Том 2.5    
Глава 11. Мститель, который весело смеётся


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
baklan
2 г.
Том завершён.
58585858546332
2 г.
Спасибо за перевод

Глава 11. Мститель, который весело смеётся

— Фух, ну и дела, — вздохнула рыжая.

С помощью магии ветра она моментально высушила себя. Её прекрасные волосы с лёгкий шорохом распустились и упали ей на плечи. Правда, у меня эта чудесная картина вызвала лишь раздражение.

— Эй, ты! Хватит уже делать вид, будто тебя это не касается. О чём ты вообще думала, когда разносила в клочья эту громадину? Тебе не кажется, что следует передо мной хотя бы извиниться?

— А-а… ну да, прости-извини-виновата.

— Хо-хо, ты смотри, какая умница — даже извиняться умеет! Только вот не чувствую никакой искренности в словах.

Мы вернулись в предыдущую комнату, и она снова промыла меня водяным шаром.

Это была катастрофа. Мне и раньше приходилось вымазываться в липкой жидкости, попадая в ловушки, но она не доставляла таких неудобств и к тому же приятно пахла омелой и другими цветочными ароматами. От неё мои волосы также становились мягкими и шелковистыми, и рыжая, похоже, даже специально подставляла меня под эти ловушки, чтобы добыть немного этой жидкости и для себя.

Но в этот раз всё было с точностью да наоборот. Липкая дрянь отчётливо напоминала блевотину, непонятного цвета содержимое желудка непросыхающего алконавта. Она жутко воняла и была практически неотмываемой.

От гигантской изоподы осталась невообразимая смесь, состоящая из кусков размером с крупную гальку: склизкого хитина вперемешку с жучиными ошмётками, теперь ещё и покрытыми желудочным соком взорвавшейся твари.

Даже самый первоклассный адвокат, лишь бросив взгляд на то, чем я был измазан с ног до головы, громко воскликнул бы, выведя текст огромными буквами на переднем плане «ВОЗРАЖЕНИЙ НЕТ!» в ответ на обвинительный приговор в сторону рыжей. Безо всяких там судебных поворотов.

— Божечки-божечки, и не совестно тебе вынуждать просить прощения промокшую с ног до головы красотулю? Тюрьма по тебе плачет, ирод!

— Да это тебя посадить надо за то, что людей всякой дрянью обливаешь!

И вообще, промокший с ног до головы здесь только я!

— Ишь, какой неженка выискался! Я ведь извинилась уже! Ну, только не плачь, сейчас я тебя тоже высушу.

Вокруг меня бешено закрутился ветер. Он был достаточно горячим, словно из фена, и я почувствовал, как вся оставшаяся влага быстро испарилась.

— Кхм, достаточно.

Результат меня не удовлетворил, но так как ныть мне и правда уже порядком надоело, я решил заткнуться. Что ж, главное, мы прошли подземелье. Над дверью в следующую комнату висела надпись «Комната Хранителя», так что по-любому дальше будет выход… А будет ли?.. Чёрт, да перестань.

Хотя, если подумать, впереди вообще никаких надписей нет. А вдруг именно там нас ждёт настоящий хранитель?

— Л-ладно, нужно поскорее выбираться отсюда.

— Д-да, лучше двигаться.

Мы повернулись и пошли к выходу, но неясное чувство тревоги не покидало меня. Похоже, то же самое чувствовала и рыжая. Наверно, я просто стал слишком подозрительным. Ну не может же быть всё так плохо, правда? Нужно верить и надеяться на лучшее. Угу. Но избавиться от сомнений всё же никак не получалось. Если снова что-то случится, я же с ума сойду. Тем более, это подземелье уже не раз доказывало, что если ожидаешь худшего, оно обязательно произойдёт.

И оно произошло. Двери захлопнулись прямо перед нами, и пространство за ними вновь наполнилось знакомыми шуршащими звуками.

— Что-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о?! — одновременно воскликнули мы.

Мы знали, что пока не уничтожено ядро, монстры в комнате хранителя подземелья будут появляться вновь и вновь. Но не так же быстро! Да и вообще, что за дела, где это чёртово ядро подземелья?..

Ответа не было, поэтому нам ничего не оставалось, как в очередной раз заняться уничтожением жуков.

— Сдохни! Сдохни, Ко-о-о-омэ-э-э-э-эй!

