Том 2    
Эпилог

Эпилог

Я очнулся через четыре дня после того, как с убийцей лоликонщиков было покончено.

И даже когда пришёл в себя, весь был настолько изранен, что даже с кровати подняться не мог.

Врач сказал, что у меня чуть все мышцы не порвались. Я был в шаге от смерти от переутомления, потому скорость восстановления снизилась, так что мне ничего не полагалось, кроме капельницы и абсолютного покоя. К тому же я был опустошён морально, потому без шуток можно было сказать, что у меня осталась ровно единица здоровья.

Серьёзных ран не было, но при этом всё тело было изранено.

Благодаря тому, что Соя позвала опытного целителя, восстанавливался я шустро, но после всего особого отношения ко мне не было.

Всё потому что Соя разнесла штаб ассоциации, ещё и притащила ставшую лоликонщицей Карасуму, потому и не могла ни о чём просить свою семью.

Но главная причина была во мне... Как я сам понял.

— ... Вот я дел натворил.

С пробуждения и до выписки прошла неделя.

Я всё ещё не мог нормально двигаться, лежал на кровати и страдал от сожалений.

— Я явно силой злоупотребил... Сколько простых людей я довёл до оргазма?..

Стоило подумать, и я весь потом покрылся.

Другого способа спасти Сакуру у меня не было.

Сколько бы попыток ни было, я бы принимал один и тот же выбор.

Вот поэтому во мне сил и не осталось.

Ведь... Экстренные службы, принимавшие участие в разгребании того, что случилось в Харугахаре, уже обо всём разболтали, медсёстры на меня косятся, а во время осмотров врачей и медсестёр экзорцисты в качестве охраны сопровождают.

Ну и профессиональные экзорцисты помогали, когда всё закончилось... Потому и охрана на меня косилась... Мне больше морально отдохнуть надо, чем физически...

— Мало мне было непонятной силы... Теперь и про усиление точки блаженства... По школе странные слухи расходятся...

Я взял телефон, на него пришли сообщения от придурков из класса D.

«Ты, говорят, надрачивал, пока с каии сражался... Да таким прямо гордиться можно».

«Ты без трусов на каии бросился... Против низкоуровневых низших духов такое может сработать, но точно не против каии...»

По школе разносилась искажённая информация.

И я хватался за голову, видя сообщения от парней, в которых не было ни отвращения, ни ужаса.

— Ассоциация наверняка о многом узнала из того, что случилось во время инцидента, я только судилища обезглавливателей избежал, и сразу так облажался...

За изгнание каии пятого уровня в качестве вознаграждения быстрое лечение... Я не получил.

И сейчас лежал и дрожал, ожидая, когда эти линчеватели снова без суда и следствия за мной придут...

Но время шло, ничего не происходило, и сегодня меня выписали.

— Что-то... Всё ещё неспокойно.

Я собрал пакет с подарками, которые мне подарили переживавшие Соя, Нагумо и Карасума (Карасума подарила сертификат на порно-сайте и набор для онанизма, которые я успешно выбросил).

— Пусть даже инцидент с Харугахаре получилось замять, странно, что департамент надзора молчит...

Случившееся в Харугахаре почти не просочилось в прессу.

Люди, ставшие лоликонщиками, практически ничего не помнили, а упрекавшие ассоциацию СМИ почему-то тут же притихли. Возможно того, кто сливал им информацию, схватили, но об этом я тоже ничего не слышал...

Может бабушка Каеде или кто-то из её окружения что-то сделали, но тут всё тоже было подозрительно.

В общем мне было не по себе от того, что департамент надзора, который столько бегал за мной, вдруг притих.

Кстати о притихших.

— Когда там Каеде собирается следующий осмотр проводить?..

Каеде говорила что о моём проклятии мы поговорим после того, как разберёмся с убийцей лоликонщиков.

Но как бы я ни пытался с ней связаться, получал однозначное «я занята», и какое-то время мы не виделись.

Хотя пока я был без сознания, она приходила тайком и провела проверку...

— Ну, понимаю, почему она занята.

Появился демон.

Была организована команда для противостояния демону, но так они до него и не добрались.

Достали лишь трёх человек, одержимых им.

