Том 1    
Пролог


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
valvik
1 г.
это может оказаться интересным
rus_emperor
2 г.
На что надеюсь?... На топ надеюсь!
Вечный
2 г.
Что за люди нынче пошли?.. Последим. Спсибо
ascII
3 г.
Реинкарнация безработного в другом сеттинге ? Мда....
Pro-m
3 г.
Спасибо за перевод!
redheadbrains
3 г.
выглядит интересно.
Pioner
3 г.
С нетерпением жду перевода, спасибо, как всегда хорошая работа.

Пролог

— Ах…

Я очнулся от своих туманных и расплывчатых воспоминаний.

И тут же поднялся с тёмного пола… из теней прямо на меня смотрел череп. В его пустых глазницах парило два синих огонька. Раздался скрип костей, когда скелет потянул ко мне руку.

Крик вырвался из меня сам собой. Почему-то он вышел неестественно высоким.

«Будто у маленького ребёнка», — подумалось мне. И тут я начал осознавать, что неестественный у меня не только голос. Рука, которую я инстинктивно поднял для защиты также была какой-то мелкой и короткой. Пухлая маленькая и короткая ручка. Такая могла принадлежать только ребёнку.

Череп! Какая там рука! Череп сейчас важен! И где это я? Что произошло?

Мои мысли беспорядочно метались в голове и никак не могли улечься. Я попытался прийти в себя. Мне нужно успокоиться и попытаться понять, что произошло...

— ■■■■...

Пока я мешкал скелет обхватил своими костяными пальцами мою кожу.

— Вааах?! — кажется, даже мой собственный мозг меня проклинал. «Мы в таком отчаянном положении, а ты пытаешься меня успокоить?!» Кажется, я упустил возможность для бегства.

Человеческий скелет, похож на медицинский. Монстр. Аномалия. Вещь, которой в нашем мире быть не может.

Неожиданная встреча с подобным испугала бы любого. Я не исключение.

И, к тому же, я почему-то гораздо младше, чем я себя помню. Мои воспоминания может и размыты, но я точно помню себя плотным и достаточно высоким. Но мои воспоминания совершенно не совпадают с тем телом, в котором я оказался. Представьте себе, будто вы сейчас сядете на трёхколёсный велосипед, на котором катались в детстве. Примерно так я себя чувствую, ощущение даже экстремальней.

— ■■■■...

Впрочем, несмотря на всю мою потерянность, скелет прижал меня к себе одной рукой и начал ритмично покачивать меня вперёд и назад. Как бы я не пытался оттолкнуть его руками, скелет продолжал прижимать меня к себе, это было неизбежно.

— Ах… — Наконец, я понял. На самом деле скелет усиленно пытался проявить ко мне доброту.

Впрочем, поездочка была та ещё. Кажется у скелета недоставало опыта в подобных вещах, да и лежать на костяных руках то ещё удовольствие. Впрочем, кажется мне не стоит сильно возражать, потому что есть меня он не собирается. Мне кажется, что не собирается.

Разумеется, у меня нет необходимых навыков для чтения мыслей скелетов по голому черепу. Я не уверен, что поедание меня совершенно не входит в его планы, поэтому не стану расслабляться. Впрочем, мне начало казаться, что этот скелет обходится со мной с добротой и любовью. Всмотревшись в синие огоньки, которые служили скелету глазами, мне даже начало казаться, что в них есть теплота и дружелюбие. Эта мысль немного меня успокоила.

Я снова попытался понять, что именно происходит и перевёл свой взгляд со скелета, на окружающее пространство.

Вертеть головой я не мог, но заметил несколько огромных, роскошных колонн и множество арок. В центре куполообразного потолка было отверстие, через которое в помещение попадал слабый свет. Чувствовалось, что я в помещении, но оно показалось мне слишком старомодным и помпезным. На ум пришли Пантеоны из древнего Рима, фотографии которых я когда-то видел.

Больше мне пока нечего добавить.

Нечто, что должно было стать моей смертью, почему-то меня переместило и я стал гораздо моложе и меньше. Наконец мне удалось упорядочить мысли, но прежде чем я успел начать рассуждать о происходящем, меня начало клонить в сон. Покачивание меня измотало.

Скелет очень старался и его старания, по своему, меня убаюкивали.

