Том 2    
Глава 4: Прорыв


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
kaii-h
1 г.
Та... Просто настало время пройтись по самым давно не обновляемым. Остался несдержанный и фокусник, у остального последнее обновление в пределах 12 месяцев (где есть возможность выложить том).
Отредактировано 1 г.
тишка гарны
1 г.
Да не может быть - действительно пришла! СПАСИБО!
sycophant
2 г.
Великая Богиня Халява!!! ЕЖЕси на небеси!!!..
О, божественная Халява!!!
Поддержи руку, переводящую сии произведения;
Благослови компы, в которых они сохранены;
Дай сил достать их незаметно;
Затми очи правообладателя, дабы не узрел он сии беззакония;
Позволь благополучно перевести и не косячнуть с очепятками;
Наставь переводчика на путь истинный, дабы комплименты лились непрерывным потоком;
Всели в нас безграничную доброту и терпение;
Воссоедини отличный перевод, и пусть она будет халявной(и не перепутай, как в рулейте!)
Халява, приди! Халява, приди!! Халява, приди!!!
тишка гарны
2 г.
Халява - приди!

Глава 4: Прорыв

1

Кстати, Изадора говорила.

Когда Айзек творит безрассудства, Эшли становится осторожной, и наоборот, если безрассудства творит Эшли, осторожен Айзек... Она считала, что брат и сестра прекрасно дополняли друг друга.

Тогда этого нельзя было понять, но теперь это было очевидно.

— Младший брат, — обратилась Эшли к парню, которому кровь ударила в голову. — Если ты правда хочешь помочь Изадоре, то безумствами ты многого не добьёшься.

— ...

— Для начала вдохни поглубже. Используй сожаления, чтобы двигаться дальше. И подумай. Пока кровь из носа не пойдёт, — сказала сестра, и эти слова тронули его. Прямо как когда-то. Айзек вдохнул поглубже, и через какое-то время наконец успокоился.

Солнце сейчас было ближе, чем когда они находились на земле, и грело сильнее. Но ветер холодил. Потому было не ясно, жарко или же холодно. Он старался не смотреть вниз. От такого зрелища лишь могла закружиться голова.

Видя, что он успокоился, гидра закинула его из пасти себе на спину. Сильно ударившись задом, он не стал жаловаться святому зверю. Потому что к нему перед этим успел подлететь Грифи. Он приземлился на голову Айзека и стал тюкать клювом его по голове. Это был его способ утешишь. Довольно добрый монстр. Хотя было больно.

Парень погладил грифона на голове левой рукой, а сам уселся на спине гидры. А потом обратился к подползшей Эшли. После всех его криков, голос Айзека охрип.

— Ты что-нибудь поняла? Кто такой командир Арчибальд?

— Нет, вообще ничего, — свернувшись в клубок, ответила Эшли. — Но теперь я кое-что знаю. Мне всегда истории о нём казались странными. Слишком уж он был нечеловеческим. Младший брат, ты тоже так думаешь?

Он кивнул. Парень вспомнил, самым старым его воспоминанием о Сайрусе было то, как он даже не поцарапавшись спрыгнул со стены Леватейна, а потом пробился через вражеский строй.

Он конечно уничтожил катапульту голыми руками, и всё же необычнее всего был его прыжок с огромной высоты. Если подумать, то он должен был разбиться.

— Сайрус Арчибальд не человек.

Герой с их родины не человек.

Тогда... «Что» он?

— Святой зверь гидра, — Эшли повернулась к девяти головам. — Сайрус святой зверь?

Вопрос был странным, но по делу.

Легенд и книг по ним, таких как «Зарождение континента» было много, и везде люди и монстры разделили континент и воевали. Но монстров с годами становилось всё меньше, и теперь это были очень редкие создания. Общественно известными были лишь двенадцать святых зверей. Потому логично было предположить, что Сайрус — святой зверь.

— Мы живём в эру людей и не знаем о других монстрах. Дракон рассказал мне... Когда-то монстров сразила болезнь, из-за неё они вымерли. Это правда?

«Да».

— Значит Сайрус...

«Не святой зверь. По крайней мере, не из тех, кого знаю я».

Айзек поднял голову. Головы гидры смотрели в одном направлении.

«Если говорить о расе монстров, то он циклоп».

Циклоп...

В «Зарождении континента» это был одноглазый великан. Огромное тело обладало невероятной силой, будучи похожим на человека он питался другими людьми и был невероятно свирепым монстром.

А ещё циклопы были великолепными кузнецами. Доказательств этому не было, но предположительно именно он выковал броню в «легенде о паладине».

И Сайрус превратился именно в одноглазого великана.

Однако Айзек сомневался.

... Циклоп?

Циклоп ведь должен быть одним из двенадцати святых зверей.

Но гидра сказала, что он не святой зверь. То есть.

«Это не тот циклоп, которого я знаю, а другой».

— Другой... — Эшли вытянула шею. — Значит выжили и другие монстры помимо святых зверей?

«Можно и так сказать. Он такой же, как дочь дракона».

— Изадора?.. — пробормотала Эшли, а потом, поняв кое-что, сказала. — Сайрус — сын циклопа?

Сын циклопа. Айзека шокировала неожиданная истина.

На лице сестры тоже можно было увидеть испуг, правда ли это?

«Можно выяснить, правда ли это».

— Как?

«Отправиться к святому зверю циклопу. Так можно что-то понять».

Брат и сестра переглянулись, а потом снова посмотрели на девять голов гидры.

Айзек задал вопрос:

— Ты пойдёшь к циклопу?

«Именно так».

— Эшли тоже?

«Конечно же. «Голова» демона сновидений сейчас моя».

— А могу я отправиться с вами?

«Поступай как знаешь».

— ... Что? Откуда такая заинтересованность?

Парень нахмурился. Может слова прозвучали слегка нагло, и всё же поведение гидры казалось довольно странным.

Какое-то время подумав, монстр ответил:

«Та «болезнь», что уничтожила монстров, и «яд», которым был отравлен бегемот, очень похожи».

Болезнь и яд? Айзек озадаченно склонил голову, а потом у него перехватило дыхание.

— Э-эй, неужели...

«Яд, лишивший рассудка бегемота... Он истощает не тело, но дух. У него те же симптомы, что и у болезни, погубившей монстров... Даже сейчас я не знаю, что это была за болезнь. В любом случае она погубила всех монстров, кроме нас, святых зверей».

Гидра говорила спокойно, но в словах ощущалась твёрдая воля.

«Я не могу так просто оставить это».

— ...

Эти слова остались в груди Айзека.

Для гидры это был вопрос жизни и смерти. «Болезнь», что погубила всех монстров... И кто-то умышленно использовал «яд» с тем же эффектом. Если это просто так оставить, это может навредить и остальным. Потому гидра решила разобраться.

... Это было легко принять.

Айзек ощущал ещё что-то в стремлении гидры.

— Эй, гидра. Ты уже думала об этом?

«Болезнь», убившая монстров, через множество лет приняла форму «яда».

Если подумать, можно было прийти к одному жуткому предположению.

— Болезнь, погубившая монстров, появилась не сама по себе, её кто-то специально создал...

«Болезнь» прошлого не была болезнью, а «ядом».

Эшли высовывала змеиный язык и говорила:

— ... Довольно жуткая история выходит.

«Я тоже подозреваю именно это. Но возможности проверить нет», — девять голов не двигались. Восемнадцать глаз смотрели в одно место: «И теперь появилась возможность».

Теперь она отправится в земли циклопа.

Глядя на девять голов, Айзек вспомнил слова гидры.

... Не можешь так просто оставить это, да?

Может ему просто кажется, но возможно и гидре есть за кого мстить. В прошлом она забрала много жизней и лишилась товарищей. И она хочет сделать это, чтобы выяснить правду.

Хотя может не стоит приписывать монстру образ мышления людей. Однако гидра особо ничем не отличалась. Потому парень не думал, что это невозможно.

«Нельзя это так оставлять».

Подобное он и сам сказал, когда обезумел бегемот, вспоминая об этом, Айзек усмехнулся.

... Похоже нам придётся идти.

Чтобы спасти брошенную Изадору, им надо было для начала разузнать о Сайрусе. Сейчас они ему не соперники. Потому надо было улететь и выяснить. Как им сражаться с Сайрусом Арчибальдом.

Их интересы пересекались с интересами гидры, что очень выручало.

Айзек и Эшли посмотрели друг на друга и кивнули.

Поднявшись, парень посмотрел на девять голов. И с улыбкой сказал:

— Вперёд, гидра.

«Зазнавшийся юнец».

2

Пройдя через Арондайт, «Болото бегемота» и Каладборг, Айзек направлялся дальше на север на спине гидры. Она продолжала плыть по голубому небу и преодолела несколько стран.

Дайнсрейф, Аскарон, Фурагарахха... Страны, в которых они могли бы остановиться, ребята видели с высоты птичьего полёта и не могли рассмотреть. И всё потому, что гидра летела очень быстро.

Они спешили, и чтобы достичь цели, не могли задерживаться. Вот только им приходилось терпеть ветер в лицо, из-за которого даже нельзя было глаза открытыми держать. И из-за голов гидры особо было ничего не разглядеть.

