Том 2    
Глава 2: Ну не может моя сестрёнка быть такой строгой

Глава 2: Ну не может моя сестрёнка быть такой строгой

1

В этот день в старшей муниципальной школе экзорцистов перед обедом собирались проводить общее собрание.

Все были заняты, особенно в старшей школе, потому подобное случалось редко.

Однако первогодки успели расслабиться, потому учителя вполне могли решить всех отчитать.

Всех построили в спортивном зале, и вокруг было довольно шумно.

— У, ну и фантазии у него... Уа, сенсей всё продолжает своими аморальными делами заниматься...

— Мисаки-дзё! Не трать способности попусту! Лучше посмотри на Кудзуноху-сама или красоток класса S, выясни их развратные секреты и сообщи мне!

— На расстоянии сложно что-то увидеть... И, Аой-тян, ты слишком шумишь, неужели хочешь, чтобы снова наказали?

— Несправедливо! Я просто хочу удовлетворить своё здоровое мальчишеское любопытство!

Моя группа не была исключением, и измотанная своими глазами суккуба Соя разговаривала с погрузившейся в свои сексуальные фантазии Карасумой.

А что до меня...

— Фуруя-кун, ты чего всё из телефона не вылезаешь? И у тебя ещё мешки под глазами.

— А? А, да нет, просто. И закрой уже глаза, Соя.

Сколько раз я проделывал это со вчерашнего дня? Проверял почту, не пришли ли ещё сообщения от Сакуры.

Когда она написала, я сразу же ответил: «Во сколько? Ты знаешь дорогу? Встретить тебя у станции?», но она мне не ответила. Я начал переживать, не случилось ли с ней чего, и даже поспать толком не смог.

— Мисаки-дзё. Ничего ты не понимаешь. Фуруя тоже парень. Если попадается какая-нибудь убойная эротическая фотка, от неё не оторваться.

— По себе не ровняй!

— А разве есть ещё причины, чтобы теребить телефон или свою промежность помимо эротических фоток?

Есть. Например когда за сестру переживаешь.

Но об этом я не сказал. Не хотел, чтобы кто-то узнал о том, что Сакура придёт.

Почему? Очевидно же.

Да потому что вокруг меня лишь те, кто могут оказать на неё дурное влияние!

Ребята из класса сразу начнут болтать о том, что я домогаюсь, Карасуму вообще обсуждать не буду. И я не хочу, чтобы Соя своими глазами суккуба смотрела на Сакуру.

И ещё рядом была та, кто с сегодняшнего дня снова начала в школу ходить...

— Это, можно мне к вам?

— А, Нагумо-сан?! Ты и правда перевелась к нам! Да, конечно, вставай.

... Явилась.

Кендоистка с хвостиком Нагумо Мутсуми поздоровалась с Соей и встал рядом.

Ух, эта Нагумо. Утром вроде меня избегала, так чего теперь задумала?

— Ух. Запах Мутсуми-дзё поблизости... Успокойтесь, мои внутренние тестикулы...

Я старался спрятаться в тени хватавшейся за сердце дуры Карасумы.

— Й-йо, Фуруя.

Поздоровавшись с Соей, Нагумо обошла Карасуму и приблизилась ко мне. Ещё и за рукав потянула. Ч-чего это она? Неужели тут хочет, чтобы я оргазмовый экзорцизм использовал?

— Фуруя, ты это, прости за то, что тогда было! — прошептала она. Но чувствовалось, что она серьёзно, после чего Нагумо поклонилась... А?

— Мне Кудзуноха-сан рассказала, что тогда было. О том, что к твоей силе не стоит привлекать внимание. Я понимаю, что доставляю тебе проблемы, но когда появился шанс увеличить грудь, я не смогла сдержаться... Прости!

— Это...

Из-за её комплекса случился духовный инцидент шестого уровня, так Нагумо большую грудь хотела, и всё же ей все восхищаются и она свой парень (девушка).

Каеде ей всё объяснила, и Нагумо поняла, что была не права.

— Ну, главное, что ты поняла.

— Слава богу... Хороший ты парень, Фуруя.

Хотя бы её не придётся подальше от Сакуры держать, уже легче.

— ... Но, — тут Нагумо тихо заговорила. — ... Если мы оба не против, то ведь никаких проблем, если мы тайком это сделаем?

— Вот уж нет! Ничего ты не поняла!

Нет, она ничем не лучше.

Ух, похоже придётся держать с ней ухо востро.

... Хвать.

— М?

Тут меня потянули за одежду сзади, и я обернулся.

— А?

Почему-то Соя озадаченно смотрела на мою руку.

— А, это, скоро собрание начнётся, давайте тише.

Разволновавшись, она отпустила меня, а Карасума тут же стала беситься: «Фуруя, гад! Я терплю, а ты тут с Мутсуми-дзё сблизился!» — пришлось отпихнуть её, и она наконец успокоилась.

«Почему так?» — подумал я, а потом собрание началось, и мы все встали в ряд.

Вот ведь. Вокруг меня одни люди, которым я не могу позволить с Сакурой увидеться, хотелось вчера сказать ей, чтобы она не приходила в мою школу... Но она почему-то не отвечала.

Я правда переживал за Сакуру, но когда началось совещание, я перестал дёргать телефон, в душе была всепоглощающая печаль... И тут.

... А? Что за гнетущая атмосфера?

Ученики притихли, а среди учителей, ожидавших в углу, повисло напряжение. Даже я ощутил эту духовную силу, что уж говорить об остальных, и жаловавшаяся до недавнего времени Карасума нахмурилась.

И вот перед микрофоном встал учитель и сказал: «Что ж, начнём весеннее собрание», — а следующие его слова оказались поразительными: «Но перед этим. Нам бы хотелось, чтобы наши ученики лучше осознавали, что владеют силой, и относились к ней более внимательно, потому мы пригласили специального инструктора».

А? Специального инструктора?

Это было слишком неожиданно, потому начали перешёптываться не только первогодки, но и ученики второго и третьего годов. И когда инструктора пригласили на трибуну, шуметь все стали только громче.

