Том 1    
4. Командир рыцарей Хьюстон


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
id422650713
id422650713
19.10.2020 18:35
Смотрите-ка, персонаж того хентая про школьниц и орков, получил себе самостоятельный сюжет...
valvik
valvik
18.10.2020 14:54
Спасибо за перевод
spokuha(-_-)
spokuha(-_-)
18.10.2020 09:34
Обожаю асанаги, жалко он только по жести идет и нету лайтовенького ничего :(
lover_varfor
lover_varfor
18.10.2020 04:13
Спасибо за перевод! Ожидаем выход второго тома!

4. Командир рыцарей Хьюстон

Командир крепости города-крепости Класел Хьюстон.

Говорить о его похождениях можно долго.

Двадцать лет назад, когда ему было тринадцать, он принял участие в войне как молодой солдат. Его отряд отправили на поле боя, где они пережили суровое поражение. Их строй был нарушен, но Хьюстон смог выжить, в сражениях он набрался опыта и через десять лет стал командиром роты[✱]Если точнее, то war chief, или если иероглифами, то что-то вроде командира среднего отряда..

И когда это случилось, ему пришлось пройти через адское отступление.

Битва была ужасной.

Все офицеры от командиров батальонов до генералов были мертвы или сбежали, командование всё менялось, в армии была неразбериха. Когда они потеряли шестьдесят процентов войск, командование перешло к обычному командиру роты Хьюстоны.

«Кроме тебя командовать больше некому», — когда посыльный сообщил это, Хьюстон решил, что это глупая шутка.

Однако он сыграл свою роль.

Он собрал все те сорок процентов, что остались, и смог отступить.

Его талант расцвел... Он отлично мог командовать армией.

Однако то, что у них получилось отступить, — лишь удача...

И всё же его заслуги были оценены, и он стал заместителем командующего армии, сражавшейся против орков. Их армия преимущественно сражалась против союза орков и фей.

Через пять лет, как он стал заместителем, погиб его командир. Его повысили и он продолжил сражаться до самого окончания войны.

То есть Хьюстон сражался с орками целых десять лет.

Мужчина вкладывал в сражения все свои силы.

Собирал всю информацию, какую возможно, использовал все доступные знания, сам отправлялся на передовую и сражался, рискуя жизнью.

И в итоге стал человеком, убившим больше всех орков.

Потому и получил прозвище.

«Убийца свиней Хьюстон».

Даже после войны он был так же беспощаден к оркам.

Особенно к оркам-отступникам. Как бы они ни молили о пощаде, он не слушал и казнил их. Те, кто стали солдатами после войны, испытывали уважение и трепет перед ним.

Однако, несмотря на прозвище, Хьюстон относился к оркам достаточно нейтрально.

Не было ни предрассудков, ни дискриминации. Ненависти к ним в нём не было.

И всё потому, что он хорошо знал орков.

За десять лет мужчина успел изучить их.

Когда стал заместителем командующего, чтобы эффективнее убивать врагов и снизить число потерь, он принялся изучать орков.

Во время войны мужчина изучал орков как никто другой. Он наблюдал, читал литературу, иногда общался с пленными.

И в итоге выяснил.

Орки были гордыми воинами с совсем иными ценностями, нежели у них.

Конечно он не воспылал к ним одними хорошими чувствами.

Его переполняли и тёмные чувства из-за того, что враги убивали его товарищей и подчинённых.

Но когда война закончилась, он испытал близость к оркам, не позволявшую ненавидеть, а ещё уважение.

Он был жесток с отступниками, потому что они были самыми отвратительными из их вида.

Они решили жить самостоятельно, не соблюдая даже самых простых правил орков. Даже оказавшись в землях людей, они бы не стали блюсти человеческие правила.

Те, кто не могут приспособиться к обществу, всего лишь звери.

А значит их можно убить. Без всякой жалости.

Благодаря тому, каким он был человеком, после войны он был удостоен звания рыцаря и был назначен командиром рыцарей Класела.

Пока командовал он, можно было сказать, что в ближайшие несколько лет война с орками не начнётся, а даже если и начнётся, Класел он защитить сможет.

