Том 2    
Глава 4: У лоликонщика нет завтра

Глава 4: У лоликонщика нет завтра

1

— Преступлений совершено не было, а судить будут, это же просто непостижимо... Наверняка здесь какая-то ошибка, я свяжусь с руководителем...

Не находившая себе места Сакура решила позвонить на самый верх, своему учителю. Но дозвониться не смогла, и получала лишь ответ, что та в командировке.

... Ну, я предполагал, что департамент надзора по мою душу явится.

Мей говорила, что в ассоциации кто-то сливает информацию, и существование убийцы лоликонщиков резко меняет отношение людей.

И если станет известно «в ассоциации работает извращённый лоликонщик с мерзкой и непонятной силой оргазмового экзорцизма» и «он уже довёл живую девушку до оргазма», ассоциации конец.

Потому можно было понять их желание тихо избавиться от экзорциста-извращенца.

Каеде и Сакура тоже подтвердили, что я лоликонщик, и тогда конечно лучше уж наказать заставляющего кончать извращенца...

Ага, как же, взял и понял! Чего сразу этих судейцев-обезглавливателей привлекать?!

Они сразу меня виновным признали, и отмалчиваться я не собираюсь. Буду искать каии (?), сделавшего меня лоликонщиком!

Сакура похоже тоже была недовольна этим и уже собиралась отпустить... Так я думал, привязанный к стулу.

... Щёлк!

— Ува?! Что это, физический барьер?!

— Что?! Быстро они, даже со мной не согласовали...

Так прокричали Соя и Сакура, посмотрев в окно. Там и правда появилась полупрозрачная стена. Такая же техника, какой Сакура парней в школе заперла.

— Что и ожидалось, следователь Фумидори Сакура. Только поступило указание, а вы уже захватили объект.

— Похоже ни к чему было устанавливать физический барьер.

В комнату вошли двое мужчин.

В идеальных чёрных костюмах... Сотрудники департамента надзора.

Пока Сакура разговаривала по телефону, они уже ждали указания действовать.

— Фуруя Харухиса-сан. Нам приказано доставить вас к исполнительному комитету департамента надзора. Мы можем рассчитывать на ваше содействие?

Вот и всё... Только я думал отправиться на поиски каии, и такая неудача... Барьер прямо в коридоре, двое сотрудников передо мной и я ещё связан.

— Ну-ка стойте!

И тут. Перед приближающимися сотрудниками встала Сакура.

— А? Следователь Фумидори Сакура?

— Вам не кажется это странным? Пусть он и изварщенец, но чтобы сразу в исполком?!

— Странно, но это приказ... М?!

Не договорив, сотрудники застыли.

«Соя Мисаки?!»

Они оба побежали на выход.

— Следователь Фумидори Сакура?! Почему ты так спокойно стоишь в одной комнате с дочерью семьи Соя?!

— Мы думали, что раз ты внутри, значит всё спокойно!

Они начали жаловаться Сакуре. И эти туда же...

— Не обязательно было прямо так убегать... — приуныла Соя. Всё дело в её неприятной силе. Глазах суккуба.

— Просто я ничего такого не сделала.

Сакура последовала за сбежавшими в коридор сотрудниками.

— Ты вообще человек, раз заявляешь такое?! Н-нет, сейчас не это важно. Раз можешь смотреть в лицо дочери семьи Соя, выведи её за пределы барьера. И тогда мы доставим Фурую Харухису в штаб ассоциации.

— Странно выполнять такой приказ без всяких объяснений. Тут речь о предателе, и пока учитель... То есть руководитель лично всё не объяснит, я не собираюсь слушаться! — Сакура возразила двум сотрудникам.

Она защищает меня?

Она говорила, что освободит меня от проклятий, но обычно была сурова, довольно непоследовательная. Такие действия Сакуры поразили меня, и тут.

— Сейчас!

— А?! Соя?!

Соя развязала узел моей верёвки.

— Всё же странно, что Фуруя-кун внезапно стал лоликонщиком. Духовный взгляд Кудзунохи-сан и Сакуры-тян ничего не выявил... Но я верю тебе! Раз тебя уже осудили, надо сбежать и найти каии, превращающего в лоликонщиков!

Похоже Соя пришла к тому же выводу, что и я.

За это я ей очень благодарен...

— Не надо! Помимо Сакуры тут ещё два сотрудника департамента, если поможешь мне сбежать, сама в беде окажешься!

— Вот и пусть меня семья защищает!

Что-то я забыл, что она за свой род не так печётся как Каеде, хотя она такая же наследница влиятельной семьи. Хоть и бесполезна, если в расчёт глаза не брать.

— Ты же вообще ни в чём не виновата.

— Сам же говорил, — освобождая меня, Соя не дала мне договорить. — Если из-за меня твоя сила оргазмового экзорцизма будет раскрыта, чтобы я взяла ответственность и сопровождала тебя до самого ада.

Об этом я говорил ей во время инцидента с отрывающей сиськи женщиной, когда она переживала, что наша команда распадётся.

— До ада мы пока не добрались, так что пока спасти я тебя смогу.

— ...

— К тому же ты сам сказал. Что останешься со мной. Потому я не позволю тебе бросить всё сейчас. Я хочу избавиться от проклятия вместе с тобой.

Развязав верёвку, она говорила, глядя прямо на меня.

— ... Прости. И спасибо.

— Ладно тебе, мы же команда.

— И? Что теперь будем делать? Раз ты предложила помочь, у тебя какая-то стратегия есть?

Комната была заблокирована барьером. Техники Сои слабоватые, но их много, может как раз имеется что-то такое, о чём я не знаю.

— ... Это, пусть мои сикигами поднимут переполох, а ты пока ткнёшь своим оргазмовым экзорцизмом сотрудником департамента.

— Совсем дура?!

Тяжесть моему преступлению накинуть решила?!

К тому же они не хуже Сакуры, а может и лучше, потому слишком уж это сложно. И как бы сама Сакура не решила меня прикончить.

Да и не ясно, как через такой мощный барьер пробиться... Мы заперты!

— А! Они верёвку развязали!

— Плохо! Если сбегут, руководитель нас убьёт! Для общества точно!

Они заметили-и-и-и-и!

Уверенные в надёжности барьера и напуганные глазами суккуба, пока что они не заходили... Но и внезапно напасть уже не получится.

— Чёрт, может и правда сдаться.

... Фуруя-сан.

— М?!

... Я обострю твой дух ещё раз.

С того случая с отрывающей сиськи женщиной я впервые так чётко услышал этот голос.

... Шанс всего один. Я высвобождаю силу оргазмового экзорцизма.

— ... Эй, эй, неужели.

Мне некогда было удивляться тому, что я слышу голос, сейчас я снимал браслеты.

Соя приготовила сикигами на случай, если я этих бедолаг ткну, но я не это собирался сделать.

Я повернулся к ним спиной. Своим нечеловеческим зрением... Я смотрел на дыру блаженства прозрачного как стекло барьера.

— Что он?! Плевать на глаза суккуба! Хватай его!

Оттолкнув Сакуру, сотрудники ломанулись внутрь.

Но я уже ткнул пальцем барьер.

И тут вся комната вместе с барьером задрожала.

Дёрг, дёрг!

Вся комната... Нет, весь физический барьер достиг оргазма.

— Это... Та самая сила, вызывающая землетрясения?! Ува?!

Го-го-го-го-го!

Невероятная тряска как при землетрясении.

Толчки были непостоянными, и устоять было невозможно.

— Не только неживые предметы, но даже барьеры можно до оргазма довести...

Я уже и сам поражался, что это за сила такая.

— М?!

Тут закричала Соя.

— Весь барьер ходуном ходит! Теперь и мои ребятки... Справятся!

— Стой! Не надо трогать физический барьер...

Слова сотрудника департамента её не достигли. Сикигами Сои врезались в окно вместе с барьером... Бам! Раздался мощный удар.

«Ува-а-а-а-а?!»

Сакура и остальные сразу же возвели барьер... А я и Соя не могли этого сделать и были выброшены из окна.

Летя, я уже думал, что отдал богу душу.

— Опасно было.

Но сикигами девушки поймали нас и поставили на землю.

— ... Может не будешь больше так безумствовать.

