Том 1    
8. Герой против звериного великого полководца


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
id422650713
id422650713
19.10.2020 18:35
Смотрите-ка, персонаж того хентая про школьниц и орков, получил себе самостоятельный сюжет...
valvik
valvik
18.10.2020 14:54
Спасибо за перевод
spokuha(-_-)
spokuha(-_-)
18.10.2020 09:34
Обожаю асанаги, жалко он только по жести идет и нету лайтовенького ничего :(
lover_varfor
lover_varfor
18.10.2020 04:13
Спасибо за перевод! Ожидаем выход второго тома!

8. Герой против звериного великого полководца

Пещера была тесной.

Высота менее трёх метров, а ширина около двух.

Для орков слишком узко, но людям места вполне хватает. Возможно эта пещера когда-то использовалась в качестве одной из баз на передовой.

Даже ветеран войны вроде Баша не знал про её существование.

Скорее всего её забросили более двадцати лет назад.

А потом её нашли разбойники и сделали своим логовом.

До Джудит он добрался невероятно быстро.

В большом зале, где он победил охрану, к нему тут же подлетел Зел и быстро заговорил: «Господин! Опаздываешь! Сюда! Скорее сюда! Сейчас ту женщину-рыцаря изнасилуют! Ты должен спасти ей! Если не поспешишь, то опоздаешь! В темпе! В темпе! Пробей эту стену, чтобы проделать короткий путь!»

Хьюстон сказал, что останется в зале, чтобы защитить пути отхода и разобраться с подкреплением.

Баш видел, что он был тренированным рыцарем.

Так что, если придут ещё разбойники, он им не проиграет.

И вот перед ним предстала желанная самка с обнажённой верхней частью тела.

Малыш Баша начал говорить: «Старик, сейчас!», но мужчина сдержался.

Будь здесь Хьюстон, он бы удивился.

Перед орком была голая женщина, а он подавил свои звериные желания.

Нет, именно потому, что смог подавить их, Баш и стал героем.

Конечно здесь была не только Джудит.

Ещё здесь находился орк и шесть разбойников.

— Что? Орк? Знакомый босса?

— Помочь? Так ведь атака рыцарей закончилась.

Разбойники с подозрением смотрели на Баша, но нападения не ждали.

Просто пытались понять, кто пробил стену, и смотрели на другого орка.

— Босс, кто это?

— П-п... П-почему?..

Зелёное лицо орка побледнело, превратив его в синего орка.

Баш посмотрел на дрожащего сородича.

Лицо оказалось знакомым.

— Богуз.

— Хи.

Богуз.

Баш тоже его знал.

Воин страны орков, укротитель зверей, управляющий медвежатниками.

Единственный, получивший титул повелитель зверей.

Однако он не признал мира с людьми, не послушался приказа короля орков и был изгнан из страны.

— Богуз, оркам запрещено принуждать к спариванию женщин других рас.

— Н... Нет, я и не принуждаю, она по своей воле!

— Как же.

Лицо Джудит было в слезах и соплях, она извивалась, пытаясь прикрыться.

Если бы это считалось согласием, Баш мог расстаться с девственностью ещё в лесу.

— Эй, эй, он вроде знакомый Богуза... Но похоже, что враг, да?

Один из разбойников вытащил меч. Улыбаясь, он бросил взгляд на Баша.

В глазах была жажда убийства.

— Верно, — ответил ему Баш.

Обманывать он и не думал.

— Ха, тогда умри!

Разбойник действовал быстро.

Он поднял меч на уровне груди и кольнул им. Он целился в глаза Баша.

Пусть враг и был разбойником, но таким же воином, пережившим войну. Он умел сражаться в узких пространствах и отлично владел мечом.

— Как и думал, двигаться здесь неудобно.

Удар нёс смерть.

Разбойник уже представлял, как меч вонзится в глаз поражённого Баша, и хлынет фонтан крови... И тут его череп оказался раздавлен.

— А?

Все остальные разбойники так и не поняли, что случилось.

Атаковавший товарищ просто лишился головы, когда прозвучал хлопок.

Всё это не соответствовало действительности. Никто не понимал смысла произошедшего.

— А?

Однако кто-то заметил перемены.

Меч, который небрежно держал Баш, точно застыл в замахе.

Он был справа, а теперь почему-то оказался слева. В таком узком месте нельзя было размахивать большим мечом.

А потом стены вокруг Баша взорвались.

Будто сквозь них прошёл меч.

— Уо!

Все разбойники от такого съёжились.

Но так и не поняли, что случилось.

Горизонтальный удар Баша разрушил стены и голову разбойника.

Таков был ответ.

Только падавшие камни намекали на то, что сделал мужчина.