...Стоит лишь упомянуть, что брань и проклятия в адрес совершенно непричастного великого человека позволили нам, находясь в припадке праведного гнева, расправиться со всеми жуками в два раза быстрее.

***

— Ну давай, давай! Где ещё ловушки, а-а-а?!!

Наполненная безумной яростью битвы комната снова погрузилась в тишину. Мы вынесли жуков, подпитываемые одним лишь незамутнённым буйством от злости, словно в каком-то безбашенном слешере. Быстро устранив всех шуршащих гадов, мы разрубили яйцо, не дав ему даже проклюнуться.

Пинком растворив двери, мы ввалились в следующую комнату аки неудержимые и злые ровно черти.

Это была квадратная, совершенно пустая комната.

— Опять нихрена!

— Что теперь?! Западня в полу?! На потолке?! А-а?!

— Где эта грёбаная ловушка?!

Мы осмотрелись вокруг налитыми кровью глазами. С нашим опытом ни одна ловушка теперь от нас не скроется.

Но как только дверь за нами закрылась, на полу посреди комнаты появился магический круг. Частицы зелёного света вспыхнули и осветили всю комнату. Обстановка сразу же сменилась, и мы не смогли сдержать удивлённые возгласы. Нас окружил поток белого света.

— Похоже на какой-то телепорт. Где мы?

— Это что, ловушка?

Вокруг была пустота, заполненное белым светом безграничное пространство, в котором не было ничего.

Нет, это не ловушка. — Словно из ниоткуда раздался голос.

— Э-эй, ты слышала?

— Значит, мне не почудилось.

Мы посмотрели друг на друга, чтобы убедиться, что нам это не показалось.

Спасибо! Спасибо, мои дорогие! Вы установили новый рекорд по скоростному прохождению! Поздравляю! Вы отлично справились, давно я так не смеялась. Нет, правда, вы действительно отлично постарались! Особенно эта первая дуэль между вами, которая не входила в мои планы, была просто потрясающей! Как просматриваю её раз за разом, так просто помираю от смеху, бфф! Достаточно лишь вспомнить об этом, и уже нет сил удержаться...

Мы застыли в немом изумлении, когда перед нами, медленно покачиваясь, возникла молодая женщина лет двадцати пяти. Её достаточно длинные волосы достигали плеч и завивались на кончиках локонами как при химической завивке. Женщина, облачённая в рясу, похожую на одеяния служителей лунарийской церкви, беззастенчиво скалилась в нашу сторону издевательской, наглой улыбкой до ушей.

Однако кое-что в ней было необычным.

Во-первых, она парила в воздухе, причём на некотором расстоянии от нас. Не было заметно, что она пользуется какой-то магией, однако пола она не касалась. Впрочем, окружающий нас свет был настолько ярким, что само понятие пола было здесь неопределённым.

Во-вторых, даже несмотря на то, что она находилась прямо перед нами, мы не ощущали её присутствия. Мы слышали её голос, видели её покачивающееся в воздухе лицо, но её словно не существовало. Своё присутствие можно было скрыть при помощи высокоуровнего навыка, но если тебя заметили, это уже не работало.

И в-третьих, мы могли смотреть сквозь неё, словно она была полупрозрачной, с бледно-синим оттенком. Хотя позади неё всё равно всё было белым.

Как бы то ни было, в данный момент эти странности нас совершенно не волновали.

— Слышь, чернявый.

— Ага, рыжая.

Мы вновь взглянули друг на друга и кивнули.

— Сдохни, Ко-о-омэ-э-э-э-эй!!!

Гу-ху-ху, я не Комэй, у-ху-ху-ху-ху.

Наша общая атака была даже мощнее той, которой рыжая прикончила гигантскую изоподу. Я принялся бросать всё, что было у меня в сумке и довольно быстро опустошил её. Рыжая использовала всю возможную магию, которую она могла быстро применить: огненные и штормовые шары, каменные пули, сферы со слезоточивым дымом, едким растительным соком, грозовыми разрядами и т. д.

Не обращая внимания на грохот, удары и треск, создаваемые нашей атакой, женщина с лёгкостью уворачивалась ото всех летящих в неё предметов и заклинаний словно листик на ветру.

— Хватит кривляться, зараза!

Хо, ха, оп, хоп! Ну-ка, ну-ка, цельтесь лучше! Так вам в меня не попасть!

— Ах ты дрянь! Сдохни, просто сдохни!

Не хочу-у-у, у-ху-ху-ху-ху!

