Том 2    
5

5

— Ува?! Через стену прошла?! Кто эта девчонка с хвостиком?!

— Эй, не разбегайтесь! Возводите следующий барьер!

— Бесполезно! Если она лицо увидит, всё кончено!

— Против дочери семьи Соя ничего не поможет!

— Те, у кого семьи, уходите!

За большой дверью была паника, и было ясно, что звуки становились всё ближе.

«... Что?»

Нагиса больше не подходила к Каеде... А ушла в пол.

— Нет, Каеде-сама. Прошу сюда.

Женщина в маске повела девушку к одному из проёмов.

Татараба молча установил барьер и спрятался в тени.

И вот через несколько секунд после того, как все кроме меня и Сакуры приготовились противостоять Сое.

— Остановите суд!

Ба-бах!

Прозвучал голос Сои, и барьер на двери разлетелся, а из поднявшейся пыли появилось несколько фигур.

Первой была Нагумо, которая и разнесла физический барьер Татарабы. Почему-то она опять держала Карасуму, у которой голова кружилась.

— ... Понятно. Та, кем овладел дух шестого уровня, — с печалью проговорил мужчина, а из пола заговорила Нагиса:

«И? Чего ты задумала, бестолковая дочь семьи Соя?»

— Хочу кое-что показать департаменту надзора!

Не обращая внимания на то, что её назвали бестолковой, девушка заговорила жизнерадостным голосом в таком серьёзном месте. Понимая, как работает сила Нагумо, ужавшая свою грудь Соя сделал шаг вперёд.

— Мы поймали девочку!

... Она предъявила девочку, удерживаемую в круглом барьере.

— Наследница рода похитила несовершеннолетнюю!..

— Эй, Соя! Да что с вами всеми не так!

— Ну, барышня всегда была такой, осталось лишь смириться.

Сотрудники из знатных семей стали переговариваться.

Ну да, всё же наследница одной из древних семей использовала духовную силу и схватила маленькую девочку.

Но тут Соя молодчина.

— Ты чего?! О чём думала, когда тащила ребёнка на собрание исполнительного комитета... М?

Я двигаться не мог, и к Сое вышла Сакура, но быстро поняла, что не так.

— Эта девочка... Не человек?

Девочка в красном платье, на которую указывала Соя.

Увидев, что она точно неживая, Сакура нахмурилась.

— Да. Не человек. Глаза суккуба не выдают о ней ничего, потому я её быстро нашла. Хотя и начала паниковать, когда Фурую-куна схватили! — Соя самоуверенно выставила грудь, обращаясь ко всем. — Эта девочка — каии, превращающий людей в лоликонщиков... Или что-то вроде! Так что Фуруя-кун не лоликонщик, остановите суд!

— Что, чушь! Это сикигами Соя, который принял форму каии! — из тени кричал Татараба. Похоже очень сильно хочет меня упечь.

— Но и в моей группе есть пострадавшие, — сказала Соя и ткнула в щёку Карасумы.

— …М? О-о, девочка! Здесь маленькая девочка! Дайте её связать! Назову фотосессию окорок маленькой девочки... А? Чего я связана оказалась?!

Придя в себя, Карасума сразу же возбудилась.

Какой ещё окорок маленькой девочки? Она опасна.

— Её поведение всегда отличалось от нормального! Это ничего не доказывает! — отрезал Татараба.

Похоже департамент присматривал за двумя из трёх членов группы. А последнему вообще в штаб ассоциации заходить нельзя. Тут уже вообще речи о моей невиновности не идёт похоже.

— Хм, если не верите, давайте испытаем на ком-нибудь... А.

Соя озадаченно склонила голову, но вот увидела двух сотрудников на полу и её глаза засияли.

Эй, Соя? Может оставишь их уже?

— Так.

Но я ничего не мог сказать, а моя молитва осталась без ответа.

Соя раскрыла часть сферического барьера, взяла за руки мужчин и позволила девочке в красном коснуться их. Вообще ничего не сказала. Даже согласия не спрашивала. И вот в следующий миг.

— Ух, у?! Ч-что это?! Не надо! Пусть моё тело успокоится...

— У меня ведь жена и ребёнок... Не может быть?!

Двое мужчин уставились на девочку в красном, прижимая себя ниже пояса.

А Соя похоже заранее приготовилась, она раскидала распечатанные картинки 2D лоль. Демоница.

«…М!»