Для надёжности Айзек верёвкой привязал к себе Эшли и Грифи, и закрепил на гидре. Он уже пару раз сваливался и вихлялся в воздухе. Тут уж лучше быть осторожнее.

Кстати, верёвка, которую они использовали в пути, так и осталась в рюкзаке, потому пришлось позаимствовать ту, что он нашёл на амбаре в городе. Он ставил за неё справедливую плату. Когда гидра неожиданно пришла в город, все точно муравьи разбежались. Они явно поступили плохо.

Получилось обезопасить себя от падения, а потом возникла угроза замёрзнуть. Солнце грело, вот только ветер был холодным, потому они стучали зубами. Чтобы справиться с этим парень развязал верёвку, накрыл себя, Эшли и Грифи одеялом и снова завязал. Так было куда лучше.

По пути они брали и другие вещи, оставленные на улице. И конечно же платили. И создавали в городах панику. Всё же поступали они неправильно.

Просто сидеть на гидре выматывало, но это было терпимо. Отправившись в полдень, они добрались до места перед закатом. Дорога была тяжёлой, и всё же они добрались очень быстро.

— Младший брат, — Эшли высунула голову из-под одеяла. Она тоже выглядела изнурённой. — Похоже мы прибыли.

Пока ему не сказали, Айзек и не заметил. Кстати, гидра снижала скорость. Вытянув голову, он посмотрел вниз.

Внизу была серая земля...

Казалось, что место было уложено мелкими камнями, но так лишь казалось с высоты птичьего полёта. Гидра стала снижаться... Земля приближалась, и камешки стали превращаться в валуны, а валуны в скалы, а те стали огромными скалами. Здесь не было маленьких камешков, лишь огромные скалы, соответствующие по размеру великанам.

Они точно ковёр устелили всё вокруг. Скалы были округлыми и острыми точно бритва, не встречалось ни одной одинаковой пары, но все они были размером с гидру.

Здесь не было ни травинки. В отличие от голубого неба, под ветром и дождями, цвета здесь угасли, оставив лишь серый камень. И эта пустыня была повсюду вокруг. Жизни здесь не ощущалось, в отличие от лощины «Норы змеи», это место напоминало тень былых времён.

И оно называлось «Усыпальницей демона»...

Земли святого зверя циклопа.

Точно выискивая что-то, гидра кружила над горами.

— Младший брат, может развяжешь верёвку?

— Ага.

Айзек развязал верёвку, и белая змея соскользнула на спину гидры. Девушка привычным движением свернулась в клубок. Грифон взлетел и уселся на голову Айзека.

Глядя на скалы, Эшли сказала:

— Прямо как «Болото бегемота»... Раньше здесь была одна гора.

— Гора?

— Угу. Огромная гора.

Как и сестра, Айзек тоже стал смотреть на серые горы.

— ... Нет её.

— Ага. Потому и «была», — пояснила она. Он понял, что хотела сказать девушка.

— Циклоп, да?

— Верно, младший брат. Святой зверь циклоп разгромил гору. Все эти горы тому доказательство.

Это были остатки той горы, что была когда-то. Та ещё история, но Айзек не сильно удивился. После бегемота он уже привык.

Эшли продолжала:

— И гору он разнёс для того, чтобы ему было где прилечь. Потому это и «Усыпальница демона»... Хотя правда ли это, неизвестно. Возможно это лишь выдумка людей.

— Можно выяснить, правда ли это. У нас тут как раз живой справочник.

И этим справочником была гидра.

Айзек позвал головы, смотревшие перед собой.

— То, о чём говорила Эшли, правда?

«...»

— ... Гидра?

«...»

— Эй, эй.

Как бы ни звал, она не отвечала. Айзек нахмурился.

— Не игнорируй меня. Мы тут для того, чтобы с циклопом встретиться. Чтобы мы не сражались, ты должна быть посредником. Вот только что-то ты очень подозрительно себя ведёшь...

— Погоди, младший брат, — остановила его Эшли и сама обратилась к гидре. — Святой зверь гидра. Что-то не так?

«... А ты не заметила?»

— А?

«Раз не «видишь», просто молчи и жди. Когда будем на месте, поймёшь».

Айзек и Эшли переглянулись. Парень понял, что гидра говорила о «ясновидении». Кстати, Эшли всё это время была с поднятым забралом. Пока не опустит его, «ясновидение» использовать не сможет.

Гидра смогла что-то «увидеть» с помощью этой силы.

Парочка замолчала, как и было велено, и они добрались до края гор. Там была огромная дыра. Точно зияющая пасть, это была огромная пещера, куда могла вместиться даже гидра. Что она и сделала молча.

Их сразу же накрыла прохладой.

— Что это за место?.. — раздался удивлённый голос Эшли.

Огромная каменная пещера. Камни были странным образом нагромождены, были высечены пол, стены и потолок. Так же было и в глубине. Айзек переживал, как бы всё не обрушилось, но гидра спокойно приземлилась.

Из-за нагромождения камней как из-за веток деревьев сочился свет. Только на него положиться было нельзя, глубоко в пещере было очень темно. Пришлось прищуриться, чтобы разглядеть огромный силуэт.

— Что... Почему?! — выкрикнула Эшли. Змеиные глаза совершенно точно что-то рассмотрели. Она соскользнула со спины гидры и уползла во тьму.

— Э-эй! — Айзек в спешке избавился от верёвки и сбросил одеяло. Он тоже спрыгнул со спины гидры и побежал за белой змеёй.

Она остановилась перед абсолютной тьмой. Точно застыла.

— Эшли? Что ты ви... — он не договорил.

Находясь перед самой тьмой, Айзек и сам увидел.

Во тьме пещеры был... Гигант.

Огромный демон спал на спине. Он был в разы больше изменившегося Сайруса. Благодаря просачивающемуся свету можно было увидеть тёмно-красную кожу.

Вопроса «кто это» не возникло.

Это был святой зверь циклоп.

Однако...

— ... Что происходит? — Айзек был шокирован. — Почему он мёртв?!

У лежавшего циклопа конечности были оторваны, рог сломан, единственный глаз выдавлен... А из груди торчало толстое копьё.

Всё его тело было искалечено. Было не похоже, что он жив.

«Присмотритесь. Он ещё жив».

— А?..

Они присмотрелись и поняли, что грудь циклопа поднималась и опускалась. Даже в таком состоянии он ещё дышал, чем очень удивил Айзека.

«Циклоп», — пока ребята безмолвствовали, гидра обратилась к наполовину мёртвому демону: «Что случилось? Ответь».

3

В их головах прозвучал мощный, тяжёлый голос.

«Этот запах... Неужели ты, гидра?»

«Да».

«Неожиданный гость пожаловал. У тебя всё хорошо?»

«...»

«Твой недружелюбный нрав никуда не делся», — он усмехнулся.

... Это голос циклопа?

Айзек с трудом это переварил.

Голос был в чём-то беззаботным, и при том, что циклоп едва дышал, это казалось неестественным. Не ощущалось, что он страдал.

«Ах», — похоже циклоп что-то заметил: «Ещё запахи. Один... Два... Три... Хм, что-то я совсем в маразм впадаю. Несколько запахов демона сновидений чую».

— Святой зверь циклоп, — получив возможность, заговорила Эшли. — Рада встречи. Меня зовут Эшли Фишбран.

«Эшли... Фишбарн? Где-то я уже слышал это имя».

— Я потомок суккуба. Точнее одна «голова» в форме змеи.

«Хо».

— Давай представлю и моих спутников. Для начала... Грифи. Моя «правая рука». Сейчас она в форме маленького грифона.

«Хо-хо».

— И Айзек Фишбарн. Мой младший брат.

«Надо же».

Голос был удивительно весёлым.

— Святой зверь циклоп. Я бы хотела знать... Как ты? Не похоже, что с тобой всё в порядке... — с заботой спросила Эшли, но циклоп отделался коротким «не о чем беспокоиться». А потом продолжил:

«Какой состав. Жалость какая. Я действительно жалею, что не могу увидеть вас».

После этих слов Айзек посмотрел на его глаз.

Он был раздавлен. Если посмотреть внимательнее, он высох. Он был выбит точно молотом и в нём не осталось ни капли влаги. Сам он был жив, но его единственный глаз был совершенно точно «мёртв».

Вот только голос циклопа был жизнерадостным, несмотря на его состояние.

«Гидра, гидра. И как это понимать?»

«Кое-что случилось, потому я и действую».

«Случилось?»

«Для начала ответь на мои вопросы ты, циклоп. Что с тобой произошло?»

— Я тоже, — вмешалась Эшли. — Мне тоже хочется знать. Расскажи, пожалуйста.

«... Хм».

Циклоп молчал. Вся его бодрость будто куда-то пропала.

... Неужели ему сложно об этом говорить?

Он не боялся, а скорее колебался.

Не выдержавшая Эшли вытянула голову:

— Цикло...

— Если не хочет, может не рассказывать.

— А?

Удивлённая змея посмотрела на брата. Спиной парень ощутил взгляд гидры.

А сам Айзек посмотрел на циклопа и сказал:

— Вы путаете нашу цель. Конечно интересно, но мы пришли не для того, чтобы узнать, что случилось с циклопом. А выяснить нечто другое.

