Том 1    
Пролог


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
msmoli
4 мес.
Стоит продолжать читать?? Или надежды уже нет?
Отредактировано 4 мес.
mijiro
4 мес.
Стоит, мой друг, стоит
msmoli
4 мес.
>>47788
mijiro, эх, ну как тут отказаться? Смотрим дальше и не теряем надежду в сюжет.

Пролог

— Эй, вы же Качи-сан из 1-Е, верно?

Как определить тот самый момент, когда двое людей влюбляются?

Конечно, найдутся люди, обладающие достаточным опытом в этих «романтических делах», которые скажут что-то типа: «Ну… ты сам поймешь…». Но, честно говоря, мне было интересно, могли ли они сами действительно понять это?

В конце концов, я никогда не верил, что любовь — это что-то от чего можно «потерять голову».

— А ты…

Она была немного удивлена, когда обернулась, но затем на ее лице появилась улыбка.

Это было простое совпадение.

Из-за моей склонности выбирать наиболее причудливые маршруты, я решил не идти по кратчайшей дороге до станции, и вместо этого выбрал длинный путь по берегу реки.

Причины для этой моей прогулки были достаточно простыми. У меня не было ни школьных клубов, ни других подготовительных занятий, так что мне некуда было торопиться. Длинная дорога даже будет в каком-то смысле расслабляющей.

И таким образом, Качи Широкуса обогнала меня на своем велосипеде.

Мы даже не были в одном классе или вроде того, но я многое о ней слышал. Например, о том, что она — писатель.

Подумать только, кто-то из моих одногодок уже является признанным автором. Человек из совершенно другого мира...

Такая невероятная, но в тоже время недоступная красавица. Говорят, она всегда одна, в абсолютном отстранении от окружающих. Вокруг нее словно существует аура эгоцентричности, и кажется, будто мир вращается только вокруг нее. Этого было более чем достаточно, чтобы вызывать всеобщий интерес.

Вот почему я пробовал читать ее новеллы. И, по правде говоря, я был в полном восторге.

Мне захотелось поговорить с ней.

Но... даже будучи в каком-то смысле одиночкой, она все еще была слишком заметной личностью. Разговаривать с кем-то, с кем вообще никто не разговаривает в школе... Это было бы невероятным зрелищем. Одна лишь воображаемая картина нашего разговора заставляла меня покрыться мурашками от страха. Каждый день, представляя наш разговор, я все больше колебался и сомневался пока, в конце концов, не откладывал этот разговор до завтра или до лучших времен...

Когда же этот разговор настал, это и правда оказалось всего лишь совпадением.

Обогнав меня, она припарковала свой велосипед на обочине дороги и поднялась по ступеням на набережную.

Возможно, ей просто захотелось посмотреть на реку.

Вокруг не было ни души, так что это была прекрасная возможность наконец-то поговорить с ней. Возможность, которую, по моим ощущениям, нельзя было упускать.

Сдерживая свое учащенное сердцебиение, вспотевшие ладони и ту позорную часть меня, которая хотела сдаться и попробовать в другой раз, я наконец-то нашел в себе силы заговорить с ней!

— Мару-кун, из класса G, если я не ошибаюсь?

— …Чего?!

Я был просто в шоке. Я никогда бы не подумал, что она действительно меня вспомнит. С моими средними оценками, ничем не примечательной внешностью и посредственными способностями к спорту.

— Я разве ошиблась?

— А… что… нет. Конечно нет! Т-ты не ошиблась! Я — Мару! Суехару Мару из класса G! Я не думал, что ты знаешь мое имя.

— Нуу... Я думаю, я могла бы с легкостью назвать имена всех моих одногодок.

Что и следовало ожидать от гения, дебютировавшего всего на первом году старшей школы. Она на абсолютно ином уровне!

— И так... ты чего-то хотел?

Ее прекрасные темные волосы развевались на ветру.

Так стоп! Я не должен отвлекаться! Ее холодность просто легендарна. Если я ничего не предприму…

— Так значит, ты окликнул меня абсолютно без причины? Должно быть ты издеваешься? Боюсь, вы по ошибке приняли меня за манекен на витрине. Будьте так добры, если вам больше нечего сказать, окажите мне небольшую услугу и избавьте меня от своего присутствия.

