Том 2    
Глава 8. Узы


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
lastic
14.09.2020 20:08
Сенкс
lastic
04.08.2020 17:05
Спасибо
lastic
20.07.2020 19:00
хоооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо
nemofish
13.07.2020 10:30
У меня так и не получилось понять, в каком темпе идёт перевод?
lastic
11.07.2020 18:57
Спасиб
lastic
10.02.2020 19:35
Оппа

Глава 8. Узы

На следующий день Латифа привела Рио на площадь, где они расстались накануне.

— Прости, что сбежала вчера, — извинилась Латифа, повернувшись лицом к Рио.

— Нет, это я должен извиниться, Латифа. Я виноват; я должен был точнее высказываться. Я был бестактным. Мне жаль, — также неловко извинился Рио после небольшой паузы.

— Это не так! На самом деле, я все это время знала, что однажды онии-тян покинет деревню. Вот почему я была как на иголках. Отсутствие онии-тяна хоть на мгновение заставляет меня переживать, — Латифа не принимала слова Рио и высказывала свои мысли, обращенные к нему. —Вчера, когда онии-тян сказал, что уезжает, я потеряла голову, тем самым заставила его волноваться и доставила неприятности другим девушкам. Я думала об этом всю ночь и хотела собраться с мыслями, чтобы поговорить с онии-тяном.

Наблюдая, как Латифа становится все более и более тревожной во время разговора, лицо Рио слегка потемнело.

— Да, я тоже хотел поговорить с тобой, — кивнул Рио, заставив Латифу вздохнуть с облегчением.

— Слава богу, — сказала она, когда силы ушли из тела Латифы.

— Я хочу сказать, что переживал, что ты возненавидишь меня за мои слова, — Рио покачал головой с напряженной улыбкой.

— Никогда! Я люблю онии-тяна! Это я боялась, что онии-тян возненавидит меня — боялась, что онии-тян покинет деревню, потому что я всегда доставляю неприятности. Я понимаю, что это не тот случай, но мысли об этом меня очень напугали, — сказала Латифа, и тут же из её глаз потекли слезы.

— Ты не доставляешь мне никаких проблем, — приободрил её Рио.

— Что? — Латифа посмотрела на него.

— Ты не доставляешь ни хлопот, никаких-либо проблем. Не знаю, нормально ли быть тебе братом для такого эгоистичного человека, как я, но ты моя сестра. Нет, для меня будет честью, если ты примешь меня как своего брата, — неуверенно сказал Рио, выглядя несколько виноватым.

— Но я и есть младшая сестра онии-тяна. Я хочу быть младшей сестрой онии-тяна! Онии-тян вовсе не эгоист! Действительно ли я могу быть сестрой онии-тяна? — тело Латифы дрожало, а слёзы всё так и текли, пока она говорила.

— Ты согласна быть со мной, как со своим братом? — спросила Рио несколько нерешительно, но Латифа решительно кивнула и обняла его.

— Да! Ты мой брат! Тот, кто меня спас; тот, кто ко мне добр; тот, кто спас меня, даже когда онии-тян мог просто убить меня!

— Нет, я же сказал тебе, что просто не хотел никого убивать. Чтобы не запачкать руки, я проявил к тебе ложную доброту. На самом деле, я совсем недобрый, а просто-напросто эгоист, — с сожалением сказал Рио, нахмурив брови.

Его руки не обхватывали Латифу, а бесцельно ёрзали.

— Это реально! Это настоящая доброта. Раньше я была рабом, поэтому я очень страдала от плохих людей. Я прожила свою жизнь, унижаясь у ног других и наблюдая за их настроением, и всегда извинялась, чтобы со мной не делали ужасных вещей. Но я никогда не чувствовала никакой злобы от онии-тяна. Вот почему доброта онии-тяна настоящая! — Латифа отчаянно пыталась апеллировать к нему, вцепившись в него же.