Она кружилась в воздухе, хохоча и язвительно ухмыляясь, чем выбешивала нас всё больше и больше.

Ита-ак, пришло время сделать подарок за прохождение подземелья. И чем же мне вас наградить?..

— Дай-ка я лучше врежу тебе по наглой морде!

— Дай мне лучше поджарить тебя, стерва!

Ну уж не-ет! — ответила женщина, издевательски сверкая улыбкой под непрекращающимся потоком заклинаний, и внезапно исчезла. — Может, вот это? Держите, это мой вам подарок.

— Уф!

— Хья!

Она появилась сзади и засунула руки прямо в наши тела. Ощущение было такое, будто внутри провели незримой рукой, задев что-то важное, и словно что-то размазали.

«Системное сообщение: "Меч призрачного пламени сердца" разблокирован».

— Э? Что?

— Хм, вот почему...

Мы вдруг осознали непонятную ранее концепцию, получили ощущение её осмысленности, и в то же время поняли, почему наши атаки не имели эффекта на её духовную оболочку.

И постарайтесь впредь чересчур не полагаться на пушистую травку, хорошо? Думаю, вы и сами знаете, что недостаток сна не скажется на состоянии вашего тела, но духовное истощение будет накапливаться всё больше, что может вызвать обратный эффект. Это мой добрый совет таким упорным деткам как вы, советую к нему прислушаться, — посмеиваясь, назидательно сказала она. — Что ж, удачи. Было ве-есело!

С этим словами женщина отшагнула назад.

— Стоять!..

Повернувшись, я заметил, как окружающий мир снова изменил цвет. Даже зная, что толку не будет практически никакого, я всё же вновь попытался ударить её. И почти достал. Но в последний момент я увидел её печальное лицо, отчего невольно остановился.

Бе-е!

— Ах ты!..

«Опять развели как лоха» — с этой мыслью меня и рыжую выбросило из подземелья.

***

Когда я опомнился, над нами в ночном небе сияли звёзды и светила луна, а находились мы на небольшой поляне глубоко в лесу.

— Вот же сучка!.. В следующий раз я ей точно врежу!

— Кого ты обманываешь, болван! У тебя был шанс её достать, да ты его упустил!

— Заткнись! Сам знаю! — огрызнулся я, с позором и унижением закрывая лицо рукой. Неуютную атмосферу нарушило синхронное урчание наших животов.

— С… сначала нужно подкрепиться. Скорее, приготовь что-нибудь.

— Верно, я тоже проголодался.

Я так устал, что сил у меня совсем не осталось. Тем не менее, готовка требовала некоторого времени. Я достал котелок, налил в него воды, бросил специй, подлил риколевого вина и, побросав внутрь мясо благородного вепря, поставил на огонь.

— Как там? Ещё не приготовилось, нет?

— Я тоже очень голоден, но подожди. Ещё немного.

— У-у… Не могу больше ждать… — Рыжая словно ожидающая кормёжки собачка пристально глядела, как я помешиваю котелок.

Я достал из сумки деревянную миску и протянул ей.

Немного погодя суп наконец сварился.

— Так, готово…

— Дай сюда!

— Э-эй! Успокойся!

— Отвали!

Рыжая выхватила у меня черпак, быстро навалила супа в миску и принялась жадно есть. С таким усердием она уминала еду разве что в первый день нашей встречи.

— Смотри, подавишься.

— Мгмх! Кху, кхе!

— За тобой никто не гонится.

— Добавки!

— Ну ладно, ладно. Ешь, сколько влезет.

Мне оставалось лишь удивлённо охнуть, видя, как рыжая, поперхнувшись, тотчас же оправилась и принялась за вторую миску, бешено работая ложкой. И пока первая тарелка супа наполняла мой желудок, я наблюдал, как котелок быстро опустошается, словно содержимое его высасывали.

— Пха-а… Объеденье.

— Мда-а, пожрать ты не дура! Только смотри, будешь спать после еды — коровкой станешь. Знаешь?

— Чушь какая. Кто же в это поверит?

После трёх котелков супа мы наконец наелись. Поедательница большей части этого ужина, удовлетворённо сложив руки на животе, вольготно развалилась на траве. Я убрал с огня котелок и сел, прислонившись спиной к дереву.

— ...Где мы сейчас — не знаю, выясним завтра. Устал я.