— А? Что за девочка? Она же одного возраста с нами. И на ней наша форма.

— А она милашка. С расстояния видно плохо, но сиськи вроде тоже ничего...

Вокруг разносились голоса, и Карасума выдала странное «harasho[✱]Ну здравствуй, великий и могучий.»... А я дара речи лишился.

Стоявшая перед нами девушка была одного с нами возраста. Сбоку у неё развивался длинный хвост, своим уверенным взглядом она осмотрела нас всех. Она успела вытянуться, и грудь тоже выросла, пока мы не виделись. Но это точно была она.

— ... Сакура?

За трибуной стояла девушка, с которой я много лет жил под одной крышей, Фумидори Сакура.

«Рада познакомиться. Я была направлена из департамента надзора ассоциации экзорцистов, и с этого дня я приступаю к работе в этой школе в качестве специального инструктора. Фумидори Сакура».

Услышав её слова, все вначале притихли.

— А? Такая молодая, а уже в департаменте надзора... Это шутка? И вообще департамент уже за школами следит?..

— Вот чего учителя такие напряжённые... Ува, тяжко нам будет.

— Да нет, она ж инструктор, будет перед занятиям всяких странных типов в школу не пропускать...

Услышав про департамент надзора, все сразу же разволновались.

Но вокруг меня была совсем иная атмосфера.

— Э-эй, Фуруя-кун... Эта Сакура, неужели...

— Брат! Доверь мне свою сестрёнку! Я на всё готова!

Соя поражённо посмотрела на меня, а Карасума резко скользнула на колени и упёрлась головой мне в носки. А ещё умудрилась заглянуть под юбку Сое.

А, блин, расшумелась, дура! Прошу! Веди себя тише!

Кажется, я уже больше не выдержу!

«Причина, почему меня отправили сюда из департамента надзора... Потому что начали распространяться слухи о непристойных изгнаниях среди учащихся».

«М!»

Я, Соя и Нагумо одновременно вздрогнули.

— А? Раз департамент надзора расследует, значит эти слухи правдивы?

— То есть департамент здесь из-за Фуруи?..

Только все забыли про слухи, и вот они разгорелись с новой силой.

Все взгляды были направлены на нашу команду... А потом все разом расступились.

Стойте! Не смотрите так, будто я мерзость какая-то!

Х-хотя руки у меня и правда мерзкие, но самая мерзкая тут одна только Карасума!

Но мой крик души не достиг окружающих... А безжалостное представление Сакуры продолжалось:

«Меня отправили сюда для наблюдения и исправления текущего положения дел в школе экзорцистов. Для удобства я буду в первом классе D, остановлюсь в четыреста седьмом номере общежития. Если заметите недобросовестное использование силы или что-то странное, сразу извещайте меня. На этом всё», — Сакура поклонилась. А потом спокойно сошла с трибуны.

... Это, а где класс D? И где-то я про четыреста седьмую комнату слышал.

Что-то информация в голосе совсем не усваивается.

— Человек из отдела надзора в классе S должен быть. А она в классе D оказалась...

— Четырёхсотые комнаты в общаге — это же корпус парней?

— Точно! Четыреста седьмая до вчерашнего дня была моей комнатой! То есть она рядом с Фуруей жить будет! Почему все милашки ему достаются?! — поражённо закричал Кобаяси.

Точно решаясь добить нас, все стали ещё дальше от нас отходить.

Смотрели на меня так: «А, значит это по его душу надзор пришёл».

Только Карасума продолжала кланяться, а Соя прищурилась: «М-м-м, с расстояния не разглядеть...»

— Э-эй, я что-то не очень поняла, но неужели это из-за нас?! — Нагумо затрясла моё плечо и тихо спросила. — Ух, я же не хотела доставлять тебе ещё больно хлопот, и на тебе... Но как мне теперь разжиться большой грудью?!

Да силикон себе вставь и всё...

Так я подумал, всё ещё находясь в замешательстве.

2

Собрание закончилось, и, не обращая внимания на своих друзей, я вылетел из спортивного зала. И дело было не в том, что я не мог выдержать направленных на меня взглядов, а потому что поскорее хотел поговорить с Сакурой. Один на один.

«Департамент надзора... Что б эту Сакуру... Ну и воссоединение».

Я хотел о многом её расспросить.

Но с момента её представления прошло уже немало времени, и я не представлял, куда она могла направиться.

Я спросил в учительской, и сенсей сразу насторожился «ты что задумал?» и ничего не сказал. Жестоко. Ничего я не делал... Только оргазмовый экзорцизм.

Обойдя всю школу, я так и не нашёл Сакуру и решил вернуться в общежитие.

«Ува, и правда переехала!»

Перед зданием стояла машина перевозок.

Значит Сакура в четыреста седьмом?!

Глядя на родное общежитие, я уже собирался подняться по лестнице.

— Эй, Фуруя Харухиса!

Меня окликнули, я повернулся и увидел девушку, шедшую ко мне со стороны грузовика.

На миг я подумал, кто это?

Она была куда ближе чем тогда на трибуне. Девушка успела вырасти, но лицо осталось неизменным. Голос и выражение на лице были резкими.

— Давно не виделись, Фуруя Харухиса. Как и писала вчера, я пришла. В качестве сотрудника департамента надзора.

Она была совсем не такой, какой я её запомнил. Разговаривала совсем иначе. Она смотрела на меня точно на какую-то грязь и плевалась словами.

Я о многом хотел её спросить.

Что ещё за департамент надзора? Ты чего туда вообще вступила? Сказала, что будешь наблюдать, но что это вообще было во время приветственной речи? Ешь как следует? Что ты знаешь про оргазмовый экзорцизм?

Но из моего рта вырвалось нечто иное.

— Т-ты чего, Сакура?.. Чего ты зовёшь меня «Фуруя Харухиса»? Раньше ведь братиком звала...

— А? Мерзость.

Я думал, что умру.

— Я ведь уже не ребёнок! И не буду эту мерзость произносить!

Чего ей так не нравится? Плечи Сакуры от гнева дрожали.