Не обращая внимания на коллег и начальство, те принялись их сбирать, будто люди, обнаружившие в пустыне воду, и прижимать к щекам.

Я ещё подумать не успел, что вот и доказано, что превращающий людей в лоликонщиков каии существует, как меня охватило нехорошее предчувствие.

А они не слишком стремительно лоликонщиками стали?

— Ч-что это... Они изменились не как Фуруя Харухиса... Что это значит? — прозвучал поражённый голос Татарабы.

И я думал о том же.

Преображение Карасумы проигнорирую, она и без того была извращенкой. Но они теперь ничем ей не уступают... Так что скорее тут странный я.

Почему я остался на таком уровне?

— ... Довольно грубо, но получилось доказать, что существует каии, превращающий людей в лоликонщиков. Назовём его создателем лоликонщиков, — из-за бамбуковой занавески прозвучал голос сбежавшей Каеде.

Похоже она успела успокоиться и говорила как и всегда спокойно.

— Доказательств нет, но Фуруя Харухиса смог избежать одержимости той, кто была одним из мудрецов, потому можно предположить, что и эффект создателя лоликонщиков на нём был смягчён. Больше причин задерживать его нет, куда выгоднее использовать, а вы что думаете, Нагиса-сан?

«... Тц, делайте что хотите. Я оставлю это без внимания».

— Что, руководитель?! Так просто... Но ваше духовное видение...

«Но у меня есть одно условие», — не дав договорить возражавшему Татарабе, Нагиса обращалась к Каеде из-под пола: «Когда с убийцей лоликонщиков будет покончено, ты мне обо всём расскажешь, Кудзуноха».

— ... Хорошо. И я тоже хочу кое о чём вас попросить.

Дело наверняка в моих проклятых руках.

С ними явно что-то серьёзное.

Хоть я и не могу это подтвердить.

— Ура! Фуруя-кун оправдан! Мы победили! Спасибо за помощь, Мутсуми-тян!

— Для меня помогать вам — уже обычное дело.

Но пока было не до благодарностей Сои и Нагумо, радовавшихся как за себя.

«Вот бестолочь».

— Фуэ?

Заседание окончилось. И из-под земли прозвучал голос Нагисы, обращавшейся к Сое.

«За ремонт штаба ассоциации теперь семье Соя отвечать, так что готовься».

— А, нет, на меня разозлятся...

... И я под горячую руку попаду.

Я смотрел на поникшую Сою.

И тут краем глаза заметил, как приунывшая Сакура покинула зал.

— Сакура?..

Хотелось последовать за ней, но она растворилась в коридоре.

Мне показалось?

Следы слёз остались в коридоре.

6

Что же у меня за руки?

На следующее утро после судилища меня не покидал ворох вопросов.

Сила, позволяющая изгнать духов и шестого, и седьмого уровня.

Голос девушки, который я слышу, когда мне нужна помощь.

Ещё и на сотрудников департамента проклятие воздействовало намного сильнее.

А ведь если обладателя силы оргазмового экзорцизма превратить в лоликонщика, это уже уйдёт далеко за пределы простой предосторожности.

И то, что сейчас со мной не носятся... Явно связано не только с тем, что Соя поймала создателя лоликонщиков.

«... Я и сама пока не разобралась, потому ничего полезного сказать не могу».

После суда. Я спросил у Каеде во время осмотра, который она проводила на всякий случай, но девушка дала размытый ответ.

«В любом случае, если изгоним убийцу лоликонщиков, сможем показать твою полезность ассоциации... А потом может уже и будет что тебе сказать».

Теперь разброс жертв будет ниже, и можно было искать источник создателя лоликонщиков. Можно было ухватиться за духовную силу, исходившую от нечеловеческой девочки, схваченной Соей, и идти к источнику.

Есть много разных каии, действующих на расстоянии, и даже при том, что получилось схватить эту девочку, расслабляться пока рано.

«Ну, наша команда изначально собиралась одолеть убийцу лоликонщиков, на этом и надо сосредоточиться», — подумал я и тут вспомнил разговор межу Нагисой и Каеде.

«Каеде с самого начала что-то от меня скрывала. По поводу печати на моих руках».

Осмотры проводились наполовину под принуждением.

Если спрошу, она притворится, что ничего не знает. Департамент надзора явно был со мной настороже... Но реакция Каеде было явно странной.

Кстати, про глаза суккуба Сое тоже особо ничего не рассказывают, что ненормально. Это как если врач больному про болезнь не говорит.

