Том 2    
Глава 1: Угроза лишения временной лицензии

Глава 1: Угроза лишения временной лицензии

1

Муниципальная школа экзорцистов.

Здесь готовят тех, кто должен противостоять духовным катастрофам.

Многие выдающиеся ученики японских школ после выпуска становятся настоящими профессионалами.

Но работают не только выпускники.

Учащиеся разделяются на группы и набираются опыта, помогая разбираться с духовными явлениями.

Ученики овладевали профессией, способной приносить неплохие день и становились героями, спасающими людей от духовных катастроф, связанных со злыми духами и каии.

Но даже тут есть своё дно... С инцидента отрывающей сиськи женщины прошло две недели. Мы провалили почти все выданные нам задания, и как раз оказались на том самом дне.

— Гм-м-м.

Утро в начале золотой недели.

Я, Фуруя Харухиса, Карасума Аой и Соя Мисаки хватались за головы в пустом кабинете рядом с учительской. Красавица Соя вообще скривилась и выдавала совсем не девичье «гм». И точно ставшая её фирменным знаком ленточка словно увяла.

Обычно без устали болтавшая про девчонок Карасума сейчас совершенно мрачная выдавала: «Мои амбиции пробиться вверх и стать популярной...»

Если спросите, в чём дело, то в листе бумаги, лежавшем на столе.

Нас вызвали в учительскую и выдали предупреждение.

«Предупреждение для группы, состоящей из следующий учеников: Фуруя Харухиса, Карасума Аой, Соя Мисаки», — с этого начиналось сообщение, и вот что было дальше: «В связи с тем, что после инцидента с отрывающей сиськи женщиной успешность заданий снизилась, в случае, продолжения провалов, в этом месяце ваши временные лицензии будут отозваны».

— Мы только достали нашу первую временную лицензию! И теперь станем самыми быстрыми, у кого её отозвали!

Смотря на документ, Соя подскочила и принялась стучать по столу.

— Благодаря временной лицензии получилось заполучить подсказки о проклятии, и мне уже начало казаться, что дальше мы постоянную лицензию получим... У, как же так?

— Ну да. Ты же только странные запросы брала.

Я вспомнил о том, что говорила Соя, когда мы только получили временные лицензии две недели назад.

Я и Соя нацелились продвинуться вверх в качестве экзорцистов, чтобы развеять проклятия.

Это не такие уж и простые проклятия.

Самые странные и мерзкие проклятия.

Проклятие Сои называется глаза суккуба.

Когда она смотрит в лицо, может увидеть сексуальные предпочтения, фантазии, на какие части тела смотрит человек, со сколькими у него был опыт и на кого мастурбирует... В общем может узнать всю сексуальную подноготную, и при этом способность адская, потому что контролировать её нельзя.

А в моих руках заключён оргазмовый экзорцизм.

У живых и мёртвых есть дыру блаженства, если я ткну в них, то человек испытает оргазм, и вот так я могу отправить на тот свет, постыдное проклятие, что тут ещё сказать.

Благодаря печати покойного отца... Браслетам с крестиками я мог блокировать силу, но это непонятная сила, способная довести до оргазма даже предметы, к тому же я слышу странные голоса, и не хотелось бы, чтобы проклятие прогрессировало.

Но самое худшее то, что даже двенадцать небесных мастеров, сильнейшие экзорцисты страны, ничего не могут сделать с этим проклятием.

Семья Сои относится к «девяти древним родам» и их называют «Сикигами Соя». А мой отец по силе был равен двенадцати небесным мастерам, но смог лишь запечатать мой оргазмовый экзорцизм.

Я уже смирился с тем, что всю жизнь буду жить с моим проклятием... Но Соя не сдалась. Со своими глазами суккуба она даже влюбиться не может, потому использовала (злоупотребила) свою силу и объединилась в команду со мной и Карасумой.

Если продвинуться по карьерной лестнице, можно заполучить доступ к секретным документам ассоциации и что-то выяснить о проклятии... Так думала Соя. Она вбила себе в голову, что двенадцать небесных мастеров дураки, а она сама сможет заполучить информацию и развеять проклятие.

Вот так две недели назад мы получили свои временные лицензии и попробовали что-то выяснить о проклятии.

Но выяснили мы только «Глаза суккуба — одна из реликвий короля суккубов», и помимо глаз есть ещё и другие. Получив лицензию, я и сам решил что-нибудь поискать на оргазмовый экзорцизм, но ничего не обнаружил.

Чтобы узнать больше, Соя нацелилась на постоянную лицензию, и для этого мы стали брать задания.

«В приоритете странные задания».

«Чего это?» — подумал я и спросил.

«Мы же узнали, что есть ещё похожие на мои глаза и твои руки вещи, Фуруя-кун. Вдруг, если мы найдём их, сможем заполучить полезную информацию о том, как развеять проклятия ещё до того, как поднимемся по карьерной лестницы. И если проклятия будут как у нас, вокруг будут твориться всякие непотребства!» — самоуверенно заявила Соя: «В общем берём задания, где происходит всё странное! Будем пытаться продвинуться и искать эти реликвии, два зайца одним выстрелом!»

И так команда извращенцев, так ещё и запросы такие же берём... Печально всё это, но самоуверенная Соя напирала, и мы согласились...

— И вот итог.

На столе лежали наше предупреждение и листы с успеваемостью.

Оценка выполненных заданий и простая распечатка с оценками. Почти все задания были помечены красным. Из успешных была лишь кукла с растущими волосами, которая оказалась глупой шуткой школьников. Простая трата времени...

— Постоянные неудачи не из-за курса, который я выбрала! — Соя махала руками и жаловалась. — В деле о подглядывающем духе призрак из-за Аой-тян сбежал!

