Том 2    
Глава 1: Буйство


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
kaii-h
1 г.
Та... Просто настало время пройтись по самым давно не обновляемым. Остался несдержанный и фокусник, у остального последнее обновление в пределах 12 месяцев (где есть возможность выложить том).
Отредактировано 1 г.
тишка гарны
1 г.
Да не может быть - действительно пришла! СПАСИБО!
sycophant
2 г.
Великая Богиня Халява!!! ЕЖЕси на небеси!!!..
О, божественная Халява!!!
Поддержи руку, переводящую сии произведения;
Благослови компы, в которых они сохранены;
Дай сил достать их незаметно;
Затми очи правообладателя, дабы не узрел он сии беззакония;
Позволь благополучно перевести и не косячнуть с очепятками;
Наставь переводчика на путь истинный, дабы комплименты лились непрерывным потоком;
Всели в нас безграничную доброту и терпение;
Воссоедини отличный перевод, и пусть она будет халявной(и не перепутай, как в рулейте!)
Халява, приди! Халява, приди!! Халява, приди!!!
тишка гарны
2 г.
Халява - приди!

Глава 1: Буйство

1

Изадора была дочерью человека и святого зверя дракона.

Айзек не знал, сколько ей на самом деле лет. Но по невинному лицу и хрупкому телу он мог предположить, что она подросток. Девушка говорила, что стриглась сама, потому справа и слева волосы были неровными, и она производила впечатление дикого зверька. Изадора носила простую одежду, кожаный нагрудник, налокотники и кожаные ботинки, потому напоминала охотницу. Так она жила у себя дома в «Гнезде дракона».

С виду она была обычной девушкой. И всё же она унаследовала черты своего отца дракона.

И сильнее всего выделялась её невероятная сила.

— Ха!

Изадора взмахнула мечом горизонтально. И поток ветра рассёк траву.

— Хм!

Дальше был вертикальный удар. Кончик оружия вонзился в землю, и точно взорвалась бомба. Поднялась пыль и закрыла обзор.

— Тея!

Прямой выпад разогнал пыль и...

Вжух!

Меч вонзился в толстый ствол дерева.

— А, блин...

Изадора вытащила меч из дерева и поскользнулась. Завалившись на зад, она выронила оружие. Когда она оказалась на земле, её терпению подошёл конец.

— Айзек! Вот почему всегда так! Чего ты убегаешь?!

Горизонтальный удар рассёк траву, потом она подняла пыль, а следом проткнула дерево.

И видя все эти следы разрушения, бледный Айзек сказал:

— Потому что если не уклонюсь, умру...

Это было полное растительности поле.

Сейчас было лето. Солнце ослепительно сияло, и было очень тепло. Иногда ветерок напоминал о себе, проносясь по жаркому полю.

... Здесь лучше, чем в пустыне Арондайта.

Так подумал Айзек, утирая пот со лба пальцами.

Пятнадцатилетний юноша. Не худой и не толстый, во всём средний, слегка сгорбленный и с бледновато светлыми волосами. Из-за постоянных трудностей в его глазах поселилась усталость, потому в нём будто было что-то от старика.

Он сбежал со своей родины, путешествовал и сразился с двумя святыми зверями, и теперь выглядел побитым и грязным. Можно было постирать и зашить одежду, но уже стоило думать о том, чтобы достать новую.

Он убрал меч в ножны. Парень до этого держал его в руках, но в итоге их оружие так и не скрестилось в бою, и если бы это случилось, то его меч скорее всего сломался под нечеловеческой силой Изадоры.

Он поднял выроненное девушкой оружие. У Айзека был длинный меч, а у неё короткий.

И протянул надувшейся хозяйке.

— Вот. Будь осторожна в обращении с оружием.

— ... Да, — сидевшая по-турецки девушка взяла его и вздохнула. — Всё же не умею я с мечами обращаться. Не понимаю, как выиграть.

Айзек озадаченно склонил голову:

— Не понимаешь, как выиграть?

— Да. Когда я жила в лесу с отцом, мелкие животные к нам даже не приближались... Ты же и сам знаешь, Айзек? Потому и охотиться я не могла, а чтобы навредить кому-то, мне инструменты были не нужны.

— Ты ведь лес топором вырубила? Или голыми руками деревья ломала?

— А, ну да, топор был. Его мама давно оставила, — признала Изадора, но сразу же замотала головой. — И всё же это другое. Конечно меч и топор — всё оружие, но для меня они разные. Топором можно легко рубить деревья, но ранить кого-то очень непросто. Я вообще не понимаю, как это... Не знаю, что с противником делать...

Айзек подумал, что он и правда не видел, чтобы девушка сражалась с помощью оружия. Только швырялась камнями. И её «не понимание», — это было выражение её чувств.

И вот...

— Не торопись, Изадора, — вмешался третий, на которого сразу же посмотрела парочка.

Прямо на траве. На них смотрело свернувшееся тонкое и длинное создание.

— Тут пары дней мало. Терпение и труд всё перетрут.

Белая змея в шлеме.

Круглые глаза. На блестящем теле, покрытом белой чешуёй, отражались солнечные лучи. На маленькой голове был такой же маленький шлем, он напоминал игрушку, но при этом был проработан до мельчайших подробностей.

Изадора обратилась к ней:

— Госпожа Эшли. Ты наблюдала.

— Просто устала сидеть в прохладе под деревом.

Белая змея показала тонкий язык, а из её рта срывалась человеческая речь. Девушку звали Эшли Фишбарн. Она выглядела как змея, но на самом деле это была родная сестра Айзека.

И если точнее, то это была «голова» Эшли.

Её совершенную красоту знали все даже за пределами Леватейна, и сейчас она стала рептилией. Правда нельзя было сказать, что в ней не осталось ничего человеческого. Свернувшаяся в клубок, она вытянула голову к ребятам. В её холодной красоте было что-то божественное. В этом и скрывалось то необычное, что выдавало в ней человека, каким она была.

Эшли продолжила говорить с Изадорой:

— Ты ведь никогда и не пользовалась мечом. Познаешь его, поймёшь, как бьётся враг, и сможешь сражаться. То есть поймёшь, как защитить себя. Неизвестно, сколько нам ещё придётся сражаться. Потому, Изадора, продолжай. Если будешь оттачивать навыки постепенно, когда-нибудь догонишь моего младшего брата...

— Не переживай, госпожа Эшли. Я обязательно справлюсь, — Изадора улыбнулась. — Пусть и говорю, что получается плохо, но я буду стараться. И сделаю всё, чтобы стать полезной.

— Спасибо, Изадора. Ты такая сильная.

— Э-хе.

Наблюдавший за ними Айзек почесал затылок.

... Изадора до странного послушная, когда говорит с Эшли.

Характер у Эшли был сложный, но она унаследовала способности давнего предка, суккуба. Сестра всегда могла легко расположить к себе людей и животных. Демон сновидений обладал силой «влечения». То есть и на Изадору оказывало влияние воздействие демона сновидений как и на других.

В Айзеке текла та же кровь, вот только он не ощущал в себе способностей суккуба. Правда Изадора говорила, что он залечивает раны быстрее, чем обычные люди, скорее уж как монстр.

— Ну, с тех пор, как мы покинули Арондайт, я совсем немного тренировалась с Айзеком. И буду и дальше тренироваться, потому стану сильнее, так что не переживай, — девушка убрала меч в ножны и повернулась к парню. — Это ладно. Как ты, Айзек?

— Хм?

— Как твоё состояние. Ты наконец уже нормально двигаешься. Ведь ещё недавно едва ходил. Лучше ведь?

— ... Да.

Изадора смотрела на правую руку парня. Айзек знал, куда она смотрит и машинально потянулся левой рукой к правой, чтобы схватить её. Но поймал один лишь воздух.

... Хватит, надо привыкнуть.

Ниже локтя правой руки у парня не было.

Это была цена за победу над святым зверем грифоном. Он лишил парня руки с рукавом. Из дырки в одежде виднелся заживающий обрубок.

Для людей руки очень важны. Когда лишаешься одной, приходится во всём полагаться на вторую. Центр тяжести сместился, а правая рука была основной, потому было очень непросто привыкнуть ко всем мелочам жизни.

Но вечно переживать он не собирался. Если бы он не отдал руку, они бы погибли. Парень ни о чём не сожалел, потому делал всё, чтобы быть в состоянии сражаться левой рукой, и тренировал Изадору, чтобы они и дальше могли продолжать путешествие.

Он уже привыкал сражаться одной рукой. Они достали для Изадоры меч, и Эшли говорила, что девушка быстро развивается.

Парень уже привык, что меч висел не с левой стороны, а с правой. И в нём похоже и правда текла кровь монстра, раны быстро затянулись, а боль пропала. Изадора была правда, он уже мог нормально двигаться.

... И всё же.

Парень заметил, как белая змея смотрит на них. Прямо видно, что хочет что-то сказать.

Айзек вздохнул:

— Говори уже.

— Угу, младший брат. Я знаю, что это ещё не вся твоя сила.

— Спасибо за это, — ответил он, понимая, что хочет сказать Эшли.

... Но этого мало.

Вообще не хватает. С людьми он как-нибудь справится. Вот только их враги — святые звери. Он даже не мечтал, получить силу тягаться с ними.

... Я должен становиться сильнее.

Он должен стать сильнее, чем когда у него была правая рука.

— Хм, — Эшли, заметив что-то, склонила голову. Она смотрела на то, как взлетела птица.

Нет, не птица. Это было существо с телом льва, головой орла и крыльями, грифон. Его можно было спутать с птицей потому, что он был таким маленьким, что мог уместиться на ладони. Бесшумно скользнув, маленький грифон приземлился на Эшли.

Это была «правая рука» девушки, которую они забрали у грифона... Точнее её изменённая форма. Как и белая змея в шлеме, которая была «головой», он мог принимать вид правой перчатки.

Сам по себе грифон был очень сильным существом, но этот малыш был скорее милым. Он никуда не убегал без разрешения, и пока они тренировались, гулял где-то поблизости. Конечно же ему говорили, чтобы он не попадался на глаза людям.

— Что такое, Грифи? — спросила девушка у устроившегося на ней грифона. «Грифи» — так она его назвала. Довольно просто, но девушка сама сказала «чем проще, тем лучше».

Грифи не кричал и не разговаривал. В качестве ответа он тюкнул клювом Эшли по шлему.

— М. А, вот как, — она мотнула головой и опустила забрало. Довольно ловко.