— Что? Вы поймали подозреваемого в нападении на дороге?

Однажды подчинённый доложил ему об этом.

— Да, похоже это орк.

— Я же говорил убивать орков-отступников?.. — вопросительно склонил голову получивший отчёт Хьюстон.

По соглашению с королём орков они могли убивать изгнанников.

Хьюстону хотелось, чтобы с ними разбирались в стране орков, но у них были свои законы.

— Нет, он хорошо одет, давал нормальные ответы на вопросы, не похоже, что это отступник.

— Тогда отпустите. Вот бедолага.

— Госпожа Джудит считает его подозрительным...

— Глупая девчонка, а она возьмёт на себя ответственность, если развяжет войну с орками?..

Джудит звали женщину-рыцаря, которая разбиралась с инцидентом в лесу.

Она была новичком, только привыкла к своим обязанностям, и вот ей доверили работу. Она была простой, но то ли преступник оказался хитрым, то ли Джудит некомпетентна, результата пока не было.

И из-за того, что результата не было, она уже начинала тревожиться.

Хотелось, чтобы девушка уже что-то сделала и доказала, что не является некомпетентной.

— Что думаешь?

— Так, тут слишком много подозрительных моментов. О цели путешествия он не говорит, и фея за ним следует. Когда мы его окружили, он воспринял это спокойно, вдруг он... Шпион.

— Пф... — Хьюстон прыснул.

Солдат был ещё молод и не участвовал в войне.

Потому и не знал, что из себя представляют орки.

Знавшие орков понимали, как они были далеки от шпионов.

— Господин Хьюстон, тут ничего смешного! Вдруг он специально дал себя поймать, чтобы вытянуть из нас информацию!

— Дурак, думаешь, орки настолько хороши? Шпионом может разве что фея быть.

Насколько знал Хьюстон, орки не давали специально поймать себя.

Даже один мог прорваться из окружения и уничтожить врага, так что он скорее уж допрашивал бы Джудит, насилуя её.

Орки не могли подобраться к врагу и собирать информацию.

Разведать они и так могли много всего.

Где окопались враги, сколько их, сколько у них мечей и луков... Такой разведкой орки занимались.

Зато заговаривать языки как шпионы они не умели.

И орк-отступник вряд ли позволил скрутить себя без боя.

Это благоразумный орк, который слушается законов короля и старается ладить с людьми. Редко можно было услышать о том, что принадлежащие к общине орки путешествовали в одиночку... Но их тоже много разных. Вполне может встретиться и такой.

В этот раз Джудит оказалась нетерпеливой и схватила его.

Так подумал Хьюстон.

«Однако интересно, что с ним делала Фея».

Их совместные действия во время войны были обоснованы стратегией.

Война закончилась, но былая настороженность внутри мужчины не давала ему покоя.

— Ладно, я тоже встречусь с ним, — сказал Хьюстон и поднялся.

***

Тюрьма под штабом рыцарей.

Во время войны здесь содержали, пытали и убивали пленных. Но в конце войны здесь начала распространяться эпидемия, потому даже если просили, Хьюстон не спешил приходить сюда.

После войны всё очистили, и теперь тут содержали преступников.

Теперь здесь даже витал лёгкий запах цитрусов.

— А ну назови цель своего путешествия! С какой целью ты шёл через лес?! Почему в Класел?! Что это за фея?!

Спускаясь в тюрьму, Хьюстон слышал голос Джудит.

Угрожала она совсем не как новенькая.

Под таким напором орк точно не заговорит.

Они вообще не любят, когда другие смотрят на них свысока, особенно женщины.

Гордость не позволяет им слушать женщин, когда те пытаются угрожать.

Думая об этом, Хьюстон усмехнулся.

Скоро орк выдаст что-то вроде «хочешь поговорить, заставь».

И тогда с ним уже вообще не выйдет поговорить.

Допрашивать орка бесполезно.

— Я путешествую по личной цели, если точнее, кое-что ищу. Через лес шёл, потому что так быстрее. Сюда пришёл, потому что думал, что найду то, что ищу. Фея — мой старый друг. Он знает о цели моего путешествия и помогает.