— К тому же для подозрительного объекта наблюдения «Фуруи Харухисы» вполне достаточно! Радуйся, что не по номеру обращаюсь!

Да что с тобой, Сакура?.. Э-это переходный возраст так сказался?

Или же она так говорит, потому что знает про оргазмовый экзорцизм благодаря тому, что работает в департаменте надзора?.. В таком случае лучше сразу с собой покончить.

После такого я ничего не мог сказать, а она с отвращением прищурилась:

— Ты вообще понимаешь своё положение? Слушай. У тебя какая-то непонятная и извращённая сила изгнания духов...

Пи-пи-пи-пи.

Тут звонок моего телефона прервал речь Сакуры.

— ... Отвечай.

— А? Да ничего.

Разговор с Сакурой был важнее.

— Кому сказала, отвечай... Или не хочешь, чтобы я услышала твой разговор?

— Да не то чтобы...

Под таким напором я взял телефон. На экране отобразилось имя... Кобаяси. Ува, вот на кого мне плевать! Молоко своё пей!

— ... Алло.

«Фуруя! Ты в порядке?!»

— А?

Я услышал взволнованный голос парня.

«Для начала позволь извиниться! Мне правда жаль! Просто знаешь. Мы этого не планировали!»

— Да успокойся ты. Я ничего не понимаю. Объясни нормально.

«Да просто... Мы слегка обозлились, поместили твои волосы в соломенную куклу и гвоздь вогнали...»

Чем он там занимается?! И что значит «мы»? Друзья, называется!

«Мы не провели ритуал как следует, но от этого у тебя только живот заболит... Просто тебя в школе все очень ненавидят...»

— А?

«В общем чувства всех собрались и у нас проклятие четвёртого уровня родилось...»

— Родилось у вас! Это тебе не хомячок!

Четвёртый уровень, это такой же сикигами Сои разбушевался? И он на меня нацелился?! Это не смешно вообще!

«Короче все тебя ненавидят, за Мисаки-тян, и за Кудзуноху-сама... Так что духов четвёртого уровня двое...»

Родились у них?! Это ж реально нифига не хомяки!

Я уже начал думать, вдруг Кобаяси просто шутит.

... О-о-о-о-о-о.

Вдалеке прозвучал нечеловеческий рёв.

Нечто явно направлялось в мою сторону.

«Н-но всё в порядке! Говорят, что ты даже с духом шестого уровня справился, так что ты же сдюжишь?!»

— Ага, сдюжу, как же! Я вам это ещё припомню!

Повесив трубку, я собирался велеть Сакуре убегать, как вдруг землю накрыла огромная тень.

«... Нашла».

— Ува?!

Позади Сакуры из-за общежития высунулось лицо и смотрело на нас, это была огромная газообразная женщина. Проклятие, вызванное злобой... Похожа на Сою, явно дело рук тех, кто без ума от неё.

«Нашла-а-а-а-а».

Соя-дух быстро бросилась на меня!

— Беги, Сакура! А я её отвлеку! — я вышел перед девушкой, защищая её, и почти неосознанно снял браслет.

Вообще я не мог перед Сакурой использовать оргазмовый экзорцизм.

Но она и так уже много всего знала... И сила моя очень уж мерзкая. Но дух двигался быстро, и если ребята всё сделали неудачно, то и окружающие пострадать могли.

Я морально умру, если Сакура возненавидит меня после использования моей силы... Но уж лучше так, чем позволить ей пострадать.

— Всё же я твой брат! — решительно проговорил я и стал высматривать дыры блаженства на теле проклятия.

— Кому говорю... — прозвучал раздражённый голос девушки.

— А?

Моё тело словно лишилось веса и я подлетел в воздух.

— Я уже не ребёнок!

— Бхе?!

Я ударился спиной об землю. Оказалось, что подбросила меня сама Сакура, а потом она встала перед духом четвёртого уровня.

Ших!

Она вонзила в землю металлический предмет, завёрнутый в обереги, и между мной и духом появилась стена света. Соя-дух бился об стену, а она прогнулась точно трамплин.

— Смотри, Фуруя Харухиса!

Девушка наполнила духовной силой предмет на земле, говоря это, и дух оказался подброшен в небо. Его тело взорвалось словно какой-то фейерверк.

— Возврат проклятия... — я удивился, впервые увидев эту технику, а Сакура посмотрела на меня:

— Хм. Меня научила этому моя наставница, бывший небесный мастер. В департаменте надзора все должны знать возврат проклятия, — самоуверенно заговорила она и теперь стала похожа на прошлую себя. — Вообще стоит наказать тех экзорцистов, которые решили соломенной куклой воспользоваться, но те, на кого попадёт возврат проклятия, ощутят недомогание, потому я оставлю этот инцидент без внимания.

Сакура вытащила из земли металлический стержень.

«... Нашла».

— М! Сакура! Осторожнее!

Позади девушки появился второй дух... Этот был похож на Каеде... И подобрался к ней. Этот дух был размером с обычного человека, и девушка поздно заметила его.

Сакура не успела использовать возврат проклятия. Я же увидел дыру на груди, оттолкнул девушку и ткнул рукой.

— ... М?!

На лице духа было удивление... А потом оно расплылось.

«... О?! О-о-о-о?! Хи?! Охо?!

Тело духа, напоминающего Каеде, задрожало и тяжело задышало, точно мучаясь из-за недержания, дух зажал руки между ног. Он сдерживал кипящую волну.

— О?! О-о?! — Каеде-дух крепился, но всё бесполезно.

«У-о! О-о-о-о-о-о-о?!»

Пш-ш-ш-ш-ш!

Издав стон блаженства точно какое-то животное, Каеде-дух достиг оргазма. Его промежность сводило судорогой, и из неё хлынул поток влаги.

Плесь! Она брызгала в стороны. Я стал думать, откуда вообще жидкости взялись, но вот дух исчез, и странные выделения вместе с ним... Хотя она же на Каеде похожа, так что я нашёл, что изучать!

— Ты в порядке, Сакура?! Не ранена... Уа?!