Девушка, а точнее её «голова» обладала даром «ясновидение». Она могла видеть то, что было в вдали, когда опускала забрало. Это сила гидры, обитавшая в шлеме предка семьи Фишбарн.

Девушка осмотрелась вокруг и кивнула:

— К нам приближается госпожа Генриетта. Вот о чём хотел сообщить Грифи. Молодец, Грифи.

Сделав, что собирался, Грифи взлетел. Не стоило показывать его тем, кто про него не знал, потому существу было сказано прятаться, когда кто-то появлялся. Эшли тоже не собиралась привлекать внимание, поэтому следом за ним заскользила в траву. Они снова встретятся чуть позже.

Вскоре из тени деревьев показалась женщина средних лет.

— Нашла. Ребятки, обед готов.

2

В семье Фишбарн была легенда.

В ней истина переплеталась с ложью.

Сто шестнадцать лет назад, когда Леватейн оказался в беде, был один крепостной.

Он хотел спасти свою родину, потому отправился к обладающим силой монстрам, обитавшим по всему континенту, святым зверям, чтобы просить о помощи.

«Благословите вашей силой, дабы защитить мою страну».

Чтобы он мог получить силу, святые звери заставили его пройти через суровые испытания, но мужчина превозмог всё и получил шлем, нагрудник и другие части брони. Все эти вещи были благословлены святыми зверями, и превратили крепостного в воина, способного сокрушить армию.

В одних доспехах без меча и щита он сокрушал угрожавших его стране солдат одного за другим. Благодаря ему земли Леватейна расширились. И страна превратилась в величайшую державу «Континента блюда».

Он до самого конца сражался ради своей страны и был наречён «паладином».

Его потомки — семья Фишбарн.

С тех пор прошло сто шестнадцать лет... Пришёл день совершеннолетия Эшли, ей исполнилось шестнадцать лет.

Она должна была унаследовать титул и доспехи.

И то, что случилось на церемонии, Айзек не забудет никогда.

Король Леватейна, командир рыцарей Арчибальд и все вельможи видели, как Эшли надела броню, а потом развалилась на двенадцать частей.

От командира парень узнал настоящую «легенду о паладине». То, что предок семьи Фишбарн получил силу от святых зверей, выполняя задания, — ложь. На самом деле они попросили тело наследника семьи Фишбарн, который родится через сто лет. И это была Эшли.

Когда она надела броню, её тело разделилось, обратившись в монстров, и разбежалось к святым зверям. Айзек успел схватить «голову», ставшую белой змеёй, и сбежал.

Он стал беглецом, лишённым дома. Чтобы защитить сестру, иначе он поступить не мог.

***

Айзек не прекращал вспоминать.

... С того дня наша жизнь сильно изменилась.

Их преследовали, они попали в лес, называемый «Гнездом дракона».

Там повстречали Изадору, а от дракона узнали правду.

Дракон рассказал им...

В давние времена была война между людьми и монстрами. И человеческой «богоматери» служил суккуб, она похитила силы святых зверей. Низшие монстры никак не могли соперничать с силой двенадцати святых зверей. Подчинив себе их, «богоматерь» силой установила мир между людьми и монстрами.

Эшли была потомком того суккуба, её тело разделилось на двенадцать частей, и похищенные демоном сновидений силы вернулись к их хозяевам.

Именно эти мысли крутились в его голове...

Парня взбесил рассказ дракона, он поклялся, что вернёт тело сестры.

Они смогли избежать боя с гидрой.

Изадора последовала за ними.

Они перебрались через восточную границу Леватейна и попали в страну песков Арондайт.

Святые звери всё ещё любили суккуба и хотели украсть её части друг у друга. И совсем старый дракон, чтобы остановить войну между святыми зверями, использовал свою дочь, которая родилась от человека.

В бою с грифоном они вернули «правую руку» Эшли...

Именно этот их путь прокручивал в голове Айзек. И он вспоминал об этом, потому что воспоминания не думали ослабевать.

— Айзек? Что-то случилось? — смотрели на остановившегося парня с подозрением. Изадора задала ему свой вопрос.

— ... Нет, ничего, — он покачал головой и пошёл туда, где уже была приготовлена еда.

Гостиная дома.

Когда бой с грифоном закончился, они сбежали из Арондайта. Той страной правил святой зверь, что было очень редко. И из-за того, что они победили правителя, их объявили в розыск. Потому как только раны более-менее зажили, они должны были сразу же бежать из страны.

И сейчас они направлялись к новой цели, они обогнут горный массив «Нору змеи» и пойдут на север. Живя на улице, они шли дальше, и наконец смогли добраться до деревни, где получилось слегка расслабиться.

Это была маленькая деревенька. Хотя вообще неизвестной она не была. Прежде чем покинуть Арондайт, они купили у торговца карту этих земель, и эта деревня была обозначена на ней.

Рядом с деревней была страна Каладборг, и здесь отдыхали направлявшиеся туда торговцы. Хоть у них и была карта, но без «ясновидения» Эшли Айзек плутал бы куда дольше, такой маленькой была эта деревня.

Хоть они и свалились как снег на голову, хозяйка дома, Генриетта, предоставила им ночлег. Им доводилось иметь дело с торговцами, потому они смогли договориться на комнату и еду.

Они остановились у женщины на несколько дней. За это время парень успел поправиться, а поле неподалёку они использовали для тренировок. Их преследовали, потому и дальше оставаться здесь они не могли, так что думали о том, чтобы вскоре уйти.

На большом блюде был пирог, от которого расходился приятный аромат. Разок парню уже доводилось его пробовать. В качестве начинки использовалось мясо, рыба, яйца, и фрукты, всё вместе это запекалось, и с виду было не понять, что же там. Но вкус пришёлся по душе, особенно Изадоре. Она до этого жила в лесу и ей хотелось попробовать всё новое, она попросила приготовить ещё, и Генриетта выполнила её просьбу.

— Ура, ура, — радостно бормотала девушка, усевшаяся рядом с Айзеком.

А сам парень смотрел не на пирог, а на блюдо под ним.

— Госпожа Генриетта, быстрее, быстрее!

— Да, да. Сейчас разрежу.

Генриетта принялась разрезать пирог ножом и перекладывать на маленькие тарелочки.

Теперь парень мог рассмотреть блюдо.

... Ну точно.

— Госпожа Генриетта, это блюдо...

— Ах? Братишка, ты знаешь о нём?

Айзек утвердительно кивнул:

— Оно с моей родины.

Всего он рассказать не мог, но это было допустимо. На блюде было изображено солнце, символ Леватейна. Там это была традиционная посуда, и такой дизайн использовали очень многие.

Поверхность блюда была скрыта пирогом. Но по одним узорам с краю Айзек смог понять, что это вещь из Леватейна. Родной дом, который он покинул. И один этот вид всколыхнул воспоминания.

— Ах, вот как. Не так давно мне продал его один торговец. Красивое блюдо, правда? Размер подходящий, когда готовишь для гостей, очень оно удобное. Ах, вот как. Значит вы из Леватейна.

— Да, вроде.

К Изадоре это не относилось, но и правду сказать парень не мог.

Парень сказал Генриетте, что они простые путешественники. Они были без сопровождения взрослых, к тому же парень был одноруким. Они были готовы к тому, что от подозрений никуда не денутся, но хоть Генриетта и была разговорчивой, но не стала допрашивать, кто они такие. Всё же у неё останавливались не только торговцы, но и путешественники.

Перед ребятами уже лежали ножи и вилки. Женщина села напротив них и скрестила руки в молитве перед едой.

Здесь верили в «богоматерь», перед едой или сном было естественным делом помолиться «богоматери». Айзек и Изадора были непривычны к этому, потому лишь молча ждали, пока Генриетта помолится.

— ... Всё. Я закончила. Можем есть, — когда она помолилась, Изадора спросила:

— Айзек, тебе порезать помельче?

— Нет, не надо. Сам справлюсь.

— М, понятно.

С тех пор, как он потерял руку, девушка постоянно заботилась о нём. Когда полагаешься на других, привыкнуть к жизни с одной рукой не так просто, потому он отказывался, и всё же был благодарен за предложение. Девушка была нахалкой, и всё же доброй.

Для начала Айзек взял в левую руку нож и нарезал мелко пирог. Вначале он не мог рассчитать силу, потому еда соскользнула с тарелки... Но за несколько дней успел поднатореть. На это требовалось больше времени, чем когда было две руки, и со стороны казалось опасным, и всё же пусть и неприглядно, он разрезал пирог. К тому же корка поддавалась легко.

А Изадора неумело разрезала свой кусок. На самом деле она просто плохо обращалась с ножом и вилкой, и из её тарелки еда тоже вываливалась. Не удивительно при том, какой жизнью она жила.

— М-м-м...

Но дело касалось еды, и она была очень серьёзной. И нарезала очень внимательно. Ещё бы она так же подходила к тренировкам.

Наконец нарезавшая еду девушка насадила кусок на вилку и закинула в рот. Её глаза засияли.

— Как же вкусно!

— Хи-хи-хи. А ты любишь вкусно покушать.

К радостно улыбавшейся женщине обратился Айзек:

— Госпожа Генриетта. Мы думаем скоро уходить. Скорее всего уже завтра утром.

— Ах, вот как. Я буду скучать.

— Спасибо вам за всё.

— И вам спасибо, что не давали мне скучать.

Проглотившая кусок пирога Изадора спросила:

— А можно мы ещё как-нибудь зайдём?

— Да, приходите, когда пожелаете.

— Ага!

— Так и куда вы теперь направитесь?

— Это, к Беге...

Под столом. Айзек ткнул ногтем в ногу болтливой девушки.

Она тут же замолчала, а парень закончил:

— В Каладболг.

— Так и знала. Отсюда все обычно в Каладболг или Арондайт идут. Раз так, вам придётся обойти великие болота.

Айзек согласно кивнул.

Правда сказать этого не мог. Всё же их целью было именно это болото, «Болото бегемота».

Поговорив обо всём подряд, они закончили обедать. Пирог они не доели, а оставили на вечер. Когда вернутся в комнату, поделятся с Эшли и Грифи.

Выходя из гостиной, Айзек обернулся и посмотрел на стол. На нём осталось лежать блюдо. Видя его, парень снова начал вспоминать.

Леватейн известен не только как «Страна рыцарей».

Благодаря тому, что рыцарем мог стать любой, маленькая страна разрослась по всему континенту, но ещё их называли «страной поддельных рыцарей» и «страной выскочек».