Однако прозвучал решительный ответ.

И Хьюстон даже выдохнул, услышав его. Угрозам поддавались в основном молодые и раненные. Среди ветеранов угрозы вообще никого не волновали.

По сравнению с рёвом на поле боя, подобные угрозы звучали не громче обычного разговора.

Но в таком случае появлялись новые вопросы.

Почему орк-ветеран покинул страну и что ищет?..

— Что ты ищешь?! Зачем тебе это?!

— Не могу сказать.

— Почему?! Это подозрительно! Ты что-то скрываешь!

Если узнают, попробуют украсть?

Или он так не хочет, чтобы кто-то узнал, что он что-то потерял? Представляя два возможных варианта, Хьюстон подошёл к двери, и тут его обуяло нехорошее предчувствие.

«Этот голос... Он кажется мне знакомым...»

Предчувствие не обманывало его.

Именно благодаря ему он и выжил на войне.

«Может всё же не идти...» — пришла на ум идея. Подобное чувство уже не раз спасало жизнь Хьюстона.

Но пусть предчувствие и было нехорошим, сейчас мирное время. Не заберут же его жизнь там.

К тому же если оставить там Джудит, так и будут звучать бесполезные вопросы и ответы. А Хьюстон не любил, когда время тратилось зря.

Потому мужчина открыл дверь в комнату для допросов.

— Джудит, ты явно перегибаешь. Это может оказаться международным делом... Хиэ! — он вскрикнул.

Холодок пробежал по спине, сердце застучало быстрее, а ноги велели ему бежать.

В голове всплыло сражение, когда он только стал командующим армии на линии фронта против орков.

Тогда он должен был победить.

Преимущество в силе было за ними, да и стратегия хороша.

Однако штурмовой отряд не смог пробить линию обороны врага и сам был раздавлен, на передовую был отправлен резерв, и основные силы подверглись серьёзной атаке.

Предсказал ли враг их стратегию или же это была лишь случайность? Основную армию атаковал небольшой, но элитный отряд. И размахивавшего огромным мечом впереди остальных орка Хьюстон никак не мог забыть.

Именно он убил его заместителя, гордившегося своими умениями.

И когда заместителя убили, Хьюстон отступил. Когда вернулся в штаб, мужчина подумал, уж не в кошмаре ли он оказался. Настолько это было страшно.

Однако это был не сон.

Потому что он не заканчивался.

После мужчина снова сталкивался с этим орком на поле боя. И Хьюстону казалось, что этот орк всё время стремился забрать его жизнь.

Он и правда стремился. Если убить командующего, можно ослабить дух армии людей.

Хьюстон никогда не скрещивал мечи с этим орком.

Он изо всех сил бежал с поля боя. Просто чудо, что в итоге он не умер.

Этот орк стал настоящим проклятием на поле боя.

Какой бы большой ни была армия и какие бы сильные союзники ни приходили, он являлся и отступать даже не думал.

В решающем сражении на возвышенности Ремиам мудрец людей явился на поле боя с драконом, и когда демоны и огры превращались в пепел, явился он и стал сражаться с драконом вместе с другими воинами.

Видя его, Хьюстон был впечатлён.

Он не думал, что уродливый орк может быть настолько прекрасен.

Потому и запомнил.

Цвет кожи зелёный. Для орка мелковат, но всё тело покрыто мускулами.

Ястребиные глаза, голубые с фиолетовым оттенком волосы.

С виду самый обычный орк, но ошибиться было нельзя.

Только во время заключения мира мужчина смог подойти близко.

Нет, даже тогда он не подошёл настолько близко. Держался на расстоянии в двадцать метров.

А сейчас было около пяти.

В пределах досягаемости.

При мужчине не было меча, который был с него ростом, но Хьюстон знал.

Этот орк двигался так же быстро, как зверолюды, обратившиеся в зверей, и голыми руками мог разорвать чёрные доспехи гномов.

Он лично всё это видел.

В это было сложно поверить, но предыдущий командующий умер именно так.

У этого орка не было нехватки в прозвищах.

