Том 2    
4

4

Сакура всегда была тихой, и лишь один человек мог вывести её из себя.

Кудзуноха Каеде, которую в приют приводила бабушка.

Похоже они просто были несовместимы, и вообще было не похоже, что девушки могут подружиться.

Сакура обзывала её старухой, а Каеде всегда была пугающей, и к милой малютке Сакуре сострадания не проявляла, когда подвешивала. Вот буквально подвешивала, а мне приходилось помогать, но в итоге и мне был обещан ад: подвесит меня и приведёт заплаканную Сакуру.

В общем я с самого детства старался сделать так, чтобы они не встречались.

— Я велела прийти одному. Так что здесь она делает?

— А? Неужели Кудзуноха-сама не знает? Я обязана наблюдать за Фуруей Харухисой.

— Похоже избалованным детям невдомёк, что я хочу поговорить с Фуруей-куном.

— Это кто тут избалованный ребёнок! Что Фуруя Харухиса, что ты, хватит обращаться со мной как с маленькой!

— «Хватит обращаться со мной как с маленькой». Хм, что за детские жалобы.

— Я даже через одежду понимаю, что у тебя грудь поменьше моей будет, так что не строй тут взрослую.

— А?

— А?

Кафе у станции.

Рядом со мной сидела Сакура, а напротив Каеде, они тут же сцепились, а у меня начало сводить желудок.

Как и просила Каеде, я собирался тайком выскользнуть из общежития, но похоже Сакура использовала какую-то технику и в итоге пошла со мной.

Девушки вели себя так, что даже официантка сразу не решилась подойти и принять заказ.

Кто-нибудь, спасите.

— И вообще, что это было? Это твоё «Фуруя Харухиса». Могла бы не растягивать, а как и раньше звать его братиком и прятаться у него за спиной.

— Ах ты... Хм, говоришь так, будто это вчера было, видать старческое сказывается.

— ... Раз смеешь говорить так, значит с памятью у тебя проблемы. Забыла, как я доводила тебя до слёз? Если постучать по этой пустой головке, может ты и вспомнишь чего.

— Всё ещё считаешь, что выше меня? Все твои техники больше не действуют на меня, либо я смогу дать им отпор. Ну же, попробуй. Давай, давай.

— ... Ах. Может мне согласиться, раз ты предлагаешь.

— Ну всё! Прекратите, обе!

Вокруг Каеде появились блуждающие огни, а внизу вылез хвост, а я встал между двумя девушками. Если всё так и оставить, от кафе ничего не останется.

— Ты же хотела со мной поговорить, Каеде? Этим давай и займёмся. Ладно?

— Я бы и с радостью, но она мешает. Может скроешься?

— Не скроюсь. Ведь я должна наблюдать за Фуруей Харухисой. И не могу упустить этот подозрительный разговор.

— ... Ты с самого детства липла к Фуруе-куну. Это как-то мерзко. И сейчас называешь это наблюдением, но по сути ты ничем не отличаешься от простой преследовательницы.

— А?! Не поняла, что ещё за преследовательница?! — зарычала вся красная Сакура. — Знаешь, что! Кудзуноха Каеде! Я не желаю слышать этого от тебя! Т-ты не доложила об этой извращённой силе ассоциации, теперь ещё и на частные разговоры вызываешь, наследница семьи Кудзуноха, это всё очень подозрительно! В самых разных смыслах!

Вспоминая увиденный оргазмовый экзорцизм, девушка становилась всё краснее. Прямо отваренный осьминог.

А Каеде направила на меня холодную жажду убийства. Будто и правда убийца.

— Ты использовал силу перед ней?

— Сакура была в опасности, потому у меня не было выбора...

Хотя на самом деле ни в какой она опасности не было... Ну, она бы это могла и за работой увидеть, потому рано или поздно, но закончилось бы всё тем же. Потому не смотри на меня так сурово. У меня и без того сердце разрывается от того, что Сакура со мной как с извращенцем обращается. Пусть хоть кто-то будет со мной добр.

