Том 1    
Глава 1: Страна людей, город-крепость Класел


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
id422650713
id422650713
19.10.2020 18:35
Смотрите-ка, персонаж того хентая про школьниц и орков, получил себе самостоятельный сюжет...
valvik
valvik
18.10.2020 14:54
Спасибо за перевод
spokuha(-_-)
spokuha(-_-)
18.10.2020 09:34
Обожаю асанаги, жалко он только по жести идет и нету лайтовенького ничего :(
lover_varfor
lover_varfor
18.10.2020 04:13
Спасибо за перевод! Ожидаем выход второго тома!

Глава 1: Страна людей, город-крепость Класел

1. Появление героя

Орки.

Воинственная раса с зелёной кожей, длинными клыками, крепкими и устойчивыми к ядам и болезням телами.

Стоит отметить, что они обладают сильным либидо.

Для них размножение — не только необходимый процесс, но и повседневное развлечение.

Сражаться, жрать, сношаться.

Для орков одинаково важно, сколько голов они добыли в бою и сколько детей для них родили женщины.

Оставить много детей и погибнуть в сражении. Это лучший исход, который жаждут орки.

Плодовитость для сильных телом.

И хоть у них были лучшие условия как у живых существ, имелся один недостаток.

В основном рождались лишь мужчины, которые не могли размножаться без участия представителей других рас.

Если во время войны они захватывали женщин-солдат, те рожали до тех пор, пока не становились бесполезными, за что некоторые расы возненавидели их.

— Эй, вон там... Это же «герой»?

Баш.

Мужчина с этим именем был отличным воином с выдающейся силой даже среди орков.

На поле боя он бросался на врага быстрее всех, пробивался за линию передовой дальше всех и убивал больше всех противников.

Многие орки были спасены им, и его навыки привели к множеству побед.

Он шёл прямо на любого врага, каким бы сильным он ни был, и побеждал, просто идеал для орков.

За его заслуги, его стали звать героем.

Герой. Именно в том понимании, герой.

Так звали самого сильного орка, это была высшая награда.

И конечно же все орки восхищались им.

— Ух... Всё же «герой» крутой!

— Хотел бы я послушать историю победы над «черноголовым»...

У обладавшего титулом героя Баша было всё.

Большой дом. Хорошее снаряжение. Столько еды, сколько не съесть. Привилегии, испробовать которые было даже некогда. А ещё уважение и доверие всех орков.

— Я-я подойду.

— Дурак! Вдруг он просто тихо выпить хочет!

— Т-точно... Не нам ему мешать.

Но кое-что тревожило Баша.

Можно было подумать, что у него есть всё, но кое-чего он заполучить не мог.

Хотя странно говорить, что он не мог заполучить это, ведь оно у него было, скорее это то, чем он не имел права обладать и не мог избавиться.

Точно старое кольцо, которое надо было сбросить в вечный огонь...

— Я бы хотел узнать про «героя». Например, какие женщины ему нравятся.

— Женщины, которые нравятся герою... Люди, наверное.

— Дурак! Он же «герой». Во время войны у него было слишком много людей и эльфов, он уже устать от них успел. Он ведь даже в месте для размножения не появляется.

— От людей и эльфов устал... Тогда, может драгоньюты? Эта легендарная раса?!

— Возможно! Он же «герой»!

Сидя один за стойкой в таверне, Баш пил и продолжал думать о своём.

Как от этого избавиться?..

Нет, избавиться он может легко. Но в стране орков к Башу было приковано много внимания. Если избавится, это увидят. И узнают, чем он «обладал».

Как герой... Нет, как орк он не мог позволить узнать об этом.

Если бы все узнали, гордости Баша настал бы конец.

А уважение орков превратилось бы в насмешку.

Гордость Баша разорвут в клочья, и со следующего дня придётся жить, ходя с мешком на голове... Нет, он даже жить не сможет.

— В-всё же я спрошу!

— Не надо, это слишком неуважительно.

— Нет! Разве ж может быть неуважительным узнать, какой у него была лучшая женщина. Женщина-рыцарь людей, генеральша эльфов или принцесса зверолюдов!

Баш поднялся.

В нём было больше двух метров. Пусть для орка он был невысок, но шрамы по всему телу рассказывали множество славных историй, а крепкие мускулы были крепче, чем у всех присутствующих.

В тому же в нём было нельзя разглядеть слабостей, а аура была такой, что подступить к нему было непросто.

Он впился взглядом в мужчину, который собирался подойти.

— ...

Один взгляд, и орк застыл.

— П-прости! Он слишком уж любопытный... — другой мужчина поклонился.

Не было ничего позорнее для орка, чем поклониться пред чьим-то злым взглядом.

Но только если перед ними не «герой». В данном случае куда постыднее было бы не склониться.

— Хм, — Баш хмыкнул. И пошёл к выходу из таверны.

— Фух... Круто... — восхищённо выдохнули орки здесь.

Такая подавляющая сила. Вот что значит сильнейший.

Если бы к обычному орку вот так подошла молодёжь, он бы тут же начал хвастаться.

«Что, молодёжь, слышали обо мне? Га-ха-ха, ладно, расскажу вам. Это было во время битвы на равнине Алканшир, я смело бросился в бой против толпы врагов, а с их стороны...»

Конечно в этом ничего плохого.

С точки зрения орков хвастливые истории о подвигах — часть всех воинов. Ничего плохого в том, чтобы рассказать о своих успехах на поле сражения. Они вполне имели на это право.

Ещё они вполне могли ударить назойливых юнцов.

«Достали! Не видите, что я спокойно выпить хочу!»

Это тоже нормально. Орки учат свой молодняк, что значит свирепый воин.

И эти мальчишки не отказались бы от того, чтобы Баш их избил. Это была бы память на всю жизнь, их сокровище.

Однако Баш показал, что он выше этого.

Буквально сказал: «Я не собираюсь иметь дело с мелочью вроде вас».

Да. Сильный орк и должен быть таким.

Они свирепы. И герой не собирался возиться со всякой швалью.

Эти парни пили с Башем в одном месте.

Для молодёжи и этого было достаточно. Настолько Баш был крут.

Так, что они уже этим были впечатлены.

— Ух... Хотел бы я стать таким же как он.

— Дурак, это ж невозможно!

— Сам знаю! Но спросить про женщин, которые у него были, хотелось...

Слыша голоса из таверны, Баш вздохнул.

Широкая спина точно сжалась. Шаг тоже стал мельче и не увереннее.

Эта молодёжь точно ударила прямо по тревогам Баша.

Женщины, которые у него были?

Лучшая среди них?

Даже если бы спросили, он бы не знал, как ответить.

И всё из-за его тревог. Тот, у кого было всё, так и не смог избавиться от этого.

И это...

— Эх, я им так восхищаюсь. Интересно, сколько женщин он поимел и оплодотворил...

«... Герой».

Девственность.

***

Баш родился во время затянувшейся войны.

Из чрева одной из захваченных и изнасилованных человеческих женщин выбрался зелёный огр.

Это был он.

В пять лет он уже взял в руки меч, а в десять на поле боя убил врага.

Пусть орки и любили сражаться, начинать воевать в десять лет ещё довольно рано.

Десять лет — не тот возраст, когда уже можно считаться воином.

Большая часть орков, начинающих сражаться в районе десяти лет, так и расстаётся со своими жизнями.

Однако благодаря военной стратегии короля демонов Гедигза даже десятилетние орки в принципе могли похвастаться выживаемостью.

Но только «в принципе»...

К счастью Баш не умер.

В первый год он много раз был на грани смерти, на второй уже стал нормальным воином, на третий его можно было считать первоклассным бойцом, на четвёртый он был одним из лучших, и стал сильнейшим воином в стране орков.

Сильнейший воин.

Да, он был сыном войны.

На поле боя было тяжело, но не там, где появлялся Баш.

Там лилась кровь людей, эльфов и гномов, а всюду были разбросаны внутренности.

Кем бы ни был противник, Баш сражался и побеждал.

Свирепые, мастера меча, безжалостные, он побеждал многих и приносил победу.

И Баш никогда не отдыхал.

Побеждая на одном поле боя, он направлялся на другое.

От битвы к битве.

Не зная усталости, сильнейший воин бился днём и ночью.

Раз в три дня он отдыхал, посыпая тело порошком из чешуи фей, являвшегося лекарством от всего, и совсем немного спал.

Баш никогда не сомневался. Он действовал, как и полагается воину-орку.

Его сила была подавляющей.

В других странах его боялись как «ненормального орка».

Те, то сражались с ним и выжили, в страхе говорили: «Он воплощение бога войны Гудагозы».

Один человеческий генерал после войны сказал: «Если бы этот орк появился на полях боя на пять лет раньше, возможно мы бы проиграли».

Но Баш был всего один.

Каким бы опытным и сильным мужчина ни являлся, он оставался всего одним воином.

Пусть он мог победить в сражении, сил его не хватало, чтобы изменить картину в целом.

Через десять лет, как Баш начал сражаться, Гедигза убили, а через пятнадцать война закончилась.

Хоть они и проиграли войну, Баш заслужил звание героя и многие привилегии.

Большой дом, еды столько, что он не мог съесть, отличное снаряжение и зависть всех орков.

Но тут он заметил.

Нет, правильнее сказать, что знал.

Орки не только сражаются.

Когда сражения заканчивались, они забирали женщин и насиловали их.

После сражения среди его боевых товарищей не оставалось ни одного девственника.

И он не мог сказать.

Что у него нет опыта. Что он всё ещё девственник.

Он знал обо всём этом, но было уже поздновато. Продолжайся сейчас война, возможно всё было бы иначе.

Надо было уничтожить вражеский отряд, увести женщину-воина куда-нибудь к дереву и лишиться девственности. Пара тренировок, и вот оно! Он бы забрал с собой женщину и она бы родила ему пару детей.

Но теперь так не получится.

Союз семи рас, в которые входили и орки, проиграл.

Они подписали договор, в котором была их безоговорочная капитуляция.

И там было написано: «Половой акт без согласия представителя другой расы запрещён».

То есть никаких изнасилований.

Договор был вполне ожидаемым, но просто непостижимым для орков.

После такого запрета, они не могли размножаться. И тогда их ведь ждало уничтожение.

Однако оставалось лишь согласиться.

Лучше так, чем быть уничтоженными сразу же.

Лучше бы их истребили. Сражаться до последнего... Так они думали, но король орков не пошёл на это.

К счастью представители других рас представляли «обслугу», тех, кто был приговорён к смерти и не достоин жить, так что орки не должны были вымереть от того, что им не с кем спариться. «Обслуга» как раз и были теперь теми, кто стали партнёрами орков в местах размножений. Пока они могли рожать, у орков появлялись дети.

Баш в любое время мог распрощаться с девственностью.

Можно было пойти в место для размножения и просто воспользоваться «обслугой». Это было просто.

Приоритет в использовании устанавливался в соответствии с заслугами на войне, но Баш мог вообще не ждать. Он мог лишиться девственности хоть сейчас.

Но если Баш пойдёт туда, вокруг него тут же станут собираться другие.

Все захотят увидеть, как сношается великий «герой»...

... Ни к чему говорить, что девственник неистово сношаться точно не сможет.

Всё, на что он мог быть способен, это нечто невинное, неловкое и забавное, что позволялось только оркам-девственникам.

Да, в стране орков все видят, когда ты лишаешься девственности.

И Баш был просто обязан избежать этого.

Он не мог предстать в столь постыдном виде.

Ему было стыдно как мужчине, к тому же Баш — герой орков.

Герой только один. Он горд и величественен. И если все узнают, что герой орков девственник, гордость всей расы пошатнётся. И Баш собирался до конца своих дней хранить факт своей девственности.

Однако не хотел навсегда оставаться девственником.

Всё же Баш тоже был молодым орком.

В нём пылало желание повалить женщину, выпустить своего внутреннего зверя и зачать ребёнка.

И не только.

Долг сильного воина — оставить наследника.

Король орков тоже говорил идти ему в место для спаривания и оплодотворить одну из самок.

Но ему было стыдно, что тогда все узнают, что мужчина девственник.

Для орка оставаться девственником — это позор.

Баш был девственником, но в нём была гордость героя.

Он не хотел разочаровать молодых орков, которые с завистью смотрели на него в таверне.

И все эти чувства не давали ему покоя.

Все три года с тех пор, как кончилась война.

И всё же двадцать восемь.

В этом году Башу исполнилось двадцать восемь.

Если останется девственником ещё на два года, то уже сможет использовать магию.

Да, оркам не нужны были для этого специальные тренировки, достаточно было оставаться девственником до тридцати, чтобы получить способность использовать магию.

Орк-маг — ценная сила.

Для орков, которые по большей части были воинами, возможность использовать магию была ценна.

Таких специально растили подальше от женщин, и когда они обретали способность использовать магию, на их лбах появлялся символ.

К обладателям этого символа относились с уважением.

Это было доказательством, что они терпели ради своей страны тридцать лет.

Но это относилось только к оркам-магам. Нет ничего постыднее, если у орка-воина появляется такая эмблема.

«Воин-маг — позор для орков», — как издревле говаривали они.

Для орка победить женщину было синонимом забрать с собой и изнасиловать.

А значит воин-маг «жалкий трус, который провёл на поле десятки лет, но ни разу так и не победил».

Это позор.

Уж лучше на поле боя умереть, чем так опозориться.

В любом случае ему осталось лишь два года.

Если ничего не сделать, все узнают, что он девственник.

— Ладно.

Он принял решение.

***

Проснувшись в тот день, Баш взял свой любимый меч.

Этот ухоженный меч он получил на шестой год на поле боя в качестве благодарности от генерала демонов, когда спас его отряд на вражеской территории.

Магический меч, который был толстым, крепким, не ржавел и не затуплялся.

Благодаря его прочности Баш мог продолжать сражаться, не теряя оружия.

Его верный напарник.

Он надел кожаные доспехи и убрал меч за спину. С повышением ранга оркам позволялось носить тяжёлые доспехи.

Будучи героем, мужчина мог носить металлические доспехи, но он так и носил лёгкую броню, к которой привык.

Если сражаться целый день, броня сломается, потому Баш считал ношение её бессмысленной затеей.

Далее он слегка прибрался дома.

Удивительно, но многие орки были чистюлями. И всё потому, что на поле боя часто требовалось стереть свои следы. Хорошие воины никогда не оставляют за собой следов.

И Баш был хорош в уборке.

Хотя он не собирался делать тщательную уборку.

Слегка прибравшись, Баш покинул дом.

— ...

Выйдя, он обернулся и посмотрел вверх.

Дом Баша был второй по величине в королевстве орков.

Но он был слишком велик для одного жителя.

Сюда должны были каждый день приводить гостей, устраивать пирушки и слушать о похождениях Баша.

Но мужчина хотел скрыть тот факт, что является девственником, и не разрешал застолья.

Всё же когда речь идёт о героических историях, надо рассказывать и про свой опыт с женщинами.

Баш развернулся и пошёл к своей цели.

— А, господин Баш...

Когда он шёл, воины уступали ему дорогу.

Они говорили: «Дорога? Если хочешь, чтобы тебе уступили, попробуй убей. Но тогда твоё тело попрощается с головой».

— «Герой» и сегодня такой крутой...

— Неужели он к вождю идёт? О чём-то поговорить хочет?

— Может о том, чтобы перенять титул?

— А, господин Баш станет следующим вождём?! Вот чёрт. Как же круто. Я самый первый поклянусь ему в верности.

— Дурак ты... Первым буду я.

Слыша их голоса, Баш направлялся к самому большому строению.

Это было самое большое здание в поселении орков, сделанное из огромных костей и деревьев.

Внутри был большой зал и всегда горел костёр.

Несколько орков сидели на полу и ели вместе.

— Господин Баш!..

— Батя, это господин Баш.

— Господин Баш, поешь с нами?

Сидевшие стали приглашать его присоединиться.

Они были ровесниками Баша, но все им восхищались.

Когда мужчина стал выделяться на поле боя, некоторые его возненавидели, но сейчас все ровнялись на Баша.

Всё же он был героем орков.

— Баш?..

Один из присутствующих уставился на мужчину.

Огромный орк, сидевший на огромной троне позади остальных.

У старого орка была белая борода, он был почти вдвое больше Баша, и рядом с ним был молот, такой же высоты, как и он сам.

Звали его Немезис.

Король орков Немезис.

До самого конца войны он бился на передовой и был любим всеми как отец.

Баш тоже уважал его и когда-то поклялся в верности.

— Ты по делу? — взгляд Немезиса был решительным.

При виде такого обычный орк уже бы потерял сознание.

— ...

Но Баш даже не дёрнулся. В глазах был огонёк решимости, когда он посмотрел в ответ Немезису.

Охваченный этим огнём, старик усмехнулся.

— Сыновья, уйдите ненадолго.

Он отослал евших сыновей в другую комнату.

Взяв еду, они молча встали.

Разговор короля и героя. Послушать его хотелось, но они тоже были воинами, пережившими войну. А значит должны были исполнить приказ.

Сожалея, они вышли.

— ...

Когда остались одни, Баш сел напротив Немезиса.

Между ними осталась недоеденная еда, но никто к ней не притронулся.

— ...

— ...

Какое-то время они молча смотрели друг на друга.

Молчание длилось слишком долго для любивших поговорить орков.

Но вечно молчать они не могли.

Под треск костра Немезис заговорил.

— Судя по твоим глазам, ты принял решение.

— Да, я...

— Можешь не говорить, я и так понимаю.

Баш хотел сообщить о своём решении, но Немезис прервал его.

— Я слышал, что ты почти не показываешься в месте для размножения... — старик направил на него резкий взгляд. — Отправляешься искать себе жену?

— !

Общество орков предполагало беспорядочные связи.

Многие мужчины делили одну женщину, и она рожала много детей.

Но чтобы оставить после себя великолепного наследника, тем, кто добились успехов на войне, разрешалось завести жену.

Жена, то есть твоя личная женщина.

Она будет заботиться только о нём и рожать будет только для него.

Без преувеличения можно сказать, что заполучить её — главная цель жизни орка.

Жена — особое создание.

Она точно медаль, доступная немногим.

А значит нужна была лучшая из женщин. Например принцесса, считающаяся самой красивой в стране, женщина-рыцарь, продвинувшаяся до командира, или волшебница, считающаяся гением, рождающимся раз в тысячу лет.

Надо было поймать, подчинить и сделать своей женой именно такое особое создание.

Чем жена особеннее, тем выше положение самого орка.

Баш был героем орков.

И жена ему нужна была под стать.

Это не могла быть преступница или рабыня из другой страны.

Если бы герой Баш взял такую, это ударило бы по гордости орков.

Потому мужчина и сказал, что сам отправится на поиски.

Чтобы не запятнать честь орков.

Так думал король орков. Он всё видел насквозь. За его зоркий глаз его хвалили все орки.

Только тут он явно смотрел мимо.

— Так ты... Понял... — Баш смущённо опустил голову.

Его лицо было красным. Мужчина не думал, что король догадается. О том, что он девственник.

И не только это. Он сказал и про жену.

Мужчина хотел покинуть страну и лишиться девственности где-то в другом месте, желательно, чтобы первой была девственница, а ещё хотелось воспитать из неё жену... И всё это правитель понял.

Конечно ему было стыдно.

Герой орков отправлялся в путешествие, думая только о своей девственности.

И тот, кто был для орков как отец, обо всём знал. Мужчина не удивился бы, если его назвали позором орков.

Ну, на самом деле тот ничего не понял, но Баш как и все... Всегда восхищался зорким глазом Немезиса.

— Король, прекрати. Я...

— Не прекращу.

Баш искал слова оправдания, когда старик поднял руку и остановил его.

Он усмехнулся, а потом, точно сдерживаясь, прикрыл глаза и сказал:

— Иди. Я никому не скажу.

Баш всегда жалел об этом.

Если бы только была война или не было договора, запрещающего сношаться против воли, как вождь старик хотел дать мужчине возможность найти жену.

Позволить герою прожить жизнь под стать его достижениям.

А теперь война подошла к концу, и был этот договор.

В такой ситуации найти себе отличную женщину на роль жены очень непросто.

С тех пор как началась война, орки ни разу не брали женщин, кроме как с помощью силы...

Потому это суровое испытание. И он сам навязывал его себе. Настоящий герой.

Герой-орк отправлялся в героическое путешествие.

Он мог и дальше спокойно жить дома, но шёл в путь.

Чтобы доказать, что хоть орки и проиграли в войне, но гордости так и не лишились.

И какой король решится остановить его.

— ... Благодарю, — Баш поклонился.

Даже будучи героем, когда его называли сильнейшим среди орков, он был не уверен, что сможет победить короля.

Физически он был сильнее.

Если они будут сражаться, то победа скорее всего будет за ним.

Но старик разглядел его образ мыслей и незрелость, и не стал смеяться, а дал шанс восстановить честь. Нет орка заботливее и добрее к подчинённым.

«Потому он и король орков. Мужчина, заслуживающий титула короля. Клянусь в верности ему до конца своих дней», — в очередной раз подумал Баш.

***

И вот так Баш отправился в путешествие.

В долгое путешествие, чтобы лишиться девственности...

2. Фея

Баш шёл через лес.

Густой лес с остроконечными деревьями без всяких дорог, лишь с редкими звериными тропами.

Кусты могли ранить человека, но не окра с его крепкой кожей, а натренированная на поле боя интуиция не позволяла ему потерять направление.

Направление — восток.

Там была страна людей, граничащая с орками.

Из четырёх победивших стран она преуспела сильнее всего, потому и земель у них было больше остальных. Люди захватили большую часть земель орков.

Конечно же орки не выказывали недовольства из-за этого. Победитель получает всё, таково правило войны.

Так почему же он шёл в страну людей?

Причина была проста и понятна.

«Если с кем и спариваться, то в первую очередь с человеком».

Такой была присказка орков.

Люди были плодовиты, легко могли забеременеть, и хоть были индивидуальные отличия, они были достаточно крепкими и не дурны собой.