Ответом мне ожидаемо стал поток беспощадных и безжалостных слов.

В школе я уже наблюдал такое: расстроенных и безмолвных парней после разговора с ней.

Эти соблазнительные губы, казалось бы, так и ждали того момента, когда меня постигнет та же участь.

Однако, преодолевая свое беспокойство и постоянно повторяя про себя, что ничего плохого я не делаю и даже не думаю, я смог выдавить из себя следующее:

— Твоя книга. Я ее читаю...

Ее брови вздрогнули.

— ...Моя книга?

— Верно, Качи-сан.

Она сделала глубокий вдох и выжидающе на меня посмотрела.

— ...Могу ли я узнать, что ты о ней думаешь?

Сюжет новеллы закрутился у меня в голове.

Главной героиней была одиннадцатилетняя девочка по имени Маширо. Она была немного неуклюжей и замкнутой. Из-за постоянных издевательств в школе, она бросила ее и закрылась в мире собственного воображения. В мире, в котором было неясно, где заканчивается реальность и начинается фантазия, она встретила светлого и жизнерадостного мальчика своего возраста по имени Харуто.

С литературной точки зрения, нельзя было не отметить талант Качи филигранно описывать такую деликатную тему, как сцены травли. Используя сюрреалистические описания и метафору, она смогла превосходно изобразить страдания Маширо и ее путь к спасению.

Маширо получила храбрость в дар от Харуто. И когда в финале, после преодоления Маширо стигмы[✱]Сти́гма от др. греч. — знак, клеймо, татуировка, пятно, отметина. травли, Харуто исчезает... Эта сцена тронула меня до слез...

В общем как-то так. Несмотря на то, что я не был критиком и не мог превратить свои мысли в правильные слова, я должен был. Должен был передать свои истинные чувства. И тогда я позволил своим чувствам высвободиться:

— Она была потрясающей. Я был действительно тронут.

Ее рука прикрыла рот, а глаза расширились.

Казалось, в них даже можно было увидеть капельки слез. Видимо, моя неумелая критика осчастливила ее намного больше, чем я ожидал.

Когда ее ледяной фасад, который некоторые называли не иначе как «бессердечным», рухнул — она улыбнулась.

— Спасибо. Твои слова делают меня по-настоящему счастливой. Я действительно рада... что могу... стараться так же сильно, как и до этого!

Больше ничего особенного после этого не произошло, и наш разговор окончился.

Я вспоминаю чувства радости и полного удовлетворения, которые я испытал, когда наконец-то смог сказать то, что так долго держал в себе.

Но это было еще не все. Я также сохранил в своей памяти ее улыбающееся лицо.

Мне захотелось снова заговорить с ней!

После того, как мне наконец-то удалось поговорить с автором книги, я думаю, мне следовало больше внимания уделить тем частям, которые мне очень понравились. Например, я мог бы подробнее рассказать о том, что мне понравилось в персонажах, или же о тех сценах, что вызвали у меня наиболее сильные эмоции.

Я находился в эпицентре урагана этих мыслей, когда внезапно осознал, что я просто ищу для себя оправдания, чтобы еще раз с ней поговорить. Больше чем книга, больше чем что-нибудь еще... Я действительно очень хотел с ней поговорить еще раз.

Именно в тот момент я, наконец, понял... Подождите... я, возможно, влюбился в нее.

Нет, нет... Этого просто не может быть...

Неужели при первой влюбленности вы не должны чувствовать себя чуточку более замечательно? А как же, например, потерять сон от любви, или же взволнованно краснеть, стесняясь даже заговорить с ней? Со мной не было ничего подобного. Бесспорно, она привлекательная девушка... но я ведь не мог влюбиться в нее только из-за этого?

И, к тому времени, когда меня посетили эти мысли, я был уже полностью отравлен.

Да именно так. Это был яд.

Любовь — это не то, от чего вы можете «потерять голову». Это было что-то медленно распространяющееся по твоему телу, подобно змее, и медленно поедающее тебя изнутри — по крайней мере так я думал.

Это было что-то, что вы бы даже не заметили до тех пор, пока оно не вторглось бы в каждый уголок вашей личности... И, очевидно, в этот момент было бы уже слишком поздно...

Зимой моего первого года обучения в старшей школе, я был сражен, я был отравлен ядом любви.

Моей первой любви...