А ещё Леватейн занимал большую часть «Континента блюда» и они занимались изготовлением этих самых блюд, потому у неё было ещё одно название.

«Страна блюда»...

3

На следующий день. Когда начало светать, Айзек и остальные покинули деревню. Хотя ещё было совсем рано, Генриетта вышла проводить их и даже приготовила для них еду в дорогу.

Ребята были признательны за заботу и заплатили даже больше, чем она у них просила. Правда на деле это была плата и за пребывание там Эшли... Хотя за Грифи они решили не платить.

Возможно женщина подумала, что это плата за молчание. Она выглядела так, будто хотела сказать: «Я всё поняла, это деньги за то, чтобы я не говорила, что видела вас...» Но их и это устраивало, потому переубеждать они её не стали.

Покинув деревню, они направились на север.

И слева до самого юга простирались горы. И бескрайние горные хребты... В месте, называемом «Нора змеи», с самой вершины вниз смотрела чёрная тень, освещаемая солнцем.

Группа людей шла по равнине вдоль гор.

А менее чем в полудне пути располагалась их цель.

Огромное болото, «Болото бегемота».

Там правил святой зверь бегемот.

— Не так, как я представляла, — сказала Изадора, разрезая траву и ветки мечом. — Это же «Болото бегемота». Всюду бездонные болота и воздух застоявшийся... Такое я представляла местечко.

Шедший позади неё Айзек сказал «ага» и кивнул:

— Я думал о том же.

А здесь всё заполонили растения. Они продирались сквозь них. И увидели искрившуюся на солнце водную гладь...

— Вот уж неожиданность, увидеть такую чистую воду.

Там было озеро.

Другой берег был далеко, озеро было огромным. Они осмотрели всё слева и направо. Если бы на воде не отражался солнечный свет и не плавали палые листья, можно было подумать, что это огромная дыра, такой чистой была вода.

Сияющая поверхность озера напоминало гладкое блюдо. Зрелище было очень притягательным. Айзек сам не понял, как засмотрелся.

— Это четвёртое? — спросила оказавшаяся рядом Изадора.

— Нет, пятое.

— А? Вот как? М-м-м? — прикрыв глаза рукой, она смотрела на озеро. Кстати, на её голове пригнездился Грифи. Он сложил крылья и выглядел как шарик, утонувший в волосах девушки, монстр тихо спал. Грифи был очень ловким, нужно невероятное чувство равновесия, чтобы спать вот так и не свалиться с раскачивающейся головы.

— ... Всё же не различить, — сказала Изадора. — Эти озёра не отличить. Это не то же самое озеро, что мы уже видели? Мы же прямо шли? Что-то я не уверена.

... Я тоже.

Айзек был с ней согласен. Они шли достаточно долго, и встретили уже пять одинаковых озёр. Он уже начал думать, уж не потерялись ли они.

Но, чтобы этого не случилось, у них было одно умение.

— Эшли, ну что?

— Да.

Позади головы Айзека прозвучал голос Эшли. Девушка высунула змеиную голову из-за спины парня. Она опустила забрало. Собиралась использовать «ясновидение».

— Всё в порядке. Идём, куда надо. Так что, Изадора, смело иди дальше. Однако думаю, стоит готовиться, что пейзажи будут одинаковыми.

Девушка вздохнула.

— Огромное болото «Болото бегемота»...

Эшли сообщила:

— «Огромные болота» — это сложная акватория.

Она была права, здесь было много водных ресурсов. А между ними был густой лес. Не такой, как в «Гнезде дракона», но пышная растительность заполнила всё между озёрами и мешала пройти Айзеку и Изадоре.

Девушка шла первой, ей не хотелось ни на кого полагаться, она сама вышла вперёд, выказывая инициативу. То ли дело было в том, что она привыкла жить в лесу, то ли в её крови что-то бурлило.

Солнце высоко поднялось над землёй.

На небе не было ни одной тучки, а летнее солнце припекало... Так должно было быть, вот только жары не ощущалось. От озёр исходила прохлада, она удачно соединялась с жарой, создавая приятную атмосферу. Они вышли рано, чтобы прибыть, пока солнце ещё высоко, и это оказалось верной задумкой, пусть и в другом смысле.

— Кстати, младший брат, — обратилась Эшли. — А ты знаешь, что это за озёра?

— Что за озёра? — не понимая суть вопроса, Айзек озадаченно склонил голову. — А какая суть у озера может быть?

— Хи-хи-хи. А такая, — голос был гордым. И нахальным. — Все эти озёра — следы святого зверя бегемота.

— А? — это вскрикнул не Айзек, а Изадора. — В смысл? Следы?.. От ног следы?!

— Да, именно следы от ног, — видать Эшли понравилась реакция Изадоры, она довольно продолжала. — Когда бегемот идёт, после него остаются ямы, в них скапливается дождевая вода. Он не особо подвижный, но за долгие годы пару шагов делает, там и появляются озёра. Вот так и появилось «Болото бегемота». Потому-то все озёра одинаково большие.

— Ого. Вот оно как, — Изадора уставилась на озеро.

— Неужели дракон не рассказывал тебе о других святых зверях?

— Конечно рассказывал. Кто где живёт, какой силой обладает. Но о таком я слышу впервые... Хм. Выходит, что бегемот куда крупнее моего отца.

— А? — теперь пришла очередь Айзека удивляться.

Отец девушки — святой зверь дракон, и его можно было описать одним словом «гигант». Он был как целая гора, монстр давил одним своим видом и заставлял почувствовать себя бессильным. Такая громадина пугала тем, что точно обладала правом убить... Тогда парня переполнял ужас.

... И он больше дракона?

— Что такое, младший брат? Испугался?

На её провокацию Айзек ответил сразу же:

— Кто испугался? У тебя с «ясновидением» что-то не так?

— Хм. То-то же, — обида не дошла до старшей сестры.

Эшли вытянула голову и положила подбородок на правое плечо парня. Она была расслаблена.

— Но можешь не храбриться так. Бегемот имеет более спокойный нрав, нежели другие святые звери. Младший брат, ты тоже должен был читать об этом.

— Давно это было.

Эшли говорила о «Зарождении континента». Это книга, где были описаны разные легенды, там же было написано и о святых зверях. Исходя из написаного, выходило, что бегемот был добрым монстром, и во время войны людей и монстров, он не нападал на людей сам.

— Это правда? — сомневалась Изадора. — Святые звери — они ведь как главари монстров? Тогда чего он избегал войны с людьми?

— Конечно, когда лезли, он отвечал. Но сам бегемот на людей не нападал. Доказывает это то, что деревня, где мы останавливались менее чем в полудне пути от огромного болота. А чуть севернее находится Каладборг. Рядом с бегемотом человеческие поселения, но записей о сражениях нет. Если сравнивать, то например гидра точно нападала на соседей. Такое точно было. Это доказывает то, что бегемот миролюбивый монстр.

— Отец ведь тоже не нападал не Леватейн?

— Да, такое было очень редко. Дракон и Леватейн были переплетены «легендой о паладине», между ними договорённость о невмешательстве. Он вёл себя так, как я и предполагала.

— Может и в этот раз повезёт.

— Хм. Случаи не равнозначные. Но если не попытаемся напасть, то и нам не навредят. Люди это понимают и не приближаются к дракону и бегемоту... Ладно, на этом закончим лекцию, — Эшли подняла голову с плеча Айзека и посмотрела вдаль. — Скоро мы встретимся с бегемотом.

Парень вздохнул ей в ответ.

И ведь она перед этим сказала ему, что Айзек может не храбриться.

... После всего неубедительно.

— Может он и добрый, но мы придём за телом Эшли... То есть украсть долю бегемота. Вряд ли получится уладить всё мирно.

— Потому и надо всё разведать и вначале попробовать завязать диалог.

Диалог... Вот как.

То есть у них нет никакого способа вернуть часть тела Эшли. Удивительно... И пугающе.

И всё же они пришли по настоянию девушки.

— В бою с грифоном мы едва вырвали победу. Младший брат, в результате ты лишился руки... Нельзя позволить повториться такому безжалостному сражению. Ни в коем случае. Потому теперь мы должны действовать аккуратнее, — подобный разговор происходил ни раз, но Эшли вечно отчитывала его как провинившегося ребёнка. — В любом случае, у нас слишком мало информации о бегемоте. Почему они договорились о ненападении, даже люди, живущие здесь, ничего не знают о бегемоте. Различные страны континента пытаются выяснить, как же живут святые звери... Такие слухи ходят, но на деле вряд ли кто-то продвинулся. Потому надо увидеть всё своими глазами, выяснить всё о бегемоте и решить, как с ним справиться.

Они пришли в огромное болото и для начала поговорят с бегемотом.

А на деле будут выяснять и думать, как с ним справиться...

— Конечно стоит учитывать, что переговоры могут закончиться неудачей и мы испортим бегемоту настроение, — можно было понять, о чём говорит Эшли. Правда можно, и всё же. — Тогда мы побежим, поджав хвосты.

У Айзека начала болеть голова от такого безразличия сестры.

— Будто мы сможем сбежать так легко.

— Из «Зарождения континента» я узнала ещё и то, что бегемот очень неспешный. У него хороший характер, и он довольно покладистый. Идти на него в открытую опасно, но если избегать сражения, то сбежать будет не сложно, — сказала Эшли и посмотрела на парня. — Младший брат. Мы уже много раз об этом говорили. Неужели ты до сих пор не согласен?

— Не то, чтобы не согласен...

Он не мог избавиться от тревоги. Парень не знал, что может случиться дальше. Конечно сестра вроде всё продумывала, но предосторожности ей точно не хватало.

Айзек спросил у неё:

— Ты ведь без проблем можешь использовать «ясновидение»?

— Да. Не чувствую ничего, что могло бы мешать. В «Гнезде дракона» было иначе, здесь нет никакого проклятия магических искривлений.

— А. Это проклятие было нужно, чтобы скрыть меня, — сообщила Изадора. Дракон, чтобы остановить войну между святыми зверями зачал ребёнка с человеческой женщиной... Так Айзеку рассказала сама Изадора. Так что вполне понятно, что он хотел её спрятать. Однако живущая по соседству гидра с её особенным зрением вполне могла увидеть ребёнка дракона.

— ... С «ясновидением» никаких проблем нет, — ещё раз сообщила Эшли.

— Тогда могла бы ты «посмотреть» как можно дальше. Хочу сам посмотреть на бегемота до того, как он нас заметит.

