Том 1    
6. Зел поддельная приманка


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
id422650713
id422650713
19.10.2020 18:35
Смотрите-ка, персонаж того хентая про школьниц и орков, получил себе самостоятельный сюжет...
valvik
valvik
18.10.2020 14:54
Спасибо за перевод
spokuha(-_-)
spokuha(-_-)
18.10.2020 09:34
Обожаю асанаги, жалко он только по жести идет и нету лайтовенького ничего :(
lover_varfor
lover_varfor
18.10.2020 04:13
Спасибо за перевод! Ожидаем выход второго тома!

6. Зел поддельная приманка

Маленькая и шустрая фея отлично подходит в качестве разведчика.

Так считается, но на самом деле это не так. У них свойство испускать слабый свет. Потому ночью и в тёмном лесу они очень заметны. Хорошо, если просто привлекли внимание. Феи быстрые и могут летать, к тому же маленькие. Так что то, что они приметные, не такой уж и большой недостаток.

Проблема в том, что феи забывают о своей природе.

Прячут голову, но не прячут зад.

Не обращая внимания на то, что они испускают свет, феи прячутся в темноте, и их легко находят.

К счастью их обычно не убивают. Феи являются источником лекарства, но ещё многие считают, что убивший фею отправится в ад или навлечёт беду.

В любом случае Баш не сильно полагался на Зела как на разведчика.

Вернётся в целости — хорошо. Если противник медвежатник, то он его не поймает, а если человек, то не станет убивать. И если всё же схватят, то и как во время войны, Баш придёт на его запах.

Как и ожидалось, он не вернулся.

— Похоже его схватили.

Они шли, полагаясь на запах Зела.

И вот перед ними появилась пещера. Вход был скрыт лозами. Хьюстон и остальные даже не заметили, что там была пещера.

— Работа людей. Похоже кто-то использует медвежатников.

— Укротитель зверей?

Техника демонов, связанная с управлением магическими зверями и монстрами. Изначально технику использовал лишь союз семи рас, но во время войны её проанализировали и теперь могли использовать другие.

Многие слышали, что человеческий мудрец управлял огромным драконом.

После войны в армиях прошли сокращения и многие потеряли работу.

Не было ничего странного в том, что укротитель зверей стал разбойником.

— Тогда давайте нападём! Спасём фею, убьём укротителя и всех медвежатников. Верно, господин Хьюстон?! — предлагала Джудит. Раз схватили, надо спасать. Вполне логичное мнение.

— Нет... Подождём до вечера.

Однако мужчина предложил ждать.

— Мы не знаем, что внутри, не знаем, сколько врагов, нас могут просто перебить. Потому нападём ночью.

— Но...

Это была пещера. И возможно она являлась логовом врага. Правильнее всего было вернуться в город и взять подкрепление. Привести двадцать или тридцать солдат, окружить пещеру и неспешно выкурить врага.

Именно так бы поступил Хьюстон.

Но сейчас был схвачен их товарищ.

Неизвестно, как преступники будут обращаться с ним.

Однако тут надо быть осторожными, если враг узнает о них, то убьёт его.

Хотя сразу же они этого не сделают.

Зел — фея, к тому же совсем один. Покуда будет молчать, никто не узнает, что у него есть товарищи.

А ещё он является ветераном войны. И не выдаст важную информацию.

Значит, если его схватили, посадят в бутылку и будут использовать в качестве лекарства.

Конечно сам бы Хьюстон так не поступил. Заплутавшую фею он считал знаком чего-то. Потому убил бы Зела и сразу же оставил пещеру.

Но сейчас у них всё может получиться. Когда всё хорошо, трудно обращать внимание на всякую мелочь и тут же убегать.

Но и слишком оптимистичным быть нельзя.

Что если Зел проболтался...

«Скоро меня спасут товарищи! Охрана Класела! Скоро вас схватят и обезглавят!»

Если он скажет это, будет совсем другой разговор.

Вначале они посмеются. Будут говорить, что феи сказочники и болтливые аптечки.

Но это лишь до завтрашнего утра.