Но до разбойников ответ так и не дошёл. Они были удивлены смертью товарища. И могли лишь ёжиться при виде разрушенных стен. Ничего не понимая, они застыли. И не осознавали, что враг уже прямо перед ними.

Молча Баш взмахнул мечом слева направо.

В итоге тела поражённых людей оказались разрублены пополам.

Никто даже не вскрикнул.

Ничего не понявшие и не сделавшие шесть человек погибли.

— Ч-чёрт...

Остался лишь наблюдавший за сражением Баша Богуз.

Только он знал, что закрытые пространства для Баша не помеха. Только он увидел удар и понял, что случилось со стенами и разбойниками.

И только он смог уйти из радиуса поражения.

— Почему, почему ты здесь!.. — закричал Богуз, выбегая из комнаты.

Баш думал броситься следом, но ему что-то нашептал Зел, и мужчина дёрнулся.

Он посмотрел на Джудит.

И тяжело задышал.

Оно и понятно, всё же перед ним на земле лежала женщина со связанными руками, не способная прикрыться.

— ... Хи, — из горла Джудит вырвался дрожащий голос.

В комнате остались она и Баш.

Верхняя часть её тела была обнажена, а промежность орка распухла. Нет, ещё возле головы мужчины была слабо светящаяся фея...

Эта фея. Похоже она не была заодно с разбойниками. Однако... И её союзником не была тоже. Она была на стороне Баша с самого начала.

Фея что-то прошептала орку.

И видевшая это Джудит подумала, что Зел предлагал сделать это сейчас.

Возможно они с самого начала это задумали.

Но ситуация была настолько экстраординарной, что никак не походила на заговор.

Баш протянул Джудит руку.

— Нет... Не надо... А?

Однако Баш не коснулся её кожи.

Он накрыл её белую кожу своим плащом.

— ... А?

— Я пришёл помочь. Сейчас развяжу, а ты используй это на раненых солдатах. Это порошок феи, — сказал Баш, развязал Джудит и протянул ей маленькую бутылочку.

Девушка знала, что такое порошок фей.

Он очень ценился. Она слышала, что одна фея в день даёт его совсем немного.

Зел у уха Баша вёл себя так, будто ему было неловко.

И тут Джудит наконец поняла.

Орк перед ней пришёл на выручку.

Он её спас.

Вытащил из отчаянной ситуации.

Чтобы с ней не случилось то же, что и с сестрой.

— Я требую благодарности! Если бы по моей... По стратегии господина я не проник сюда в качестве шпиона, ты бы уже утешала этих разбойников!

— Б-благодарю!.. — покраснев, Джуит поблагодарила.

Это были не просто слова, они были сказаны от сердца.

А ещё она удивилась.

При виде голой женщины орк ничего не сделал.

На миг она подумала, что не привлекает Баша, вот только кожаная одежда в районе промежности выпирала.

То есть он общался с ней, сдерживая свои желания.

— Но...

— Что? Камера здесь за проделанной мною дырой, сразу слева.

— Поняла! Но я не о том... П-почему ты на меня не набросился?

— А надо было?

— Н-нет!

Джудит сильнее укуталась в плащ.

Вспомнив, как было страшно, она задрожала.

— Просто оркам нравится... Похищать и оплодотворять женщин.

— Да. Но король орков запретил насиловать женщин других рас.

Эти слова он произносил уже несколько дней.

Повторял как какую-то дурацкую поговорку.

То, что девушка считала просто словами.

Но теперь они попали прямо в сердце Джудит.

Она поняла.

А, вот как.

Это и есть «верность».

Она уже видела его силу. Он сломал стену, будто это было печенье, и разом разрубил шесть человек. С такой силой он мог получить сколько угодно женщин.

И когда они окружили гостиницу, он мог убить всех солдат и изнасиловать Джудит.

Но не сделал это. Он сохранял вернуть королю орков и сдерживал себя.

Вот оно как. Потому Хьюстон и признавал его.

Тяжеловес страны орков, рыцарь страны орков.

И важная персона на уровне командира королевской охраны.

Когда Джудит поняла это, Баш встал.

— Т-ты куда?

— За ним.

Он старался выполнить приказ Хьюстона убить всех разбойников.

Хьюстон не был королём, лишь временным командиром.

А орк подчиняется приказам командира.

— Вот как, ради этого...

Но Джудит поняла всё иначе.

Она осознала лояльность Баша. И поняла, почему он здесь.

Почему пришёл в стану людей, почему терпел оскорбления, почему пошёл с рыцарями в лес, почему не бросил глупую женщину-рыцаря, почему оставляет полуголую женщину и идёт за врагом... Нет, за «орком»!..

