Том 1    
1. Появление героя


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
id422650713
id422650713
19.10.2020 18:35
Смотрите-ка, персонаж того хентая про школьниц и орков, получил себе самостоятельный сюжет...
valvik
valvik
18.10.2020 14:54
Спасибо за перевод
spokuha(-_-)
spokuha(-_-)
18.10.2020 09:34
Обожаю асанаги, жалко он только по жести идет и нету лайтовенького ничего :(
lover_varfor
lover_varfor
18.10.2020 04:13
Спасибо за перевод! Ожидаем выход второго тома!

1. Появление героя

Орки.

Воинственная раса с зелёной кожей, длинными клыками, крепкими и устойчивыми к ядам и болезням телами.

Стоит отметить, что они обладают сильным либидо.

Для них размножение — не только необходимый процесс, но и повседневное развлечение.

Сражаться, жрать, сношаться.

Для орков одинаково важно, сколько голов они добыли в бою и сколько детей для них родили женщины.

Оставить много детей и погибнуть в сражении. Это лучший исход, который жаждут орки.

Плодовитость для сильных телом.

И хоть у них были лучшие условия как у живых существ, имелся один недостаток.

В основном рождались лишь мужчины, которые не могли размножаться без участия представителей других рас.

Если во время войны они захватывали женщин-солдат, те рожали до тех пор, пока не становились бесполезными, за что некоторые расы возненавидели их.

— Эй, вон там... Это же «герой»?

Баш.

Мужчина с этим именем был отличным воином с выдающейся силой даже среди орков.

На поле боя он бросался на врага быстрее всех, пробивался за линию передовой дальше всех и убивал больше всех противников.

Многие орки были спасены им, и его навыки привели к множеству побед.

Он шёл прямо на любого врага, каким бы сильным он ни был, и побеждал, просто идеал для орков.

За его заслуги, его стали звать героем.

Герой. Именно в том понимании, герой.

Так звали самого сильного орка, это была высшая награда.

И конечно же все орки восхищались им.

— Ух... Всё же «герой» крутой!

— Хотел бы я послушать историю победы над «черноголовым»...

У обладавшего титулом героя Баша было всё.

Большой дом. Хорошее снаряжение. Столько еды, сколько не съесть. Привилегии, испробовать которые было даже некогда. А ещё уважение и доверие всех орков.

— Я-я подойду.

— Дурак! Вдруг он просто тихо выпить хочет!

— Т-точно... Не нам ему мешать.

Но кое-что тревожило Баша.

Можно было подумать, что у него есть всё, но кое-чего он заполучить не мог.

Хотя странно говорить, что он не мог заполучить это, ведь оно у него было, скорее это то, чем он не имел права обладать и не мог избавиться.

Точно старое кольцо, которое надо было сбросить в вечный огонь...

— Я бы хотел узнать про «героя». Например, какие женщины ему нравятся.

— Женщины, которые нравятся герою... Люди, наверное.

— Дурак! Он же «герой». Во время войны у него было слишком много людей и эльфов, он уже устать от них успел. Он ведь даже в месте для размножения не появляется.

— От людей и эльфов устал... Тогда, может драгоньюты? Эта легендарная раса?!

— Возможно! Он же «герой»!

Сидя один за стойкой в таверне, Баш пил и продолжал думать о своём.

Как от этого избавиться?..

Нет, избавиться он может легко. Но в стране орков к Башу было приковано много внимания. Если избавится, это увидят. И узнают, чем он «обладал».

Как герой... Нет, как орк он не мог позволить узнать об этом.

Если бы все узнали, гордости Баша настал бы конец.

А уважение орков превратилось бы в насмешку.

Гордость Баша разорвут в клочья, и со следующего дня придётся жить, ходя с мешком на голове... Нет, он даже жить не сможет.

— В-всё же я спрошу!

— Не надо, это слишком неуважительно.

— Нет! Разве ж может быть неуважительным узнать, какой у него была лучшая женщина. Женщина-рыцарь людей, генеральша эльфов или принцесса зверолюдов!

Баш поднялся.

В нём было больше двух метров. Пусть для орка он был невысок, но шрамы по всему телу рассказывали множество славных историй, а крепкие мускулы были крепче, чем у всех присутствующих.

В тому же в нём было нельзя разглядеть слабостей, а аура была такой, что подступить к нему было непросто.