— Эх. Ну и ладно. После поднятой в Синономе шумихи и так уже поздно, — вздохнув, Каеде посмотрела на Сакуру. — Никто не доложил в ассоциацию о его силе, потому что мы думали о его жизни. С ней у него не будет спокойной жизни, так считал ваш отец, и его волю переняли Кудзуноха. Потому прекрати свою странную слежку.

— ... М.

Услышав про отца, Сакура на миг испугалась. Но тут же пришла в себя.

— ... Пытаться что-то возразить после сказанного тобой я не буду, но и просто принять как сотрудник департамента надзора не могу. Мой долг — взять под надзор Фурую Харухису. Если есть что сказать, говори здесь и сейчас. Если не будет сказано ничего предосудительного, то и от меня сложностей не последует.

— ... Всё же с ней нормально не поговорить.

Сакура использовала свою работу в департаменте, а Каеде вновь тяжело вздохнула.

— Ничего важного. Но меня это уже достало. Фуруя-кун, можешь возвращаться.

— И чего тогда звала?.. — стал жаловаться я, но понял, чего хочет Каеде. Ей хотелось знать, как далеко в своём расследовании зайдёт Сакура. При том, что Каеде проводила осмотры, у неё было тонкое духовное видение, и при том, что девушки были как кошка с собакой, точность могла измениться.

Думая об этом, я встал.

— А ты задержись, — Каеде обратилась к собравшейся уходить вместе со мной Сакуре.

— А? Почему я? Я ухожу домой вместе с Фуруей Харухисой.

Видя, какая девушка самоуверенная, Каеде сказала:

— Хочу поговорить с тобой о силе Фуруи-куна.

— ... В каком смысле?

— Ни к чему быть такой осторожной. У тебя ведь не так много информации на твою цель. А мы, Кудхуноха, не собираемся идти против департамента надзора. Вот я и захотела обменяться важной информацией.

— Я не могу прямо здесь.

— Информация деликатная, соглашусь. Можем сменить место. К тому же мне надо получить разрешение бабушки, а на это требуется время. И если ты пожелаешь, я могу рассказать о девушках, окружающих Фурую-куна. Важная информация как на цель, так и с человеческой точки зрения.

— ... А как же наблюдение за Фуруей Харухисой?

— Можно просто прицепить простого сикигами, чтобы знать, куда он идёт.

— ...

Похоже девушки смогли найти общий язык. Мне самому стало легче, что больше не придётся вмешиваться в их ссоры, потому я спокойно вернулся домой... Но.

***

Пим-пом.

Сразу же как я вернулся.

Я как раз собирался переодеться, когда в дверь позвонили.

Я посмотрел, кто там, и у меня вырвалось «а?».

— Мей, ты о чём думала, приходя так поздно в мужское общежитие?

— Э-хе-хе. Да вот просто кое-что срочное братишке семпаю рассказать захотела.

Открыв дверь, я увидел именно ту, кого и ожидал. Ученица третьего года средней школы экзорцистов, Татибана Мей. Форму носит как какая-то гяру, прямо противоположность Каеде. Вот только обычно она расслабленная, а в этот раз тяжело дышит и щёки слегка покрасневшие. И так милая, а теперь ещё обворожительнее выглядит.

— Могла бы и позвонить. Что люди скажут, если увидят!

— Что я приходящая жена.

— Совсем дура! Проходи живее! Пока никто не увидел!

— Да.

Если так подумать, впускать её — не лучшее решение, но ничего лучше я не придумал.

Девушка спокойно вошла и уселась на мою кровать. Конечно к визиту я был не готов, так что места не подготовил, но чего туда сразу?..

— И чего так внезапно?

Информатор Татибана Мей.

Она всегда приходит с полезной информацией за сносную цену. И так внезапно заявилась впервые. Я уже начал готовиться к не самой приятной информации.

— Так... Для начала взгляни.