И понимая всё это, она больше не могла мешать.

— Хм?

— Нет, я всё поняла... Буду молиться за твою удачу.

— Да!

После этих слов Баш встал.

***

Возвращаясь, Баш увидел сражавшегося в зале Хьюстона.

Он выступал против дюжины медвежатников.

Но хоть это и можно было назвать залом, они все находились в пещере.

Не помешало бы место для манёвра, но в окружении монстров сражаться было непросто.

— Прочь, прочь! Медвежатники! Окружайте! Убейте его! Живее, избавьтесь от него! — кричал державший в руках булаву Богуз.

В ярости он отдавал приказы монстрам и пытался зажать Хьюстона.

А мужчина смог как-то защититься.

При особом желании можно было попробовать оставить Хьюстона и сбежать, но тот держался, не давая врагу пройти.

Выход был лишь один. Тот, через который они вошли.

Зная Богуза, Баш считал, что тот с лёгкостью сможет пробиться через одного рыцаря-человека.

Но у него не получалось. Хьюстон был слишком хорош...

Или кто-то слишком небрежно управлял медвежатниками.

— Богуз!

— Б-Баш?!

Когда его позвали, Богуз обернулся.

Его изгнали из страны орков, но он всё равно считался одним из сильнейших. Крепко держа свой любимый меч, Баш медленно подходил к Богузу.

— Ух... Собраться!

Ощущая, как отхлынула кровь, орк закричал.

Все медвежатники, нападавшие на Хьюстона тут же окружили хозяина.

Находясь в кольце, Богуз спросил:

— Почему?! Почему ты здесь?!

Баш ответил. Так же гордо.

— У меня приказ. Убить тебя.

— Ух... Вот как!

Богуз понял. Почему здесь находился Баш. Почему орк, который должен был жить жизнью героя дома, пришёл убить его.

Слова Баша всё говорили лаконично.

Хоть Богуз и был изгнан, он оставался воином.

Он был укротителем зверей, побывавшим во многих сражениях. У него была гордость. Именно таким и полагается быть орку.

Но приказ короля орков противоречил идеалам самого Богуза.

Нельзя насиловать женщин? Нельзя сражаться?

Пошёл он. Что останется от орка без сражений и женщин?!

Потому он воспротивился и был изгнан.

И даже став разбойником, мужчина не отказался от своей гордости.

Скорее уж пытался воплотить идеалы орков.

Но его поступки были бельмом на глазу у тех, кто хотел подружиться с людьми.

Потому и был отдан приказ.

Убить.

Убить того, кто мешает отношениям орков и людей.

Кто отдал такой приказ?

Башу, орку-герою, сильнейшему воину мог приказать лишь один.

Король орков. Этот гад Немезиз приказал Башу убить Богуза.

— Орки, которые не слушаются, что, как бельмо на глазу?!

Богуз знал, что не победит Баша.

Инстинкты кричали бросить булаву, опуститься на колени, склонить голову и молить о пощаде.

Но Богуз так и не отринул гордость. Не отбросил идеалы.

Идеальный образ гордого воина.

Он не молит противника о пощаде.

— Я Богуз, бывший звериный великий полководец страны орков!

Он представился.

Своему противнику герою.

— М... Бывший воин отряда Бурдаса страны орков. Орк-герой Баш!

Представившись, они заревели, готовясь к бою насмерть.

Таким был древний обычай орков.

Богуз бросил вызов, Баш его принял. Славная битва между высшими воинами орков.

Даже знакомый с историями и традициями орков Хьюстон видел такое впервые.

— Гра-а-а-а-а-а!

По пещере разнёсся боевой клич Богуза. И в ответ ему медвежатники начали действовать.

— Гра-а-а-а-а-а!

Баш ответил таким же кличем.

И без страха ринулся на толпу медвежатников.

Он оказался в шаге от врагов.

И когда один из противников собирался сделать шаг, произошла резкая вспышка.

... Три медвежатника сразу же превратились в фарш.

— Гра-а-а-а-а-а!

Крича, Баш продолжил наступать.

Шаг, второй, после каждого из них монстры становились кусками мяса.

Перед тяжёлыми и резкими взмахами меча они были лишь скоплениями плоти.

Осталось лишь пять медвежатников.

Опытные медвежатники, дожившие до конца войны. Козырь Богуза, сочетавший в себе силу огров и ловкость людоящеров.

— Гр, гра-а-а-а! — крича, Баш снова стал наступать.

Подул стальной шторм.

Каждый воин-орк считает себя сильнейшим.

В открытую о таком никто не скажет, но все думали, что могли бы победить короля орков.