Именно их орки предпочитали для размножения.

И Баш тоже решил следовать присказке.

«Столько воспоминаний...» — пробираясь через кусты, мужчина вспоминал прошлое.

Всего три года назад в этом лесу проходили ожесточённые сражения.

Сейчас его нет, но когда-то в лесу располагался последний форт орков, и основные силы людей бросились в бой, чтобы разрушить его.

Тогда, чтобы защитить форт, Баш шёл через лес и атаковал отряды людей.

В итоге люди так и не взяли форт к моменту окончания войны.

Однако с окончанием войны он был разрушен.

В том бою Баш победил больше сотни человек.

Среди них были и женщины-воины.

Если бы он забрал тогда хоть одну, уже бы не был девственником.

В таком случае форт бы пал, но его в итоге всё равно разрушили.

Что иронично.

Если бы Баш поступил так, то не стал героем...

— М?

Пока мужчина думал о своих свершениях, ощутил вдалеке запах крови.

Где-то раненное животное?

Или может волки дерутся за территорию?..

— Проверить? — без колебаний проговорил он и ускорился.

Это было не простое любопытство. Мужчина собирался добыть еду.

Поймать животное было непросто, но если оно ранено, то быстро лишится сил, а если ещё и кровь есть, то его становится просто отследить. Раненный зверь может оказать свирепое сопротивление, но такой как Баш его даже не заметит.

Во время войны он уже много раз ловил зверей вот так.

— ...

Точно ураган он пробирался через лес.

Говорили, что орки неуклюжи, но к нему это не относилось.

Можно было сказать, что Баш был быстрейшим среди орков.

К тому же его прочной коже не могли навредить кусты и торчащие ветки, а препятствия не могли удержать обладателя стального тела.

На огромной скорости Баш бежал к своей цели.

***

Когда Баш добрался до места, битва уже началась.

На колее узкой дороги перевернулась повозка со сломанной осью. На земле валялись еда и вещи, а ещё лежал труп лошади.

Там были два человека. С мечами они противостояли врагу.

Их окружили прямоходящие монстры, называемые медвежатниками.

Их было шестеро.

«Значит стая медвежатников напала на торговцев?» — пришёл в выводу Баш.

Тут не было ничего необычного. Когда война закончилась, воцарился мир, но звери, нападающие на людей, никуда не делись. Стоило выйти за пределы города, и тут уже сильные поедали слабых.

— !..

— Г-р-р-р-р!

Когда Баш вышел из кустов, медвежатники заметили его.

Трое продолжали смотреть на людей, а остальные трое повернулись к мужчине, их шерсть встала дыбом, когда они зарычали.

Баша это не остановило, и он гневно посмотрел на монстров.

А потом закричал.

— Гра-а-а-а-а!

Боевой клич.

Его кричат орки перед началом боя.

Он эхом разнёсся по лесу. Птицы сорвались с деревьев, а шкуры медвежатников задрожали.

— Ур...

Они всё поняли.

Они проиграют этому орку.

Потеряв желание сражаться, монстры поджали хвосты и сбежали в лес. Звери всегда чуют, когда противник сильнее.

— Что ж...

Убедившись, что медвежатники уже далеко, Баш посмотрел на людей.

«Хо... Надо же...»

Перед ним с мечами в руках и на трясущихся ногах стояли бледные женщины.

Обеим было чуть больше тридцати.

Они были бледны, но физически здоровы. Людей отдавали в жёны где-то в подростковом возрасте и до двадцати с небольшим. Если младше, то они ещё не могли родить, а если были старше, то уже рожали реже. Но это не значило, что тридцатилетние никуда не годятся. Важно было то, что они могли родить.

«Да они красотки!»

По меркам орков они были не такими уж и красивыми.

Но Баш видел не так много женщин.

Нет, видел он много женщин, но не так близко.

Впервые увиденные вблизи человеческие самки казались такими сексуальными, что у него готовы были потечь слюни изо рта.

Первые кандидатки в невесты.

Какое-то время Баш смотрел на них, но вот решился и заговорил:

— Кхе. Вы... Родите мне детей?

Для орков это было обычное признание.

— Кья-а-а-а-а!

— Нас изнасилуют!

Миг.

Он даже подумать не успел, чего они дрожат.

Женщины, держа мечи в руках, ни о чём не думая, сбежали точно зайцы.

Баш не последовал за ними, он так и застыл с вытянутой рукой.

— ... Почему?

Ладно бы просто отказали, он не понимал, почему они сбежали.

Он ведь их спас...

— Ничего не понимаю...

Однако он и не думал, что будет просто.

Сразу бы мужчина не нашёл себе жену. Подумав об этом, Баш повернулся.

Как и планировал изначально, он направился в город людей.

— М? — его острый слух уловил какой-то звук.

Тук-тук, что-то тихо стучалось.

Он приложил руку к уху и стал искать источник.

На войне было важно не упустить даже самый тихий звук.

В новолуние узнать об атаке отряда бесшумно двигающихся зверолюдов можно было лишь с помощью слуха и обоняния.

— Здесь?

Звук исходил из повозки.

Колесо сломалось, и повозка перевернулась. Подобравшись к источнику шума, Баш стал копаться в повозке.

— ...

Внутри ничего такого не было.

Только сушёная еда и непонятные утварь.

Никакой брони.

Мужчина хотел, чтобы они хоть рабынь перевозили...

— М? — его слух снова уловил тихое постукивание.

Похоже недосмотрел. Баш раздвигал вещи, превратившиеся в кучу хлама.

Когда он убрал крупную мебель, через щель просочился слабый свет.

Он показался Башу знакомым, и мужчина затаил дыхание, а потом сунул руку в щель.

И вытащил бутылку.

К металлической крышке была приклеена бирка с магическими знаками.

А внутри бутылки был маленький человечек.

Около тридцати сантиметров в высоту, он испускал слабый свет, а на спине у него росли маленькие крылышки.

Фея.

— Ты...

Удивлённо посмотрев на лицо Баша, фея захлопала губами.

Скорее всего бирка не только не позволяла выбраться, но и не выпускала звуки.

Мужчина пальцами оторвал бирку и открыл металлическую крышку.

Фея сразу же быстро вылетела из бутылки, покрутилась вокруг Баша, а потом прижалась к лицу.

— Господин! Давно не виделись!

Мужчина кончиками пальцев взял прицепившуюся к лицу фею и отцепил.

Всё ещё удерживаемая, она размахивала руками, точно в приветствии, и пыталась обнять Баша.

— Господин, ты спас меня! Я думала, что всю жизнь в бутылке так и проведу! Если бы ты не помог мне, я бы так и умер здесь, под вещами! Ах, господин всегда мне помогает! А? Господин? Ты что, забыл меня?

— Не забыл.

Они были знакомы.

Эту фею звали Зел. Он не помнил его настоящее имя, так как оно было длинным, но помнил, что звал его Зел.

Во время войны расы орков и фей работали вместе.

Феи быстрые и умеют летать, к тому же выделяемый их телами порошок залечивает раны. Но они маленькие и могут атаковать только магией ветра. Такие как они не могли в полной мере исполнять роль солдат.

Потому феи сотрудничали со страной орков как разведчики и целители.

Зел был одним из разведчиков и посыльных, он часто рассказывал Башу о приказах и положении дел на поле боя.

Кстати, феи присоединились к армии демонов, потому что их угнетали люди.

В стране людей их продавали за высокую цену как украшение или лекарство.

После окончания войны феи и люди подписали договор о ненападении.

Но оставались те, кто ловил их и держал до самой смерти дома.

После войны хуже всех было именно феям.

— Господин, а как ты узнал, что меня схватили?

— Никак. Это случайность.

— Случайность?..

Баш разжал пальцы, Зел вылетел из повозки и осмотрелся вокруг.

Лучше увидеть, чем услышать. Такова природа разведчика.

Увидев труп лошади, он быстро вернулся к самому уху Баша.

— П-п-подожди-ка! Господин! Это плохо! Ты напал на человеческую повозку! Это нарушение мирного договора! Нарушение договора!

— Я не нападал. Это сделали медвежатники.

— Думаешь, тебе поверят?! Повозка разрушена, рядом орк, люди сразу подумают: «Это орк её сломал!» Ну же, надо скорее уходить! Если нас увидят здесь другие люди, то соберут отряд ликвидаторов, окружат и уничтожат!

Он лишь желал битву.

Так он и хотел сказать, но сейчас он в человеческой стране искал невесту, потому подобное его не устраивало.

— А, ну вот!

До их ушей донёсся металлический лязг.

Во время войны они много раз слышали такое, подобный лязг издавали солдаты людей.

Баш тут же спрятался в траве поблизости.

Воин вроде него мог сокрушить таких врагов.

Но если бросишься в бой, не зная ситуации, не обязательно победа будет за тобой.

Целью Баша было найти себе невесту.

Он хотел найти себе невинную девушку, лишиться девственности, набраться разных техник и вернуться в страну орков. Это и было для него победой.

А сражение с солдатами людей ни к какой победе не вело. Это и ребёнку было понятно.

Потому Баш спрятался поблизости и стал наблюдать.

Иногда было важно не двигаться, затаиться и следить за обстановкой, выжидая момента.

Он был не бестолковым орком, бросающимся в бой, а «орком-героем». Мужчиной, выделяющимся среди многих.

— ... Нет!.. Орк!..

— ... Найти! Если будет сопротивляться... Убейте!

Он слышал лишь фрагменты разговора, но они ему не нравились.

Они решили, что напал орк, и совсем разозлились.

А тот, кто отдавал им приказы, был совсем молод, голос был высоким.

Баш прекрасно помнил, что приказы молодых часто бывают поспешными. Если решили, что напал орк, как только заметят его, сразу же ринутся в бой.

— Господин, что делать будем? Разберёмся с ними?

В бою Баш легко бы победил их.

Но он был героем орков. И если он убьёт их, возникнут проблемы, которые достигнут даже его страны.

Он отправился в путешествие, чтобы смыть позор. И не хотел доставлять проблем родине.

— Нет, уходим.

— Понял, — Зел кивнул, и они вместе ушли.

***

— Так почему тебя схватили? — уйдя достаточно далеко от повозки, Баш задал Зелу вопрос.

После войны он должен был вернуться в страну фей.

Люди охотились на фей, но их страна была окружена скалами. Людям подойти к ним было непросто.

А даже если бы и подошли, Зел был одним из быстрейших среди фей. Обычные люди не могли поймать его.

— А, по этому поводу. В стране фей скучно. А я любознательный авантюрист. Вот и ушёл в поисках чего-нибудь невиданного...

— Ладно, понял.

— Вот что значит господин, я только начал говорить, а ты уже всё понял.

Дома ему было скучно, он веселился на каком-нибудь цветочном поле, где его нашли, дали понюхать какое-то лекарство или использовали усыпляющую магию, так и поймали...

Люди ловят фей одинаково.

— Повезло мне, что я встретил здесь господина, — летая вокруг Баша, говорил Зел.

Феи — весёлая раса, обожающая шалости. И чем они возбуждённее, тем больше двигаются.

— А ты что здесь делаешь, господин? Я слышал, что ты стал героем страны орков. А, поздравляю с титулом героя! Значит ты теперь второй по значимости после вождя? Я думал, что ты проживёшь беззаботную жизнь, полную уважения других орков.

— ...

— Неужели завистник заманил тебя в ловушку? На тебя повесили убийство вождя и ты вынужден был бежать... Какая трагедия! Я помогу тебе отомстить! Мой коварный клинок пронзит горло врага!

— Орки не завидуют. И вождь в добром здравии.

Нет орка, который стал бы завидовать герою.

Герой — тот, кто всего добился сам.

Его уважают, но не завидуют. Ну, если не брать в учёт такие исключительные случаи, орки вполне завистливы.

— Тогда почему?

Баш молчал.

Он не мог сказать, что отправился в путешествие, чтобы лишиться девственности. Пусть они и были боевыми товарищами, такого он поведать не мог.

— Ну, можешь не говорить, если не хочешь. Просто во время войны ты меня постоянно выручал. Помнишь? Как мы только встретились. Меня схватили люди и сказали, что для того, чтобы создавать порошок, конечности не нужны, я был в отчаянии, и тут появился ты точно ураган, сказал, что им в аду тоже конечности не понадобятся, и поотрубал их все! Так свежо... И волнительно! В тот день я решил, что буду следовать за тобой! В общем я хочу тебе помочь. Поймёт ли грубый господин нежные чувства феи?

Баш отмахнулся от позировавшего Зела, а сам задумался.

Он мало что знал о других расах.

Знал он лишь то, какие расы подходят для размножения, а какие нет.

А вот Зел, будучи посыльным и разведчиком, много общался с другими расами.

А ещё он был хорош в сборе информации. У мужчины не было сомнений в том, что он может ему помочь.

— ... Я ищу жену.

— Жену?..

Зел перестал кружить и замер.

Задумчиво он смотрел в лицо Баша.

Мужчина подумал, что Зел понял, что он девственник, и отвёл взгляд.

Какое-то время Зел оставался неподвижен, но вот хлопнул в ладоши.

— Для орков ведь жена — особое создание! И нет ничего странного в том, что у героя будет жена. Но сейчас в стране орков господину не найти хорошую жену. И потому... Ты сам отправился на поиски!

— Ну. Вроде как.

У Зела был острый глаз как и у короля орков.

Орк сразу стал придумывать.

Не зря же его называли «Зоркой Зел». Хотя прозвище он сам придумал.

— Вот как... Жена для господина... Не был бы я феей, тоже стал бы претендентом.

Феи были маленькими.

Они не могли совокупляться с другими расами. К тому же не различались по полу. Благодаря этому они и стали работать совместно с орками...

В любом случае на роль жены он не подходил.

— Отлично! — какое-то время Зел выглядел задумчивым, но вот стукнул себя в грудь. — Я всё понял! Позволь тебе помочь! Сейчас мало женщин, которые хотели бы стать жёнами орков... Но для господина мы десяток или два найдём! Я ведь этого хочу!

Баш знал, на что был способен Зел во время войны.

Не обращая внимания на опасность, он проникал в лагерь врагов и выбирался оттуда с ценной информацией.

Его умение собирать информацию среди фей считалось одним из лучших. Хотя враги много раз ловили его и собирались убить...

Однако война закончилась. И в поисках жены не было ничего опасного.

Можно и положиться.

— Раз ты предлагаешь, отказываться не буду.

— Положись на меня! Значит мы идём в город! В лесу-то нет ни красивых девушек, ни даже женщин! Вперёд!

Баш встретил своего боевого товарища.

Орк и фея.

Вместе они нацелились на страну людей.

3. Город-крепость Класел

Город-крепость Класел.

Долгие столетия он находился на передовой в войне с орками.

Почти все дома были из камня, и отовсюду поднимался дым из кузниц.

Пусть уже не так много, но здесь всё ещё было больше суровых солдат, а не торговцев или простых жителей.

Город располагался на возвышенности, и вокруг него были двойные стены.

Внутри стен были установлены пушки и камнемёты, а со смотровых башен можно было осмотреть лес, который когда-то принадлежал оркам.

Это была настоящая крепость.

Когда люди сражались с орками, они много раз отбирали друг у друга этот город-крепость.

За несколько тысячелетий орки много раз забирали эту крепость, а потом её забирали у них.

Люди им не уступали. Когда забирали крепость, земли наполнялись орками. Они убивали мужчин и порабощали женщин для размножения. Люди прекрасно знали это. Потому даже когда закончилась война, они не переставали осторожничать с орками.

Война многому их научила.

Орки действуют, думая не только своим членом, если для размножения им нужны другие расы, они нападали на них.

У них собственные правила и собственная гордость.

И зная всё это, можно договориться.

Поняв всё это, люди смогли заключить с орками мирный договор.

Они признали орков гордыми воинами и выбрали сильную женщину-рыцаря, которую признали даже орки, чтобы вести переговоры, орки поняли, что даже женщины других рас могут быть воинами и согласились заключить договор с условием, запрещающим половой акт против воли.

Однако это вело к уничтожению расы, потому со всей страны собрали преступниц и отдали их оркам в услужение, лишив тем самым причины нападать.

Потому теперь была относительная стабильность и даже начала развиваться торговля.

Раньше многие люди считали, что орки монстры, не способные думать.

Невежи были среди представителей всех рас.

К тому же война закончилась лишь несколько лет назад. У многих сохранилась личная неприязнь к оркам. И некоторые орки были изгнаны из страны и перебрались на землю людей, чтобы нападать на них.

Потому все и были бдительны.

— И всё же я не думал, что для того, чтобы добраться до города людей, уйдёт так много времени.

— Вот как? Они ведь все одинаковые у людей.

Прошло около трёх часов с тех пор, как Баш добрался до Класела.

Час из этого времени его донимал охранник на воротах.

Испугавшись, что перед ним орк, он тыкал в него остриём копья.

Если бы не вмешался Зел и не объяснил, что Баш путешественник и совсем не опасен, возможно его бы и не впустили.

Охранник до последнего отказывался, но в итоге пропустил. В стране был закон, позволяющий пройти путешественникам, но не было закона, запрещающего пускать орков.

— А здесь много женщин.

— Так ведь это людской город.

Баш поражённо смотрел из окна гостиницы на то, как много женщин проходило мимо.

Во время войны так много женщин он видел, лишь когда они сотрудничали с армией суккубов.

Хотя называть суккубов женщинами немного неправильно...

Кстати, проходившие женщины пугались при виде высунувшегося из гостиницы Баша и в темпе уходили.

— Когда женщин так много, можно выбирать сколько угодно.

— А, так нельзя! Я хочу, чтобы ты смотрел на безымянные пальцы левых рук людей.

Мужчина сосредоточился на них.

Там что-то блестело.

— Хм? Там кольцо.

— Это значит, что они уже замужем. Люди в основном состоят в отношениях, в которых один мужчина и одна женщина, и на них лучше не целиться.

— Они почти у всех женщин.

— У людей, если не женился, полноценным членом общества вроде как не считаешься. Это и к мужчинам, и к женщинам относится. Достигая определённого возраста, они все женятся.

В отличие от орков у них всех были жёны.

Башу подобное казалось немного странным.

Но он быстро пришёл к пониманию, что это вполне нормально при том, что соотношение мужчин и женщин у людей приблизительно равное.

Скорее уж даже хорошо, что у женщин не было нежелания становиться чьей-то женой.

— Так что для начала давай поищем женщин без колец.

— У женщины, которую я встретил по пути сюда, кольца не было.

— А...

По пути в гостиницу Баш попробовал заговорить с одной женщиной, но она закричала и убежала.

Не когда он позвал.

Она закричала, когда Баш стал приближаться.

— Всё же предрассудки по поводу орков ещё слишком сильны.

— Вот как?..

— Все считают, что если орк увидит мужчину, то убьёт, а женщину изнасилуют.

— Ну да. На войне так и было.

Однако сейчас это было запрещено законом, установленным королём орков.

Кроме изгнанников никто не нападал без разбора. Всё же они давали клятву верности королю и были гордыми воинами.

Но не все были охвачены предубеждениями.

Когда женщина закричала, прибежала охрана.

Среди них оказался человек без предубеждений, когда ему всё объяснили, он сказал, в какой гостинице лучше остановиться путнику.

Благодаря ему теперь они могли отдохнуть в гостинице.

— Люди во время войны многое узнали об орках. Ещё какое-то время они будут осторожны. Хотя я не думал, что они будут убегать, если к ним просто обратиться.

— Осторожны?.. И правда, когда я обратился к женщинам перед тем, как встретил тебя, они тоже убежали.

— А, кстати, а что ты спросил?

— Родят ли они мне детей.

Когда Баш сказал это, Зел со вздохом схватился за голову.

— Так нельзя.

— Нельзя?

— Послушай, для людей рождение ребёнка — это важный ритуал, имеющий религиозный смысл.

— Чего?

Услышав про ритуал, Баш сразу вспомнил ритуалы орков богу войны. Его проводили лишь раз, и он решал исход битвы в следующем году.

Ни один орк не пренебрегал этим ритуалом.

— Выходят замуж и рожают только от любимого. Никто не станет рожать от того, кого впервые встретил.

— В-вот как...

Это был культурный шок.

Большая часть человеческих самок не желала спариваться с орками. И их ненавидели не просто потому, что они враги. Орки попирали не только тела людей, но и их религию.

— В общем, если хочешь, чтобы человеческая женщина вышла за тебя замуж, вначале она должна тебя полюбить.

Это было предубеждение.

Не все люди любили друг друга и были женаты. Но насколько знал Зел, так и было.

— Хм... Но я не знаю, как заставить человека полюбить меня.

У орков нет такого понятия как «любовь».

Женщин они просто насиловали. Однако это было запрещено, и хоть ему говорили заставить полюбить, Баш не знал, как это сделать.

— Предоставь это мне! Я в людях разбираюсь! — Зел стукнул себя в грудь.

Феи специализировались на передаче посланий и сборе информации, потому много знали о других расах. Не только о людях, но и эльфах со зверолюдами.

Хотя это относилось к тактике, привычкам, экскрементам, следам, наличию возможности видеть в темноте и всему остальному, что относилось к сражениям. Что касалось любви — это были не более чем подслушанные в какой-нибудь таверне разговоры.

— На тебя можно положиться. Повезло, что в самом начале моего путешествия я встретил тебя. Так что конкретно мне делать?

— Так.

Зел самоуверенно улыбнулся и стукнул по столу.

Он выставил один палец и начал лекцию.

— Человеческие женщины любят чистых! Никаких вонючих грязнуль!

Лекция первая: быть чистым.

— Значит, прежде чем идти искать женщину, надо помыться?

— А когда помоешься, надень ту штуку, что надевал перед сражением со зверолюдами.

— Эту... Разве она не воняет?

— Ты о чём?! От неё здорово пахнет!

Баш говорил, осматривая себя.

Во время войны он сражался с разными расами. И у зверолюдов был особенно острый нюх.

Они легко обнаруживали стойкий запах, исходивший от тел орков, и часто устраивали засады.

