Том 2.5    
Глава 9. Герой и Повелительница демонов вступают в отчаянную битву


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
baklan
2 г.
Том завершён.
58585858546332
2 г.
Спасибо за перевод

Глава 9. Герой и Повелительница демонов вступают в отчаянную битву

— Ку-ку-ку, ну ладно. Потешимся над дуралеем после. Главное, мы наконец-то прошли эти гадкие ловушки!

Меня так и подмывало взять и врезать ей колотушкой, но я взял себя в руки и осмотрелся. Эта комната была похожа на стартовую, правда, в четыре раза больше. В углу находился такой же фонтанчик, а стены были покрыты тем же странным материалом — грубым на вид, но на удивление приятным на ощупь. Коридор, ведущий в комнату с монстрами, отсутствовал, а на его месте находилась гигантская металлическая дверь с двумя створками.

Похоже, она вела наружу.

— Смейся-смейся… Ну, судя по той надписи на прошлой двери, мы действительно добрались до конца лабиринта. — Рыжая добродушно смеялась, и до меня наконец-то дошло, что все долбаные ловушки остались позади. — Точно, всё-таки выбрались. Что ж, похоже, больше мы друг друга не увидим.

— Что такое? Тебе некуда податься? Мм? Ну что с тобой поделать… Так и быть, возьму тебя к себе поваром. Если будешь слушаться.

— Сейчас разрыдаюсь от счастья…

Я иронически отбрил рыжую, однако она не стала сердиться. Вероятно, то, что мы всё-таки преодолели эту прорву ловушек и правда её обрадовало.

— Десять дней прошло. Не знаю, что там сейчас — день или ночь, но будет здорово наконец вдохнуть свежего воздуха.

Я поднялся и пошёл к двери. Рыжая последовала за мной.

— Солнце уже заходит.

— Да откуда тебе знать-то?

— Об этом говорит мой желудок. Нужно будет подкрепиться, как выйдем. — Она облизнулась и посмотрела на меня голодными глазами.

— Да я, блин, только и делаю, что для тебя готовлю. Если бы знал, во что ввязываюсь, чёрта с два бы согласился.

Кроме того, я понятия не имел, что мы здесь надолго застрянем.

— Воистину, мир полон чудес и неожиданностей. Кто бы мог подумать, что какому-то заурядному обормоту выпадет честь готовить для такой могущественной и невероятной красавицы как я? Ах, как это странно, очень странно. Так что же ты там добавлял?

— Ничего я тебе не скажу, даже не пытайся. И что это за отношение такое? Никакого уважения.

Мы схватились за дверные ручки.

— Чёрт с тобой. Напоследок я сделаю столько еды, что ты свалишься прежде, чем сможешь всё это съесть!

— Вот и замечательно! Наконец-то наемся до отвала.

— Чего?! А до этого ты что, не наедалась?!

— Разумеется! Еда — моя жизнь. Если возьмусь всерьёз, с лёгкостью слопаю вдвое больше. И напоследок съем всё, что ты приготовишь.

— Да что ты такое? Ходячий желудок? Ты же одним своим желудочным соком любого монстра уничтожишь.

Не переставая удивляться её прожорливости, я тем временем принялся прикидывать, сколько еды у меня получится для неё приготовить.

Мы потянули за ручки, и, задевая пол, двери с оглушительным скрежетом отворились. Новая комната встретила нас хаотичным вихрем звуков: стрёкота, щёлканья, шороха и шуршания.

Ничего не говоря, мы тут же закрыли двери.

— Нет-нет-нет-нет-нет!

Нас охватила паника.

— Что это, нахрен, такое было? У меня галлюцинации?

— Этого не может быть, просто не может быть.

Молясь всем богам, что нам это просто почудилось от недосыпа, мы протёрли глаза. Затем переглянулись, кивнули друг дружке и, собравшись с духом, снова открыли двери. Но сколько бы мы не смотрели, картина перед нами оставалась прежней. Там не было открытого синего неба.

— Не-не-не-не-не-не-не!

Тараканы, сороконожки, слизняки, черви, пауки, личинки, бабочки и комары — различные жуки и насекомые самых разных габаритов, вплоть до размеров большой собаки ползали там. Куча извивающейся дряни вызывала неудержимое чувство отвращения вместе с ощущением хитро поглядывающего на нас пушного зверька.

Отвернувшись, мы как по команде вновь закрыли двери.

Что это? Что за чёрт? Чепуха какая-то. Просто нонсенс.

Мы замерли в молчании, страшась даже думать об этом. Рыжая опустилась на колени и закрыла лицо руками.

