Том 2    
6

6

Свидетельское показание один.

«Он точно Фурую преследовал. Как бы другие его ни атаковали, пёр прямо на него».

Свидетельское показание два.

«Этот убийца лоликонщиков чтобы достать Фурую даже в школу проник».

Свидетельское показание три.

«Ну, он всегда казался подозрительным. Вечно с этой своей самоуверенной рожей в окружении Кудзунохи-сама и Мисаки-тян. Что вообще хорошего в маленьких девочках, у которых даже грудного молока нет?»

— ... Что ж. Исходя из полученной информации, можно сделать вывод, что убийца лоликонщиков охотится за Фуруей Харухисой, — проговорила Сакура после того, как отзвучали зацензуренные голоса.

Это была моя комната с задёрнутыми шторами.

По обе стороны от меня находились суровые Сакура и Каеде, а я, хозяин комнаты, оказался привязан к стулу. Бежать было некуда. Надежды не было. И сострадания мне ждать не приходилось.

— Начинается заседание в отношении подозреваемого в лоликонстве Фуруи Харухисы!

Сакура огласила обвинение, что было похлеще того, что ведьмам предъявляли, и я, хоть и понимая, что всё бессмысленно, закричал:

— Прекратите! И дайте хоть адвоката! Хотя бы Карасуму или Нагумо!

— Лоликонщикам адвокат не положен!

Так меня заочно виновным признали?!

— Говорю же! Я не лоликонщик!

— Тогда что это?!

Бам!

Сакура бахнула по столу моими телефоном и компьютером.

Вначале я испугался, но они были запаролены. Даже если будут пытать, я пароль не скажу... Да только почему их уже разблокированы?!

— Хм. Сочетания дня рождения и любимой еды, ничего не поменялось.

— Вот и польза от преследовательницы появилась.

— Это кто здесь преследовательница?! И сейчас есть дело поважнее!

Оскалившись, Сакура принялась работать за компьютером и телефоном... И вот общему обозрению предстали 2D лоли.

— И как ты после такого собираешься оправдываться?!

— ... М?!

Не только изображения, но и подозрительные приложения... И у тебя подписка в этой мерзкой игре «Лоликон GO!»!

Мою постыдную коллекцию обнажали, а я весь покрылся странным потом.

— В-всё не так! Оно само появилось...

— Хо? Прямо так само и без твоего ведома, — Сакура посмотрела на меня как на грязного отброса.

— Вызываю свидетеля! Соя Мисаки!

«Да!»

Когда Сакура позвала, в комнате прозвучал бодрый голос Сои.

Каеде не желала с ней встречаться лично, потому девушка была в её телефоне.

Через смартфон в режиме видео-звонка Соя пялилась на меня. Своим адским проклятием, выдающим все подробности половой жизни, глазами суккуба.

«Ага! Вижу кучу изображений с лоли! И в рейтинге частей тела, на которые он чаще всего смотрит, вижу короткие и пухленькие ручки и ножки маленьких девочек. Он точно лоликонщик!»

Неожиданно.

Соя довольно улыбалась. Такая довольная провозгласила меня лоликонщиком.

«Фуруя-кун, стыдясь того, что стал лоликонщиком, ты убегал от меня. И только-то».

И только-то...

Что за реакция такая... Слишком комедийно выходит.

И это после того, с каким рвением я убегал от Сои...

Как же она благосклонна к лоликонщикам. Прямо ангел.

Я был озадачен такой реакцией, а Сакура была поражена куда сильнее меня и приблизилась к телефону.

— Ну-ка стой! Ты сказала, что она лоликонщик?! Так почему так спокойно реагируешь?!»

— А? Ну, это немного неправильно, но пока он никого не тронул, так что не преступник, да и свою работу в команде он выполняет».

— А? А ты точно видишь в Фуруе Харухисе только члена команды? — с подозрением спросила Сакура у ведшей себя подозрительно Сои, и тут.

— Теперь моя очередь.

Убрав телефон в нагрудный карман, Каеде подошла ко мне.

— Начнём... С двенадцати лет.

— М?!

Фигура Каеде исказилась точно мираж.

И вот красотка стала намного моложе. Взгляд резкий, атмосфера всё ещё как от Каеде, только выглядит как ученица начальной школы.