— А-а что я могла! Против блуждающего духа мужика мои сдерживающие техники не работают, в таком случае я только и могла, что смотреть, что в женской бане происходит! — принялась оправдываться Карасума, когда Соя ткнула в неё.

Что ещё за «что я могла», извращенка чёртова.

— И вообще это Фуруя Харухиса виноват, что не отличил меня, живого человека, от призрака! Если не брать оргазмовый экзорцизм, он же вообще в техниках не разбирается!

— Этого я отрицать не буду... Но какой бы ты дурой ни была, Карасума, я не думал, что ты во время работы решишь заниматься тем же, чем и злой дух! Могла не подглядывать, а просто в баню пойти! Ты же тоже девчонка!

— Всё очарование подглядывания в чувстве вины и осознании, как это неправильно! Если бы я туда пошла, это же как поход на нудистский пляж было бы, я бы просто взяла и привыкла, дурак!

Это ты здесь дура!

— И если бы я пошла, то вся намокла бы. А это невежливо. Сам бы пошёл со стояком в общественную баню? Не пошёл бы.

От общения с ней у меня голова пухнуть начала...

— Аой-тян... Похоже ты так и не поняла, где была неправа...

— Хи?!

Соя вытащила палочки для чистки ушей и прижала Карасуму к стене.

— М-Мисаки-дзё... Н-ну же, не тебе злиться. Это ведь ты спешила и выбирала задания посложнее. Техник ты много знаешь, но все они на уровне класса D. Может будешь брать задания нашего уровня-а-а-а-а?!

Палочка оказалась в ухе Карасумы. Голос упрекавшей девушки стал тише, а сама она задрожала. Чтобы узнать про слабость Карасумы, Соя сняла линзы, показав свои глаза суккуба с сердечками.

Ладно мы ещё самые отстающие, так у нас ещё и нравственность на том же уровне. Избавьте меня от этого. Хотя не мне такое говорить.

— У-у. У нас ведь получилось изгнать отрывающую сиськи женщину, значит мы можем хорошо сработаться. А так сейчас к началу вернёмся. Что же делать?.. — проговорила Соя, не выказывая сострадания по отношению к Карасуме.

Вот так после инцидента с отрывающей сиськи женщиной прошло две недели.

Ничего серьёзного не случилось и у меня лишних неприятностей из-за раскрытия оргазмового экзорцизма тоже не появилось.

Хоть мы и были под угрозой лишения временных лицензий, жизнь вокруг оставалась довольно мирной.

Конечно были слухи... Фуруя Харухиса во время экзорцизма домогается... Но из-за того, что здесь все постоянно заняты, об этом уже никто не вспоминал.

Неприятно, что без лицензии избавление от проклятия отсрочится, но меня такие деньки устраивали и спешить я не собирался.

Но с нашими проклятиями вечно тишины вокруг точно не будет.

2

На следующий день после получения уведомления.

«Сегодня во вторую половину дня регулярный осмотр. Хоть вас и могут лишить лицензии, у вас же тоже есть работа, так что скажи, во сколько удобно».

Перед началом классного часа. Я получил сообщение от семпая и подруги детства Кудзунохи Каеде.

Она состояла в одной из лучших групп школы, к тому же выполняла запросы помимо школьных, ещё и практиковалась во вторую половину дня. В первую половину дня у нас были обычные уроки и теоретические занятия по техникам, а ещё утренний классный час.

До прихода учителя я собирался отправить сообщение собиравшейся проверить печать на моём оргазмовом экзорцизме подруге детства, и тут.

— Эй, Фуруя, ты в курсе? Сегодня к нам нового ученика переводят, ещё и девчонку, — взволнованно проговорил парень, сидевший рядом. Кобаяси, тот самый, у которого Соя загадочное увлечение «стопроцентное грудное молоко» разглядела.

Это он говорил, что меня отчислить должны за то, что я каии Синономе домогался, но слухи пошли на спад, и общаться мы стали как обычно.

— В такое время ученика переводят? И группы уже ведь распределены.

— А-ага, точно, — ответил я ему, а самого меня обуяло нехорошее предчувствие. Она говорила, что высока вероятность, что её переведут, но всё это время молчала, к тому же после того экзорцизма, если мы будем в одном класса... И тут я вспомнил, что забыл ответить на сообщение.

— Все по местам. Пусть это немного неожиданно, но у нас новенькая в классе D, — в класс вошёл классный руководитель, а вслед на ним и девушка в нашей форме.

«О-о-о-о?!» — воскликнули все парни, начиная с Кобаяси. И Карасаму в том числе:

— Сисястая-дзё! Это же Сисястая-дзё! — возбудилась она.

Я поднял голову... И понял, что неприятное предчувствие оправдалось.

— Нагумо Мутсуми. Я здесь из-за определённых обстоятельств и дилетант в экзорцизме, так что наверняка доставлю вам хлопот... И всё же полагаюсь на всех вас.

Должно быть из-за того, что парни слишком расшумелись, Нагумо заговорила слегка воинственно и поклонилась. Гордое лицо и хвостик, а ещё тренированное тело.

Отрывающая сиськи женщина, которую я изгнал две недели назад... Вместилищем была девушка, стоявшая у доски. Грудь стало меньше той, какой она была, когда я в больницу попал, но поддельные огромные сиськи ещё никуда не делись.

— О-о-о, наконец в этом классе появилась красотка... К тому же грудастая.

— Спасибо... Спасибо...

Парни уже молиться небесам начали. Блаженство в неведении.

— Эй, чего такой кислый, Фуруя? Благодаря Мисаки-тян и Кудзунохе-семпай к красоткам уже совсем привык, гад, — ткнул меня «стопроцентное грудное молоко» Кобаяси. Но куда сильнее ненависти ко мне его переведённая красотка волновала, потому лицо снова расплылось.

