того, что мы прихватили из поместья Юмис. Заодно мы взяли магические устройства, создающие барьеры, чтобы скрыть наше присутствие от монстров во время сна и не повторять ту пытку, выпивая отвар из пахучей пушистой травки.

— Скажите, хозяин...

— Хм? Что такое?

— А, нет. Ничего.

— Ясно.

Минарис хотела что-то сказать, но замолчала. В последние дни подобные диалоги стали происходить всё чаще. И я знал причину.

Я ничего не говорил о Гленне. Нет, если точнее, я ничего не говорил о Летисии. У Минарис была часть моих воспоминаний о Гленне и Летисии, связанные с моим гневом и желанием отомстить.

Были и другие воспоминания о ней, большая часть которых были приятными, согревающими душу, когда она смеялась от всего сердца. Такие воспоминания толком не передались.

Я не пытался скрыть это от них, они знали о моих чувствах к Летисии. К тому же они — мои сообщницы. И понятное дело, я был в курсе, что в таком возрасте девушки страсть как интересуются всеми этими романтическими делами — говорю как человек, у которого есть младшая сестра.

И Минарис, и Шурия — на самом деле обе они были хорошими, неиспорченными девушками, и я сомневался, стоит ли рассказывать им о Летисии, с которой нас во второе пришествие ничто не связывало.

Но информацией всё же стоит делиться — это может пригодиться в дальнейшем, при свершении нашей мести. Да и позволит избежать таких вот неудобных ситуаций как сейчас. Тем не менее, было немного неловко говорить об этом, и я совершенно не знал, с чего начать.

Знаю, это жалкие отговорки. Просто говорить о девушке, которую я люблю… Точнее, рассказывать о встрече с ней было неловко. Кроме того, мы не были парочкой и не встречались. С чего я вдруг ни с того ни с сего начну им рассказывать о таких вещах? Нет, даже если считать, что наши чувства были взаимны, наши отношения с ней всё равно не зашли дальше поцелуев…

Да блин, как-то стрёмно об этом рассказывать.

...Нет, неправда! Я не лузер! Не лох какой-то! Просто так сложились обстоятельства! Было множество препятствий, поэтому наши отношения и не продвинулись дальше! Я не виноват!

— Хотелось бы сегодня съесть горячего рагу. Буду рада, если получится наесться мяса, — сказала Шурия, прервав бурный поток моих мыслей. Видимо, пыталась разрядить эту странную атмосферу…

В любом случае, пора и об ужине подумать.

— Ты права. Приготовим мясо благородного вепря, которого мы поймали. Я сделаю ужин, что скажете?

— Э? Х-хозяин будет готовить? Н-но ведь... это могу сделать я. Или же...

— Ну-ну, Минарис, не смотри на меня таким жалобным взглядом, умоляю… Я не собираюсь отнимать у тебя роль нашей кухарки. Просто хочу приготовить это блюдо сам.

На глазах Минарис выступили слёзы, и я ласково потрепал её по голове, чтобы утешить.

Минарис очень гордилась своей ролью кухарки. Что, в принципе, было заслуженно, так как готовила она и правда вкусно.

Я достал котелок и жаровню, и принялся чистить и нарезать овощи. Затем вытащил из сумки куски мяса благородного вепря и порезал их на мелкие части.

Это мясо плохо подходит для готовки, особенно в сравнении с мясом других животных. Его мало кто решится использовать — из-за высокой температуры при варке либо жарке оно становится жёстким, да и вкус пропадает. Минарис знала об этом, и поэтому слегка нервничала. Но был один маленький секрет: если порезать его на кусочки и варить вместе с косточкой, добавив немного риколевого вина, мясо получается просто отменным.

Мне показалось занятным увидеть Минарис, пребывающей в лёгкой панике, поэтому я ничего ей не сказал.

И вот я добавил в котелок приправы и немного фруктового вина.

— Теперь подождём, пока приготовится. Со стряпнёй Минарис, это конечно, не сравнить, но… Кстати, пока суть да дело, вы не против послушать одну историю, девчонки? Я хочу рассказать о Летисии.

— Д-да, да… конечно.

— Шурия тоже хочет послушать.

Они немного стушевались, но всё же твёрдо кивнули в знак согласия.

Вечно избегать этого разговора всё равно не получится. Моё сердце до сих пор стучит сильнее, когда я вспоминаю тот судьбоносный день, но если так пойдёт и дальше, она снова будет насмехаться надо мной и изводить колкими, «ты жалок», фразочками.

— Насчёт этого детёныша огненного дракона мне особо нечего вам рассказать. Гленн для Летисии был вроде домашней зверушки. Она подобрала его незадолго до того как мы с ней встретились и судя по всему, в этот раз они друг друга пока не знают.

Честно говоря, это всё, что я могу сказать о Гленне. Моя память вряд ли позволит им сделать о нём правильное суждение. Если начну вдаваться в подробности, это может не лучшим образом повлиять на разделённые с ними воспоминания о Летисии и лишь всё усложнит. Поэтому, чтобы не возникло недоразумений, мне следует начать с того момента, когда мы с ней встретились. Да, так будет лучше.

— В тот прекрасный как и сегодня день я встретил Летисию. С момента моего первого пришествия прошёл почти год. Я путешествовал по отдалённым районам континента на границе Империи и стране Зверолюдей. В то время я с натяжкой тянул на авантюриста ранга A. Ну, у меня была парочка особых навыков, но этого явно не хватало, чтобы не напрягаясь сражаться с каждым встреченным мною противником, поэтому по большей части я предпочитал не лезть на рожон.