«И всё же. Каеде пугающая и безжалостная, но она бы не стала меня использовать, и если не говорит, значит у неё есть на то причина... Только я совсем не понимаю, что ею движет».

Я уже стал замечать, что мои мысли начали зацикливаться.

— Эй, Фуруя! Ты потерял концентрацию!

— Гуэ?!

Мне по макушке ударили бамбуковым мечом.

— Всё, мёртв. Только что тебе убийца лоликонщиков череп раскроил, и ты умер.

Я схватился за голову, а на меня поражённо смотрела Нагумо в доги.

— Блин. Слышала, что тебе духовные техники не даются, но то же и к бою относится. И как ты меня очистил?

— Ну знаешь, у всех есть предел и в концентрации и в выносливости, особенно после двухчасовой тренировки.

Я переговаривался с Нагумо на крытой тренировочной площадке недалеко от штаба ассоциации.

Чтобы противостоять каии с оружием, я тренировался с профессиональной кендоисткой.

Вообще я рассчитывал, что когда убийца лоликонщиков явится, его скрутят связывающими техниками профессиональные экзорцисты или Нагумо своей жуткой силой, но сейчас он нацелился на лоликонщика... То есть на меня. Так что надо было научиться уходить от его оружия.

Однако.

— А? Два часа — это только разминка.

Я от истощения умру раньше, чем убийца лоликонщиков до меня доберётся.

— Одно дело тренировки в клубе, но от этой зависит твоя жизнь. Так что не расслабляйся.

— Говори что хочешь, но если у меня мышцы будут болеть или я что-нибудь потяну, всё это вообще бессмысленно окажется.

— Не отрицаю. Блин, но тебе с монстром сражаться, потому лучше бы потренироваться, — вздохнула Нагумо.

Ну, тут мне возразить нечего.

— ... Ты так отдохнуть хочешь? — пробормотала девушка. — Ну если так. Если сделаешь это со мной, я вынуждена буду позволить тебе отдохнуть. Хоть и не хочу этого, — явно утрируя, она стала снимать с меня браслет.

— Дура! Ты что задумала!

Только ведь сбежал от этих обезглавливателей!

Я в другом смысле отдыхать собираюсь!

— Несчастный случай! Это будет несчастным случаем во время тренировки, так что не переживай!

— Очевидно, что это злонамеренно!

Нагумо что, совсем забыла?

Мы здесь не одни.

За нами внимательно следят.

— Эй, Сакура! Хватит тупить, помоги её остановить!

— ... А?

Я позвал находившуюся в углу девушку, и она подняла голову.

Она продолжала наблюдать за мной.

Кстати, сила Сои оказалась востребована, и она вместе с организованной в чрезвычайной ситуации командой находила и брала под надзор людей, обращённых в лоликонщиков. Карасума и те два сотрудника были помещены под арест, раз их нельзя было вылечить. Похоже пока не сделать что-то с тем, кому принадлежала создатель лоликонщиков, избавиться от этого не получится. Такое связное проклятие каии.

— ... А?! Вы что тут делаете-е-е?!

— Сакура?!

Заметив, что у нас происходит, Сакура подошла и внезапно завалилась. Похоже споткнулась об кусок меча, который Нагумо сломала, силу не рассчитав...

— Ты со вчерашнего дня странно себя ведёшь. Что случилось?

При том, что она была отлично подготовлена физически, странно, что Сакура упала. Со вчерашнего дня она где-то витает, и после осмотра Каеде я толком с ней не пересекался.

— Из-за раскачивающихся больших сисек из меня силы выходят...

Я проигнорировал точно расклеившуюся Нагумо и подошёл к Сакуре. Собирался протянуть ей руку.

— Сама встану!

Девушка отмахнулась и совершенно красная поднялась.

По лицу было видно, что она готова хоть сейчас расплакаться.

Переживая, я хотел снова спросить, всё ли с ней в порядке.

— ... Ты совсем дурак, если собираешься тренироваться без отдыха? — внезапно сказала Сакура и повернулась ко мне спиной.

Чтобы скрыть своё лицо.

— Я куплю что-нибудь попить, а ты отдохни. Отдых — тоже часть тренировки.

С этими словами она быстро покинула тренировочную площадку.

Слова-то были правильными...

Только наблюдающий сбежал от объекта наблюдения...

Бросив Нагумо, я последовал за Сакурой.

Понимаю, что она меня не переносит.

Но я не мог бросить сестрёнку в таком состоянии.