Том 1    
7. Джудит


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
id422650713
id422650713
19.10.2020 18:35
Смотрите-ка, персонаж того хентая про школьниц и орков, получил себе самостоятельный сюжет...
valvik
valvik
18.10.2020 14:54
Спасибо за перевод
spokuha(-_-)
spokuha(-_-)
18.10.2020 09:34
Обожаю асанаги, жалко он только по жести идет и нету лайтовенького ничего :(
lover_varfor
lover_varfor
18.10.2020 04:13
Спасибо за перевод! Ожидаем выход второго тома!

7. Джудит

У меня была сестра.

Сестра, которой я гордилась.

Между нами было десять лет разницы, и когда я только начала осознавать себя как личность, сестра могла похвастаться хорошим воспитанием и оценками, а ещё была примером для остальных, семья возлагала на неё большие надежды.

Я тоже восхищалась сестрой.

А она всегда была добра ко мне.

Учёба была тяжёлой, и когда я прибегала к ней, она очень радовалась.

Я любила, когда она заплетала мне волосы. Сестра могла всё, и только волосы заплетала слегка неуклюже, перекашивая то влево, то вправо. Но мне это очень нравилось. Это доказывало, что именно сестра заплела мне волосы.

Когда сестра выпустилась из школы, то стала рыцарем.

В нашей семье люди из поколения в поколение становились рыцарями, и сестра этого хотела. В то время шла война, и стране нужны были люди.

Став рыцарем, она продолжала двигаться вперёд, всего за несколько лет ей уже доверили отряд.

Раз в год сестра возвращалась домой и отчитывалась о ходе войны.

«После смерти короля демонов и победы в нескольких серьёзных сражениях война пошла в пользу альянса четырёх рас. Скоро она должна закончиться. И тогда я буду смотреть, как ты стараешься. Ты же тоже станешь рыцарем? Тогда надо учиться обращаться с мечом. Хи-хи, возможно тебя назначат моей подчинённой. Тогда, что на работе, что дома, спуску я тебе давать не буду».

Так говорила сестра и улыбалась.

А через несколько месяцев отряд сестры был уничтожен, а её взяли в плен.

Получив сообщение, моя семья впала в отчаяние.

Отец и мать выглядели так, будто наступил конец света. Говорили, что лучше бы она умерла.

Тогда я ничего не понимала. Почему родители говорили так?

Это ведь сестрёнка. Мама и папа гордятся ей.

Потому крикнула: «Ничего хорошего, если она умрёт!» — и выбежала из комнаты.

Какое-то время я не говорила с родителями.

Прошло несколько лет.

Война закончилась.

Выиграл альянс, возглавляемый людьми, а союз семи рас, в число которых входили и орки, проиграл.

Орки освободили всех пленных.

Сестра тоже вернулась домой.

И я поняла, что значит «женщина, пленённая орками».

Сестра была полностью сломлена.

Глаза впали, волосы были растрёпаны, раньше она всегда ходила прямо, а теперь сгорбилась, точно что-то скрывая.

Она почти не разговаривала, а когда подходили мужчины, в ужасе кричала.

Даже если это был родной отец.

Позже я узнала, что сестра стала женой великого полководца и к концу войны родила ему шестерых детей.

Физически и морально это истощило ещё, больше оставаться рыцарем она не могла.

И даже не могла стать чьей-то женой.

Она оказалась лишена будущего.

Я не прощу орков.

Знаю. Теперь я знаю. Какие существа орки. Они мыслят совсем иначе. Если бы они этого не делали, то не смогли бы размножаться. Они как кошки, предпочитающие тёмные и узкие пространства, или собаки, писающие на дерево у дороги. Они не делали ничего плохого.

И хоть я понимала это, мои чувства этого не признавали.

Я хотела убить всех орков.

Потому и стала рыцарем.

Я и раньше хотела этого, но теперь старалась ещё сильнее.

Война закончилась, в армии прошли сокращения, потребность в рыцарях тоже сократилось, и хоть на это ушло больше времени, я стала рыцарем.

И хотела попасть я в город-крепость Класел.

Он был ближе всех к стране орков. Это место встретит орков раньше всех в случае войны. Именно здесь был «Убийца свиней Хьюстон».

Надежды оправдались.

Женщинам-рыцарям советуют не приближаться к стране орков, но я просто проигнорировала это.

«Убийца свиней Хьюстон» оказался именно тем человеком, каким я его представляла.

Он был безжалостен к оркам-отступникам.

Он спрашивал, почему тех изгоняли, и когда слышал ответ, других вопросов не задавал.

Что бы они ни говорили, их просто казнили. Совершивших преступления и не совершавших, всех без разбора.

Он говорил: «Орки-отступники совершили преступление в своей стране. И в стране людей они будут вести себя так же. Когда что-то случится, будет уже поздно».

Видя, какой он безжалостный, я решила следовать за этим человеком.

Когда война закончилась, торговля между расами стала активнее, и все начали привыкать к чужим привычкам и обычаям, а он стал моим идеалом, ведь не испытывал жалости к оркам.

