Том 2    
6

6

... Если желаешь силу, ткни в эту дыру блаженства.

— Нет, погоди-ка.

Я тут же остановил её.

«Эту» — это ту, что у меня на лбу сияет?

— ...

Я бросил взгляд на студентку.

— Ах... Хи. Охо...

Бросавшаяся на меня сестрёнка, влюблённая в маленьких девочек, теперь всё залила выделениями, и её отлично сложенное тело продолжало подёргиваться.

Оргазм забрал все силы, и встать она не могла.

Из полной энергии вот в это.

Я сейчас едва живой, и что-то сомневаюсь, что у меня технопрорыв случится, если я сам себя ткну.

И тыкать самого себя в дыру блаженства — это не онанизм случаем?

Мастурбировать, когда тебя злой каии хочет прибить, это точно на уровне поехавшей крыши. Тут точно уже с головой не всё в порядке.

... Ты же хочешь спасти младшую сестрёнку?

И как онанизм перед лицом врага связан со спасением Сакуры?

Но голос в голове уверенно заявлял: «Если ткнёшь, сможешь спасти Сакуру»...

Я был ограничен в способах спасти Сакуру, и вот где оказался.

Довёл сотни людей до оргазма.

Мои руки были перепачканы в выделениях.

И я теперь сомневаюсь, мастурбировать ли перед смертельным врагом?

Если есть хоть малейший шанс спасти Сакуру, я готов пойти на сделку с дьяволом.

— ... Значит остаётся сделать лишь это.

... Хи-хи-хи. Да, верно.

Голос внутри был воодушевляющим.

... Ведь ткнуть может только тот, кто готов к этому.

Она придала мне хоть какую-то уверенность, и я ткнул в свою дыру блаженства.

И.

— ... М.

Всё перед глазами залило белым.

Мозг точно сломался, через него гоняли только электрические сигналы наслаждения.

Но не только через него, я ощущал их в каждой мышце тела, всё моё тело нещадно сводило судорогами.

— У, а-а-а-а-а-а! — из моего рта вырвался жалкий крик, какого я никогда за собой не замечал, а ниже пояса хлынули постыдные выделения, причём столько их никогда не было. Залило всё. И остановиться я не мог.

Оргазмовый экзорцизм заставил кончить каждую клетку моего тела.

Всё было залито белым светом, я вообще ничего не понимал.

... А-а-а-а-а-а-а-а! Вкусно-о-о-о!

Это мой постыдный голос или ещё чей-то радостный?

... Этот вкус, количество, качество... Глоть. Всё-таки не зря я выбрала тебя, Фуруя-кун...

Сладостные нашёптывания растворялись в свете... И вот я вернулся в реальный мир.

... Однако... Поспеши. Сейчас долго ты продержаться не сможешь.

— ... Фух.

Удивило то, что голова очистилась, будто в ней были лишь голубое летнее небо и зелёный луг.

О том, что творилось в штанах, даже говорить не хотелось, и я решил не обращать на это внимания.

Очистившимся сознанием я понял, что происходит вокруг и что должен делать дальше.

Я поднялся и сделал шаг навстречу убийце лоликонщиков.

По пути мне встретилась группа лоликонщиков.

— ...

Но я смог пройти мимо них.

Это ничем не отличалось от прогулки по пустой улице.

Я просчитывал движения лоликонщиков. Тело двигалось само, понимая, как будут действовать они и что делать мне. К тому же.

«Тело такое лёгкое».

До этого я даже встать не мог, а сейчас был переполнен силой.

Хотя это не значило, что мои физические способности реально возросли.

Мне казалось, что я будто из воды выбрался, так стало легче. Ощущение, что всё тело усилили. Да.

... Усиление точки блаженства.

Мне объяснил это голос или же я сам понял это?

После доведения до оргазма неживых предметов, я приобрёл новую силу и теперь направлялся к убийце лоликонщиков.

— Соя.

«А? Что? Фуруя-кун, тебя ведь так отбросили, ты точно в порядке?..»

Я находился в пыли, потому девушка не видела, что случилось, и сейчас удивлённо спрашивала меня через сикигами.

Видя меня его глазами, она испытала облегчение... А потом губы с отвращением задрожали.

«Ф-Фуруя-кун? Ты чего такой довольный? И чего там всё мокро...»

Прикрыв глаза руками, она указывала на мои мокрые штаны. В район промежности.

— Не бери в голову. Сейчас, — я отмахнулся от её слов и попросил о другом. — Я собираюсь одолеть убийцу лоликонщиков. Окажи мне поддержку в этом.

«А?!»

Я снова направился к противнику.

Похоже меня заметили. Атака оберегами прекратилась.

«Убью... Лоликонщика...»

Заметив лоликонщика, каии показался из-за дыма.

Меч сверкнул, стараясь разрубить меня пополам.

— ... М.

Я прыгнул и воспользовался мечом как трамплином.

Я точно использовал скольжение, вытянул руку вперёд и ткнул в перчатку.

Дёрг! Бамс!

Когда я приземлился, перчатка упала.

Как я и предполагал, длинный меч тоже упал, и враг оказался открыт.

«... М?»

В красных глазах за шлемом была озадаченность.

Я подобрался к лишённому оружию противнику.

Правая рука, правое плечо, я тыкал не переставая.

«У-о-о-о-о!»

Он махал руками, точно пытаясь избавиться от надоедливого жука, любой удар мог стать смертельным, но все они были бессмысленны, пока враг не мог попасть.

Дёрг! Бамс!

Броня сыпалась, точно пытаясь накрыть и меня.

— ... Тц, дальше.

На правой руке и обеих ногах Сакуры дыры блаженства не оказалось.

«Ва, ва, круто! Даже помогать не надо! Что происходит?!» — звучал то ли радостный, то ли озадаченный голос Сои через сикигами.

«А? У Фуруи-куна число оргазмов увеличилось... Да ну, не мог же ты во время экзорцизма...»

Сама-то на что своими глазами суккуба во время экзорцизма смотришь?

«О-о-о-о-о-о!»

Убийца лоликонщиков снова поднял длинный меч.

Видать подумал, что раз я мельтешу, лучше атаковать с расстояния, и взмахнул мечом. Снова хотел разнести всё. Однако.

— Зря.

Я двинулся прямо в сторону врага.

— Если у противника оружие, надо сжаться. И без страха идти на него.

Я повторял то, чему научила Сакура, прошёл в сантиметре от меча и... Прыгнул.

Бабах!

Под ногами прогремел взрыв, а я уже летел вперёд.

Использовав руку как трамплин, я подобрался в упор.

— Как тебе это?

Левая рука и плечо, а потом и шлем, враг оказался полностью открыт, и я ткнул в нагрудник.

Дёрг! Бамс!

Убийца лоликонщиков почти полностью лишился брони спереди.

— Нашёл наконец!

Чёрная вяжущая эктоплазма. В ней я увидел светящуюся точку скованной Сакуры возле пупка.

Она уже принадлежала самой девушке.

— Осталось только ткнуть.

И я спасу Сакуру.

Отойдя от убийцы лоликонщиков, я готовился к последней атаке.

... Дёрг.