Я подошёл к девушке.

И тут подлетел в воздух и ударился спиной об землю. Уже не так, как раньше. Бросок был чистым. Боль прошла через всё тело, и я не мог двинуться.

— Ч-ч-что?

Сакура вся дрожала, лицо было красное как у варенного осьминога, когда она едва не плача смотрела на меня. Ч-что такое?! Я посмотрел на свои руки... Неужели я её коснулся, когда она меня швыряла?!

— Я-я думала, что второй дух станет отличной возможностью увидеть твою силу... Н-но что это?!

А?

— Всё как и говорили! Даже хуже... Что это?! Поверить не могу!

Ч-что? Неужели Сакура почти ничего не знала про оргазмовый экзорцизм?

Точно защищая себя, девушка отстранилась и смотрела на меня как на раздавленного слизняка.

— С-Сакура... Нет, ты не так поняла...

Не знаю, что она тут могла неправильно понять, но этот взгляд был невыносим, и я протянул к ней руку. А девушка сказала: «Не приближайся», — и отбила мою руку.

— Ты говорил, что станешь экзорцистом прямо как отец, а в итоге стал ещё большим извращенцем.

Больше извращенцем, чем этот старпёр?!

— Я просто поверить не могу... Если не взять тебя под контроль, то репутация ассоциации будет подмочена, и на нашу семью все будут смотреть с подозрением... Я обо всём доложу ассоциации, а ты будешь под пристальным наблюдением, готовься, извращенец!

— ... Уф.

Она была совсем не такой, как в моих воспоминаниях.

Раньше Сакура очень любила меня. «Папа — священник, а братик — мой жених», — она рисовала картинки со свадьбой. Когда ссорилась с Каеде, она прибегала ко мне за утешением... Такими были мои воспоминания.

Хи, хи-хи-хи… Я защищал свою милую сестрёнку... И думал, что так надо... Но похоже Сакуре была не нужна моя защита...

— Фуруя-кун, ты в порядке?! Я слышала, что на тебя напал дух четвёртого уровня!

Я услышал встревоженный голос Сои, но сил ответить не было.

Ничего не в порядке... По крайней мере ментально...

3

Не только Соя пришла.

Рядом с ней была Нагумо, а у неё подмышкой почему-то Карасума.

— ... Ух, что за команда. Одни милые девушки. Ты отвратителен, — видя приближавшихся девушек, пробурчала Сакура.

— Это всё случайность... И что в этом такого?

— Обладая извращённой силой, окружил себя милыми девушками, это же отвратительно!

Находясь на земле, я бессильно слушал её, а Сакура продолжала бить меня словами. Воли ответить вообще не осталось. Хотелось просто стать удобрением... Я совсем устал, но.

— ... М? Соя? М! Плохо, Сакура! Прячься!

Я вспомнил про глаза суккуба девушки и подскочил.

— Нельзя, чтобы она лицо увидела. Пиджаком моим лицо прикрой!

— Замолчи!

Я собирался накрыть её лицо своей одеждой, а она мне руку выкрутила. Руке было больно, но сердцу ещё больнее.

— У дочери семьи Соя странные духовные глаза? Если нет ничего постыдного, то и бояться нечего, — сказала она, слегка покраснев, и уверенно посмотрела на девушек.

Нет ничего постыдного... Ну, это же Сакура, так что это вполне ожидаемо.

И вот Соя, Нагумо и приволочённая Карасума оказались рядом с нами.

— Слава богу, Фуруя-кун, ты вроде особо не пострадал... Фуэ?! — внезапно вскрикнула Соя и застыла.

Она посмотрела в лицо Сакуре, а потом стала бросать взгляды на меня.

Я подумал, что девушка озадачена тем, насколько невинной оказалась информация на Сакуру, а та подошла к Сое и остальным.

— Здравствуйте. Я Фумидори Сакура из департамента надзора, прибыла сюда, чтобы наблюдать за этим извращенцем. Я жила с ним вместе до второго класса средней школы. Рада знакомству.

Я даже ничего не сказал, а Сакура уже успела поклониться. Хотя её приветствие было каким-то напористым. Глаза Сои, на которую смотрели, даже забегали.

Чего это? Какое-то чувство отчуждённости повисло...

— А, точно, Нагумо. А с ней что?

Я посмотрел на Нагумо, которая разглядывала Сакуру и проговорила «неплохо». Мне с самого начала было интересно. Чего у неё под боком делает Карасума. Я конечно рад, что она перед Сакурой себя тихо ведёт, но как-то жутко видеть вечно жизнерадостную и болтающую о всяких гадостях Карасуму такой.

— С этой извращенкой? В небе чёрный фейерверк взорвался, и с тех пор ей нехорошо.

— Гадина, Карасума! Значит и ты участвовала в ритуале класса D!

Получила обратно своё проклятие! Так тебе и надо.

— У... Так ведь ты не отдал мне свою сестрёнку...

Сразу недовольство выказывает. Что б ты сдохла.

— Кстати.

И вот.

Сакура встала между мной и Нагумо.

— А вы не слишком дружны с этим извращенцем?

Она колко сказала, встав спиной ко мне и лицом к девушкам.

— Его сила привлекла внимание департамента надзора, он извращенец, которого вся школы недолюбливает. Может вам стоит распустить команду и получше подумать, с кем стоит дружить?

... Эй, Сакура. Так ты и правда на меня нацелилась? В-вот как сильно ты меня ненавидишь?

— ...

Шокированная Соя наконец вернула самообладание:

— Хм, хоть ты и говоришь так. Но вообще-то мы такие же изгои, как и Фуруя-кун, — Соя посмотрела на Карасуму.

А потом приблизилась к Сакуре.

— К тому же он сказал мне, что останется со мной. Потому сама я его не брошу.

Похоже слова Сои были вдохновительными.

— Фуруя — мой спаситель. Далеко я от него не отойду... Я наконец нашла способ грудь увеличить.

— Если оставлю Фурую, не видать мне чувственных оргазмов... Так что нет...