Он впился взглядом в мужчину, который собирался подойти.

— ...

Один взгляд, и орк застыл.

— П-прости! Он слишком уж любопытный... — другой мужчина поклонился.

Не было ничего позорнее для орка, чем поклониться пред чьим-то злым взглядом.

Но только если перед ними не «герой». В данном случае куда постыднее было бы не склониться.

— Хм, — Баш хмыкнул. И пошёл к выходу из таверны.

— Фух... Круто... — восхищённо выдохнули орки здесь.

Такая подавляющая сила. Вот что значит сильнейший.

Если бы к обычному орку вот так подошла молодёжь, он бы тут же начал хвастаться.

«Что, молодёжь, слышали обо мне? Га-ха-ха, ладно, расскажу вам. Это было во время битвы на равнине Алканшир, я смело бросился в бой против толпы врагов, а с их стороны...»

Конечно в этом ничего плохого.

С точки зрения орков хвастливые истории о подвигах — часть всех воинов. Ничего плохого в том, чтобы рассказать о своих успехах на поле сражения. Они вполне имели на это право.

Ещё они вполне могли ударить назойливых юнцов.

«Достали! Не видите, что я спокойно выпить хочу!»

Это тоже нормально. Орки учат свой молодняк, что значит свирепый воин.

И эти мальчишки не отказались бы от того, чтобы Баш их избил. Это была бы память на всю жизнь, их сокровище.

Однако Баш показал, что он выше этого.

Буквально сказал: «Я не собираюсь иметь дело с мелочью вроде вас».

Да. Сильный орк и должен быть таким.

Они свирепы. И герой не собирался возиться со всякой швалью.

Эти парни пили с Башем в одном месте.

Для молодёжи и этого было достаточно. Настолько Баш был крут.

Так, что они уже этим были впечатлены.

— Ух... Хотел бы я стать таким же как он.

— Дурак, это ж невозможно!

— Сам знаю! Но спросить про женщин, которые у него были, хотелось...

Слыша голоса из таверны, Баш вздохнул.

Широкая спина точно сжалась. Шаг тоже стал мельче и не увереннее.

Эта молодёжь точно ударила прямо по тревогам Баша.

Женщины, которые у него были?

Лучшая среди них?

Даже если бы спросили, он бы не знал, как ответить.

И всё из-за его тревог. Тот, у кого было всё, так и не смог избавиться от этого.

И это...

— Эх, я им так восхищаюсь. Интересно, сколько женщин он поимел и оплодотворил...

«... Герой».

Девственность.

***

Баш родился во время затянувшейся войны.

Из чрева одной из захваченных и изнасилованных человеческих женщин выбрался зелёный огр.

Это был он.

В пять лет он уже взял в руки меч, а в десять на поле боя убил врага.

Пусть орки и любили сражаться, начинать воевать в десять лет ещё довольно рано.

Десять лет — не тот возраст, когда уже можно считаться воином.

Большая часть орков, начинающих сражаться в районе десяти лет, так и расстаётся со своими жизнями.

Однако благодаря военной стратегии короля демонов Гедигза даже десятилетние орки в принципе могли похвастаться выживаемостью.

Но только «в принципе»...

К счастью Баш не умер.

В первый год он много раз был на грани смерти, на второй уже стал нормальным воином, на третий его можно было считать первоклассным бойцом, на четвёртый он был одним из лучших, и стал сильнейшим воином в стране орков.

Сильнейший воин.

Да, он был сыном войны.

На поле боя было тяжело, но не там, где появлялся Баш.

Там лилась кровь людей, эльфов и гномов, а всюду были разбросаны внутренности.

Кем бы ни был противник, Баш сражался и побеждал.

Свирепые, мастера меча, безжалостные, он побеждал многих и приносил победу.

И Баш никогда не отдыхал.

Побеждая на одном поле боя, он направлялся на другое.

От битвы к битве.

Не зная усталости, сильнейший воин бился днём и ночью.

Раз в три дня он отдыхал, посыпая тело порошком из чешуи фей, являвшегося лекарством от всего, и совсем немного спал.

Баш никогда не сомневался. Он действовал, как и полагается воину-орку.

Его сила была подавляющей.

В других странах его боялись как «ненормального орка».

Те, то сражались с ним и выжили, в страхе говорили: «Он воплощение бога войны Гудагозы».