Неужели она...

— Хм. На двенадцать лет реакция слабая. А что насчёт десяти?

Внешность девушки снова исказилась, и Каеде стала ещё моложе.

Ну точно!

Она изменяет свою внешность и проверяет, на какой возраст я отреагирую!

Вообще не смешно. На коллекцию лолей и на духовный взгляд Сои я ещё мог сказать, что они ошиблись, но от молоденькой Каеде я взгляд точно отвести не смогу. Тело само отреагирует. Глаза куда сговорчивее языка. Сразу выдам, что являюсь лоликонщиком.

Нельзя реагировать на внешность Каеде!

Приняв решение, я стал смотреть на обладательницу более зрелых форм Сакуру, но...

— Похоже страйк-зона Фуруи-куна девять лет.

— ...

Взгляда отвести не смог...

Я пытался силой воли заставить себя смотреть на Сакуру. Неинтересна мне маленькая Каеде, но взгляд так и тянулся. Серьёзно, что это вообще?..

Пока я убивался, девушки переглянулись.

— Теперь попробую увеличить грудь.

Оставаясь девятилетней, она начала постепенно увеличивать грудь...

— Понятно. Фуруе-куну нравится размер не больше A в девять лет. Он точно лоликонщик, — пришла к выводу Каеде и холодными глазами посмотрела на меня. — Эй, Фуруя-кун. Тебе не стыдно? Ты ведь лоликонщик. Как мерзко. Законно твои извращённое желания могут удовлетворить лишь техники Кудзунохи. Хотя мне такое не интересно. Но при том, что тебе лишь младшеклассницы нравятся, к чему ты в итоге придёшь? — оставаясь в форме маленькой девочки, Каеде издевательски улыбалась и шлёпала своей маленькой пухлой ручкой меня по щекам. «Ух...» — только и смог выдать я на её упрёки.

— Ну-ка стой, лисица! Хватит этого лоликонщика провоцировать!

Сакура оттащила лоли-Каеде.

«Считайте, что я ничего не говорила! Лоликонщики отвратительны! Фуруя-кун, ты омерзителен! Быстрее лечись! Излечись от лоликона!» — кричала с той стороны смартфона Соя.

А, что, Соя ведь недавно говорила, что ничего против лоликона не имеет... А теперь смотрит на меня так, будто я её родных убил... Я лишился союзника, и теперь моё сердце разбито...

— Вот! Я же говорила! Только она выиграет с того, что Фуруя Харухиса лоликонщик!

«Да, понимаю! Это так бесит! Потому лоликонщиков все и ненавидят! На свет был просто обязан появиться убийца лоликонщиков!»

— ... М? Что-то разговор куда-то не туда зашёл... М? Неужели ты...

Сакура переговаривалась с Соей, а Каеде со вздохом сообщила: «На этом хватит шуток».

— Дочь семьи Соя права, надо поскорее что-то сделать с этим увлечением Фуруи-куна.

Фух. Каеде накрыл дым, и она снова стала шестнадцатилетней.

— Но теперь ассоциация станет более чувствительно относиться к делу убийцы лоликонщиков. Когда обладатель такой силы стал лоликонщиком... Одни проблемы.

— ... И правда. Убийца лоликонщиков напал в отрытую, даже если я сама не доложу, департамент надзора всё равно узнает. И тогда они могут прислать мне на замену кого-то более пристального...

После слов Каеде и Сакура стала серьёзнее.

— ... В таком случае надо как-то излечить этого лоликонщика озабоченного! Ведь моя работа разобраться со всем до того, как что-то случится с объектом наблюдения! — точно использовав это как оправдание, сказала Сакура, и посмотрела на Каеде.

Что-то они будто про меня вообще забыли...

— И? Как будем лоликонщика исправлять?

— Пытками?

Это, Каеде-сан? Подожди. Нельзя же барышне из благородной семьи людей пытать. Правда ведь?

— Показывать лоли и делать больно, показывать обычных девушек и давать сладкое. Предлагаю начать с этого.

На кончике пальца серьёзной Каеде зажегся лисий огонь.

— Фуруя-кун, мы сделаем из тебя нормального человека.