Моё тело начало тяжелеть, и чувство спокойствия начало волнами на меня накатывать.

Я позволил этим волнам меня забрать и медленно погрузился в сон.

Когда я проснулся на меня смотрел причудливый старик с изогнутым, будто клюв, носом. Он был бледен и полупрозрачен. Достаточно прозрачным, чтобы я мог смотреть сквозь него. Этот старик точно призрак.

Я закричал.

И оказался поднят на руки. Взглянув на поднявшего меня человека, я увидел женщину, кости и кожа которой были иссушены. Будто она мумия.

Я снова издал отчаянный вопль.

Нечто мелькнуло у меня перед лицом и остановилось напротив. Это оказался скелет, которого я видел перед тем как уснуть.

— Ваааааах?! — наконец мой крик кончился. Я устал. Я ворочался, махал руками и ногами. Но из-за того, что моё тело в таком состоянии, я очень быстро вымотался и проголодался. Энергия, с которой я пытался сопротивляться, улетучилась.

— ■■■■?.. — призрак старика посмотрел на меня и что-то сказал мумии. Та достала бутылочку, в которой была какая-то белая жидкость. Налив эту жидкость в ложку, мумия поднесла её к моему рту, который я держал накрепко закрытым, и даже не подумал бы открыть.

У меня ведь не было ни единой причины его открывать.

Не думаю что кто-нибудь мечтает услышать: «Открывай ротик!» когда ему в лицо тычут ложкой прозрачный старик и женщина-мумия.

Я только что встретился с чем-то, что похоже на картинки, встречающиеся в книгах о фараонах, которые запирали свои тела в роскошных гробницах. Мумия передо мной только напоминала человека, она была сухой будто мёртвое дерево.

Разве кому-нибудь захочется услышать: «Скажи а-ам» от чего-то вроде этого? Не могу себе представить человека, который хотел бы. А если такой и существует, то, лично мне бы, не хотелось с ним знакомиться.

Впрочем, несмотря на это всё, я ощутил невероятный голод. И в текущей ситуации получить еду как-то по другому не представляется возможным. Сонливость и чувство голода, почему-то слишком сильны, может это из-за моего неразвитого тела. Так что с мыслью: «Да пошло оно всё!» — я проглотил содержимое ложки.

На вкус, это оказалось очень прилично. Воспоминания из моей прошлой жизни говорили, что детская еда очень пресная, но, наверное, мой язык ещё попросту не так хорошо развит, как и остальное тело.

Скелет погладил меня по голове, будто пытаясь сказать: «Вот, хороший мальчик»,

Че?..

Вот теперь, я, наконец, пришёл к удивительному выводу. Для того, чтобы это осознать, было нужно чтобы у меня что-то оказалось во рту. У меня нет зубов. Неудивительно почему я не мог разговаривать.

Понятно. У младенцев и зубов нет. Для меня это оказалось неожиданностью. Если бы я растил своих детей, может, я бы и знал на какой стадии развития я сейчас нахожусь, вроде: «Ага! Зубов ещё нет, но кормят меня уже не грудью, значит мне несколько месяцев!» Вот только в моей памяти отсутствовал подобный опыт. Так что мне неизвестны вещи, которые знал бы любой ответственный взрослый человек.

Я поймал себя на мысли: «Не так уж это и важно».

Я умер накопив только поверхностные знания и годы жизни. А...

...ну конечно.

Я умер.

Я не мог выжить.

Несмотря на расплывчатость воспоминаний, предсмертная агония глубоко отпечаталась в моём сознании.

Получается, что это странное место, где меня окружают живые мертвецы — это и есть жизнь после смерти?

Если Бог существует, то таково моё наказание?

Прошло около полугода.

Я сказал «около», потому что постоянный сон с периодическими пробуждениями делают дни размытыми. Так уж выходит, что дети тратят очень много времени на сон, а просыпаются только когда начинают голодать. будто бы я погрузился в какой-то долгий сон или видение, и мой разум пытался пережить скуку житья в горизонтальном состоянии.

За всё это время я смог понять только то, что я не в видении и не во сне. Слишком уж всё было реалистично и явно. Да и я не могу себе представить, что должно случиться с человеком, чтобы он вообразил, что стал младенцем и окружён живыми мертвецами.