Судя по растительности и деревьям, мы находились в лесу недалеко от границы между северной частью Империи и страной Зверолюдей, где я и провалился в подземелье. Где конкретно мы оказались, я не знал, но с восходом солнца смог бы определить, куда нам идти. Мои способности в обнаружении находящихся поблизости существ значительно выросли, и я без труда мог понять, в какой стороне находятся люди. И завтра, двинувшись в том направлении, мы придём в город или деревню.

— Слушай, как же ты всё-таки готовишь это паршивое мясо благородного вепря, что получается так вкусно?

— Та...

«Так я тебе и сказал», — я снова хотел было отговориться, как и в прошлый раз, но замолк. Затем добавил:

— ...Вместе с костями, добавив немного вина из риколевых фруктов первого урожая.

— Гм? Что?

— Это и есть секрет, как сделать мясо благородного вепря вкусным. Ты ведь хотела его узнать, да?

— Так значит, это было фруктовое вино! Вот и хорошо, когда встречусь с сестрой, попробую. Знаешь, чернявый — моя сестра готовит так, что просто пальчики оближешь. Она красивее всех на свете, невероятно талантлива, и это она обучила меня магии. Я и сама неотразимая красавица, но моя сестра ещё невероятнее…

— Да, да, я знаю, знаю. Спортсменка, комсомолка и просто красавица. — Эти хвалебные оды я уже не раз слышал от неё в подземелье. — Лучше другое расскажи. Я ведь поделился с тобой своим секретом.

— Ч… что тебе рассказать? Мои три размера? Извращенец.

— Хех, тоже мне, секрет: 60-60-60. Отвесная плоскость.

— Лучше просто умри.

Я уклонился от прилетевших каменных пуль размером с хорошую дробь. Они простучали по стволу дерева, выбивая во все стороны щепки, и упали на землю. Такое происходило уже не в первый раз, поэтому тело сдвинулось раньше, чем я успел об этом подумать.

— Расскажи, почему ты путешествуешь. Мы же поспорили: кто первый выберется из подземелья — побеждает. У нас ничья, так что давай, тоже выкладывай.

— Было такое. — Рыжая, кажется, только сейчас об этом вспомнила. — Эх, что же делать… Действительно, рассказать, что ли?

— Блин, ну что такое, хватит уже… Вот допустим, мне вдруг понадобится твоя помощь, ты ведь поможешь? А в следующий раз я помогу тебе.

Завтра наши пути разойдутся, и я снова вернусь к каждодневной рутине в поисках новой силы. Как-то грустно становилось на душе при мысли об этом.

Если бы я знал цель её странствий, быть может, мог бы остаться с ней ещё ненадолго. Так я подумал, цепляясь за наивную и глупую мысль — как при встрече с другом в моём прежнем мире — просто побыть вместе ещё немного.

— Тебя что, бросили? Выглядишь как кролик-потеряшка.

— Да иди ты к чёрту. Я со всей душой, а она!..

Рыжая нахально улыбнулась, стараясь прикрыть улыбку. Чувствуя, как кровь приливает к лицу, я так и не сказал того, что хотел сказать.

«Зараза, краснею как мальчишка.»

Я надеялся, что она этого не заметит, но рыжая была не из тех, кто упустит шанс посмеяться над слабостями других, не отпустив в их сторону едкое словцо.

— Ку-ку-ку, ты покраснел. Значит, я угадала. Утю-тю.

— Да ё-ё-ёлки зелёные, прекрати ёрничать! Просто ответь!

По какой-то причине леденящий холодок пробежал по мне в этот момент.

— Знаешь, а ведь я до сих пор не спросила твоего имени, хотя мы немало времени провели вместе. Глупо, наверное, сейчас спрашивать, но всё же: как тебя зовут?

— Кайто… Меня зовут Кайто.

Рыжая медленно поднялась и посмотрела на звёзды. Всего лишь стояла и смотрела, не излучая ни враждебности, ни злобы, ни желания убить. Однако же было в этом что-то пугающее. Впрочем, назвать это страхом было нельзя — просто горькое чувство, сожаление, будто увидел то, чего лучше не видеть.

— Значит, Кайто. Хорошее имя.

Всё было как и прежде. Но всё же… последние несколько дней призрачное ощущение чего-то неуловимого, таящегося в ней, не покидало меня.

Мрачного, зловещего, тёмного.

Не той робкой темноты, что скрывается в тенях, прячась от света, а бездонной, всепоглощающей тьмы.