— До твоей силы мне точно далеко! Что вообще с физическим барьером случилось?!

— ... Сам не знаю.

Мы скрылись от сотрудников департамента, растворяясь в закате, и направились в Харугахару.

... И всё же.

Я снова услышал этот голос. И в такой момент смог использовать силу неорганического оргазма.

Конечно Каеде меня предупреждала, но я думал лишь о том, как сейчас спасти нас.

2

— Эта странная девочка была где-то здесь?

— Да. Красное платье, чёрные волосы. Лицо как у куколки.

Харугахара перед закатом.

Мы рассматривали людей, выискивая девочку, которая превратила меня в лоликонщика.

Шансы встретить её в это время здесь же были невелики, но других зацепок всё равно не было.

Остерегаясь преследования, мы бродили в толчеи, но в итоге так и не нашли. Лишь иногда мой взгляд привлекали редкие родители с детьми.

Будь у нас побольше людей. Но мы даже не знали, как далеко распространилась история о том, что я и Соя сбежали от департамента надзора... И тут.

— М? Это же Мисаки-дзё и Фуруя. Вроде же сегодня Харугахару не патрулируем.

— Курасума?!

Неожиданно.

Мы повстречали на главной улице Харугахары Карасуму в брючном костюме.

— Ты что здесь вообще делаешь?!

— Это я спросить хотела. И Всё же раз спросил, заняться всё равно нечем, вот и ищу тут судьбоносную встречу. Заприметила во время патрулирования, что тут красоток много.

Подкатывает.

Хотя плевал я на личную жизнь Карасумы, сейчас она может нам помочь.

— Карасума. Прости, что так внезапно прошу, но можешь помочь нам найти маленькую девочку?

— Что? Маленькую девочку?

— Понимаю, что это неожиданно. Но позволь объяснить. Мы сейчас...

Она не дала мне сказать «ищем каии превращающего людей в лоликонщиков».

— Просто чудесно! Можешь не просить, я и так пытаюсь найти самую прекрасную маленькую девочку!

— ... А? Карасума?

Я был поражён её странным энтузиазмом в поиске маленьких девочек, а глаза Сои округлились.

— А? Аой-тян... Представляет, как она связывает маленькую девочку...

Возбуждённый вид Карасумы подтверждал слова Сои.

— Маленькие девочки прекрасны... Эти пухленькие ножки и ручки на незрелых телах. Стоит только представить как в их нежную кожу, какой у взрослых женщин никогда уже не будет, врезаются верёвки, и я уже кончить готова. Слабенькие создания, только и способные цепляться за взрослых... Стоит представить заплаканные лица... Это соперничество между совестью и моим внутренним членом... Невинный запретный плод, который не вкусить...

Она сказала то, после чего её уже было не оправдать, и тут резко подскочила ко мне.

— Раз уж ты просишь поймать маленькую девочку, Фуруя, мне ничего не остаётся! Ведь не остаётся, да?! — кричала она, привлекая взгляды людей с детьми. Плохо дело!

— Аой-тян стала лоликонщицей!

— Хоть убить, но надо её остановить!

Лоликонщица-садистка куда опаснее лоликонщика с оргазмовым экзорцизмом! Её изолировать надо.

— Здравствуй, мой юный семпай. Я угощу тебя моей конфеткой, покрытой медком, пошли со мной?!

— Простите, простите! У неё с головой не всё в порядке! Иногда заклинивает!

— Простите, что потревожили!

Я и Соя взяли Карасуму под белы рученьки и кланялись ошалелым родителям.

— За что?! Ты же сам просил схватить маленькую девочку?!

— Я найти сказал!

Заткнув рот Карасуме, мы увели её в безлюдный проулок.

Там я наконец убрал руку от её рта.

— Эй, Карасума! Ты случаем не встречалась с девочкой в красном платье?!

— Она прямо передо мной упала, а я ей помогла...

«... М?»

Я и Соя переглянулись.

Всё же я не ошибся. Кто-то и правда превращает людей в лоликонщиков.

— И всё же странно. Аой-тян уже до мозга костей лоликонщица, чего не сказать о тебе, Фуруя-кун...

— Карасума до мозга костей извращенкой была, потому такое проклятие отлично с ней сочетается.

Хотя сейчас было важнее другое.

— Эй, Карасума, где?! Где ты с этой девочкой встречалась?!

Карасума должна была встретить её недавно. А значит где-то поблизости.

— ... Если отвечу, позволишь поймать маленькую девочку?

— Соя, давай.

— Поняла!

Девушка ткнула палочкой для чистки ушей Карасуме в ухо.

— Хья-и-и-и-и-и-и?! Сказю, сказю, так сто хватить!

Совсем подавленная Карасума со слезами на глазах выдала всё.

Она видела девочку в красном платье возле минимаркета недалеко отсюда.

Соя с помощью сикигами стала удерживать лоликоновского монстра-садиста Карасуму и сказала мне:

— Я подержу Аой-тян, а ты иди, Фуруя-кун! Пока девочка не ушла далеко!

— Да, хорошо!

— Где-то здесь.

Я стал осматриваться в место, которая упомянула Карасума.

Красное платье должно было выделяться... Но солнце уже село и искать было непросто.

Я всё продолжал вертеть головой вокруг.

— ... М.

И вот в толпе увидел небольшую красную фигурку.

Я прорывался через толпу. И уверенность крепла с каждым шагом.

Такая приметная одежда. Странно то, что она ходит одна в такое время. Никакой ошибки.

— Эй, ты. Подожди-ка.

Держа ученический билет школы экзорцистов, я положил руку ей на плечо.

Хвать.

Её мягонькая ручка схватила меня за запястье... А?

— Вот я тебя и поймала, лоликонщик.

Девочка повернулась ко мне.

— Ты сбежал от департамента надзора... И если бы первой тебя нашла не я, то от тебя бы избавились.

С гневом и жаждой убийства в голосе она смотрела на меня.

— К-Каеде?..

Я понял, кем была эта девочка.

А вокруг неё были агенты департамента надзора.

Я оказался передан людям в чёрных костюмах, и тут меня покинуло сознание.

3

— ... У, кха?!

Я не проснулся, меня скорее вынудили силком вернуться в этот мир.

Соображал я... Вполне неплохо, потому сразу понял, что вокруг и в каком я положении.

Бесцветный коридор. Я не мог пошевелить ничем, помимо глаз и губ. Но при том, что стены уходили назад, я понял, что меня куда-то везут. Ну, скорее всего это в исполнительный комитет, так что это штаб ассоциации. Вокруг меня были люди в чёрных костюмах, а рядом... Всё такая же холодная Каеде.

— Эй, Каеде! Послушай, каии, превращающий людей в лоликонщиков и правда... Ух?!

— Не болтай зря.

Я ощутил давление в районе шеи, и мой голос застрял. Должно быть работа сотрудников департамента, сковавших меня.

— Веди себя тихо. В отличие от меня сотрудники департамента не столь милосердны, — тихо сказала девушка. Если они ещё менее милосердны, чем она, то точно убьют, но пока только заткнули.

Как по мне, они пока даже добрые... Хотя ничего хорошего, что мне рот затыкают!

Я ведь только смог удостовериться, что каии, превращающий людей в лоликонщиков, существует!

Так меня распнут как лоликонщика, а на обычных людей будет нападать убийца лоликонщиков!

Ещё и Карасума стала лоликонщицей, что не менее страшно!

Я хотел обо всём рассказать Каеде и сотрудникам организации... И тут.

— Не волнуйся, я попросила Кудзуноху отправить группу для проверки в Харугахару, — неожиданно сказала Каеде. — Ты сбежал от надзорного органа. Так что вряд ли ты считаешь каии, превращающего людей в лоликонщика, простым оправданием для побега. И всё же...

— ?..

— Найти девочку, превращающую людей в лоликонщиков. Своё строгое отношение департамент вряд ли смягчит. Потому будь готов.

А? Что это вообще?..

— Прости. Вся ответственность лежит на мне.

— ... М?!

Каеде извинилась?

Хотя я не знаю, за что она испытывает ответственность. Страшно.

Что это? Меня что, ждёт судьба страшнее смерти?..

От страха я задрожал, и вот впереди бесшумно открылась большая дверь.

— ... М.

