Том 4    
Глава 3


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
msmoli
msmoli
16.10.2020 19:30
klimovpavel1, оке
klimovpavel1
klimovpavel1
16.10.2020 18:28
msmoli
msmoli
16.10.2020 18:23
А ничего что я не читал основную серию? Достаточно ли просмотра аниме чтобы понять что происходит в ЕХ томах??
Ответы: >>46190
klimovpavel1
klimovpavel1
16.10.2020 15:52
>>46186
Я просто как раз и есть переводчик.
EX Тома не территории РФ не лицензированы
msmoli
msmoli
16.10.2020 15:39
Блин, так сложно понять?
Объясняю: тома ре зеро официально переведены, поэтому весь так скажем "нелегальный перевод" полетел в бан. И тут мы видим перевод ре зеро, хоть и побочной главы. Хмм, подозрительно, а не совершит ли он судьбу своей основной серии?
P.s. если даже так не понятно то я просто хз.
Ответы: >>46187
klimovpavel1
klimovpavel1
16.10.2020 15:16
>>46184
А что не так?
msmoli
msmoli
16.10.2020 14:59
А это вообще легально?
Ответы: >>46185

Глава 3

Это было началом кризиса для Лугуники.

Все началось примерно четыре месяца назад, когда чума разорила королевский дворец. Зараза распространялась с бешеной скоростью, поражая каждого на своем пути. Таким образом, Королевство осталось без своего короля-более того, без наследника. По сей день трон оставался пустым.

Дипломатические отношения с империей были очень важны. Лугуника оказалась в невыгодном положении, поэтому действия Волакии могли повлиять на будущее королевства.

— Хм. Защита королевства должна находиться на первом месте, а уже после политические вопросы, — пробормотал старик, поглаживая свою длинную седую бороду. Промедление в ответе может показать нашу слабость перед империей.

Человек, говоривший сейчас, был одет в роскошные одеяния. Его взгляд был необычно мудрым: это был Миклотов Мак-Махон, один из самых мудрых людей в Лугунике. Он был председателем совета и по совместительству самой важной персоной в стране.

Юлий, сидевший напротив Миклотова, покачал головой.

— Нет, сэр, я не согласен. Совет старейшин и все его члены сделали все возможное для этого королевства.

— И все же этого было недостаточно.

Гигант рядом с Миклотовым не дал Юлию утешить его. Его резкие слова адресованы ему самому, а не кому-то еще. И он, возможно, говорил правду. В конце концов, он тоже был членом совета.

Бордо Зелгеф когда-то был одним из немногих легендарных воинов королевства. Несмотря на преклонный возраст, он был бодр и активно вел политическую деятельность. Сидя рядом, Бордо и Миклотов походили на кого-то загадочного и мистического, недосягаемого, возвышающегося над королевством. Они оба были очень властны и от них шла аура власти, что доставляло Юлию дискомфорт. Это были как раз те ВИП персоны, которых Юлиусу, Райнхарду и Феррису надо было сопроводить и охранять ценой собственных жизней. Они играли огромную дипломатическую роль в переговорах.

Вспомнив о важности задания, Юлий выпрямился, как и подобало рыцарю. В конце концов, он ехал в одной карете с двумя членами совета старейшин и от этого нервничал. Карета была специально сделана для важных персон. Но назвать поездку комфортной было сложно.

Однако...

— Хммм? Юлиус, что случилось? Как себя чувствуешь?

— Юлиус является лучшим драконьим всадником. Не думаю, что стоит беспокоиться о нем.

Спутники Юлия сидели по обе стороны от него, болтая так, словно ничего не произошло.

Эти три рыцаря сидели напротив двух членов Совета. Сложно сказать, что было на уме Ферриса и Райнхарда, но их поведение не было похоже на игру. У каждого из них был более богатый опыт в общении со значимыми людьми, чем у Юлия.

Феррис был рыцарем на службе у герцогини Круш Карстен.

— И что ты лыбу давишь Юлиус, что случилось? — Спросил Феррис.

— Все хорошо. Юлий пожал плечами. — Но меня не покидает чувство постоянного беспокойства.

— Вот это новость. Это значит, ты можешь беспокоиться. — Беспечно сказал Феррис.

— “Хм” — буркнул Бордо, скрестив руки на груди.

— Беспокоиться…. Слабо сказано. Рыцари уже не те, что раньше. — Его взгляд остановился на сабле Юлиуса.

— Тонкое оружие у тебя. Вы думаете, этого достаточно, чтобы защитить нас? Позвольте мне прояснить одну вещь: то, что станет со мной, не имеет большого значения, но, если что-нибудь случится с мастером Миклотовым, вы ответите за это головой.

— У тебя хоть духу хватит постоять за себя? Было время, когда я за такое поведение убивал.

Юлий спокойно продолжал слушать брань Бордо. Его не пугало положение людей напротив. Скорее, в этих словах была определенная истина. Было ошибкой высказывать свои опасения в присутствии тех людей, которых он должен был защищать, заставляя их нервничать.

— Рыцарь королевской гвардии говорит не словами, а поступками. Этому нас научил капитан Маркус.

Ответил не Юлиус, который молчал, а Райнхард.

— Маркус, а? ...Щенок действительно смог пробить себе дорогу в этом мире.

— Хо-хо-хо! Нам стоит завершить этот разговор, мастер Бордо. — Миклотов нахмурился и рассмеялся. Затем его морщинистое лицо приняло задумчивое выражение, и он провел рукой по бороде.

— Мы попросили самого капитана Маркуса выбрать рыцарей для этой миссии.