Мне пришлось принять, что я действительно беспомощный младенец, о котором заботятся три живых мертвеца.

Вскоре я даже начал понимать о чём они говорят.

Существует какая-то лингвистическая теория — её названия я уже не вспомню — что на самом деле мозг младенцев не переставая работает, воссоздавая и изучая язык по услышанным фразам. Несмотря на то, что мои воспоминания расплывчаты, некоторые знания из моей прошлой жизни продолжают всплывать.

— Ба… ба… — Я попытался воспроизвести хотя бы одно слово, но, учитывая что я не развивал эти органы, у меня ничего не получилось.

Я не могу контролировать это тело так, как я контролировал своё прежде чем умереть. Это меня путало. Умение разговаривать, которым я владел прежде, сейчас вызывало у меня небывалые сложности. Впрочем, сейчас я и ходить ещё не умею.

А что если так пойдёт и дальше, и мне так и не удастся, ни говорить, ни ходить? Этот страх никак меня не отпускал.

— Эй, эй. Хочешь на ручки? — Наверное, услышав моё беспокойное ворочание, мумия улыбнулась и подошла ко мне. Она была одета в старомодную, потрёпанную робу, похожую на одежды древних священников, и остальные звали её Мари.

Несмотря на то, что мне вообще странно судить о женской красоте, тем более о красоте мумии, мне кажется, что при жизни она была невероятно красива. Мари стройна, её движения грациозны, а взгляд всегда опущен. Её кожа, хоть и похожа на высущенное дерево, на ней нет никаких рубцов и шрамов. И это позволяет увидеть какими безупречными были черты её лица при жизни. Несмотря на то, что её светлые волосы явно высохли от пребывания в таком состоянии, заметно насколько они были густыми и яркими.

— Почему бы нам не прогуляться немного снаружи?

Ты выведешь меня отсюда?!

— Хехе, а ты улыбнулся, когда услышал. — Она правду говорит. Мне интересно, что же ожидает меня за стенами этого… храма?

Впрочем, с этим телом, выйти и осмотреться не представлялось возможным. Так что я ждал возможности выбраться наружу.

— Тогда идём! — Она взяла меня на руки. Я почувствовал от неё лёгкий, почти не ощутимый запах. Он не был неприятен. Чем-то напоминает древесный? Почему-то мне показалось, что от старых женщин именно такого запаха и стоило ожидать.

Успокоившись, я позволил себе погрузиться в этот запах.

Мари несла меня на руках, неторопливо направляясь к выходу из мрачного храма.

Пол этого храма был сделан на манер шахматной доски. Мягкий свет струился из отверстия в очень высоком, куполообразном потолке храма. В стенах храма были углубления, отчего он отчасти напоминал Японское святилище, а в этих углублениях располагались статуи богов.

Одна за другой, эти статуи проплывали мимо моего взгляда пока мы шли.

Первой статуей была статуя величественного мужчины, от которого веяло главенством, в правой руке мужчина держал молнию, по форме напоминающую меч, а в другой он держал весы.

Следующей была величественная женщина, её улыбка была привлекательна, а в руках у неё был ребёнок и колоски риса.

После шёл усатый мужчина, невысокий, но коренастый, из-за спины которого выглядывали языки пламени, в руках у него был молот и клещи.

Молодой человек, непонятного пола, любезно улыбался держа в руках золотые монеты и бутылку вина, а окружающий его рисунок напоминал дуновения ветра.

Молодая девушка, одежда которой напоминала скорее обёрнутый вокруг тела кусок ткани в одной руке держала лук, а на второй распахнутой ладони у неё была фигурка, напоминающая фею.

Одноглазый старик, от котрого веяло знаниями, стоял перед какой-то надписью, в одной руке он держал трость, а во второй у него была раскрытая книга.

Больше всего это напоминало какой-то пантеон богов, как мне кажется. Мне кажется можно было понять занятия, которые олицетворяли эти боги уже по внешнему виду статуй.

Но я так и не смог понять, что означает последняя статуя.

За этой статуей не было никаких символов. Может это означает, что за спиной статуи только тьма? Человек, представленный статуей был в плаще с капюшоном, скрывающим его глаза. Вокруг него царила атмосфера серости и мрака.

Единственная вещь, которую он держал в руках — это огромная коса, на другом конце которой виднелся фонарь. Единственной догадкой, которая пришла мне в голову, это представление бога смерти.