Нагумо и Карасума согласились с Соей... Ну вы, вот слова Сои мне приятно было услышать, а вам бы стоило их лучше выбирать.

— Ух... Даже угроза не сработала... Я думала, что сложно будет только с той лисицей... — с обидой проговорила Сакура. — В любом случае! Я подумаю над тем, как бы обладатель этой извращённой силы не принёс новые неприятности! А если он злоупотребит ей... Я приму меры в отношении вашей группы!

Она забрала последнюю коробку из грузовика и стала подниматься по лестнице мужского общежития.

— А, эй, Сакура! Давай я помогу тебе с вещами!

— Сказала же: хватит обращаться со мной как с ребёнком! Я и сама справлюсь! — отказалась она, а я снова приуныл.

У, что случилось с избалованной Сакурой, которая от меня не отходила...

Я был в печали, а глубокомысленная Соя положила мне руку на плечо.

— Эй, Фуруя-кун... Тебе стоит быть осторожнее. Давай купим вещи с духовной защитой.

М? Это она так серьёзно к наблюдению Сакуры подходит?

— Ни к чему это. Силой я всё равно злоупотреблять не буду.

Главное за выходками Нагумо следить.

— Я не о том... — говоря неуверенно, девушка взглянула на мужское общежитие, и тут мне на телефон пришло сообщение.

Отправила его Каеде.

«Сегодня в десять вечера приходи один в кафе у станции. Есть разговор».

Кафе за пределами школы. Один.

Раз Каеде специально написала это, дело явно касается Сакуры...

Понимая, что отдых мне только снился, я вздохнул и написал ответ.

4

Сакура всегда была тихой, и лишь один человек мог вывести её из себя.

Кудзуноха Каеде, которую в приют приводила бабушка.

Похоже они просто были несовместимы, и вообще было не похоже, что девушки могут подружиться.

Сакура обзывала её старухой, а Каеде всегда была пугающей, и к милой малютке Сакуре сострадания не проявляла, когда подвешивала. Вот буквально подвешивала, а мне приходилось помогать, но в итоге и мне был обещан ад: подвесит меня и приведёт заплаканную Сакуру.

В общем я с самого детства старался сделать так, чтобы они не встречались.

— Я велела прийти одному. Так что здесь она делает?

— А? Неужели Кудзуноха-сама не знает? Я обязана наблюдать за Фуруей Харухисой.

— Похоже избалованным детям невдомёк, что я хочу поговорить с Фуруей-куном.

— Это кто тут избалованный ребёнок! Что Фуруя Харухиса, что ты, хватит обращаться со мной как с маленькой!

— «Хватит обращаться со мной как с маленькой». Хм, что за детские жалобы.

— Я даже через одежду понимаю, что у тебя грудь поменьше моей будет, так что не строй тут взрослую.

— А?

— А?

Кафе у станции.

Рядом со мной сидела Сакура, а напротив Каеде, они тут же сцепились, а у меня начало сводить желудок.

Как и просила Каеде, я собирался тайком выскользнуть из общежития, но похоже Сакура использовала какую-то технику и в итоге пошла со мной.

Девушки вели себя так, что даже официантка сразу не решилась подойти и принять заказ.

Кто-нибудь, спасите.

— И вообще, что это было? Это твоё «Фуруя Харухиса». Могла бы не растягивать, а как и раньше звать его братиком и прятаться у него за спиной.

— Ах ты... Хм, говоришь так, будто это вчера было, видать старческое сказывается.

— ... Раз смеешь говорить так, значит с памятью у тебя проблемы. Забыла, как я доводила тебя до слёз? Если постучать по этой пустой головке, может ты и вспомнишь чего.

— Всё ещё считаешь, что выше меня? Все твои техники больше не действуют на меня, либо я смогу дать им отпор. Ну же, попробуй. Давай, давай.

— ... Ах. Может мне согласиться, раз ты предлагаешь.

— Ну всё! Прекратите, обе!

Вокруг Каеде появились блуждающие огни, а внизу вылез хвост, а я встал между двумя девушками. Если всё так и оставить, от кафе ничего не останется.

— Ты же хотела со мной поговорить, Каеде? Этим давай и займёмся. Ладно?

— Я бы и с радостью, но она мешает. Может скроешься?

— Не скроюсь. Ведь я должна наблюдать за Фуруей Харухисой. И не могу упустить этот подозрительный разговор.

— ... Ты с самого детства липла к Фуруе-куну. Это как-то мерзко. И сейчас называешь это наблюдением, но по сути ты ничем не отличаешься от простой преследовательницы.

— А?! Не поняла, что ещё за преследовательница?! — зарычала вся красная Сакура. — Знаешь, что! Кудзуноха Каеде! Я не желаю слышать этого от тебя! Т-ты не доложила об этой извращённой силе ассоциации, теперь ещё и на частные разговоры вызываешь, наследница семьи Кудзуноха, это всё очень подозрительно! В самых разных смыслах!

Вспоминая увиденный оргазмовый экзорцизм, девушка становилась всё краснее. Прямо отваренный осьминог.

А Каеде направила на меня холодную жажду убийства. Будто и правда убийца.

— Ты использовал силу перед ней?

— Сакура была в опасности, потому у меня не было выбора...

Хотя на самом деле ни в какой она опасности не было... Ну, она бы это могла и за работой увидеть, потому рано или поздно, но закончилось бы всё тем же. Потому не смотри на меня так сурово. У меня и без того сердце разрывается от того, что Сакура со мной как с извращенцем обращается. Пусть хоть кто-то будет со мной добр.

— Эх. Ну и ладно. После поднятой в Синономе шумихи и так уже поздно, — вздохнув, Каеде посмотрела на Сакуру. — Никто не доложил в ассоциацию о его силе, потому что мы думали о его жизни. С ней у него не будет спокойной жизни, так считал ваш отец, и его волю переняли Кудзуноха. Потому прекрати свою странную слежку.

— ... М.

Услышав про отца, Сакура на миг испугалась. Но тут же пришла в себя.