Циклоп нарушил молчание:

«Ты... Брат потомка демона сновидений?»

— Да, верно.

«Хочешь что-то выяснить?»

— Сегодня мы сражались с циклопом. Другим циклопом, не с тобой, — Айзек прищурился.

На миг грудь циклопа замерла. Он затаил дыхание.

— Мы ничего с ним сделать не смогли. Вчистую проиграли... И пришли сюда для того, чтобы узнать что-нибудь полезное у его сородича, — он коротко рассказал о Сайрусе. И перешёл к вопросу. — Есть какие-то зацепки? По поводу циклопа, с которым мы сражались?

«...»

Циклоп снова замолчал. Но в этот раз ненадолго.

«... Есть», — понимая что-то, он сообщил: «Это мой сын».

Айзек забыл как дышать.

... Ну точно.

«Как и предполагалось».

За спиной он ощутил поток ветра. Позади двигалась гидра. Девять голов вытянулись, правда она пока ещё колебалась.

«И от кого? От человека?»

«От человека».

«Что ты, что дракон, о чём вы только думали?»

«Хо? И дракон тоже? Тоже интерес к этим делам не пропал?»

«Чушь...»

«Ладно, погоди. Не суетись. Из-за тебя замолчал брат потомка».

«...»

Айзек спиной ощущал резкие взгляды на своей спине. Будто кто-то зловеще пялился. Ненавистно. Хотя такого ответа от циклопа они и ожидали, и в первую очередь гидра, и обеспокоена она сильнее всех. Хотя за полдня чувства успели поостыть.

... Значит он и правда «сын».

Ребёнок циклопа и человека, Сайрус Арчибальд.

Значит были и другие святые звери, вступившие в связь с людьми? Как? Знать и правда хотелось, но вопрос так и остался внутри. Нечто подобное уже было с драконом.

— Если это правда, то твой сын стал героем моей страны.

«Мой сын? Героем человеческой страны? Но это ведь хорошо».

Это и правда хорошо.

— И твой сын...

«Практически убил меня».

И вот...

В пещере воцарилась тишина.

Через какое-то время прозвучал неуверенный голос Эшли:

— ... Святой зверь циклоп. Можешь рассказать нам обо всём?

«Ладно. Так и быть».

Святой зверь циклоп начал рассказ.

«Однажды появилась женщина, назвавшаяся «потомком богоматери».

Айзека озадачили эти слова.

... «Потомок богоматери»?

Он знал о «богоматери». Не было тех, кто бы не знал. Но... Её потомок?

... А? Кстати.

Тут он понял. О «потомке богоматери» не было известно ничего. Он не забыл, а просто ничего не знал. Будь кто-то такой, он бы наверняка что-то такое слышал. Но ни в одной книге такой человек не упоминался.

Сестра разбиралась в этом лучше, потому он посмотрел на Эшли, но девушка, тоже посмотревшая на брата, лишь покачала головой.

... Эшли тоже ничего неизвестно.

Озадаченные брат и сестра слушали разговор гидры и циклопа.

«У богоматери был потомок?»

«Я тоже удивился».

«А были ли какое-то доказательства?»

«Нет. Но запах от неё. Раздражающий запах, прямо как от «богоматери», не иначе».

Айзек подумал, что в качестве доказательства выступал запах, в его духе. Гидра больше не стала задавать вопросов... Нет, если подумать, то это вполне ожидаемо.

«Богоматерь» использовала суккуба, чтобы украсть силы святых зверей, а потом силой заставила их примириться с людьми. Она точно была беспощадна. И как сказал циклоп, она была «раздражающей», можно было понять, что они её ненавидели.

И эту ненависть нельзя было назвать нормальной, всё случилось давно, а циклоп до сих пор помнил, как от неё пахнет, и поверил словам человека, от которого пахло так же... Так может...

«Она поведала мне кое-какую истину», — циклоп повернулся в направлении парня: «Брат потомка. Знаешь ли ты о континенте блюда?»

— А... Д-да, — Айзек неуверенно кивнул. Континент блюда... Огромная равнина, большую часть которой занимал Леватейн. И похоже это название появилось уже очень давно, и ходило не только среди людей, но и монстров.

«А ты знаешь, что находится под блюдом?»

— Под... Блюдом? — повторил он. Парень не понял суть вопроса.

... Под блюдом? Под землёй?

Слова зависли. Ответа можно было не дожидаться. Циклоп не стал, он продолжил рассказывать:

«Как сказала женщина, являющаяся «потомком богоматери», под землёй замурованы души монстров».

— ... А?

«Души погибших, на кого обрушилось бедствие... Болезнь».

Вся пещера точно содрогнулась.

С потолка посыпались мелкие камни, и Айзек сжался. Он обернулся и увидел, как гидра раздавила скалу. Её восемнадцать глаз были широко открыты, в них горел жуткий огонёк.

Устрашающим голосом она спросила:

«Что это значит?»

«Симптомы болезни, ходившей среди монстров. Заболевший истощался духовно, потом таяла плоть, а под конец от него не оставалось даже костей... Верно?»

«Да».

«Похоже это была не абсолютная смерть».

«Не абсолютная смерть?»

«Лишившись тела, оставалась душа».

«...»

«Вопрос в том, куда души направлялись. Континент блюда. Он сам по себе огромная магическая пентаграмма, и он поглощал души монстров. И теперь они заперты «под блюдом». И не могут оттуда сбежать...»

«... О чём ты говоришь?»

«О том, о чём мне рассказали. Я и сам толком не знаю. «Потомок богоматери» сообщила, что это не болезнь, а какое-то проклятие».

Айзек широко открыл глаза.

Переварить историю циклопа было непросто. «Потомок богоматери», «под блюдом», «души монстров», всё это казалось какой-то небылицей. Но «не болезнь, а проклятие»... Это он проигнорировать не мог.

Проклятие. Вот она, жуткая истина. То есть монстров истребила не болезнь, а кто-то сделал это намеренно...

Был «некто», проклявший монстров.

... Кто?

В голове всплыл разговор над Каладборгом. Болезнь и яд, отравивший бегемота, походи, именно это сообщила им гидра. А значит, кто-то умышленно использовал ту болезнь.

... Тут я согласен.

Рассказ циклопа совпадал с их предположением... Нет, немного не так.

Не болезнь, а проклятие.

Не болезнь, а яд.

Они оба...

— То есть «проклятие» и «яд»... Это одно и то же?

— Да, младший брат. Они связаны.

Парень пробормотал неосознанно, а Эшли подхватила его слова. Похоже девушка пришла к тому же выводу.

— Святой зверь циклоп. Расскажи, — попросила Эшли у него. — Кто использовал это проклятие?

Ответ был коротким.

«Богоматерь».

Услышав это, Айзек подскочил.

А пещера задрожала. Сразу же появился повод пожаловаться:

— Эй, гидра. Не похорони нас здесь заживо.

«Почему?» — заговорила она. Гидра спросила у циклопа: «Почему «богоматерь» сделала это? Для чего был нужен мир?»

«Ну. Этого я не спрашивал».

«И почему же?»

«Потому что был в ярости, как и ты. Так что дальнейший разговор не получился».

Будь он в порядке, то скорее всего пожал бы плечами. Таким был его голос.

Айзек спросил:

— И зачем «потомок богоматери» пришла к тебе?

«Пришла попросить помочь разбить блюдо».

— Разбить блюдо?..

Парень ничего не понял.

«Богоматерь» использовала проклятие и запечатала души монстров «под блюдом».

А «Потомок богоматери» хотела разбить блюдо.

Это казалось странным.

«Я был в ярости. Думал, что она смеётся надо мной».

«Ты убил её?» — спросила гидра.

«Хотел убить», — ответил циклоп: «Но не смог».

«И почему же?»

«На меня напал... Мой сын. Вот мы и вернулись к нашей теме», — продолжал он: «Мой сын стал действовать заодно с «потомком богоматери». Как-то она его впутала. Когда он сделал это со мной, то ушёл отсюда вместе с ней».

И тут...

Айзек кое-что предположил. И от этого по спине пробежал холодок.

— ... Эй, циклоп, — он сглотнул слюну. — Когда это было?

Через какое-то время.

«... Как видишь, двигаться я не могу. И ничего не вижу. Чувство времени подводит меня... И всё же. Точно не скажу, но потомок демона сновидений уже родилась», — спокойно сообщил он: «Где-то в последние пару десятилетний».

Айзек и остальные застыли в тишине.

«Вы снова собираетесь сойтись в бою с моим сыном?»

— ... Д-да.

Вопрос циклопа привёл Айзека в чувства. Он тут же ответил:

— Именно это и планируем.

«Тогда дам совет. Он полукровка».

Полукровка?

Парень озадаченно склонил голову, а гидра за спиной пояснила:

«В нём кровь человека».

«Верно. Из-за другой крови, он не может долго поддерживать форму демона и возвращается в человеческий облик. Что десятилетия назад, что сейчас, это не изменилось. Так что если мой сын станет демоном, тяните время. Ждите, когда изменение развеется и нападайте. Это самый эффективный и разумный способ».

— П-понятно.

«И ещё. Заберите... Эй», — позвал циклоп, и из его тени выпрыгнуло что-то небольшое. Оно забралось на грудь неподвижного великана и подошло к Айзеку и остальным.