Внушительный поток духовной силы. И множество взглядом, от которых так и веяло, что они какую-то технику использовать норовят.

В департаменте надзора многие были из «девяти древних родов». И от тех из них, кто отличался ещё более особой силой и входил в исполнительный комитет, веяло особым, неземным холодом.

— ... Триста шестьдесят изображений были собраны в основном на сайте «Клуб маленьких красавиц». Далее, на смартфоне обвиняемого было обнаружено установленное приложение «Лоликон GO!», в нем предоставляется информация о геолокации, и оно подготавливает будущих преступников, как отлавливать маленьких девочек с помощью сладостей и карманных денег. На основании имеющихся данных мы выяснили, что обвиняемому нравятся девятилетние, темноволосые с весёлым и прямым характером, никаких сомнений, он лоликонщик.

... Убейте... Убейте меня...

Я стою тут как на судилище, и моё сердце трещит по швам.

После того, как я сбежал, они изучили мой компьютер и телефон, а потом проанализировали всё, что там нашли.

А теперь этими данными сбрасывал меня в ад худощавый мужчина средних лет. Костюм и очки, модельная стрижка, серьёзный взгляд.

На этом суде без судейства он был в центре внимания.

Как объяснила Каеде, он правая рука главы исполнительного комитета. Один из выходцев древнего рода, «демонов Татараба», довольно сильный человек.

И говорил Татараба о том, что я лоликонщик.

А я делал это не по собственной воле, а потому что маленькая девочка превратила меня в лоликонщика, и теперь обливался потом.

Татараба перешёл к истории просмотров, и у меня подмышки вспотели! Перешёл к самим просмотрам, и между ног стало влажно от пота! Я уже был в шаге от обезвоживания из-за потоотделения. Это хуже смерти...

У стен было несколько проходов, за которыми располагались люди, прикрытые бамбуковыми шторами, и все пялились на меня. Из-за штор я их разглядеть не мог, но прямо чувствовал, что они пялятся. Как на преступника смотрят.

— Более того, как нам известно, он одним ударом смог изгнать духа шестового уровня, и что самое необычное, он доводит свою цель до полового оргазма. Сегодня во вторую половину дня убийца лоликонщиков вторгся в школу и преследовал его, что подтверждают многие свидетели. Я всё правильно говорю, следователь Фумидори Сакура?

— ... Да, — тихо ответила печально опустившая голову Сакура. Возможно она хотела и дальше меня защищать... Но когда при стольких влиятельных людях были озвучены все мои привычки, морально это просто убивало...

Закончив предъявлять доказательство, Татараба осмотрел зал.

— Думаю, теперь никто не сомневается, что обвиняемый лоликонщик, обладающий непристойной силой. Департамент надзора должен запечатать его и поместить в постоянное заключение.

Да как так можно с лоликонщиками?!

Я слышал, что тут все заочно осуждённые, но не на пожизненный же срок!

— Согласные, поднимите руки.

Вот же шустро они их подняли-то!

— ... М!

Несогласная Сакура подскочила. Но прежде чем она что-то сказала, прозвучал спокойный голос.

— Прежде чем решение будет принято, я бы хотела передать слова бабушки.

Это была Каеде.

— ... Председателя?

— Чтобы избавиться от неуловимого убийцы лоликонщиков, стоит использовать Фурую Харухису в качестве приманки.

— «Кудзуноха» защищают его?

— Я лишь говорю, что он может быть полезен.

Взгляды Татарабы и Каеде встретились.

— Убийца лоликонщиков обладает силой мгновенного перемещения. Он может использовать её не только для нападения на лоликонщиков, но и для побега от экзорцистов. А значит для его поимки нужна наживка и тот, кто расправится с ним одним ударом, и лучше Фуруи Харухисы на эту роль никто не подходит.

Каеде обращалась со мной как с истинным лоликонщиком. Ну, убийца лоликонщиков уже раз на меня напал, потому поздно оправдываться.

— Если используем его, получится свести к минимуму число сотрудников. Мы сможем изгнать убийцу лоликонщиков так, что об этом не узнает защищающая его общественность. Для ассоциации будет большой потерей отправить в тюрьму того, кто способен на подобное.

— Признаю его способности. Его необычная сила позволила одним ударом изгнать духа шестого уровня. Но слишком рискованно выпускать его.

Татараба снова стал жёстче.

Он указал на компьютер и смартфон с картинками. Ну хватит уже!

— Судя по данным, собирать картинки с маленькими девочками он начал всего два-три дня назад. Возможно до этого он вёл обычную жизнь и ничем таким не интересовался. Как мужчина, я считаю, что перемены были слишком внезапными.

Во мне прямо надежда появилась, когда он так серьёзно мою жизнь анализировал.

Но следующие его слова меня точно ледяной водой обдали.

— Изменение увлечений и усиление полового влечение. Разве это не может служить доказательством, что проклятие в его руках прогрессирует?

Проклятие прогрессирует? В руках?

Превращение в лоликонщика и усиление влечение — это всё из-за оргазмового экзорцизма?

— Сейчас семья Кудзуноха проверяет внезапные перемены его интересов и факт существования каии, превращающего людей в лоликонщиков...

— Я спросил, можете ли вы доказать это! Мне не интересно слышать ваши заблуждения! — прозвучал гневный голос Татарабы.

На его гневный крик девушка дала ожидаемый ответ.

— Доказать это как и ваше предположение о проклятии никто сейчас не может.

— ... И правда. Сотрудники департамента используют духовное видение, но могут лишь понять, что на нём какое-то странное проклятие... Но это и пугает. Необходимо быть наиболее осторожными.

Что же им известно?

— То есть департамент надзора согласен без вины судить полезного человека, способного помочь разобраться в деле убийцы лоликонщиков?

— Судить о его невиновности можно только в случае, если каии, превращающий людей в лоликонщиков, и правда существует... Нет, даже если он существует, он смог промыть мозги обвиняемому так, что он и не заметил. Всё же он занимает самое низкое положение в школе экзорцистов. Обладатель силы, способной одним ударом изгнать душа шестого уровня, к тому же непристойно с помощью оргазма, сам является проблемой.

— Признаю недостатки этой силы, но духовная сила всегда была неустойчивой. И чтобы справиться с этим недостатком, экзорцисты объединяются в группы. Или вы позабыли этот принцип?

Они продолжали прения, позабыв обо мне.

Но Каеде явно напирала, и если так продолжится, может не всё так плохо будет в этом заведомо проигрышном суде.

«Боже, с вами тут уснуть можно».

— ... М?!

Фух.

Рядом со мной появилась полупрозрачная женщина. Прямо из неоткуда взялась.

«Что!.. В штаб ассоциации призрак проник?! Быть такого не может, кто она такая?!»

В таком же костюме как другие сотрудники департамента и с чёрными волосами с её рост.

Глаза как у мёртвой рыбы, но довольно красивая.

Она бесстрашно улыбнулась мне и осмотрела присутствующих.

«Что у него за проклятие? Прогрессирует ли оно из-за того, что он стал лоликонщиком или по другой причине? Я проверю это. Со всем тщанием».

Она говорила прямо как экзорцист.

— Учитель?! Вы вернулись из командировки... — заговорила Сакура.

— Почему здесь... Бывший небесный мудрец «Разрушитель техник Нагиса»...

Тут на лбу участвовавшей в прениях Каеде выступил пот.

4

Мне доводилось слышать слухи.

Обладающая талантом, хотя и не из «девяти древних родов», гений, попавшая в круг двенадцати мудрецов ещё в молодости.

Во время работы она серьёзно пострадала и впала в кому, но её талант это не остановило. Она стала призраком и продолжила работать, пока её тело находится на лечении, она продолжает исполнять обязанности экзорциста.

Необычный для нашего мира экзорцист-дух.

Из-за этого она не могла использовать некоторые техники, и ей пришлось уйти из двенадцати мудрецов, но даже так с её способностями она оставалась на вершине этого мира...

— Руководитель. А как же ваша командировка?

«Ты совсем дурак? Разве есть что важнее, чем прогрессирование этого проклятия?»

Руководитель департамента надзора. Разрушитель техник Нагиса.

Она отмахнулась от вопроса Татарабы и взлетела.