— Латифа…

— Я тоже эгоистка! Знаешь, даже когда у меня не было причин жить, я всё равно не хотела умирать. Я не хотела, чтобы мне было больно, поэтому делала всё, что мне говорили. Этим самым ртом я говорила, что мой хозяин лучший. Только я сама себе была самой ценной вещью. И так до сих пор. Несмотря на то, что онии-тян так важен для меня, я продолжаю требовать и создавать проблемы!

— Ты не доставляешь мне неудобств. Ты — не эгоистка, и мне очень приятно слышать, что ты просишь меня о чём-либо, — прямо сказал Рио, покачивая головой в ответ на её самоуничижение.

— Хе-хе-хе, спасибо. Я тоже счастлива, — Латифа на секунду выглядела опешившей, а затем застенчиво улыбнулась из глубины своего сердца.

Это заставило Рио тоже улыбнуться, и он неловко погладил Латифу по спине.

— Эй, онии-тян. Ты действительно будешь моим братиком? — робко спросила Латифа, глядя в лицо Рио.

— Да, если тебя это устроит.

— Да, устроит! Я хочу быть с онии-тяном!

— В самом деле? Спасибо, — сказал Рио с противоречивым выражением лица, в котором было что-то среднее между радостью и беспокойством.

— Ага, хе-хе, — Латифа с усмешкой кивнула.

Некоторое время она продолжала цепляться за Рио; он просто позволял ей делать то, что она хотела. И через некоторое время он вновь заговорил:

— Эй, Латифа. Хочешь, чтобы я остался в деревне? — спросил Рио, хватая Латифу за плечи и глядя ей в глаза.

— М-м-м. Если онии-тян хочет покинуть деревню, то я переживу, потому что знаю, что мы обязательно ещё встретимся. Поэтому я не буду распускать нюни и не попрошу уйти. Я сделаю всё, что в моих силах, — ответила она, улыбнувшись более зрелой улыбкой, чем обычно.

— Я, наверное, тебе ещё не рассказывал, но причина, по которой я иду в Ягумо — это родной город моих умерших родителей. Я хочу посетить их могилы.

Неожиданно для самого себя Рио открылся так легко, что это удивило его. Это была часть его самого, о которой он никогда не думал никому рассказывать, по крайней мере, по собственному желанию.

— Так вот, почему ты... Оказывается, я ничего не знаю об онии-тяне. Я всё ещё... — смущённо мямлила про себя Латифа, пребывая в небольшом шоке.

— То же самое касается и меня: я многого о тебе не знаю.

— Это правда. Я много, чего онии-тяну не рассказывала. То, что мне нужно рассказать — нет, то, что я хочу рассказать, чтобы онии-тян, которого я люблю, знал обо мне. Ты не против? — лицо Латифы стало серьезным.

— Да. Расскажи мне свою историю, Латифа, — Рио нежно кивнул

Рио знал, что он должен это услышать, потому что прямо сейчас Латифа пыталась сделать большой шаг вперёд. Если он отвергнет её здесь, её прогресс остановится.

— Тогда я расскажу онии-тяну свой секрет. Но в это будет трудно поверить, — подчеркнула Латифа в качестве предисловия. — По правде говоря, я действительно однажды умерла. Раньше я была человеком, а затем переродилась в то, кем сейчас являюсь. Я не знаю, как это сказать, чтобы онии-тян мне поверил, но этого случилось не в этом мире. Я жила в стране под названием Япония. Но прежде, чем я поняла, что умерла, оказалась в этом мире, — объяснила она серьёзно, хотя и беспорядочно.

— Я понимаю. Я верю тебе, — легко согласился Рио.

Латифа посмотрела на него испытующим взглядом.

— В самом деле? Онии-тян мне верит?

— Сожалею. Вместо того, чтобы сказать, что я верю тебе, я должен сказать, что уже знал. Потому что я в той же ситуации, что и ты, — поправил Рио, с сожалением покачивая головой.