Один человеческий генерал после войны сказал: «Если бы этот орк появился на полях боя на пять лет раньше, возможно мы бы проиграли».

Но Баш был всего один.

Каким бы опытным и сильным мужчина ни являлся, он оставался всего одним воином.

Пусть он мог победить в сражении, сил его не хватало, чтобы изменить картину в целом.

Через десять лет, как Баш начал сражаться, Гедигза убили, а через пятнадцать война закончилась.

Хоть они и проиграли войну, Баш заслужил звание героя и многие привилегии.

Большой дом, еды столько, что он не мог съесть, отличное снаряжение и зависть всех орков.

Но тут он заметил.

Нет, правильнее сказать, что знал.

Орки не только сражаются.

Когда сражения заканчивались, они забирали женщин и насиловали их.

После сражения среди его боевых товарищей не оставалось ни одного девственника.

И он не мог сказать.

Что у него нет опыта. Что он всё ещё девственник.

Он знал обо всём этом, но было уже поздновато. Продолжайся сейчас война, возможно всё было бы иначе.

Надо было уничтожить вражеский отряд, увести женщину-воина куда-нибудь к дереву и лишиться девственности. Пара тренировок, и вот оно! Он бы забрал с собой женщину и она бы родила ему пару детей.

Но теперь так не получится.

Союз семи рас, в которые входили и орки, проиграл.

Они подписали договор, в котором была их безоговорочная капитуляция.

И там было написано: «Половой акт без согласия представителя другой расы запрещён».

То есть никаких изнасилований.

Договор был вполне ожидаемым, но просто непостижимым для орков.

После такого запрета, они не могли размножаться. И тогда их ведь ждало уничтожение.

Однако оставалось лишь согласиться.

Лучше так, чем быть уничтоженными сразу же.

Лучше бы их истребили. Сражаться до последнего... Так они думали, но король орков не пошёл на это.

К счастью представители других рас представляли «обслугу», тех, кто был приговорён к смерти и не достоин жить, так что орки не должны были вымереть от того, что им не с кем спариться. «Обслуга» как раз и были теперь теми, кто стали партнёрами орков в местах размножений. Пока они могли рожать, у орков появлялись дети.

Баш в любое время мог распрощаться с девственностью.

Можно было пойти в место для размножения и просто воспользоваться «обслугой». Это было просто.

Приоритет в использовании устанавливался в соответствии с заслугами на войне, но Баш мог вообще не ждать. Он мог лишиться девственности хоть сейчас.

Но если Баш пойдёт туда, вокруг него тут же станут собираться другие.

Все захотят увидеть, как сношается великий «герой»...

... Ни к чему говорить, что девственник неистово сношаться точно не сможет.

Всё, на что он мог быть способен, это нечто невинное, неловкое и забавное, что позволялось только оркам-девственникам.

Да, в стране орков все видят, когда ты лишаешься девственности.

И Баш был просто обязан избежать этого.

Он не мог предстать в столь постыдном виде.

Ему было стыдно как мужчине, к тому же Баш — герой орков.

Герой только один. Он горд и величественен. И если все узнают, что герой орков девственник, гордость всей расы пошатнётся. И Баш собирался до конца своих дней хранить факт своей девственности.

Однако не хотел навсегда оставаться девственником.

Всё же Баш тоже был молодым орком.

В нём пылало желание повалить женщину, выпустить своего внутреннего зверя и зачать ребёнка.

И не только.

Долг сильного воина — оставить наследника.

Король орков тоже говорил идти ему в место для спаривания и оплодотворить одну из самок.

Но ему было стыдно, что тогда все узнают, что мужчина девственник.

Для орка оставаться девственником — это позор.

Баш был девственником, но в нём была гордость героя.

Он не хотел разочаровать молодых орков, которые с завистью смотрели на него в таверне.

И все эти чувства не давали ему покоя.

Все три года с тех пор, как кончилась война.

И всё же двадцать восемь.

В этом году Башу исполнилось двадцать восемь.

Если останется девственником ещё на два года, то уже сможет использовать магию.

Да, оркам не нужны были для этого специальные тренировки, достаточно было оставаться девственником до тридцати, чтобы получить способность использовать магию.

Орк-маг — ценная сила.

Для орков, которые по большей части были воинами, возможность использовать магию была ценна.

Таких специально растили подальше от женщин, и когда они обретали способность использовать магию, на их лбах появлялся символ.