«Ну, пока даже не ясно, что у него за проклятие... Но я почти уверена, что в нём ничего хорошего нет».

— ... М.

Сверху на меня смотрели глаза мёртвой рыбы.

Давление ещё сильнее, чем от овладевшей моим телом сестрёнки-сётаконщицы. Если набросится, я точно не сбегу и ничего сделать не смогу. Такая сила исходила от её мёртвых глаз.

Её взгляд переметнулся с меня на другого человека.

«Но перед этим».

«... М!»

Вздрогнули те, кто вместе с Каеде привели меня сюда.

Парочка, от которой я сбежал.

«Это же вы не смогли его схватить? Сколько лет вы работаете в департаменте надзора? А?»

— Ф-Фуруя Харухиса использовал неизвестную силу...

— А ещё нам помешала Фумидори Сакура, к тому же там была Соя Мисаки.

«Молчать. Дисциплинарное взыскание».

«Н-не-е-е-е-е-ет!»

Нагиса взметнулась в воздух, а кричавшие сотрудники активировали технику. Шестиконечный барьер. Появился защитный барьер куда мощнее того, что был у школьников. Однако.

«Думаете, что на мне сработает эта техника против школьников?»

Она прошла через барьер?!

... Нет. Если присмотреться, барьер просто растворился, когда Нагиса его коснулась, и она сразу же смогла пройти через него.

«Похоже вас стоит сурово наказать? М?»

Вшух.

Дух Нагисы проник в тело сотрудника.

«А теперь готовьтесь».

Этот человек говорил голосом Нагисы. Она овладела опытным экзорцистом?!

— Н-нет! Пожалуйста, руководитель! Только не это... Ух?!

Тот что помоложе пытался отбиваться от старшего с Нагисой внутри, но... Бам!

Тело взметнулось в воздух и упало на пол.

Старший использовал на младшем бросок.

Было видно, что Сакура по сравнению с ней в таких делах ещё неопытна, молодой, упавший на пол, перестал двигаться.

Нагиса схватила его за грудки.

«Будь благодарен. Сейчас получишь горячий поцелуй от своего руководителя».

— ... М?!

Чмо-о-о-о-ок.

Старший украл поцелуй младшего, и всё это снималось на камеру телефона.

«Фотография какое-то время повесит на доске в штабе ассоциации. А вы подумайте над своим поведением», — выскользнув из тела мужчины, безжалостно сказала Нагиса.

А двое униженных мужчин так и продолжали лежать.

Руководитель департамента надзора пугает!

Что это вообще было?! Дух с дурным характером, на которого техники не действуют!

... А! А что Сакура? Её же не тронут за то, что она меня защищала... Что-то мне тревожно.

— Фумидори Сакура останется без наказания? — спросил Татараба у Нагисы. Кто тебя рот просил открывать, очкастый?!

«Да. Она же моя милая ученица».

Слава кумовству!

Хоть и неправильно, когда руководство так поступает, но главное, что Сакуре не досталось.

Я вздохнул с облегчением, поняв, что девушка в безопасности.

«Ну ладно. Теперь основное дело. Надо проверить его».

Демоническая рука, заставившая двух сотрудников поцеловаться, тянется ко мне!

— Подождите, Нагиса-сан, — позвала Каеде, и Нагиса остановилась.

Хотя сейчас она была не такой уверенной в себе... И почему-то очень бледной.

— Его уже несколько раз обследовали сотрудники департамента. Даже если проверить ещё раз...

«А? И что они своим жалким видением понять могли?» — не дав договорить Каеде, Нагиса отбросила назад волосы: «Или ты не хочешь, чтобы я заглянула глубже, лисица Кудзуноха?»

— ... М. Ваше одержимое видение сильное, но имеет ограничения на использование. Если используете его без официального заявления, это будет считаться нарушением.

«Рассказываешь про нарушения руководителю департамента надзора. Яйца курицу не учат, барышня».

Нагиса отмахнулась от Каеде и потянулась к моей щеке.

— ... М?

Жамк. Меня сковал страх от мысли, что меня коснётся душа.

— Что...

«Если использовать одержимое видение без разрешения на невинном, последует наказание, и только. Если хочешь остановить меня, для начала поднимись до уровня двенадцати небесных мудрецов, барышня».

У-у. В моё сознание что-то проникает, и что это, я не понимаю.

«Та, кого считают в будущем самым молодым членом двенадцати, застопорилась из-за работы, тренировок и заботы о нём. Чем же он так важен наследнице Кудзунохи? У каждого свои скелеты в шкафу».

— Ну раз ты так настаиваешь!..

Вокруг Каеде появился голубой огонь. Но она не атаковала Нагису.

— Каеде-сама. Сдерживайте себя.

Женщина в лисьей маске встала перед Каеде.

— Предполагалось, что так может случиться. С вашей силой вы не остановите её, и тут представители других семей. Вы пошатнёте положение семьи Кудзуноха.

— Но!

— Остаётся лишь верить в печать священника.

— Но...

Я поверить не мог, что Каеде была готова заплакать.

Сознание и зрение расплывались, голоса стали отдаляться.

«Ну, что будет дальше, известно одному лишь богу»,

В сознании я отчётливо услышал один лишь голос Нагисы и всё...

...Нет!

Щёлк!

В голове прозвучал ещё один голос.

«Что?!»

Моё сознание тут же вернулось в реальность.

Нагиса выглядела так, будто монстра повстречала, а в тихом помещении зала суда теперь все неустанно перешёптывались.

— Одержимое видение Нагисы-доно отбили?!

— Что случилось?!

— Какой результат проверки?!

Никто ничего не понимал.

«Это ощущение... Снисхождение небожителя?..»

... Чего?

Растрепав свои волосы, Нагиса заговорила во всём этот хаосе.

«Однако это... Ничего не понимаю... Эй, Кудзуноха!» — женщина отошла от меня и приблизилась к самой озадаченной здесь Каеде: «Фуруя Харухиса правда просто сирота, уцелевший после духовной катастрофы?»

— ... А?

Каеде не поняла суть вопроса.

На лице были облегчение и озадаченность, ничего такого она точно не ожидала и просто перестала соображать...

Никто ничего не понимал, в зале суда начался хаос.

До-о-о-о!

И тут всё затрясло.

... Чрезвычайная ситуация! Чрезвычайная ситуация!

Через громкоговоритель прозвучал встревоженный голос.

... В штаб ассоциации проникла Соя Мисаки! Всем немедленно спрятаться. Экзорцистам немедленно возвести барьеры!

... Вот уж к кому не лучше чем ко мне относятся.

Так я подумал, устав от переизбытка информации.

5

— Ува?! Через стену прошла?! Кто эта девчонка с хвостиком?!

— Эй, не разбегайтесь! Возводите следующий барьер!

— Бесполезно! Если она лицо увидит, всё кончено!

— Против дочери семьи Соя ничего не поможет!

— Те, у кого семьи, уходите!

За большой дверью была паника, и было ясно, что звуки становились всё ближе.

«... Что?»

Нагиса больше не подходила к Каеде... А ушла в пол.

— Нет, Каеде-сама. Прошу сюда.

Женщина в маске повела девушку к одному из проёмов.

Татараба молча установил барьер и спрятался в тени.

И вот через несколько секунд после того, как все кроме меня и Сакуры приготовились противостоять Сое.

— Остановите суд!

Ба-бах!

Прозвучал голос Сои, и барьер на двери разлетелся, а из поднявшейся пыли появилось несколько фигур.

Первой была Нагумо, которая и разнесла физический барьер Татарабы. Почему-то она опять держала Карасуму, у которой голова кружилась.

— ... Понятно. Та, кем овладел дух шестого уровня, — с печалью проговорил мужчина, а из пола заговорила Нагиса:

«И? Чего ты задумала, бестолковая дочь семьи Соя?»

— Хочу кое-что показать департаменту надзора!

Не обращая внимания на то, что её назвали бестолковой, девушка заговорила жизнерадостным голосом в таком серьёзном месте. Понимая, как работает сила Нагумо, ужавшая свою грудь Соя сделал шаг вперёд.

— Мы поймали девочку!

... Она предъявила девочку, удерживаемую в круглом барьере.

— Наследница рода похитила несовершеннолетнюю!..