— А? Что это значит?

— Ты из Японии, и я тоже.

— Ты тоже? — Латифа была так потрясена, что едва смогла выразить свой вопрос словами.

— Я тоже был японцем, — серьёзно ответил Рио на корявом японском языке.

Он сохранил произношение японского языка, до сих пор говоря на нём у себя в голове каждый раз, когда оставался один. Ему удалось это сделать даже несмотря на то, что все эти годы он оставался без собеседника.

— Японец. Япо-ония. Онии-тян тоже был японцем? — нетвёрдо спросила Латифа по-японски.

— Верно, — решительно кивнул Рио.

— Получается, онии-тян знал обо мне и ничего не сказал? — тупо спросила Латифа.

Она удивилась, и её эмоции полностью исчезли с лица. Она вернулась к языку, который был знаком этому миру.

— Да, — честно ответил Рио, немного понурив голову и глядя прямо в глаза Латифе.

Подтверждая его словами, воспоминания, которые он запечатал глубоко в своём сердце, когда он был японцем, ярко ожили. Он сжал ладонь в кулак, и эти воспоминания заставляли его стыдиться.

— Онии-тян, — Латифа, казалось, уловила что-то в жесте Рио и кротко замолчала.

— Сожалею. Я должен был открыться тебе раньше.

— Нет, всё в порядке. Но когда ты узнал обо мне? — робко спросила Латифа.

— Когда я впервые приготовил для тебя пасту. Ты назвала это спагетти, — с натянутой улыбкой ответил Рио.

— Это было так давно. Но я вижу, в этом есть смысл.

— В то время ты была ещё немного психически неуравновешенной, так что я подумал, что мне рано ещё что-то рассказывать тебе. Но в действительности я просто не хотел тебе рассказывать, потому что не хотел, чтобы у меня возникли какие-либо сожаления о своей жизни в Японии, — сказал Рио с самоуничижительной улыбкой.

— Я понимаю. Всё это время ты защищал меня, онии-тян.

— Нет, я расставлял приоритеты только в свою пользу, — сказала Рио сквозь стиснутые зубы, но Латифа покачала головой.

— Нет. Онии-тян всё ещё сожалеет о том, что ты был в Японии?

— Если бы я сказал, что у меня их нет, то это было бы ложью. Я определённо сожалел о своей смерти. А у тебя есть сожаления, Латифа?

— Да, но теперь я в порядке, потому что у меня есть онии-тян, — Латифа ответила, сияя всем, что у нее было.

Глаза Рио расширились.

— Ты уверена, что сильна...

— Это потому, что у меня есть ты. Поскольку онии-тян со мной, я могу быть сильной. Вот почему... Эм-м-м. Я знаю, что от меня требуется расспросить, но я действительно хочу узнать больше об онии-тяне. Так мне не будет так одиноко в этой деревне, пока тебя нет. Итак, если возможно, я хотела бы услышать историю о твоей жизни до возрождения. Можно услышать?

— Да, хорошо. Если это тебе важно, я могу это сказать. В конце концов, ты моя младшая сестра, и я тоже хотел бы услышать о тебе больше. У нас ещё много времени, — Рио немного поколебался, но в конце концов согласился с мягкой улыбкой.

— Ладно! Постой, ты не сразу уезжаешь? Время ещё есть? — сказала Латифа, сначала кивнув с улыбкой, но затем растерялась.

— Да. Я еще многому хочу научиться у деревни, и я всё ещё хочу побыть с тобой на какое-то время. Так что, по крайней мере, еще год я буду здесь.

— Э-э-э? Я думала, ты уйдёшь прямо сейчас, — узнав, что их прощание еще далеко в будущем, все силы из неё улетучились.