— Тут я согласна... Но что-то мне не хочется этого.

— Не хочется?

— Просто это немного неискренне, если мы хотим поговорить.

Айзека это удивило.

— Это святой зверь, укравший часть твоего тела. Мы не к другу в гости идём.

— Знаю я. Просто думаю, вдруг бегемот очень осторожен.

— ... Не о том беспокоишься.

... Что делать будем, если подойдём неудачно, а он на тебя охотиться начнёт?

Эти слова застряли у него в груди. Кто это вообще скажет?

— Ладно вам двоим, — влезла в разговор Изадора. Их разговор заставил её улыбнуться. — Мне кажется, что вы оба правы. Так что для начала давайте будем идти осторожно, как и сказал Айзек, а когда госпожа Эшли найдёт бегемота, подумаем, что делать дальше. Будем вот так спорить, день к концу подойдёт. Верно же?

— ...

Она была абсолютно права, потому Айзек замолчал. Скорее уж парень считал себя слегка виноватым за то, что так напирал.

Эшли тоже виновато свесила голову на плече парня.

— Позор нам, Изадора. Брат и сестра болтают о всяких глупостях.

— Ладно тебе. Думаю, вы прекрасно дополняете друг друга.

— ... Дополняем?

Девушка улыбнулась:

— Я путешествую с вами не так уж и долго, и всё же вижу. Когда Айзек творит безрассудства, госпожа Эшли становится осторожной, и наоборот... Так что, как по мне, вы отлично дополняете друг друга.

Айзек и Эшли переглянулись и озадаченно склонили головы.

— Мне кажется, что Эшли чаще бывает безрассудной.

— Младший брат. Это говорит тот, кто ослушался приказа короля и забрал мою голову, в одиночку пошёл на гидру и потерял руку в бою с грифоном... Разве всё это не было безрассудно? Сосчитать не могу, сколько раз ты меня так пугал за последнее время.

— Тогда позволь и мне сказать... — заметив взгляд девушки, Айзек замолчал.

— Для меня по крайней мере это так выглядит, — Изадора пожала плечами. — Ладно, пойдёмте. А то и правда так день к концу подойдёт.

Эшли улыбнулась, глядя на спину уходящей девушки.

— Да уж. Вот уж не думала, что меня будет поучать Изадора.

... Вот уж точно позор.

Парень не сказал то, о чём думал, а лишь вздохнул и пошёл вслед за девушкой.

Они снова пустились в путь.

Но уже вскоре...

— Хм? — прозвучал озадаченный голос Эшли. — Что это?..

— Что такое? Что-то «увидела»?

Айзек посмотрел на своё правое плечо. Там было лицо змеи. Забрало шлема было опущено, но даже и без него выражение на лице рептилии было не прочитать, правда в её голосе ощущалась серьёзность.

Шедшая впереди Изадора тоже напряглась и обернулась. Спавший у неё на голове Грифи проснулся и ждал, что скажет Эшли.

— ... К сожалению, похоже больше он не добрый, — сообщила Эшли. — Впереди я вижу человеческие трупы.

4

— Осторожнее, не поскользнитесь, — было сразу понятно, почему Эшли предупредила их. За плоской поверхностью начинался крутой спуск. Айзек остановился перед ним и рассеянно смотрел на открывшуюся картину.

— Это...

Они были в центре огромных болот.

Здесь озёра и леса были в низине.

И низина была невероятно огромной. По лесу здесь точно множество раз молотом прошлись, вогнав его в землю.

И озёра появились потому, что в выбоинах скапливалась вода. На поверхности плавали обломанные деревья и трава.

А ещё обломки деревьев были в огромных количествах на дне.

— Все мертвы?..

— ... Похоже на то, — отрешённо ответил Айзек. В его горле пересохло.

На дне в низине, как и говорила Эшли, были трупы. И не один или два. Десять, двадцать, тридцать... Скорее всего около сотни. Зрелище было удручающим.

С виду было похоже, что тела были в доспехах. Под воду они ушли из-за собственной тяжести. В относительно чистой воде была грязь и кровь, и с большого расстояния причину смерти было не рассмотреть. Айзек думал спуститься по склону и проверить, но тут же вспомнил:

— Эшли. Можешь что-то сказать про эти тела?

— Как раз сейчас «смотрю».

Используя «ясновидение», она вглядывалась в воду. Положив голову на плечо, она «смотрела» и говорила:

— Тела раздавлены. Всех раздавили прямо в их броне. На вещах каких-то опознавательных знаков нет. Мечи и копья тоже утонули, хотя они тоже ничем не выделяются.

— И никакого герба на доспехах? И даже флага нет?

— Нет. Никаких опознавательных знаков.

— Значит... Они могут быть наёмниками?

— Для них слишком единообразная броня. Среди мешанины из наёмников у всех обычно разная броня... Больше ничего не могу сказать. Под водой сила «ясновидения» блокируется. Видать дело в остаточной мане бегемота?.. В любом случае, чтобы узнать точнее, надо выловить тела и проверить личные вещи.

Выловить тела было непростой работой. С мёртвыми возиться не очень хотелось. Парень не знал, что делать, когда его спросила Изадора:

— Зачем вам знать, кто это?

— Это знак того, что люди сражались с бегемотом. Хотя «сражались» — громко сказано, их просто раздавили, — Эшли смотрела в низину и спокойно говорила.

— Как нам без умолку твердила Эшли, между людьми и бегемотом были нормальные отношения долгие годы. И похоже невмешательству пришёл конец. Однако это же территория бегемота... Его не должно волновать, что будет с людьми. Эшли, что с разложением тел?

— Я «вижу» не так уж и много. Не знаю, что там под доспехами, потому утверждать не могу, но похоже они мертвы уже несколько дней.

Мертвы несколько дней.

— Кстати, — заговорила Изадора. — Пару дней назад мы ведь ощущали слабое землетрясение? Может это оно и было.

— Ну. Вполне может быть, Изадора. Если бегемот топнет, мы это даже в той деревне почувствуем... Я могу согласиться с предположением Эшли, что это случилось пару дней назад.

Так бы тут можно было лишь посмеяться. Но перед такими ямами было не до смеха.

— И всё же странно. Почему люди напали на бегемота?.. — спросила озадаченная Изадора, а Айзек покачал головой:

— Не знаю. Потому и надо выяснить, кто эти люди.

Возможно с ним на бой вышли какие-то разбойники, не понимавшие, что творят... Они вошли на территорию бегемота и в итоге погибли, тогда никаких проблем быть не должно. Но что если.

— Что если на святого зверя напала какая-то крупная структура?

— Крупная структура?

— Например, страна.

У Изадоры перехватило дыхание.

— Если какая-то страна напала на святого зверя, то это очень плохо. Не только мы пытаемся забрать у них части тела Эшли... И теперь ещё и другие люди решили влезть.

«Это лишь моя догадка», — дополнила Эшли.

— Даже если осмотрим, вряд ли выясним, кто они. Не похоже, что при них были индивидуальные вещи. Скорее уж они специально пытались скрыть, кто такие и к кому относятся... Подозрительно всё это.

Был ли целью только бегемот или все святые звери, это меняло масштаб происходящего, но теперь они знают, что кто-то помимо них охотится за святыми зверями.

... Худший расклад из всех возможных.

Айзек тяжело вздохнул и решил пока не думать об этом. Когда-нибудь они к этому ещё вернутся. А сейчас у них есть то, что они должны сделать.

Оставивший трупы людей и исчезнувший святой зверь. Надо было его найти.

— Надо проследовать за бегемотом.

К счастью они знали, в каком направлении он двигался.

Огромные ямы уходили далеко... На том берегу имелась оставленная «дорога». И не одна, а две.

Лес вокруг впадины имел два опустошающих следа. Оба следа разрушений уходили вглубь, куда-то далеко. Там далеко было что-то неизмеримое. Если прищуриться, это напоминало небольшую гору.

Две «дороги». Бегемот был монстром, передвигающимся на четырёх лапах. То есть ноги были справа и слева. Они не знали, как он выглядит, но было ясно, куда направился бегемот.

— Идём, — Айзек стал обходить огромную яму по кругу, направляясь к «дороге». Воздух был тяжёлым, точно заполнен миазмами.

— ... А вы двое остаётесь довольно спокойными, — сказала Изадора.

Видя, как Айзек осторожно продвигается вперёд, Эшли сказала:

— Изадора, ты впервые видишь мёртвых людей?

— Нет, не впервые. Я уже находила тела людей, которые заблудились в нашем лесу и умирали. Конечно я их хоронила, потому приходилось трогать тела... Но столько мёртвых я ещё никогда не видела, всё же это немного слишком. А вы нормально к этому относитесь?

— Конечно не нормально, — улыбнулась Эшли. — Мы ведь были рыцарями. Крупных войн не было, потому и сражения тоже почти не происходили, и всё же кое-где люди воевали. Мы видели больше трупов, чем ты в лесу. Потому это и тревожит нас не так сильно.

— Вот как... Айзек, ты тоже?

— Ага, — парень кивнул, а сам недоумевал.

... Будто такое может быть.

Когда видишь столько тел, в груди всё само начинает сжиматься. Ты испытываешь чувство тошноты, во рту появляется привкус желчи. И остаётся лишь стараться и терпеть не выказать всё это.

Он видел, как люди умирали на поле боя. Но в последние годы Леватейн не расширял границы, а укреплял их, потому, как и сказала Эшли, серьёзных войн не было, на все мелкие конфликты отправляли солдат, хотя реальный боевой опыт был невелик, этого было недостаточно для того, чтобы привыкнуть к трупам.

Будучи змеёй, Эшли спокойно могла обмануть, но она точно не могла относиться к этому спокойно. Она не просто смотрела на трупы вдалеке, а «видела» их с помощью «ясновидения». Это точно давило морально.

Они оба просто выставляли излишнюю браваду. Ребята оставались такими спокойными, чтобы немного успокоить Изадору, вот только...

— Хоть ты и говоришь так, но безрассудства под запретом, младший брат. И ты что-то слегка побледнел.

— Кто бы говорил. Белая змея стала белее обычного.

— Даже сейчас пытаешься перевести стрелки...

На деле всё это было простое упрямство.

Они добрались до «дороги». Ребята выбрали левую.

Тут точно наводнение случилось. Землю заполнила вода, лес точно поглотило болото, и всё это простиралось насколько хватало глаз. «Дорога», оставленная бегемотом была до нелепости огромной. У Айзека голова закружилась от мысли, что такие разрушения были нанесены лишь потому, что кто-то шёл.