— Эй, Соя! Да что с вами всеми не так!

— Ну, барышня всегда была такой, осталось лишь смириться.

Сотрудники из знатных семей стали переговариваться.

Ну да, всё же наследница одной из древних семей использовала духовную силу и схватила маленькую девочку.

Но тут Соя молодчина.

— Ты чего?! О чём думала, когда тащила ребёнка на собрание исполнительного комитета... М?

Я двигаться не мог, и к Сое вышла Сакура, но быстро поняла, что не так.

— Эта девочка... Не человек?

Девочка в красном платье, на которую указывала Соя.

Увидев, что она точно неживая, Сакура нахмурилась.

— Да. Не человек. Глаза суккуба не выдают о ней ничего, потому я её быстро нашла. Хотя и начала паниковать, когда Фурую-куна схватили! — Соя самоуверенно выставила грудь, обращаясь ко всем. — Эта девочка — каии, превращающий людей в лоликонщиков... Или что-то вроде! Так что Фуруя-кун не лоликонщик, остановите суд!

— Что, чушь! Это сикигами Соя, который принял форму каии! — из тени кричал Татараба. Похоже очень сильно хочет меня упечь.

— Но и в моей группе есть пострадавшие, — сказала Соя и ткнула в щёку Карасумы.

— …М? О-о, девочка! Здесь маленькая девочка! Дайте её связать! Назову фотосессию окорок маленькой девочки... А? Чего я связана оказалась?!

Придя в себя, Карасума сразу же возбудилась.

Какой ещё окорок маленькой девочки? Она опасна.

— Её поведение всегда отличалось от нормального! Это ничего не доказывает! — отрезал Татараба.

Похоже департамент присматривал за двумя из трёх членов группы. А последнему вообще в штаб ассоциации заходить нельзя. Тут уже вообще речи о моей невиновности не идёт похоже.

— Хм, если не верите, давайте испытаем на ком-нибудь... А.

Соя озадаченно склонила голову, но вот увидела двух сотрудников на полу и её глаза засияли.

Эй, Соя? Может оставишь их уже?

— Так.

Но я ничего не мог сказать, а моя молитва осталась без ответа.

Соя раскрыла часть сферического барьера, взяла за руки мужчин и позволила девочке в красном коснуться их. Вообще ничего не сказала. Даже согласия не спрашивала. И вот в следующий миг.

— Ух, у?! Ч-что это?! Не надо! Пусть моё тело успокоится...

— У меня ведь жена и ребёнок... Не может быть?!

Двое мужчин уставились на девочку в красном, прижимая себя ниже пояса.

А Соя похоже заранее приготовилась, она раскидала распечатанные картинки 2D лоль. Демоница.

«…М!»

Не обращая внимания на коллег и начальство, те принялись их сбирать, будто люди, обнаружившие в пустыне воду, и прижимать к щекам.

Я ещё подумать не успел, что вот и доказано, что превращающий людей в лоликонщиков каии существует, как меня охватило нехорошее предчувствие.

А они не слишком стремительно лоликонщиками стали?

— Ч-что это... Они изменились не как Фуруя Харухиса... Что это значит? — прозвучал поражённый голос Татарабы.

И я думал о том же.

Преображение Карасумы проигнорирую, она и без того была извращенкой. Но они теперь ничем ей не уступают... Так что скорее тут странный я.

Почему я остался на таком уровне?

— ... Довольно грубо, но получилось доказать, что существует каии, превращающий людей в лоликонщиков. Назовём его создателем лоликонщиков, — из-за бамбуковой занавески прозвучал голос сбежавшей Каеде.

Похоже она успела успокоиться и говорила как и всегда спокойно.

— Доказательств нет, но Фуруя Харухиса смог избежать одержимости той, кто была одним из мудрецов, потому можно предположить, что и эффект создателя лоликонщиков на нём был смягчён. Больше причин задерживать его нет, куда выгоднее использовать, а вы что думаете, Нагиса-сан?

«... Тц, делайте что хотите. Я оставлю это без внимания».

— Что, руководитель?! Так просто... Но ваше духовное видение...

«Но у меня есть одно условие», — не дав договорить возражавшему Татарабе, Нагиса обращалась к Каеде из-под пола: «Когда с убийцей лоликонщиков будет покончено, ты мне обо всём расскажешь, Кудзуноха».

— ... Хорошо. И я тоже хочу кое о чём вас попросить.

Дело наверняка в моих проклятых руках.

С ними явно что-то серьёзное.

Хоть я и не могу это подтвердить.

— Ура! Фуруя-кун оправдан! Мы победили! Спасибо за помощь, Мутсуми-тян!

— Для меня помогать вам — уже обычное дело.

Но пока было не до благодарностей Сои и Нагумо, радовавшихся как за себя.

«Вот бестолочь».

— Фуэ?

Заседание окончилось. И из-под земли прозвучал голос Нагисы, обращавшейся к Сое.

«За ремонт штаба ассоциации теперь семье Соя отвечать, так что готовься».

— А, нет, на меня разозлятся...

... И я под горячую руку попаду.

Я смотрел на поникшую Сою.

И тут краем глаза заметил, как приунывшая Сакура покинула зал.

— Сакура?..

Хотелось последовать за ней, но она растворилась в коридоре.

Мне показалось?

Следы слёз остались в коридоре.

6

Что же у меня за руки?

На следующее утро после судилища меня не покидал ворох вопросов.

Сила, позволяющая изгнать духов и шестого, и седьмого уровня.

Голос девушки, который я слышу, когда мне нужна помощь.

Ещё и на сотрудников департамента проклятие воздействовало намного сильнее.

А ведь если обладателя силы оргазмового экзорцизма превратить в лоликонщика, это уже уйдёт далеко за пределы простой предосторожности.

И то, что сейчас со мной не носятся... Явно связано не только с тем, что Соя поймала создателя лоликонщиков.

«... Я и сама пока не разобралась, потому ничего полезного сказать не могу».

После суда. Я спросил у Каеде во время осмотра, который она проводила на всякий случай, но девушка дала размытый ответ.

«В любом случае, если изгоним убийцу лоликонщиков, сможем показать твою полезность ассоциации... А потом может уже и будет что тебе сказать».

Теперь разброс жертв будет ниже, и можно было искать источник создателя лоликонщиков. Можно было ухватиться за духовную силу, исходившую от нечеловеческой девочки, схваченной Соей, и идти к источнику.

Есть много разных каии, действующих на расстоянии, и даже при том, что получилось схватить эту девочку, расслабляться пока рано.

«Ну, наша команда изначально собиралась одолеть убийцу лоликонщиков, на этом и надо сосредоточиться», — подумал я и тут вспомнил разговор межу Нагисой и Каеде.

«Каеде с самого начала что-то от меня скрывала. По поводу печати на моих руках».

Осмотры проводились наполовину под принуждением.

Если спрошу, она притворится, что ничего не знает. Департамент надзора явно был со мной настороже... Но реакция Каеде было явно странной.

Кстати, про глаза суккуба Сое тоже особо ничего не рассказывают, что ненормально. Это как если врач больному про болезнь не говорит.

«И всё же. Каеде пугающая и безжалостная, но она бы не стала меня использовать, и если не говорит, значит у неё есть на то причина... Только я совсем не понимаю, что ею движет».

Я уже стал замечать, что мои мысли начали зацикливаться.

— Эй, Фуруя! Ты потерял концентрацию!

— Гуэ?!

Мне по макушке ударили бамбуковым мечом.

— Всё, мёртв. Только что тебе убийца лоликонщиков череп раскроил, и ты умер.

Я схватился за голову, а на меня поражённо смотрела Нагумо в доги.

— Блин. Слышала, что тебе духовные техники не даются, но то же и к бою относится. И как ты меня очистил?

— Ну знаешь, у всех есть предел и в концентрации и в выносливости, особенно после двухчасовой тренировки.

Я переговаривался с Нагумо на крытой тренировочной площадке недалеко от штаба ассоциации.

Чтобы противостоять каии с оружием, я тренировался с профессиональной кендоисткой.

Вообще я рассчитывал, что когда убийца лоликонщиков явится, его скрутят связывающими техниками профессиональные экзорцисты или Нагумо своей жуткой силой, но сейчас он нацелился на лоликонщика... То есть на меня. Так что надо было научиться уходить от его оружия.