Парень уставился широко открытыми глазами.

— А?

Одноглазый маленький демон. Размером он был где-то с Грифи.

Ловко изогнувшись, маленький демон поклонился.

— ... Уверен? — с тревогой спросила Эшли.

«Посмотри на меня. Ни увидеть, ни дотронуться до части демона сновидений я не могу, сейчас я что жив, что мёртв. Так что забирайте».

— ... Благодарю. Тогда не будем отказываться.

... Толку отказываться, это же моё тело.

Так подумала Эшли, но не сказала. Такой уж она человек.

И только не понимавшая гидра поинтересовалась:

«Это же тело демона сновидений. Почему ты так спокойно его отдаёшь?»

«Ты только и делаешь, что «почему» спрашиваешь».

«Не уходи от ответа... Ещё и ребёнка сотворил. Почему?..»

«Гидра. Я не такой серьёзный монстр, как ты. Иногда я устаю и начинаю сомневаться», — со вздохом сказал он: «Вот попалась мне человеческая самка, и нашла блажь».

«...»

Похоже она о чём-то задумалась. Гидра молчала.

А потом отвернулась от циклопа.

«Мы всё выяснили. Уходим».

Сказать тут было нечего. Айзек поднял маленького циклопа и вместе с Эшли забрался на спину гидры. А потом обернулся и сказал:

— Циклоп. Спасибо.

Пусть святые звери были для него врагами, но чувство было искренним.

«И вам спасибо, что развеяли мою скуку».

— Точно, — сказала Эшли. — Копьё в твоей груди...

«Это копьё как пробка. Вытащите его, начнёт хлестать кровь, и я умру. Так что идите».

Эшли пришлось принять его слова. С неохотой она сказала:

— ... Понятно. Тогда... Прощай.

«Ага, прощайте».

Гидра расправила крылья. И огромный монстр поднялся в воздух.

Она не попрощалась с циклопом и направилась прочь из пещеры.

И когда она вылетала...

«Заглядывай ещё, гидра».

Прозвучал голос, а она даже не шелохнулась.

4

Накатила слабость.

Глаза были закрыты, а тело точно тонуло. В голове был образ... Мёртвые тела на дне озера. И она была среди них. Погружалась всё глубже, переполняемая слабостью, точно она шла на дно под весом своих доспехов.

Перед глазами была одна тьма. Когда-то давно она уже испытывала это. Когда-то раньше, до исчезновения её мать много всего вкусного приносила ей в лес. Хлеб, мясо, рыбу. То, чего нельзя было достать в лесу, и всё это было вкусным и интересным. И как-то мать принесла алкоголь. «Ты ещё маленькая, так что не трогай», — сказала она. Но любопытство оказалось сильнее, и девочка попробовала. Она опьянела, и земля и небо для неё поменялись местами. Всю ночь она мучилась от неприятного ощущения, которого никогда не испытывала. Мучаясь, она считала себя непослушным ребёнком... И вот сейчас всё перед глазами крутилось во тьме.

Крутится и тонет. Всё, что ниже головы, тонет, а голова кружится. Ощущение было очень неприятным. И хотелось от него сбежать... Изадора приоткрыла глаза.

— ...

Каменная комната. За окном был уже вечер. Через решётку на окне можно было увидеть лунный свет.

Её зрение позволило ей осмотреться. Потрескавшиеся стены, кривая решётка, стол без ножки и стул, а ещё кровать и железная дверь с вмятинами... можно сказать, что комната выглядела заброшенной.

Если хотели запереть, могли подобрать комнату ещё попроще.

Недовольная девушка вспомнила.

... Нет. Это ведь я сделала.

Сон выветрил из головы воспоминания. И стены, и окно, и стол, и стул, и кровать, и дверь, всё это раскидала и разломала она. К ней возвращались воспоминаний.

После боя с демоном, она очнулась в этой комнате. Девушка расстроилась, когда поняла, что её поймали, и выпустила гнев на всё, что попалось под руку. Вроде это случилось после попытки побега...

... Так, это... А, точно.

Изадора ухватилась за нить воспоминаний.

... Со мной что-то не так.

Она совсем лишилась сил.

Девушка била, но вырваться так и не смогла. При обычных обстоятельствах она бы пробила и дверь, и стены, будь они хоть из камня, хоть из железа... Но не смогла. У неё не было её обычных сил. Изадора злилась и вымещала гнев на стуле и кровати, просто хотела всё разнести. Носилась здесь как волчок, пока не потеряла сознание. И вот она ощущала, будто тонула, а голова кружилась.

Изадора лежала на холодном каменном полу. Пока она спала, он связал за спиной её руки и ноги.

Такая верёвка не могла её удержать. Но сил ей не хватило. Обессиленная она закрыла глаза, и стало немного легче, но неприятное чувство осталось при ней. Связывать её было ни к чему, она и так слаба.

Неподвижная Изадора тихо сказала:

— Ужасна...

... Ужасна.

На глазах были слёзы, а в ушах она слышала.

... Я ужасна.

Неизвестно, что будет с ней теперь. Этого она не знала. Но в одном девушка была уверена.

Теперь она станет проблемой для Айзека и остальных.

Это злило... И она считала себя жалкой в своей беспомощности.

Молча она плакала.

И вот.

Во тьме Изадора услышала шаги. Лязг металла.

Постепенно они приближались снизу. Скорее всего кто-то поднимался по лестнице. Когда она буйствовала в комнате, то через решётку увидела. Её удерживали в одной из комнат башни.

Кто-то приближался. Она собрала все силы и стала тереться лицом о твёрдый пол. Пыталась стереть слёзы.

Шаги остановились перед дверью, а потом замок открылся. Дальше открылась и дверь.

Сжав плечи и опустив голову, внутрь вошёл гигант.

Посмотрел на девушку, он кивнул:

— Очнулась.

... Сайрус.

Они встретились недавно, этот мужчина напугал Айзека. Подробностей их отношений Изадора не знала, но они были товарищами... А ещё он не был человеком. Сейчас мужчина не был в форме демона, поломанную броню он заменил на новую.

Он подошёл к лежавшей Изадоре и нагнулся. Его впалые глаза были направлены на неё:

— Я пришёл сдержать обещание.

— Обещание?..

— Не говори, что забыла. Ты, мелкая нахалка, использовала мои же слова. «А ты кто». «Если нужны ответы», «покажи мне твою силу».

... А.

Она и правда говорила что-то такое. Просто поддалась моменту.

— Такая крепкая, ты точно не человек.

Изадора не отвечала. Она не обязана была давать ответы, да и была слишком истощена для этого.

Но Сайрус и так всё понял. Он попал сразу же в точку.

— Дитя святого зверя.

— ...

— Насколько мне известно, брат и сестра Фишбарн на данный момент встретились с драконом, грифоном, гидрой и бегемотом... Четырьмя. И ты с ними со времён Арондайта. Брат и сестра перед этим ходили лишь к дракону. То есть ты дочь дракона. Человек родил от дракона.

Догадка была верна, правда была одна неточность.

До Арондайта они встретились не только с драконом. Ещё и с гидрой. Даже сеть информаторов Сайруса не могла знать, что случилось в «Гнезде дракона».

Услышав его слова, Изадора поняла.

Ребёнок святого зверя. Ему дал жизнь человек. Раз он говорит это...

— Ты... Такой же?..

— Да. Я ребёнок циклопа. Вот уж не думал встретить кого-то вроде меня, — усмехнулся Сайрус.

Ребёнок святого зверя циклопа.

Значит тогда одноглазым демоном был циклоп.

— ... Я тоже так могу?

— Хм?

— Изменяться, как и ты...

— А ты не изменялась?

— ...

— ... Вот ведь. Объяснил то, чего не стоило, — Сайрус нахмурился, а потом сказал «ну и ладно». — Ты всё равно ничего не можешь.

— Что ты... Сделал со мной?..

— Сделал обычного человека, с этим даже ты не справишься. Использовал тот же яд, что и на бегемоте.

Она ощутила, как всё тело похолодело.

... Я тоже лишусь рассудка?

Как и бегемот она не сможет понимать слова.

... Нет!

Она безмолвно кричала и вырывалась... По крайней мере хотела. Но её потяжелевшее тело было бессильно, двигаться она не могла. От обиды на глаза снова навернулись слёзы.

— Не переживай, — сказал Сайрус. — Яда немного. И он действует лишь на монстров. А в тебе течёт и человеческая кровь. Потому эффект слабее.

Это успокаивало. Но в то же время она была потрясена.

... Это ослабленный эффект?

Тогда как сильно страдал бегемот? Представив, она застыла.

— Так, — Сайрус перешёл к главной теме. — Дочь дракона, почему ты действуешь заодно с братом и сестрой Фишбарн?

— ...

— Что велел сделать тебе дракон?

— ...

Изадора молчала и отводила взгляд. Она не обязана была отвечать.

На молчавшую девушку какое-то время смотрел Сайрус.

А потом сказал:

— Они бросили тебя, сбежав на гидре.

Она снова посмотрела на него.

— Сложно преследовать тех, кто летит. Потому я ведь могу и предупредить.

— ... Предупредить?

— Человек, напавший на Каладборг использовавший святых зверей бегемота и гидру, сбежал из страны... Такая информация разойдётся по всему континенту.