«Берсерк», «разрушитель», «истребитель», «бешенный бык», «мастер боя», «кошмар леса Шиванаси», «зелёное бедствие», «обезглавливатель драконов»...

И ещё много других... И все эти слова описывали его одного.

А ещё было то, как его называли в стране орков.

«Орк-герой» Баш.

Здесь был самый опасный орк из всех.

— ...

И фея, которая всё время была с ним на войне, лежала связанная на столе.

Фею Хьюстон тоже знал.

Феи обладали лечебной силой, потому даже если их ловили, убивали редко. Она давала себя поймать, магией сдавала положение вражеского отряда и вызывала этого жуткого орка.

Потому его и начали звать «Зел поддельная приманка».

— Д-Джудит... — пролепетал, но всё же не сбежал Хьюстон, всё же он был перед подчинённой.

Он был здесь командиром рыцарей. Человек, управляющий рыцарями и солдатами. Командующий. К тому же им восхищались все его подчинённые. Ему не хотелось лишиться их доверия.

К тому же Баш спокойно общался с Джудит.

Это были не глаза убийцы, который охотился и убивал всё живое, а скорее доброго старика, слушающего капризы внука.

Да, даже этот монстр может выглядеть так. Он даже не злился. Ну да, война ведь закончилась. Настало мирное время. Так заставляли думать его глаза.

Но это был всё тот же Баш.

Хьюстон глубоко вдохнул, а потом осторожно присел и заговорил с Джудит.

— Ч-что ты делаешь?

— Да! До меня дошло донесение о нападении орка в западном лесу, я взялась расследовать это дело и выяснила, что в город как раз пришёл подозрительный орк. Я пошла по следам и арестовала его в таверне. А теперь провожу допрос.

— А, хм...

Хьюстон понял, что обвинения ложные.

Баш свидетелей не оставлял. Если бы он сделал что-то подозрительное, то прорвался бы через оцепление и сбежал.

Даже если его окружили сто человек, он бы с лёгкостью вырвался.

Почему он мог так говорить? Потому что подобное уже случалось.

— Он уже достаточно сказал, осталось лишь про цель путешествия узнать. Ну же! Говори, чёртов свин!

Джудит схватила его за грудки и уставилась почти в упор.

По спине Хьюстона пробежал холодок.

— А, а, п-прекрати, не надо насилия!

Желая остановить это, он заговорил, но голос был слишком уж жалким.

А как же иначе? Хоть и настал мир, но бывает же время, когда он может разозлиться. Его притащили в тюрьму по ложным обвинениям и теперь обнаглевшая девчонка, которая даже не воевала, хватает его за грудки и орёт в лицо.

То есть сейчас. Мужчина вполне может разозлиться.

— Мне больше нечего сказать.

Но Баш не злился.

Хмыкнув, он оставался таким же спокойным.

Наверняка его успокаивал дрейфующий здесь цитрусовый запах. Орки ели всё, но фрукты им нравились особенно.

Хьюстон был благодарен подчинённому за предложение использовать здесь духи с цитрусом. Даже подумал повысить жалование.

— Кхе... Джудит. Убери от него руки, медленно отойди и встань рядом со мной.

— Что случилось? Чтобы «Убийца свиней Хьюстон» переживал из-за какого-то жалкого...

— Не произноси это имя!

Оркам прозвище Хьюстона не нравилось.

— Слышавшие его отступники смотрели с ненавистью и плевались: «Так это ты убийца свиней... Убью!»

«Убийца свиней» имел серьёзное значение для орков.

Хотя они могли и просто злиться за то, что их свиньями называют.

— Вы о чём, этот свин-отступник должен знать о ваших подвигах, господин Хьюстон. Слушай, грязная свинья. Это командующий Хьюстон, убивший во время войны больше всех орков. Пока такие как ты в носу ковыряли...

И тут закричал Хьюстон:

— Заткнись! Если не замолчишь, я сам тебя пну! Живо ко мне!

Это был настоящий крик души.

— А... Э?..

Джудит была ошарашена приступом агрессии начальника и, ничего не понимая, опустила голову.

Было обидно, когда её отчитали. И раз она не понимала за что, надо было потом объяснить.

Но сейчас важнее Баш.