Однако.

— А? Два часа — это только разминка.

Я от истощения умру раньше, чем убийца лоликонщиков до меня доберётся.

— Одно дело тренировки в клубе, но от этой зависит твоя жизнь. Так что не расслабляйся.

— Говори что хочешь, но если у меня мышцы будут болеть или я что-нибудь потяну, всё это вообще бессмысленно окажется.

— Не отрицаю. Блин, но тебе с монстром сражаться, потому лучше бы потренироваться, — вздохнула Нагумо.

Ну, тут мне возразить нечего.

— ... Ты так отдохнуть хочешь? — пробормотала девушка. — Ну если так. Если сделаешь это со мной, я вынуждена буду позволить тебе отдохнуть. Хоть и не хочу этого, — явно утрируя, она стала снимать с меня браслет.

— Дура! Ты что задумала!

Только ведь сбежал от этих обезглавливателей!

Я в другом смысле отдыхать собираюсь!

— Несчастный случай! Это будет несчастным случаем во время тренировки, так что не переживай!

— Очевидно, что это злонамеренно!

Нагумо что, совсем забыла?

Мы здесь не одни.

За нами внимательно следят.

— Эй, Сакура! Хватит тупить, помоги её остановить!

— ... А?

Я позвал находившуюся в углу девушку, и она подняла голову.

Она продолжала наблюдать за мной.

Кстати, сила Сои оказалась востребована, и она вместе с организованной в чрезвычайной ситуации командой находила и брала под надзор людей, обращённых в лоликонщиков. Карасума и те два сотрудника были помещены под арест, раз их нельзя было вылечить. Похоже пока не сделать что-то с тем, кому принадлежала создатель лоликонщиков, избавиться от этого не получится. Такое связное проклятие каии.

— ... А?! Вы что тут делаете-е-е?!

— Сакура?!

Заметив, что у нас происходит, Сакура подошла и внезапно завалилась. Похоже споткнулась об кусок меча, который Нагумо сломала, силу не рассчитав...

— Ты со вчерашнего дня странно себя ведёшь. Что случилось?

При том, что она была отлично подготовлена физически, странно, что Сакура упала. Со вчерашнего дня она где-то витает, и после осмотра Каеде я толком с ней не пересекался.

— Из-за раскачивающихся больших сисек из меня силы выходят...

Я проигнорировал точно расклеившуюся Нагумо и подошёл к Сакуре. Собирался протянуть ей руку.

— Сама встану!

Девушка отмахнулась и совершенно красная поднялась.

По лицу было видно, что она готова хоть сейчас расплакаться.

Переживая, я хотел снова спросить, всё ли с ней в порядке.

— ... Ты совсем дурак, если собираешься тренироваться без отдыха? — внезапно сказала Сакура и повернулась ко мне спиной.

Чтобы скрыть своё лицо.

— Я куплю что-нибудь попить, а ты отдохни. Отдых — тоже часть тренировки.

С этими словами она быстро покинула тренировочную площадку.

Слова-то были правильными...

Только наблюдающий сбежал от объекта наблюдения...

Бросив Нагумо, я последовал за Сакурой.

Понимаю, что она меня не переносит.

Но я не мог бросить сестрёнку в таком состоянии.

6

Что же у меня за руки?

На следующее утро после судилища меня не покидал ворох вопросов.

Сила, позволяющая изгнать духов и шестого, и седьмого уровня.

Голос девушки, который я слышу, когда мне нужна помощь.

Ещё и на сотрудников департамента проклятие воздействовало намного сильнее.

А ведь если обладателя силы оргазмового экзорцизма превратить в лоликонщика, это уже уйдёт далеко за пределы простой предосторожности.

И то, что сейчас со мной не носятся... Явно связано не только с тем, что Соя поймала создателя лоликонщиков.

«... Я и сама пока не разобралась, потому ничего полезного сказать не могу».

После суда. Я спросил у Каеде во время осмотра, который она проводила на всякий случай, но девушка дала размытый ответ.

«В любом случае, если изгоним убийцу лоликонщиков, сможем показать твою полезность ассоциации... А потом может уже и будет что тебе сказать».

Теперь разброс жертв будет ниже, и можно было искать источник создателя лоликонщиков. Можно было ухватиться за духовную силу, исходившую от нечеловеческой девочки, схваченной Соей, и идти к источнику.

Есть много разных каии, действующих на расстоянии, и даже при том, что получилось схватить эту девочку, расслабляться пока рано.

«Ну, наша команда изначально собиралась одолеть убийцу лоликонщиков, на этом и надо сосредоточиться», — подумал я и тут вспомнил разговор межу Нагисой и Каеде.

«Каеде с самого начала что-то от меня скрывала. По поводу печати на моих руках».

Осмотры проводились наполовину под принуждением.

Если спрошу, она притворится, что ничего не знает. Департамент надзора явно был со мной настороже... Но реакция Каеде было явно странной.

Кстати, про глаза суккуба Сое тоже особо ничего не рассказывают, что ненормально. Это как если врач больному про болезнь не говорит.

«И всё же. Каеде пугающая и безжалостная, но она бы не стала меня использовать, и если не говорит, значит у неё есть на то причина... Только я совсем не понимаю, что ею движет».

Я уже стал замечать, что мои мысли начали зацикливаться.

— Эй, Фуруя! Ты потерял концентрацию!

— Гуэ?!

Мне по макушке ударили бамбуковым мечом.

— Всё, мёртв. Только что тебе убийца лоликонщиков череп раскроил, и ты умер.

Я схватился за голову, а на меня поражённо смотрела Нагумо в доги.

— Блин. Слышала, что тебе духовные техники не даются, но то же и к бою относится. И как ты меня очистил?

— Ну знаешь, у всех есть предел и в концентрации и в выносливости, особенно после двухчасовой тренировки.

Я переговаривался с Нагумо на крытой тренировочной площадке недалеко от штаба ассоциации.

Чтобы противостоять каии с оружием, я тренировался с профессиональной кендоисткой.

Вообще я рассчитывал, что когда убийца лоликонщиков явится, его скрутят связывающими техниками профессиональные экзорцисты или Нагумо своей жуткой силой, но сейчас он нацелился на лоликонщика... То есть на меня. Так что надо было научиться уходить от его оружия.

Однако.

— А? Два часа — это только разминка.

Я от истощения умру раньше, чем убийца лоликонщиков до меня доберётся.

— Одно дело тренировки в клубе, но от этой зависит твоя жизнь. Так что не расслабляйся.

— Говори что хочешь, но если у меня мышцы будут болеть или я что-нибудь потяну, всё это вообще бессмысленно окажется.

— Не отрицаю. Блин, но тебе с монстром сражаться, потому лучше бы потренироваться, — вздохнула Нагумо.

Ну, тут мне возразить нечего.

— ... Ты так отдохнуть хочешь? — пробормотала девушка. — Ну если так. Если сделаешь это со мной, я вынуждена буду позволить тебе отдохнуть. Хоть и не хочу этого, — явно утрируя, она стала снимать с меня браслет.

— Дура! Ты что задумала!

Только ведь сбежал от этих обезглавливателей!

Я в другом смысле отдыхать собираюсь!

— Несчастный случай! Это будет несчастным случаем во время тренировки, так что не переживай!

— Очевидно, что это злонамеренно!

Нагумо что, совсем забыла?

Мы здесь не одни.

За нами внимательно следят.

— Эй, Сакура! Хватит тупить, помоги её остановить!

— ... А?

Я позвал находившуюся в углу девушку, и она подняла голову.

Она продолжала наблюдать за мной.

Кстати, сила Сои оказалась востребована, и она вместе с организованной в чрезвычайной ситуации командой находила и брала под надзор людей, обращённых в лоликонщиков. Карасума и те два сотрудника были помещены под арест, раз их нельзя было вылечить. Похоже пока не сделать что-то с тем, кому принадлежала создатель лоликонщиков, избавиться от этого не получится. Такое связное проклятие каии.

— ... А?! Вы что тут делаете-е-е?!

— Сакура?!

Заметив, что у нас происходит, Сакура подошла и внезапно завалилась. Похоже споткнулась об кусок меча, который Нагумо сломала, силу не рассчитав...