Будучи членом древнего рода и той, кто мог отследить миазмы демонов, Каеде была занята преследованием.

В худшем случае размах мог быть не меньше чем с моим стариком... Духом седьмого уровня, потому я понимал, почему такие приоритеты...

— И всё же...

Каеде пока не пропускала осмотры, и в ближайшее время мы в любом случае увидимся.

«... Кстати, как попал в больницу, не только Каеде, но и Мей не видел».

Испытывая налёт одиночества, я покинул больницу и на поезде поехал в школу.

Но больше всего я переживал из-за Сакуры.

«Вот кто меня больше всего волнует...»

Вообще Каеде один раз мне звонила, когда я в больнице был. Тогда я только очнулся.

«Ты ведь не сможешь нормально лечиться, если тебе ничего про эту девчонку не рассказать, потому выдам общие факты. Времени у меня мало, так что слушай молча».

Пока Соя прижимала телефон к моему уху, я слушал, что скажет Каеде.

«Во время консультации у неё и правда не было обнаружено ничего, что могло бы послужить появлению убийцы лоликонщиков. Строго говоря, из-за неприязни к тому, что с ней обходятся как с ребёнком, она и могла решить избавиться ото всех лоликонщиков... Но желание не было таким уж сильным, чтобы появился каии, и контролировать себя она может».

Я ждал, что же дальше скажет девушка.

«Её принудили стать каии. Предполагается, что каии буквально подсадили. Учитывая то, что каии был как из пробирки, вполне разумный вывод... И самое страшное здесь то, есть некто, способный незаметно вселить каии человеку, который работает в департаменте надзора».

Судя по всему это было рук того испускающего миазмы демона.

Я переживал, что он положил глаз на Сакуру, но Каеде всё поняла и мягко продолжила:

«Ни о чём не волнуйся. После кое чьего развратного экзорцизма не осталось ни следов каии, ни дурного влияния миазмов... Её дальнейшая судьба как сотрудника департамента ещё не решена, но она ученица Нагисы-сан, потому ничего плохо её не ждёт. К сожалению».

Под конец Каеде сказала гадость про Сакуру, но информация была обнадёживающей, а во мне появился новый вопрос.

Всё случилось сразу после того, как все узнали об оргазмовом экзорцизме.

Может демон специально выбрал Сакуру, потому что она стала следить за мной?

«... Ты слишком себя накручиваешь», — однако Каеде отвергла мои подозрения: «А сейчас поправляйся. Как и в случае каии А из Синономе, ты явно слегка перестарался. Хотя такая уж у экзорцистов работа».

Слегка отчитав, они в спешке закончила разговор.

«Хоть Каеде и сказала так, действительно ли это лишь случайное совпадение?..»

Но как бы ни думал, это ни к чему не приводило.

Думая о том, что главное, что с Сакурой всё хорошо, я вышел на ближайшей к школе остановке.

«А, алло, Фуруя-кун?»

Как раз шёл, когда позвонила Соя.

После победы над убийцей лоликонщиков она была не в духе, но сейчас голос был довольно жизнерадостным.

За успех с изгнанием духа пятого уровня нашу команду больше не грозились лишить временной лицензии. С тех пор Соя и вела себя так.

«Тебя ведь сегодня выписывают?»

— Да, как раз сейчас возле станции.

«Значит я вовремя! Вот я и подумала, может сходить за покупками в честь этого и что мы лицензии сохранили?»

— ... За тортом?

«Да нет. Твоя комната же взорвалась? И тебе ведь теперь новая мебель и посуда понадобятся».

— А!

Точно. Совсем забыл.

Когда убегал от департамента надзора, в моей комнате случился взрыв физического барьера.

Саму комнату отремонтировали, но все мои вещи превратились в хлам.

Так что хоть я и вернусь, у меня там только и будут что подранный футон, да осколки посуды.

«Ну вот. Я помогу с выбором, давай сегодня сходим».

— ... Вот как.

Я не ожидал, что Соя скажет такое, но покупать надо было, потому я и согласился. Как раз ведь за работу заплатили...

«Ладно, тогда встретимся у ворот!»

Я решил встретиться с Соей, надо было вернуться к себе и выяснить, что мне понадобится.