После зачистки подземелья возле королевской столицы и после отражения атаки орд нежити возле Эрумии, при содействии императора мы получили возможность использовать легендарный артефакт «Врата перехода» для быстрого перемещения к различным подземельям, а заодно могли преодолевать огромные расстояния за короткий промежуток времени.

Тогда меня не покидало чувство ностальгии по родному миру, я сильно переживал из-за того что застрял в этом мире. И со временем уже не мог делать вид, что всё в порядке. Чтобы отстраниться от мрачных мыслей, я начал действовать опрометчиво и стал безрассудно повышать уровень, не задумываясь об осторожности.

Рассказывая об этих событиях, я продолжал помешивать котелок.

— Я думал, у меня нет выбора. Это тяготило и причиняло боль. Я не переставал задаваться вопросом — почему именно я? Не скажу, что меня не восхищала мысль о том, что я избранный, что я Герой, но даже искренне желая защитить товарищей и друзей, которых я считал не чужими мне, заслуживающими доверия людьми, мои настоящие чувства находились в смятении.

Вспомнив о том времени, я продолжил:

— Да, мои чувства к этим людям не были фальшивыми. И всё же я готов был вот-вот сломаться. С момента моего призыва прошёл год, и тревога стала охватывать меня всё больше. Надежды, что всё образуется, уже не было.

Многие интересовались подобными историями, где герой попадает в параллельный мир и совершает увлекательное приключение. Мне тоже было это знакомо, поэтому я стал воспринимать этот мир как какую-то игру.

Нет, если быть точнее, я просто пытался убедить себя в том, что этот мир вымышленный, что это — всего лишь игра. В конце концов, в игре всегда всё происходит строго по сюжету: есть чёткая цель, достигнув которой, игра будет пройдена. Но в этом мире я даже не знал, смогу ли вернуться, несмотря на то, что меня превозносили как Героя. Моя тревога была вполне естественной.

Если считать демонов и их повелительницу отдельной фракцией, то у них должна быть своя страна. В игре нужно было собрать группу людей и одолеть правителя этой страны, чтобы завершить основной квест. Но даже в моём мире любой ребёнок знает, что горстке людей ни за что не победить целое государство.

Я чувствовал себя насекомым, брошенным в битком набитую клетку. Воздуха становилось всё меньше, и я задыхался всё больше и больше. Поэтому мне не оставалось ничего, кроме как бросаться в бой в погоне за силой, которая позволит мне выбраться из этой клетки.

Я ни о чём не задумывался, не замечал ничего вокруг себя — просто хотел забыться от захлестнувшего меня отчаяния. Я хотел поскорее вернуться в свой мир и надеялся, что не свихнусь, прежде чем доберусь до финиша. Я всем сердцем желал, чтобы этот мир оказался лишь игрой. Это единственная вера, сохранявшая мой рассудок.

Но после проведённого здесь года, как я не пытался отогнать от себя эту мысль, мне всё-таки пришлось смириться с тем, что окружающий меня мир — не игрушка. Тут убивали и тут умирали. Либо ты, либо тебя. Я не мог отстраняться и дальше, и продолжил совершенствовать свои навыки.

— Я хотел стать сильнее любой ценой. Хотел сделать это как можно скорее — победить Повелительницу демонов и вернуться в мой мир. И поэтому в тот вечер я снова в одиночку пошёл охотиться на монстров.

Я буду оттачивать навыки даже находясь в городе, ринусь в бой как только мы войдём в подземелье. Неплохо бы встретиться с демонами во время нашего путешествия. Когда мои соратники улягутся спать, я незаметно пойду охотиться на монстров. Так я решил.

Сокращу перерыв на отдых.

Буду есть быстрее.

Буду меньше спать.

Я каждый день жертвовал повседневными житейскими потребностями и повторял эти действия снова и снова в надежде стать чуть сильнее, чуть быстрее.

Так как я не мог закрыть глаза на попавших беду людей, то постоянно бросался им на помощь. И разумеется, делал всё это в страшной суете и спешке.

Каждый мой день был наполнен противоречиями. Я сокращал своё личное время, чтобы стать сильнее, пока выполнял свою роль Героя и спасал остальных. Я разрывался и терял бдительность.

— И вот тогда я имел неосторожность провалиться в дыру в земле, которая внезапно подо мной разверзлась. Я оказался в никем не открытом ещё подземелье. Гадском, надо сказать, подземелье, созданным для того, чтобы выставлять людей дураками. Там я и повстречался с Летисией.

Именно тогда я начал считать этот мир настоящим. В тот день моё мироощущение поменялось с фаталистичного «здесь мне придётся умереть» на обнадёживающее «здесь и жить можно».

— Она была одета в «кимоно». Этот наряд — что-то вроде национальной одежды там, где я родился.

— Как у меня? — Шурия взмахнула рукавами своё одежды.

— Точно. Когда я встретил её в первый раз, на ней было примерно то же одеяние. Для меня это оказалось полной неожиданностью. Я и не знал, что кимоно — не редкость даже для этого мира.

Вспоминая мою первую встречу с Летисией, я старался сохранять спокойствие, чувствуя как боль и теплота разливаются по моему сердцу.