Мей достала из кармана телефон. Там был сайт новостей, вроде того, что Соя показывала. И написано там было про каии.

— На профессиональных экзорцистов напал убийца лоликонщиков?..

Я читал, стоя рядом с кроватью. А девушка запустила сопутствующее видео...

«Говорю, это просто немыслимо. У экзорциста дома было обнаружено много манги и аниме с маленькими детьми. Вот какие люди в ассоциации пытаются уничтожить каии справедливости. Может стоит первым делом свою организацию вычистить...»

В комментариях были и несогласные, но одобряло людей в разы больше. Лоликон и ассоциацию экзорцистов принижали, а убийцу лоликонщиков возвышали... Ува, с трендах социальных сетей уже ассоциация лоликонщиков появилась.

Пусть человек лоликонщик, это не повод на него нападать, если он преступлений не совершал. Но вместо возмущения куда сильнее была подозрительность.

— Откуда СМИ знают, что было у жертвы? Ещё и дома?

— То-то и оно, — ответила мне Мей. — Ассоциация в курсе всех дел, связанных с нападениями. Их волнует общественное мнение, потому они переживают из-за утечки информации. Времени было мало, потому вышло всё не идеально, но они пытались провести ограничение духа слов.

Ограничение духа слов. Особая техника, ограничивающая обмен и распространение информации.

— Значит...

— Да. Кто-то в ассоциации слил информацию. Кто это неизвестно, но как минимум он может частично снять ограничение духа слов.

Снять ограничение духа слов... Это должен быть кто-то по силе близкий к двенадцати небесным мудрецам.

— Ассоциация сейчас тоже как на иголках. Они ищут того, что слил информацию, а заодно выясняют про склонности экзорцистов.

Для Сои тут полно работы... Вот только кому такое достижение нужно? Особый следователь по лоликонщикам. Пока я думал об этом, Мей стала серьёзнее.

— Так вот. Так как на тебя положил глаз департамент надзора, хочу, чтобы ты был особенно осторожен. Если даже случайно совершишь какой-то проступок, если во время работы используешь свою силу... Можешь оказаться в опасности.

— Ты... Как много вообще знаешь об этом инциденте?

Стало неловко от того, что даже Мей об этой чёртовой силе знала.

— Да, в общем буду осторожен. Спасибо, что предупредила.

— Рада слышать твои слова. Однако... Я очень переживаю.

Мей встала с кровати и приблизилась. Ч-чего это она?

— Братишка семпай рос в церкви, потому не привык общаться с противоположным полом. А теперь ты уже старшеклассник, и если на тебя надавить, можешь пойти вразнос. У тебя столько слабостей. Тебя же с лёгкостью могут спровоцировать использовать твою опасную силу.

— С-сколько тебе известно?..

Я себя накручиваю? Будто она знает про случай с Нагумо.

— К тому же наблюдатель из департамента милая девушка с большой грудью. И она рядом с тобой сутками, и я переживаю, как бы тобой демон не овладел.

После этих слов я заметил. У неё грудь с прошлой встречи больше стала. Как Нагумо подкладки положила или она выросла?.. Я замотал головой, отгоняя эти мысли.

— Да нет, она мне как сестра, потому не о чем переживать... Уо?!

Дальше всё случилось неожиданно. Мягкие руки Мей обвили мою шею, а потом она повалилась на кровать. И меня за собой потащила, так что я оказался прямо на ней.

— Что, Мей?! Ты чего?!

Я попытался освободиться, но она меня ещё и своими мягкими ногами обвила, не давая ничего сделать.

— Я подумала, что братишке семпаю пора бы обзавестись иммунитетом от девушек, чтобы тебя всякими лежаниями на коленях не могли провести... И я обеспечу тебе такой иммунитет, что тебя другие девушки больше привлекать не будут.

— Т-ты с шутками далеко зашла.

— А я не шучу... Или трусливому и невинному братишке семпаю такое больше нравится?

— Уа?!