Я всё ещё восстанавливался, потому немного шустрее направился в общежитие.

Добравшись до своей комнаты, я посмотрел на четыреста седьмую.

— Кстати... А с этой комнатой что?

Каеде сказала, что пока не решено, что будет с положением Сакуры как сотрудницы департамента надзора.

А значит неизвестно что с наблюдением за мной.

Возможно она уже переехала.

Сакура была сурова со мной, от такого у меня сердце разрывалось... И всё же грустно расставаться вот так.

Думая так, я взялся за ручку своей двери.

— А?

Не заперто?

Я подумал, что ремонтники забыли запереть, и открыл... И тут нос неожиданно защекотал приятный запах.

А следом в глаза бросилась.

— ... С возвращением.

Однокомнатная квартира. И на кухне в ней стояла девушка.

Слегка надувшись, она уставилась на меня.

— ... Не стой там столбом, проходи давай, отброс.

Это была Сакура в фартуке.

***

— Ну же, садись живее.

— Э? А? Э?

Я ничего не понимал.

Почему она здесь? Я ещё спросить не успел, как она взяла меня за руку и усадила за стол на кухне.

Ничего не понимая, я осмотрелся: футон, стол, стулья, учебные материалы и даже канцелярия стояла там же, где я запомнил.

Вначале я подумал, что взрыв мне приснился, однако все вещи были новыми. То есть купили всё то же, чем пользовался я.

— ... Я ведь уже осматривала твою комнату. Вот и купила всё, что запомнила. В департаменте надзора зарплаты хорошие, — самоуверенно произнесла Сакура и поставила на стол тарелку, какую я раньше иногда использовал.

В ней были домашние крокеты.

А рядом мисо-суп со свининой и овощами.

— Тебе же нравится? — посмотрев в сторону, спросила Сакура.

— А-ага.

Похоже она меня накормить решила.

Я попробовал то, чем меня угощали.

Вначале неуверенно, но потом уже с аппетитом.

— ... Вкусно! Ты так отлично готовить научилась?!

Какое-то время я ел только больничную пищу, и еда Сакуры по сравнению с ней была настоящим объедением. К тому же тут было то, что мне нравилось, и я не прекращая орудовал палочками.

— Ну а то, — девушка довольно улыбнулась, и наши глаза встретились.

Наполовину она улыбалась самоуверенно, а наполовину искренне радуясь, и я на миг даже перестал есть.

— ... М.

Тут она внезапно стала резче, но уголки губ всё ещё были приподняты.

— И это не я так хороша, а ты настолько убог! Когда твою комнату осматривала, каких только ужасов не насмотрелась! — отведя взгляд, тараторила она. — Уборкой не занимаешься, скопилась целая куча мусора и грязного белья, в холодильнике продуктов вообще нет. Ты же совсем сам не умеешь жить. Вместо того, чтобы обо мне переживать, лучше бы о себе подумать.

— ... Не хочу.

— Потому я буду заботиться о тебе.

— А?

— Т-только не пойми неправильно!

Я ничего не понял, а она ударила по столу.

Будучи неистовой, она покраснела, а голос становился всё тише.

— ... Ты ведь спас меня.

— ... А?.. Ну, да.

После этих слов мне стало неуютно.

Я вспомнил, что ещё было с телом Сакуры.

Нельзя такое думать о сестре, но как-то нехорошо, если мы будем здесь одни.

— Поверить не могу, — а тем временем она продолжала говорить. — С тебя только сняли обвинения обезглавниватели, а ты на нескольких сотнях человек свою силу использовал, ты отвратителен. Извращенец. Экзорцист-отброс... Предложи такой как ты меня защищать или спасать, я бы тут же отказалась, — с упрёком Сакура смотрела на меня, но вот прекратила и что-то достала из холодильника.

Я удивился, увидев домашний пудинг. Даже десерт приготовила.

— Потому так я возвращаю долг, — протянув мне ложку, сказала она. — Так что не пойми ничего неправильно и просто прими мою заботу.

— ... Вот как. Понятно.

Выслушав её, я согласился и попробовал пудинг... Ува, тоже вкусно.

То есть это всё благодарность Сакуры.