— Да нет, — оправдался я.

Хрясь.

— Ува, ну вот, снова!.. Простите, иногда трудно контролировать.

Доску перекосило. Нагумо как раз дописала имя и быстро убрала руку, и теперь доска вообще упала.

«...»

Возбуждённый класс накрыла тишина.

— А, это никто и не думал скрывать, это она была одержима каии А из Синономе. Из-за остаточного влияния её передали под нашу опеку. Мы должны помочь ей адаптироваться, потому обязательно подружитесь. Жить она будет в общежитии для девочек, так что приглядите за ней.

Хоть имущество класса и было уничтожено, сенсей продолжал представлять Нагумо.

Ребята вначале удивились, увидев её странную силу, но здесь это было обычным делом, потому переключились на другое.

— Эй, она каии из Синономе...

— Да, это до неё Фуруя домогался во время экзорцизма.

— А? То есть если слухи правдивы, Фуруя прямо по соскам этих огромных сисек?..

Начались перешёптывания. Я ощущал на себе пылкие взгляды. Кобаяси швырнул в меня куском ластика. Парни стали спрашивать подтверждение у Карасумы, а она точно в усмешку выдала: «Как же я ему завидовала!»

Что... Стоп, стоп, стоп!

Только ведь все перестали говорить, что я экзорцист-домогатель, и тут по-новой!

— Так, сидеть ты будешь там.

Чёрт, почему Нагумо перевели именно в мой класс?.. Только я так подумал, как ей указали на её место. К счастью оно было далеко от моего. Уж лучше так, чем если бы она рядом оказалась, так что я вздохнул с облегчением, но.

— Йо. Давно не виделись, Фуруя.

— ... Ага, давно.

Почему-то Нагумо сделала круг, подошла ко мне и дружелюбно поздоровалась.

Прекрати! Прошу, заметь, Нагумо! Меня же все взглядами буровят!

— Чего такой кислый? Я ведь специально в твой класс попросилась.

Сама?! Так поэтому тебя в мой класс перевели?!

Ну, при том, что у неё есть сила, а знаний об экзорцизме ноль, конечно её в класс D отправили!

— П-понял я уже, иди на своё место. Классный час идёт, — я отвёл от неё взгляд и стал махать рукой, прогоняя, и тут.

— Хи?! — прозвучал странный голос девушки.

— А? Что, Нагумо?

Ч-чего это она? Я всего-то кончиками пальцев слегка её плечо зацепил.

Удивлённо я посмотрел на неё и увидел, что девушка вся покраснела. Глаза пылающие и влажные, она внимательно смотрела на браслеты с крестиками на моих руках.

Она облизывала губы, а её пышущие жизнью бёдра стали извиваться.

— З-знаешь. Спешить некуда, времени полно... — с глубоким смыслом проговорила она и шаткой походкой направилась к своему месту.

... Чего? Ох и не нравится мне это.

— ... Эй, Фуруя.

Я так и застыл после того, что выкинула Нагумо, а тут Кобаяси положил мне руку на плечо. Чего мне кажется, что у него в руке кнопка?

— Как друг хочу дать совет. Лучше купи обереги от проклятий.

— Ты же меня сам первый и будешь проклинать.

— Ха-ха-ха.

Глаза у него были совсем не весёлые.

Вот так мы пережили первую половину дня, прозвенел звонок об окончании уроков и я уже собирался выйти из класса.

— Подожди, Фуруя.

Путь мне перегородил классный руководитель.

Ещё и оберег использовал и к стулу меня приковал.

«Сенсей! Спасибо вам большое!»

Все парни, жаждавшие моих страданий и дожидавшиеся окончания уроков, разом поклонились. У вас что, работы нет?

— Да нет, я просто хотел попросить кое о чём Фурую.

Сенсей использовал обереги на подскочивших парнях и остановил всех. Вот что значит профессионал. Ребятам из класса D точно не защититься. Они загалдели «вы топчитесь по чувствам учеников» и «дерьмовый учитель», а он их просто игнорировал.

— Это, попросить? — спросил я, тоже игнорируя одноклассников, а учитель бросил взгляд на Нагумо.

— По поводу неё. Хочу, чтобы ты поприсутствовал на дополнительном уроке для Нагумо.

... А? Дополнительном уроке?

— Уход за человеком с остаточным влиянием каии важен, но теперь она ученица. И должна заниматься как экзорцист. Вот я и подумал устроить ей дополнительный практический урок и тебя захватить. У тебя же всё равно работы нет.

Нет, нет, нет, нет.

— Почему я?

Чувствуя на себе странный огонёк, исходивший из глаз девушки, я тут же начал возражать.

— Почему? У тебя ведь худшие оценки и твоя команда на грани лишения лицензии. Вот и давай. Во время инцидента в Синономе ты познакомился с Нагумо, и ты отлично подходишь на эту роль.

Ух, даже и возразить-то нечего!.. Нет, стоп!

— Тогда может лучше Карасуму попросить! Она с радостью!

Я посмотрел на до странного тихую девушку.

— Нет, Карасума Аой не подходит... Мутсуми-дзё больше не каии... Если использую бандаж верёвки света или удержание... Ух, стоит вспомнить, как мой внутренний член встаёт... У, — Карасума начала тяжело дышать. Человек она конченый.

— В общем полагаюсь на тебя, Фуруя.

Подошедшая Нагумо радостно улыбнулась.

— ... Ага.

Тогда с Каеде после занятий встречусь... Когда меня освободили, я написал ей.

— А вы.

Нагумо повернулась и посмотрела на нападавших на меня парней.