Она крутанулась, и вот уже я оказался снизу. Бёдра Мей прижимали мои.

Это из-за того, что мы так близко? У меня голова кружится от исходящего от неё аромата. Теперь своими руками она схватила мои запястья.

Мей пальцами гладила меня там, где ещё недавно хватала Каеде. После исцеления кожа была чувствительной, а она проводила по ней гладкими и тёплыми пальчиками. Это незнакомое чувство овладевало моим сознанием, а тело утопало в мягкости.

— Награда за сегодняшнюю информацию — братик семпай, — накрывая собой всё моё тело, прошептала Мей мне на ухо. Её тёплое дыхание касалось моей кожи, и я уже едва мог соображать.

Но именно сейчас, когда Мей была на мне, я заметил.

— ... Мей, ты что... Дрожишь?

— А?

— Неужели ты себя заставляешь?..

— К-конечно нет... Будто такое может быть!

Нет, точно заставляет. И разговаривает странно.

— Спасибо, что беспокоишься за меня, но заставлять себя...

— Говорю же, что не заставляю. Сейчас я покажу тебе, какой я могу быть, — сказала она и приняла позу тигрицы. Обманываешь ведь, лицо всё красное... Хотя у меня и самого лицо пылать начало.

— ... М.

Понимая, что вся красная, Мей отвернулась.

— ... Тц. Раньше, чем думала, но считай что в срок, — пробормотала она, слезла с меня и стала поправлять одежду. — Ладно. Дела окончены, на этом я прекращаю свои шутки и ухожу.

— Шутки, ну ты...

Я вообще-то старшеклассник, живущий один.

— А, и ещё. Информация касалась департамента надзора. Рассказывать о нём опасно, потому никому не говори, что я приходила, — сообщила мне Мей и покинула мою квартиру. Кохай у меня как ураган.

— Ух, оставьте меня все в покое...

Не знаю, насколько она была серьёзна, но такие её шуточки очень напрягают. Конечно я не так подвержен желаниям как большинство мужчин, но это не значит, что у меня их вообще нет.

Чтобы успокоиться, я решил посидеть за компьютером и полазить по сайтам.

Топ-топ-топ, бам!

— Бра... Фуруя Харухиса!

— Уова?! Что?!

Вначале был безумный топот, а потом дверь, которую я забыл запереть, резко распахнулась. Это точно мой дом?.. Я уже начал сомневаться, когда сюда вот так ворвалась Сакура. Глаза пылали от гнева, она оскалила свои клыки в зверином оскале. Такое чувство, что сейчас загрызёт. Ч-чего это она, что-то случилась?

— Эта девка сюда не приходила?

— Э-эта девка?

— Я про Кудзуноху Каеде! Она на место встречи не явилась, вот я и пришла сюда!

— Не понимаю, зачем ей сюда приходить... Но Каеде не приходила.

Если не осмотр, то у Каеде не было причин приходить.

— Эта лисица... Она позвала меня просто чтобы выбесить? Она совсем не изменилась! Когда-нибудь я ей покажу... М?

Из-за Каеде Сакура совсем взбесилась, но тут внезапно остановилась.

И тут стала мило принюхиваться.

— Эй. У тебя в комнате женщиной пахнет. И запах незнакомый.

— А?!

Что у неё за чутьё такое?! Что, техники какие-то есть, чтобы его натренировать?!

Я был совершенно озадачен, а она вначале приблизилась к моей кровати, а потом стала обнюхивать мою грудь. А дальше схватила за грудки и уставилась прямо на меня.

— ... Ты что, пока меня не было, ещё одну девушку приводил?..

— Н-нет! Ты всё не так поняла! Всё не та-а-а-а-а-а?!

— Колись! Кого ты сюда приводил, извращенец!

После.

Час я терпел адский допрос, потому ещё час мою комнату обыскивали, но я так и не рассказал про Мей. Физически и морально я был истощён, потому проспал все занятия на следующий день, чем взбесил учителя.