— Ты со вчерашнего дня странно себя ведёшь. Что случилось?

При том, что она была отлично подготовлена физически, странно, что Сакура упала. Со вчерашнего дня она где-то витает, и после осмотра Каеде я толком с ней не пересекался.

— Из-за раскачивающихся больших сисек из меня силы выходят...

Я проигнорировал точно расклеившуюся Нагумо и подошёл к Сакуре. Собирался протянуть ей руку.

— Сама встану!

Девушка отмахнулась и совершенно красная поднялась.

По лицу было видно, что она готова хоть сейчас расплакаться.

Переживая, я хотел снова спросить, всё ли с ней в порядке.

— ... Ты совсем дурак, если собираешься тренироваться без отдыха? — внезапно сказала Сакура и повернулась ко мне спиной.

Чтобы скрыть своё лицо.

— Я куплю что-нибудь попить, а ты отдохни. Отдых — тоже часть тренировки.

С этими словами она быстро покинула тренировочную площадку.

Слова-то были правильными...

Только наблюдающий сбежал от объекта наблюдения...

Бросив Нагумо, я последовал за Сакурой.

Понимаю, что она меня не переносит.

Но я не мог бросить сестрёнку в таком состоянии.

7

Сакуру я нашёл быстро.

Сразу на выходе в коридоре был торговый автомат. Она сидела рядом на скамейке в тени колонны.

Рядом точно в оправдание были два спортивных напитка.

Лицо Сакуры скрывала чёлка, потому что на нём, я понять не мог.

— Это.

Хоть и последовал за ней, что сказать не знал.

Глаза забегали, и вот я увидел в автомате кое-что знакомое.

— ... А, тебе же раньше нравилось.

Тёплый какао в банке.

Когда жили вместе, если я куда-то собирался, Сакура просила его купить.

Иногда брала сама на мелочь, валявшуюся в кармане.

— В общем попей и успокойся.

Собираясь сдержать себя и не расплакаться, если она оттолкнёт какао, я протянул ей банку.

Но девушка её не оттолкнула.

— Прекрати... — однако вместо этого заговорила тихим дрожащим голосом. — Не будь со мной таким добрым! Хватит с меня твоей заботы!

Это были не гнев и не раздражение.

Отчаянная просьба Сакуры.

— ...

Я ничего не мог и, просто держа банку, сел рядом. Какое-то время мы молчали.

— ... Хоть я и наблюдаю за тобой, но ничего не могу, — заговорила девушка.

В голосе явно была печаль.

— Лисица всё продумала, она прямо противостояла Татарабе-сану и остальным. Соя Мисаки нашла создателя лоликонщиков и доказала, что с тобой всё в порядке. А я хоть и поняла, что с тобой что-то не так, только верещала как ребёнок и хуже делала.

— Да нет... — услышав необычное признание Сакуры, я не знал, как ответить.

Когда сотрудники департамента пришли ко мне, девушка защищала меня всеми силами.

Но Сакура меня ненавидела и презирала мою извращённую силу. Потому я и не понимал, чего девушка так убивается.

— Не бери в голову. Меня ведь признали невиновным. А они всегда были странными.

Каеде с самого рождения была ледяной женщиной, а соя дурочка с глазами суккуба. Конечно я благодарен за то, что девушка поверила в существование создателя лоликонщиков и схватила его, но нападать на штаб ассоциации — это явный перебор.

— Конечно я переживаю из-за этого!

Моя попытка поддержать только хуже сделала.

В глазах поднявшей голову Сакуры были гнев и раздражение.

— Ведь... Если бы я с детства старалась лучше, с тобой и отцом ничего бы не случилось!

— ... М.

Внезапно она заговорила о вырастившем нас отце.

Он помогал людям, а все деньги тратил на пострадавших в результате духовных катастроф детей. Хоть и было нелегко, он никогда не показывал, как уставал, и играл с нами... В итоге умер от переутомления и стал монстром, ворующим трусы.

— Если бы я была старательнее, отец бы не загнал себя. Если он хотя бы жаловался или полагался на нас, то возможно не стал бы таким после смерти.

— Тут мы все виноваты...

А то, что он потом стал похитителем трусов — это уже на сто процентов его вина.

— И не только отец! — Сакура не слушала меня и от обиды скрежетала зубами. — Я знаю. Когда с отцом это случилось, ты и люди Кудзунохи что-то сделали.

— А?..

Она говорила о том, что я изгнал отца, ставшего духом седьмого уровня.

— Теперь я понимаю. Ты использовал свою странную силу и вместе с лисицами остановил отца.

— ...

Я ничего не мог сказать. То изгнание духа проходило в тайне от ассоциации, его провели я и Кудзуноха. Но уверенная Сакура продолжала:

— Но тогда я ничего не понимала. И была поражена... Шумиха, поднятая отцом, просто взяла и улеглась. Ты вернулся таким опустошённым, но что бы я ни спрашивала, ты не отвечал. И только перешёптывался с этой лисицей. А мне ничего не рассказывал. Ни об изгнании отца, ни о браслетах, которые носил всё это время... Ведь я всего лишь бремя, которое надо было защищать.

— Да нет... Просто было стыдно.

Кому ж такое расскажешь? «У меня есть сила, я могу с одного тычка довести человека до оргазма. Этой силой я провёл над отцом оргазмовый экзорцизм». Такое морально любого сломит.

— Но если бы я обладала такой же силой, как эта лисица... Если бы на меня можно было положиться, а не только заботиться обо мне... Я бы не оказалась за бортом. И дорогие мне люди не попадали в беду, и я бы не была такой бессильной.

— Сакура...

Я хотел сказать, что это не так, но на деле я сам довёл до такого.

— Не смотри на меня с такой заботой! Хватит обращаться со мной как с сестрой!

Я не мог больше ничего сказать, а Сакура подскочила со скамейки.

Она изо всех сил закричала.

— Ненавижу, когда ты обращаешься со мной как с ребёнком, не рассказываешь ничего важного и не полагаешься на меня! Я это всё ненавижу!

Её плечи опускались и поднимались, когда она сжала края своей одежды.

— ... И ещё сильнее я ненавижу себя, слабую плаксу… — тихо говорила она. — Потому я и не хотела, чтобы ты и теперь обо мне заботился...

— ... Вот как, — я наконец понял чувства Сакуры.

Она злилась.

Её коробило собственное бессилие.

Потому эти два года она и тренировалась с руководителем департамента надзора.

Она стала самостоятельной и показала, что может работать как сотрудник департамента. А я обращался с ней как с маленькой, и её это злило. Будь я на её месте, тоже злился бы. Говорил бы, что меня недооценивают.

Теперь понятно, откуда такое отношение с её стороны.

Хотя неприязнь к оргазмовому экзорцизму всё же самая настоящая!

И тут нужны были не просто слова поддержки.

— Слушай, Сакура.

— ... Что?

По её взгляду было видно: «Только попробуй ляпнуть что-нибудь».

— А, да так, может научишь меня этим своим движениям.

— А?

— Нагумо хороша в качестве соперника, но она мастер кендо. И похоже не очень разбирается в рукопашном бою.

Она же скорее спортсменка.

— Вот я и хотел попросить тебя, ты же от любителя до такого за два года дошла.

Возможно она воспримет это как очередную попытку позаботиться о ней.

Но я просил искренне.

— ... М.

Услышав мою просьбу, она принялась утирать глаза.

— Х-хм. Ладно уж.

И снова стала самоуверенной, как когда мы вновь встретились, и забрала из моих рук какао.

— Раз ты так просишь, я помогу. Будь благодарен!

Может это и было показным, но вроде она снова стала прежней.

— Против оружия в основном задействуется лишь половина тела. Бока напряги, надо стать компактнее. Надо, чтобы противник видел как можно меньше твоего тела.

На обратном пути в зал Сакура сразу же принялась читать лекцию.

— Слабость оружия не в силе, а радиусе удара, потому надо подобраться как можно ближе. Потом на практике покажу.

Всё было просто и практично, и если постараюсь, возможно даже получится.

— Ого, я ничего этого и не знал, — восхищённо проговорил я, а Сакура посмотрела вдаль.