Стоит человеку выспаться, в голове всё проясняется, и он приходит к нужным выводам. Завтра не станет жизни Зела, как и этих ребят. А потом они будут нападать так, чтобы никто и не заметил. Он бы так поступил.

Если честно, Хьюстона всё устраивало. Если инцидент будет решён, в Класел вернётся спокойствие.

Но тут были его подчинённые.

Конечно Зел не был его подчинённым, но было не очень правильно бросить его перед остальными.

А ещё тут был Баш. У Хьюстона не хватало храбрости, чтобы бросить на смерть товарища великого орка.

А значит надо было спасать имеющимися силами.

Ему не хотелось терять подчинённых зря, нападая сейчас, потому он предпочёл ночную атаку.

Если Зел заговорит, они будут нервничать.

И готовиться к нападению. Но долго они в таком состоянии не продержатся. Со временем они расслабятся и заснут. Если Зел всё ещё жив, его шансы спастись только возрастут.

— Господин Баш, тебя устраивает? — Хьюстон решил поинтересоваться мнением Баша.

Он мог броситься в бой один и перебить всех там.

Возможно людям даже вмешиваться не придётся.

Потому мужчина подумал, почему бы не напасть, однако остался осторожным.

Не стоит полагаться на одну удачу.

Конечно если Баш решит напасть, он последует за ним.

— ... Не возражаю, — однако после короткой паузы орк дал такой ответ.

Джудит недовольно заговорила:

— Ух... И ты ждать собрался? Там ведь твоего друга схватили! Разве орки не храбрые воины, бросающиеся в бой даже в невыгодной ситуации?

— Орки подчиняются приказам и храбро сражаются в любой ситуации. Если командующий примет решение, я подчинюсь ему.

Орки шли напролом только в самом начале войны.

Засады и внезапные атаки, разделение вражеских отрядов и их уничтожение, нападение на командующих, поджоги складов с провизией и порча воды.

Всё это делалось по приказу начальства.

Самое забавное, что именно люди научили орков этому.

Конечно до точности людей было далеко, но орки тоже обдумывали всё и действовали.

Иначе и не появлялись бы командиры, военачальники и великие полководцы.

К тому же у орков было правило: «Останавливаясь в чужой деревне, слушайся её вождя».

То есть Баш слушался Хьюстона как начальника.

— К тому же с Зелом всё будет в порядке.

— Почему ты так уверен... Нет, не желаю слышать! Господин Хьюстон. Приказывайте. Пять человек под моим командованием войдут в пещеру и убьют там всех.

Хьюстон приложил руку к подбородку под взглядами Баша и Джудит.

— Хм... Как и Джудит я тоже волнуюсь за жизнь господина Зела. Фей не убивают, но так бывает не всегда. Или есть какие-то основания для этого?

— Если бы его могли убить здесь, Зел умер бы ещё во время войны.

Хьюстон понимал смысл этих слов. Когда можно было убить фею, её убивали.

Но Зела много раз брали в плен, а он оставался жив.

Можно считать это ненормальной удачей.

Но... Хьюстон так не считал.

Насколько мужчине было известно, Зела ловили много раз.

А если учитывать те разы, про которые мужчина не знал, то ещё больше. Обычная фея уже бы сто раз умерла. А он выжил. Это явно не просто удача.

— Понятно... Вот оно как. «Зел поддельная приманка». Для меня такое непостижимо, но я буду верить.

Имя Зела было достаточно известно.

И прозвище он заслужил за активное участие в войне. Такой была правда.

— Ладно, всем ждать. Пока действует магия, будем наблюдать за пещерой, а когда они заснут, нападёт.

Ждать здесь. Так решил Хьюстон.

А Джудит так и не могла понять этого.

— Что? Подождите, господин Хьюстон!

— Что?

— Там ведь наш товарищ схваченный!

— Верно. Хотелось бы всё провести идеально, но времени возвращаться в город нет. Потому мы нападём ночью.

— Надо атаковать сейчас.

— Нет. Это слишком опасно, мы ждём, — решительно сказал Хьюстон, и Джудит поникла.

А потом стала выражать недовольство.

Он согласился с Башем, а не с ней, и в итоге это будет заслуга Хьюстона, а не девушки. Мужчина мог понять её недовольство.