Она выпрямилась и упёрла руки в бока, вела себя так уверенно, будто не первый день как перевелась.

— Хватит уже пялиться. Когда я училась в другой школе, Фуруя помог мне, конечно мы с ним дружим. И это не значит, что он тут какой-то особенный, если хотите подружиться, прямо об этом и говорите.

Немного странно, но она поддержала меня, когда все жаждали моей смерти. И у парней от такого глаза округлились.

— Сестра...

— Хочу быт её подкаблучником...

— А я подсисечником.

— Подсисечником — это как?

Все тут же переменились.

... Ну, при том, что экзорцистам приходится сражаться со злыми каии, быть немного дураками — это нормально.

— Ну, с этого дня полагаюсь на тебя, Фуруя-семпай.

... Хм. Может я ошибся, когда думал, что Нагумо во время классного часа странно на меня посматривала.

Так я подумал, когда увидел её жизнерадостную улыбку.

3

— Это, техники, которые наносят злым духам и каии вред, — это техники экзорцизма, а то, что блокирует их атаки или останавливает — техники барьера. Узнать о силе объекта или найти владельца сикигами — это духовное видение... Всё правильно? М? А как сикигами классифицируются?

— Принцип как при создании проклятых вещей. За подробностями лучше с Сое обратись.

— К Сое-сан! Надо бы и с ней поздороваться. И с этой извращенкой Карасумой.

Похоже я зря волновался.

После первого урока я собрался отвести Нагумо в женское общежитие, и мы шли по почти пустой школе. Нагумо повторяла то, что узнала сегодня и, просматривая записи, задавала мне вопросы.

Она ведь участвовала в национальных соревнованиях по кендо. Конечно она серьёзно к тренировкам подходила и занималась ответственно. Я ждал проблем как от Карасумы, но зря.

— Что-то тут совсем тихо. В школе экзорцистов всегда так? — озадаченно девушка осмотрелась в коридоре.

— А, в средней школе всё не так. Но в старшей все работают или практикуются в классах или в поле. Во вторую половину дня в школе тихо. И внеклассной деятельности нет, — объяснял я Нагумо, думая о том, что в школе экзорцистов программа специфичная.

— ... А, понятно.

— А?! Ува?!

Всё случилось внезапно.

Меня резко затащили в пустой класс.

— Вот мы и остались одни...

Перекрывая путь к отступлению, Нагумо смотрела на меня влажными глазами.

— Н-Нагумо, ты чего...

— Чего... А разве не понятно?

Щёлк, щёлк, щёлк.

Она расстегнула пуговицы на рубашке и посыпалась её поддельная грудь. Я увидел её натренированный белый живот и неизвестно откуда начинавшуюся плоскую грудь... Ну-ка погодите! Серьёзно, стоп!

— После того, что ты со мной сделал, я подумала, что моя грудь и правда стала больше.

Нагумо подошла и схватила мою руку, чтобы я не смог сбежать, а потом прижала к стене.

И я как-то из-за этого не трепыхался. Я был зажат между стеной и такой же ровной грудью девушки, прямо как сэндвич, возле уха я слышал томное дыхание Нагумо, пока сама она подрагивала.

— Потому прошу. Ткни сюда ещё раз.

Круть... Я ощутил, как в мою грудь упёрлись две маленькие твёрдые горошины.

— ... Хи?! — просочился голос девушки, и она вся вздрогнула.

— Т-ты что делаешь?!

— А-а что мне остаётся. Твой экзорцизм был таким неистовым, что как вспоминаю, начинаю странно себя чувствовать...

Сложно такое пропустить мимо ушей, но может не надо!

— Ткни ещё раз... Я понимаю, что ты сделал это, потому что по другому не мог провести экзорцизм! Используй ещё раз, чтобы сделать грудь больше!

— А?! Сделать грудь больше?! Давай-ка повторю ещё раз!

Со мной говорила вся красная бывшая отрывающая сиськи женщина. А ведь я уже столько раз повторял это!

— Не могу я использовать эту постыдную силу, чтобы грудь увеличивать! К тому же мы же в школе!

Каеде меня уже предупреждала!.. Точно, Каеде!

— У меня встреча! Потому я не могу тебе помочь!

— На это же не пара часов требуется! Ну же! Ткни разочек, всего-то и надо тыкнуть!

Не говори, будто дело раз плюнуть! Я не Карасума!

Нагумо по-девичьи застонала и стала извиваться.

— Мне ведь стыд пришлось побороть, чтобы попросить...

Будто меня это волнует!

— ... Ну и ладно. Раз ты так... Я заставлю тебя ткнуть меня.

— А?

Одной рукой она зажала мои запястья а ногой прижала бёдра.

— Вроде для начала надо их снять...

— Дура, стой!

Нагумо принялась снимать с моих запястий браслеты. Они перестали сиять, и мои глаза с руками стали нечеловеческими.

А Нагумо взялась за мои средний и безымянный пальцы и притянула их к своим соскам. Её сила была совсем нечеловеческой, так что сопротивляться я не мог.

— Стой, тайм-аут! Успокойся немного! Ну же.

— Хоть ты и просить... Во мне уже разгорелось пламя... Я не могу терпеть... — с пылающими глазами сказала она.

— Ну ты! Может из тебя каии не вышел! Отправляйся на консультацию!

— Там всё отлично прошло. Это нужно мне, так что никаких проблем.

Проблемы есть и ещё какие.

— Ну же, не дёргайся... Будешь мешать, я силу не рассчитаю...

После её угроз я вспомнил сломанную доску. Ух, тут сейчас обратное изнасилование случится!.. М? В принципе ни над кем не надругаются, так что наверное и обратным изнасилованием это не назвать?! Я уже вообще ничего не понимаю!