— ... Пытаться что-то возразить после сказанного тобой я не буду, но и просто принять как сотрудник департамента надзора не могу. Мой долг — взять под надзор Фурую Харухису. Если есть что сказать, говори здесь и сейчас. Если не будет сказано ничего предосудительного, то и от меня сложностей не последует.

— ... Всё же с ней нормально не поговорить.

Сакура использовала свою работу в департаменте, а Каеде вновь тяжело вздохнула.

— Ничего важного. Но меня это уже достало. Фуруя-кун, можешь возвращаться.

— И чего тогда звала?.. — стал жаловаться я, но понял, чего хочет Каеде. Ей хотелось знать, как далеко в своём расследовании зайдёт Сакура. При том, что Каеде проводила осмотры, у неё было тонкое духовное видение, и при том, что девушки были как кошка с собакой, точность могла измениться.

Думая об этом, я встал.

— А ты задержись, — Каеде обратилась к собравшейся уходить вместе со мной Сакуре.

— А? Почему я? Я ухожу домой вместе с Фуруей Харухисой.

Видя, какая девушка самоуверенная, Каеде сказала:

— Хочу поговорить с тобой о силе Фуруи-куна.

— ... В каком смысле?

— Ни к чему быть такой осторожной. У тебя ведь не так много информации на твою цель. А мы, Кудхуноха, не собираемся идти против департамента надзора. Вот я и захотела обменяться важной информацией.

— Я не могу прямо здесь.

— Информация деликатная, соглашусь. Можем сменить место. К тому же мне надо получить разрешение бабушки, а на это требуется время. И если ты пожелаешь, я могу рассказать о девушках, окружающих Фурую-куна. Важная информация как на цель, так и с человеческой точки зрения.

— ... А как же наблюдение за Фуруей Харухисой?

— Можно просто прицепить простого сикигами, чтобы знать, куда он идёт.

— ...

Похоже девушки смогли найти общий язык. Мне самому стало легче, что больше не придётся вмешиваться в их ссоры, потому я спокойно вернулся домой... Но.

***

Пим-пом.

Сразу же как я вернулся.

Я как раз собирался переодеться, когда в дверь позвонили.

Я посмотрел, кто там, и у меня вырвалось «а?».

— Мей, ты о чём думала, приходя так поздно в мужское общежитие?

— Э-хе-хе. Да вот просто кое-что срочное братишке семпаю рассказать захотела.

Открыв дверь, я увидел именно ту, кого и ожидал. Ученица третьего года средней школы экзорцистов, Татибана Мей. Форму носит как какая-то гяру, прямо противоположность Каеде. Вот только обычно она расслабленная, а в этот раз тяжело дышит и щёки слегка покрасневшие. И так милая, а теперь ещё обворожительнее выглядит.

— Могла бы и позвонить. Что люди скажут, если увидят!

— Что я приходящая жена.

— Совсем дура! Проходи живее! Пока никто не увидел!

— Да.

Если так подумать, впускать её — не лучшее решение, но ничего лучше я не придумал.

Девушка спокойно вошла и уселась на мою кровать. Конечно к визиту я был не готов, так что места не подготовил, но чего туда сразу?..

— И чего так внезапно?

Информатор Татибана Мей.

Она всегда приходит с полезной информацией за сносную цену. И так внезапно заявилась впервые. Я уже начал готовиться к не самой приятной информации.

— Так... Для начала взгляни.

Мей достала из кармана телефон. Там был сайт новостей, вроде того, что Соя показывала. И написано там было про каии.

— На профессиональных экзорцистов напал убийца лоликонщиков?..

Я читал, стоя рядом с кроватью. А девушка запустила сопутствующее видео...

«Говорю, это просто немыслимо. У экзорциста дома было обнаружено много манги и аниме с маленькими детьми. Вот какие люди в ассоциации пытаются уничтожить каии справедливости. Может стоит первым делом свою организацию вычистить...»

В комментариях были и несогласные, но одобряло людей в разы больше. Лоликон и ассоциацию экзорцистов принижали, а убийцу лоликонщиков возвышали... Ува, с трендах социальных сетей уже ассоциация лоликонщиков появилась.

Пусть человек лоликонщик, это не повод на него нападать, если он преступлений не совершал. Но вместо возмущения куда сильнее была подозрительность.

— Откуда СМИ знают, что было у жертвы? Ещё и дома?

— То-то и оно, — ответила мне Мей. — Ассоциация в курсе всех дел, связанных с нападениями. Их волнует общественное мнение, потому они переживают из-за утечки информации. Времени было мало, потому вышло всё не идеально, но они пытались провести ограничение духа слов.

Ограничение духа слов. Особая техника, ограничивающая обмен и распространение информации.

— Значит...

— Да. Кто-то в ассоциации слил информацию. Кто это неизвестно, но как минимум он может частично снять ограничение духа слов.

Снять ограничение духа слов... Это должен быть кто-то по силе близкий к двенадцати небесным мудрецам.

— Ассоциация сейчас тоже как на иголках. Они ищут того, что слил информацию, а заодно выясняют про склонности экзорцистов.

Для Сои тут полно работы... Вот только кому такое достижение нужно? Особый следователь по лоликонщикам. Пока я думал об этом, Мей стала серьёзнее.

— Так вот. Так как на тебя положил глаз департамент надзора, хочу, чтобы ты был особенно осторожен. Если даже случайно совершишь какой-то проступок, если во время работы используешь свою силу... Можешь оказаться в опасности.

— Ты... Как много вообще знаешь об этом инциденте?

Стало неловко от того, что даже Мей об этой чёртовой силе знала.

— Да, в общем буду осторожен. Спасибо, что предупредила.

— Рада слышать твои слова. Однако... Я очень переживаю.

Мей встала с кровати и приблизилась. Ч-чего это она?

— Братишка семпай рос в церкви, потому не привык общаться с противоположным полом. А теперь ты уже старшеклассник, и если на тебя надавить, можешь пойти вразнос. У тебя столько слабостей. Тебя же с лёгкостью могут спровоцировать использовать твою опасную силу.

— С-сколько тебе известно?..