Он поможет мне свершить мою месть. Все орки будут убиты.

Я верила в это.

Я слышала, что бывают исключения.

Орки не отступники.

Путешественники, выполняющие какие-то миссии. Таких после расспроса стоило отпускать.

За время своей работы Джудит таких ни разу не встречала. Потому успела о них забыть.

Но вот он появился.

Орк по имени Баш отличался от известных мне орков.

Он был меньше других орков, но крепче и величественнее.

Даже лицо было совершенно серьёзным.

Орки-отступники смотрели на других свысока. Когда они видели Джудит, на лицах была похоть, они разглядывали её грудь и попку.

Я ненавижу эти взгляды. Но Баш не смотрел на меня так озабоченно.

Грудь и попку он рассматривал... Но люди от него ничем не отличаются. Хотя это неприятно.

Проблема была в поведении Хьюстона с появлением Баша.

Идеал рухнул.

Что это? Куда делся «убийца свиней»?

Похоже Баш был важной фигурой в стране орков.

Я это понимаю. Но не лебезить же перед ним. Он же всего лишь орк.

Мы начали действовать вместе, и Хьюстон во всём потакал Башу.

Вместо того, чтобы решать случаи на дороге, он старался не разочаровать орка.

Я всё меньше доверяла ему.

Потому и ослушалась приказа. Поддалась чувствам. Поступила как ребёнок.

Но дело было не только в этом.

Сестру долго держали в плену и сломали.

Когда проиграла и попала в плен, она уже не могла избежать того, что её тело осквернят, но если бы на помощь пришли раньше, возможно сестра не была так сломлена.

Потому я спешила, желая спасти пленного поскорее.

Пусть даже в плен попала фея, которую я толком не знаю.

Знавшие мою историю солдаты поддержали меня.

Пусть мы нарушили приказ, но главное, чтобы всё получилось, нам снизят зарплату или временно отстранят, но главное, что мы снова вернём мир. Но я была легкомысленна во всём.

В собственных действиях, в приказах Хьюстона... И силе врага.

— Хе-хе-хе... Завтра мы повеселимся.

И в итоге моя жизнь и жизни солдат висели на волоске.

— Ух...

— У...

Рядом лежали мои подчинённые.

Все были ранены, у кого-то сломаны кости, а кто-то без сознания.

Никто не умер, но были и большие потери крови, потому некоторые до утра могли не дожить.

То, что мы все выжили — чистая удача.

Зайдя в пещеру, мы угодили в ловушку.

Они сразу стали целиться в источник света.

В тёмной пещере мы даже не знали, сколько врагов, а они одного за другим победили нас.

И когда мы проиграли, перед нами встали десяток людей, десяток медвежатников.

И один орк.

Орк, орк.

Это он оказался укротителем зверей, управляющим монстрами.

Я с ненавистью посмотрела на него, а он лишь мерзко облизнулся.

Я ощутила страх.

— Отлично. Такое счастье за феей привалило, прямо повезло.

— Ге-хе-хе, босс, можно мне женщину?

— Дурак, мы все ей попользуемся.

— Лично её никто не загребёт.

— Ладно, женщину в камеру, мужчин убейте и выбросите.

Услышав это, я поняла, что меня ждёт дальше.

— Ух... У-убейте...

Я ощущала, как дрожал мой голос.

Я просила убить меня, но сама умирать не хотела. Я ведь ещё ничего не сделала. Для чего я тогда стала рыцарем? Нет. Не надо. Не делайте со мной ничего.

И тут во тьме прозвучал высокий голос:

— Подождите, нельзя никого убивать. Вас ведь ещё не нашли! А если обнаружат трупы, сюда ворвётся толпа рыцарей! Точно! Завтра с утра убьём их где-нибудь подальше! И подстроим так, будто это медвежатники сделали! Нужно окровавленное место в лесу! И несколько трупов медвежатников, чтобы казалось, что сражение было жарким! Люди глупые, они легко купятся! Нельзя же прикрывать такую хорошую лавочку! Нет, нельзя! Если голова варит, вы этого не сделаете! К тому же тут темно. А если уж убивать, то глядя в лицо. Ведь куда приятнее убивать, когда в лицо смотришь!

Зел.

Я не могла поверить.

Я думала, что его схватили, но ошиблась. Они с самого начала были товарищами.

И в ловушку мы угодили, потому что он нас сдал.

— И правда. Эй, парни, тащите всех в клетку... Хе-хе, женщина-рыцарь. Мы отправим тебя в рай на глазах у подчинённых, — сказал орк, взял меня за волосы и потащил вглубь пещеры.

Услышав это, разбойники вокруг мерзко засмеялись.

***

Меня утащили в дальнее помещение, где были лишь грязные соломенные кровати, и швырнули на пол.

Я осмотрелась, здесь был лишь один орк.

Все остальные люди.

Заросшие, наглые как и подобает разбойникам, и всё же они были людьми.