Я был в панике, а мои проклятые пальцы направлялись к Нагумо.

— М.

Тык. Когда коснулся, Нагумо вздрогнула... Но и только.

— ... А? Почему? — удивилась она, а я понял причину.

Дыр блаженства на её сосках больше не было.

Если в них ткнуть, они меняют своё расположение. Своими глазами я видел свет на плече.

Эх, опасно было...

— У. П-почему, почему так, м...

Нагумо продолжала тыкать моими пальцами в свои соски.

Конечно жалко её, но хотелось, чтобы она уже прекратила это... Но девушка не видела дыр блаженства и не могла активировать оргазмовый экзорцизм... Отчего стало легче.

Вжух!

Эй, Фуруя-кун, ты назначенное время пропустил. Что ты тут...

«Ува?!»

Я и Нагумо вздрогнули, когда вошёл посторонний.

При том, что верхняя часть тела девушки была обнажена, она, удерживая мои руки, попыталась прикрыться... А мои пальцы коснулись точки на плече.

— Блин!..

Когда я подумал об этом, было уже поздно.

Дёрг!

Всё тело Нагумо задрожало.

— А... А, ах, д-да... Вот оно, вот...

Она положила руки мне на плечи, а лицо прижала к шее. Выставленная нижняя часть её тела дрожала, а вокруг сразу стал ощущаться запах влаги.

— Н-на меня смотрят, но... Хха, у, не могу... Не могу терпеть!

Жамк! Верхней частью она крепко прижалась. Готовая взорваться, она вся пылала и покрылась потом, обнимая меня.

— К-кончаю! Кончаю, кончаю, кончаю, кончаю... Кончаю-у-у-у-у-у-у?!

П-с-с-с-с! Плесь, плесь, плесь. Дёрг, дёрг, дёрг!

Тёплая жидкость залила всё у моих ног. Тело Нагумо всё ещё сводило судорогами. Девушка выгнула свою спину, точно хотела показать мне свою шею, а потом, скользя кончиками пальцев по моему телу, опустилась на пол. Ещё ничего не закончилось, и её выставленная кверху попка продолжала подёргиваться, а слюни растекались по щеке и полу. Она была не похожа на величественную мечницу. Глаза от наслаждения не могли ни на чём сосредоточиться и подёргивались, изо рта высунулся бессильный язык, в ритм подёргиваниям она издавала стоны.

— Н-не могу больше. После такого... Мне не испытать... Другого блаженства... О... Хо.

Плесь, пс-с.

Какое-то время по классу разносились только стоны Нагумо и звук воды.

«...»

Я наконец пришёл в себя и посмотрел на человека, стоявшего в проходе с непониманием на лице.

Своим приходом оргазмовый экзорцизм спровоцировала.

— ... Фуруя-кун? Что ты... Тут делаешь?..

Настоящая красавица. На безразличном лице моей подруги детства Кудзунохи Каеде можно было увидеть жажду убийства.

— Всё не так! — пытался я бессмысленно оправдаться, направляясь к окну.

А что ещё остаётся! Глаза Каеде способны убивать!

Я был уверен, что слушать она меня не станет, потому решил ретироваться через окно, а потом ей обо всём написать.

Это второй этаж, но уж лучше сломать пару костей, чем попасться Каеде.

Однако.

— Уо?!

С боку от меня скользнуло несколько оберегов, и стены с окнами накрыл слабый свет.

— От меня не уйдёшь.

— Гья-а-а-а-а?! Горячо! Горячо!

Путь к отступлению был перекрыт, и мои руки обожгло голубое пламя.

Наследница семьи, называемой «Лисы Кудзуноха», Кудзуноха Каеде использовала восемнадцатый лисий огонь.

Конечно моим нечеловеческим рукам вреда он не принёс, но я всем телом ощутил жар и был сломлен. Буду сопротивляться, и убить может.

— Столько раз, столько раз я тебя предупреждала... Не используй эту силу без надобности, а иначе я тебя убью.

Лицо точно ледяное, а голос из самых глубин ада.

Каеде смотрела на меня как на сексуального преступника, играя с огнём на ладони.

Дам неверный ответ, от меня мигом один пепел останется, даже душу выжжет.

— В-всё правда не так! Меня Нагумо заставила... Да, Нагумо! Объясни ей всё!

— Хи. М. Да...

Надеясь на помощь, я обратился к девушке, а она в забытьи продолжала задницей раскачивать... Аукнулась мне суровость моего проклятия.

— Нагумо... Понятно. Значит валяющаяся здесь свиноматка — это каии А из Синономе.

Свиноматка, ну ты... Не пристало девушке из известной семьи так говорить.

— Так что? Ты не пришёл на встречу со мной, потому что пытался с помощью своей силы сблизиться с девушкой из Синономе?

— Да не так всё, не мог я её жуткой силе сопротивляться... — я не знал, как всё объяснить Каеде.

— Доверьтесь моему членорадару. Я точно слышала отсюда сексуальный голос!

— Уверена, Карасума?

— А я-то работу пораньше закончил, думал в общагу вернуться и отдохнуть.

Приближались дебилы класса D, возглавляемые идиоткой.

С-скверно! Так всё ещё хуже станет...

И чего эта Карасума только в подобные моменты такой активной становится!

— Тц.

Каеде тоже поняла, что дело стало хуже, и достала оберег.

Я подумал, что она делать собралась, а она бросила его на блаженную и полуголую Нагумо.

Пом.

Он попал ей на зад и задымился. А когда дым рассеялся, блаженной девушки не было, а вместо неё была милая плюшевая лошадка.

Я от удивления широко открыл глаза, Каеде сняла с окон барьер, а в жидкость на полу пустила лисий огонь. Поднялся думок, и все доказательства растворились за окном.