А затем, в тот же день, они обменялись историями о своём возрождении. Хотя Рио воздерживался от подробностей своего опыта, они всё же говорили о многих вещах. Самым большим шоком было то, что они были знакомы друг с другом и ехали в одном автобусе незадолго до своей смерти. Когда она обнаружила этот факт, Латифа немного покраснела. И прежде, чем они осознали это, наступил вечер — так быстро пролетело время за разговором друг с другом. С этого дня они стали братом и сестрой в полном смысле этого слова.

Затем, когда они вернулись домой, Урсула уже ждала их перед домом.

— О боже. Вы двое смотритесь ещё ближе, чем раньше. Я так понимаю, всё прошло хорошо? — спросила Урсула.

— Да, спасибо за беспокойство. Мы стали ближе, — немного застенчиво сообщил Рио.

— Даже если онии-тян решит уйти, я решила подождать его в деревне! — сказала Латифа с беззаботной улыбкой, в то время как по щеке Урсулы скатилась слеза.

— Ого, я вижу, что к старости я стала более восприимчива к слезам. Господин Рио, спасибо за спасение этого ребёнка, — Урсула взяла его за руку, словно в молитве.

***

Год пролетел в мгновение ока. В один прекрасный день, когда приближался отъезд Рио из деревни в регион Ягумо, его вызвали старейшины деревни, и он пошёл в комнату совета ратуши.

— Хм. Хорошо, что вы пришли, — Сильдора, Доминик и Урсула стояли впереди, приветствуя Рио улыбкой.

— Эм, вам что-то от меня нужно сегодня? — спросил Рио с легкой настороженностью при довольно преувеличенном приёме. Сильдора заговорил первым:

— Что ж, есть кое-что, что мы хотели подарить господину Рио, ведь вы — благодетель нашей деревни и хороший друг. Во-первых, прими это как подарок от деревни.

Сказав это, Сильдора подарил Рио браслет. Он был сделан из мифрила, называемого волшебным серебром, и имел сложную вырезанную на нём формулу. А вместе с ним на ней находился камень духа.

— Это пространственно-временное хранилище? Я не могу принять что-то столь ценное, — глаза Рио расширились, он почти рефлекторно отказался от подарка.

Рио был хорошо знаком с такими артефактами. Наполненный пространственно-временной магией, которую люди не могли воспроизвести при помощи колдовства, это был магический артефакт, обладающий довольно необычным эффектом. Он создавал полупостоянное изолированное измерение, пропорциональное сущности зарегистрированного владельца, из которого предметы можно было свободно хранить и извлекать по желанию.

— Не думай об этом. Это просто ещё один символ нашей дружбы. С этим твоё путешествие должно быть намного проще, не так ли? — Сильдора покачал головой и подтолкнул пространственно-временной тайник к Рио.

— Это может быть проще, но… — начал было Рио, не решаясь принять подарок, но со стороны донесся голос:

— Не парься подробностями, парнишка. Вот в чём суть дружбы. И подарки не только из деревни, понимаешь? Гномы приготовили для вас набор оружия. Этот меч здесь сделан из мифрила. Он может впитывать ваши духовные искусства. Также есть комплект брони, сделанный из кожи чёрной виверны, которую вы победили. Честно говоря, это делает металлическую броню похожей на бумагу, — добродушным голосом сказал Доминик в сопровождении нескольких гномов, несущих оружие и доспехи.

В ценный меч был встроен камень духов, который красиво блестел. Комплект доспехов был похож на одежду: перчатки, ботинки и длинное пальто были сделаны из кожи чёрной виверны — всё это блестело угольно-чёрным блеском.

— Поскольку у вас ещё есть место для роста, мы сделали размер немного больше. Мы внесём дополнительные изменения, когда вы вернётесь в деревню. И, чтобы вы знали, он был изготовлен для вас на заказ, поэтому вы не имеете права отказаться от него, — сказал Доминик с самодовольным взглядом.