Потому они перед сражением со зверолюдами мылись и использовали духи.

Запах травы и цветов мог обмануть обоняние.

Кстати духи, придуманные феями, теперь экспортируют люди и эльфы.

— Я тебе одолжу.

— Угу.

Лекция два: приятно пахнуть.

Духи были непопулярны среди орков. Потому многие и не хотели использовать их в сражении со зверолюдами. Однако в таких случаях они погибали.

Но Баш был другим.

Он воин, выживший в бою со зверолюдами.

Мужчина прекрасно знал весь ужас нападения посреди ночи.

Потому даже выспаться не получалось. Но с запахом духов можно было спокойно спать.

По крайней мере, пока он источал этот запах, на него не нападал разведывательный отряд зверолюдов.

— А теперь мыться! И спинку позволь потереть мне!

Описав круги в воздухе, Зел подлетел к двери и постучал.

— Хозяин! Хозяин! Господин решил помыться! Можно нам ведро и воду! — прокричал он, а дверь приоткрылась и высунулся напуганный хозяин.

— Орк желает помыться?..

— Что? Какие-то проблемы с тем, что орк мыться хочет?! Вы похоже думаете, что орки — грязная и вонючая раса, но в городах людей они даже за ваши, людские носы переживают!

— Понял, понял. Не кричи так. Всё будет. Один медяк.

— Принято.

Удивлённый хозяин получил деньги и пошёл готовить воду.

— Пока вода не будет готова, продолжим лекцию.

— Давай.

Пока мылся, Баш слушал про то, как быть популярным среди людей.

***

— Если будешь соблюдать всё, хотя бы одна влюбится.

— Быть чистым, приятно пахнуть, говорить достойно... — помывшись, Баш загибал пальцы, перечисляя то, что ему рассказал Зел.

Он был серьёзен. Как если бы товарищи запросили подкрепление, и он спешил на выручку в течение трёх дней и трёх ночей без отдыха.

Потому орк даже не сомневался в том, что говорил ему Зел.

— ...

И тут внезапно Баш перестал двигаться.

Его острые уши уловили шум. Прислушавшись, мужчина понял, что их комнату окружили...

— Да уж, похоже мне стоит выйти на бис. Слушай, что я скажу про женщин! — и тут Зел удивился, видя, как товарищ достал из-за спины большой меч. — Т-т-ты чего?! Враг напал?!

Из-за пояса он вытащил палочку размером с зубочистку.

И тут тоже заметил.

Вокруг слышался лязг металла.

Их полностью окружили. И почему они раньше не заметили?

— Магия, заглушающая звуки? — вспомнив магию, которую люди использовали при нападении, он насторожился.

Магия в прямом смысле скрывала все звуки. Однако эффект был только в пределах определённой области. То есть вблизи тебя услышат. Это была магия, которую использовала людская армия, закованная в доспехи. Когда их становится слышно, они уже очень близко или уже полностью тебя окружили...

Судя по всему, второе.

— Судя по числу, это тот отряд, что был у повозки.

— Они шли за нами?

— Не похоже, но это люди. Всякое может быть.

Одно дело эльфы или зверолюды, но Башу было бы сложно не заметить отряд в доспехах.

Люди умели неплохо выслеживать. Скорее всего они шли по следам так, чтобы их не заметили.

— Господин, что делать? Если убивать, то тех, кто у окна, а потом обойти и напасть на тех, кто у двери, а если ты прорываться решил, то лучше бить по тем, кто у двери, они этого не ожидают, судя по тому, как идут, атаки они не ждут. Ну, при учёте того, сколько их, в себе они уверены, — спокойно предлагал Зел.

Он выглядел молодо и мило, но на деле был воином-ветераном.

Быстро обнаружив врагов, Зел сразу же сообщил, как лучше с ними справиться.

Баш и Зел долго работали вместе. Во время войны им не раз доводилось вырываться вот так из окружения.

Чтобы убить Баша, надо было в сто раз больше.

Отсюда и самоуверенность.

Однако орк покачал головой.

— Мы не будем сражаться. Попробуем договориться, — сказал он и убрал руку от меча.

Мужчина не знал, почему их окружили, но Баш не сделал ничего подозрительного.

— Ну... Скорее всего, они просто выставят нас из города...

— Пусть так. И вообще, они проследовали за нами до сюда. Побег ничего не изменит.

Когда он сказал это, дверь вынесли ногой.

— А ну не двигайся, орк!

Внутрь вбежали три человека.

Двое солдат в простых доспехах, и один рыцарь в шлеме с гребнем.

Из своего опыта Баш знал, что гребень — знак рыцаря.

Человеческий рыцарь был равен командиру воинов орков.

То есть он был лидером этого отряда.

— Уже стою! Чего вам, люди?!

— Хм!

Сделав несколько шагов, рыцарь снял шлем.

И показалась прекрасная девушка с сияющим светлым хвостиком.

«Я думал, что просто голос высокий, а это женщина... К тому же...»

Когда увидел её лицо, внутри Баша что-то подскочило.

Ему показалось, будто он взял в рот кисло-сладкий инжир.

«Красивая...»

Аккуратные брови, решительные губы, разрез глаз, выдававший слегка тяжёлый характер и чистая белая кожа...

Из-за доспехов было не видать, но судя по движениям, она была мускулистой.

Она на несколько пунктов выше, чем те женщины, встреченные в лесу, или та, с которой он попробовал поговорить здесь... Нет, даже на несколько десятков.

От мысли, что он совершенно голый переспит с этой прекрасной женщиной, через голову Баша прошёл электрический разряд.

И попал прямо в промежность.

Однако благодаря прочному кожаному исподнему этого было не видать.

Знала ли она или нет о переменах, творившихся с Башем, женщина уставилась на него и закричала:

— Мы получили информацию о том, что на дороге орк напал на повозку. Это твоя работа?!

Зел тихо сказал «ну вот, я же говорил», но Баша сейчас больше интересовала красивая женщина-рыцарь.

С тех пор, как покинул страну, это была лучшая самка, какую он встретил, к тому же когда в разговорах поднималась тема «какая женщина подходит на роль жены», то конечно же женщина-рыцарь.

И конечно девственник Баш не мог успокоиться.

Он уже представлял свадьбу.

Детей должно быть минимум трое.

Насколько он знал, эльфы обладали техников, позволявшей в случае беременности родиться ребёнку не орку, потому не возражал, если один из детей будет человеком.

Но все они должны быть мужчинами.

Первенец возьмёт имя отца и будет зваться Аш, его он научит сражаться и охотиться...

— Эй, ты чего, отвечай!

Голос женщины развеял его грёзы.

И вернувшийся в реальность Баш задумался, что ему делать.

Сразу просить стать его женой нельзя. Она откажет. Это он понял из лекции Зела.

Тогда что?

Он внимательно посмотрел на левую руку женщины.

Если на безымянном пальце кольцо, то она замужем и его не станет.

— ...

На руке была перчатся, и нельзя было понять, было ли на пальце кольцо.

— ... Хм.

Применить знания на практике не удалось, и Баш остановился.

Но он был героем.

У него было столько противников, которых было не победить с одного удара, сколько звёзд на небе.

Например бой со зверем зверолюдов Бегемотом длился более десяти часов. С раннего утра и до самого вечера.

Иногда надо было оценить силу врага и затянуть бой.

— Эй, отвечай! А то вонь орков меня бесит!

— Кхем, прости... Я видел ту повозку, но напал на неё не я. И когда я обратился к людям, они просто сбежали, — Баш успокоился и дал решительный ответ, как и полагалось воину-орку.

Это было одним из правил популярности, которым научил его Зел.

Лекция три: будь достойным мужчиной.

— Не смей врать!

— Я не вру. Когда я там оказался, на повозку уже напали медвежатники. А я их просто прогнал.

— А доказательства есть?!

— Я могу поклясться именем короля орков Немезисом!

— Ух...

Он был решителен, и женщина поморщилась.

Использовать имя короля значило, что в случае обмана его ждёт смерть.

Такое могли сказать немногие среди орков, лишь те, кто были не ниже великих полководцев.

То есть это была самая мужественная клятва, говорящая о статусе и чести.

Вся молодёжь завидовала и серьёзно относилась к тем, кто мог с гордостью сообщить такое.

Баш посмотрел на рыцаря и подумал: «Решено».

Кстати, сама женщина ничего не знала про подобные заявления орков.

Просто он был таким самоуверенным, что обвинить его было довольно непросто.

— Свидетели говорят, что орк стал подходить к ним, говоря родить ему детей.

— Половая связь с другими расами без согласия запрещена именем короля орков. Я заговорил, чтобы получить согласие.

— Согласился бы кто-то, как же!

— Не попробуешь — не узнаешь, и я попробовал. И только после я узнал, что люди не дают согласия, если просто предложить им переспать.

Голос оставался таким же достойным, и женщине-рыцарю становилось всё сложнее с ним.

До этого она видела лишь орков-отступников, которых изгнали с родины.

Орки-отступники, заметив женщину-рыцаря, сразу же говорили, что они оплодотворят и изнасилуют её, а после короткого разговора выходили из себя и нападали.

Так далеко разговор ещё не заходил.

— Ух, грязный орк, даже просто проходя мимо, ты не мог ничего не украсть!

— М... — тут Баш слегка запнулся.

Он и правда кое-что взял из повозки. Точнее не что-то, а кого-то...

— Я и правда взял...

— Ну вот! Ты арестован за воровство!

— Хм.

— П-п-прошу, подождите! — тут Зел взлетел прямо между женщиной-рыцарем и Башем. — Это я! Люди схватили меня, заперли в бутылке и положили в повозку! Однако торговля феями по соглашению между людьми и феями запрещена! Разве не странно обвинять его в краже за то, что он спас меня из рабства?!

— Ч-что?..

После слов Зела женщина стала выглядеть озадаченной.

Торговля феями была преступлением. И орк спас фею из повозки. Но пусть товар незаконный, кража остаётся кражей. Или может орк захапал себе запрещённый товар?

С виду было похоже, что фея сама привязалась к нему.

Но правду ли говорит фея? Может это первое, что взбрело ей в голову? Феи врут как дышат.

— Ну и ладно...

История становилась всё запутаннее.

У женщины голова закружилась, пока она думала обо всём этом, но вот она сказала:

— В любом случае вы пойдёте с нами!

— Хорошо, — тут же ответил Баш.

Зел был удивлён. Ничего не понимая, он посмотрел на товарища, задёргал руками и ногами, указывая на женщину. И сама женщина была поражена тем, что он так спокойно согласился.

— А? Ты уверен? Они ведь совсем нагло с тобой себя ведут.

Вообще орк отказался бы следовать за ними.

Если бы ему сказал это какой-нибудь мальчишка дома, он бы уже выхватил меч, оскалил клыки и велел показать всё, на что тот способен.

Но его целью было путешествие.

Он хотел лишиться девственности.

И желательно с красивой женщиной, которая ему понравится. А если она будет девственницей, то вообще отлично.

— Уверен!

Перед ним была женщина.

Светловолосая женщина-рыцарь. Красотка в его вкусе. Неизвестно, девственница ли она, к тому же не ясно, замужем ли. И пусть она кривилась при его виде, но не кричала и не сбегала.

И она сказала ему следовать за ней.

А если он пойдёт, то у него будет больше возможностей поговорить с ней.

Иначе всё здесь и закончится. Его выгонят из города, и он её больше не увидит.

И в таком случае не ходить причин у него не было.

В бою лишь один шанс выжить.

Баш принял решение и воспользовался шансом.

— Л-ладно... Наденьте на него наручники! Забираем его!

— Угу.

Вот так Баш был арестован.

Это случилось всего через четыре часа с тех пор, как он прибыл в Класел.

4. Командир рыцарей Хьюстон

Командир крепости города-крепости Класел Хьюстон.

Говорить о его похождениях можно долго.

Двадцать лет назад, когда ему было тринадцать, он принял участие в войне как молодой солдат. Его отряд отправили на поле боя, где они пережили суровое поражение. Их строй был нарушен, но Хьюстон смог выжить, в сражениях он набрался опыта и через десять лет стал командиром роты[✱]Если точнее, то war chief, или если иероглифами, то что-то вроде командира среднего отряда..

И когда это случилось, ему пришлось пройти через адское отступление.

Битва была ужасной.

Все офицеры от командиров батальонов до генералов были мертвы или сбежали, командование всё менялось, в армии была неразбериха. Когда они потеряли шестьдесят процентов войск, командование перешло к обычному командиру роты Хьюстоны.

«Кроме тебя командовать больше некому», — когда посыльный сообщил это, Хьюстон решил, что это глупая шутка.

Однако он сыграл свою роль.

Он собрал все те сорок процентов, что остались, и смог отступить.

Его талант расцвел... Он отлично мог командовать армией.

Однако то, что у них получилось отступить, — лишь удача...

И всё же его заслуги были оценены, и он стал заместителем командующего армии, сражавшейся против орков. Их армия преимущественно сражалась против союза орков и фей.

Через пять лет, как он стал заместителем, погиб его командир. Его повысили и он продолжил сражаться до самого окончания войны.

То есть Хьюстон сражался с орками целых десять лет.

Мужчина вкладывал в сражения все свои силы.

Собирал всю информацию, какую возможно, использовал все доступные знания, сам отправлялся на передовую и сражался, рискуя жизнью.

И в итоге стал человеком, убившим больше всех орков.

Потому и получил прозвище.

«Убийца свиней Хьюстон».

Даже после войны он был так же беспощаден к оркам.

Особенно к оркам-отступникам. Как бы они ни молили о пощаде, он не слушал и казнил их. Те, кто стали солдатами после войны, испытывали уважение и трепет перед ним.

Однако, несмотря на прозвище, Хьюстон относился к оркам достаточно нейтрально.

Не было ни предрассудков, ни дискриминации. Ненависти к ним в нём не было.

И всё потому, что он хорошо знал орков.

За десять лет мужчина успел изучить их.

Когда стал заместителем командующего, чтобы эффективнее убивать врагов и снизить число потерь, он принялся изучать орков.

Во время войны мужчина изучал орков как никто другой. Он наблюдал, читал литературу, иногда общался с пленными.

И в итоге выяснил.

Орки были гордыми воинами с совсем иными ценностями, нежели у них.

Конечно он не воспылал к ним одними хорошими чувствами.

Его переполняли и тёмные чувства из-за того, что враги убивали его товарищей и подчинённых.

Но когда война закончилась, он испытал близость к оркам, не позволявшую ненавидеть, а ещё уважение.

Он был жесток с отступниками, потому что они были самыми отвратительными из их вида.

Они решили жить самостоятельно, не соблюдая даже самых простых правил орков. Даже оказавшись в землях людей, они бы не стали блюсти человеческие правила.

Те, кто не могут приспособиться к обществу, всего лишь звери.

А значит их можно убить. Без всякой жалости.

Благодаря тому, каким он был человеком, после войны он был удостоен звания рыцаря и был назначен командиром рыцарей Класела.

Пока командовал он, можно было сказать, что в ближайшие несколько лет война с орками не начнётся, а даже если и начнётся, Класел он защитить сможет.

— Что? Вы поймали подозреваемого в нападении на дороге?

Однажды подчинённый доложил ему об этом.

— Да, похоже это орк.

— Я же говорил убивать орков-отступников?.. — вопросительно склонил голову получивший отчёт Хьюстон.

По соглашению с королём орков они могли убивать изгнанников.

Хьюстону хотелось, чтобы с ними разбирались в стране орков, но у них были свои законы.

— Нет, он хорошо одет, давал нормальные ответы на вопросы, не похоже, что это отступник.

— Тогда отпустите. Вот бедолага.

— Госпожа Джудит считает его подозрительным...

— Глупая девчонка, а она возьмёт на себя ответственность, если развяжет войну с орками?..

Джудит звали женщину-рыцаря, которая разбиралась с инцидентом в лесу.

Она была новичком, только привыкла к своим обязанностям, и вот ей доверили работу. Она была простой, но то ли преступник оказался хитрым, то ли Джудит некомпетентна, результата пока не было.

И из-за того, что результата не было, она уже начинала тревожиться.

Хотелось, чтобы девушка уже что-то сделала и доказала, что не является некомпетентной.

— Что думаешь?

— Так, тут слишком много подозрительных моментов. О цели путешествия он не говорит, и фея за ним следует. Когда мы его окружили, он воспринял это спокойно, вдруг он... Шпион.

— Пф... — Хьюстон прыснул.

Солдат был ещё молод и не участвовал в войне.

Потому и не знал, что из себя представляют орки.

Знавшие орков понимали, как они были далеки от шпионов.

— Господин Хьюстон, тут ничего смешного! Вдруг он специально дал себя поймать, чтобы вытянуть из нас информацию!

— Дурак, думаешь, орки настолько хороши? Шпионом может разве что фея быть.

Насколько знал Хьюстон, орки не давали специально поймать себя.

Даже один мог прорваться из окружения и уничтожить врага, так что он скорее уж допрашивал бы Джудит, насилуя её.

Орки не могли подобраться к врагу и собирать информацию.

Разведать они и так могли много всего.

Где окопались враги, сколько их, сколько у них мечей и луков... Такой разведкой орки занимались.

Зато заговаривать языки как шпионы они не умели.

И орк-отступник вряд ли позволил скрутить себя без боя.

Это благоразумный орк, который слушается законов короля и старается ладить с людьми. Редко можно было услышать о том, что принадлежащие к общине орки путешествовали в одиночку... Но их тоже много разных. Вполне может встретиться и такой.

В этот раз Джудит оказалась нетерпеливой и схватила его.

Так подумал Хьюстон.

«Однако интересно, что с ним делала Фея».

Их совместные действия во время войны были обоснованы стратегией.

Война закончилась, но былая настороженность внутри мужчины не давала ему покоя.

— Ладно, я тоже встречусь с ним, — сказал Хьюстон и поднялся.

***

Тюрьма под штабом рыцарей.

Во время войны здесь содержали, пытали и убивали пленных. Но в конце войны здесь начала распространяться эпидемия, потому даже если просили, Хьюстон не спешил приходить сюда.

После войны всё очистили, и теперь тут содержали преступников.

Теперь здесь даже витал лёгкий запах цитрусов.

— А ну назови цель своего путешествия! С какой целью ты шёл через лес?! Почему в Класел?! Что это за фея?!

Спускаясь в тюрьму, Хьюстон слышал голос Джудит.

Угрожала она совсем не как новенькая.

Под таким напором орк точно не заговорит.

Они вообще не любят, когда другие смотрят на них свысока, особенно женщины.

Гордость не позволяет им слушать женщин, когда те пытаются угрожать.

Думая об этом, Хьюстон усмехнулся.

Скоро орк выдаст что-то вроде «хочешь поговорить, заставь».

И тогда с ним уже вообще не выйдет поговорить.

Допрашивать орка бесполезно.

— Я путешествую по личной цели, если точнее, кое-что ищу. Через лес шёл, потому что так быстрее. Сюда пришёл, потому что думал, что найду то, что ищу. Фея — мой старый друг. Он знает о цели моего путешествия и помогает.

Однако прозвучал решительный ответ.

И Хьюстон даже выдохнул, услышав его. Угрозам поддавались в основном молодые и раненные. Среди ветеранов угрозы вообще никого не волновали.

По сравнению с рёвом на поле боя, подобные угрозы звучали не громче обычного разговора.

Но в таком случае появлялись новые вопросы.

Почему орк-ветеран покинул страну и что ищет?..

— Что ты ищешь?! Зачем тебе это?!

— Не могу сказать.

— Почему?! Это подозрительно! Ты что-то скрываешь!

Если узнают, попробуют украсть?

Или он так не хочет, чтобы кто-то узнал, что он что-то потерял? Представляя два возможных варианта, Хьюстон подошёл к двери, и тут его обуяло нехорошее предчувствие.

«Этот голос... Он кажется мне знакомым...»

Предчувствие не обманывало его.

Именно благодаря ему он и выжил на войне.

«Может всё же не идти...» — пришла на ум идея. Подобное чувство уже не раз спасало жизнь Хьюстона.

Но пусть предчувствие и было нехорошим, сейчас мирное время. Не заберут же его жизнь там.

К тому же если оставить там Джудит, так и будут звучать бесполезные вопросы и ответы. А Хьюстон не любил, когда время тратилось зря.

Потому мужчина открыл дверь в комнату для допросов.

— Джудит, ты явно перегибаешь. Это может оказаться международным делом... Хиэ! — он вскрикнул.

Холодок пробежал по спине, сердце застучало быстрее, а ноги велели ему бежать.

В голове всплыло сражение, когда он только стал командующим армии на линии фронта против орков.

Тогда он должен был победить.

Преимущество в силе было за ними, да и стратегия хороша.

Однако штурмовой отряд не смог пробить линию обороны врага и сам был раздавлен, на передовую был отправлен резерв, и основные силы подверглись серьёзной атаке.

Предсказал ли враг их стратегию или же это была лишь случайность? Основную армию атаковал небольшой, но элитный отряд. И размахивавшего огромным мечом впереди остальных орка Хьюстон никак не мог забыть.

Именно он убил его заместителя, гордившегося своими умениями.

И когда заместителя убили, Хьюстон отступил. Когда вернулся в штаб, мужчина подумал, уж не в кошмаре ли он оказался. Настолько это было страшно.

Однако это был не сон.

Потому что он не заканчивался.

После мужчина снова сталкивался с этим орком на поле боя. И Хьюстону казалось, что этот орк всё время стремился забрать его жизнь.

Он и правда стремился. Если убить командующего, можно ослабить дух армии людей.

Хьюстон никогда не скрещивал мечи с этим орком.

Он изо всех сил бежал с поля боя. Просто чудо, что в итоге он не умер.

Этот орк стал настоящим проклятием на поле боя.

Какой бы большой ни была армия и какие бы сильные союзники ни приходили, он являлся и отступать даже не думал.

В решающем сражении на возвышенности Ремиам мудрец людей явился на поле боя с драконом, и когда демоны и огры превращались в пепел, явился он и стал сражаться с драконом вместе с другими воинами.