И вот Каеде высунулась в коридор.

— Хи?! Кудзуноха-дзё?!

Я услышал, как Карасума вскрикнула и стала отдаляться. Вот так талант.

— Что ж, посторонние удалены, а улики уничтожены. Можно и поговорить...

— Эй.

Я не дал договорить убийственно смотревшей на меня девушке и задал вопрос.

— Похожий оберег перевоплощения мне Мей давала.

— ... М.

Ученица третьего года обучения средней школы экзорцистов Татибана Мей.

Загадочная торговка информацией, с которой я ходил по магазинам и в кино в обмен на информацию. И чтобы противостоять отрывающей сиськи женщине она дала оберег, с помощью которого можно было создать огромные сиськи, взамен на нечто не менее постыдное. В отличие от Каеде она была легкомысленной и милой.

Я всё думал, откуда она такие редкие обереги взяла, но может она как-то связана с семьёй Кудзуноха. Об этом я и спросил Каеде.

— ... Не уходи от темы с помощью странных вопросов. В этом обереге нет ничего странного.

— Да нет, он ведь очень дорогой, и если так подумать, только твоя семья такие изготавливает…

— В любом случае.

Каеде схватила меня за запястье и потянула.

— Используй силу своего проклятия только по работе или в экстренном случае. Вот о чём я хочу сейчас с тобой поговорить.

Каеде прижала мою руку к своему лбу, чтобы проверить, не ослабла ли печать на проклятии. Сердце вздрогнуло от того, что я ощутил её тёплую кожу и шелковистые волосы, потому я совсем позабыл про обереги.

Кончающая Нагумо? Тут сердце быстрее скорее от страха бьётся...

- Департамент надзора начал действовать.

— А... Департамент надзора, тот самый департамент?

Меня поразили слова, прозвучавшие во время обычного осмотра.

Эта организация пресекает все незаконные попытки использовать силу экзорцистов. Там много людей из «девяти древних родов», и даже внутри ассоциации их боятся.

— Будут проверять, не используешь ли ты силу не по назначению. Не знаю пока, кого они пришлют... Но ты вместе с дочерью семьи Соя успел привлечь к себе внимание.

Хоть Каеде и говорила так, но не мог же я бросить Нагумо.

— Не так давно ассоциация снова заинтересовалась случаем твоего отца и теперь более сурово подходит к дисциплине среди экзорцистов, потому будь осторожен. Возможно обелить имя сможет лишь уход из дома.

— ... Да, понял.

Место, где я вырос. Приют, куда брали детей, лишившихся домов после духовных катастроф.

За одним таким приютом присматривал мой старик, сильный экзорцист, который смог с лёгкостью запечатать мой оргазмовый экзорцизм.

Но после смерти он стал злым духом седьмого уровня, ворующим трусики, и был отправлен мной на небеса. Он покинул этот мир, опорочив все свои благие дела.

После этого судьбы воспитанников, поддерживаемых ассоциацией, разделились... И те, кто решили стать экзорцистами, не рассказывали про свою жизнь там. Оно и понятно. О том, кто нас воспитывал... Фактически об отце стали даже в учебниках писать не самые хорошие вещи.

— Ага, и на этой неделе состояние печати не изменилось. Похоже проклятие не прогрессирует.

— Я с самого начала и говорил...

Затянувшийся осмотр закончился, и Каеде убрала мою руку от своего лба.

— ...

Девушка не сводила взгляда с моего запястья.

— А, чтобы снять браслеты, Нагумо крепко меня держала.

Запястья покраснели. Ну, не до онемения сжимала, так что всё в порядке.

— Тц. Из-за того, что ты ничего не мог, она и заставила тебя использовать силу, — недовольно цокнула языком Каеде, но потом приложила к руке исцеляющий оберег.

Сегодня она была необычайно доброй, подумал я... И тут она резко схватила меня за запястье.

— Ай?! Ты что делаешь?!

Только вылечила и снова ранить решила! Свой след оставить решила?!

— Помолчи. Продолжаем осмотр. Что с «голосом»?

Затыкает ещё, вот наглая.

— ... В последнее время не слышал. Вообще.

С тех пор, как получил это проклятие, иногда во сне я слышу голос девочки.

Во время изгнания отрывающей сиськи женщины я тоже его слышал, но куда яснее. И вместе с тем, заполучил странную силу доводить до оргазма даже неживые предметы.

— Вот как. Тогда хорошо... Но сделай так, чтобы про этот голос никто не узнал. Ни надзор, ни дочь семьи Соя. Ни единого слова.

— У, знаю, знаю я.

Не знаю, чего она такая осторожная, но спокойное лицо Каеде выглядело решительным.

— Тогда хорошо. На этом всё. А теперь исчезни.

— А, нет, погоди-ка. А как же Нагумо?

Сейчас она была в виде плюшевой игрушки благодаря оберегу Каеде и лежала в углу класса.

— Я доставлю её до общежития. Можешь не переживать.

— Да я помогу. Всё же ответственность и на мне тоже.

На одну тебя Нагумо оставлять мне как-то тревожно.

— Если где-то по пути действие оберега прекратится, будет нехорошо, если тебя увидят с этой извращенкой. Неужели не понимаешь? Ладно, я тебе уже сказала: исчезни.

Точно выпуская стресс, Каеде вытолкала меня из класса.

— ... Эх. Не хватало опасного каии, ещё и ты, ни минуты покоя.

Я собирался уходить, когда услышал жалобу Каеде и остановился.

— Опасный каии?..

Мне уже было достаточно того, что департамент надзора заинтересовался моей силой, тут ещё и Каеде про кого-то опасного заговорила...

Но да ладно.

— Надо быть осторожнее и избегать личных встреч с Нагумо...