— Не знаю, можно ли на тебя рассчитывать. Но это всё равно не имеет никакого значения. Ты не поможешь мне, Кайто.

— Но… почему? Уж чем-то я смогу помочь, мне не сложно.

— Нет, дело не в том. Кайто, тебе этого не понять… Если бы всё было так просто, поверь, я бы этого не сказала.

Девушка обернулась, улыбнувшись совершенно пустой, непроницаемой улыбкой. Я не знал, почему, но чувствовал, что сейчас мне ни приблизиться, ни коснуться её, как бы сильно я не тянул руки — она была вне досягаемости.

— Откуда тебе знать, верно? Это чувство, когда тебя насквозь прожигает изнутри, эту невыносимую боль, будто твои конечности раздирают на тысячу кусков и эту тьму, что не отпустит ни единого твоего крика, ни стона, сколько бы ты не кричал.

Она посмотрела на меня с такой мягкой и грустной улыбкой на лице, что казалось, вот-вот расплачется. С улыбкой печальной, мучительной и... наполненной пронизывающим холодом яростью.

— Моя цель — это месть. Тем, кого я никогда не прощу. Кого я хочу убить. И во что бы то ни стало разорву на куски собственными руками.

— ...Месть? — невольно повторил я, медленно вникая в смысл её слов.

— Именно. Не просто убить. Я решила, что сделаю это ради себя, даже если придётся отбросить всё и пройти через ад. Я выдавлю им глаза, буду медленно сдирать с них кожу, отрежу им руки и ноги, буду жечь калёным железом, наслаждаясь каждым моментом их боли и агонии… Как же мне хочется своими руками вырвать им сердце, слыша их крики, их мольбы о пощаде — я просто не могу удержаться от предвкушения. Это так восхитительно, так завораживающе, что сводит меня с ума, а-ах, а-ха-ха, а-ха-ха-ха-ха!

Меня словно огрели дубиной. Её обворожительный, экзальтированный словно от опьянения вид, её чувственные губы, подрагивающие в сладостном блаженстве оставили чувство, будто я с головой окунулся в ледяную воду. И затем прежняя завуалированная улыбка появилась на её лице, вновь скрыв все эмоции за непроницаемой маской.

— О…

«Остановись, месть не сделает тебя счастливой» — эти услышанные где-то простодушные слова были готовы сорваться с моих губ.

Но рыжая, словно не давая им вырваться, вдруг прикрыла своим пальчиком мои губы. Страшно холодным, и в то же время таким осязаемым.

— Все эти дни нам было так весело, так здорово, правда? Поэтому, Кайто…

Она стояла рядом, не двигаясь, с широкой и какой-то пугающей улыбкой на лице, словно пряча за этой непроницаемой маской все обуревавшие её чувства. Но даже это не могло скрыть пробивающиеся изнутри чёрные языки беснующегося пламени.

Со стороны, наверное, всё казалось невероятно чарующим и притягательным моментом.

— Не пытайся приблизиться ко мне, ни притронуться. Не пытайся узнать меня, ни понять. Пусть между нами будет эта дистанция, пусть она разделяет нас. Если хочешь быть счастлив в этом мире — лучше жить в неведении, — произнесла рыжая и медленно покачала головой.

Поражённый, я стоял, скованный словно по рукам и ногам, неспособный ничего сказать в ответ, и просто молчал, услышав её решительный, ультимативный отказ.

***

После этого уставшая рыжая сразу же уснула. Я продолжал смотреть на неё, пока наконец сам не заснул.

Спалось мне скверно. Я пребывал в полусонной дрёме и как только небо стало светлеть, проснулся окончательно.

— Фух, лёгкий завтрак утречком — что может быть лучше?

— Целый котелок схомячить — это, по-твоему, «лёгкий завтрак»?

Рыжая вела себя как ни в чём не бывало, что также позволило мне вести себя с ней как и прежде.

Позавтракав, мы собрались отправиться в путь, и вдруг услышали рёв.

— Нашлась наконец! Куда ты запропастилась?!

С гулким шумом и колоссальным давлением перед нами появился ярко-красный дракон с восседающей на нём взрослой девушкой с золотистыми волосами.

— Что?! Огненный дракон?!

Да, самый настоящий, чтоб его, дракон. Они — вершина пищевой цепочки и, несомненно, правители этого мира.

— Всё хорошо. Гленн, сестра! Какая встреча! — Жестом показав мне, что всё в порядке, рыжая подошла к ним.