Видя его, Хьюстон был впечатлён.

Он не думал, что уродливый орк может быть настолько прекрасен.

Потому и запомнил.

Цвет кожи зелёный. Для орка мелковат, но всё тело покрыто мускулами.

Ястребиные глаза, голубые с фиолетовым оттенком волосы.

С виду самый обычный орк, но ошибиться было нельзя.

Только во время заключения мира мужчина смог подойти близко.

Нет, даже тогда он не подошёл настолько близко. Держался на расстоянии в двадцать метров.

А сейчас было около пяти.

В пределах досягаемости.

При мужчине не было меча, который был с него ростом, но Хьюстон знал.

Этот орк двигался так же быстро, как зверолюды, обратившиеся в зверей, и голыми руками мог разорвать чёрные доспехи гномов.

Он лично всё это видел.

В это было сложно поверить, но предыдущий командующий умер именно так.

У этого орка не было нехватки в прозвищах.

«Берсерк», «разрушитель», «истребитель», «бешенный бык», «мастер боя», «кошмар леса Шиванаси», «зелёное бедствие», «обезглавливатель драконов»...

И ещё много других... И все эти слова описывали его одного.

А ещё было то, как его называли в стране орков.

«Орк-герой» Баш.

Здесь был самый опасный орк из всех.

— ...

И фея, которая всё время была с ним на войне, лежала связанная на столе.

Фею Хьюстон тоже знал.

Феи обладали лечебной силой, потому даже если их ловили, убивали редко. Она давала себя поймать, магией сдавала положение вражеского отряда и вызывала этого жуткого орка.

Потому его и начали звать «Зел поддельная приманка».

— Д-Джудит... — пролепетал, но всё же не сбежал Хьюстон, всё же он был перед подчинённой.

Он был здесь командиром рыцарей. Человек, управляющий рыцарями и солдатами. Командующий. К тому же им восхищались все его подчинённые. Ему не хотелось лишиться их доверия.

К тому же Баш спокойно общался с Джудит.

Это были не глаза убийцы, который охотился и убивал всё живое, а скорее доброго старика, слушающего капризы внука.

Да, даже этот монстр может выглядеть так. Он даже не злился. Ну да, война ведь закончилась. Настало мирное время. Так заставляли думать его глаза.

Но это был всё тот же Баш.

Хьюстон глубоко вдохнул, а потом осторожно присел и заговорил с Джудит.

— Ч-что ты делаешь?

— Да! До меня дошло донесение о нападении орка в западном лесу, я взялась расследовать это дело и выяснила, что в город как раз пришёл подозрительный орк. Я пошла по следам и арестовала его в таверне. А теперь провожу допрос.

— А, хм...

Хьюстон понял, что обвинения ложные.

Баш свидетелей не оставлял. Если бы он сделал что-то подозрительное, то прорвался бы через оцепление и сбежал.

Даже если его окружили сто человек, он бы с лёгкостью вырвался.

Почему он мог так говорить? Потому что подобное уже случалось.

— Он уже достаточно сказал, осталось лишь про цель путешествия узнать. Ну же! Говори, чёртов свин!

Джудит схватила его за грудки и уставилась почти в упор.

По спине Хьюстона пробежал холодок.

— А, а, п-прекрати, не надо насилия!

Желая остановить это, он заговорил, но голос был слишком уж жалким.

А как же иначе? Хоть и настал мир, но бывает же время, когда он может разозлиться. Его притащили в тюрьму по ложным обвинениям и теперь обнаглевшая девчонка, которая даже не воевала, хватает его за грудки и орёт в лицо.

То есть сейчас. Мужчина вполне может разозлиться.

— Мне больше нечего сказать.

Но Баш не злился.

Хмыкнув, он оставался таким же спокойным.

Наверняка его успокаивал дрейфующий здесь цитрусовый запах. Орки ели всё, но фрукты им нравились особенно.

Хьюстон был благодарен подчинённому за предложение использовать здесь духи с цитрусом. Даже подумал повысить жалование.

— Кхе... Джудит. Убери от него руки, медленно отойди и встань рядом со мной.

— Что случилось? Чтобы «Убийца свиней Хьюстон» переживал из-за какого-то жалкого...

— Не произноси это имя!

Оркам прозвище Хьюстона не нравилось.

— Слышавшие его отступники смотрели с ненавистью и плевались: «Так это ты убийца свиней... Убью!»

«Убийца свиней» имел серьёзное значение для орков.

Хотя они могли и просто злиться за то, что их свиньями называют.

— Вы о чём, этот свин-отступник должен знать о ваших подвигах, господин Хьюстон. Слушай, грязная свинья. Это командующий Хьюстон, убивший во время войны больше всех орков. Пока такие как ты в носу ковыряли...

И тут закричал Хьюстон:

— Заткнись! Если не замолчишь, я сам тебя пну! Живо ко мне!

Это был настоящий крик души.

— А... Э?..

Джудит была ошарашена приступом агрессии начальника и, ничего не понимая, опустила голову.

Было обидно, когда её отчитали. И раз она не понимала за что, надо было потом объяснить.

Но сейчас важнее Баш.

— Фух... Хха...

Глубоко вдохнув, он направился к орку.

Когда Джудит отошла, взгляд Баша снова стал ястребиным. А губы Хьюстона задрожали.

— П-прости подчинённую за грубость. Она отвечает за случаи нападения на дороге, но результатов не добилась и теперь слишком спешит... Ах, и что-то я запоздал совсем со знакомством, я отвечаю за армию этого города, Хьюстон Джейл.

— Баш.

— Слышал имя...

— Ты меня знаешь?

— Во время войны пересекались... — сказал он, и Баш стал всматриваться в лицо Хьюстона. Если узнает, не нападёт ли? Нет, он ведь рациональный орк.

Мужчина решил верить в своё изначальное суждение. Если бы напал, его подчинённые уже валялись все в крови, Джудит лежала с закатившимися глазами и без сознания, а из её промежности вытекала белая жидкость.

Говоря себе это, мужчина заставил себя улыбнуться.

За все свои тридцать тяжких лет он никогда так не улыбался орку.

Нет, возможно даже людям он так не улыбался.

— Ты великий полководец людей?

— ... Да. Это вроде как я.

— Надо же. И как поживаешь?

Баш обнажил клыки.

Такое вполне можно было воспринять как угрозу. Но Хьюстон разбирался в орках лучше остальных. Он знал, что это свирепое выражение было простой улыбкой.

Он слегка успокоился, веря, что получится договориться.

— Всё случившееся — следствие моего недосмотра, надеюсь, ты великодушно меня простишь.

— Я не злюсь, — слегка раздражённо ответил Баш, а потом с сожалением посмотрел на Джудит.

Видевший это Хьюстон решил, что он злится на девушку, но недостаточно сильно, чтобы убить.

И это после всего, что было. Для орка он был слишком великодушен.

Другой орк Джудит уже на части разорвал.

Правда было не ясно, когда ты наступишь тигру на хвост.

Считая, что надо поговорить с ним поскорее, Хьюстон начал:

— Это... Можно задать несколько вопросов? Много времени это не займёт.

— Неужели снова одни и те же вопросы?

— Немного, удели мне совсем чуть-чуть времени...

Опечатанный Хьюстон уставился на Джудит, которая до этого спрашивала одно и то же.

Девушка виновато отвернулась.

— Это...

Хьюстон спросил о том, что случилось на дороге в западном лесу.

Ответ остался неизменен.

На повозку напали медвежатники, а проходивший мимо Баш прогнал их.

Он окликнул женщин, просто хотел получить согласие переспать с ним. Если спрашивать, почему не напал, то потому что король орков запретил сексуальное насилие в отношение представителей других рас.

Баш соблюдал законы, и то, что кто-то принял это за нападение — простое недоразумение.

Выслушав, Хьюстон согласно закивал. Одно дело, если бы это говорили орки-отступники, но в словах этого мужчины лжи не было.

Он лишь случайно оказался там.

Всё как представлял мужчина.

Если бы он напал, никто бы не смог сбежать. Хьюстон лучше всех знал, что попытка бегства от Баша — игра, ставка в которой жизнь. Чтобы сбежать от него, требовалась удача и жертва в виде целой кучи вооружённых подчинённых.

Так что.

— И последнее.

Это было самым важным.

— То, что ты ищешь... Король орков знает об этом?

— Конечно.

— Понятно.

Теперь Хьюстон был убеждён.

Почему Баш здесь.

Причина. Цель путешествия.

Это был приказ короля орков. Король орков Немезис что-то приказал Башу. И чтобы исполнить приказ, мужчина отправился в путешествие.

Суть приказа «найти что-то или кого-то».

— Да уж. Так тебе придётся пройти через эту страну.

— Это личное дело. Я не собираюсь доставлять проблем.

Похоже это был предмет, который надо было скрыть от людей... Или может существо.

Раз для этого пришлось использовать героя, там должно быть что-то серьёзное.

Если заполучить это, оно принесёт огромную выгоду стране, а если оставить, возможно нанесён огромный ущерб...

В любом случае это нечто важное для страны орков.

Иначе бы одного героя страны не отправили.

То, что Джудит и Хьюстона не убили — всё благодаря миссии.

Если он убьёт людей и поднимет шумиху, задание будет под угрозой.

Вопрос лишь в том, что это за миссия...

— Хорошо.

Хьюстон решил не думать о миссии Баша.

Возможно то, что он ищет может навредить людям.

— Тогда на этом всё. Прости за беспокойство.

Но Хьюстона это не касалось.

Ему не хотелось соваться куда не следует и подвергать свою жизнь опасности.

Жизнь была самым важным на поле боя и в то же время ничего не стоила.

Арест Баша оказался недоразумением. Он позволил себя задержать и рассказал обо всём.

А значит на этом инцидент исчерпан.

Случай был разрешён.

Завтра он сообщит: «Появился герой орков Баш. Похоже он что-то ищет», — а дальше этим займётся разведка.

— Угу, — орк кивнул и стал развязывать Зела.

— Ничего не забудь, — с облегчением сказал Хьюстон.

Ему и правда стало спокойнее. Он впервые разговаривал с Башем на таком расстоянии, и понял, что мужчина и правда великодушен как настоящий герой.

Но даже так неизвестно было, когда он может выйти из себя.

Хьюстон хорошо знал орков. И именно поэтому понимал, что известно ему не всё.

Хотелось, чтобы тигр ушёл до того, как кто-то наступит ему на хвост. А потом молиться, чтобы в городе никто не поднял шумиху.

Солдат приставлять он не стал. Жизни подчинённых тоже были важны. В общем вообще решил не лезть.

Таким было его решение.

Он смог выжить, потому что дорожил своей жизнью. Пусть война закончилась, но разве это что-то меняет?

— ... Хм.

На взгляд развязывавшего фею Баша оставался суров.

Он всё время посматривал на Джудит.

«Ах?..»

Заметивший это Хьюстон кое над чем задумался.

Когда Башу сказали уходить, он колебался.

В чём причина? Почему он смотрит на Джудит? Он злится на неё? Но он сам сказал, что нет. Тогда почему? Что у него есть на неё?

Она рыцарь. Обыскивала западный лес. Дорога... То есть!

Вдаваясь в крайности, Хьюстон сделал вывод.

— Неужели нападение на дороге связано с поиском?

— ?..

Баш на миг застыл.

По лицу было не понять, о чём он думает.

Однако освобождённый Зел подлетел к уху мужчины, что-то нашептал, и Баша точно озарило.

Совершенно спокойно он повернулся к Хьюстону и кивнул.

— Да. Возможно.

— Так и думал!

Собственная догадливость Хьюстона заставила его улыбнуться.

Он был умным человеком. Мужчина придумал, как обезопасить себя, избежать беспорядков в городе и снискать расположение орка-героя.

Хьюстон не был святым.

Если что-то принесёт ему выгоду в дальнейшем, он пользовался этим.

— Тогда пусть тебя сопровождает Джудит. Она отвечает за дело о нападении на дороге. Если ты хочешь расследовать это дело, она сможет помочь лучше чем кто-либо.

— А? — недовольно отреагировала стоявшая у двери девушка. — Подождите, господин Хьюстон! Я должна работать вместе с созданием, которое думает только что об изнасиловании женщин?!

Подавшись вперёд, она указала пальцем на Баша.

А тот посмотрел на её палец и низким голосом сказал:

— Сексуальная связь без согласия запрещена договором. Я не стану тебя насиловать.

Когда Хьюстон услышал это, у него на душе потеплело.

Насколько он помнил, во время войны Баш, даже когда враг был разбит, никогда не уходил, забирая женщин. Хотя остальные орки игнорировали приказы и тут же принимались насиловать.

Орки не могли не думать о том, чтобы не насиловать женщин, и всё же...

Он будет соблюдать правила короля орков.

— Ты слышала, что он сказал.

— Ну и что! Вы же сами знаете! Орки — мерзкая раса, которой на всё плевать. Говорит он одно, но когда окажется со мной наедине, явит свою истинную натуру.

Когда она говорила это, Хьюстон схватил Джудит за грудки:

— А ну прекрати. Послушай, он не такой, как остальные орки. Это «орк-герой» Баш.

— А? Герой? Это ещё что? Какой-то родственник короля орков?

У Хьюстона закружилась голова.

Все, кто сражались против орков на войне, знали имя «орка-героя» Баша.

Пусть Джудит стала рыцарем уже после войны, но насколько же она была бестолковой?

— ...

Хьюстон подавил в себе желание закричать.

С окончания войны прошло три года.

Сражавшиеся тогда солдаты вернулись домой. Держались подальше от сражений и жили в мире.

И в этом городе почти никто не сражался.

Им был известен король орков, но почти никто не знал, что его зовут Немезис.

К тому же город-крепость и страна орков почти не торговали друг с другом. Джудит и её подчинённые видели только орков-отступников. Лишь преступников, которые не следуют правилам... Потому конечно она могла не знать.

— Возможно ты не знаешь, но среди орков есть обладающие исключительным положением. Великие, с которыми ты даже поговорить не можешь.

— А... А? Правда? Вы про орков?

— Пусть он прибыл в Класел тайком, но если разозлишь, от тебя один кусок мяса останется.

— А...

Похоже Джудит до сих пор ничего не понимала.

Потому Хьюстон решил слегка сменить направление.

— Если из-за тебя орки объявят нам войну. В таком случае смертного приговора тебе не избежать. Хочешь побывать на гильотине в наше мирное время?

— Гиль... Но... Он ведь орк...

Хьюстон всегда считал себя оппортунистом.

Во время войны он вечно сбегал от Баша.

Однако люди вокруг так не считали. Джудит и другие подчинённые считали его безжалостным и самым страшным человеком.

Потому эти слова не были советом... Они звучали как чистая угроза.

И совсем молодая Джудит не могла сдержать дрожь.

— Эй.

Однако тут его упрекнул Баш. Впервые прозвучал его недовольный голос, а резкий взгляд был направлен на Хьюстона.

— Убери руки.

Хьюстон убрал руки. Так быстро, будто и не хватал её.

— Это, что такое?

— Ты... — Какое-то время Баш подбирал слова, но вот сказал. — Тебе не стыдно только и делать, что приказывать женщине?

— Это...

После этих слов Хьюстону стало легче.

Его задержали люди и долгое время допрашивали. И даже когда выяснилось, что арест был совершён по ошибке, отношение к женщине-рыцарю не изменилось.

Ему было что предъявить. Было на что злиться. Но он этого не выказал, и даже отнёсся к Джудит с заботой.

Будь перед ним обычный орк, Хьюстон бы лишь рассмеялся.

«Не важно, женщина ли она, сейчас она лишь подчинённая и тебя это не касается, свали».

«Похоже ты что-то пропустил. Тебя схватили, запугали, но в итоге разговор пошёл удачно, и ты подумал, что в праве говорить такое».

Но не в этот раз. Этому орку нужен всего миг, чтобы перебить здесь всех. Ни к чему его поучать. Он может силой им показать. Насколько слабы люди.

Он этого не сделал. Хоть с ним и обращались унизительно, Баш стерпел.

Почему он смог это?

Потому что думал о всей своей расе. Если будет враждебен к людям, нарушит правила короля орков. Если Баш не будет его слушать, то и все кровожадные орки последуют примеру мужчины.

И тогда орки снова начнут войну против других рас. После прошлой войны их стало намного меньше. И новая война может повести по пути полного истребления.

Потому мужчина контролировал себя.

Ради задания, ради будущего орков он готов был пожертвовать собой.

И эту свою силу он мог использовать не только ради себя, а ради всей расы.

Невероятный мужчина.

Величественнее даже представить нельзя...

И его величие заставило Хьюстона устыдиться.

Он и правда казался жалким, когда без конца приказывал что-то женщине.

Для командующего и мужчины это непозволительно.

Потому Хьюстон собрал свою решительность. Он был готов к тому, что возможно наступит тигру на хвост.

— И правда... Понимаю. Тогда я тоже присоединюсь к расследованию.

На лице Баша было что-то вроде смирения, взволнованный Хьюстон этого не заметил.

5. Выслеживание

Ему снился сон.

Сон о тех временах, когда Баш только попал на поле боя.

Тогда он прятался в кустах, чтобы напасть на врага.

— Эй, какую бы женщину вы выбрали себе в жёны? — спросил Булфит, пока они продолжали прятаться.

На шее у него был глубокий шрам. В прошлом бою его серьёзно ранили. Ещё бы немного, и голову отделили от тела, но благодаря толстой шкуре орков, враг лишь зацепил сонную артерию.

Орки были живучими, но с такой раной без должного лечения можно было умереть.

Однако сам Булфит не переживал и останавливаться не стал, он отомстил тому, кто его ранил и продолжил сражаться.

Он много раз рассказывал об этом.

Храбрый мужчина, как и подобает орку.

— Сильную.

Бигден среди парней был особенно крупным.

Многие новобранцы полагались на силу. В таком случае важны размеры и сила. Крупные могли игнорировать раны и справиться с тяжёлым оружием.

Быть восходящей звездой среди орков и размахивать огромной дубиной, которую держал в двух руках.

После нескольких сражений он остался без серьёзных ран и среди товарищей Баша считался самым перспективным.

— Я бы тоже сильную хотел. Если человека, то женщину-рыцаря. Кого-нибудь вроде жёнушки великого полководца.

У Донзоя на левой руке не было безымянного пальца и мизинца, а по всему телу ожоги.

В его первом бою его подпалили маги.

Не окажись поблизости пруда, он бы так и умер.

С тех пор за щитом он держал сумку с водой. Самый подготовленный из ровесников Баша. Думая о контрмерах против врагов, он не пренебрегал изобретательностью, держал щит и зажигательную бутылку. Он не раз спасал их отряд.

— Согласен. Жена великого полководца уже троих сопляков родила, а до сих пор сопротивляется. Как он её перед подчинёнными поимел... Хе-хе, у меня встал.

Бурдас был красным орком, на лице у него был шрам в форме креста, он же являлся командиром отряда Баша.

Руки толще чем у остальных орков, и своей силой он гордился.

Рождённый от женщины гномов он был ловок и отлично управлялся с композитным луком. Его сила в сочетании с мощью лука позволяли ему пришить лошадь к дереву или сбить в небе виверну.

Командир был умным, но считал себя особенным красным орком, и постоянно говорил гадости.

— Надо дослужиться, чтобы можно было жену найти...

Баш среди них был лучшим мечником. Правда тогда он ещё не был особо сильным. Самый мелкий в отряде, к тому же зелёный.

Хоть это и не плохо, но мужчина не впечатлял.

— Ага. Точно.

— Сделаем это.

— Так, уже почти пора... Всем тихо, — Бурдас отряд приказ, и все замолчали.

И вот они услышали стук копыт. Кажется враги скрывали шум, но слух окров было не обмануть.

Пока не услышали дыхание лошадей, они ждали...

— Го-о-о-о-о!

Атака.

Пятеро на лошадях и тридцать пехотинцев. Средний отряд.

Орков было пятеро. Числом они уступали, но слова «отступать» они не знали и шли в бой.

... В том бою погиб Бигден.

***

Проснулся Баш в незнакомой комнате.

«Где это я?..»

Он поднялся и вспомнил, что случилось вчера.

Вместе с Джудит он стал выяснять правду о нападениях на дороге.

Но солнце уже село, Баша проводили в комнату в форте, где он и переночевал.

«Класел».

Он вздохнул. А заодно и отогнал сон.

«Да, у меня уже бывал такой разговор...»

Ему приснился этот сон из-за вчерашней встречи с Джудит.

Внезапно появилась женщина. Ловкая, умеет обращаться с мечом и тело что надо. Голос тоже приятный, всегда бы его слушал.

К тому же рыцарь. Популярная профессия среди орков.

Гордая и не сдающаяся до конца. Даже если схватить, она явит дух сопротивления, возможность оплодотворить знатную женщину возбуждала орков.

Если и выбирать жену, то из рыцарей или принцесс... Так они между собой говорили.

Башу было не важно, принцесса или рыцарь. Главное потерять девственность.

Но Джудит была воплощением женщины-рыцаря, о котором грезили орки. И когда мужчина думал, что сможет лишиться девственности с ней, в одно место приливала кровь.

«Повезло мне, что я встретил такую красивую женщину-рыцаря».

— А, господин, доброе утро.

Пока Баш был захвачен эмоциями, на него с улыбкой посмотрел сидевший на столе и ухаживавший крыльями Зел.

— С утра возбуждён? Представляешь, как эту женщину оплодотворишь?

— Ну да.

— Впервые вижу стояк господина, у тебя хорош.

— Правда?

Услышав это, Баш загордился.

Орки не стыдились, когда кто-то видел их стояк. Скорее уж с радостью демонстрировали свою мужественность.

Для орка похвалить размер члена — вторая по значимости похвала.

Первая — похвалить силу.

— Эта Джудит наверняка девственница. Когда насадишь её, она точно будет визжать, — обронил Зел, но при этом слегка смутился.