«Всё же это её первое задание».

Он понимал это, но сейчас командовал всем он.

Когда он вызвался, миссия перестала быть Джудит.

Конечно Хьюстон взял командование в процессе, но в таком случае он обязан довести всё до конца.

Именно это и планировал Хьюстон.

— Ладно, один наблюдает, остальные отдыхают... Господин Баш, тебя это устраивает?

— Я следую приказам командира, — ответил он, опёрся спиной на ближайшее дерево и закрыл глаза.

— Отлично, тогда, Джет. Будешь следить. Если что-то случится, сразу буди.

Был выбран один наблюдающий.

До того, как враг ляжет спать, осталось ещё около пяти часов.

Далее наблюдающий будет отдыхать, ещё один будет следить за входом, а остальные нападут.

Оставляли двоих на случай, если к врагу придёт подкрепление, а их перебьют, тогда кто-то сможет вернуться в город и рассказать обо всём заместителю командира рыцарей.

Обычно сам Хьюстон выполнял такую роль.

Сейчас главной здесь должна быть Джудит. А сам Хьюстон, высший офицер, должен находиться в безопасности... Однако тут находился Баш, и перед ним он не мог отсидеться в безопасности.

— ...

И всё же Хьюстон забыл.

Джудит всего год как стала рыцарем.

Она стала им в мирное время, и именно в мирное время исполняла свой долг.

И не замечал.

Подчинённые считали, что он отлично готовил молодых рыцарей.

А тут слушался орка и был осторожен, что вызывало в остальных недовольство...

***

Тем временем Зел отчаянно просил сохранить его жизнь.

— Я правда просто мимо проходил! Я путешествую один, увидел неплохую пещерку и подумал, что тут меня могут ждать великие приключения. Я же не знал, что вы тут живёте, простите, что помещал. Так что не уби... А можно мне к вам присоединиться. Я же фея, могу порошок давать. Порошок! Вам же он нравится? Порошок фей!

Вошедшего в пещеру Зела схватили и теперь он без умолку говорил с окружившими его разбойниками.

А те были в растерянности.

В пещере появился жуткий свет, они схватили того, кто его испускал, и вот уже целый час он просил сохранить ему жизнь.

Связанный Зел ползал как гусеница, целовал ноги, и уже даже привычные к мольбам преступники прониклись сочувствием.

Об этом мало кто знал, но до встречи с Башем фею звали «умоляющий о жизни Зел».

Он даже ушёл целым от схватившего его «Пожирателя фей Гордона».

Его мольбы вызывали жалость у всех.

Так Зел и выжил на войне.

— Ну, без надобности фею убивать смысла нет.

— К тому же у неё порошок.

— И если убить, можно проклятие навлечь.

Говоря, разбойники переглянулись.

Все волосатые мужчины были людьми.

А среди людей всегда поговаривали, что за убийство феи тебя до пятого колена будет преследовать проклятие.

А учитывая, что феи давали порошок, лечащий любые болезни, причин убивать вообще не было.

— Так что, развяжите, а я искупаю вас в моём порошке. Порошок счастья всех сделает счастливыми.

— Совсем сдурел? Кто ж тебя развяжет?

Однако никто развязывать Зела не стал.

Феи шустрые. Если развязать, он сразу сбежит.

Надо было держать его в клетке или бутылке. Так обычно с феями и поступали.

— Если не буду связан, дам куда больше! Намного больше. Меня и на родине звали «порошкомётом».

Зел и сам это знал.

Потому подлизывался как только мог. Хотя такое всегда было бессмысленно.

— Эй, что случилось? — прозвучал грубый голос.

Все разбойники разом обернулись.

— Босс! — радостно заговорили они.

Несколько человек уступили дорогу, и перед Зелом оказался тот, кого называли боссом.

Главарь разбойников. Такой человек обязан быть суровым.

Толстые руки, большой рот, резкий взгляд.

На нём была потрёпанная кожаная одежда и ожерелье из черепов без всяких украшений.

И сильнее всего выделялся цвет кожи.

Зелёный. А изо рта торчали два больших клыка.