— Я тебе не сестра! Ну что за несносная девчонка! Вечно с тобой одни хлопоты! — С этими словами наездница спрыгнула с высокой спины дракона на землю. Поднявшись, златовласка сурово на неё посмотрела.

— Э-э-э?!. — У меня буквально отвисла челюсть, видя, как грозный дракон вдруг замурчал, а затем превратился в маленького дракончика и бросился в объятия рыжей.

— Ну, ну, всё, всё. Какой же ты у нас избалованный.

Дракончик пискляво муркнул и лизнул рыжую в щёку, а та легонько пощекотала его. Жуткое, свирепое чудище, гроза всего живого, резвящееся аки щеночек перед людьми — зрелище было поистине нереальным.

— И что это за невинный вид? Ну, мы с тобой ещё поговорим. Не думай, что на этот раз тебе это сойдёт с рук. Готовься!

— С-сестра?! С-стой! Погоди! Ну не виноватая я, правда!

— Не желаю слушать никаких оправданий. Будешь сидеть голодной, пока я не закончу тебя отчитывать.

«Не-е-е-е-е-е-е-ет!» — обречённо воскликнула рыжая, затем глубоко вздохнула, повернулась и снова принялась играться с дракончиком.

— Ну что, тогда идём? Гленн, ты меня повезёшь.

Дракончик одобрительно рыкнул и вновь обратился огромным огненным драконом.

— Залезай! Поехали! — Златовласка запрыгнула ему на спину и позвала рыжую.

— Ну, мне пора. Если судьба снова сведёт нас, увидимся! — сказала мне рыжая.

Я пытался что-то сказать ей, но слова застряли у меня в горле. Я знал, что это неизбежно, но всё-же какая-то неясная печаль кольнула мне сердце.

— С-стой! — неожиданно для себя выкрикнул я.

— Мм? Что ещё? — Рыжая обернулась, но я так и не смог ничего ей сказать. Повисла неловка пауза, в течении которой мне вспомнился наш вчерашний разговор.

— Имя. Скажи мне своё имя, рыжая. Ты ведь не уйдёшь, не сказав мне его?

Кажется, в прошлый раз она говорила: «Я не буду называть своё имя всякой черни!» Но сейчас её ответ был другим.

— Хм… Что ж, тебе можно сказать, — на секунду задумавшись, откликнулась рыжая.

— Нет, это опасно!

— Не беспокойся, сестра. Долг платежом красен. Да и одно лишь имя ничего не изменит.

Рыжая успокоила златовласку, повернулась ко мне и торжественно объявила:

— Я Летисия. Прекрасное имя, не правда ли?

Летисия звонко засмеялась, засмеялась тем самым задорным, заливистым смехом, который за эти несколько дней уже стал для меня таким привычным и знакомым.

— Ладно, Кайто. Смотри, не облысей окончательно!

— Я не лысый, сколько тебе повторять!

— Ку-ку-ку! Ну, будь здоров, болван несчастный!

— Проваливай уже, дура тупая!

Не переставая подзуживать меня как обычно, Летисия взлетела на спину дракона. Больше не оборачиваясь, они взмыли в небо.

— Летисия…

Я припомнил события, что случились за последние дни.

«Мне твоя жалось не нужна! Я... я старалась! Изо всех сил старалась!»

«Кто это там говорил, что сюда не вернётся? Мм? Ты по мне соскучился, и поэтому решил вернуться, да?»

«И эта самодовольная харя в конце! В пятёрке лучших, что я видела. Пожалуй, тебе лучше завязать с профессией авантюриста и устроиться клоуном в странствующую труппу. Как думаешь?»

А, чёрт, просто признай уже. Это было здорово, чертовски здорово. И в то же время бесило настолько, что хотелось выругаться, высказать много «ласковых» слов в адрес этого идиотского, по-детски глупого подземелья.

Удивительное, умилительное, издевательское, выводящее из себя и наполненное дружным смехом приключение.

Разве такое забудешь? Есть вместе было так весело. Просто разговаривать с кем-то было так приятно. Наслаждаться с нею трапезой за одним столом, весело болтать — это было здорово.

...По-настоящему здорово.

— Тогда почему? Зачем тебе эта месть? Ты ведь так радовалась, так весело смеялась даже без неё…

Моих слов никто не услышал. Они лопнули и растворились в воздухе без следа как мыльные пузыри.