Он всё смотрел на Баша, на губах всё ещё была улыбка, и всё же взгляд забегал.

— Но тебя точно эта женщина устраивает?

— А что?

— Просто для новичка она слишком нахальна. Схватила господина и смотрела свысока! Я-то какой великодушный, и всё же разозлился.

— Это даже хорошо. Она сильная.

— Тебе нравятся сильные женщины?

— Да. Всем оркам.

Хоть Баш и сказал так, но вчера он впервые так близко увидел сильную женщину и поговорил с ней.

До этого разговаривать не приходилось, только сражаться.

Кстати «сильная женщина — это хорошо» — мелькало в каждом разговоре. Все орки так говорили. Потому лучше сильные женщины.

— Хм, вот как, — обронил Зел, собрал отвалившиеся чешуйки и сложил в небольшую бутылочку.

Порошок из чешуи фей обладал магической силой. Он исцелял раны, попадая на них, а если выпить, то избавлял от усталости. Если принимать несколько дней поднят, можно вылечить почти любую болезнь, к тому же он полезен для красоты.

То есть универсальное лекарство.

Это главное, что производили феи, потому физически слабые люди и хотели их заполучить. И страна фей продавала порошок, раз он был нужен другим расам.

Феи маленькие и почти ничего не весят, а со временем эффект снижается, потому люди и не отказывались от идеи охотиться на фей.

— Прошу, господин.

— Уверен?

— Это благодарность за спасение А, но я не хочу видеть, когда ты будешь использовать это, — покраснев от смущения, Зел протянул бутылочку Башу.

Вообще феи не любили отдавать порошок из чешуи другим.

Для них это были такие же продукты жизнедеятельности. Пусть они были легкомысленны, но было неприятно смотреть на то, как их экскременты размазывают по ране или пьют.

Кстати, большинство не участвовавших в войне фей не знали, как используется этот порошок.

«Люди используют свои какашки, чтобы выращивать урожай? Кья-ха-ха, странные они», — смеялись феи.

А Зел участвовал в войне.

Было стыдно, но отчасти он привык.

— Хорошо, — Баш кивнул и взял бутылочку. — Спасибо. Меня это много раз выручало.

Когда был молодым воином, он много раз получал серьёзные раны в боях, но порошок фей спасал его.

В самом конце войны Баша уже почти никто не мог ранить, но выносливость не была неисчерпаемой, потому ему нужно было что-то, чтобы продолжать сражаться без отдыха.

Сейчас порошок использовать было ни к чему.

Но когда такая вещь имеется под рукой, куда спокойнее.

— Ладно, давай одеваться... — начал говорить Зел.

— Эй, господин Хьюстон велел мне проводить тебя... — тут дверь внезапно открылась и внутрь заглянула Джудит.

И она увидела. Совершенно голое накаченное тело и стояк между ног.

— ...

Побледнев, она забыла, как дышать.

Эмоции на лице девушки были ему хорошо знакомы.

Гнев.

Джудит была так разгневана, что даже слов не находила. А причину этого Баш понять не мог.

Вчера он снял с себя доспехи и лёг спать совершенно голый, но не могло же это разгневать девушку...

— ... Что?

— Живее собирайся... Я снаружи подожду!..

— Хорошо.

Если он что-то сделал женщине, на которую положил глаз, Баш думал извиниться, но он оставался орком. Не зная причины, извиниться он не мог.

— Чего она злится?..

— Она со вчерашнего дня такая. Может она всё время злая?

— Мне кажется, что вчера и сегодня она злится по-разному...

— Вот как.

Какая-то разница была. Но чтобы чётко обозначить её, Баш пока слишком мало общался с людьми и плохо их знал.

— Ладно, не надо заставлять ждать, давай скорее собираться! Чтобы влюбить женщину-рыцаря!

— Да!

Собравшись, они вышли из комнаты.

***

Лес к западу от Класела.

Там была одна дорога. Её построили для транспортировки во время войны и назвали в честь сделавшей это армии, то есть дорога Брикус. Дальше на западе она разделялась: один путь вёл в страну эльфов, а другой — в страну орков.

Правда дорога была достаточно узкой, тут едва могли разминуться две повозки.

Дела с орками почти никто не вёл, а до страны эльфов можно было добраться более безопасным маршрутом, потому дорогой почти не пользовались.

Кстати Баш ей не пользовался, потому что орки в принципе не пользовались дорогами.

Для тех, кто не может заблудиться в лесу, дороги бесполезны.

И вот на дороге Брикус случился инцидент.

На повозку напали медвежатники и убили торговца. Ну, такое часто бывает.

Война закончилась, но звери, нападающие на людей, никуда не делись.

Монстры с низким интеллектом бродили в округе и нападали на людей.

Однако случаев было слишком много.

Потому командир рыцарей Класела Хьюстон дал задание охотникам изловить медвежатников.

Чаще всего это происходило из-за того, что в лесу развелось слишком много зверей.

А значит надо было от них избавиться.

Охотники перебили большую стаю медвежатников.

Всех монстров в западном лесу убивать было нельзя, но уничтожение нескольких крупных стай могло помочь.

На этом инцидент был исчерпан.

Нападения не должны были прекратиться полностью, но их должно было стать значительно меньше.

Однако этого не случилось.

Хоть медвежатников и истребили, случаев нападения меньше не стало.

Что-то не так. Так подумал Хьюстон и поручил новенькой расследовать это дело.

Хоть и новенькая, она уже год как стала рыцарем. Пора было дать ей какое-нибудь задание.

Джудит с энтузиазмом приступила к расследованию. Она была хороша, и пусть с первой миссией было непросто, девушка старательно собирала информацию. Она узнала, что в западном лесу обитало не так много медвежатников.

Даже если не учитывать тех, кого убивали авантюристов, их не хватало, чтобы устраивать всё это.

К тому же пропадала часть груза торговцев. Его было так мало, что об этом не узнали, пока не сверились со списком, и всё же кое-чего не стало.

Возможно эти вещи приглянулись медвежатникам или другим зверям, но такое случалось слишком часто.

Исходя из этих моментов Хьюстон решил, что кто-то специально делает это.

Кто-то выдаёт себя за медвежатников и понемногу ворует.

Однако преступника так и не поймали.

Случилось нападение. Но следы, как ни посмотри, принадлежали медвежатникам.

Обычно они не нападали на охраняемые повозки, но война закончилась три года назад, и не все молодые торговцы могли позволить себе нанять охрану.

Из всей собранной информации можно было понять лишь то, что это медвежатники.

На кону были жизни, потому нельзя было сбросить всё на разведку, а самому просто наблюдать.

И так Джудит увязла в этом.

Информация, которую не собрать, правда, которую не увидеть, преступник, которого не поймать... Слишком много непонятного, от чего Джудит места себе не находила.

Первая миссия только и щекотала её нервы.

И тут случился инцидент.

На дороге нашли повозку, на которую напали.

Но никого не обнаружили.

Однако когда всё обследовали, обнаружили следы орка. И вели они в Класел. Собрав информацию в городе, удалось узнать, что орк зашёл в гостиницу. К тому же женщины сообщили, что в лесу на них напал орк.

Со всем этим Джудит продолжала своё расследование.

Напавший на женщин орк остановился в гостинице.

Если бы она выяснила больше, то поняла, что не этот орк на них напал... Но Джудит слишком торопилась.

Ей казалось, что уже всё у неё на руках: «Вот оно. Преступник с дороги в городе! И никто не знает! Он ходит средин нас! Ладно, возьмём разбойника прямо в городе!»

Она взяла солдат и пошла в гостиницу... И там арестовала Баша.

— Вот так. Что думаешь, господин Баш?

Баш пришёл на место происшествия. Сломанная повозка, пролежавший тут несколько дней труп лошади.

А ещё следы.

Три разных. Торговцев, Баша... И целая куча медвежатников.

— ... Это нападение медвежатников, — осмотревшись, заключил он.

Во время войны такие нападения тоже случались. В основном это были вражеские солдаты, но иногда нападали звери. Орки были воинами, потому в основном отбивались, но если нападающих было слишком много, приходилось отступать.

И сейчас перед ним было то же, что он видел когда-то.

— Хм. Всё же ты лишь орк. Что видишь, то и говоришь?

— Хм...

Джудит вызывающе фыркнула. Баш был воином, в расследованиях он был не силён. Что он видел, то и говорил. И всё же хотелось как-то продемонстрировать себя.

— Ну да... В общем кроме торговцев больше ничьих следов нет. Груз практически не тронут. Даже если бы враг всё подстроил, вряд ли он оставил груз нетронутым... Воры бы забрали еду и воду. Во время войны такое прикрывали нападением медвежатников.

— Вот как. И?

Баш заставлял свой небольшой мозг работать.

В последний раз он так напрягал голову, когда гномы хотели заживо похоронить его в пещере Алёша.

Тогда он сбежал, использовав все имеющиеся знания.

— ... Если это люди, у них должна быть какая-то цель.

— Цель как раз в том, чтобы нападать на торговцев так, чтобы никто не знал, что это люди. Если никто этого не поймёт, то и не поймает, а они и дальше смогут заниматься разбоем. Да уж, всё же орки тупые...

— М...

Баш бросил взгляд на напарника.

В такие моменты воины-орки обычно полагались на разведчиков-фей.

Зел осмотрелся, покрутился в воздухе, раздумывая, но вот посмотрел на Баша и покачал головой.

— Ну, сейчас можно сказать лишь то, что это нападение медвежатников.

— Правда? Ну надо же. Мы всё расследовали, а ничего понять не могли. А вы взглянули и всё сразу же поняли.

Джудит выглядела самоуверенно, хотя гордиться тут было нечем.

Ну и если Зел не мог понять, то и Баш тоже.

— Тогда пойдём по следу?

— Да, идём дальше.

— Дальше? О чём вы? — всё ещё стоя в самоуверенной позе девушка посмотрела на них.

— Как о чём, пойдём по следам за медвежатниками, — ответил Зел, а над головой Джудит появился вопросительный знак.

— Каким следам? О чём ты? Медвежатники очень хитры. Даже лучшие охотники не могут их отследить.

Выследить медвежатников было невозможно.

Именно так считали люди. Они ловко заметают следы, даже экскременты не оставляют.

Пока идут домой, проходят через реки, перемещаются по деревьям, стирают следы.

Потому, чтобы уничтожить медвежатников, охотники подманивают их особым ароматом.

Он сделан на основе крови медвежатников, монстры думают, что на их территорию вторглись и нападают.

Но это только при условии, что охотники делали это на территории медвежатников.

— ... А? Люди этого не могут?

Это относилось к людям.

Но не к другим расам.

— А феи могут?

— Нет, нет, феи не варвары, чтобы кого-то выслеживать. Да и как нам вообще медвежатников преследовать? Хотя когда речь заходит о существах, которых нет в стране фей, кто-то из чистого любопытства может и преследовать...

Когда-то медвежатников в стране людей не было.

Они появились после окончания войны.

Почему? Медвежатники переместились? При том, что они привыкли сражаться за свою территорию?

Нет, вряд ли. Просто люди захватили земли другой расы. И там жили медвежатники. Тогда на чьих землях они жили раньше?

— Выследить медвежатников могут орки. Уже много веков они этим занимаются.

Да, на землях орков.

***

Магические звери — существа вредоносные.

Даже если думал, что избавился от них, они снова появятся и будут нападать на поля и скот.

А если их станет много, они и на людей нападать начнут.

Если спрашивать, в чём отличие от обычных зверей, то их не так много... Но одно есть. Через определённое время они возникают сами собой.

Кстати, раньше всех, кто нападал на людей, считали магическими зверями.

Зверолюды, орки и демоны сейчас считаются за «людей», а раньше из всех называли просто монстрами и магическими зверями. Об этом говорилось в старых человеческих документах.

Медвежатник считался монстром, но для орков он не отличался от обычного зверя.

Не особо вкусный, зато большой и их много, потому ими и питались.

Поэтому орки часто охотились на медвежатников. Выходили рано утром, буквально до завтрака.

Во время войны Баш часто охотился на них.

— ...

Молча он шёл по следам.

Мужчина давно не охотился, но навыки не растерял.

Медвежатники хитры, но это не значит, что они вообще не оставляют следов.

Особенно запах слюны, растёртой об деревья, являлся отличным следом.

У орков чуткий нюх. Особенно хорошо они чуют магических зверей. Они могли ощутить даже слабый запах, неуловимый для человеческих охотников. Запах у них был более стойкий, чем у зверолюдов.

Без обоняния орков медвежатников было не выследить.

Если не болели, они не оставляли за собой следов. И даже если следы получилось найти, доверять им не стоило. Они специально могли направить следопыта в другую сторону.

— Я знала, что орки отлично чуют монстров, но чтобы настолько... — восхитился наблюдавший за Башем Хьюстон.

— Ничего особенного. В отличие от зверолюдов нас легко обмануть, уж ты-то знаешь.

— Ладно тебе... — в ответ Хьюстон усмехнулся.

У орков был хороший нюх, хотя слегка грубоватый.

Они чуяли запах, но тонкие оттенки различить не могли. Пользуясь этим, люди приманивали орков и расправлялись с ними.

Придумал это конечно же Хьюстон.

Так он хотел заманить Баша в ловушку и убить.

— В любом случае, похоже скоро мы доберёмся до напавших медвежатников.

За Башем следовали семеро.

Хьюстон, Джудит и ещё пять солдат. Все пятеро были воспитанниками мужчины.

Они были подчинёнными Хьюстона ещё во время войны... И конечно знали Баша. Но при этом они были простыми солдатами. Никого не интересовали враги, и как Хьюстон в орках они не разбирались.

Даже если сказать им «орк-герой», они не поймут, насколько это важно.

Всё ограничивалось пониманием, что на поле боя бесчинствует чертовски опасный орк.

Перед отправкой Хьюстон сказал: «Хоть он и орк, у него определённое положение в обществе. Ни к чему быть с ним слишком осторожным», однако для них он был лишь незнакомым орком.

Люди всё ждали засады и внимательно следили за Башем.

И не понимали, почему Хьюстон так доверяет орку.

— Что случилось с господином Хьюстоном?.. Он ведь ненавидит орков.

— Не знаю.

— ... Может его что-то связывает с этим орком со времён войны?

Солдаты тихо обсуждали Хьюстона.

— Что-то — это что? Орк его зачаровал, что ли?

— Кто знает. Но раз убийца свиней так к нему относится, значит точно что-то есть.

— Среди гарпий и людоящеров тоже хорошие ребята встречаются. Может и среди орков есть.

— Может... Ну, похоже этот орк особенный.

Солдаты пришли к пониманию, но один человек всё ещё этого не понимал.

Джудит.

— ... Хм.

Солдаты смягчили своё отношение и лишь она так же сурово смотрела на Баша.

— ! — тут орк внезапно обернулся.

Джудит собралась отвести взгляд, но поняла, что ничего странного не сделала, и проиграет, если сделает это, потому уставилась на мужчину.

А тот даже не скривился, смотря на неё.

Какое-то время они смотрели друг на друга. Девушка смотрела так, будто от этого что-то зависело. Ей казалось, что если она проявит слабость, орк начнёт наглеть.

— Фух.

Но похоже Баш понял это и слегка поражённо отвёл взгляд.

— Что?!

Даже Джудит всё поняла.

Это смеялись над ней. Он подумал, что она не стоит того, чтобы в чём-то состязаться с ней.

«Издевается!..»

Конечно же Баш так не думал.

Лекции Зела четвёртая и пятая. Он отрабатывал «горячий взгляд» и «многозначительную улыбку».

Женщины были уязвимы перед мужскими взглядами. А ещё перед загадочными мужчинами.

И конечно перед мужчинами с многозначительными улыбками.

У человеческих женщин было полно слабостей.

Однако похоже у Джудит этих слабостей не было.

— Господин Баш, что-то случилось?

— Нет... Мы уже близко.

Услышав эти слова, Хьюстон напрягся и поднял руку.

Так он велел солдатам остановиться. Издав лязг, они перестали двигаться.

На солдатах Хьюстона были тяжёлые доспехи, но они могли стоять совершенно бесшумно.

Те, кто шумели на поле боя, умирали, а у этих получилось выжить.

— ... Ни единого звука. Джудит.

— ... Поняла.

Когда попросил Хьюстон, девушка неохотно взяла висевшую на поясе палочку.

Что-то бормоча, она накладывала «магию беззвучия» на всех солдат по очереди.

Накладывая магию поддержки, надо было коснуться каждого.

И когда очередь дошла до Баша, девушка на миг замешкалась. Но не могла демонстрировать собственную неприязнь на глазах начальника. Джудит не смогла добиться результата, хотя это была её первая миссия. И испортить всё эмоциями девушка не могла.

С отвращением она положила руку Башу на плечо.

— Оуф, — а он издал странный звук.

От неожиданности Джудит дёрнулась.

— Что?

— Нет, прости. Просто рука холодная, — только и ответил он. А на самом деле был впечатлён тем, какой была мягкой рука первой женщины, которая его коснулась. Хоть прямо здесь её обними. Такое желание в нём зародилось.

Однако мужчина сдержался.

В таком случае человеческая женщина возненавидит его, это Баш и без поучений Зела знал.

Особенно это относилось к сильным женщинам.

Во время войны он видел, как военачальник подхватил такую женщину, и та буквально обезумела в его руках.

Тогда он ещё не думал её насиловать, приобнял-то слегка. Орки смеялись над этим, но при том, как она сходила с ума, для людей в этом ничего смешного не было.

Возможно в нынешнее время это тоже будет признано как попытка изнасилования.

Баш напрягся и старался сдержать тяжёлое дыхание.

Лекция шестая: тяжело дышащие мужчины не популярны.

При женщинах и сражениях орки возбуждаются и начинают тяжело дышать, но перед женщинами это было под запретом. Они сразу примут его за варвара.

Пока Баш сдерживался, его тело обволокло чёрным светом. Знак того, что магия подействовала.

— Отлично, для начала займёмся разведкой, — предложил Хьюстон, и тут же выскочил Зел:

— Разведку предоставьте мне! Я даже готов прыгнуть в кратер горы Баффа, — ответа он дожидаться не стал и улетел в лес. — Вернусь до заката, — обронил он.

— ... Ну, раз этим займётся господин Зел, проблем точно не будет.

Хьюстон знал Зела.

Он мгновенно находил врагов, которые прятались в труднодоступных местах. Потом проникал в лагерь, подзывал Баша, а тот уничтожал врагов. Мастер разведки и эксперт по проникновению. Хьюстону хорошо было известно об этом.

— Ну да...

— Будем ждать, пока он не вернётся.

— Ага.

Баш кивнул, но на лице было недовольство.

Он знал. Зел обязательно найдёт врагов. Вот только на пятьдесят процентов был уверен, что враг тоже найдёт его и схватит...

... Как и ожидалось, Зел не вернулся.

6. Зел поддельная приманка

Маленькая и шустрая фея отлично подходит в качестве разведчика.

Так считается, но на самом деле это не так. У них свойство испускать слабый свет. Потому ночью и в тёмном лесу они очень заметны. Хорошо, если просто привлекли внимание. Феи быстрые и могут летать, к тому же маленькие. Так что то, что они приметные, не такой уж и большой недостаток.

Проблема в том, что феи забывают о своей природе.

Прячут голову, но не прячут зад.

Не обращая внимания на то, что они испускают свет, феи прячутся в темноте, и их легко находят.

К счастью их обычно не убивают. Феи являются источником лекарства, но ещё многие считают, что убивший фею отправится в ад или навлечёт беду.

В любом случае Баш не сильно полагался на Зела как на разведчика.

Вернётся в целости — хорошо. Если противник медвежатник, то он его не поймает, а если человек, то не станет убивать. И если всё же схватят, то и как во время войны, Баш придёт на его запах.

Как и ожидалось, он не вернулся.

— Похоже его схватили.

Они шли, полагаясь на запах Зела.

И вот перед ними появилась пещера. Вход был скрыт лозами. Хьюстон и остальные даже не заметили, что там была пещера.

— Работа людей. Похоже кто-то использует медвежатников.

— Укротитель зверей?

Техника демонов, связанная с управлением магическими зверями и монстрами. Изначально технику использовал лишь союз семи рас, но во время войны её проанализировали и теперь могли использовать другие.

Многие слышали, что человеческий мудрец управлял огромным драконом.

После войны в армиях прошли сокращения и многие потеряли работу.

Не было ничего странного в том, что укротитель зверей стал разбойником.

— Тогда давайте нападём! Спасём фею, убьём укротителя и всех медвежатников. Верно, господин Хьюстон?! — предлагала Джудит. Раз схватили, надо спасать. Вполне логичное мнение.

— Нет... Подождём до вечера.

Однако мужчина предложил ждать.

— Мы не знаем, что внутри, не знаем, сколько врагов, нас могут просто перебить. Потому нападём ночью.

— Но...

Это была пещера. И возможно она являлась логовом врага. Правильнее всего было вернуться в город и взять подкрепление. Привести двадцать или тридцать солдат, окружить пещеру и неспешно выкурить врага.

Именно так бы поступил Хьюстон.

Но сейчас был схвачен их товарищ.

Неизвестно, как преступники будут обращаться с ним.

Однако тут надо быть осторожными, если враг узнает о них, то убьёт его.

Хотя сразу же они этого не сделают.

Зел — фея, к тому же совсем один. Покуда будет молчать, никто не узнает, что у него есть товарищи.

А ещё он является ветераном войны. И не выдаст важную информацию.

Значит, если его схватили, посадят в бутылку и будут использовать в качестве лекарства.

Конечно сам бы Хьюстон так не поступил. Заплутавшую фею он считал знаком чего-то. Потому убил бы Зела и сразу же оставил пещеру.

Но сейчас у них всё может получиться. Когда всё хорошо, трудно обращать внимание на всякую мелочь и тут же убегать.

Но и слишком оптимистичным быть нельзя.

Что если Зел проболтался...

«Скоро меня спасут товарищи! Охрана Класела! Скоро вас схватят и обезглавят!»