Их босс был орком.

— А... А!

Что-то в памяти Зела всколыхнулось, когда он увидел его.

Зырк. Имени он вспомнить не мог. Но помнил, что встречался с ним на поле боя.

— Генерал! Это же ты, генерал! Давно не виделись! Это я! Зел! Фея Зел!

Зел плохо запоминал имена и лица.

Отличить он мог только Баша, а остальные орки были для него похожи. И имени этого орка он не помнил. И обращался он обычно «генерал» или «братишка».

— Что? Ты же прихлебатель Баша? Что ты здесь делаешь?

А сам Зел был достаточно известен.

Особенно среди орков он был известен как товарищ героя Баша.

— Послушай, генерал! Когда война закончилась, я отправился посмотреть мир. И тут заприметил неплохую пещерку. Учуял запах сокровищ, а тут оказались немытые разбойники! Генерал, спаси.

Зел подползал к нему как червяк.

Пусть выглядел он жалко, но для орка он был боевым товарищем.

Образ гусеницы и герой Баш много раз спасали его.

— Понял я, понял... Развяжите его, он мой знакомый.

— Уверен? Феи известны своей болтливостью. Вдруг он о нас расскажет...

Посмотрев на разбойников, орк мерзко скривился.

Потом он приблизился к Зелу и проговорил:

— Эй, то, что мы здесь, — секрет. Никому об этом не рассказывай, понял?

— Конечно! Разве я когда-то выдавал секреты?! Хоть кто-то заставил меня проговориться?! Нет! Иначе бы Баш погиб на войне, а в стране орков ему поставили статую!

Зел и правда никогда не рассказывал секреты.

Про остальное мог говорить без умолку, но что секрет, а что — нет, он решал сам.

Потому секретов он никогда не выдавал.

— Ладно, развязывайте.

— ... Есть.

Разбойников что-то не устраивало, но они развязали Зела.

Освободившись, тот сразу же взлетел, но не улетел, а направился к боссу.

— Ой, спасибо. Вот что значит генерал! Ты невероятно великодушен! Но что ты делаешь здесь с людьми, и что ещё ты за босс такой?

Его миссия — собрать информацию.

Каким бы легкомысленным Зел ни был, про задание он не забыл.

— Этот чёртов Немезис сказал, что у нас теперь мир с людьми, но лиши орка войны, и что останется? Разве можно с таким согласиться? Я ушёл и встретил их, и мы нашли общий язык.

Орк огляделся, и воры рассмеялись.

— Они люди, а я орк, но кое в чём разные расы иногда сходятся.

— Ого! Так у вас здесь отряд, желающий сражаться! Убиваете всех, кого встречаете?! Отряд разрушителей?!

— Верно!.. Хотя всё не так уж и хорошо. Мы копим силы и стараемся сделать так, чтобы люди и орки нас не обнаружили. А когда сил будет достаточно, будем действовать более масштабно!

— О! Ну ты даёшь, генерал! — Зел удивился слишком наигранно, а сам, кружа вокруг, подумал, что всё нужное он услышал, можно и возвращаться.

А потом заметил чьи-то глаза, наблюдающие из темноты.

— Что?! Т-т-там кто-то есть!

— Вот как. Ты что, забыл? Я укротитель зверей.

Тут Зел вспомнил про технику демонов.

Это была странная техника, отличная от магии. Сила тьмы, которую можно было использовать, даже если ты не маг. Техника затуманивания сознание и управления. Да, например... Можно было управлять монстром с низким интеллектом.

— Так ты медвежатниками управляешь!

Тут маленький мозг Зела заработал, и он стал понимать, что за орк перед ним.

Его звали Богуз. Один из восьми переживших войну великих полководцев.

Укротитель зверей Богуз. Сотня его медвежатников перебила тысячи людей.

Конечно же он не только умел управлять медвежатниками. Ещё он был отличным воином. Мужчина пользовался стальной булавой, которой превратил в фарш не одну сотню врагов.

Опытный ветеран, сражавшийся более сорока лет.

— Ну, моих медвежатников стало намного меньше... — сказал он и с жалостью посмотрел на отдыхавших в углу пещеры существ.