Изадора лишь безмолвствовала.

— Когда это будет известно, брат и сестра станут самыми разыскиваемыми на континенте. Все будут следить за ними и преследовать. Чтобы защитить мир у себя на родине. А кто-то решит использовать их... И как долго твои друзья ещё смогут бегать? — «Или я не прав?» — Сайрус улыбнулся. — Думаю, вскоре я ещё с ними увижусь, — он вытянул руку и схватил беззащитную девушку за голову. — Раз уж ты здесь.

... Айзек. Госпожа Эшли. Грифи.

Гигантская рука закрывала Изадоре обзор, она прикусила губу.

— Спрошу ещё раз. И от твоего ответа будет зависеть, как я поступлю.

... Простите.

— Что задумал дракон?

... Мне правда жаль.

5

Оставив горные хребты «Усыпальницы демона» гидра летела в ночи.

Она направлялась на юг. В обратном направлении, нежели двигалась ранее.

Пока летели, Айзек держал под одеялом маленьких монстров белую змею, грифона и маленького демона, а себя примотал верёвкой к шее гидры. Ночью в небе было холоднее, чем днём, потому они грели друг друга.

В этот раз гидра летела медленнее. Айзек всё ещё хотел спешить, и всё же пришлось от этого отказаться.

Когда гидра летела быстро, она ещё сильнее истощала их. А ему хотелось сохранить силы для боя с Сайрусом. Потому он был благодарен за снижение скорости.

... Нет, погоди-ка.

Айзек кое-что заметил и обратился к гидре:

— Ты ведь так без отдыха и летела с обеда.

А ещё он забыл, что она прилетела к ним в Каладборг. Он понял, что больше всех среди них должна была устать именно гидра. Потому она и снизила скорость.

Видать в этом было дело...

— Ты в порядке?

«Никаких проблем».

— Но ты ведь устала.

«Никаких проблем».

— ...

Упрямый святой зверь не собирался отвечать честно.

Айзеку осталось лишь смириться и вздохнуть.

— И почему вокруг меня одни упрямцы?

— Младший брат. И это ты говоришь? — прозвучал голос сестры.

Он не пытался уклониться, но задал ещё один вопрос. Хотел узнать.

— Гидра. Что ты собираешься делать?

«Что?»

— Мы будем сражаться, чтобы вернуть Изадору... А ты что будешь делать?

Будет ли она сражаться с ними против Сайруса Арчибальда?

Как далеко она зайдёт «Не желая оставлять это».

После паузы, гидра ответила:

«Я не могу так просто оставить это проклятие».

Она повторила свои слова. Это и был весь её ответ.

... Этого достаточно.

— Вот как.

Этого хватило. Она наверняка придёт на помощь. Уверенный в этом Айзек кивнул.

И подумал.

... Изадора ведь в порядке?

Когда Эшли похитил грифон, она очень ему помогла. Без её силы он бы не победил святого зверя и не спас бы сестру. Потому они задолжали девушке.

И даже без этого он не хотел её бросать. Даже без долга он хотел её спасти.

... Так что будь в порядке.

Ведь он обязательно её спасёт.

Айзек принял решение, и тут...

— Кстати, младший брат, — высунулась голова Эшли и обратилась к нему. — Я тут подумала и решила.

— М? Что?

— Как назвать маленького демона.

Бестолковая старшая сестра.

— ... Ты имя выбираешь.

— «Цик»...

И над этим она думала?

... А, кстати.

— Эй, Эшли. А какая доля была у циклопа.

— Цика.

— ... И какой частью твоего тела является Цик?

Когда-то в детстве бабушка рассказывала, но он успел забыть.

— Сам смотри, — сказала Эшли. Парень посмотрел себе в руки, и маленький демон смотрел вверх на него... Парень сам сглупил, что не увидел. На левой руке был наплечник и часть, прикреплённая к верхней части руки.

— «Левое плечо».

— Верно. По легенде циклоп обладал невероятной силой рук, «силой титана».

— Понятно, — пробормотал Айзек... И посмотрел на своё правое плечо.

И этот взгляд не ускользнул от его сестры.

— Не позволю.

— Ч-что?

— Не позволю тебе жертвовать своим телом.

— ...

Он ощутил покалывание в правой руке.

Эшли тяжело вздохнула. Змеиный рот двигался точно человеческий.

— Позволь тебе сказать. Младший брат, ты сильнее кого бы то ни было. Тебе ни к чему полагаться на силу святых зверей.

Айзек возразил:

— И это говорит та, кто сильнее меня. Больше на насмешку смахивает.

— Ты слишком низко оцениваешь себя.

Эшли вытянулась прямо к нему и настойчиво сказала:

— Заверяю. У тебя достаточно таланта для того, чтобы превзойти меня. И это не просто желание старшей сестры.

У тебя есть талант для того, чтобы победить сестру.

... Он говорил то же самое.

К нему вернулся наконец забытый с тех пор, как он покинул родину, комплекс неполноценности. Айзек отвёл взгляд от сестры.

— Послушай, младший брат. Скажу более конкретно. Ты куда искуснее принимаешь удары, чем нападаешь. Когда мы сражались, ты только и делал, что атаковал. Кто-то может сказать, что ты хорош только а обороне, но это не так. Я постоянно нападала... Но тебе никогда не хватало терпения. Ты сразу же рвёшься в бой. Научись терпеть и выжидай. И тогда ты станешь ещё сильнее...

Вот что она видела? Хотя толку от этого. Это лишь поучения.

Он хотел поспорить, но им помещали.

«Не спорьте у меня на спине. Уши вянут».

Белая змея проглотила свои слова.

Понимая, что девушка замолчала, Айзек вздохнул:

— Хватит. Ни к чему всё это.

— Однако!

— Ты ведь собираешься так и так говорить о том, что я собираюсь пожертвовать своим телом. В таком случае можешь не тревожиться. Я не думаю о том, чтобы вслед за правой рукой ещё и левую потерять... Конечно мелькала мысль, но это ведь невозможно. Ещё и без левой руки я не смогу путешествовать. Надо же хоть немного думать.

— ... Правда?

— Правда.

— ... Тогда ладно.

Она хотела сказать ещё что-то, но поняла, что это будет бесполезно, потому закрыла рот.

... Я знаю.

После того, что случилось с Эшли, конечно же она беспокоилась за младшего брата. Айзек понимал это. И всё же он понимал и ещё кое-что.

От комплекса неполноценности избавиться не так просто.

... В любом случае.

— То есть в бою мы его использовать не сможем, — он погладил Цика по голове. Тот озадаченно посмотрел одним глазом на парня.

— ... Да. Пусть святой зверь циклоп и отдал его нам.

— Ну и ладно. По крайней мере у нас есть сила Грифи...

«Почему?» — прозвучал голос гидры. Айзек посмотрел на её головы:

— Что?

«Почему ты можешь использовать силу грифона, а силу циклопа — нет?»

Он моргнул:

— А ты не слышала, о чём мы говорили? Сила циклопа конечно хороша, но так мне придётся лишиться левой руки.

«Но лишившись руки, то смог присоединить к себе долю грифона и использовать его силу».

Он не объяснял гидре принципа. Она лишь раз видела, как он использовал «правую руку» и «когти» грифона, чтобы остановить бегемота. И уже поняла принцип.

«Значит можно проделать тоже с долей циклопа».

— Сколько раз говорить. Я не собираюсь лишаться и левой ру... — Айзек не договорил. Наконец он понял смысл слов гидры.

Эшли тоже от удивления открыла рот.

... Быть не может.

— ... Ты что, шутишь? Неужели можно соединить левую и правую руки?.. — поражённо он спросил у гидры.

«А почему ты думаешь, что нельзя?»

6

Герой Леватейна, сын циклопа Сайрус Арчибальд.

В последнем сражении, когда он стал гигантом, Айзек и остальные совсем ничего не смогли ему сделать. Он был сильнейшим врагом. Однако даже у него были слабости.

Во время сражения он попросил министра Леватейна Дольфа Эдинтона избавиться от свидетелей. Он не хотел, чтобы ему кто-то помешал, и конечно же мужчина не хотел, чтобы кто-то увидел его перевоплощение в демона.

Это было вполне естественно. Нельзя было, чтобы кто-то узнал, что в одном из влиятельных людей страны течёт кровь монстра. Потому он не перевоплощался при людях. Не имел на это права. И это можно было использовать для спасения Изадоры.

На следующий день после стычки с Сайрусом...

Айзек и остальные вторглись в столицу Каладборга посреди бела дня.

Когда они оказались над столицей, первое, что стали выяснять, — местонахождение Изадоры.

И нашли они её очень быстро. В центре столицы располагался королевский замок, и в его дворе находилась башня. Это было самое высокое строение в городе, на её вершине была женщина, изображавшая «богоматерь». Благодаря «ясновидению» они поняли, что Изадора заперта в маленькой комнате на верхнем этаже.

Разрезая воздух, гидра летела прямо к этой башне.

А Айзек держался левой рукой за верёвку на её шее...

Он плыл в небе.

— Уф, ух!..

Мощный поток ветра бил прямо в лицо, и Айзек был вынужден терпеть это.