... Нет. Это не так.

Где-то в глубине он уже догадывался.

Парень изначально знал, что бегемот — огромный монстр. Он уже давно приготовился к худшему. А значит для нерешительности места не оставалось.

Соберись.

Будь уверен в себе.

— ... Ладно.

Парень вдохнул, чтобы собраться, и посмотрел перед собой.

А потом указал вдаль на гору, куда вела «дорога».

— Следы бегемота ведут к той горе. Для начала пойдём туда.

— ... Хм? — Эшли сомневалась. — Младший брат. Это не гора.

— А?

— Я думала, ты заметил.

— Ты о чём?..

— Я тоже поняла.

Парень посмотрел на Изадору. Она прищурившись смотрела на гору. Что-то почувствовав, Грифи тоже посмотрел на неё.

— Айзек. Это... Та самая гора и есть святой зверь бегемот.

По мере приближения «гора» превращалась в «остров».

Один огромный парил в небе, а четыре округлых столба соединяли остров и землю.

— ...

Чтобы понять, что это, Айзеку понадобилось немного времени. Такое было сложно принять сразу. Огромный остров был телом, а столбы — ногами... Не хотелось верить, что сейчас над ними гигантский монстр.

— ... Это.

— Да. Бегемот, — пока младший брат невнятно бормотал, Эшли заговорила за него. Истину принять получилось, и всё же с трудом.

Он и правда напоминал по форме бегемота. Его тело было чёрным и влажным, больше он походил на огромный и толстый кусок плоти на коротких ножках. Группа следовала позади, потому перед ними был зад и короткий хвост.

И всё же он был огромен. Собой бегемот закрывал всё небо, и находившиеся снизу ребята ощущали мощное давление. Солнце было ещё высоко, но под бегемотом была вечерняя темнота.

Когда Айзек и остальные шли за ним, бегемот покинул огромное болото и выбрался на зелёную поверхность.

Его ноги создавали две одинаковые «дороги» в лесу, оставляя глубокие следы.

— Эй, — заговорила Изадора. — Бегемот ведь не двигался, тогда что...

— Нет. Он уже двигался.

Когда заговорила Эшли, они ощутили толчки.

Ребята увидели, как правая передняя и задняя лапы выкосили растительность, он шёл вперёд. И при каждом шаге конечности глубоко погружались в землю.

... Невероятно.

Глаза Айзека моргали. Он думал, что хождение бегемота разрушительно, ведь видел огромные впадины. И всё же видя, как это делается с каждым медленным шагом, это вышибало дух.

Ещё один шаг... Протекал он довольно медленно.

— Всё же он и правда неспешный. Хоть и медленно, но на самом деле бегемот идёт. Что ж, младший брат. Что будем делать?

И что тут делать?

— Ты же хотела поговорить?

— Да, верно.

— Тогда идём.

Хотелось понаблюдать с расстояния, но они вряд ли смогут общаться, если не окажутся перед бегемотом. Пока они даже сомневались, получится ли вообще прийти хоть к какому-то пониманию с этой громадиной.

С задом говорить бессмысленно. Надо его обойти, Айзек и остальные начали двигаться. Лапы двигались как два колеса... Потому они могли пройти прямо под ним, но в первую очередь думали о безопасности, так что решили обогнуть.

По пути Айзек следил за дорогой. Эшли, Изадора и Грифи всё время наблюдали за бегемотом. Змея восхищённо вздыхала, от удивления девушка открыла рот, а грифон хлопал клювом. Все реагировали по своему, и никто не мог отвести взгляда от бегемота.

... Кроме меня.

Айзек не мог смотреть вверх. Он лишь поглядывал на него, когда заметил. Влажные ладони говорили о его напряжении.

Разговором они не ограничатся. Они пришли за долей бегемота и в худшем случае должны будут сразиться. В голове всплыл образ бессчётных покойников, и Айзек задрожал. А ведь только недавно восстановил самообладание.

— Младший брат.

— ... Всё в порядке.

Сестра ощутила его дрожь и хотела что-то сказать, но он не дал. Бежать было некуда. Тогда надо было становиться сильнее.

Они обогнули существо... И на такой крюк у них ушло немало времени. За это время бегемот успел сделать шаг левыми конечностями.

Они сохраняли дистанцию, чтобы их не раздавили, и встали перед бегемотом.

— ...

Голова у него тоже была гигантской. Морда была поднята, вперёд выпирал огромный круглый нос, потому снизу они могли разглядеть лишь подбородок. Из-за того, что её не достигал свет солнца, кожа выглядела твёрдой и чёрной, но бледнее, чем на теле.

Огромный кусом мяса точно был готов упасть в любую минуту. Айзек при виде этого сглотнул слюну.

— Эшли. Бегемот заметил нас?

— ... Даже не знаю. Глаза у него точно с двух сторон есть, но смотрят они прямо. Не могу сказать, не заметил ли он нас или же просто игнорирует.

Из истории Изадоры было известно, что демон сновидений похитил силу у двенадцати святых зверей... И все они любили суккуба. Они разделили плоть потомка на части и каждый получил свою долю, и им нужна была не сила, они хотели обладать частью «желанного человека», это было вполне мирское желание.

И голова Эшли была прямо здесь. Вряд ли он мог заметить её и просто проигнорировать.

— Раз не видит, значит надо помочь, — Эшли вытянулась на плече Айзека. — ... Святой зверь бегемот! — прокричала она. — Я Эшли Фишбарн! Пришла встретиться с тобой!

Голос разошёлся по всей равнине.

Остальные молчали. Ничего не изменилось.

— ... Эшли?

— Хм. «Ясновидение» говорит, что никакой реакции.

Девушка собралась и снова закричала.

И голос, зовущий бегемота, раз за разом расходился в пустоте...

— Вообще ничего.

Подбородок даже не шелохнулся. Айзек ощутил на щеке вздох Эшли.

— ... Неспешный монстр и слышит не спеша?

После такого Айзек негодовал. Потому он и сказал это с сарказмом.

Такое уж это существо. Его зовут, но бегемот вряд ли снизойдёт до разговора с муравьём. А значит и голос Эшли его не достигнет.

— Слишком тихо, — сказала Эшли. — Плохо, если поговорить не сможем.

— Ага. Похоже от сражения никуда не деться, но так мы не узнаем, что случилось в «Болоте бегемота».

— Не только это, младший брат.

— Хм?

— Сам подумай. Куда направляется бегемот.

После этих слов Айзек впервые задумался.

Они шли прямым маршрутом. Вначале миновали маленькую песчаную страну Арондайт, потом прошли через деревню, где жила Генриетта, и добрались до «Болота бегемота». И теперь бегемот двигался на север.

Его морда была направлена в северном направлении.

Айзек обернулся, чтобы глянуть, куда он шёл.

Там была равнина. А что дальше, парень прекрасно знал.

Страна. Каладборг.

— Если позволим ему идти дальше, бегемот доберётся до Каладборга.

Парень почувствовал, как по спине пробежал холодок.

Изадора крикнула:

— Это ведь плохо!

— Да. Очень плохо.

Айзек перевёл взгляд с бегемота на девушку.

Точнее не на неё, а на грифона у неё на голове.

— ... Похоже придётся остановить силой.

Грифи мог измениться в «правую руку» Эшли, и использовать силу святого зверя грифона. Айзек мог сделать её своей... Правда были определённые условия... Он мог использовать силу грифона лишь недолго. Техника, которую он видел в бою с грифоном.

Чтобы противостоять бегемоту, придётся использовать её.

Поняв, куда он смотрит, Эшли остановила его:

— Если мы сглупим и разозлим его, то сделаем только хуже себе. Нельзя повторять ошибок тех людей. Мы не знаем, сработает ли на этой громадине сила грифона. Риск слишком велик.

Айзек стиснул зубы. Сестра была права.

— Изадора. Ты сможешь что-то своей силой?

— Умереть, например?

Вот такой был бессмысленный разговор.

А земля дрожала. Они увидели, как вперёд двинулась правая передняя лапа бегемота. Чтобы не попасть под неё, ребята сбежали.

С расстояния они наблюдали за огромным шагом бегемота. Под сотрясениями земли Айзек встревоженно проговорил:

— Всё же придётся сделать с ним что-то.

— Не торопить, младший брат. Сами мы не справимся.

— И что, ты предлагаешь просто оставить его?

— Нет. Я понимаю твои чувства. Нельзя его так оставлять, — холодно говорила девушка.

— Неужели, — в разговор вмешалась Изадора. — Госпожа Эшли, ты что-то придумала.

Эшли посмотрела на север:

— Учитывая скорость бегемота и расстояния до Каладборга, ему понадобится около пяти дней. Надо придумать что-то за это время. Он нас не слышит, и своими силами мы не справимся, а значит, — она посмотрела на запад. — Нам надо к змеиной тропе.

Там были бесконечные горные хребты.

Слева от двигавшихся на север ребят был горный массив.

— Святой зверь выслушает святого зверя.

«Нора змеи».

5

Они разделились.

Изадора одна направилась на север.

Как смогла разглядеть Эшли с помощью «ясновидения», дальше была граница Каладборга. С той стороны возможно уже получилось увидеть монстра, и всё же они решили отправить туда Изадору. Если что, она поможет им эвакуироваться.

А Айзек, Эшли на плече и Грифи на голове двигались на запад.

За помощью к гидре.

Они миновали равнину. Дважды им пришлось переночевать. Они достигли «Норы змеи» через полтора дня ранним утром с тех пор как расстались с Изадорой.

Айзек и Эшли отправились на север Леватейна к «Гнезду дракона», а потом к северной части «Норы змеи».

И сейчас выходило так, что они сделали большой крюк, ребята покинули Леватейн, перейдя через восточную границу, попали в Арондайт, потом добрались до «Болота бегемота» на севере, оттуда пошли на запад, и добрались до восточного края «Норы змеи».

Перед ними был утёс, точно отделяющий это место от внешнего мира. Можно было даже не пробовать, взобраться они не смогут.

— ... Может здесь пройдём?

Однако в несокрушимой стене была расщелина. Идти по каменистой дороге было непросто, каменные стены точно сжимались. Горы закрывали свет, потому там было довольно темно.

Расщелина прямо в горах. Ощущение было такое, будто кто-то создавал бесчисленные проходы, нарезав это места сверху. И тут хватало места для гидры не только чтобы наблюдать сверху, но и ползать. Место верно называлось «Норой змеи».