— Как это понимать? Что происходит? Там же было сказано, что монстров нет.

Её бормотание вернуло меня к реальности.

— ...Не знаю, считаются ли они за монстров, но в правилах упоминалось лишь то, что их не будет внутри лабиринта. — Я вспомнил написанные на баннере-дразнилке правила. Если считать, что лабиринт уже закончился, то всё верно.

— Я считала, что мы выберемся наружу, пройдя лабиринт. Разве не так говорилось в правилах?

— Но там, вроде, говорилось о подземелье, а не о лабиринте.

К тому же, если присмотреться к дверям, они напоминают дверь перед комнатой босса в других подземельях.

— А!

— Что? Что ещё?

— Нет, гляди! Увидеть трудно, но там надпись: «Комната Хранителя», — ответил я, указывая вверх над дверью. Надпись не выделялась, так как буквы были небольшими по сравнению с массивной дверью, и имели практически тот же цвет, что и стены.

И вновь наступила неприятная тишина.

— Нет, нет и нет! Это что же, нам придётся сражаться с Хранителем? Это невозможно, это слишком! Нельзя поступать так жестоко! — воскликнула рыжая и отрицательно замахала руками. — Постой… Парням ведь нравятся жуки, да? А девушки — наоборот, их боятся. Правильно я говорю?

— Какое, к чёрту, «правильно»? Я тоже от них не восторге! Кому-то, они, может, и нравятся, но тут совершенно другая история!

— Но мне слишком противно сражаться с жуками! Я не могу!.. Точно! За тобой должок. Вот иди и сражайся с ними вместо меня!

— Нет уж, дудки! И вообще… это не считается! Я молча терпел, пока ты надо мной насмехалась, так что мы в расчёте!

— Ты что… решил умыть руки? Ну и трус! Это не по-человечески, это непозволительно! Взрослые люди должны выполнять взятые на себя обязательства!

— Да о чём ты вообще говоришь?

Нет. Ни за что и никогда. Да и как с ними сражаться-то, когда у меня при виде их сразу же опускаются руки? С другими, менее гадкими монстрами, я не прочь биться, но когда твои противники — огромные жуки, всё желание куда-то пропадает. Лучше дайте мне какой-нибудь химии против них, да поядрёнее.

— Да как тебе в голову взбрело — принуждать такую прелестную деву сражаться с подобной мерзостью?! Каков подлец!

— Чья бы корова мычала! Это ты не по-человечески поступаешь! Я боец ближнего боя, и если приближусь к ним, мой мозг не выдержит. Я же просто рехнусь!

— Ну тогда… закрой глаза и сражайся!

— Что за бред! И кроме того, я сражаюсь мечом! Меня же всего зальёт их внутренностями и прочей дрянью!

— Вот и отлично! Кровь и кишки врага красят настоящего мужчину!

— Нет у них ни кишок, ни крови!

В моём воображении возникла жуткая картина, где я стою забрызганный с ног до головы потрохами гигантских жуков. Брр…

— Нет, нет, не-е-ет! Они ползают целым роем, шуршат, извиваются и дрыгают крыльями, все чёрные, мерзкие и склизкие! — настаивала рыжая.

— Если ты всё уже прекрасно знаешь — тогда вперёд и с песней! Нечего меня накручивать! — наседал я.

Мы продолжали ожесточённо спорить о том, как же нам справиться с нашим самым страшным противником.

***

Спустя какое-то время...

— Сколько мне ещё повторять: нет — значит, нет! А ты можешь использовать магию на расстоянии! Можешь спокойно сжигать их дотла издали!

— Проблема не в этом! И вообще, если ты такой хороший боец, тогда просто уворачивайся от брызг! Кроме того, ты можешь бросаться в них костями монстров, что у тебя сумке!

Мы замерли на мгновение и одновременно выпалили:

— А это может сработать!

Меня охватила слабость. Ну почему мы раньше до этого не додумались и потратили кучу времени на бесполезные споры?

— Точно, мы слишком зациклились на «сражении».

— Верно. С этой мерзостью не нужно сражаться. Её просто надо уничтожать.

Успокоившись, мы хладнокровно повернулись к двери. Чего нам бояться? Пусть эти твари большие, но они всего лишь жуки. Вредители, от которых следует избавиться. А от идиотских споров ничего не изменится.

— Насекомым — бой!!!

— Время давить паразитов!!!

Мы пинком распахнули двери и ворвались внутрь.

— А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!

С яростным криком мы отважно бросились на врага, но практически сразу же сдулись.

Так и началась наша отчаянная битва.