— Гномы — не единственные, кто приготовил подарок. Мы, эльфы, также приготовили большое количество лекарств. Есть инвентарный список всего включенного, который вы можете проверить позже, — сказал Сильдора, протягивая Рио единственный лист бумаги и указывая на большую деревянную коробку на земле рядом с ним, которая, должно быть, была заполнена лекарствами.

Многие эльфийские лекарства были изготовлены из драгоценных материалов и созданы с помощью духовных искусств, и их эффективность была намного выше, чем у человеческих лекарств. В списке, который ему вручили, были даже секретные зелья и чудодейственные эликсиры, от которых глаза Рио расширились от удивления.

— Неужели я могу взять у вас такие зелья и эликсиры?

— Ха-ха-ха, не волнуйся. Я был тем, кто дал инструкции, как приготовить все эти рецепты. Если у вас есть материалы, я могу научить вас их делать, господин Рио.

— Разве эти материалы не очень ценные? — все они являлись предметами, которые людям было трудно культивировать; для некоторых предметов даже требовался сок дерева Дриас.

— Их может быть трудно получить на человеческих территориях, но только не в этой деревне. Не стесняйтесь принимать столько, сколько хотите, — с нежной улыбкой сказал Сильдора.

— Теперь ещё нужно отчитаться за долю оборотня. Мы приготовили ингредиенты, собранные в деревне — их так много, что запас у вас никогда не кончится. Из-за большого количества ингредиентов мы не смогли принести его сюда, но вы можете сохранить его в своём пространственно-временном тайнике позже. О, и этот не только от зверооборотней — все остальные виды тоже производят свой особый алкоголь.

Наконец, как бы для нанесения последнего удара, Урсула преподнесла гору еды и питья.

— Вы так много всего подготовили, — Рио сжал ладонь, его лицо виновато исказилось.

— Не глупи, парнишка. Вы недооцениваете, как много вы сделали для нас. Было бы неблагодарно с нашей стороны позволить тебе уехать из этой деревни с пустыми руками! — со смехом сказал Доминик.

— Всё именно так, как говорит Доминик. Вы можете считать это коллективной волей деревни.

— Правильно. Итак, пожалуйста, мы хотим, чтобы вы приняли это, — и Сильдора, и Урсула говорили голосом, полным решимости.

Остальные старейшины за спиной трёх главных глубоко кивнули. Рио медленно поднял голову и посмотрел на лица в комнате.

— Слова благодарности недостаточно для величайшей доброты, которую вы оказали недостойному мне. Если когда-нибудь опасность постигнет духовный народ, я клянусь помочь вам как лучший друг — всем моим существом, — Рио произнес словесное обещание и глубоко склонил голову.

***

Наконец настал день, когда Рио покинул деревню духовного народа, и провожать его пришло много жителей этой деревни. Им пришлось позаимствовать храм Дриас в качестве места сбора перед его отъездом.

— Всем большое спасибо за прошедшие полтора года, — сказал Рио, поблагодарив всех, кто пришёл проводить его.

— Удачной поездки, онии-тян! — опечаленная прощанием, Латифа обняла Рио, да так, что его внешний вид не стал немного взъерошенным, но Рио находил в этом свое умиление.

— Латифа, Рио, вообще-то, больно, — сказала Сара с нежным раздражением с улыбкой на губах.

— Поскольку мы не увидимся ещё какое-то время, я заряжаюсь как можно большим количеством энергии онии-тяна. Это твой шанс, если ты тоже хочешь обнять онии-тяна, Сара! — сказала Латифа, всё ещё крепко вцепившись Рио.

— Что?! Я вовсе не хочу его обнимать! — яростно покраснев, Сара отрицала это.

— Тогда я обниму его вместо Сары.

— И я тоже, — сказали Орфия и Альма, только что появившись.

— А? — ошарашенно сказала Сара.