Я себя накручиваю? Будто она знает про случай с Нагумо.

— К тому же наблюдатель из департамента милая девушка с большой грудью. И она рядом с тобой сутками, и я переживаю, как бы тобой демон не овладел.

После этих слов я заметил. У неё грудь с прошлой встречи больше стала. Как Нагумо подкладки положила или она выросла?.. Я замотал головой, отгоняя эти мысли.

— Да нет, она мне как сестра, потому не о чем переживать... Уо?!

Дальше всё случилось неожиданно. Мягкие руки Мей обвили мою шею, а потом она повалилась на кровать. И меня за собой потащила, так что я оказался прямо на ней.

— Что, Мей?! Ты чего?!

Я попытался освободиться, но она меня ещё и своими мягкими ногами обвила, не давая ничего сделать.

— Я подумала, что братишке семпаю пора бы обзавестись иммунитетом от девушек, чтобы тебя всякими лежаниями на коленях не могли провести... И я обеспечу тебе такой иммунитет, что тебя другие девушки больше привлекать не будут.

— Т-ты с шутками далеко зашла.

— А я не шучу... Или трусливому и невинному братишке семпаю такое больше нравится?

— Уа?!

Она крутанулась, и вот уже я оказался снизу. Бёдра Мей прижимали мои.

Это из-за того, что мы так близко? У меня голова кружится от исходящего от неё аромата. Теперь своими руками она схватила мои запястья.

Мей пальцами гладила меня там, где ещё недавно хватала Каеде. После исцеления кожа была чувствительной, а она проводила по ней гладкими и тёплыми пальчиками. Это незнакомое чувство овладевало моим сознанием, а тело утопало в мягкости.

— Награда за сегодняшнюю информацию — братик семпай, — накрывая собой всё моё тело, прошептала Мей мне на ухо. Её тёплое дыхание касалось моей кожи, и я уже едва мог соображать.

Но именно сейчас, когда Мей была на мне, я заметил.

— ... Мей, ты что... Дрожишь?

— А?

— Неужели ты себя заставляешь?..

— К-конечно нет... Будто такое может быть!

Нет, точно заставляет. И разговаривает странно.

— Спасибо, что беспокоишься за меня, но заставлять себя...

— Говорю же, что не заставляю. Сейчас я покажу тебе, какой я могу быть, — сказала она и приняла позу тигрицы. Обманываешь ведь, лицо всё красное... Хотя у меня и самого лицо пылать начало.

— ... М.

Понимая, что вся красная, Мей отвернулась.

— ... Тц. Раньше, чем думала, но считай что в срок, — пробормотала она, слезла с меня и стала поправлять одежду. — Ладно. Дела окончены, на этом я прекращаю свои шутки и ухожу.

— Шутки, ну ты...

Я вообще-то старшеклассник, живущий один.

— А, и ещё. Информация касалась департамента надзора. Рассказывать о нём опасно, потому никому не говори, что я приходила, — сообщила мне Мей и покинула мою квартиру. Кохай у меня как ураган.

— Ух, оставьте меня все в покое...

Не знаю, насколько она была серьёзна, но такие её шуточки очень напрягают. Конечно я не так подвержен желаниям как большинство мужчин, но это не значит, что у меня их вообще нет.

Чтобы успокоиться, я решил посидеть за компьютером и полазить по сайтам.

Топ-топ-топ, бам!

— Бра... Фуруя Харухиса!

— Уова?! Что?!

Вначале был безумный топот, а потом дверь, которую я забыл запереть, резко распахнулась. Это точно мой дом?.. Я уже начал сомневаться, когда сюда вот так ворвалась Сакура. Глаза пылали от гнева, она оскалила свои клыки в зверином оскале. Такое чувство, что сейчас загрызёт. Ч-чего это она, что-то случилась?

— Эта девка сюда не приходила?

— Э-эта девка?

— Я про Кудзуноху Каеде! Она на место встречи не явилась, вот я и пришла сюда!

— Не понимаю, зачем ей сюда приходить... Но Каеде не приходила.

Если не осмотр, то у Каеде не было причин приходить.

— Эта лисица... Она позвала меня просто чтобы выбесить? Она совсем не изменилась! Когда-нибудь я ей покажу... М?

Из-за Каеде Сакура совсем взбесилась, но тут внезапно остановилась.

И тут стала мило принюхиваться.

— Эй. У тебя в комнате женщиной пахнет. И запах незнакомый.

— А?!

Что у неё за чутьё такое?! Что, техники какие-то есть, чтобы его натренировать?!

Я был совершенно озадачен, а она вначале приблизилась к моей кровати, а потом стала обнюхивать мою грудь. А дальше схватила за грудки и уставилась прямо на меня.

— ... Ты что, пока меня не было, ещё одну девушку приводил?..

— Н-нет! Ты всё не так поняла! Всё не та-а-а-а-а-а?!

— Колись! Кого ты сюда приводил, извращенец!

После.

Час я терпел адский допрос, потому ещё час мою комнату обыскивали, но я так и не рассказал про Мей. Физически и морально я был истощён, потому проспал все занятия на следующий день, чем взбесил учителя.

6

— У-у! Что же делать?!

Я пережил первую половину дня, и теперь снова искал лоликонщика вместе с Соей и Карасумой.

Мы снова прочёсывали всё возле станции Харугахара, но вот Соя схватилась за голову и закричала. Её бант раскачивался из стороны в сторону.

— Думала, что наконец получится найти лоликонщика... А их тут полно! И не понятно, за кем следовать!

Несколько десятков минут назад Соя прокричала: «Нашла! Если пойдём за этим человеком, обязательно встретимся с убийцей лоликонщиков! Пришло наше время!», но таких людей становилось больше, и вот что мы имеем.

— Их правда так много? В тот раз ведь вообще найти не получилось.

— Хоть ты и говорить так, их и правда много... Может с днём недели связано... Не могло же их внезапно много стать, — Соя озадаченно склонила голову.

— Когда столько лоликонщиков, не ясно, за которым правильнее всего идти.