Гидра неслась, не сбавляя скорости, сейчас даже стоять на её спине было непростой задачей. Парня бросало в воздухе так, будто сносило течением, он висел в воздухе, держась на одной верёвке.

Его тело развевалось точно флаг. Связывающая их верёвка была натянута, и тащила парня так, словно пыталась оторвать руку... Он понимал это. Понимал, и всё же велел гидре лететь вперёд.

Только вчера гидра вторглась в Каладборг. Они подозревали, что это может повториться и готовились к воздушному бою. И потому Айзеку нужна была скорость. Чтобы уйти даже от стрел. И даже если из-за этого Айзеку вывихнут плечо, он не возражал.

... Главное выдержать.

Им повезло, что Изадора была на верхнем этаже башни. Всё же гидра была на их стороне. Способ вторжения был необычным. И всё же не стоило думать, что обойдётся без ловушек.

Пройдя над городом, они добрались до замка. Айзек закричал:

— Эшли! Что с Сайрусом?!

Ответ послышался с правой руки:

— Вокруг не «вижу». В башне кроме Изадоры никого. Как и вокруг башни. В замке люди есть, но от башни похоже всех увели.

Они уже миновали стены замка. Почему-то в них не выпустили ни одной стрелы... На стенах должны были дежурить люди, но они лишь смотрели на них.

Было очевидно, что это ловушка. Но отступить они не могли. Вокруг башни никого не было, но так даже лучше.

Не колеблясь, они шли вперёд.

— Гидра!

«Одним махом!»

— А как же...

Перед ним была каменная башня. Гидра отклонилась с маршрута и прошла сбоку от башни. Одно крыло коснулось каменной поверхности.

Подброшенный потоком воздуха, Айзек взмахнул правой рукой. Сейчас к его руке была присоединена «правая рука» Эшли.

На башне появились косые разрезы.

А следом за разрезами... Вершина башни стала крениться. Верхняя часть соскальзывала и наконец упала с башни. Раздался шум, и статуя «богоматери» разлетелась на мелкие части. Сад внизу заволокло облаком пыли.

Гидра сбросила скорость и стала кружить вокруг башни. На её спину забрался Айзек, держась за шею, он заглянул в разрез башни.

Он увидел маленькую комнату. На полу лежала связанная Изадора. И ещё...

Парень цокнул языком. И на лице появилась слабая улыбка.

— Всё же легко не получится.

В комнате башни был ещё один человек.

Он избежал удара «когтей». Здоровяк присел на колени. Он поднялся и посмотрел вверх. Мужчина выглядел величественным и сильным. Будто возвышался вместо шпиля башни.

Айзек Арчибальд спросил:

— Удивлён, что я здесь?

... Совсем нет.

Он остановил внутренний голос и сказал, находясь верхом на гидре:

— «Ясновидение» не обнаружило тебя.

— Я разработал контрмеры. Это же очевидно.

И этими контрмерами было проклятие, блокирующее «ясновидение» в землях дракона. Он просто использовал его на себе. В любом случае Сайрус приглашал их к себе.

— Мне-то что, — выплюнул Айзек. Он изначально не верил, что Изадору получится вытащить мирно. Когда-нибудь они бы столкнулись. Вопрос лишь в том, рано или поздно.

Надо действовать. Он взмахнул правой рукой... И тут.

Сайрус внезапно и спокойно взмахнул рукой перед собой.

Гидра наклонилась. Айзек в спешке встал на колени.

— Что случилось?!

«Бесит», — прозвучал недовольный голос.

Правое крыло накренилось вниз. В нём была огромная дыра.

... Проклятье.

Айзек стиснул зубы. Он должен был увидеть, что тот делает. Когда парень поднял правую руку, тот что-то кинул. Однако Айзек не успел отреагировать.

Это что-то на огромной скорости пробило крыло гидры.

— Снова приближается! — сообщила скрепляющая правую руку Эшли.

Они видели, как Сайрус поднял руку выше плеча. Между пальцами был камень. Взмахнув рукой, он его запустил.

Разрезая воздух, камень врезался в гидру.

Теперь в левом крыле появилась дыра.

— Гидра!

«Не паникуй. Спускаемся».

Они снижались. Гидра приземлилась в саду, где ещё не осела пыль.

— Эшли, режь верёвку, — когда он говорил это, его соединяла с гидрой верёвка. Эшли, скрепляя руку, вытянула змеиную голову и перегрызла верёвку. Когда левая рука была освобождена, Айзек спрыгнул со спины гидры в сад.

И следом. Упало нечто тяжёлое.

— ...

Он был прямо перед ними.

Сайрус, находившийся на башне, теперь был под ней. Его ноги пробили землю, оставив следы.

— ... Ты помнишь?

Он неосознанно спросил. Сам пожалел, но было поздно.

Сайрус озадаченно склонил голову, а парень продолжал:

— День, когда мы впервые встретились.

Склонённая влево голова теперь наклонилась направо.

Он не понимал, почему у него спрашивали об этом, и пожал плечами.

— Так. Наверное во время тренировки в столице?

Айзек покачал головой. Он не помнил и не знал.

Он заговорил с совсем ещё новичком Айзеком на пограничной стене. И тогда он спрыгнул со стены прямо как сейчас с башни. С тех пор парень всегда восхищался им.

А для Сайруса в тех воспоминаниях не было ничего необычного, и в этом не было ничего такого, чтобы восхищаться им. Его реакция была очевидно.

... Но уже всё.

Он больше не был образцом для восхищения. Мужчина был одним из тех, кто отдал тело его сестры святым зверям. Он стал объектом ненависти. Врагом, которого надо было победить... Потому он в нём не разочаруется. Просто не сможет.

— И что? Что такого?

— Нет. Просто спросил, — прервав разговор, Айзек посмотрел вверх. — Что ты сделал с Изадорой?

Он был уверен, что она ещё жива. Она не отреагировала, когда Айзек пришёл её спасти, а просто лежала. Может просто была без сознания, хотя мало ли.

— Она странно выглядела. Ты с ней что-то...

— Сделал... Но не паникуй, — после «сделал», парень готов был броситься вперёд, но Сайрус поднял ладонь и заговорил. — Через несколько дней яд выйдет. М? А, точно. Это яд, который я использовал на бегемоте... Эй, эй, я же сказал, не паникуй. Всё в порядке, его немного. Воздействие на неё слабое. Он нужен лишь чтобы сдержать её. Если просто связать, толку немного. Пришлось использовать. Тебе не о чем тревожиться.

— ... Правда?

— Если не веришь, можешь сам проверить. Когда победишь меня.

Сейчас Сайрус не заслуживал доверия. Но оставалось проверить как Изадора лишь после того, как Айзек победит, это было правдой.

Парень приготовил правую руку и выдохнул. Лоб, бока, спина, он весь вспотел. И его правую руку, верхнюю часть его собственной и «правую руку» Эшли, из-за связи обжигало болью. Он уже привык к этому, по сравнению с первым разом мог продержаться куда дольше, и всё же нагрузка была не маленькой. Долго он не продержится.

Проявить неосторожность он не мог. Положение не устраивало обоих. За Сайрусом оставалась башня, если противник бездумно будет использовать «когти», то навредит ей. Или же для него безопасность Изадоры на первом месте? И что там гидра? Уже отрастила крылья?..

Думая об этом, Сайрус сказал:

— Тебе дорога эта девушка?

— ...

— Предположим, что не дорога.

Он не успел договорить...

Его тело стало разбухать.

— Да иди ты, — Айзек уставился на него и оттолкнулся от земли.

Но трансформация проходила стремительно. Броня отлетала от тела, и плоть демона спиной уже доставала до башни. Из-за нагрузки по ней побежали трещины.

— Изадора! — он крикнул, не оборачиваясь, и ощутил позади поток ветра. Гидра взлетела.

Айзек использовал правой рукой «когти». И порезал здоровенную точно столб ногу Сайруса, парня залило чёрной кровью.

Но рост это не остановило. Нарастающая плоть затянула вертикальный порез, противник уже был ростом с башню. Появилась новая башня... Толстая и длинная нога снесла настоящую башню и отправила Айзека в полёт.

Парень как раз подпрыгнул, избежав неудачного падения он наблюдал.

Медленно рушившаяся башня. Летящая девушка. Подхватывающая её в воздухе гидра. Бьющий её точно каменным кулаком великан. Из пастей выливается зелёная жидкость, и девушка падает.

Прежде чем он успел подумать, парень рванул вперёд. К счастью падающая тень была близко. Айзек подпрыгнул, и протянул руки в том месте, где должна была упасть Изадора. Успел.

Она приземлилась прямо в его руки...

Перед глазами Айзека потемнело.

— ...

Должно быть он на миг отключился. Потерявшего сознание Айзека в чувство привёл звук разрушавшейся башни.

Он очнулся в поднявшемся облаке пыли. Айзек поднял голову с земли.

— ... У, а.

Ощутив резкую боль, он стиснул зубы и проверил, что происходит.

Его руки были вытянуты вперёд, так он и упал. А на них лежала Изадора. Глаза закрыты, а сама она была без сил, точно простая кукла. Но губы двигались. Конечно не полностью здорова, но девушка точно была жива. Айзек смог вздохнуть с облегчением.