Они были глубоко в горах, потому здесь было достаточно темно.

... Стоит быть очень осторожными.

Они хотели развернуться и идти к границе с Каладборгом, а значит на поиски гидры у них около дня. Поэтому они должны были найти её в этих горах сегодня. Приходилось полагаться на «ясновидение» Эшли.

— Времени мало. Надо спешить, — Айзек обращался к сестре на плече и грифону на голове. — Используй «ясновидение» и поищи вокруг гидру, пока будем продвигаться дальше.

— Я её «вижу».

— ... А?

Он посмотрел на лицо змеи.

Глаза под шлемом смотрели вперёд... Нет, вдаль.

— С помощью «ясновидения» я едва могу её «увидеть».

В итоге им повезло даже в такой отчаянной ситуации.

— Повезло.

— Нет, — Эшли не согласилась. — Гидра намеренно показалась.

— Намеренно? Зачем?

— «Зачем?» — это скорее гидра думает.

... А, понятно. Вот оно что.

Айзек понял.

— Гидра не знает, зачем мы здесь.

— Верно. Младший брат, помнишь, что ты говорил ей в «Гнезде дракона»?

Конечно он не забыл.

«Я буду путешествовать по континенту и соберу все части тела Эшли. Даже если придётся убить святых зверей, я верну всё. Так что... Можешь нападать, когда пожелаешь».

«Попробуй меня убить, если сможешь. Если получится, возможно все части тела Эшли могут стать твоими».

Было не ясно, поддалась ли гидра на эту дешёвую провокацию.

Однако ей было ни к чему нападать, и им было ни к чему приходить сюда. Так думала сама гидра.

Потому она оставалась осторожна и показалась им.

— В любом случае теперь мы знаем, где она. Сможем сэкономить время.

Однако и теперь пришло опровержение.

— «Нора змеи» запутаннее, чем я думала. На глаз самый короткий путь не найти. Боюсь, нам не хватит дня, чтобы добраться до неё.

— Что?

Если им не хватит дня, придётся остаться здесь на ночь. И карабкаться по горам они во тьме не смогут. Придётся остановиться и подождать до утра.

Тогда они не успеют.

— ... Надо решать, — сказала Эшли. — Идти в горы или же отступить и сразиться с бегемотом своими силами.

Всего два варианта.

... Два?

Нет. Не два.

— Гидра сейчас «смотрит» сюда?

— ... Да.

— Тогда никаких проблем, — сказал Айзек и вытащил меч. А потом швырнул перед собой. Вокруг разнёсся металлический лязг.

— М-младший брат? Ты чего?

— Это третий вариант.

Айзек уселся на землю. Он подхватил соскользнувшего с головы Грифи и усадил назад.

Будем ждать, пока она сама не придёт.

Выброшенный меч был проявлением воли.

Он говорил, что они пришли не сражаться.

— О-она точно придёт? И вообще.

— Если не придёт до заката, мы уходим. Это куда лучше, чем бродить среди скал.

— ... Хм. Младший брат. Иногда ты до удивления дерзок.

— Это похвала?

— Похвала.

Тогда ладно.

Можно было спокойно ждать. Солнце было высоко, воздух прогрелся.

Вначале напряжённая Эшли поднялась и смотрела вглубь расщелины, но и она наконец положила подбородок на плечо Айзека. Похоже она тоже решила просто ждать.

— Как там Грифи?

— Спит, — ответил он спросившей со скуки сестре. Тут он совсем не изменился.

Айзек сидел скрестив руки и думал.

... Пришло время гидре поломать голову.

Она изводила себя мыслями, как поступить. Не было гарантии, что гидра подойдёт. Но Айзек почему-то был уверен, что она явится. Гидра обязательно придёт...

Солнце уже было где-то в зените.

Айзек смотрел вверх. И тут ощутил, как Грифи на голове дёрнулся.

А потом услышал взмах огромных крыльев. Айзек медленно поднялся. Звук крыльев прошёл над его головой. Что-то опустилось за спиной парня... Под тяжестью земля содрогнулась.

Он обернулся и увидел огромного монстра, взирающего на него.

На округлом теле было четыре лапы и два крыла и девять голов. Змеиные головы на длинных шеях опускались. Она уступала бегемоту по размеру, и всё же была одной из двенадцати крупнейших монстров.

Святой зверь гидра...

— Привет, гидра. Давно не виделись, — беззаботно обратился парень, и восемнадцать глаз широко распахнулись.

Под напором восемнадцати глаз у Айзека волосы встали дыбом. Понимая, что так ничего не решить, он крепко сжал зубы. Под взором монстра он старался не задрожать.

— Святой зверь гидра, — обратилась Эшли. — Наконец ты здесь. Благодарю, что пришла.

Девять голов извивались. Гидра молчала.

А Эшли продолжала:

— У нас мало времени. Я перескажу всё вкратце. Прошу, выслушай.

Она принялась рассказывать. Они пришли к бегемоту в «Болото бегемота», но там увидели не его, а целую кучу трупов людей. Бегемот покинул свои земли и направился к людским поселениям.

— Бегемот никак на нас не реагирует, а продолжает идти вперёд. Если всё так и оставить, то он может уничтожить Каладборг. Когда он пройдёт через эту страну, он может добраться до следующей... И мы хотел остановить бегемота. Но сами мы справиться не можем. Урон, который он нанесёт, будет ужасающим... Потому.

«... Вы победили грифона?» — над головой Айзека разнеслось множество голосов.

Все девять голов говорили одновременно. Её голос слышался не в ушах, он проникал сразу в голову. Слышать множество голосов было неприятно, но тут оставалось только терпеть.

Ощутив на себе взгляд гидры, Грифи взмахнул крыльями.

«И всё же... Вы не справились с бегемотом? И пришли ко мне, своему врагу? Глупее не придумаешь, потомок демона сновидений».

— ...

Айзек сжал кулак. Он молчал.

— Да...

— Ты всё верно говоришь. Мы поступили глупо, придя сюда, — парень не дал договорить сестре. — Пусть стыдно, но я хочу попросить. Помоги нам.

Сестра не должна была просить. Это должен был сделать он. Так парень считал.

— Я не прошу сражаться вместе. Но помоги хотя бы связаться с бегемотом и понять, чего он хочет. Если сможем поговорить, возможно и договориться сможем. Сейчас мы не думаем забирать часть тела Эшли у бегемота. Мы просто хотим что-нибудь сделать со сложившейся ситуацией...

«Почему?»

— А?

«Почему этого не говорит потомок демона сновидений?»

Парень понял смысл вопроса гидры.

Как потомок суккуба, Эшли унаследовала и силу демона сновидений. Она могла обаять и заставить подчиниться своей воле. Но из-за того, что тело было разделено на двенадцать частей, эта сила ослабла, и она не могла использовать её полностью.

Святые звери «любят» суккуба, но на них сейчас эта сила не действует.

На всех, кроме одного.

... Знает ведь.

Этим одним была гидра.

Когда они сражались в «Гнезде дракона», Эшли достаточно было сказать «пожалуйста», чтобы она отступила. Это доказывало то, что гидра из всех святых зверей была сильнее всего подвластна словам демона сновидений. Так сказал дракон, и грифон упоминал о подобном.

Гидра знала о своей слабости. Потому и спросила «почему». Почему Эшли её не просит и не заставляет?..

— Да. Так тоже можно поступить. Но как бы сказать... — плечи Айзека расслабились, он вздохнул. — Не нравится мне такое.

«...»

Гидра, ничего не выражая, молчала. И реакция была ожидаемая. Она считала его дураком. Но он выразил свои чувства словами, и то, что ему это не нравилось — было наиболее верным.

— Я понимаю. Когда имеешь дело со святыми зверями, надо всё использовать. Например похищенную силу... Твоё «ясновидение», «когти» грифона и силу суккуба... Только силу суккуба использовать мне не хочется. Такое вот у меня предчувствие.

Это предчувствие было с ним всегда.

— Я переживаю, что эта сила исказит нашу цель.

«...»

— Мы собираемся вернуть тело Эшли, которое вы забрали. Даю слово, я не собираюсь использовать вас, когда мне удобно. Не могу с уверенностью сказать, но если буду так просить, то станет только хуже... А я этого не хочу.

Доказательств не было. Только предчувствие.

Они лишь раз использовали просьбу Эшли, чтобы сбежать. И была огромная разница между тем, отпустить ли кого-то и заставить подчиняться силой.

Они поддадутся влиянию силы демона сновидений. Чего было нельзя допустить.

— Так что мы здесь не для того, чтобы заставлять тебя силой суккуба. А чтобы попросить. Святой зверь гидра.

«Раз уж ты говоришь, что не собираешься использовать нас, когда тебе удобно», — гидра наконец заговорила: «Я ведь могу и отказаться».

— Да. Тогда придётся попробовать сделать что-то самостоятельно, — кивнув, он сжал кулак. Парень просто стоял под пристальным взглядом восемнадцати глаз.

Не убегал и смотрел в ответ.

— Прошу. Помоги нам.

И вот через какое-то время.

Гидра передумала:

«... Потомок демона сновидений, ты согласна с этим?»

— Угу, — молчавшая до этого Эшли кивнула. — Всё же мы брат и сестра. Младший брат сказал за нас обоих. Святой зверь гидра. Я прошу. И это не «просьба» суккуба».

«Думаешь, я отвечу вам?»

— Хм. Не думаю.

А?

Открыв рот, Айзек посмотрел на сестру. На ней было забрало, да и вообще по змее нельзя было прочитать никаких эмоций... Но ему показалось, что она улыбается.

— Я не столь наивна, чтобы считать, что святой зверь поможет просто так. Потому я хочу тебе кое-что предложить.

«И что же?»

Доля бегемота. Если поможешь нам, и мы заберём часть моего тела у бегемота, она будет твоей.

— Эшли?!

Парень подумал, в своём ли она уме.

Однако девушка продолжала:

— Но временно. Позже мы заберём её у тебя. Прошу считать именно так.

— Эй, не решай всё одна!

— Младший брат. Ты сам говорил. Сейчас мы не думаем о том, чтобы забрать часть моего тела у бегемота, а просто хотим разобраться с ситуацией.

— Говорил! И что с того?!

«А что получите вы?» — спросила гидра: «Вы ведь пытаетесь помочь незнакомцам».

— Ну и что. Мы никак не связаны с теми людьми. И если так говорить, то связаны мы именно с бегемотом.

«...»