— Хм, и правда... Этот человек на все страницы специализированного журнала, ну, того, а этот запоминает всех молоденьких девочек, а потом фантазирует о них... Сложно сказать, когда выбирать...

Адское зрелище. Одни опасные типы.

Хотя есть увлечения и пострашнее лоликона.

— Блин! Не сработала стратегия, вечно наблюдать за ними тоже неприятно, хуже просто не придумаешь! — топая по земле, Соя обернулась.

Смотрела она на Сакуру.

Будучи наблюдателем, она следила за мной не только на занятиях, но и на работе. После работы мы и в общежитие вместе пойдём, такое чувство, что я только не сплю рядом с ней. С одной стороны радостно, я будто в прошлое вернулся, но от её отношения у меня словно дыра в желудке...

— У-у-у. Как же бесит. Из-за того, что Сакура-тян пришла, я так раздражена!

Растирая собственные щёки, Соя повернулась ко мне. И до этого она вроде себя неважно чувствовала, но вроде в больницу уже ходила.

— Хи-хи-хи. Значит теперь моя очередь.

Карасума хрюкнула. По роже слюни текли, когда она к Сакуре повернулась.

— Если наблюдение раздражает, сделать стоит лишь одно. Заставить и наблюдателя принять участие! В прямом смысле! В сексуальном!

С этими словами Карасума бросилась на Сакуру.

— Что, Аой-тян?! Она же из департамента надзора... Фуруя-кун! Чего ты её не остановишь?!

— А, да оставь её уже. Пусть Карасума пострадает, потом успокоится.

Через пару секунд Карасума болезненно вскрикнула, а потом прозвучал недовольный голос Сакуры: «Да что с ней не так?!» Соя в спешке стала их разнимать, ткнула пальцем в ухо заломанную Карасуму и заставила извиниться. Та ещё компания...

Я посмотрел на толпу, с любопытством посматривающую на девушек.

... Бух!

— Ува!

И тут внезапно завалилась девочка в красном платье. Так хорошо завалилась, что я даже вскрикнул.

— ... Уэ.

Она сидела на земле и была готова расплакаться.

Чем её родители заняты?..

— Эй, ты в порядке?

— Хнык.

Я протянул ей руку, а девочку тут же насторожилась. Обидно, если честно...

Всё ещё готовая расплакаться, она осторожно смотрела на меня, но вот заговорила:

— ... Братик, ты лоликонщик?

— Нет!

Если заговорил с упавшей девочкой, значит лоликонщик... Жестокий мир.

— Хорошо, что нет, — шепеляво сказала она и воспользовалась моей помощью, чтобы встать.

И тут.

Бум.

— ?..

Через руку к голове, а потом и промежности меня словно током ударило. Но это странное чувство сразу же исчезло.

Подумав, что мне показалось, я тут же переключился на девочку.

— Ты в порядке? Нигде не болит?

— Нет. Спасибо.

Похоже она не пострадала. Своё аккуратное личико при падении она не поранила и теперь мило улыбалась.

— А родители твои где? Если потерялась, давай вместе поищем.

— Всё в порядке. Они рядом, — сказала она и побежала, растворяясь посреди улицы.

— Чего это было? Я ей так неприятен?

Тут полно лоликонщиков, потому хотелось проводить её, пока она с родителями не встретится... Хотя тут вряд ли кто-то её тронет, и если последую за ней, то точно стану лоликонщиком.

— ... Сакура в детстве такой же милой была.

Я повернулся ко всё ещё шумевшим Сакуре и Карасуме, размышляя о своём.

Мы разошлись, так ничего и не узнав о убийце лоликонщиков.

— Фуруя Харухиса. Понимаю, что ты устал, но обязательно поешь!

Перед квартирами четыреста шесть и четыреста семь.

Жившая рядом со мной Сакура выплюнула мне эти слова и вошла к себе. Вот и из-за кого я устал?..

Сил на то, чтобы переодеться не осталось, и я завалился на кровать.

Лень, так что так и лягу спать. Хоть Сакура и сказала поесть... Но для этого надо было хоть в магазин на обратном пути заглянуть.

Пока размышлял об этом, моё сознание растворялось...

... Фуруя-сан! Фуруя Харухиса-сан! Так нельзя! Твоя нижняя часть реагирует!

Что?

Давно я этот голос не слышал. Голос девушки, который я стал слышать во снах с тех пор, как стал одержим.

Да, давно я уже её не слышал...

Однако сон был не таким как обычно.

... Фуруя-сан! Ты меня слышишь?!

Ува?!

Непривычно было оказаться в бескрайнем белом пространстве.

Здесь парила девушка и смотрела на меня.

Загорелая кожа и серебристые волосы, и явно не человеческие золотистые глаза. А ещё хвост с сердечком на конце.

На ней была одежда монахини. Вот только довольно короткая, а ещё попка и грудь солидных размеров выделялись, потому символизирующая невинность одежда монахини казалась наоборот развратной.

Я даже засмотрелся на её обворожительную и милую внешность. Она производила впечатление дьяволицы, но при этом была в панике.

... Пока я сдерживаюсь, но всё время делать этого не могу! Приведи в порядок свою нижнюю часть!

Себя в порядок приведи. Мне там чего в порядок приводить?

Слабо соображая, я выдавал ответный комментарий.

Но вот я похоже начал просыпаться, голос девушки становился дальше и тише...

— ... Что это за сон был?

Настало утро.

Выспавшись, я поднялся и уже окончательно проснулся. А потом вспомнил сон и нахмурился.

— Голос... Как и всегда не помню, что он говорил...

Я видел девушку...

Может просто сон, не имеющий ничего общего с оргазмовым экзорцизмом. Но.

«Если будут какие-то изменения в оргазмовом экзорцизме, сразу сообщи».

Я вспомнил предостережения Каеде и пусть ещё было рано, взял телефон.

Но странный сон тут же улетучился из головы.

— ... А?

Я просто уставился на экран.

На экране блокировке была голая девочка, чьи прелести были закрыты пластырями... А я не мог отвести от изображения взгляда.