Во время войны у Богуза их было больше сотни.

Именно он контролировал большую часть медвежатников.

Но в конце войны их почти всех перебили, и осталось меньше десятка.

Здесь же их как раз было около десятка.

Опытных и явно сражавшихся... Было всего несколько.

А по остальным было видно, что приручили их недавно. Очевидно, что они слабее своих сородичей. Медвежатники Богуза были козырем орков, по силе они не уступали ограм, а по ловкости людоящерам.

— Сейчас как-то так... Я постоянно увеличиваю численность. Потом научу приручать остальных и создам самую большую армию.

Среди медвежатников Зел увидел совсем маленьких, размером с него самого.

Маленькие медвежатники. Малыши становились взрослыми примерно за полгода.

Таких видеть ему не доводилось.

— Я восстану против этого мира как король орков, — сообщил о своих амбициях Богуз, а разбойники стали аплодировать. И орк был доволен.

Но Зелу казалось, что разбойники не так уж и впечатлены.

Похоже им было достаточно просто весело прожить очередной день.

— Г-р-р-р... — зарычал медвежатник.

Услышав это, все схватились за оружие.

— Что это?!

— Нарушители! Идёмте! — закричал Богуз и пошёл за своей стальной булавой.

Все остальные последовали за ним. Они когда-то были солдатами и действовали быстро.

Свет в пещере поубавился.

Остался только слабый свет, исходивший от Зела.

Его оставили, и это был шанс сбежать.

Однако Зела заинтересовало слово «нарушители».

Странно было бы, если бы это ворвался Баш.

— Чёрт! Где?!

— Эй, да это женщина, женщина! Хья-ха!

— Кто-нибудь, посветите... Гья-а-а-а-а!

— Кого-то убили! Эй!

— Не знаю, темно! Уа!

— Говорю же, посветите!

Какое-то время доносились звуки сражения. Никаких соударений мечей, лишь глухие удары и крики.

Кто-то сражался. Но это был не Баш. В таком случае звучал бы разрушительный рёв.

Понимая это, Зел решил остаться.

Такое бывало во время войны.

Чаще было лучше остаться, чем бежать.

— Отлично.

Зел полетел.

Важно было разведать. Во тьме он видел хуже, но что-то заполучить мог.

Так он думал, но бой уже закончился, и кто-то зажёг свет.

Тусклый свет факела освещал раненных солдат. А в самом центре со связанными руками и окровавленной головой лежала Джудит.

— ... Что это?

— А, Зел... Сам видишь. Рыцари пришли нас убить.

— А.

Джудит посмотрела на Зела.

Тот сразу же собрался спрятаться. Возможно она скажет, что фея — разведчик.

Но на миг она удивилась, а потом с ненавистью посмотрела на него.

Суть такой перемены он не понимал.

Однако она была самкой, на которую положил глаз Баш. А значит нельзя, чтобы её убили.

— Отлично. Такое счастье за феей привалило, прямо повезло.

— Ге-хе-хе, босс, можно мне женщину?

— Дурак, мы все ей попользуемся.

— Лично её никто не загребёт.

— Ладно, женщину в камеру, мужчин убейте и выбросите.

От лица Джудит отхлынула кровь.

— Ух... У-убейте... — сорвалось с её губ, а на лице был страх. Глаза бегали, можно было услышать, как стучит её челюсть. Из горла вырывался писк, едва не переходивший в плач.

«О, а это хорошо».

Зел подумал, что это отличная возможность.

Женщина-рыцарь в беде. Если получится её спасти, котировки Баша взлетят. Он попадёт прямо в сердце женщины-рыцаря.

— Подождите, нельзя никого убивать. Вас ведь ещё не нашли! А если обнаружат трупы, сюда ворвётся толпа рыцарей!

Все сразу же с подозрением посмотрели на Зела.

Но его это не смутило. Ведь атмосферу он читать не умел.