Озаботившись своими проблемами, я пошёл в общежитие.

4

На следующий день после случая с Нагумо и Каеде.

То ли после моего оргазмового экзорцизма, то ли Каеде что-то сделала.

Нагумо отдыхала, так что мне стало чуточку легче.

Ну а что... Я не знал, как ей в лицо смотреть...

Хотя за её состояние я переживал. Я хотел попросить девочек из класса (кроме Карасумы) проведать её и отнести гостинцы, а сам после занятий решил сходить за покупками.

— А, Фуруя-кун! Вовремя ты!

По коридору ко мне спешила бодрая Соя.

— Я как раз определилась со следующим извращённым делом.

— Следующим... Мы же решили какое-то время осторожнее быть.

Ну, с работой я могу избегать занятий с Нагумо, так что мне же лучше.

Ещё позавчера Соя не знала что делать, а теперь самоуверенно улыбается.

— Я тут интересное дело нашла. Вот, смотри, — девушка протянула мне телефон, на нём была страница сайта новостей.

Там был непонятный заголовок: «Явление каии справедливости?!»

— Каии справедливости?..

Я стал читать, и похоже по всему Канто видели каии вроде отрывающей сиськи женщины.

А называли его защитником справедливости из-за жертв.

— Нападает только на лоликонщиков... Что это за каии такой?

Из подтверждённых жертв десять с лёгкими травмами и двадцать с тяжёлыми, итого тридцать человек. Причём у пятнадцати жертв были обнаружены журналы с лоликоном, потому и стали говорить, что каии нападает на лоликонщиков.

Информация была подана сухо, но под конец тон стал жёстче.

«... Получившая запрос от полиции ассоциация экзорцистов приступила к работе, но часть экспертов высказалась: «Родители переживают из-за тех, кто предпочитает маленьких детей, и они явно настроены против ассоциации, которая собирается уничтожить каии».

Эти эксперты с головой совсем не дружат? Вроде эти лоликонщики, на которых напали, детей вообще не трогали.

Были комментарии людей, считавших как и я, но были и другие: «получайте, лоликонщики», «постарайся, мочила лоликонщиков», «я имя покруче придумал: убийца лоликонщиков, как вам?», «убийца лоликонщиков, банзай!», и всё такое прочее.

— ... Понятно. Похоже про этого неприятного каии говорила Каеде.

Доказательств не было, но это точно он.

Каии — это духовные явления, вызванные комплексами людей. Не так редко появляются каии-мстители или воры. Иногда они заслуживают симпатию жителей города, и люди обрушиваются с критикой на ассоциацию.

Убийца лоликонщиков как раз из их числа. Судя по комментариям, многие даже рады, что на лоликонщиков нападают. Хотелось верить, что это просто шумное меньшинство, но эти голоса могут стать опасными.

— ... Эй, Фуруя-кун. Каеде — это Кудзуноха-сан? Лисица?

Она спросила, пока я рассуждал об убийце лоликонщиков.

— Ты с ней постоянно вот так общаешься?

Почему-то тон Сои понизился.

— А, точно, я же не говорил. Кае... Кудзуноха-семпай проверяет мою печать. Я давно знаю семью Кудзуноха, так что как-то так.

По имени назвал, я вспомнил, как уже получал за это в живот.

— ... Хм. Вот как... Уже давно.

— Эй, ты чего такая мрачная? Тебе нездоровиться?

— Что-то живот прихватило... Может с утра слишком много съела?

Соя и правда выглядела какой-то озадаченной. Эй, эй, ты точно в порядке?

— Кстати, тебе же в больнице тоже нехорошо стало. Вся внезапно покраснела. Может какое-то духовное расстройство? В больницах такое часто бывает.

— У, может быть. Возле больниц мне что-то не по себе, а врачи говорят, что никаких проблем нет. Может осмотреться у экзорциста...

Вот так мы заболтались, и тут Соя точно пришла в себя и возбуждённо заговорила:

— Да нет же! Мы же про работу говорили! Про работу!

Хотелось её остановить, но она забрала телефон и теперь показала кое-что другое. База ассоциации, к которой мы скоро потеряем доступ.

— Радиус действия убийцы лоликонщиков огромный! Похоже им требуется помощь всех, у кого хотя бы временная лицензия есть. Предположительный уровень призрака — пятый! Возможно это связано с реликвиями, и если сможем разобраться, то не позволим нас лицензий лишить, если за какое дело и браться, то за это! — возбуждённо говорила Соя.

— Так ведь поле действий весь Канто. Нам в одном Синономе непросто, а тут мы вообще ничего не сможем.

— Тц, тц, тц. Ты наивный, Фуруя-кун. В этот раз мы не будем слепо по городу ходить, — Соя указала на свои глаза. — Убийца лоликонщиков нападает на лоликонщиков. А значит моей силой...

— А, точно. Я понял.

Глаза Сои... Я понял, что она собралась использовать свои глаза суккуба.

— Тогда сегодня во вторую половину дня берёмся за дело, передай Аой-тян! — сказала Соя и довольная вернулась в класс B.

***

Стратегия Сои заключалась в создании засады.

С помощью своих глаз она могла найти лоликонщика, просто взглянув ему в лицо, а потом до нападения оставалось лишь его защищать (преследовать). Как сказала сама девушка: «Поиски лоликонщика не выжимают морально как поиск маленькой груди. Стратегия без единой слабости!»

В общем мы поехали на поезде и добрались до станции Харугахара, где было много магазинов соответствующей направленности.

Чтобы не привлекать внимание, все мы, в том числе и Карасума надели неприметную повседневную одежду. Хотя они обе в любом виде внимание привлекают.