— Фух... Хха...

Глубоко вдохнув, он направился к орку.

Когда Джудит отошла, взгляд Баша снова стал ястребиным. А губы Хьюстона задрожали.

— П-прости подчинённую за грубость. Она отвечает за случаи нападения на дороге, но результатов не добилась и теперь слишком спешит... Ах, и что-то я запоздал совсем со знакомством, я отвечаю за армию этого города, Хьюстон Джейл.

— Баш.

— Слышал имя...

— Ты меня знаешь?

— Во время войны пересекались... — сказал он, и Баш стал всматриваться в лицо Хьюстона. Если узнает, не нападёт ли? Нет, он ведь рациональный орк.

Мужчина решил верить в своё изначальное суждение. Если бы напал, его подчинённые уже валялись все в крови, Джудит лежала с закатившимися глазами и без сознания, а из её промежности вытекала белая жидкость.

Говоря себе это, мужчина заставил себя улыбнуться.

За все свои тридцать тяжких лет он никогда так не улыбался орку.

Нет, возможно даже людям он так не улыбался.

— Ты великий полководец людей?

— ... Да. Это вроде как я.

— Надо же. И как поживаешь?

Баш обнажил клыки.

Такое вполне можно было воспринять как угрозу. Но Хьюстон разбирался в орках лучше остальных. Он знал, что это свирепое выражение было простой улыбкой.

Он слегка успокоился, веря, что получится договориться.

— Всё случившееся — следствие моего недосмотра, надеюсь, ты великодушно меня простишь.

— Я не злюсь, — слегка раздражённо ответил Баш, а потом с сожалением посмотрел на Джудит.

Видевший это Хьюстон решил, что он злится на девушку, но недостаточно сильно, чтобы убить.

И это после всего, что было. Для орка он был слишком великодушен.

Другой орк Джудит уже на части разорвал.

Правда было не ясно, когда ты наступишь тигру на хвост.

Считая, что надо поговорить с ним поскорее, Хьюстон начал:

— Это... Можно задать несколько вопросов? Много времени это не займёт.

— Неужели снова одни и те же вопросы?

— Немного, удели мне совсем чуть-чуть времени...

Опечатанный Хьюстон уставился на Джудит, которая до этого спрашивала одно и то же.

Девушка виновато отвернулась.

— Это...

Хьюстон спросил о том, что случилось на дороге в западном лесу.

Ответ остался неизменен.

На повозку напали медвежатники, а проходивший мимо Баш прогнал их.

Он окликнул женщин, просто хотел получить согласие переспать с ним. Если спрашивать, почему не напал, то потому что король орков запретил сексуальное насилие в отношение представителей других рас.

Баш соблюдал законы, и то, что кто-то принял это за нападение — простое недоразумение.

Выслушав, Хьюстон согласно закивал. Одно дело, если бы это говорили орки-отступники, но в словах этого мужчины лжи не было.

Он лишь случайно оказался там.

Всё как представлял мужчина.

Если бы он напал, никто бы не смог сбежать. Хьюстон лучше всех знал, что попытка бегства от Баша — игра, ставка в которой жизнь. Чтобы сбежать от него, требовалась удача и жертва в виде целой кучи вооружённых подчинённых.

Так что.

— И последнее.

Это было самым важным.

— То, что ты ищешь... Король орков знает об этом?

— Конечно.

— Понятно.

Теперь Хьюстон был убеждён.

Почему Баш здесь.

Причина. Цель путешествия.

Это был приказ короля орков. Король орков Немезис что-то приказал Башу. И чтобы исполнить приказ, мужчина отправился в путешествие.

Суть приказа «найти что-то или кого-то».

— Да уж. Так тебе придётся пройти через эту страну.

— Это личное дело. Я не собираюсь доставлять проблем.

Похоже это был предмет, который надо было скрыть от людей... Или может существо.

Раз для этого пришлось использовать героя, там должно быть что-то серьёзное.

Если заполучить это, оно принесёт огромную выгоду стране, а если оставить, возможно нанесён огромный ущерб...

В любом случае это нечто важное для страны орков.

Иначе бы одного героя страны не отправили.