К обладателям этого символа относились с уважением.

Это было доказательством, что они терпели ради своей страны тридцать лет.

Но это относилось только к оркам-магам. Нет ничего постыднее, если у орка-воина появляется такая эмблема.

«Воин-маг — позор для орков», — как издревле говаривали они.

Для орка победить женщину было синонимом забрать с собой и изнасиловать.

А значит воин-маг «жалкий трус, который провёл на поле десятки лет, но ни разу так и не победил».

Это позор.

Уж лучше на поле боя умереть, чем так опозориться.

В любом случае ему осталось лишь два года.

Если ничего не сделать, все узнают, что он девственник.

— Ладно.

Он принял решение.

***

Проснувшись в тот день, Баш взял свой любимый меч.

Этот ухоженный меч он получил на шестой год на поле боя в качестве благодарности от генерала демонов, когда спас его отряд на вражеской территории.

Магический меч, который был толстым, крепким, не ржавел и не затуплялся.

Благодаря его прочности Баш мог продолжать сражаться, не теряя оружия.

Его верный напарник.

Он надел кожаные доспехи и убрал меч за спину. С повышением ранга оркам позволялось носить тяжёлые доспехи.

Будучи героем, мужчина мог носить металлические доспехи, но он так и носил лёгкую броню, к которой привык.

Если сражаться целый день, броня сломается, потому Баш считал ношение её бессмысленной затеей.

Далее он слегка прибрался дома.

Удивительно, но многие орки были чистюлями. И всё потому, что на поле боя часто требовалось стереть свои следы. Хорошие воины никогда не оставляют за собой следов.

И Баш был хорош в уборке.

Хотя он не собирался делать тщательную уборку.

Слегка прибравшись, Баш покинул дом.

— ...

Выйдя, он обернулся и посмотрел вверх.

Дом Баша был второй по величине в королевстве орков.

Но он был слишком велик для одного жителя.

Сюда должны были каждый день приводить гостей, устраивать пирушки и слушать о похождениях Баша.

Но мужчина хотел скрыть тот факт, что является девственником, и не разрешал застолья.

Всё же когда речь идёт о героических историях, надо рассказывать и про свой опыт с женщинами.

Баш развернулся и пошёл к своей цели.

— А, господин Баш...

Когда он шёл, воины уступали ему дорогу.

Они говорили: «Дорога? Если хочешь, чтобы тебе уступили, попробуй убей. Но тогда твоё тело попрощается с головой».

— «Герой» и сегодня такой крутой...

— Неужели он к вождю идёт? О чём-то поговорить хочет?

— Может о том, чтобы перенять титул?

— А, господин Баш станет следующим вождём?! Вот чёрт. Как же круто. Я самый первый поклянусь ему в верности.

— Дурак ты... Первым буду я.

Слыша их голоса, Баш направлялся к самому большому строению.

Это было самое большое здание в поселении орков, сделанное из огромных костей и деревьев.

Внутри был большой зал и всегда горел костёр.

Несколько орков сидели на полу и ели вместе.

— Господин Баш!..

— Батя, это господин Баш.

— Господин Баш, поешь с нами?

Сидевшие стали приглашать его присоединиться.

Они были ровесниками Баша, но все им восхищались.

Когда мужчина стал выделяться на поле боя, некоторые его возненавидели, но сейчас все ровнялись на Баша.

Всё же он был героем орков.

— Баш?..

Один из присутствующих уставился на мужчину.

Огромный орк, сидевший на огромной троне позади остальных.

У старого орка была белая борода, он был почти вдвое больше Баша, и рядом с ним был молот, такой же высоты, как и он сам.

Звали его Немезис.

Король орков Немезис.

До самого конца войны он бился на передовой и был любим всеми как отец.

Баш тоже уважал его и когда-то поклялся в верности.

— Ты по делу? — взгляд Немезиса был решительным.

При виде такого обычный орк уже бы потерял сознание.

— ...

Но Баш даже не дёрнулся. В глазах был огонёк решимости, когда он посмотрел в ответ Немезису.

Охваченный этим огнём, старик усмехнулся.

— Сыновья, уйдите ненадолго.

Он отослал евших сыновей в другую комнату.

Взяв еду, они молча встали.

Разговор короля и героя. Послушать его хотелось, но они тоже были воинами, пережившими войну. А значит должны были исполнить приказ.