— Точно! Завтра с утра убьём их где-нибудь подальше! И подстроим так, будто это медвежатники сделали! Нужно окровавленное место в лесу! И несколько трупов медвежатников, чтобы казалось, что сражение было жарким! Люди глупые, они легко купятся! Нельзя же прикрывать такую хорошую лавочку! Нет, нельзя! Если голова варит, вы этого не сделаете! К тому же тут темно. А если уж убивать, то глядя в лицо. Ведь куда приятнее убивать, когда в лицо смотришь!

Он тараторил не прекращая, и разбойники начали соглашаться.

Убить они всегда успеют.

Они ведь всё равно полностью в их власти.

В словах Зела была сила, заставляющая верить в них. Отсюда и другое прозвище «Льстивый Зел». Никто не был против, чтобы эта фея их обманула.

— И правда. Эй, парни, тащите всех в клетку... Хе-хе, женщина-рыцарь. Мы отправим тебя в рай на глазах у подчинённых, — сказал напоследок Богуз.

Схватив женщину за волосы, он поволок её в пещеру.

Отчаявшаяся Джудит посмотрела на Зела как на предателя.

«Господин, я всё приготовил. Если после этого не выйдет, то уже ничего не сработает. Дальше надо лишь подобрать момент и спасти!»

Только Зел не заметил, как она на него смотрела.

***

Когда Баш проснулся, то увидел хватавшегося за голову Хьюстона.

— Серьёзно, что ли... А... Быть не может...

А Джудит и всех остальных не было.

— ... А где остальные? — спросил Баш, и мужчина недовольно покачал головой.

— К моему стыду, они использовали на нас усыпляющую магию и пошли на штурм...

Усыпляющая магия.

Ненадолго она погружает цель в глубокий сон.

— Был приказ к наступлению?

— Нет, не было. Они ослушались меня.

— ... Люди не умеют слушать, что им приказывают?

— Просто приказ им не понравился.

Для Баша это был культурный шок.

В обществе орков тех, кто не слушается приказов, либо убивают, либо изгоняют из страны.

Потому для них приказы священны и абсолютны.

— И что люди в таких случаях делают?

— Отстраняют и снижают жалование... Иногда лишают рыцарского титула.

— Не слишком сурово.

— Сейчас мирное время... Многие командиры людей некомпетентны. Бывали случаи, когда глупые приказы вели к смерти... Какой позор... Не мне это говорить...

— Хм.

Баша не волновало, был ли Хьюстон некомпетентен.

Он лишь слегка удивился, что ослушание приказа не считалось серьёзным преступлением.

Но что важнее — запах крови из пещеры.

Джудит, которую он рассматривал как свою невесту, вошла внутрь и оказалась в опасности.

— И что будем делать?

— Нас усыпили и бросили здесь, но никто не вернулся, потому скорее всего их уже перебили. Стоит вернуться в город и собрать отряд...

— Есть ли у нас столько времени? — Баш уставился на Хьюстона.

Самка, которая ему приглянулась, была в беде, и отступить он не мог.

— Сейчас командующий ты. Я последую твоим приказам.

Орк будет исполнять приказ командира.

Но он мог высказать своё мнение. Пусть похвалить за такое было нельзя, и всё же Баш сказал:

— Орки не трусы. Каким бы ни был приказ, мы подчинимся и будем храбро сражаться.

Хьюстон снова посмотрел на Баша.

Зелёная кожа, два клыка, крепкие мышцы. Неприметный невысокий орк. Однако он не даст забыть, как обманчива его внешность. Во время войны Хьюстон постоянно бежал от него.

В других обстоятельствах Хьюстон бросил бы Джудит.

Сама виновата. Она нарушила приказ. Он не стал бы рисковать жизнью ради этой дуры.

И пусть его называют трусом, ему лучше знать, как правильнее.

Однако сейчас перед ним был Баш. Мужчина, которого он боялся и уважал сильнее кого-либо.

Во время войны Хьюстон гордился своими поступками. Бегство не было обычной трусостью. Он делал это ради победы. Хьюстон выжил, а орки проиграли войну. Не хотелось думать, что он просто везучий трус, потому и смог всё это время уходить от героя орков.

— ... Хорошо. Мы проникнем в пещеру, освободим пленных и убьём преступников.

— Есть.

Оскалив длинные клыки «орк-герой» улыбнулся.