Конечно невыносимо, что только тебе помогают, и всё же. Она даже всю мебель купила... Правда слегка пугает то, что взяла она ровно то, что было раньше.

— Но ты уверена? — доев всё, спросил я. — Мы не знаем, продолжится ли наблюдение за мной и придётся ли тебе вернуться в департамент, но у тебя ведь есть работа, — я говорил, беспокоясь за Сакуру.

— По этому поводу, хоть мне этого и не хочется, я должна продолжать наблюдать за тобой.

— А, правда?

— К тому же почему-то уровень настороженности понизился, так что надзор стал мягче. В школе куда проще, чем на тренировках учителя, вот я и буду убивать время, присматривая за тобой... Или что? Тебе не нравится, что я о тебе заботиться буду? — с прищуром Сакура посмотрела на меня. — ... Хотя мне и самой этого не хочется.

— М.

Неожиданно голос девушки задрожал, а бёдра начали извиваться, и я притих.

Видя меня таким, Сакура покраснела.

— В общем возьми ответственность и позволь о тебе заботиться! И будь благодарен!.. Братик.

— ... А? Ты только что.

Она быстро собрала посуду и убежала, а я собирался последовать за ней.

Бам!

— Ува?!

Что-то врезалось в окно, и я посмотрел туда: к нему прицепилась девочка.

Знакомая... Сикигами Сои?!

А! Вспомнив, я посмотрел на часы, оказалось, что я пропустил назначенное время.

«Эй, Фуруя-кун! Мы вроде собирались купить новые вещи, так чего ты с Сакурой-тян ведёшь себя как новобрачный?! И вообще все вещи! Они и так у тебя дома! Что это значит?!»

Блин! Сакура меня так удивила, что я совсем забыл!

И вообще Соя могла бы и позвонить, прежде чем сикигами отправлять... А?

Я стал рыться в карманах, но телефона не нашёл, может обронил где-то?

— Тц. Не подумала о назначенных заранее встречах. Мешают наедине остаться...

Вернулась услышавшая шум Сакура и протянула мой телефон.

— В коридоре валялся. Он выключился.

— А? А-ага. Спасибо.

Я взял телефон... Но чего он выключен? Ударился при падении неудачно?.. Наверное лучше не думать.

«Эй, Сакура-тян! Пусть ты и наблюдатель, неправильно, что вы будете вдвоём в одной квартире! Не хватало мне, чтобы Фурую-куна подозревали в том, что он извращенец, как что как член команды я не могу этого позволипикя-а?!

Сикигами Сои в полёт отправили?!

— ... Замолчи. Ты решила купить всё новое, чтобы влезть в жизнь братика.

— С-Сакура?.. — неуверенно я заговорил с девушкой, которая даже и не думала общаться с Соей и избавилась от её сикигами.

Это она какое-то новое проклятие бормотала?

— Кстати, братик, ванная готова, пойдёшь мыться? Идти-то всё равно уже никуда не надо.

Планы сходить куда-то пропали только что... Но что-то Сакура слишком уж напориста.

— Эй! Ты чего внезапно на моего сикигами напала! Так нельзя!

Бах, бах, бах!

Соя оказалась перед закрытой дверью.

Эй, эй, эй, эй!

— Соя! Это мужское общежитие!

— И что?! Сакура-тян ведь по соседству живёт!

Возразить на это мне было нечего... И Соя, может прекратишь по двери барабанить! Соседям мешаешь!

— Ну же, братик. Я помою посуду, а ты иди в ванную.

— Почему ты ведёшь себя так, будто Сои нет?..

Я был просто в шоке.

А потом я включил телефон, и посыпались сообщения.

«Эй, Харухиса. Давай завязывай».

«Ты там от Мисаки-тян заперся, член твой бедный. Может ты точно лоликонщик?»

«... Убью. Онанист-прелюбодей».

Ну вот, все парни, наслаждавшиеся выходным, собираются меня убить.

— ... Хочу в больницу.

Мне ни на работе, ни в личное время покоя нет.

Столько бед с делом убийцы лоликонщиков и моим проклятием.

И всё же.

— А, блин, долго эта дура ещё шуметь в коридоре собирается?! Сейчас я её изгонять буду!

Я рад видеть свою полную сил сестрёнку.