— Мы собрались сражаться со святыми зверями. И это часть нашей войны.

«...»

Айзек думал возразить, когда гидра взмахнула крыльями и поднялась в воздух. От создаваемого ими потока ветра пришлось прищуриться, а гидра развернулась и подставила им спину.

«Залезайте».

— А можно? — спросила Эшли.

«Работа должна соответствовать цене».

А Айзек прокричал:

— А я не согласен!

6

Гидра использовала таинственную силу и взлетела.

Даже птицы не могли взлетать вертикально. Махая крыльями, они направлялись вперёд... И летя вперёд, они седлали ветер и постепенно поднимались. Не способные на вертикальный взлёт, они должны были постоянно махать крыльями, чтобы лететь.

Но к гидре это не относилось. После нескольких взмахов гидра была высоко в воздухе, она распахнула крылья и просто стала лететь по воздуху. Было ясно, что делала она не то же, что и простая птица. Айзек вспомнил как в Арондайте грифон «стоял» в воздухе. Похоже святые звери для полёта используют какую-то особую силу.

В общем...

Айзек сидел на спине у скользящей в воздухе гидры.

— Я хё ещё не пхихнаю.

Парень цеплялся за огромное тело гидры, закрывавшее обзор. Сильный ветел бил в лицо, а Айзек безустанно продолжал кричать.

— Не признаю!

— Всё ещё говоришь об этом? Смирись уже, младший брат, — сказала поражённая Эшли, обвивавшая шею Айзека, чтобы её не сдуло ветром. — Гидра согласилась нас перевезти. Здорово же.

— Я не допущу этого! Чтобы ты торговала своим телом как вещью! — гневно кричал он. — Нельзя ведь так! Оно же живое!

— Младший брат. Именно поэтому. Так как это моё тело, я могу свободно предлагать его.

— Иди ты, для чего мы вообще отправились в путешествие?! Не переворачивай всё с ног на голову!

— Я с самого начала не считала, что путешествие будет простым. К тому же сам подумай. Если отдать долю бегемота гидре, почти ничего не изменится. Если проще, то часть бегемота перейдёт к ней. Если тебе не нравится то, как это звучит, можно сказать по-другому. Я просто одолжу часть своего тела гидре... Прояви терпение, младший брат.

— Говорю же! Отдаёшь, одалживаешь, мне не нравится, как ты обращаешься со своим тело...

Направление ветра сменилось, и тело гидры встрепенулось. Из-за чего Айзек прикусил язык, у него закружилась голова. То, что он не свалился — уже чудо. В любом случае недовольство Айзека не принималось.

Кстати говоря Грифи совсем не волновал ветер, он всё так же находился на голове Айзека. Скорее всего он держался лапами за волосы, и потому парню было больно так, будто ему все волосы выдрать пытались.

— Младший брат, смотри. Приближаемся.

— ...

Гидра летела высоко. Особо насладиться пейзажами внизу возможности не было, но Эшли успела посмотреть вниз, и вид её впечатлил. Зелёный ковёр из деревьев, реки, напоминающие кровеносные сосуды, огромные лужи воды. Всё это казалось игрушечным, и у Айзека перехватило дыхание, ведь он ещё никогда такого не видел.

И ещё...

С высоты птичьего полёта они увидели святого зверя бегемота.

Он точно ребёнок полз по миру игрушек. Раньше они видели его огромный подбородок, но сверху могли и рассмотреть лицо. У него был U-образный закрытый рот. Плоский нос и две открывавшихся и закрывавшихся ноздри. Глаза были с разных сторон морды, веки прикрыты. Уши над глазами были такими же маленькими. Толстяк выглядел усталым... Создание полностью соответствовало своей «неспешности». Невероятно спокойная морда для монстра.

Бегемот направлялся к слишком хлипкой деревянной ограде, которая должна была его задержать. Это была граница Каладборга.

Расстояние ещё было приличным. Узнав, что они успели, Айзек вздохнул с облегчением. Они успели добраться благодаря гидре. Солнце было ещё высоко. И благодарить за это стоило именно святого зверя.

— ... М?

Заметив что-то, Эшли куда-то указала гидре:

— Святой зверь гидра. Девушка. Ты ведь тоже «видишь»? Садись рядом с ней.

Гидра послушалась. Просто идеально.

Она приземлилась между бегемотом и преградой.

Там и была девушка. Изадора. Она смотрела прямо на бегемота, вытянулась, выставила грудь, скрестила руки и широко расставила ноги. На удивление уверенная поза. Будто собиралась сделать что-то с бегемотом.

Лицо было напряжено. Всё тело переполняла сила, но когда рядом приземлилась гидра, и она увидела на её спине Айзека, девушка лишилась всех сил и уселась на месте.

— Слава богу... Успели.

— Да. И гидра согласилась помочь, — объяснила Эшли, а Айзек спросил у Изадоры:

— А ты что здесь делаешь?

— Что? Готовилась на случай, если вы не успеете.

— Готовилась?

— В случае чего остановить его...

Просто невероятная глупость. Вынужденная просто ждать девушка, взвалила на себя такое бремя.

— Что тут на границе?

— А, да. Я рассказала всё охране, но они уже заметили бегемота. Они пошли сообщать людям из соседних деревень и городов эвакуироваться, а у границы собираются солдаты Каладборга... А, кстати, и солдаты другой страны тоже. Видать они здесь инкогнито. Не говорят, из какой страны.

Солдаты другой страны?

— Возможно они запросили помощь у другой страны, — сказала Эшли. Ну, такое вполне может быть.

Каладборг приготовился сражаться с бегемотом, и всё же их сил вряд ли хватит, чтобы противостоять святому зверю. Тут их не за что упрекнуть. Всё же совершенно разные вещи: противостоять людям и святому зверю. И размеры врага... Тут было не ясно, устоит ли великая стена Леватейна.

... Потому действовать должны мы.

И дело было не в тщеславии. Просто это было то, что они должны были сделать.

Айзек протянул руку Изадоре:

— Изадора. Залезай.

— А? А-а можно?

— Можно. Залезай. Гидра не против, — он говорил, обращаясь к святому зверю. — У всего своя цена. И мы своё ещё не получили.

«Не болтай попусту. А то может тебя сбросить?»

— Ну так попробуй.

— Я-я правда могу забраться?!

Девушке велели забираться. Она забралась на спину гидры, а та не выказывала недовольства и резко взлетела.

— Ва, ва... Высоко! — поднявшись в небо, Изадора восторженно закричала. — Страшно! Но так здорово! Здорово, но страшно! Сама не понимаю, как! А-ха-ха-ха!

Вела она себя странно. Страшно. Обычно перебиравшийся на её голову Грифи тихо сидел на голове парня.

«Потомок демона сновидений. Мы отправляемся?»

— Да, прости за сложности. Неси нас к бегемоту... И я тут подумала, может прекратишь звать меня «потомком демона сновидений»? Я вообще-то Эшли Фишбарн.

«Это не имеет никакого отношения к бегемоту», — прозвучал безразличный ответ. Эшли решила не спорить, а гидра ускорилась. Когда они добрались до бегемота, она зависла в воздухе.

И тут...

Айзек кожей почувствовал, как атмосфера переменилась.

— ...

Он сглотнул слюну. Перед ними был огромный нос. Это он ощутил дыхание бегемота? Пялиться на нос с такого расстояния было не очень приятно. Куда смотрели два маленьких глаза тоже было не понятно.

Признавая гидру союзником, он не давил.

Святой зверь гидра и Эшли...

— Для начала попробуй ты поговорить с бегемотом.

«... Бегемот», — девять голосов обратились к нему: «Ты вышел за пределы своих земель. Среди нас всех ты сильнее всех избегал контакта с людьми, так что же случилось?..»

Разносилась сильная дрожь. Бегемот сделал ещё один шаг. Морда приблизилась, и гидре пришлось отступить.

«Бегемот, бегемот. Ты меня понимаешь?»

Айзек и остальные, затаив дыхание, наблюдали... Однако гидра не договорила и замолчала.

— Что такое? — спросил Айзек.

«... Мои слова не достигают его. Похоже он не в своём уме», — прозвучал ответ, в который сложно было поверить.

— Не в своём уме? Бегемот? Почему?

Гидра проигнорировала вопросы и обратилась к Эшли:

«Потомок демона сновидений. Одолжи мне мою силу».

— Я? И как?

«Коснись меня. И используй свои глаза».

— Мои глаза?.. «Ясновидение»?

Поняв, о чём гидра, Эшли соскользнула в шеи Айзека и перебралась на спину святого зверя.

— То есть я должна стать твоей десятой парой глаз?

«Верно».

— И на что мне «смотреть»?

«На тело бегемота. Сосредоточься на мне».

— Да, поняла.

Айзек переглянулся с Изадорой. Похоже между Эшли и гидрой сейчас что-то происходило. Вначале Айзек был озадачен, но теперь он понял.

... Десятая пара глаз. Вот как.

Сила «ясновидения» Эшли изначально принадлежала гидре. Истинная владелица и «голова» Эшли... Сила была разделена на две части. И гидра собралась на время объединиться.

Так точность «ясновидения» увеличится. Они будут видеть «насквозь».

С виду ничего не менялось, но связь между гидрой и Эшли уже началась. Девушка неуверенно заговорила:

— Это... Игла?.. Нет, копьё?..

— Что такое? Что ты увидела?

— Что-то вонзилось. Прямо в язык бегемота.

— В язык бегемота?..

Гидра дополнила:

«Это точно копьё. Человеческое оружие вонзилось в язык бегемота. Его цвет изменился».

В языке бегемота застряло копьё.

... Это дело рук людей, погибших в «Болоте бегемота»?

Но по трупам на болотах было похоже, что их перебили без сопротивления. Бегемот их просто задавил, тогда как копьё могло вонзиться в язык?.. Нет, возможно стоит идти от обратного? Потому что они сделали это, бегемот разозлился и убил их.

«Бегемот лишился рассудка из-за этого копья».

— То есть если его вытащить, он придёт в себя?

«Уверенности нет, но скорее всего».

Теперь они знали, что надо делать.

— Вытащить? — Изадора посмотрела на закрытую пасть и озадаченно спросила. — И что нам делать? Откроем рот?

«Откроем. Я... И ты».

— ... Хм? — глаза озадаченной Издоры широко открылись. — А? Я?!

«Ты дочь дракона. Потому для тебя это не невозможно».

— ... Т-ты знаешь. Обо мне.

