Том 2    
8

8

Каии не понимают, что являются каии.

Не дают другим узнать, что их тревожит.

Ядро каии покоится глубоко в душе, и если не заглянуть духовным взглядом очень глубоко, ничего не разглядеть.

Я знаю это.

Во время инцидента с отрывающей сиськи женщиной, хочешь не хочешь, лишний раз пришлось это осознать.

Но в это я поверить не мог. Сакура каии?

— Говорят же, что самое тёмное место под подсвечником. И тут никакой ошибки. Нить, ведущая от схваченного дочерью семьи Соя создателя лоликонщиков, ведёт к тебе.

— Не может быть... — поражённо проговорила Сакура... Но по поведению экзорцистов поняла, что это не ложь. — Но я ведь приняла все контрмеры, чтобы не быть одержимой каии! Мой духовный контроль... Я делала всё как учили... Проверяла себя...

— И всё же ты является носителем создателя лоликонщиков.

Каеде направила в нашу сторону оберег.

— Стой спокойно. Когда одержим каии, если ты профессиональный экзорцист, то не должен сопротивляться и причинять больший вред.

— ... М.

Каеде была сурова, но она признавала девушку профессионалом, и Сакура молча кивнула.

— Вот и хорошо... И прости, но провести экзорцизм сразу не получится.

Каеде метнула оберег к ногам девушки.

Вызванный ритуал должен был сковать её движения.

— Когда появится убийца лоликонщиков, будет плохо, если Фуруя-кун уже не будет лоликонщиком. Вначале мы внимательно тебя изучим, проверим, как развивается каии, а потом запечатаем...

Объяснив всё, Каеде собиралась активировать технику.

Шарк!

«М?!»

Всё случилось внезапно.

Активация ритуала была остановлена.

Казалось, что Сакура остановила его...

— ... М? У-а-а-а-а?!

— Сакура?!

Девушка закричала.

— Ч-что... Это?..

Она схватилась за голову, и её лицо исказилось от боли.

И вот её глаза утратили огонь, и как в случае с каии шестого уровня появились неоднородные миазмы.

«Ах, уже раскрыли», — с губ лишившейся эмоций Сакуры срывался совсем иной загадочный голос.

Сладостный и дурашливый. Совершенно точно голос милой девушки.

Кто она такая?..

«Ну и ладно. Тогда использую всю силу».

Странный голос использовал губы Сакуры, чтобы говорить.

— У-а-а-а-а-а-а?!

... У-у.

Похоже сознание вернулось.

Сакура закричала, а из её тела появилось несколько девочек, на которых я тут же уставился. Но то, что случилось дальше, даже меня, полулоликонщика заставило отвести от них взгляд.

... Хлюп.

Из тела Сакуры вылезало что-то чёрное.

Оно обретало металлический блеск и покрывало тело девушки.

Эта форма, как будто...

— Убийца лоликонщиков?!

Что это?

Что происходит?

— Долго ещё стоять собираешься, Фуруя-кун?!

Пока все прибывали в шоке, первой начала действовать Каеде.

Своим мягким хвостом она толкнула меня назад, а в сторону Сакуры направила свой лисий огонь, своим товарищам и экзорцистам она велела возвести барьер.

Однако.

— ... М!

Лисий огонь был высшей техникой, которая должна была сдержать Сакуру.

Но он точно врезался в какую-то стену, был поглощён чёрным доспехом и не достиг Сакуры. Техника, которой Каеде вчера победила убийцу лоликонщиков, не сработала.

— Тот наглый голос и эта необычная сила... Неужели, — лицо Каеде исказилось от удивления.

— У-у, у-у-у, э-это... Моя... Сила... — звучал голос поглощённой чёрным доспехом Сакуры.

Лицо исказилось от боли... Она сопротивлялась. Поглощению каии. Изо всех сил.

— ... М.

Неосознанно я снял браслеты.

Раз вокруг Сакуры барьеры, своими руками я доведу их до оргазма.

Однако.

— У-у-у, у-у-у-у-у! П-почему... Так!.. Ничего...

Сопротивление девушки было бессмысленным.

— Нет...

Мои руки и глаза становились нечеловеческими, пока Сакуру поглощали чёрные доспехи.

Не дожидаясь, пока печать будет снята, я рванул вперёд.

— Сакура!

Глаза скрываемой чёрными доспехами девушки смотрели прямо на меня...

***

На миг сознание улетучилось, и Фумидори Сакуру заполнили незнакомые ей чувства.

Что-то чёрное, поднимавшееся из глубины души поглощало её сердце и тело.

Её бросило в поток тёмной энергии, напоминающий мутную воду, и из последних сил инстинктивно она боролась с вторжением каии. Однако.

«Что это... Это не обычный каии... М?!»

Это были не те чувства каии, которым её учили.

Каии появляются из негативных эмоций хозяина. Каким бы ни был разрушительным каии, его владельца в момент поглощения накрывает воодушевление, напоминающее эйфорию.

Это ярко выраженные чувства, вроде гнева или жажды мести, которые заполняют человека.

Но поток чувств Сакуры был чёрным и неприятным.

До эйфории было далеко, её будто забросили в чёрное море.

Каии точно не был обычным. И всё же.

«Своими силами я могу что-нибудь сделать...»

Справиться с ним она не могла. Но хотя бы замедлись, чтобы снизить нагрузку на Каеде и остальных девушке было по силам.

Думая так, в собственном сознании Сакура использовала техники. Однако.

— У-у-у, у-у-у-у-у! П-почему... Так!.. Ничего...

Сопротивление оказалось бессмысленным.

Тело и разум были подхвачены чёрным потоком, от неё ничего не оставалось.

Тут Сакуру впервые накрыла мощная волна страха.

Появился каии, против которого она ничего не могла сделать.

Ограниченным зрением она видела Кудзуноха Каеде, которая изо всех сил пыталась что-то сделать, хоть у неё и не получалось.

Если меня поглотит каии, что со мной будет?

Смогу ли я снова стать человеком.

Рука уже сжимала длинный меч.

Каии, превращающий людей в лоликонщиков, не так прост.

Он убивает людей.

— Нет...

— Сакура!

Перед собой Сакура увидела бежавшего к ней изо всех сил парня.

Она решила больше не полагаться на него. Больше не позволять себя баловать. Стать сильнее.

Она не хотела быть просто грузом, который надо защищать. Хотела стать опорой для дорогого человека.

Но вот она поддалась сидевшему глубоко страху, её сознание колебалось, и с губ сами собой сорвались слова...

— Нет... Спаси...

***

— ... Спаси, братик!

— ... М.

Когда Сакура закричала, я тянулся к ней рукой.

Её лицо скрыло шлемом... Она стала трёхметровым здоровяком и исчезла вместе с девочками с пустыми выражениями на лицах.

— ... Да как же так, чёрт!

Всё стало только хуже, и мне оставалось лишь проклинать всех и вся, и тут.

«Плохо дело, Фуруя-кун!»

Со мной связалась Соя, которая отправилась искать людей, превращённых в лоликонщиков.

«В Харугахаре внезапно появилось много создателей лоликонщиков... И вместе с ними убийца лоликонщиков!»

— ... М!

После этих слов я тут же был готов ринуться в бой.

Меня накрыл такой жар, что он мог спалить и голову, и тело, и сердце тоже.

... Спаси, братик!

Будто я могу забыть, как выглядела моя напуганная сестрёнка.