— Х-хм. Всё же странный ты. Твоя ужасная способность отлично совместима с техниками боя, но при этом ты даже не пытаешься тренироваться.

— Даже возразить нечего.

Я не думал пользоваться своей силой, потому и тело не тренировал.

— ... Но, — открывая дверь в зал, заговорила Сакура. — Что бы ни случилось, что раньше, что сейчас, ты присматриваешь за мной...

И тут.

— Фуруя-кун. Отойди от неё.

— ... А?

Прозвучал голос той, кого здесь быть не должно.

Каеде, которая должна была преследовать создателя лоликонщиков, вместе с двумя членами группы и профессиональными экзорцистами находилась в тренировочном зале.

Здесь же позади была и ничего не понимавшая Нагумо.

Каеде смотрела на удивлённых меня и Сакуру... Нет, только на Сакуру.

— Она создатель лоликонщиков.

Она приготовила оберег.

8

Каии не понимают, что являются каии.

Не дают другим узнать, что их тревожит.

Ядро каии покоится глубоко в душе, и если не заглянуть духовным взглядом очень глубоко, ничего не разглядеть.

Я знаю это.

Во время инцидента с отрывающей сиськи женщиной, хочешь не хочешь, лишний раз пришлось это осознать.

Но в это я поверить не мог. Сакура каии?

— Говорят же, что самое тёмное место под подсвечником. И тут никакой ошибки. Нить, ведущая от схваченного дочерью семьи Соя создателя лоликонщиков, ведёт к тебе.

— Не может быть... — поражённо проговорила Сакура... Но по поведению экзорцистов поняла, что это не ложь. — Но я ведь приняла все контрмеры, чтобы не быть одержимой каии! Мой духовный контроль... Я делала всё как учили... Проверяла себя...

— И всё же ты является носителем создателя лоликонщиков.

Каеде направила в нашу сторону оберег.

— Стой спокойно. Когда одержим каии, если ты профессиональный экзорцист, то не должен сопротивляться и причинять больший вред.

— ... М.

Каеде была сурова, но она признавала девушку профессионалом, и Сакура молча кивнула.

— Вот и хорошо... И прости, но провести экзорцизм сразу не получится.

Каеде метнула оберег к ногам девушки.

Вызванный ритуал должен был сковать её движения.

— Когда появится убийца лоликонщиков, будет плохо, если Фуруя-кун уже не будет лоликонщиком. Вначале мы внимательно тебя изучим, проверим, как развивается каии, а потом запечатаем...

Объяснив всё, Каеде собиралась активировать технику.

Шарк!

«М?!»

Всё случилось внезапно.

Активация ритуала была остановлена.

Казалось, что Сакура остановила его...

— ... М? У-а-а-а-а?!

— Сакура?!

Девушка закричала.

— Ч-что... Это?..

Она схватилась за голову, и её лицо исказилось от боли.

И вот её глаза утратили огонь, и как в случае с каии шестого уровня появились неоднородные миазмы.

«Ах, уже раскрыли», — с губ лишившейся эмоций Сакуры срывался совсем иной загадочный голос.

Сладостный и дурашливый. Совершенно точно голос милой девушки.

Кто она такая?..

«Ну и ладно. Тогда использую всю силу».

Странный голос использовал губы Сакуры, чтобы говорить.

— У-а-а-а-а-а-а?!

... У-у.

Похоже сознание вернулось.

Сакура закричала, а из её тела появилось несколько девочек, на которых я тут же уставился. Но то, что случилось дальше, даже меня, полулоликонщика заставило отвести от них взгляд.

... Хлюп.

Из тела Сакуры вылезало что-то чёрное.

Оно обретало металлический блеск и покрывало тело девушки.

Эта форма, как будто...

— Убийца лоликонщиков?!

Что это?

Что происходит?

— Долго ещё стоять собираешься, Фуруя-кун?!

Пока все прибывали в шоке, первой начала действовать Каеде.

Своим мягким хвостом она толкнула меня назад, а в сторону Сакуры направила свой лисий огонь, своим товарищам и экзорцистам она велела возвести барьер.

Однако.

— ... М!

Лисий огонь был высшей техникой, которая должна была сдержать Сакуру.

Но он точно врезался в какую-то стену, был поглощён чёрным доспехом и не достиг Сакуры. Техника, которой Каеде вчера победила убийцу лоликонщиков, не сработала.

— Тот наглый голос и эта необычная сила... Неужели, — лицо Каеде исказилось от удивления.

— У-у, у-у-у, э-это... Моя... Сила... — звучал голос поглощённой чёрным доспехом Сакуры.

Лицо исказилось от боли... Она сопротивлялась. Поглощению каии. Изо всех сил.

— ... М.

Неосознанно я снял браслеты.

Раз вокруг Сакуры барьеры, своими руками я доведу их до оргазма.

Однако.

— У-у-у, у-у-у-у-у! П-почему... Так!.. Ничего...

Сопротивление девушки было бессмысленным.

— Нет...

Мои руки и глаза становились нечеловеческими, пока Сакуру поглощали чёрные доспехи.

Не дожидаясь, пока печать будет снята, я рванул вперёд.

— Сакура!

Глаза скрываемой чёрными доспехами девушки смотрели прямо на меня...

***

На миг сознание улетучилось, и Фумидори Сакуру заполнили незнакомые ей чувства.

Что-то чёрное, поднимавшееся из глубины души поглощало её сердце и тело.

Её бросило в поток тёмной энергии, напоминающий мутную воду, и из последних сил инстинктивно она боролась с вторжением каии. Однако.

«Что это... Это не обычный каии... М?!»

Это были не те чувства каии, которым её учили.

Каии появляются из негативных эмоций хозяина. Каким бы ни был разрушительным каии, его владельца в момент поглощения накрывает воодушевление, напоминающее эйфорию.

Это ярко выраженные чувства, вроде гнева или жажды мести, которые заполняют человека.

Но поток чувств Сакуры был чёрным и неприятным.

До эйфории было далеко, её будто забросили в чёрное море.

Каии точно не был обычным. И всё же.

«Своими силами я могу что-нибудь сделать...»

Справиться с ним она не могла. Но хотя бы замедлись, чтобы снизить нагрузку на Каеде и остальных девушке было по силам.

Думая так, в собственном сознании Сакура использовала техники. Однако.

— У-у-у, у-у-у-у-у! П-почему... Так!.. Ничего...

Сопротивление оказалось бессмысленным.

Тело и разум были подхвачены чёрным потоком, от неё ничего не оставалось.

Тут Сакуру впервые накрыла мощная волна страха.

Появился каии, против которого она ничего не могла сделать.

Ограниченным зрением она видела Кудзуноха Каеде, которая изо всех сил пыталась что-то сделать, хоть у неё и не получалось.

Если меня поглотит каии, что со мной будет?

Смогу ли я снова стать человеком.

Рука уже сжимала длинный меч.

Каии, превращающий людей в лоликонщиков, не так прост.

Он убивает людей.

— Нет...

— Сакура!

Перед собой Сакура увидела бежавшего к ней изо всех сил парня.

Она решила больше не полагаться на него. Больше не позволять себя баловать. Стать сильнее.

Она не хотела быть просто грузом, который надо защищать. Хотела стать опорой для дорогого человека.

Но вот она поддалась сидевшему глубоко страху, её сознание колебалось, и с губ сами собой сорвались слова...

— Нет... Спаси...

***

— ... Спаси, братик!

— ... М.

Когда Сакура закричала, я тянулся к ней рукой.

Её лицо скрыло шлемом... Она стала трёхметровым здоровяком и исчезла вместе с девочками с пустыми выражениями на лицах.

— ... Да как же так, чёрт!

Всё стало только хуже, и мне оставалось лишь проклинать всех и вся, и тут.

«Плохо дело, Фуруя-кун!»

Со мной связалась Соя, которая отправилась искать людей, превращённых в лоликонщиков.

«В Харугахаре внезапно появилось много создателей лоликонщиков... И вместе с ними убийца лоликонщиков!»

— ... М!

После этих слов я тут же был готов ринуться в бой.

Меня накрыл такой жар, что он мог спалить и голову, и тело, и сердце тоже.

... Спаси, братик!

Будто я могу забыть, как выглядела моя напуганная сестрёнка.