— Вы оказываете нам честь, — скромно сказал Юлий, кланяясь. Райнхард и Феррис точно так же поклонились.

«Ферри считает себя очень идеалистичным», —пробубнил Феррис себе под нос.

— Это одно из лучших качеств Юлиуса, — ответил Райнхард.

Он бросил взгляд на кошко-мальчика. — Это то, чему я хотел бы у него научиться.

Юлий был известен под прозвищем лучший рыцарь, прозвище, которое отражало, насколько высоко ценились его навыки. Однако он был очень скромен, чтобы признать такой титул.

— Мм, теперь вы можете увидеть Хрустальный дворец. — Миклотов с улыбкой ответил на поклоны молодых рыцарей и выглянул в окно. Они проследовали за его взглядом и увидели огромное здание, возвышающееся в небо.

Хрустальный дворец был императорским замком Волакии, находившемся в столице империи Рапгане. Дворец был построен полностью из магических камней. Это было грандиозное здание, выражавшее всю мощь империи.

Юлий восхищенно выдохнул, впервые увидев это здание, столь же величественное, как и слухи о нем.

— Святые угодники! — Воскликнул Феррис.

— Я слышал разные истории, но этот замок построен в довольно вычурном стиле...

Юлиус резко вздохнул. — Феррис, я не верю твоей реакции. Каждый миллиметр этого замка был построен с особой тщательностью, ты же видишь это?

— Ферри просто ненавидит твои странные навязчивые идеи, Юлиус. — Феррис прижал уши, показывая, что разговор его больше не интересует. Юлий подмигнул ему, вызвав у Миклотова сердечное “хо-хо-хо”.

— Может быть, он и выглядит очень запутанно, но является очень функциональным. — Сказал старейшина.

— В империи живут несколько очень опытных архитекторов. Хрустальный дворец не только красив, но и обеспечивает оборону высокого уровня.

— Я слышал, что в нужный момент камень из Хрустального дворца может усилить магию в тысячи раз... Это правда? — Спросил человек с пурпурными волосами.

— Я и не знаю этого. Если у нас будет такая возможность, может быть, мы спросим его величество лично?

Беспечное замечание Миклотова заставило Юлия раскаяться в своем ребячестве. Любопытство взяло верх над ним. Это не прибавит Бордо уверенности в нем.

— Я думаю, что это правда, у них должны быть скульпторы, знающие толк в волшебных камнях. Понимаешь? — Феррис, забыв про волнение Юлиуса, бросил острый взгляд на Райнхарда, тот улыбнулся и расстегнул воротник мундира.

На его бледной коже игралось с лучами солнца металлическое ожерелье. Оно было сделано с добавлением могущественного кристалла, который слабо излучал свет.

— Колье, — заметил Феррис. — Оно из империи?

— Я не знаю, есть ли такое в империи, — сказал Райнхард, касаясь рукой ожерелья. Одно можно было сказать наверняка: он надел его не по своей воле. Райнхард был вынужден носить эту побрякушку в путешествии.

— Ожерелье подчинения, верно? Это действительно действует на тебя, Райнхард?

— Это заставляет чувствовать меня сонливо. Я не могу точно сказать, насколько ограничена моя сила, но оно точно работает, поскольку я не могу использовать способности во всю силу.

Это заставило Юлиуса понять, как сильно Империя нервничает из-за Райнхарда. Ожерелье подчинения, которое Райнхард был вынужден носить, было не столько предметом, ограничивающим способности владельца, сколько ограничивающим его свободу. Это практически граничило с рабством. Откровенно говоря, требовать, чтобы кто-то, приглашенный в качестве специального посланника, носил такую вещь, считалось совершенно бестактным и вопиющим.

— Я понимаю, если я надену это ожерелье, то это может повлиять на переговоры между странами.

— ...Мне действительно тошно, из-за того, что ты так ограничиваешь свою свободу, — сказал Юлий. — Но я восхищен твоей решительностью.

— Ведите себя, как вам угодно, — вмешался Феррис. — Но это все еще ошейник. Он резко пожал плечами. После на одном дыхании продолжил: “Но представьте, что, если это заговор, тут находятся два члена Совета старейшин и святой меч, не так ли? Вдруг они хотят убить Райнхарда или что-то в этом роде?”

— Но это, несомненно, означало бы войну, и Дракон не стал бы сидеть сложа руки... Я хотел бы в это верить, но меня мучают сомнения.

— Да. Мы не можем рассчитывать на Святого дракона. Мы можем полагаться только на свою силу! Так что слушай, Райнхард: убедись, что ты уничтожишь всю империю, прежде чем они доберутся до тебя. Совсем один.

— Защита — это девиз рыцаря, Феррис. Если они нападут первыми, это одно дело, но первый напасть я не могу из-за сомнений. — Райнхард слабо улыбнулся.

— Знаешь, я очень рад, что ты не сказал, что не можешь их уничтожить... — Феррис обнял его за узкие плечи и вздрогнул. Юлий прислушивался к разговору и готовился к очередной порке от Бордо.

— Рыцари Королевской гвардии должны…

Но старика перебил хихикающий Миклотов. — Мм, ты собираешься сделать им выговор? Я помню твое поведение, когда ты сам был лишь юным рыцарем.

Бордо сделал кислую мину и замолчал. Он повернулся к окну, и приближающийся Хрустальный дворец отразился в его глазах. "Святой Меч", "Лучший" и "Голубой"... Правда, это напомнило мне обо всех неприятностях, которые у нас были тогда".

Но никто не слышал, что он бормотал про себя; его слова были сметены быстро проходящим пейзажем.