Если он скажет это, будет совсем другой разговор.

Вначале они посмеются. Будут говорить, что феи сказочники и болтливые аптечки.

Но это лишь до завтрашнего утра.

Стоит человеку выспаться, в голове всё проясняется, и он приходит к нужным выводам. Завтра не станет жизни Зела, как и этих ребят. А потом они будут нападать так, чтобы никто и не заметил. Он бы так поступил.

Если честно, Хьюстона всё устраивало. Если инцидент будет решён, в Класел вернётся спокойствие.

Но тут были его подчинённые.

Конечно Зел не был его подчинённым, но было не очень правильно бросить его перед остальными.

А ещё тут был Баш. У Хьюстона не хватало храбрости, чтобы бросить на смерть товарища великого орка.

А значит надо было спасать имеющимися силами.

Ему не хотелось терять подчинённых зря, нападая сейчас, потому он предпочёл ночную атаку.

Если Зел заговорит, они будут нервничать.

И готовиться к нападению. Но долго они в таком состоянии не продержатся. Со временем они расслабятся и заснут. Если Зел всё ещё жив, его шансы спастись только возрастут.

— Господин Баш, тебя устраивает? — Хьюстон решил поинтересоваться мнением Баша.

Он мог броситься в бой один и перебить всех там.

Возможно людям даже вмешиваться не придётся.

Потому мужчина подумал, почему бы не напасть, однако остался осторожным.

Не стоит полагаться на одну удачу.

Конечно если Баш решит напасть, он последует за ним.

— ... Не возражаю, — однако после короткой паузы орк дал такой ответ.

Джудит недовольно заговорила:

— Ух... И ты ждать собрался? Там ведь твоего друга схватили! Разве орки не храбрые воины, бросающиеся в бой даже в невыгодной ситуации?

— Орки подчиняются приказам и храбро сражаются в любой ситуации. Если командующий примет решение, я подчинюсь ему.

Орки шли напролом только в самом начале войны.

Засады и внезапные атаки, разделение вражеских отрядов и их уничтожение, нападение на командующих, поджоги складов с провизией и порча воды.

Всё это делалось по приказу начальства.

Самое забавное, что именно люди научили орков этому.

Конечно до точности людей было далеко, но орки тоже обдумывали всё и действовали.

Иначе и не появлялись бы командиры, военачальники и великие полководцы.

К тому же у орков было правило: «Останавливаясь в чужой деревне, слушайся её вождя».

То есть Баш слушался Хьюстона как начальника.

— К тому же с Зелом всё будет в порядке.

— Почему ты так уверен... Нет, не желаю слышать! Господин Хьюстон. Приказывайте. Пять человек под моим командованием войдут в пещеру и убьют там всех.

Хьюстон приложил руку к подбородку под взглядами Баша и Джудит.

— Хм... Как и Джудит я тоже волнуюсь за жизнь господина Зела. Фей не убивают, но так бывает не всегда. Или есть какие-то основания для этого?

— Если бы его могли убить здесь, Зел умер бы ещё во время войны.

Хьюстон понимал смысл этих слов. Когда можно было убить фею, её убивали.

Но Зела много раз брали в плен, а он оставался жив.

Можно считать это ненормальной удачей.

Но... Хьюстон так не считал.

Насколько мужчине было известно, Зела ловили много раз.

А если учитывать те разы, про которые мужчина не знал, то ещё больше. Обычная фея уже бы сто раз умерла. А он выжил. Это явно не просто удача.

— Понятно... Вот оно как. «Зел поддельная приманка». Для меня такое непостижимо, но я буду верить.

Имя Зела было достаточно известно.

И прозвище он заслужил за активное участие в войне. Такой была правда.

— Ладно, всем ждать. Пока действует магия, будем наблюдать за пещерой, а когда они заснут, нападёт.

Ждать здесь. Так решил Хьюстон.

А Джудит так и не могла понять этого.

— Что? Подождите, господин Хьюстон!

— Что?

— Там ведь наш товарищ схваченный!

— Верно. Хотелось бы всё провести идеально, но времени возвращаться в город нет. Потому мы нападём ночью.

— Надо атаковать сейчас.

— Нет. Это слишком опасно, мы ждём, — решительно сказал Хьюстон, и Джудит поникла.

А потом стала выражать недовольство.

Он согласился с Башем, а не с ней, и в итоге это будет заслуга Хьюстона, а не девушки. Мужчина мог понять её недовольство.

«Всё же это её первое задание».

Он понимал это, но сейчас командовал всем он.

Когда он вызвался, миссия перестала быть Джудит.

Конечно Хьюстон взял командование в процессе, но в таком случае он обязан довести всё до конца.

Именно это и планировал Хьюстон.

— Ладно, один наблюдает, остальные отдыхают... Господин Баш, тебя это устраивает?

— Я следую приказам командира, — ответил он, опёрся спиной на ближайшее дерево и закрыл глаза.

— Отлично, тогда, Джет. Будешь следить. Если что-то случится, сразу буди.

Был выбран один наблюдающий.

До того, как враг ляжет спать, осталось ещё около пяти часов.

Далее наблюдающий будет отдыхать, ещё один будет следить за входом, а остальные нападут.

Оставляли двоих на случай, если к врагу придёт подкрепление, а их перебьют, тогда кто-то сможет вернуться в город и рассказать обо всём заместителю командира рыцарей.

Обычно сам Хьюстон выполнял такую роль.

Сейчас главной здесь должна быть Джудит. А сам Хьюстон, высший офицер, должен находиться в безопасности... Однако тут находился Баш, и перед ним он не мог отсидеться в безопасности.

— ...

И всё же Хьюстон забыл.

Джудит всего год как стала рыцарем.

Она стала им в мирное время, и именно в мирное время исполняла свой долг.

И не замечал.

Подчинённые считали, что он отлично готовил молодых рыцарей.

А тут слушался орка и был осторожен, что вызывало в остальных недовольство...

***

Тем временем Зел отчаянно просил сохранить его жизнь.

— Я правда просто мимо проходил! Я путешествую один, увидел неплохую пещерку и подумал, что тут меня могут ждать великие приключения. Я же не знал, что вы тут живёте, простите, что помещал. Так что не уби... А можно мне к вам присоединиться. Я же фея, могу порошок давать. Порошок! Вам же он нравится? Порошок фей!

Вошедшего в пещеру Зела схватили и теперь он без умолку говорил с окружившими его разбойниками.

А те были в растерянности.

В пещере появился жуткий свет, они схватили того, кто его испускал, и вот уже целый час он просил сохранить ему жизнь.

Связанный Зел ползал как гусеница, целовал ноги, и уже даже привычные к мольбам преступники прониклись сочувствием.

Об этом мало кто знал, но до встречи с Башем фею звали «умоляющий о жизни Зел».

Он даже ушёл целым от схватившего его «Пожирателя фей Гордона».

Его мольбы вызывали жалость у всех.

Так Зел и выжил на войне.

— Ну, без надобности фею убивать смысла нет.

— К тому же у неё порошок.

— И если убить, можно проклятие навлечь.

Говоря, разбойники переглянулись.

Все волосатые мужчины были людьми.

А среди людей всегда поговаривали, что за убийство феи тебя до пятого колена будет преследовать проклятие.

А учитывая, что феи давали порошок, лечащий любые болезни, причин убивать вообще не было.

— Так что, развяжите, а я искупаю вас в моём порошке. Порошок счастья всех сделает счастливыми.

— Совсем сдурел? Кто ж тебя развяжет?

Однако никто развязывать Зела не стал.

Феи шустрые. Если развязать, он сразу сбежит.

Надо было держать его в клетке или бутылке. Так обычно с феями и поступали.

— Если не буду связан, дам куда больше! Намного больше. Меня и на родине звали «порошкомётом».

Зел и сам это знал.

Потому подлизывался как только мог. Хотя такое всегда было бессмысленно.

— Эй, что случилось? — прозвучал грубый голос.

Все разбойники разом обернулись.

— Босс! — радостно заговорили они.

Несколько человек уступили дорогу, и перед Зелом оказался тот, кого называли боссом.

Главарь разбойников. Такой человек обязан быть суровым.

Толстые руки, большой рот, резкий взгляд.

На нём была потрёпанная кожаная одежда и ожерелье из черепов без всяких украшений.

И сильнее всего выделялся цвет кожи.

Зелёный. А изо рта торчали два больших клыка.

Их босс был орком.

— А... А!

Что-то в памяти Зела всколыхнулось, когда он увидел его.

Зырк. Имени он вспомнить не мог. Но помнил, что встречался с ним на поле боя.

— Генерал! Это же ты, генерал! Давно не виделись! Это я! Зел! Фея Зел!

Зел плохо запоминал имена и лица.

Отличить он мог только Баша, а остальные орки были для него похожи. И имени этого орка он не помнил. И обращался он обычно «генерал» или «братишка».

— Что? Ты же прихлебатель Баша? Что ты здесь делаешь?

А сам Зел был достаточно известен.

Особенно среди орков он был известен как товарищ героя Баша.

— Послушай, генерал! Когда война закончилась, я отправился посмотреть мир. И тут заприметил неплохую пещерку. Учуял запах сокровищ, а тут оказались немытые разбойники! Генерал, спаси.

Зел подползал к нему как червяк.

Пусть выглядел он жалко, но для орка он был боевым товарищем.

Образ гусеницы и герой Баш много раз спасали его.

— Понял я, понял... Развяжите его, он мой знакомый.

— Уверен? Феи известны своей болтливостью. Вдруг он о нас расскажет...

Посмотрев на разбойников, орк мерзко скривился.

Потом он приблизился к Зелу и проговорил:

— Эй, то, что мы здесь, — секрет. Никому об этом не рассказывай, понял?

— Конечно! Разве я когда-то выдавал секреты?! Хоть кто-то заставил меня проговориться?! Нет! Иначе бы Баш погиб на войне, а в стране орков ему поставили статую!

Зел и правда никогда не рассказывал секреты.

Про остальное мог говорить без умолку, но что секрет, а что — нет, он решал сам.

Потому секретов он никогда не выдавал.

— Ладно, развязывайте.

— ... Есть.

Разбойников что-то не устраивало, но они развязали Зела.

Освободившись, тот сразу же взлетел, но не улетел, а направился к боссу.

— Ой, спасибо. Вот что значит генерал! Ты невероятно великодушен! Но что ты делаешь здесь с людьми, и что ещё ты за босс такой?

Его миссия — собрать информацию.

Каким бы легкомысленным Зел ни был, про задание он не забыл.

— Этот чёртов Немезис сказал, что у нас теперь мир с людьми, но лиши орка войны, и что останется? Разве можно с таким согласиться? Я ушёл и встретил их, и мы нашли общий язык.

Орк огляделся, и воры рассмеялись.

— Они люди, а я орк, но кое в чём разные расы иногда сходятся.

— Ого! Так у вас здесь отряд, желающий сражаться! Убиваете всех, кого встречаете?! Отряд разрушителей?!

— Верно!.. Хотя всё не так уж и хорошо. Мы копим силы и стараемся сделать так, чтобы люди и орки нас не обнаружили. А когда сил будет достаточно, будем действовать более масштабно!

— О! Ну ты даёшь, генерал! — Зел удивился слишком наигранно, а сам, кружа вокруг, подумал, что всё нужное он услышал, можно и возвращаться.

А потом заметил чьи-то глаза, наблюдающие из темноты.

— Что?! Т-т-там кто-то есть!

— Вот как. Ты что, забыл? Я укротитель зверей.

Тут Зел вспомнил про технику демонов.

Это была странная техника, отличная от магии. Сила тьмы, которую можно было использовать, даже если ты не маг. Техника затуманивания сознание и управления. Да, например... Можно было управлять монстром с низким интеллектом.

— Так ты медвежатниками управляешь!

Тут маленький мозг Зела заработал, и он стал понимать, что за орк перед ним.

Его звали Богуз. Один из восьми переживших войну великих полководцев.

Укротитель зверей Богуз. Сотня его медвежатников перебила тысячи людей.

Конечно же он не только умел управлять медвежатниками. Ещё он был отличным воином. Мужчина пользовался стальной булавой, которой превратил в фарш не одну сотню врагов.

Опытный ветеран, сражавшийся более сорока лет.

— Ну, моих медвежатников стало намного меньше... — сказал он и с жалостью посмотрел на отдыхавших в углу пещеры существ.

Во время войны у Богуза их было больше сотни.

Именно он контролировал большую часть медвежатников.

Но в конце войны их почти всех перебили, и осталось меньше десятка.

Здесь же их как раз было около десятка.

Опытных и явно сражавшихся... Было всего несколько.

А по остальным было видно, что приручили их недавно. Очевидно, что они слабее своих сородичей. Медвежатники Богуза были козырем орков, по силе они не уступали ограм, а по ловкости людоящерам.

— Сейчас как-то так... Я постоянно увеличиваю численность. Потом научу приручать остальных и создам самую большую армию.

Среди медвежатников Зел увидел совсем маленьких, размером с него самого.

Маленькие медвежатники. Малыши становились взрослыми примерно за полгода.

Таких видеть ему не доводилось.

— Я восстану против этого мира как король орков, — сообщил о своих амбициях Богуз, а разбойники стали аплодировать. И орк был доволен.

Но Зелу казалось, что разбойники не так уж и впечатлены.

Похоже им было достаточно просто весело прожить очередной день.

— Г-р-р-р... — зарычал медвежатник.

Услышав это, все схватились за оружие.

— Что это?!

— Нарушители! Идёмте! — закричал Богуз и пошёл за своей стальной булавой.

Все остальные последовали за ним. Они когда-то были солдатами и действовали быстро.

Свет в пещере поубавился.

Остался только слабый свет, исходивший от Зела.

Его оставили, и это был шанс сбежать.

Однако Зела заинтересовало слово «нарушители».

Странно было бы, если бы это ворвался Баш.

— Чёрт! Где?!

— Эй, да это женщина, женщина! Хья-ха!

— Кто-нибудь, посветите... Гья-а-а-а-а!

— Кого-то убили! Эй!

— Не знаю, темно! Уа!

— Говорю же, посветите!

Какое-то время доносились звуки сражения. Никаких соударений мечей, лишь глухие удары и крики.

Кто-то сражался. Но это был не Баш. В таком случае звучал бы разрушительный рёв.

Понимая это, Зел решил остаться.

Такое бывало во время войны.

Чаще было лучше остаться, чем бежать.

— Отлично.

Зел полетел.

Важно было разведать. Во тьме он видел хуже, но что-то заполучить мог.

Так он думал, но бой уже закончился, и кто-то зажёг свет.

Тусклый свет факела освещал раненных солдат. А в самом центре со связанными руками и окровавленной головой лежала Джудит.

— ... Что это?

— А, Зел... Сам видишь. Рыцари пришли нас убить.

— А.

Джудит посмотрела на Зела.

Тот сразу же собрался спрятаться. Возможно она скажет, что фея — разведчик.

Но на миг она удивилась, а потом с ненавистью посмотрела на него.

Суть такой перемены он не понимал.

Однако она была самкой, на которую положил глаз Баш. А значит нельзя, чтобы её убили.

— Отлично. Такое счастье за феей привалило, прямо повезло.

— Ге-хе-хе, босс, можно мне женщину?

— Дурак, мы все ей попользуемся.

— Лично её никто не загребёт.

— Ладно, женщину в камеру, мужчин убейте и выбросите.

От лица Джудит отхлынула кровь.

— Ух... У-убейте... — сорвалось с её губ, а на лице был страх. Глаза бегали, можно было услышать, как стучит её челюсть. Из горла вырывался писк, едва не переходивший в плач.

«О, а это хорошо».

Зел подумал, что это отличная возможность.

Женщина-рыцарь в беде. Если получится её спасти, котировки Баша взлетят. Он попадёт прямо в сердце женщины-рыцаря.

— Подождите, нельзя никого убивать. Вас ведь ещё не нашли! А если обнаружат трупы, сюда ворвётся толпа рыцарей!

Все сразу же с подозрением посмотрели на Зела.

Но его это не смутило. Ведь атмосферу он читать не умел.

— Точно! Завтра с утра убьём их где-нибудь подальше! И подстроим так, будто это медвежатники сделали! Нужно окровавленное место в лесу! И несколько трупов медвежатников, чтобы казалось, что сражение было жарким! Люди глупые, они легко купятся! Нельзя же прикрывать такую хорошую лавочку! Нет, нельзя! Если голова варит, вы этого не сделаете! К тому же тут темно. А если уж убивать, то глядя в лицо. Ведь куда приятнее убивать, когда в лицо смотришь!

Он тараторил не прекращая, и разбойники начали соглашаться.

Убить они всегда успеют.

Они ведь всё равно полностью в их власти.

В словах Зела была сила, заставляющая верить в них. Отсюда и другое прозвище «Льстивый Зел». Никто не был против, чтобы эта фея их обманула.

— И правда. Эй, парни, тащите всех в клетку... Хе-хе, женщина-рыцарь. Мы отправим тебя в рай на глазах у подчинённых, — сказал напоследок Богуз.

Схватив женщину за волосы, он поволок её в пещеру.

Отчаявшаяся Джудит посмотрела на Зела как на предателя.

«Господин, я всё приготовил. Если после этого не выйдет, то уже ничего не сработает. Дальше надо лишь подобрать момент и спасти!»

Только Зел не заметил, как она на него смотрела.

***

Когда Баш проснулся, то увидел хватавшегося за голову Хьюстона.

— Серьёзно, что ли... А... Быть не может...

А Джудит и всех остальных не было.

— ... А где остальные? — спросил Баш, и мужчина недовольно покачал головой.

— К моему стыду, они использовали на нас усыпляющую магию и пошли на штурм...

Усыпляющая магия.

Ненадолго она погружает цель в глубокий сон.

— Был приказ к наступлению?

— Нет, не было. Они ослушались меня.

— ... Люди не умеют слушать, что им приказывают?

— Просто приказ им не понравился.

Для Баша это был культурный шок.

В обществе орков тех, кто не слушается приказов, либо убивают, либо изгоняют из страны.

Потому для них приказы священны и абсолютны.

— И что люди в таких случаях делают?

— Отстраняют и снижают жалование... Иногда лишают рыцарского титула.

— Не слишком сурово.

— Сейчас мирное время... Многие командиры людей некомпетентны. Бывали случаи, когда глупые приказы вели к смерти... Какой позор... Не мне это говорить...

— Хм.

Баша не волновало, был ли Хьюстон некомпетентен.

Он лишь слегка удивился, что ослушание приказа не считалось серьёзным преступлением.

Но что важнее — запах крови из пещеры.

Джудит, которую он рассматривал как свою невесту, вошла внутрь и оказалась в опасности.

— И что будем делать?

— Нас усыпили и бросили здесь, но никто не вернулся, потому скорее всего их уже перебили. Стоит вернуться в город и собрать отряд...

— Есть ли у нас столько времени? — Баш уставился на Хьюстона.

Самка, которая ему приглянулась, была в беде, и отступить он не мог.

— Сейчас командующий ты. Я последую твоим приказам.

Орк будет исполнять приказ командира.

Но он мог высказать своё мнение. Пусть похвалить за такое было нельзя, и всё же Баш сказал:

— Орки не трусы. Каким бы ни был приказ, мы подчинимся и будем храбро сражаться.

Хьюстон снова посмотрел на Баша.

Зелёная кожа, два клыка, крепкие мышцы. Неприметный невысокий орк. Однако он не даст забыть, как обманчива его внешность. Во время войны Хьюстон постоянно бежал от него.

В других обстоятельствах Хьюстон бросил бы Джудит.

Сама виновата. Она нарушила приказ. Он не стал бы рисковать жизнью ради этой дуры.

И пусть его называют трусом, ему лучше знать, как правильнее.

Однако сейчас перед ним был Баш. Мужчина, которого он боялся и уважал сильнее кого-либо.

Во время войны Хьюстон гордился своими поступками. Бегство не было обычной трусостью. Он делал это ради победы. Хьюстон выжил, а орки проиграли войну. Не хотелось думать, что он просто везучий трус, потому и смог всё это время уходить от героя орков.

— ... Хорошо. Мы проникнем в пещеру, освободим пленных и убьём преступников.

— Есть.

Оскалив длинные клыки «орк-герой» улыбнулся.

7. Джудит

У меня была сестра.

Сестра, которой я гордилась.

Между нами было десять лет разницы, и когда я только начала осознавать себя как личность, сестра могла похвастаться хорошим воспитанием и оценками, а ещё была примером для остальных, семья возлагала на неё большие надежды.

Я тоже восхищалась сестрой.

А она всегда была добра ко мне.

Учёба была тяжёлой, и когда я прибегала к ней, она очень радовалась.

Я любила, когда она заплетала мне волосы. Сестра могла всё, и только волосы заплетала слегка неуклюже, перекашивая то влево, то вправо. Но мне это очень нравилось. Это доказывало, что именно сестра заплела мне волосы.

Когда сестра выпустилась из школы, то стала рыцарем.

В нашей семье люди из поколения в поколение становились рыцарями, и сестра этого хотела. В то время шла война, и стране нужны были люди.

Став рыцарем, она продолжала двигаться вперёд, всего за несколько лет ей уже доверили отряд.

Раз в год сестра возвращалась домой и отчитывалась о ходе войны.

«После смерти короля демонов и победы в нескольких серьёзных сражениях война пошла в пользу альянса четырёх рас. Скоро она должна закончиться. И тогда я буду смотреть, как ты стараешься. Ты же тоже станешь рыцарем? Тогда надо учиться обращаться с мечом. Хи-хи, возможно тебя назначат моей подчинённой. Тогда, что на работе, что дома, спуску я тебе давать не буду».

Так говорила сестра и улыбалась.

А через несколько месяцев отряд сестры был уничтожен, а её взяли в плен.

Получив сообщение, моя семья впала в отчаяние.

Отец и мать выглядели так, будто наступил конец света. Говорили, что лучше бы она умерла.

Тогда я ничего не понимала. Почему родители говорили так?

Это ведь сестрёнка. Мама и папа гордятся ей.