Фонарь на косе странным образом приковал моё внимание.

Разумеется, Мари не знала о моих мыслях и, не останавливаясь, несла меня дальше. А я смотрел на эту скульптуру пока она не пропала у меня из вида.

«У меня ещё будет возможность разглядеть эту статую поближе», — подумалось мне. Я постараюсь понять, почему меня так привлёк этот фонарь.

Мы шли дальше, и чем дальше мы оказывались от помещения с отверстием в потолке тем темнее становилось, а рассматривать окружающий мир было всё тяжелее. Но шаги Мари я слышал отчётливо.

Вскоре Мари остановилась у арки, заросшей лозой, и положила руку на очень тяжёлую, с вида, железную дверь. Дверь начала медленно, со скрежетом, открываться и сквозь образовавшуюся щель начал бить яркий свет. Когда дверь открылась достаточно широко Мари вышла наружу.

— Ах… — Неожиданно для себя я увидел окружающий мир.

Подул освежающий ветер.

Недавно рассвело и утренний туман укрывал подножье холма. Внизу виднелся каменный город построенный у побережья большого озера. По виду город был средневековым, а может и более ранних времён. Я заметил высокие башни и архитектуру, со множеством красивых арок.

Однако всё это было старым и лежало в руинах.

Крыши зданий в большинстве уже обвалились, и даже стены от стен уже начинали отваливаться куски, оставляя здания в плачевном состоянии. Трава пробивалась сквозь камни мостовой, а мох и лоза покрывали остатки стен зданий. Город укутался в зелень будто наслаждаясь тишиной и покоем после всей той активности, которая в нём происходила.

Утреннее солнце мягко освещало окружающий мир.

Я смотрел на это утро широко открытыми глазами. Этот вид был настолько прекрасен, что потряс меня до глубины души.

Я чувствовал будто ветер проносится прямо через меня, от ног к голове. В моей голове всё окончательно прояснилось. Всё мое тело, каждая его клеточка, чувствовали этот мир. Будто бы я вспомнил нечто прекрасное, нечто, что было забыто мной давным давно.

Почему-то у меня из глаз полились слёзы. Я крепко зажмурился, пытаясь их сдержать, но мне это не удалось. Слёзы никак не останавливались.

Я прожил безнадёжную и расплывчатую жизнь, в которой умер только для того, чтобы от всего сбежать. Поэтому, очнувшись в этом мире, я ждал, что это будет моим наказанием от Бога.

Оказалось, что я ошибся.

Я не знаю, куда я попал. Я не знаю, что происходит.

Но в одном я уверен, случившееся — это награда. Неожиданная и чудесная награда. Кто-то, из величайшей доброты в своём сердце вернул мне то, что я когда-то потерял. Я отбросил подозрения, и искренне поверил, что предоставленная мне жизнь это райский подарок.

— Прекрасный вид, не так ли, Вилл? Мой дорогой мальчик… — Эта фраза принадлежала Мари.

Вильям. Сокращённо Вилл. Так меня зовут.

Так меня назвали эти трое.

То имя, которое я носил до своей смерти было покрыто грязью. Теперь меня зовут так. Это маленькое тело, моё тело. Тело и имя, которые никогда не принадлежали никому другому подошли мне так, будто всегда были моими.

— А… А… — Я пытался заговорить, моё лицо было залито слезами. Но это меня не волновало. Я заставлял свои не развитые голосовые связки воспроизводить звук.

Я себе пообещал… В этот раз я всё сделаю правильно.

Мари прижала меня к себе, а я набирался решимости. В этой жизни ничто не сможет мне помешать. Я не знаю, что это за мир или почему я в нём родился. Но у меня достаточно времени, чтобы обо всём этом подумать.

Мои знания сейчас ничего не значат и у меня нет никаких навыков, но мне просто нужно время, для того, чтобы всему научиться. Я уже достаточно ничего не делал и проводил свою жизнь на коленях. Неважно, сколько провалов я совершу. Неважно, сколько раз я ошибусь. Неважно, сколько раз я стану объектом насмешек, я переступлю через себя.

В этот раз… В этот раз я буду жить. Я проживу жизнь в этом мире! Выражая свою решимость я завопил голосом младенца.