— Молодец, Сара! Орфия и Альма сделают это вместо вас. Ладно, тогда я отпущу минутку! — сказала Латифа с торжествующей ухмылкой, отпуская Рио, чтобы Орфия и Альма могли подойти.

— Ух, — лицо Сары содрогнулось.

— Э-хе-хе, это немного неловко. Тогда извините меня. Удачной поездки, Рио. Давай снова жить вместе, когда вернёшься! — Орфия сказала прощальные слова с яркой улыбкой и нежно обняла Рио.

— Спасибо. Я буду искать вкусные рецепты, пока буду в пути, — робко улыбаясь, ответил Рио.

После того, как Орфия отпустила его со небольшим сожалением, Альма выступила вперёд.

— Рио, пожалуйста, позаботься о себе. Я буду молиться о твоём благополучном путешествии, — Альма, покраснев, тоже обняла Рио.

За время своего пребывания в деревне Рио сильно вырос, поэтому разница в росте с Альмой похоже на разницу взрослого и ребёнка.

— Если я найду в поездке какое-нибудь вкусное сакэ, я привезу его в качестве сувенира, чтобы выпить вместе.

— Ах, конечно. Если это будет не так сложно, тогда сделай это.

Хотя она думала, что молодой девушке немного странно предлагать алкоголь в качестве сувенира, она всё же радовалась, от чего румянец Альмы становился ещё глубже.

— Давай, Сара, и ты тоже!

— Ах! Эй, Латифа!

Как только Альма отпустила Рио, Латифа подтолкнула Сару со спину. Потеряв равновесие и споткнувшись о ноги, она оказалась перед ним.

— Ах, эм. Привет, Рио, — Сара застенчиво стояла перед Рио с алыми щеками.

— Привет, Сара. Чем я могу помочь вам? — ответил Рио, весело смеясь.

— Пожалуйста, поучи меня снова, когда вернёшься! — сказала Сара довольно поспешно, прежде чем быстро двинуться и нежно обнять его.

— Конечно. Продолжай тренироваться, чтобы в следующий раз победить меня.

— Хорошо. Я не проиграю в следующий раз! — с тихим стоном Сара мотивационно сжала кулаки.

Затем Юдзума, Аня, Вера и Арслан, а также толпы других духовных людей сразу двинулись вперёд.

— Вот так все сразу? — Рио посмотрел на них с удивлением.

— Группа Сары особенная! — объяснила Вера.

— Ага. Группа Сары особенная, правда? — Аня посмотрела на девушек с понимающей ухмылкой. Орфия встретила её взгляд с собственной улыбкой, но Сара и Альма избегали смотреть ей в глаза.

— Рио, я надеюсь, что у тебя будет хорошая поездка. Давай снова поиграем вместе, когда ты вернёшься, — Вера мило обняла Рио.

— О боже. Вы тоже победили младшую сестру Сары? Я больше ничему не удивляюсь.

— Что ты говоришь, Аня? — Улыбка Рио сомнительно дернулась.

— Рио! Оставаться здоровым! Потренируй и меня тоже, когда вернешься!

— Да, конечно. Ты тоже береги себя, Арслан. Пожалуйста, будьте хорошими друзьями с Латифой.

— Само собой разумеется, — Арслан покраснел и немного резко отвернулся.

— Лорд Рио, я также с нетерпением жду того дня, когда вы снова сможете сразиться со мной. Я буду стараться дисциплинировать себя даже больше, чем ты, чтобы стать сильнее, — сказала Юдзума.

— Да, я тоже буду тренироваться. Я с нетерпением жду нашего матча-реванша, — после этого обещания Рио и Юдзума крепко пожали друг другу руки.

Для Юдзумы, хотя это был всего лишь тренировочный матч, Рио был одним из немногих соперников, против которых она могла выложиться на полную. То же самое и с Рио. С тех пор, как он научил Юдзуму методам спарринга с другими людьми, его навыки выросли в геометрической прогрессии. Оба они с нетерпением ждали своего реванша.