Потому крикнула: «Ничего хорошего, если она умрёт!» — и выбежала из комнаты.

Какое-то время я не говорила с родителями.

Прошло несколько лет.

Война закончилась.

Выиграл альянс, возглавляемый людьми, а союз семи рас, в число которых входили и орки, проиграл.

Орки освободили всех пленных.

Сестра тоже вернулась домой.

И я поняла, что значит «женщина, пленённая орками».

Сестра была полностью сломлена.

Глаза впали, волосы были растрёпаны, раньше она всегда ходила прямо, а теперь сгорбилась, точно что-то скрывая.

Она почти не разговаривала, а когда подходили мужчины, в ужасе кричала.

Даже если это был родной отец.

Позже я узнала, что сестра стала женой великого полководца и к концу войны родила ему шестерых детей.

Физически и морально это истощило ещё, больше оставаться рыцарем она не могла.

И даже не могла стать чьей-то женой.

Она оказалась лишена будущего.

Я не прощу орков.

Знаю. Теперь я знаю. Какие существа орки. Они мыслят совсем иначе. Если бы они этого не делали, то не смогли бы размножаться. Они как кошки, предпочитающие тёмные и узкие пространства, или собаки, писающие на дерево у дороги. Они не делали ничего плохого.

И хоть я понимала это, мои чувства этого не признавали.

Я хотела убить всех орков.

Потому и стала рыцарем.

Я и раньше хотела этого, но теперь старалась ещё сильнее.

Война закончилась, в армии прошли сокращения, потребность в рыцарях тоже сократилось, и хоть на это ушло больше времени, я стала рыцарем.

И хотела попасть я в город-крепость Класел.

Он был ближе всех к стране орков. Это место встретит орков раньше всех в случае войны. Именно здесь был «Убийца свиней Хьюстон».

Надежды оправдались.

Женщинам-рыцарям советуют не приближаться к стране орков, но я просто проигнорировала это.

«Убийца свиней Хьюстон» оказался именно тем человеком, каким я его представляла.

Он был безжалостен к оркам-отступникам.

Он спрашивал, почему тех изгоняли, и когда слышал ответ, других вопросов не задавал.

Что бы они ни говорили, их просто казнили. Совершивших преступления и не совершавших, всех без разбора.

Он говорил: «Орки-отступники совершили преступление в своей стране. И в стране людей они будут вести себя так же. Когда что-то случится, будет уже поздно».

Видя, какой он безжалостный, я решила следовать за этим человеком.

Когда война закончилась, торговля между расами стала активнее, и все начали привыкать к чужим привычкам и обычаям, а он стал моим идеалом, ведь не испытывал жалости к оркам.

Он поможет мне свершить мою месть. Все орки будут убиты.

Я верила в это.

Я слышала, что бывают исключения.

Орки не отступники.

Путешественники, выполняющие какие-то миссии. Таких после расспроса стоило отпускать.

За время своей работы Джудит таких ни разу не встречала. Потому успела о них забыть.

Но вот он появился.

Орк по имени Баш отличался от известных мне орков.

Он был меньше других орков, но крепче и величественнее.

Даже лицо было совершенно серьёзным.

Орки-отступники смотрели на других свысока. Когда они видели Джудит, на лицах была похоть, они разглядывали её грудь и попку.

Я ненавижу эти взгляды. Но Баш не смотрел на меня так озабоченно.

Грудь и попку он рассматривал... Но люди от него ничем не отличаются. Хотя это неприятно.

Проблема была в поведении Хьюстона с появлением Баша.

Идеал рухнул.

Что это? Куда делся «убийца свиней»?

Похоже Баш был важной фигурой в стране орков.

Я это понимаю. Но не лебезить же перед ним. Он же всего лишь орк.

Мы начали действовать вместе, и Хьюстон во всём потакал Башу.

Вместо того, чтобы решать случаи на дороге, он старался не разочаровать орка.

Я всё меньше доверяла ему.

Потому и ослушалась приказа. Поддалась чувствам. Поступила как ребёнок.

Но дело было не только в этом.

Сестру долго держали в плену и сломали.

Когда проиграла и попала в плен, она уже не могла избежать того, что её тело осквернят, но если бы на помощь пришли раньше, возможно сестра не была так сломлена.

Потому я спешила, желая спасти пленного поскорее.

Пусть даже в плен попала фея, которую я толком не знаю.

Знавшие мою историю солдаты поддержали меня.

Пусть мы нарушили приказ, но главное, чтобы всё получилось, нам снизят зарплату или временно отстранят, но главное, что мы снова вернём мир. Но я была легкомысленна во всём.

В собственных действиях, в приказах Хьюстона... И силе врага.

— Хе-хе-хе... Завтра мы повеселимся.

И в итоге моя жизнь и жизни солдат висели на волоске.

— Ух...

— У...

Рядом лежали мои подчинённые.

Все были ранены, у кого-то сломаны кости, а кто-то без сознания.

Никто не умер, но были и большие потери крови, потому некоторые до утра могли не дожить.

То, что мы все выжили — чистая удача.

Зайдя в пещеру, мы угодили в ловушку.

Они сразу стали целиться в источник света.

В тёмной пещере мы даже не знали, сколько врагов, а они одного за другим победили нас.

И когда мы проиграли, перед нами встали десяток людей, десяток медвежатников.

И один орк.

Орк, орк.

Это он оказался укротителем зверей, управляющим монстрами.

Я с ненавистью посмотрела на него, а он лишь мерзко облизнулся.

Я ощутила страх.

— Отлично. Такое счастье за феей привалило, прямо повезло.

— Ге-хе-хе, босс, можно мне женщину?

— Дурак, мы все ей попользуемся.

— Лично её никто не загребёт.

— Ладно, женщину в камеру, мужчин убейте и выбросите.

Услышав это, я поняла, что меня ждёт дальше.

— Ух... У-убейте...

Я ощущала, как дрожал мой голос.

Я просила убить меня, но сама умирать не хотела. Я ведь ещё ничего не сделала. Для чего я тогда стала рыцарем? Нет. Не надо. Не делайте со мной ничего.

И тут во тьме прозвучал высокий голос:

— Подождите, нельзя никого убивать. Вас ведь ещё не нашли! А если обнаружат трупы, сюда ворвётся толпа рыцарей! Точно! Завтра с утра убьём их где-нибудь подальше! И подстроим так, будто это медвежатники сделали! Нужно окровавленное место в лесу! И несколько трупов медвежатников, чтобы казалось, что сражение было жарким! Люди глупые, они легко купятся! Нельзя же прикрывать такую хорошую лавочку! Нет, нельзя! Если голова варит, вы этого не сделаете! К тому же тут темно. А если уж убивать, то глядя в лицо. Ведь куда приятнее убивать, когда в лицо смотришь!

Зел.

Я не могла поверить.

Я думала, что его схватили, но ошиблась. Они с самого начала были товарищами.

И в ловушку мы угодили, потому что он нас сдал.

— И правда. Эй, парни, тащите всех в клетку... Хе-хе, женщина-рыцарь. Мы отправим тебя в рай на глазах у подчинённых, — сказал орк, взял меня за волосы и потащил вглубь пещеры.

Услышав это, разбойники вокруг мерзко засмеялись.

***

Меня утащили в дальнее помещение, где были лишь грязные соломенные кровати, и швырнули на пол.

Я осмотрелась, здесь был лишь один орк.

Все остальные люди.

Заросшие, наглые как и подобает разбойникам, и всё же они были людьми.

— Вы ведь... Люди, так почему работаете с орком?

— Орком? Эй, эй, это уже дискриминация. Война закончилась, вообще-то. Если интересы совпадают, почему бы не объединиться... Да? — сказал один, а все согласились, хлопая орка по плечам.

Тот тоже весело улыбался и хлопал товарищей по плечам.

А я была ошарашена даже сильнее, чем могла представить.

Я не думала, что люди будут действовать заодно с орками.

Но тут не было ничего необычного.

Тут был замешан орк, а техника, позволявшая управлять медвежатниками, принадлежала демонам.

Когда я проходила подготовку, меня учили этому.

Некоторые орки могли её использовать. И раз рядом была страна орков, ничего странного, что кто-то из них был замешан.

Однако орку не хватало мозгов, чтобы нападать на торговцев и брать столько товаров, чтобы этого никто не заметил. Если орк нападает, он берёт всё.

Зато такому вполне могли научить люди.

Почему они не поняли чего-то настолько простого?

... Я поняла.

Орки не взаимодействуют с людьми, они не общаются с другими расами, я была слишком наивна.

Я верила, что гордость не позволит людям работать с орками.

Моя недальновидность привела к этому.

— Так... Кто начнёт? Босс?

— Да ладно. Давайте вы.

— Эй, эй, уверен, босс? Орки ведь обожают женщин-рыцарей.

— У орков принято награждать тех, кто ниже.

— А у людей тех, кто выше. У нас всё получилось благодаря боссу и его медвежатникам.

— Эй, эй, парни, вы вроде говорили, что в гробу начальство видели.

— Другое дело, когда мы его уважаем. Тебе мы доверяем.

— Хе-хе, ну раз так, то отказываться не буду.

Сказав это, орк протянул ко мне руку.

Сейчас он меня изнасилует. Когда подумала об этом, ощутила, как от головы отступила кровь.

Руки и ноги похолодели, тело дрожало.

— Н... Нет... Не надо...

— Эй, эй, всё не так, госпожа рыцарь. Когда собираются насиловать, надо продемонстрировать дух и сказать, что лучше смерть, иначе не интересно. Давай-ка ещё раз.

— Н... Нет, не надо!

Я вспомнила, какой сломленной была сестра.

Вспомнила, как пронзительно она кричала, когда подходил отец. Вспомнила историю сестры, которая родила шестерых орков.

Я была возмущена. Думала, что всё это из-за орков. Думала, что надо всех их истребить.

И когда я увидела промежность Баша, стыда и неловкости не было, один лишь гнев.

Я могла думать лишь об этом.

И не думала, что это может случиться со мной.

— Не приближайся! Нет, нет, нет!

— Эй, не буянь!

С меня снимали броню, а я не могла сопротивляться, потому что руки были связаны за спиной.

Я могла лишь плакать и кричать.

Когда броню сняли, я осталась в белье, подчёркивающем линии тела, и взгляды мужчин запылали.

— Не могу больше терпеть.

— Нет!

Орк вытянул руку и порвал моё бельё. Мужчины тяжело дышали, а изо рта орка текли слюни.

— ... Эй, а тут не слишком шумно?

Прозвучал мужской голос.

— Шумно?..

Мужчины перестали дышать, и воцарилась тишина. И теперь можно было услышать, как кто-то сражается.

Нет, не сражается, а разносит всё.

Тут ввалился ещё один мужчина:

— Босс! На нас напали!

— Что, ещё их товарищи?! И сколько их?!

— В-всего двое.

— ... Что? Тогда успокойтесь и разберитесь с ними. Не дайте им сбежать.

С двумя они справятся.

Сейчас куда важнее ощутить вкус женщины, которой у них давно не было, все снова посмотрели на меня.

Но тут они что-то заметили и повернулись к пришедшему мужчине.

Всё его лицо было в крови, но сам он был на удивление бледен.

Мужчина закричал:

— Нам с ними не справиться! Уже все проиграли! Надо бе...

И тут стена взорвалась.

Все присутствующие были поражены внезапным взрывом и посмотрели в его сторону.

Сквозь дым пролетела слабая вспышка света.

— Вот что значит господин. В яблочко.

Такой спокойный голос, будто это уже не та фея.

А дым тем временем рассеялся.

И показалась дыра. В стене комнаты образовалась огромная дыра.

И через неё внутрь вошёл мужчина.

Видя его, меня охватило ещё большее отчаяние.

Зелёная кожа, длинные клыки. Орк. Появился ещё один орк.

Тело задрожало сильнее.

Я уже не представляла, что со мной будет, руки и ноги лишились сил, в глазах собирались слёзы.

Я уже попросту сдалась.

— ...

Но новый орк осмотрелся вокруг, потом его взгляд остановился на мне и он заговорил.

Он смотрел не на моё обнажённое тело, а прямо мне в глаза, когда сказал.

Голосом, к которому я уже привыкла за эти несколько дней.

— Я пришёл помочь.

8. Герой против звериного великого полководца

Пещера была тесной.

Высота менее трёх метров, а ширина около двух.

Для орков слишком узко, но людям места вполне хватает. Возможно эта пещера когда-то использовалась в качестве одной из баз на передовой.

Даже ветеран войны вроде Баша не знал про её существование.

Скорее всего её забросили более двадцати лет назад.

А потом её нашли разбойники и сделали своим логовом.

До Джудит он добрался невероятно быстро.

В большом зале, где он победил охрану, к нему тут же подлетел Зел и быстро заговорил: «Господин! Опаздываешь! Сюда! Скорее сюда! Сейчас ту женщину-рыцаря изнасилуют! Ты должен спасти ей! Если не поспешишь, то опоздаешь! В темпе! В темпе! Пробей эту стену, чтобы проделать короткий путь!»

Хьюстон сказал, что останется в зале, чтобы защитить пути отхода и разобраться с подкреплением.

Баш видел, что он был тренированным рыцарем.

Так что, если придут ещё разбойники, он им не проиграет.

И вот перед ним предстала желанная самка с обнажённой верхней частью тела.

Малыш Баша начал говорить: «Старик, сейчас!», но мужчина сдержался.

Будь здесь Хьюстон, он бы удивился.

Перед орком была голая женщина, а он подавил свои звериные желания.

Нет, именно потому, что смог подавить их, Баш и стал героем.

Конечно здесь была не только Джудит.

Ещё здесь находился орк и шесть разбойников.

— Что? Орк? Знакомый босса?

— Помочь? Так ведь атака рыцарей закончилась.

Разбойники с подозрением смотрели на Баша, но нападения не ждали.

Просто пытались понять, кто пробил стену, и смотрели на другого орка.

— Босс, кто это?

— П-п... П-почему?..

Зелёное лицо орка побледнело, превратив его в синего орка.

Баш посмотрел на дрожащего сородича.

Лицо оказалось знакомым.

— Богуз.

— Хи.

Богуз.

Баш тоже его знал.

Воин страны орков, укротитель зверей, управляющий медвежатниками.

Единственный, получивший титул повелитель зверей.

Однако он не признал мира с людьми, не послушался приказа короля орков и был изгнан из страны.

— Богуз, оркам запрещено принуждать к спариванию женщин других рас.

— Н... Нет, я и не принуждаю, она по своей воле!

— Как же.

Лицо Джудит было в слезах и соплях, она извивалась, пытаясь прикрыться.

Если бы это считалось согласием, Баш мог расстаться с девственностью ещё в лесу.

— Эй, эй, он вроде знакомый Богуза... Но похоже, что враг, да?

Один из разбойников вытащил меч. Улыбаясь, он бросил взгляд на Баша.

В глазах была жажда убийства.

— Верно, — ответил ему Баш.

Обманывать он и не думал.

— Ха, тогда умри!

Разбойник действовал быстро.

Он поднял меч на уровне груди и кольнул им. Он целился в глаза Баша.

Пусть враг и был разбойником, но таким же воином, пережившим войну. Он умел сражаться в узких пространствах и отлично владел мечом.

— Как и думал, двигаться здесь неудобно.

Удар нёс смерть.

Разбойник уже представлял, как меч вонзится в глаз поражённого Баша, и хлынет фонтан крови... И тут его череп оказался раздавлен.

— А?

Все остальные разбойники так и не поняли, что случилось.

Атаковавший товарищ просто лишился головы, когда прозвучал хлопок.

Всё это не соответствовало действительности. Никто не понимал смысла произошедшего.

— А?

Однако кто-то заметил перемены.

Меч, который небрежно держал Баш, точно застыл в замахе.

Он был справа, а теперь почему-то оказался слева. В таком узком месте нельзя было размахивать большим мечом.

А потом стены вокруг Баша взорвались.

Будто сквозь них прошёл меч.

— Уо!

Все разбойники от такого съёжились.

Но так и не поняли, что случилось.

Горизонтальный удар Баша разрушил стены и голову разбойника.

Таков был ответ.

Только падавшие камни намекали на то, что сделал мужчина.

Но до разбойников ответ так и не дошёл. Они были удивлены смертью товарища. И могли лишь ёжиться при виде разрушенных стен. Ничего не понимая, они застыли. И не осознавали, что враг уже прямо перед ними.

Молча Баш взмахнул мечом слева направо.

В итоге тела поражённых людей оказались разрублены пополам.

Никто даже не вскрикнул.

Ничего не понявшие и не сделавшие шесть человек погибли.

— Ч-чёрт...

Остался лишь наблюдавший за сражением Баша Богуз.

Только он знал, что закрытые пространства для Баша не помеха. Только он увидел удар и понял, что случилось со стенами и разбойниками.

И только он смог уйти из радиуса поражения.

— Почему, почему ты здесь!.. — закричал Богуз, выбегая из комнаты.

Баш думал броситься следом, но ему что-то нашептал Зел, и мужчина дёрнулся.

Он посмотрел на Джудит.

И тяжело задышал.

Оно и понятно, всё же перед ним на земле лежала женщина со связанными руками, не способная прикрыться.

— ... Хи, — из горла Джудит вырвался дрожащий голос.

В комнате остались она и Баш.

Верхняя часть её тела была обнажена, а промежность орка распухла. Нет, ещё возле головы мужчины была слабо светящаяся фея...

Эта фея. Похоже она не была заодно с разбойниками. Однако... И её союзником не была тоже. Она была на стороне Баша с самого начала.

Фея что-то прошептала орку.

И видевшая это Джудит подумала, что Зел предлагал сделать это сейчас.

Возможно они с самого начала это задумали.

Но ситуация была настолько экстраординарной, что никак не походила на заговор.

Баш протянул Джудит руку.

— Нет... Не надо... А?

Однако Баш не коснулся её кожи.

Он накрыл её белую кожу своим плащом.

— ... А?

— Я пришёл помочь. Сейчас развяжу, а ты используй это на раненых солдатах. Это порошок феи, — сказал Баш, развязал Джудит и протянул ей маленькую бутылочку.

Девушка знала, что такое порошок фей.

Он очень ценился. Она слышала, что одна фея в день даёт его совсем немного.

Зел у уха Баша вёл себя так, будто ему было неловко.

И тут Джудит наконец поняла.

Орк перед ней пришёл на выручку.

Он её спас.

Вытащил из отчаянной ситуации.

Чтобы с ней не случилось то же, что и с сестрой.

— Я требую благодарности! Если бы по моей... По стратегии господина я не проник сюда в качестве шпиона, ты бы уже утешала этих разбойников!

— Б-благодарю!.. — покраснев, Джуит поблагодарила.

Это были не просто слова, они были сказаны от сердца.

А ещё она удивилась.

При виде голой женщины орк ничего не сделал.

На миг она подумала, что не привлекает Баша, вот только кожаная одежда в районе промежности выпирала.

То есть он общался с ней, сдерживая свои желания.

— Но...

— Что? Камера здесь за проделанной мною дырой, сразу слева.

— Поняла! Но я не о том... П-почему ты на меня не набросился?

— А надо было?

— Н-нет!

Джудит сильнее укуталась в плащ.

Вспомнив, как было страшно, она задрожала.

— Просто оркам нравится... Похищать и оплодотворять женщин.

— Да. Но король орков запретил насиловать женщин других рас.

Эти слова он произносил уже несколько дней.

Повторял как какую-то дурацкую поговорку.

То, что девушка считала просто словами.

Но теперь они попали прямо в сердце Джудит.

Она поняла.

А, вот как.

Это и есть «верность».

Она уже видела его силу. Он сломал стену, будто это было печенье, и разом разрубил шесть человек. С такой силой он мог получить сколько угодно женщин.

И когда они окружили гостиницу, он мог убить всех солдат и изнасиловать Джудит.

Но не сделал это. Он сохранял вернуть королю орков и сдерживал себя.

Вот оно как. Потому Хьюстон и признавал его.

Тяжеловес страны орков, рыцарь страны орков.

И важная персона на уровне командира королевской охраны.

Когда Джудит поняла это, Баш встал.

— Т-ты куда?

— За ним.

Он старался выполнить приказ Хьюстона убить всех разбойников.

Хьюстон не был королём, лишь временным командиром.

А орк подчиняется приказам командира.

— Вот как, ради этого...

Но Джудит поняла всё иначе.

Она осознала лояльность Баша. И поняла, почему он здесь.

Почему пришёл в стану людей, почему терпел оскорбления, почему пошёл с рыцарями в лес, почему не бросил глупую женщину-рыцаря, почему оставляет полуголую женщину и идёт за врагом... Нет, за «орком»!..

И понимая всё это, она больше не могла мешать.

— Хм?

— Нет, я всё поняла... Буду молиться за твою удачу.

— Да!

После этих слов Баш встал.

***

Возвращаясь, Баш увидел сражавшегося в зале Хьюстона.

Он выступал против дюжины медвежатников.

Но хоть это и можно было назвать залом, они все находились в пещере.

Не помешало бы место для манёвра, но в окружении монстров сражаться было непросто.

— Прочь, прочь! Медвежатники! Окружайте! Убейте его! Живее, избавьтесь от него! — кричал державший в руках булаву Богуз.

В ярости он отдавал приказы монстрам и пытался зажать Хьюстона.

А мужчина смог как-то защититься.

При особом желании можно было попробовать оставить Хьюстона и сбежать, но тот держался, не давая врагу пройти.

Выход был лишь один. Тот, через который они вошли.

Зная Богуза, Баш считал, что тот с лёгкостью сможет пробиться через одного рыцаря-человека.

Но у него не получалось. Хьюстон был слишком хорош...

Или кто-то слишком небрежно управлял медвежатниками.

— Богуз!

— Б-Баш?!

Когда его позвали, Богуз обернулся.

Его изгнали из страны орков, но он всё равно считался одним из сильнейших. Крепко держа свой любимый меч, Баш медленно подходил к Богузу.