Он конечно её поймал, но утешение было слабым. Будь она обычным человеком, точно умерла бы. Изадору спасло собственное сильное тело.

Айзек попробовал вытащить из-под неё руки, и ощутил острую боль, от которой его лицо искривилось. Во время падения он вывихнул левое плечо. Правое плечо он не вывихнул, и всё же «правая рука» отсоединилась.

— Эшли, ты в порядке?

— Вроде бы, — из-под парня послышался приглушённый голос. Главное, что цела.

— Я левое плечо вывихнул. Вправить сможешь?

Белая змея поползла. У неё во рту был маленький грифон. Похоже при обрушении Грифи досталось. Положив его на голову Изадоре, Эшли повернулась к парню:

— Будет немного больно.

Её тело оплело шею и левую руку Айзека. Голова была у шеи, а хвост на левой руке. Она сдавливала шею, так что пришлось задержать дыхание, зафиксировав, Эшли потянула.

Левое плечо звонко хрустнуло. Айзек проглотил собственный крик.

— Выдержал. Молодец, младший брат.

— Хватит со мной как с ребёнком... — сказал он отпустившей его Эшли, а потом утёр пот со лба левой рукой. Тупая боль осталась, но по крайней мере плечо они вправили.

— Что с гидрой...

Он поднял голову, как раз когда гидра упала.

Падая под углом, она врезалась животом в сад замка. Всеми четырьмя конечностями она тормозила, а девятью головами посмотрела вверх.

На взиравшего оттуда демона.

— Га... Га... Га...

Кожа стала красно-чёрной. На голове появился треугольный рог. В центре лица была впадина. А в ней был единственный глаз. А тело... Стало гигантским.

— Га... Га... Га...

Айзек смог лишь задержать дыхание. Сайрус был ещё больше, чем вчера. Тогда он был ростом с гидру.

А теперь был выше башни, где удерживали Изадору. То есть вчера преображение не было завершено, и сейчас перед ними была его истинная личина.

И теперь его можно было увидеть отовсюду. В качестве доказательства слышались встревоженные голоса. Крики, плач, гнев. Повсюду в столице можно было услышать панику.

... Всё нам порушил.

Так с печалью подумал Айзек. Он считал, что если они нападут в открытую, Сайрус будет колебаться. Тогда для чего было уводить людей от башни? Хотелось узнать об этом, но Сайрус был не в том состоянии, чтобы ответить:

— Га... Га... Га... — пуская слюну он продолжал орать. Поговорить с ним похоже не получится.

Неся на плече Изадору, Айзек отступил к гидре. Эшли тащила во рту Грифи.

Гидра была серьёзно изранена. На всём теле были следы от ударов, тут и там текла кровь. Дыры на крыльях закрылись, но правое было оборвано у основания. Один глаз на девятой голове был выдавлен, а нижняя челюсть разорвана. Нельзя было сказать, что гидра была в порядке.

Однако воля её не угасла. Она злобно уставилась на Сайруса.

Айзек встал перед ней и поблагодарил:

— Гидра, спасибо. Благодаря тебе мы смогли вернуть Изадору...

«У циклопа среди всех монстров самая огромная физическая сила», — перекрыла она его слова. — «Он точно ребёнок святого зверя циклопа. Так же силён, как и отец...»

— Я разберусь с ним. А ты позаботься об Изадоре.

Парень тоже не дал договорить, и одна из голов посмотрела на него.

«Зачем?»

— Зачем? Странные ты вещи спрашиваешь.

Гидра должна была сразиться с Сайрусом Арчибальдом.

Чтобы выяснить о болезни, погубившей монстров — «проклятии» или же «болезни» — она сражалась с Сайрусом. И одной из её целей было возвращение доли бегемота.

Потому она была не обязана слушаться сейчас. Она помогла спасти Изадору, и в целом ничем была не обязана им. Даже сражаться вместе.

Потому она и спросила «зачем». Зачем его слушаться.

... Просто потому что я так хочу.

Это была лишь эгоистичная просьба. Он понимал это, и всё же ответил.

Верил, что гидра поймёт.

— Это битва двух мужчин. Просто наблюдай.

«...»

— Прошу.

«...»

Одна из голов забрала Изадору с плеча Айзека.

Она ничего не сказала, но это и был её ответ.

— ... Ты меня просто выручила, гидра.

И вот...

Позади пронёсся мощный поток ветра. Айзек сразу же отпрыгнул. А в следующий момент там, где он стоял, была нога великана. Весь сад содрогнулся.

— Гидра! Позаботься об Изадоре! — обратился он к отступавшему монстру, а потом крикнул гигантскому демону. — Сайрус Арчибальд! Твой противник я! Нападай!

Голос достиг его, и дыра на лице была направлена прямо на парня. Айзек двинулся в противоположном направлении от того места, куда уходила гидра.

— И что будем делать, младший брат? — с ноги на спину, а потом и на плечо перебралась Эшли. — Для начала попробуем использовать «когти»?

За другое плечо держался Грифи. Похоже он уже успел очнуться.

— Нет, — Айзек покачал головой. — Больше не сработает... Пришло время. Твой выход, Цик.

Стоило ему сказать это, как из под верхней одежды высунулся маленький человечек.

Однорогий и одноглазый маленький демон Цик.

Айзек взял его в левую руку и остановился. А потом обернулся и задрал подбородок.

— Командир Арчибальд... — Он поднял кулак и обратился к великану, готовому раздавить его в любую минуту. — Сегодня я превзойду тебя.

7

... Почему я думал, что не получится?

Гидра не говорила, что это так. Просто он сам решил для себя и сказал, что это невозможно.

Это был такой простой вопрос.

«Почему ты можешь использовать силу грифона, а силу циклопа — нет?»

Айзек впервые подумал, что рассуждал неверно.

Если подумать, он просто брал чужую руку, заимствуя силу святого зверя... Это уже само по себе было противоестественно для людей. И их ход мыслей изначально был неверен. Надо было размышлять не как люди, а как монстры.

То есть.

Все части тела Эшли могли имитировать монстров. «Правая рука» грифона становилась маленьким грифоном. «Левое плечо» циклопа могло становиться маленьким демоном.

И у них были соответствующего размера части доспехов. У Грифи маленькая перчатка на передней правой лапе. У Цика наплечник.

Для монстров это было вполне логично.

Доспехи на разделённом теле Эшли не имели ограничений...

Вид, форма, размер, всё могло меняться.

— Сделаем это, Эшли.

— Да, младший брат, сделаем.

Эшли стала оплетать по спирали левую руку Айзека. Она закрывала его руку. А в его руке был Цик. Белая змея закрыла собой левую руку и маленького демона.

И с тех пор, как она их скрыла, не прошло даже мгновения. И тут же отпустила. И в руке Айзека маленький демон принял другую форму.

Половина руки. «Левое плечо» Эшли Фишбарн».

На руке был округлый наплечник и тонкая броня на верхней части руки. От плеча и до локтя, было два сустава, и места разрезов были чёрного цвета. Рука ощущалась тяжелее, чем когда была монстром.

Айзек воззвал к святому зверю, который был далеко.

... Циклоп. Я одолжу твою силу.

Рассечения «левого плеча» изменили форму. Так что теперь его можно было присоединить. Айзек укусил обрубок правой руки, его зубы впились в плоть. Он укусил сильнее обычного, так что кровь окрасила руку красным. И туда он с силой прижал «левое плечо».

И в следующий миг кровь суккуба стала резонировать.

Слышались звуки разрывов, из места соединения фейерверком била кровь.

— А-а-а-а-а-а.

Правую руку точно обожгло адским пламенем, он кричал и выл, и всё же продолжал прижимать «левое плечо» Эшли к своей правой руке.

... Слушайся меня.

Он взывал через кровь суккуба.

... Стань моей рукой.

Он передавал свой образ.

Представлял новую руку, способную использовать силу циклопа. Очертания, форму, размер, всё это он собирался реализовать в «левом плече».

Чистая и простая сила воплощения...

— А-а-а-а-а-а.

«Левое плечо» Эшли отозвалось, и изменилось по образу Айзека. Пространство вокруг правой руки исказилось, «левое плечо» развеялось и пересоздало себя вновь.

И теперь с его правой рукой была связана другая правая рука.

Рука выглядела ужасно неуклюжей.

Тыльная сторона ладони была квадратной, рука напоминала огромный молот. Правая перчатка на «правой руке» была острой точно с когтями грифона, но сейчас у Айзека была рука циклопа. То есть предназначенная для удара перчатка.

Её удерживала белая змея. Он оплела руки по спирали и зафиксировала. Будто бы её касался владелец лично.

Боль ослабла. Парень ощущал нервы в кончиках пальцев. И вот... Всё тело наполнила сила.

«Сила титана» циклопа растекалась в Айзеке.

— Га... Га... Га...

У него над головой гигантский демон занёс кулак и остановился. Он продолжал издавать странные звуки, а в его единственном глазе, находившемся в углублении, было ничего не прочитать. Но в целом можно было понять. Сайрус увидел маленького демона, Цика, и застыл.

«Откуда у тебя это?» — удивился он.

— Ну давай, — обратился к нему Айзек. — Никаких трюков. Я ничего такого не задумал, — он подзывал врага. — Нападай... Сайрус Арчибальд!