Никто не рассказывал гидре об Изадоре. Конечно она уже давно могла знать. Всё же «Гнездо дракона» и «Нора змеи» находились рядом. Даже без «ясновидения» благодаря отличному зрению гидра могла увидеть, что там происходит.

Изадора недовольно проговорила:

— Просто молчала и наблюдала.

«Дракон всегда был довольно странным».

Слова были безразличными, но в них ощущалась какая-то доброта.

Однако гидра сразу же сменила тему:

«Я и дочь дракона откроем пасть бегемота. На этом мой долг исполнен».

— Что?

«Юнец. Ты вытащишь копьё».

Усмехнувшись из-за того, что его назвали «юнцом», Айзек согласился:

— Понял... И всё же спасибо за такую помощь, Гидра. Ты так сильно хочешь часть тела Эшли?

«Не зазнавайся. Видать стоило тебя сбросить».

— Вот и надо было попробовать.

— Может прекратите? Мы тут вообще-то сражаться собираемся.

— Эй, что ещё за разговоры про часть тела госпожи Эшли?!

Они услышали, как бегемот сделал ещё один шаг и замолчали.

«... Вперёд».

— Да, вперёд.

После того, как Эшли ответила, гидра набросилась на морду бегемота.

Их цель была предельно ясна.

Бегемот никак не реагировал на их приближение. Потому гидра без проблем добралась до его пасти.

Вот только нижняя губа была очень толстой, и массивную плоть было непросто оттянуть. Настоящие ворота из мяса. Открыть рот было настоящей проблемой.

Но гидра не сомневалась. В верхнюю губу вцепилось четыре головы, а в нижнюю — пять.

Для Айзека и остальных гидра была огромной, но не такой, как бегемот. Для него она не сильно отличалась от людей. Если люди были муравьями, то гидра — мышью. Такой была разница... И всё же.

Она кусала губы, и морда бегемота начала хмуриться.

От боли он задрожал.

«Дочь дракона».

Изадора глубоко вдохнула:

— Я постараюсь! — решительно она оттолкнулась от спины гидры.

Девушка подпрыгнула ужасающе высоко и врезалась в пасть бегемота. А потом стала растягивать губы руками, и то же она делала обеими ногами.

— Если упаду, ты же поймаешь?!

«Не падай. Используй всю свою силу».

Все девять шей раздулись. Гидра глубоко вонзила клыки в плоть бегемота. Губы начали расходиться вверх и вниз... Теперь там было место для девяти человеческих пальцев.

Изадора тоже вкладывала всю силу.

— Фу-м-м-м-м-м!

Она раздвигала губы руками и ногами... Обе руки держали верхнюю губу, а ноги давили на нижнюю, рот бегемота раскрывался.

— М-м-м-м!

Уже было видно.

Закрытая пасть начала открываться.

— Молодцы! — радостно крикнула Эшли.

Однако...

«Давай. Хватайся», — сказала гидра. Понимая смысл, Айзек ухватился за шею святого зверя. Эшли держалась за другую шею.

Парня накрыло мощным давлением.

— !..

Даже вскрикнуть не получилось. Айзек держался левой рукой и обеими ногами, его точно накрыло огромной волной.

И дело было в центробежной силе.

Чтобы ему не навредили, бегемот стал трясти головой. И эти движения породили мощное давление. Всех носило вправо и влево, а мощное и невидимое давление продолжало бить по ним. Бегемот и дальше продолжал пытаться сбросить их.

Терпи. Выдержи. Не обращай внимания. Айзек держался как мог за гидру, лишь бы не упасть. Терпи. Терпи. Терпи.

— Младший брат. Уже всё хорошо.

Услышав голос, Айзек поднял голову с шеи гидры. Тряска прекратилась, а Эшли с другой шеи смотрела на него. Бегемот остановился.

И вот...

— М-м-м-м-м-м!

Происходило невероятное.

Гидра и девушка смогли открыть пасть бегемота.

Понимая, что гидра вцепилась в бегемота клыками, Изадора тоже смогла вынести эту безумную качку. Это подтверждало то, что она была прямо перед ними. Доказывали это маленькие следы от зубов на верхней губе бегемота.

... Невероятная девушка.

Так подумал парень. Изадора стала незаменима в их путешествии.

— Не уступила.

— Именно так, младший брат, — ответила Эшли, и в этот момент.

Изадора пронзительно заревела, а в их головах зазвучал голос гидры, в котором нельзя было разобрать слова.

— А-а-а-а-а!

«!..»

Происходящая перемена было очевидной. В закрытой пасти появилась чёрная дыра.

Правда было не ясно, мог ли туда пролезть человек.

Лицо Изадоры искривилось:

— Прости!.. Только так!..

— Ничего...

Айзек поднял правую руку. Её не было почти по локоть. Обрубок правой руки он сунул в рот и прикусил. А потом дёрнул. На ней остались следы от зубов, в воздухе разлетелись капли крови.

И тут.

Грифи, который находился на голове подлетел к Эшли. Она открыла свою змеиную пасть и схватила маленького грифона за шею.

Стоило Айзеку моргнуть, как грифон превратился в руку. «Правую руку» Эшли Фишбарн... Когда девушка коснулась Грифи, он принял свою истинную форму.

Эшли взмахнула головой, передав «правую руку» младшему брату. Айзек поймал её левой рукой, и присоединил к своему кровоточащему обрубку. Стали разноситься звуки разрывов. Кровь суккуба начала взаимодействовать, посыпались кровавые всполохи от слияния. Боль была такая, будто его прижигают огнём, Айзек кое-как смог подавить вырывающийся из горла крик. Всё его тело обливалось потом.

Эшли обвила правую руку. Она соединила свою руку и руку брата по спирали, а потом точно застыла, удерживая.

Кровавый фейерверк закончился, а боль утихла. Парень ощущал кончики пальцев.

Айзек развёл пятерню правой руки.

— ... Отлично.

Через щель в пасти, открытую гидрой и подругой, он просунул правую руку.

В «правой руке» Эшли в рукавице была сила святого зверя грифона. «Когти» могли вспороть земную твердь.

Удар...

С пяти пальцев сорвалась невидимая сила, идя по прямой, она резала плоть бегемота... Толстое мясо разрезать не получилось, но по морде было ясно, что ему больно, потекла зелёная жижа.

И в этот момент.

После удара Айзека губа поднялась.

То есть верхняя губа ушла вверх.

Бегемот широко открыл пасть.

— ...

Но радоваться было некогда. Ведь в следующий момент его тряхануло. И их стряхнуло с открытой пасти. Гидра не смогла удержаться при таком разгоне, и все они начали падать.

Оказавшихся в воздухе Айзека и Изадору подхватили зубами, что позволило избежать свободного падения. Сейчас у Айзека правая рука была на месте, а Эшли крепко держала её. Парень вздохнул с облегчением, что они не свалились.

— С-спасибо, гидра...

«Не до этого сейчас. Вперёд».

— А?

Гидра взмахнула шеей точно хлыстом, и Айзек залетел в рот бегемота.

— Д-да ты шутишь!

Небо и земля снова поменялись местами. Айзек описал параболу. А падение оказалось на удивление мягким. Отскочивший Айзек сразу же поднялся.

— Это?..

— Язык бегемота... Эта гидра. Такое вытворяет, — недовольно пробормотала Эшли, Айзек покосился на неё, а потом осмотрелся вокруг.

Как и сказала сестра, они были на языке. Язык бегемота был розовым и мягким, именно из-за него они при падении не пострадали. Вот только теперь они были в слюне. Язык огромными столбами окружали зубы.

И вот он нашёл. Вонзённое в край языка копьё.

С виду оно было самым обычным. Айзек поспешил к нему и хотел схватиться за оружие, а Эшли его остановила:

— Эй, погоди, младший брат.

— А?

— Я «смотрю» с помощью «ясновидения» и ощущаю в нём что-то нехорошее. Раз оно лишило рассудка бегемота, нам лучше так просто его не трогать.

— ...

Но ведь так его не вытащить.

Не касаясь, это можно было сделать лишь одним способом.

— Прости, бегемот, — Айзек взмахнул правой рукой. — Будет ещё немного больно.

Слабой атакой он ударил по поверхности языка.

Вместе с куском мяса он вырвал копьё.

7

Копьё оказалось вынуто...

Хоть парень и сдерживался, но навредил языку. Ощущая боль, бегемот принялся махать головой и выплюнул брата с сестрой и копьё. А потом точно без сил упал на землю брюхом и перестал двигаться.

— Святой зверь гидра. Что с бегемотом?..

«Обессилел, но дышит. Скоро он должен очнуться».

— Вот как. Ну и хорошо.

«Если убить, то именно сейчас».

— ... Что?

«Святые звери, включая и меня, ваши враги».

— Отрицать не буду, но просто так забирать чью-то жизнь мне не хочется. Нам достаточно просто вернуть моё тело. К тому же... Ты ведь и сама не серьёзно сказала это?

Гидра не стала отрицать, но и не подтвердила.

После того, как она спасла ребят, спустила их на землю. Эшли снова перебралась на плечо Айзека, а Грифи стал монстром и забрался на голову Изадоры.

— ... Так. Ну и что это? — склонив голову, Изадора указала под ноги. Там валялось выплюнутое бегемотом копьё. Оно всё было перепачкано в слюне, а наконечник странно сиял.

— Когда я «смотрела» на него, ощутила что-то странное. Святой зверь гидра, а ты что ощущаешь?

Гидра не ответила сразу же. Какое-то время она думала.

«Оно покрыто ядом».

— Ядом? Из-за него бегемот сошёл с ума? И всё же что за яд может свести с ума святого зверя?..

«...»

Айзека заинтересовала реакция гидры. Она ведь догадывается, что это за яд?

Но до того, как спросил он, вопрос задала гидра:

«Потомок демона сновидений. Ответь».

— Хм? На что?

«Где доля бегемота? Моё «ясновидение» его не видит».

Ребята удивились и посмотрели на бегемота, а потом снова на гидру.

— ... Не видишь?

«Нет».

У бегемота нет части тела Эшли?

И тут Айзек вспомнил.

— А вдруг у него украли часть тела Эшли? Кто-нибудь, например отравившие люди.

Изадора продолжила:

— Значит он покинул свою территорию, чтобы вернуть свою долю?..

Даже лишившись рассудка, бегемот хотел вернуть себе тело «желанной»?..

Ребята подумали, кто же это мог быть.

То, куда шёл святой зверь бегемот.

На север, в страну Каладборг.