Все они были самоуверенными, но никто не был уверен в победе над Башем.

Потому что никто не мог разглядеть его ударов.

Меч двигался слишком уж быстро.

Даже глаза Богуза не поспевали за ним.

Но зрение медвежатников было лучше, чем у орков. Они могли разглядеть удар Баша.

И с помощью силы огров и ловкости людоящеров попробовать избежать его.

Но противником всё ещё оставался Баш.

Даже герой людей, способный голыми руками скрутить огра, «лорд-убийца великанов Асис» не смог остановить его. Удар мужчины отсёк голову дракону, обладавшему прочной чешуёй.

Орк-герой, побеждавший врагов в открытом бою, все его боялись.

Истинный козырь орков. Его удар не мог отразить никто.

Пять медвежатников мгновенно стали кусками мяса.

— У, у!..

В глазах Богуза отразилась смерть товарищей, с которыми он делил радости и горести долгие годы.

Он крепче сжал булаву.

Почему он не выступил вместе с ними?

Почему не умер с ними?

Почему не сделал хотя бы шага вперёд?

Эти сожаления заполнили его грудь и преобразовались в желание сражаться.

Я боялся Баша. Боялся его.

Он поставил войну на первое место, сражения были для него всем, не желая подчиняться королю орков, он покинул страну, но перед героем у него дрожали ноги.

Как он был зол на себя.

— У-а-а-а-а!

Сжав кулак, Богуз ударил себя по ноге.

Сохраняя гнев, он выбивал страх и наполнял себя силой.

— Баш!

Баша всё это не волновало.

Перед ним был враг, которого он должен был убить, и мужчина сделал шаг вперёд.

— Богуз!

Когда он назвал имя противника, в голове всплыли воспоминания о Богузе. То сражение, когда они впервые встретились.

Он уже не был новичком, а умело обращался с мечом. В тот день Баш увидел. Богуза и медвежатников. Толпа сильных монстров, прорывающихся на поле боя, внушала уверенность. А размахивающий между ними булавой Богуз казался невероятно сильным и величественным.

Мужчине казалось, что он никогда не станет таким сильным.

Настолько тот был далеко.

Но он догнал его, перегнал и перестал восхищаться.

Теперь этот орк был прямо перед ним.

— Гра-а-а-а!

— Гра-а-а-а-а!

Вспышка.

Булава Богуза и большой меч Баша сошлись.

Два куска металла столкнулись. Бывалая булава в сильных руках разразилась фейерверком искр, стала выгибаться и, не выдержав, сломалась.

А выкованный демонами большой меч не замедлился и не сбился с траектории, а попал прямо по голове Богуза.

— Га...

Голова мужчины превратилась в кровавое месиво.

— ...

Безголовое тело Богуза упало на колени.

А потом тело орка упало.

Больше противник не двигался.

Из укротителя монстров в повелителя монстров.

Самый искусный в управлении медвежатниками мужчина умер.

— Фух... — вздохнул Баш и осмотрелся вокруг.

Врагов в зале не осталось.

Четырнадцать медвежатников были убиты мгновенно.

Разбойников тоже не осталось. А даже если кто-то выжил, без Богуза они не смогут продолжать.

— Богуз...

Смотря на тело Богуза, Баш вспоминал прошлое.

Когда-то он был известный укротителем зверей.

Мужчина сражался, когда сам Баш даже не родился.

Как-то после тяжёлого сражения он похвалил: «Баш, ты наша гордость. Ты воин, олицетворяющий идеалы орков».

Баш помнил, как смиренно ответил: «Без тебя, я бы не выжил в этой битве».

Он был великим воином.

Мужчина думал, что он погиб в последнем сражении. И не представлял, что тот стал орком-отступником.

Наверняка что-то случилось. Баш не мог этого знать. И сути его последних слов мужчина не знал.

Он не был бельмом на глазу. Наоборот, Баш его уважал.

— Это конец? — к Башу обратился чесавший царапину на лице Хьюстон.

Пусть и царапина, её оставили грязные когти медвежатника.

Из-за бактерий рана опухла.

— Да, все разбойники внутри мертвы.

— А Джудит и остальные?

— Внутри, вроде никто не умер.

— Вот как, ну и хорошо. Давай заберём их и уйдём отсюда, — послюнявив рану, сказал Хьюстон.

Баш справился бы и в одиночку. Считая так, мужчина предложил присмотреть за путём к отступлению, но всё оказалось выше всяких ожиданий.

Четырнадцать медвежатников были убиты с использованием минимума движений, а потом он убил орка-воина.

Он был достоин называться сильнейшим орком.

«... И я смог сбежать от этого мужчины», — подумал Хьюстон и вздохнул с облегчением.