Сожалея, они вышли.

— ...

Когда остались одни, Баш сел напротив Немезиса.

Между ними осталась недоеденная еда, но никто к ней не притронулся.

— ...

— ...

Какое-то время они молча смотрели друг на друга.

Молчание длилось слишком долго для любивших поговорить орков.

Но вечно молчать они не могли.

Под треск костра Немезис заговорил.

— Судя по твоим глазам, ты принял решение.

— Да, я...

— Можешь не говорить, я и так понимаю.

Баш хотел сообщить о своём решении, но Немезис прервал его.

— Я слышал, что ты почти не показываешься в месте для размножения... — старик направил на него резкий взгляд. — Отправляешься искать себе жену?

— !

Общество орков предполагало беспорядочные связи.

Многие мужчины делили одну женщину, и она рожала много детей.

Но чтобы оставить после себя великолепного наследника, тем, кто добились успехов на войне, разрешалось завести жену.

Жена, то есть твоя личная женщина.

Она будет заботиться только о нём и рожать будет только для него.

Без преувеличения можно сказать, что заполучить её — главная цель жизни орка.

Жена — особое создание.

Она точно медаль, доступная немногим.

А значит нужна была лучшая из женщин. Например принцесса, считающаяся самой красивой в стране, женщина-рыцарь, продвинувшаяся до командира, или волшебница, считающаяся гением, рождающимся раз в тысячу лет.

Надо было поймать, подчинить и сделать своей женой именно такое особое создание.

Чем жена особеннее, тем выше положение самого орка.

Баш был героем орков.

И жена ему нужна была под стать.

Это не могла быть преступница или рабыня из другой страны.

Если бы герой Баш взял такую, это ударило бы по гордости орков.

Потому мужчина и сказал, что сам отправится на поиски.

Чтобы не запятнать честь орков.

Так думал король орков. Он всё видел насквозь. За его зоркий глаз его хвалили все орки.

Только тут он явно смотрел мимо.

— Так ты... Понял... — Баш смущённо опустил голову.

Его лицо было красным. Мужчина не думал, что король догадается. О том, что он девственник.

И не только это. Он сказал и про жену.

Мужчина хотел покинуть страну и лишиться девственности где-то в другом месте, желательно, чтобы первой была девственница, а ещё хотелось воспитать из неё жену... И всё это правитель понял.

Конечно ему было стыдно.

Герой орков отправлялся в путешествие, думая только о своей девственности.

И тот, кто был для орков как отец, обо всём знал. Мужчина не удивился бы, если его назвали позором орков.

Ну, на самом деле тот ничего не понял, но Баш как и все... Всегда восхищался зорким глазом Немезиса.

— Король, прекрати. Я...

— Не прекращу.

Баш искал слова оправдания, когда старик поднял руку и остановил его.

Он усмехнулся, а потом, точно сдерживаясь, прикрыл глаза и сказал:

— Иди. Я никому не скажу.

Баш всегда жалел об этом.

Если бы только была война или не было договора, запрещающего сношаться против воли, как вождь старик хотел дать мужчине возможность найти жену.

Позволить герою прожить жизнь под стать его достижениям.

А теперь война подошла к концу, и был этот договор.

В такой ситуации найти себе отличную женщину на роль жены очень непросто.

С тех пор как началась война, орки ни разу не брали женщин, кроме как с помощью силы...

Потому это суровое испытание. И он сам навязывал его себе. Настоящий герой.

Герой-орк отправлялся в героическое путешествие.

Он мог и дальше спокойно жить дома, но шёл в путь.

Чтобы доказать, что хоть орки и проиграли в войне, но гордости так и не лишились.

И какой король решится остановить его.

— ... Благодарю, — Баш поклонился.

Даже будучи героем, когда его называли сильнейшим среди орков, он был не уверен, что сможет победить короля.

Физически он был сильнее.

Если они будут сражаться, то победа скорее всего будет за ним.

Но старик разглядел его образ мыслей и незрелость, и не стал смеяться, а дал шанс восстановить честь. Нет орка заботливее и добрее к подчинённым.

«Потому он и король орков. Мужчина, заслуживающий титула короля. Клянусь в верности ему до конца своих дней», — в очередной раз подумал Баш.

***

И вот так Баш отправился в путешествие.

В долгое путешествие, чтобы лишиться девственности...