То, что Джудит и Хьюстона не убили — всё благодаря миссии.

Если он убьёт людей и поднимет шумиху, задание будет под угрозой.

Вопрос лишь в том, что это за миссия...

— Хорошо.

Хьюстон решил не думать о миссии Баша.

Возможно то, что он ищет может навредить людям.

— Тогда на этом всё. Прости за беспокойство.

Но Хьюстона это не касалось.

Ему не хотелось соваться куда не следует и подвергать свою жизнь опасности.

Жизнь была самым важным на поле боя и в то же время ничего не стоила.

Арест Баша оказался недоразумением. Он позволил себя задержать и рассказал обо всём.

А значит на этом инцидент исчерпан.

Случай был разрешён.

Завтра он сообщит: «Появился герой орков Баш. Похоже он что-то ищет», — а дальше этим займётся разведка.

— Угу, — орк кивнул и стал развязывать Зела.

— Ничего не забудь, — с облегчением сказал Хьюстон.

Ему и правда стало спокойнее. Он впервые разговаривал с Башем на таком расстоянии, и понял, что мужчина и правда великодушен как настоящий герой.

Но даже так неизвестно было, когда он может выйти из себя.

Хьюстон хорошо знал орков. И именно поэтому понимал, что известно ему не всё.

Хотелось, чтобы тигр ушёл до того, как кто-то наступит ему на хвост. А потом молиться, чтобы в городе никто не поднял шумиху.

Солдат приставлять он не стал. Жизни подчинённых тоже были важны. В общем вообще решил не лезть.

Таким было его решение.

Он смог выжить, потому что дорожил своей жизнью. Пусть война закончилась, но разве это что-то меняет?

— ... Хм.

На взгляд развязывавшего фею Баша оставался суров.

Он всё время посматривал на Джудит.

«Ах?..»

Заметивший это Хьюстон кое над чем задумался.

Когда Башу сказали уходить, он колебался.

В чём причина? Почему он смотрит на Джудит? Он злится на неё? Но он сам сказал, что нет. Тогда почему? Что у него есть на неё?

Она рыцарь. Обыскивала западный лес. Дорога... То есть!

Вдаваясь в крайности, Хьюстон сделал вывод.

— Неужели нападение на дороге связано с поиском?

— ?..

Баш на миг застыл.

По лицу было не понять, о чём он думает.

Однако освобождённый Зел подлетел к уху мужчины, что-то нашептал, и Баша точно озарило.

Совершенно спокойно он повернулся к Хьюстону и кивнул.

— Да. Возможно.

— Так и думал!

Собственная догадливость Хьюстона заставила его улыбнуться.

Он был умным человеком. Мужчина придумал, как обезопасить себя, избежать беспорядков в городе и снискать расположение орка-героя.

Хьюстон не был святым.

Если что-то принесёт ему выгоду в дальнейшем, он пользовался этим.

— Тогда пусть тебя сопровождает Джудит. Она отвечает за дело о нападении на дороге. Если ты хочешь расследовать это дело, она сможет помочь лучше чем кто-либо.

— А? — недовольно отреагировала стоявшая у двери девушка. — Подождите, господин Хьюстон! Я должна работать вместе с созданием, которое думает только что об изнасиловании женщин?!

Подавшись вперёд, она указала пальцем на Баша.

А тот посмотрел на её палец и низким голосом сказал:

— Сексуальная связь без согласия запрещена договором. Я не стану тебя насиловать.

Когда Хьюстон услышал это, у него на душе потеплело.

Насколько он помнил, во время войны Баш, даже когда враг был разбит, никогда не уходил, забирая женщин. Хотя остальные орки игнорировали приказы и тут же принимались насиловать.

Орки не могли не думать о том, чтобы не насиловать женщин, и всё же...

Он будет соблюдать правила короля орков.

— Ты слышала, что он сказал.

— Ну и что! Вы же сами знаете! Орки — мерзкая раса, которой на всё плевать. Говорит он одно, но когда окажется со мной наедине, явит свою истинную натуру.

Когда она говорила это, Хьюстон схватил Джудит за грудки:

— А ну прекрати. Послушай, он не такой, как остальные орки. Это «орк-герой» Баш.