Соя смотрела по сторонам, выискивая лоликонщиков, а Карасума со скуки заговорила:

— И всё же не понимаю я всю прелесть лоли.

— Ого? Не ожидал.

Мне тоже было нечего делать, потому я и ответил, а девушка сразу обиделась.

— Чего ты не ожидал? Что ты вообще обо мне думаешь?

— То что тебе без разницы кто, главное, чтобы девушка, или я ошибаюсь?

— Ну, маленькие девочки и правда милые... Но они скорее как маленькие зверушки, на таких мой внутренний член не встаёт.

— А, ну вроде понял.

Она несёт полную хрень, но в целом я понял, что она сказать пыталась.

— Особенно когда младшая сестра есть. Тогда все лоли как маленькие зверушки.

— А? У тебя младшая сестра есть, Фуруя-кун?

Видать ей было обидно, что она не участвует в разговоре, так что наблюдавшая за людьми Соя тоже заговорила.

— Мы в одном приюте жили, потому кровью и не связаны. Возраст у нас один. Она мне как сестра.

Дёрг.

Плечи Сои вздрогнули, и она резко повернулась ко мне.

— Ого. Значит она как Кудзуноха-сан... Ты общаешься ещё с кем-то помимо Кудзунохи-сан? А что сейчас? Вы общаетесь?

Ч-чего это она так внезапно? И вообще, Соя, твои глаза! В них сердечки! К тому же глаза в худшем режиме, духовной силой наполнены! А ну прекрати!

... Кстати, Соя ведь с помощью своих глаз не узнает, что я с Нагумо сделал? Как бы черту мы не пересекали... Хотя тут не очень ясно, где черта пролегает. Просто оргазм ведь не считается? Я не думаю о Нагумо, значит всё в порядке?

— Ну так что, Фуруя-кун?

Пока я был в панике, Соя не унималась и продолжала смотреть глазами с сердечками. Не знаю, что тут такого интересного, но так мы не сможем искать лоликонщика, да и не нравится мне это.

— Эх, ребята из приюта благодаря помощи ассоциации и семьи Кудзуноха пошли в обычные школы и живут обычной жизнью. Но она... У Сакуры в отличие от нас настоящий талант. Её взял кто-то из двенадцати небесных мастеров, так что у неё точно всё хорошо.

Взглядом Соя спрашивала «а что дальше?», и я продолжал.

— Она была довольно избалованным ребёнком, часто бегала за мной, и я удивился, когда узнал, что она стала ученицей небесного мастера. Тренировки-то ужасные, а я из-за учёбы никак связаться с ней не могу. Надеюсь, у неё там всё нормально.

Я стал рассказывать всю правду и в голове начали возникать воспоминания о Сакуре.

В начальной школе она лезла ко мне под одеяло со словами «без братика не могу заснуть», на день рождения писала письма «я стану женой братика».

Я человек отзывчивый, и все эти воспоминания очень дороги мне. Я был рад, будто у меня и правда младшая сестра появилась, и стал сам её оберегать.

— А теперь я эту грязную компашку оберегаю...

— Чего ты на нас так недовольно смотришь? — сразу же возразила Карасума, но вообще-то она тут самая грязная.

— ... А.

Соя сама стала лезть с расспросами и теперь с недовольным прищуром смотрела на меня. Чего такая не радостная? Я же всё рассказал.

— Фуруя-кун такой счастливый был. Когда про сестру рассказывал, так улыбался, а не лоликонщик ли ты случаем?

— Ты с твоими глазами должна знать, что это не так! Хватит всякую фигню нести!

Тому, что говорит Соя про сексуальные предпочтения, люди верят. Так что не стоит об этом шутить.

Вот так мы и продолжали искать лоликонщика, но никого подходящего не нашли и в итоге разошлись.

Оказалось, что лоликонщиков на удивление мало...

***

— А? Ты что делаешь, Кобаяси?

Я вернулся в общежитие и услышал, как в соседней комнате тащат что-то тяжёлое. Я обратился к жильцу, «стопроцентному грудному молоку», а он недовольно ответил:

— Да вот... Комендант внезапно сказал переезжать.

— А? В этот же день переехать сказал?

— Верно. Хотя бы мне заплатили за это, так что долго я не сомневался, но неужели вслед на Нагумо-сан ещё и парня перевели? — удивлённо сказал он, а потом начал мерзко лыбиться. — Может у него такие вкусы, что его специально поселят рядом с тобой.

— Хорош, ничего смешного...

Если на меня тут ещё один любитель больших сисек нацелится...

Отмахнувшись от зловещего комментария парня, я вернулся в свою комнату.

В общежитии школы экзорцистов комнаты в основном одноместные. Чтобы все могли спокойно отдыхать, и так было проще скрывать свои техники.

Обычные однушки. Кухня была, но ели все в основном в столовой или покупали готовую еду в магазине, потому кухня была самой бесполезной частью квартиры.

— Блин. Пора уже мусор выбрасывать.

Я запнулся об мусор в коридоре, про который совсем забыл.

— Эх, и сегодня устал...

Даже не переодевшись, я лёг на кровать. Уже сколько раз так засыпал, но от привычки избавиться не могу.

— ... Не хочу, чтобы Сакура увидела, как я сейчас живу.

Мои руки.

Я скрывал своё проклятие даже от семьи, с которой жил.

И когда я бормотал, глядя на свои проклятые руки.

На телефон пришло сообщение, и он завибрировал.

Наверняка это Соя или Каеде, я открыл почту и... Выдал «а?».

Как говорится, помяни чёрта.

«Приду к тебе завтра».

Отправителем короткого сообщения была... Фумидори Сакура.

Я не мог оторвать взгляда от телефона, на который внезапно пришло сообщение от девушки, которая была для меня как младшая сестра.