— Вы ведь... Люди, так почему работаете с орком?

— Орком? Эй, эй, это уже дискриминация. Война закончилась, вообще-то. Если интересы совпадают, почему бы не объединиться... Да? — сказал один, а все согласились, хлопая орка по плечам.

Тот тоже весело улыбался и хлопал товарищей по плечам.

А я была ошарашена даже сильнее, чем могла представить.

Я не думала, что люди будут действовать заодно с орками.

Но тут не было ничего необычного.

Тут был замешан орк, а техника, позволявшая управлять медвежатниками, принадлежала демонам.

Когда я проходила подготовку, меня учили этому.

Некоторые орки могли её использовать. И раз рядом была страна орков, ничего странного, что кто-то из них был замешан.

Однако орку не хватало мозгов, чтобы нападать на торговцев и брать столько товаров, чтобы этого никто не заметил. Если орк нападает, он берёт всё.

Зато такому вполне могли научить люди.

Почему они не поняли чего-то настолько простого?

... Я поняла.

Орки не взаимодействуют с людьми, они не общаются с другими расами, я была слишком наивна.

Я верила, что гордость не позволит людям работать с орками.

Моя недальновидность привела к этому.

— Так... Кто начнёт? Босс?

— Да ладно. Давайте вы.

— Эй, эй, уверен, босс? Орки ведь обожают женщин-рыцарей.

— У орков принято награждать тех, кто ниже.

— А у людей тех, кто выше. У нас всё получилось благодаря боссу и его медвежатникам.

— Эй, эй, парни, вы вроде говорили, что в гробу начальство видели.

— Другое дело, когда мы его уважаем. Тебе мы доверяем.

— Хе-хе, ну раз так, то отказываться не буду.

Сказав это, орк протянул ко мне руку.

Сейчас он меня изнасилует. Когда подумала об этом, ощутила, как от головы отступила кровь.

Руки и ноги похолодели, тело дрожало.

— Н... Нет... Не надо...

— Эй, эй, всё не так, госпожа рыцарь. Когда собираются насиловать, надо продемонстрировать дух и сказать, что лучше смерть, иначе не интересно. Давай-ка ещё раз.

— Н... Нет, не надо!

Я вспомнила, какой сломленной была сестра.

Вспомнила, как пронзительно она кричала, когда подходил отец. Вспомнила историю сестры, которая родила шестерых орков.

Я была возмущена. Думала, что всё это из-за орков. Думала, что надо всех их истребить.

И когда я увидела промежность Баша, стыда и неловкости не было, один лишь гнев.

Я могла думать лишь об этом.

И не думала, что это может случиться со мной.

— Не приближайся! Нет, нет, нет!

— Эй, не буянь!

С меня снимали броню, а я не могла сопротивляться, потому что руки были связаны за спиной.

Я могла лишь плакать и кричать.

Когда броню сняли, я осталась в белье, подчёркивающем линии тела, и взгляды мужчин запылали.

— Не могу больше терпеть.

— Нет!

Орк вытянул руку и порвал моё бельё. Мужчины тяжело дышали, а изо рта орка текли слюни.

— ... Эй, а тут не слишком шумно?

Прозвучал мужской голос.

— Шумно?..

Мужчины перестали дышать, и воцарилась тишина. И теперь можно было услышать, как кто-то сражается.

Нет, не сражается, а разносит всё.

Тут ввалился ещё один мужчина:

— Босс! На нас напали!

— Что, ещё их товарищи?! И сколько их?!

— В-всего двое.

— ... Что? Тогда успокойтесь и разберитесь с ними. Не дайте им сбежать.

С двумя они справятся.

Сейчас куда важнее ощутить вкус женщины, которой у них давно не было, все снова посмотрели на меня.

Но тут они что-то заметили и повернулись к пришедшему мужчине.

Всё его лицо было в крови, но сам он был на удивление бледен.

Мужчина закричал:

— Нам с ними не справиться! Уже все проиграли! Надо бе...

И тут стена взорвалась.

Все присутствующие были поражены внезапным взрывом и посмотрели в его сторону.

Сквозь дым пролетела слабая вспышка света.

— Вот что значит господин. В яблочко.

Такой спокойный голос, будто это уже не та фея.

А дым тем временем рассеялся.

И показалась дыра. В стене комнаты образовалась огромная дыра.

И через неё внутрь вошёл мужчина.

Видя его, меня охватило ещё большее отчаяние.

Зелёная кожа, длинные клыки. Орк. Появился ещё один орк.

Тело задрожало сильнее.

Я уже не представляла, что со мной будет, руки и ноги лишились сил, в глазах собирались слёзы.

Я уже попросту сдалась.

— ...

Но новый орк осмотрелся вокруг, потом его взгляд остановился на мне и он заговорил.

Он смотрел не на моё обнажённое тело, а прямо мне в глаза, когда сказал.

Голосом, к которому я уже привыкла за эти несколько дней.

— Я пришёл помочь.