— Ух... Собраться!

Ощущая, как отхлынула кровь, орк закричал.

Все медвежатники, нападавшие на Хьюстона тут же окружили хозяина.

Находясь в кольце, Богуз спросил:

— Почему?! Почему ты здесь?!

Баш ответил. Так же гордо.

— У меня приказ. Убить тебя.

— Ух... Вот как!

Богуз понял. Почему здесь находился Баш. Почему орк, который должен был жить жизнью героя дома, пришёл убить его.

Слова Баша всё говорили лаконично.

Хоть Богуз и был изгнан, он оставался воином.

Он был укротителем зверей, побывавшим во многих сражениях. У него была гордость. Именно таким и полагается быть орку.

Но приказ короля орков противоречил идеалам самого Богуза.

Нельзя насиловать женщин? Нельзя сражаться?

Пошёл он. Что останется от орка без сражений и женщин?!

Потому он воспротивился и был изгнан.

И даже став разбойником, мужчина не отказался от своей гордости.

Скорее уж пытался воплотить идеалы орков.

Но его поступки были бельмом на глазу у тех, кто хотел подружиться с людьми.

Потому и был отдан приказ.

Убить.

Убить того, кто мешает отношениям орков и людей.

Кто отдал такой приказ?

Башу, орку-герою, сильнейшему воину мог приказать лишь один.

Король орков. Этот гад Немезиз приказал Башу убить Богуза.

— Орки, которые не слушаются, что, как бельмо на глазу?!

Богуз знал, что не победит Баша.

Инстинкты кричали бросить булаву, опуститься на колени, склонить голову и молить о пощаде.

Но Богуз так и не отринул гордость. Не отбросил идеалы.

Идеальный образ гордого воина.

Он не молит противника о пощаде.

— Я Богуз, бывший звериный великий полководец страны орков!

Он представился.

Своему противнику герою.

— М... Бывший воин отряда Бурдаса страны орков. Орк-герой Баш!

Представившись, они заревели, готовясь к бою насмерть.

Таким был древний обычай орков.

Богуз бросил вызов, Баш его принял. Славная битва между высшими воинами орков.

Даже знакомый с историями и традициями орков Хьюстон видел такое впервые.

— Гра-а-а-а-а-а!

По пещере разнёсся боевой клич Богуза. И в ответ ему медвежатники начали действовать.

— Гра-а-а-а-а-а!

Баш ответил таким же кличем.

И без страха ринулся на толпу медвежатников.

Он оказался в шаге от врагов.

И когда один из противников собирался сделать шаг, произошла резкая вспышка.

... Три медвежатника сразу же превратились в фарш.

— Гра-а-а-а-а-а!

Крича, Баш продолжил наступать.

Шаг, второй, после каждого из них монстры становились кусками мяса.

Перед тяжёлыми и резкими взмахами меча они были лишь скоплениями плоти.

Осталось лишь пять медвежатников.

Опытные медвежатники, дожившие до конца войны. Козырь Богуза, сочетавший в себе силу огров и ловкость людоящеров.

— Гр, гра-а-а-а! — крича, Баш снова стал наступать.

Подул стальной шторм.

Каждый воин-орк считает себя сильнейшим.

В открытую о таком никто не скажет, но все думали, что могли бы победить короля орков.

Все они были самоуверенными, но никто не был уверен в победе над Башем.

Потому что никто не мог разглядеть его ударов.

Меч двигался слишком уж быстро.

Даже глаза Богуза не поспевали за ним.

Но зрение медвежатников было лучше, чем у орков. Они могли разглядеть удар Баша.

И с помощью силы огров и ловкости людоящеров попробовать избежать его.

Но противником всё ещё оставался Баш.

Даже герой людей, способный голыми руками скрутить огра, «лорд-убийца великанов Асис» не смог остановить его. Удар мужчины отсёк голову дракону, обладавшему прочной чешуёй.

Орк-герой, побеждавший врагов в открытом бою, все его боялись.

Истинный козырь орков. Его удар не мог отразить никто.

Пять медвежатников мгновенно стали кусками мяса.

— У, у!..

В глазах Богуза отразилась смерть товарищей, с которыми он делил радости и горести долгие годы.

Он крепче сжал булаву.

Почему он не выступил вместе с ними?

Почему не умер с ними?

Почему не сделал хотя бы шага вперёд?

Эти сожаления заполнили его грудь и преобразовались в желание сражаться.

Я боялся Баша. Боялся его.

Он поставил войну на первое место, сражения были для него всем, не желая подчиняться королю орков, он покинул страну, но перед героем у него дрожали ноги.

Как он был зол на себя.

— У-а-а-а-а!

Сжав кулак, Богуз ударил себя по ноге.

Сохраняя гнев, он выбивал страх и наполнял себя силой.

— Баш!

Баша всё это не волновало.

Перед ним был враг, которого он должен был убить, и мужчина сделал шаг вперёд.

— Богуз!

Когда он назвал имя противника, в голове всплыли воспоминания о Богузе. То сражение, когда они впервые встретились.

Он уже не был новичком, а умело обращался с мечом. В тот день Баш увидел. Богуза и медвежатников. Толпа сильных монстров, прорывающихся на поле боя, внушала уверенность. А размахивающий между ними булавой Богуз казался невероятно сильным и величественным.

Мужчине казалось, что он никогда не станет таким сильным.

Настолько тот был далеко.

Но он догнал его, перегнал и перестал восхищаться.

Теперь этот орк был прямо перед ним.

— Гра-а-а-а!

— Гра-а-а-а-а!

Вспышка.

Булава Богуза и большой меч Баша сошлись.

Два куска металла столкнулись. Бывалая булава в сильных руках разразилась фейерверком искр, стала выгибаться и, не выдержав, сломалась.

А выкованный демонами большой меч не замедлился и не сбился с траектории, а попал прямо по голове Богуза.

— Га...

Голова мужчины превратилась в кровавое месиво.

— ...

Безголовое тело Богуза упало на колени.

А потом тело орка упало.

Больше противник не двигался.

Из укротителя монстров в повелителя монстров.

Самый искусный в управлении медвежатниками мужчина умер.

— Фух... — вздохнул Баш и осмотрелся вокруг.

Врагов в зале не осталось.

Четырнадцать медвежатников были убиты мгновенно.

Разбойников тоже не осталось. А даже если кто-то выжил, без Богуза они не смогут продолжать.

— Богуз...

Смотря на тело Богуза, Баш вспоминал прошлое.

Когда-то он был известный укротителем зверей.

Мужчина сражался, когда сам Баш даже не родился.

Как-то после тяжёлого сражения он похвалил: «Баш, ты наша гордость. Ты воин, олицетворяющий идеалы орков».

Баш помнил, как смиренно ответил: «Без тебя, я бы не выжил в этой битве».

Он был великим воином.

Мужчина думал, что он погиб в последнем сражении. И не представлял, что тот стал орком-отступником.

Наверняка что-то случилось. Баш не мог этого знать. И сути его последних слов мужчина не знал.

Он не был бельмом на глазу. Наоборот, Баш его уважал.

— Это конец? — к Башу обратился чесавший царапину на лице Хьюстон.

Пусть и царапина, её оставили грязные когти медвежатника.

Из-за бактерий рана опухла.

— Да, все разбойники внутри мертвы.

— А Джудит и остальные?

— Внутри, вроде никто не умер.

— Вот как, ну и хорошо. Давай заберём их и уйдём отсюда, — послюнявив рану, сказал Хьюстон.

Баш справился бы и в одиночку. Считая так, мужчина предложил присмотреть за путём к отступлению, но всё оказалось выше всяких ожиданий.

Четырнадцать медвежатников были убиты с использованием минимума движений, а потом он убил орка-воина.

Он был достоин называться сильнейшим орком.

«... И я смог сбежать от этого мужчины», — подумал Хьюстон и вздохнул с облегчением.

9. Предложение

После сражения они обыскали пещеру и нашли награбленное.

Содержание соответствовало списку похищенного, составленного Джудит. Выходило, что они использовали медвежатников и нападали на торговцев.

И доказательства продажи краденного тоже были найдены.

Связанные с разбойниками торговые компании тоже можно было найти.

Инцидент можно было считать исчерпанным.

Получив доказательства, они покинули пещеру.

— Как ярко...

Покинув тёмный лес, они оказались залитыми солнечным светом.

Наступил рассвет.

Прищурившись, Баш осмотрелся.

Серьёзные раны солдат получилось залечить порошком феи, но чтобы идти, им требовалась помощь.

Джудит приуныла, видя товарищей такими.

Её прекрасная белая кожа и светлые волосы были слегка перепачканы. Глаза опухли, на щеках остались следы слёз. Но было видно, что ей уже лучше.

И она казалась Башу прекрасной.

— ...

Заметив его взгляд, Джудит повернулась к мужчине.

Но ничего не сказала, лишь сжала губы и отвернулась.

А раньше она бы сказала какую-нибудь грубость или зло уставилась в ответ.

Однако сейчас даже слегка смущалась.

— Господин, господин!

Пока он смотрел на девушку, возле уха заговорил Зел.

— Если будешь действовать сейчас, она в тебя точно влюбится.

— ... Думаешь?

— Ты спас её. Показал, какой ты величественный. Конечно стопроцентной гарантии не даю, но это точно твой шанс! К тому же смотри, палец!

Баш посмотрел на руку Джудит.

На безымянном пальце левой руки кольца не было.

— Шанс! Это твой шанс!

Услышав про шанс, Баш вспомнил неприкрытую Джудит в пещере. Белая кожа, большая грудь, влажные от слёз глаза.

Его дыхание участилось.

Весь день он сдерживался. Человеческую женщину не заполучить просто потому, что ты её хочешь, он использовал духи, начал молча слушать, сдерживался перед обнажённой фигурой...

И благодаря всем стараниям он мог заполучить женщину-рыцаря перед ним.

Услышав это, Баш сжал кулак.

Он стал бросать взгляды на руку Джудит.

— Джудит, — всё ещё тяжело дыша, Баш обратился к ней.

— ... Ч-что? — слегка виновато девушка повернулась к нему.

И скривилась при виде того, как мужчина тяжело дышал. А он не заметил её реакции и схватил за плечи.

А потом сказал:

— Ты родишь мне детей?

Обычное признание орков.

— !..

Глаза Джудит широко открылись. В них отразился гнев.

... Но потом он утих.

Она несколько секунд серьёзно смотрела в лицо Баша, а потом прыснула.

«О, это хороший знак», — обрадовался Баш, когда заговорила Джудит:

— Теперь я уже не пойму это превратно. Половая связь без согласия другой стороны запрещена королём орков, верно?

Её ответ был не «да» и не «нет».

Тяжело дышавший Баш шмыгнул носом.

Совершенно озадаченный он спросил мнения эксперта.

— Что это значит? Это да? Или нет?

— Хм...

Эксперт скрестил руки и стал обдумывать смысл слов.

Да или нет? В голове феи слово «да» стало сражаться со словом «нет». Битва была ожесточённой... Но вот на лице эксперта появилось разочарование.

— Хм... Кажется тебе окольно отказали.

В голове эксперта «нет» поднял кулак и стал отправлять толпе зрителей воздушные поцелуи. Победа была с минимальным преимуществом.

— Отказали... То есть нет?

— Нет.

— И что теперь делать?

— Если отказали, стоит сдаться и начать искать другую. Если доставать, это могут расценить как попытку изнасилования.

— М... Вот как...

Похоже не вышло.

— Ну ладно.

Но Баш не стал падать духом.

На войне, иногда как бы он ни старался, всё равно проигрывал. Шанс не гарантирует победу. Иногда выиграть невозможно. Если бы мужчина всякий раз расстраивался из-за этого, то не пережил войну. Воин должен собраться и переключиться на следующее сражение.

«Однако...»

Баш был неопытен.

И это было его первое сражение.

Хотелось, чтобы получилось чуть лучше. Мужчина знал, что поспешность новобранца ни к чему хорошему не приведёт, и всё же.

— Вот как... Жаль. Ты мне приглянулась.

— Для орка ты неплохо делаешь комплименты. Но я презирала тебя, попала в лапы врага и разрыдалась, потому хочу знать, что тебе может приглянуться в женщине, которую пришлось спасать?

— Лицо.

— Ха-ха, — Джудит рассмеялась. Она подумала, что это шутка. — Ну, в качестве похвалы принимается, — сказала она и стала поправлять растрёпанные волосы.

Для Баша это были не просто льстивые слова. Ему очень нравилось смотреть на то, как девушка сейчас поправляла волосы.

Джудит же ничего об этом не знала и продолжила говорить:

— Ты спас меня. Если бы ты не пришёл, я бы стала как сестра.

— У тебя есть сестра?

— Да, она попала в плен к оркам, где её насиловали...

— Хм, — Баш закрыл рот.

Сестра Джудит. Про неё он ничего не знал и в людях разбирался плохо, но мог предположить, что она была такой же прекрасной женщиной-рыцарем.

А как обращаются орки с красивыми женщинами-рыцарями представить несложно.

Это не вызывало вопросов.

Все знали, что значило оркам поймать женщину.

Во время подписания мирного договора женщина-рыцарь людей «Кровавая Лили» убила одного орка, сказав: «Половой акт против воли подрывает гордость женщин-рыцарей. Если в вас есть гордость, то убивайте их, если они просят об этом! Не оскорбляйте! Позвольте умереть в бою!» — и после этого орки начали понимать.

Были те, кто поняли, что поддавались желаниям, и перестали думать «раньше делали, так чего теперь нельзя» и «пошли вы, и как нам теперь размножаться».

Но не все.

— Я всегда ненавидела орков. Ведь это орки сделали такое с моей величественной, мудрой и целеустремлённой сестрой... — на лице Джудит впервые появилась настолько сильная ненависть.

Ненавижу орков. Хочу всех их убить. Ненависть такая сильная, что казалось, что всё это можно услышать...

Однако выражение на лице почти сразу смягчилось.

— Но я решила изменить мнение. Я поняла, что среди орков есть отличные мужчины вроде тебя.

Конечно ненависть никуда не делась. Но её получилось немного смягчить.

Именно это можно было прочитать в выражении Джудит.

Баш этого не замечал, но Зел смог разглядеть.

Он подлетел к уху товарища и нашептал.

— Господин, всё же не выйдет.

— ... Но она ведь считает меня отличным, так что может ведь получиться?

— Её не устраивает сама раса орков. Для тебя ведь тоже есть неподходящие расы?

Некоторые расы и правда не устраивали Баша.

Например людоящеры. Спариваться с ящерицами вообще не было желания. Там даже самцов от самок нельзя было отличить.

Ещё были пчёлы-убийцы. В результате такого соития получаются только пчёлы-убийцы, и беременная самка съедает своего мужа. Баш не хотел, чтобы у него был всего один секс за всю жизнь.

Были и другие неподходящие расы.

И для Джудит такой расой являлись орки, потому ничего не выйдет.

— Пусть женой она не станет, но считает тебя отличным мужчиной, так что шанс ещё есть. Человеческие женщины поддерживают связи друг с другом. Может она познакомит тебя с той, которую устроит орк.

— Вот оно как!

Баш представил таких же красивых женщин-рыцарей как Джудит.

Все были в его вкусе. Жаль, что с Джудит ничего не вышло, но это могло принести ему кого-то другого.

— А, и не проси прямо тебя познакомить. Человеческие женщины не любят такую переменчивость.

— Тогда что сказать?

— Так... Например, что ты ищешь встреч.

Баш закивал.

Всё же на Зела можно было положиться. Сам бы он до такого не додумался.

— Джудит. Можно попросить?

— Попросить?

— Я ищу подобных встреч. Может ты можешь что-то посоветовать.

Услышав это, девушка вопросительно склонила голову. Но вот всё поняла и посмотрела на Хьюстона. Тот слышал их разговор и кивнул.

— Тогда тут посоветовать могу я.

— М... Ты?

— Ха-ха, я же командир рыцарей Класела. И владею немалым количеством информации.

Командир рыцарей был на уровне великого полководца орков.

Он всегда наблюдал за делами своих подчинённых.

Тот, кто не наблюдал, просто не смог бы занять этот пост.

Орки существа простые, но не глупые. Они прекрасно понимали, что требуется командующему.

И из отличных воинов вроде Баша не всегда получались отличные командиры.

И в таком случае командир рыцарей должен был знать про женщин-рыцарей в его подчинении.

— Отправляйся в страну эльфов, город в лесу Шиванаси. Там наверняка тебя ждёт желанная «встреча».

— Эльфы?

Это отличалось от того, что он себе представлял.

Мужчина думал, что его познакомят с женщиной-рыцарем.

Но и эльфы не хуже. Они менее плодовиты, чем люди, но совместимы с орками, беременеют без проблем, и дети часто рождаются магически сильными.

Эльфы долго живут, выносливые и красивые, потому эта раса была популярна среди орков.

Хотя некоторые из них не любили эльфов за излишнюю худобу.

Однако... Баш в их число не входил. Эльфов не было в месте размножения орков, потому это даже ощущалось как-то солидно. Если приведёт такую в качестве жены, только укрепит свой статус героя.

— Эльфы? А неплохо, господин!

— Да! Тогда пошли.

Баш довольный собрался уходить. А Хьюстон удивился.

— А? Куда?

— В лес Шиванаси.

Да, лес Шиванаси был не так далеко, но в противоположном от города-крепости Класел стороне.

В Класел возвращаться было ни к чему.

— ... Может стоит переночевать в Класеле? Я приглашаю.

— У меня нет на это времени.

Баш даже на минуту не собирался откладывать возможность расстаться с девственностью.

Если он сможет сделать это в лесу Шиванаси, надо было немедленно отправляться туда.

— А мы думали выпить в таверне, чтобы отпраздновать победу.

— Праздновать пока рано. Я ещё не достиг своей цели.

Хьюстон хотел ненадолго задержать его, но в итоге, смирившись, улыбнулся.

— Вот как. Понимаю. Тогда не буду задерживать.

Солдаты удивлённо посмотрели на Баша.

Они точно спрашивали, действительно ли ему надо уходить.

Но Хьюстон и Джудит ничего не сказали.

Просто смотрели вслед Башу... Нет, Джудита сделал шаг вперёд.

— Господин Баш.

Он остановился.

Всё ещё на что-то надеялся.

— Я буду молиться за твой успех.

Хотя ожидания были слабыми.

Через плечо он посмотрел на Джудит и кивнул.

А потом направился в сторону леса Шиванаси.

***

— Это... Деталей я не знаю, но похоже он пришёл в Класел с какой-то целью, — уже недалеко от города сказал один солдат.

— М? Так ты не понял?

— Да, если можно, могли бы объяснить.

Хьюстон обернулся и стал посматривать на Джудит.

Точно говорил: «Ты же поняла? Объясни».

Девушка вздохнула и начала объяснять:

— После войны король орков выбрал путь сосуществования, а не войны с другими расами. Это вы знаете.

— Да. Господин Хьюстон сам присутствовал при подписании.

— Верно. Но некоторые орки, присутствующие при подписании выглядели недовольными.

— Угу. Орки очень любят сражаться. Они думают: «Я с самого детства сражаюсь, а вы мне мир навязываете, я хочу ещё побуянить!..» Таких довольно много.

Один из солдат затаил дыхание.

— И эти орки разбрелись по миру... И теперь буянят в разных местах. Как у нас здесь.

Джудит очень многое узнала об орках от Хьюстона.

К тому же уже целый год наблюдала за охотой капитана на орков-отступников.

Почти все они не стали слушать приказ короля орков, и как орки, и как воины были скорее второсортными.

Но были и совсем не похожие на них орки-отступники.

Истинные воины. Прошедшие через множество сражений и убившие сотни врагов. Они были сильны и хитры. И знали, как выживать.

— В нашем случае это оказалась работа орка... Но как это связано с путешествием господина Баша?

— Рассказав обо всём этом, ты так и не поняла? — Хьюстон пожал плечами. — Он пытается найти и убить орков, лишившихся чести.

Джудит всё поняла. Он был истинным рыцарем. Обладал самоконтролем и служил верой и правдой своему господину. Потому он постоянно упоминал короля орков. Король орков и орк-герой Баш пытались защитить кое-что...

— Он хочет вернуть гордость орков.

Орки варварская раса. Почти все так считают.

И это так.

Но в то же время орки гордые воины.

Они сами соскребают с себя ржавчину, становясь первоклассным мечом.

И чтобы сообщить об этом, единственный и неповторимый герой орков отправился в путь.

— После случившегося, я немного изменила своё отношение к оркам.

Она ненавидела их.

Орков, сломавших её сестру. Они не считают людей, а точнее женщин за личностей.

Скорее за инструмент для вынашивания детей. Такое не нравилось.

Однако, как оказалось, некоторых из них есть за что уважать.

Есть тот, к кому даже рыцари могли стремиться.

И понимание этого было важно.

Так считала Джудит.

— Но вы сразу поняли, господин Хьюстон? Почему господин Баш пришёл к Класел.

— Хм... Ну, да, — Хьюстон слабо улыбнулся. Вначале он был напуган и обескуражен. Но потом мужчина понял, что у орка есть миссия. Он быстро понял это, потому что изучал орков.

Наблюдать и понимать орков — этим он занимался, чтобы выжить.

Но, обладая этими знаниями и опытом, мужчина смог помочь герою, не оскорбив его.

Хьюстон гордился собой за это.

— Мы должны быть не хуже, если хотим называться рыцарями.

— Верно... Будем стараться, чтобы стать такими же как господин Баш! — вспоминая случившееся, приняла решение Джудит.

Она не забудет эту встречу.

Не забудет его гордые поступки.

И будет стремиться, чтобы стать таким же рыцарем как он...

— Но перед этим вас придётся отстранить и сократить жалование. Благодарите господина Баша, рыцарских титулов я вас не лишу. Лучше подумайте как следует о своём поведении!

— Да, поняла вас!

— Да!

— Да!

Хьюстон и Джудит.

Они оба благодарили бога за встречу с Башем, пока возвращались в город-крепость Класел.