— Тогда я буду молиться о твоей удаче. Береги себя.

— Да, я с нетерпением жду твоего сувенира.

Глубоко кивнув, Юдзума покинула Рио. Затем появились старейшины.

— Ого. Мы сделаем наше прощание коротким и приятным для вас: все старейшины простятся вместе. Лорд Рио, возвращайтесь к нам в любое время. Эта деревня и твой дом тоже, — сказала Урсула с радостной улыбкой.

— Правильно! Возвращайся, когда захочешь! — сказал Доминик с весёлым смехом, крепко схватив Рио за руку.

— Да. Все присутствующие будут ждать вашего возвращения, лорд Рио. Пусть духи покажут тебе путь, — Сильдора улыбнулась и помолилась за безопасное путешествие Рио.

— Спасибо вам всем большое. Я надеюсь, что все здесь тоже позаботятся, — сказал Рио, кивая всем старейшинам.

— Удачной поездки и до скорой встречи, онии-тян! — Латифа подошла ещё раз, чтобы попрощаться, с энтузиазмом обнимая Рио.

— Да, я скоро вернусь, — Рио нежно обнял Латифу в ответ.

В конце концов, он нехотя отпустил её руку и решительно повернулся, только чтобы обратиться лицом к жителям деревни.

— Послушайте! Для меня большая честь быть частью вас. Я глубоко признателен вам всем за то, что вы включили недостойного меня в число ваших друзей, — громко сказал Рио, прежде чем управлять ветром с помощью духовных искусств и мягко парить в воздухе. Жители деревни аплодировали ему и махали руками. — Я с нетерпением жду того дня, когда мы снова встретимся!

Сказав это, Рио махнул рукой и поднялся высоко в небо. Затем его фигура исчезла, быстро направляясь к небу. Духовный народ размахивал руками до тех пор, пока не перестал видеть форму Рио.

— Вот он и ушёл, — тихо пробормотала Альма, когда силуэт Рио полностью исчез.

— Сара, Орфия, Альма. Я не проиграю вам, — сказала Латифа, не сводя глаз с неба, в котором исчез Рио.

— А? В чём не проиграешь? — смущенно Сара ответила.

— Я люблю онии-тяна: как члена семьи и как мужчину. В сердце онии-тяна может быть кто-либо, кроме нас, но я не сдамся. Так что, на случай, если вы все тоже его любите, я собираюсь объявить войну прямо сейчас. Впрочем, это не имеет значения, если никто из вас не любит онии-тяна, — Латифа смотрела на Сару и остальных с дерзкой улыбкой.

— Что? Я никогда не говорила, что мне всё равно! — неопределённо сказала Сара с ярко-красным лицом, её слова ничего не подтверждали и не опровергали.

— Хе-хе, это не очень честно с твоей стороны, Сара, — сказала Орфия с милой улыбкой.

— Ага. Быть нечестной из-за смущения — одна из твоих ошибок, Сара, — Альма раздражённо опустила плечи.

— А разве ты не такая же, как я, Альма?! Ты также об этом не говорила! — возразила Сара.

— По крайней мере, я честна, когда это нужно! — беспечно сказала Альма и отвернулась.

Благодаря многим годам, которые они провели вместе, Сара знала, что именно так себя ведёт Альма, когда ей стыдно.

— Видишь! Всё также! Мы одинаково ведём себя, как стесняемся!

— Я не об этом говорила.

Такой накал их разговора был типичен для Сары и Альмы. Если бы Рио присутствовал, он бы с ухмылкой наблюдал за такой знакомой сценой. Присутствующие селяне с улыбкой наблюдали, как девушки шумно спорят.

Это был 998 год Святой Эры — прошло более семи лет с тех пор, как Рио вернул себе воспоминания о своей предыдущей жизни. День, когда история будет приведена в движение, быстро приближался.