— А? Герой? Это ещё что? Какой-то родственник короля орков?

У Хьюстона закружилась голова.

Все, кто сражались против орков на войне, знали имя «орка-героя» Баша.

Пусть Джудит стала рыцарем уже после войны, но насколько же она была бестолковой?

— ...

Хьюстон подавил в себе желание закричать.

С окончания войны прошло три года.

Сражавшиеся тогда солдаты вернулись домой. Держались подальше от сражений и жили в мире.

И в этом городе почти никто не сражался.

Им был известен король орков, но почти никто не знал, что его зовут Немезис.

К тому же город-крепость и страна орков почти не торговали друг с другом. Джудит и её подчинённые видели только орков-отступников. Лишь преступников, которые не следуют правилам... Потому конечно она могла не знать.

— Возможно ты не знаешь, но среди орков есть обладающие исключительным положением. Великие, с которыми ты даже поговорить не можешь.

— А... А? Правда? Вы про орков?

— Пусть он прибыл в Класел тайком, но если разозлишь, от тебя один кусок мяса останется.

— А...

Похоже Джудит до сих пор ничего не понимала.

Потому Хьюстон решил слегка сменить направление.

— Если из-за тебя орки объявят нам войну. В таком случае смертного приговора тебе не избежать. Хочешь побывать на гильотине в наше мирное время?

— Гиль... Но... Он ведь орк...

Хьюстон всегда считал себя оппортунистом.

Во время войны он вечно сбегал от Баша.

Однако люди вокруг так не считали. Джудит и другие подчинённые считали его безжалостным и самым страшным человеком.

Потому эти слова не были советом... Они звучали как чистая угроза.

И совсем молодая Джудит не могла сдержать дрожь.

— Эй.

Однако тут его упрекнул Баш. Впервые прозвучал его недовольный голос, а резкий взгляд был направлен на Хьюстона.

— Убери руки.

Хьюстон убрал руки. Так быстро, будто и не хватал её.

— Это, что такое?

— Ты... — Какое-то время Баш подбирал слова, но вот сказал. — Тебе не стыдно только и делать, что приказывать женщине?

— Это...

После этих слов Хьюстону стало легче.

Его задержали люди и долгое время допрашивали. И даже когда выяснилось, что арест был совершён по ошибке, отношение к женщине-рыцарю не изменилось.

Ему было что предъявить. Было на что злиться. Но он этого не выказал, и даже отнёсся к Джудит с заботой.

Будь перед ним обычный орк, Хьюстон бы лишь рассмеялся.

«Не важно, женщина ли она, сейчас она лишь подчинённая и тебя это не касается, свали».

«Похоже ты что-то пропустил. Тебя схватили, запугали, но в итоге разговор пошёл удачно, и ты подумал, что в праве говорить такое».

Но не в этот раз. Этому орку нужен всего миг, чтобы перебить здесь всех. Ни к чему его поучать. Он может силой им показать. Насколько слабы люди.

Он этого не сделал. Хоть с ним и обращались унизительно, Баш стерпел.

Почему он смог это?

Потому что думал о всей своей расе. Если будет враждебен к людям, нарушит правила короля орков. Если Баш не будет его слушать, то и все кровожадные орки последуют примеру мужчины.

И тогда орки снова начнут войну против других рас. После прошлой войны их стало намного меньше. И новая война может повести по пути полного истребления.

Потому мужчина контролировал себя.

Ради задания, ради будущего орков он готов был пожертвовать собой.

И эту свою силу он мог использовать не только ради себя, а ради всей расы.

Невероятный мужчина.

Величественнее даже представить нельзя...

И его величие заставило Хьюстона устыдиться.

Он и правда казался жалким, когда без конца приказывал что-то женщине.

Для командующего и мужчины это непозволительно.

Потому Хьюстон собрал свою решительность. Он был готов к тому, что возможно наступит тигру на хвост.

— И правда... Понимаю. Тогда я тоже присоединюсь к расследованию.

На лице Баша было что-то вроде смирения, взволнованный Хьюстон этого не заметил.