Уши пронзил рёв. Айзек согнул ноги и отвёл правую руку назад. А потом точно стрелу выпустил правый кулак против обрушавшегося на него кулака великана.

Их кулаки ударились.

— О...

Гигант был размером с башню, и со стороны это казалось чистым безумием.

Однако.

— О-о-о-о-о...

Звук напоминал землетрясение. Два кулака после удара были отбиты назад. Ударная волна накрыла весь сад и подняла пыль в воздух.

Кулак Айзека отбил кулак великана.

— О-о-о-о-о-о-о!

Отбитый кулак вернулся, и Айзек потерял равновесие. Но не упал. Даже не опустился на колени.

Его тело переполняла безграничная сила. «Сила титана» циклопа заполнила всё его тело, мышцы во всём теле стали точно из стали. Потому его кулак и смог уцелеть после встречи с гигантом, а плоть не разозвалась на части.

Парень восстановился и снова встал боком, готовясь продолжать.

— Эшли, справимся?!

— Конечно же! — прозвучал уверенный ответ с правой руки. Тогда вперёд.

— Га!.. Га!.. — в неистовстве враг снова заревел. Вместо отбитого правого кулака теперь он обрушил левый.

— О-о-о... — Айзек тоже закричал и ударил правым кулаком.

Ещё один удар.

Столкнувшись, руки отлетели назад.

Как и в тот раз они оба отступили.

— Га!.. Га!..

— О-а-а-а-а-а-а-а!

Но в то же время они закричали и снова стали бить. Никто не собирался останавливаться, огромный демон бил обеими руками, а Айзек одной лишь правой. Каждая их встреча порождала ударную волну. Людей из сада вывели, и солдаты Каладборга не могли подойти. Не было глупцов, способных сунуться в центр бури.

Удары продолжали сотрясать землю.

— А-а-а-а.

Брызгая кровью, Айзек бил. Он бил, бил и бил.

Он вытягивал кулак и отбивал удары великана.

— А-а-а-а.

По телу расходилась «сила титана». Она продолжала наполнять его.

— А-а-а-а...

Ударов было нанесено уже больше десятка, и из руки, сдерживаемой белой змеёй хлестала кровь.

И всё же.

Под кровью правая рука держалась.

Белая кожа змеи была в крови, раздался удивлённый голос Эшли:

— Младший брат?!

— Не до вопросов, как я... — ответил он, а его сосуды продолжали лопаться. Кровь лилась, будто вспышка фейерверка. Перед глазами всё было как в пелене. Но Айзек не собирался отступать ни на шаг. Он бил, стараясь идти вперёд. В месте сочленения, где Эшли держала его, появилась кровавая дымка.

— Если продолжишь, твоё тело!

— Молчи да нападай, — во рту был металлический привкус, когда он кричал, то выплёвывал покрасневшую слюну. — Мы именно на такой бой и рассчитывали!

Циклоп подсказал им.

Он полукровка.

Из-за человеческой крови, он не может долго поддерживать форму демона, так что когда он станет демоном, надо выиграть время, дождаться, когда эффект развеется, и тогда атаковать.

Айзек собирался следовать данному им совету.

... Всё идёт согласно плану.

Эффект, оказанный на мышцы «силой титана» циклопа оказывал ещё большую нагрузку на тело, чем «когти» грифона. Но с таким бременем он справится. Парень изначально не думал, что сможет легко выиграть время. Он готовился ко всему.

Главное, что они забрали Изадору, при поддержке гидры они смогут сбежать. Но был лишь один способ осуществить это. Айзек его знал.

Если он не превзойдёт Сайруса Арчибальда, то не сможет двигаться вперёд.

Не желая, чтобы всё оставалось как есть... Айзек упрямо старался и дальше.

Он сражался с огромным демоном.

— Ух...

Вывихнутое плечо он тут же вправил левой рукой.

Чувство боли притупилось.

— Хватит! Ты так умрёшь! — кричала сестра, а он ответил «пока рано»:

— Этим меня не остановить.

В голове Айзека происходящее сейчас накладывалось на другие воспоминания.

... Всё как во время боя с грифоном.

Сражение было жестоким. Против грифона он использовал его же силу... И сейчас против сына циклопа использовал силу циклопа. Всё было точно так же. Он использовал против врага его же силу. Да, это было испытание на выносливость.

Пусть и не явно, но Сайрус тоже это понимал. Иначе у него просто не было причин бить в открытую. Он мог сражаться иначе, используя своё огромное тело.

Сайрус специально действовал так же.

Собирался победить чистой силой.

Потому Айзек не сломается. Правая рука готова была оторваться. И что с того? Ему уже оторвало руку в бою с грифоном. После того случая, это уже было мелочью.

К тому же.

— Эшли, ты сама говорила.

— А?

— Я лучше принимаю удары, верно?

— Ух, — застонала она.- ... Да, верно.

— Тогда оставь это мне. И положись на меня.

— И так положилась. Так, что аж плакать хочется.

Айзек снова отбил кулак великана. В его руке собиралась безграничная «сила титана». Его накрыло точно сильным опьянением, содержимое желудка полезно наружу. Когда всё оказалось в горле, он сглотнул и врезал левой ладонью себе по щеке.

— ... Младший брат.

— Всё в порядке. Я могу продолжать.

— Конечно. Хоть умри, но сделай.

Куда-то пропала вся забота. Голос стал резким, так что Айзек выдал лишь «э».

— Я «вижу». Ты уже тоже должен был заметить, младший брат, — Эшли убрала голову с его правой руки и посмотрела на великана. — Уже скоро.

Когда парень посмотрел на неё, сверху стала падать огромная тень.

— У-о-о?!

Приближался кулак гиганта. Он сумел отбиться, но ноги оставили на земле выбоины. Сосуды в его собственной руке лопались, кровопотеря становилась серьёзной.

И всё же Айзек сделал как велела сестра и присмотрелся.

Только что отбитая им левая рука великана.

Точно глиняная, она была в мелких трещинах.

— Это...

— Правая повреждена не меньше. Если действовать, то сейчас.

Тут гигантский демон стал действовать иначе. Он выгнул спину и подался вперёд всем телом. Монстр накрыл их своей тенью, и ударил, опустив кулак сверху вниз.

— «Вижу» «ясновидением»...

Его запястье было выкручено. Он точно собрался пробить всё на своём пути.

Айзек поднял кулак над головой... Однако.

Отбиться не получилось.

Он не смог отбить кулак великана. Силу удара он погасил, но его ноги погрузились в землю. Одним правым кулаком он сдерживал давившего на него великана. Всё тело парня взревело...

— Это предел...

И тут давление исчезло. Великан убрал от него кулак... И последовал следующий удар. Айзек даже не думал отбиваться, он мог лишь принимать удары правой перчаткой.

Быстрые атаки заставляли его пригнуться. Однако Айзек не упал. И не встал на колени. Он сжимал зубы, его глаза наполнялись кровью, и парень терпел. И вот... Он услышал.

Тихий звук.

— ... Правая.

Он исходил из правой руки великана.

Враг сразу же поднял её, и Айзек посмотрел вверх.

... Вот оно.

Он сосредоточил циркулирующую по венам «силу титана» в правой руке.

Усиление вырывалось из руки. И потому чувство боли снова вернулось к нему... Мозгом он ощущал, что тело было готово разорваться на части, с губ сорвался крик полный агонии. Внутри хаотично билось сердце, будто кто-то стучал по нему, перед глазами точно мелькнула молния. И всё же он продолжал смотреть вверх. Продолжал высматривать свою цель.

Вся «сила титана», собранная в правой руке, отразилась даже на её виде. Сама собираемая сила стала плотнее, стирая контуры перчатки.

... Сейчас!

Вложив всё в правую руку... Кулак Айзека пронзил небеса.

И вместе с тем сверху рухнул другой кулак.

Связь в руке взорвалась, руку вместе с белой змеёй куда-то унесло.

По кулаку гиганта пошли бесчисленные трещины. Быстро они разрастались и уже достигли запястья и всей руки. Рука великана разлетелась на мелкие части.

Сад дворца залило дождём крови и кусков плоти.

Точно кто-то опустил занавес.

Всё перед глазами застилал чёрный дождь, который тут же прекратился.

Кровавый дождь закончился и снова стало ясно, а Айзек так и продолжал стоять. Правая рука кровоточила, это относилось и к нему, и к противнику.

— ... Командир Арчибальд. Ты настоящий воин.

Прямо перед ним был Сайрус.

В человеческой форме. Одежды и брони на нём не было, его крепкое тело ничего не прикрывало. Но он величественно стоял, ничего не смущаясь. Собственные выделения подчёркивали форму его мышц, он напоминал статую красоте человеческого тела.

Однако как и Айзек он потерял часть правой руки. Идеальная красота тела была разрушена. Возможно этот недостаток когда-нибудь станет символом его статуи. Из открытой раны капала чёрная кровь.

— ...

Сайрус оставался спокоен. Его глубоко посаженные глаза спокойно смотрели на парня.

Айзек продолжил:

— Ты мог сражаться иначе. Но решил потягаться в выносливости... Продолжал обмениваться ударами. И должен был заметить, как досталось твоим кулакам. И всё же до конца не отступал. Тут не важно, человек ты или монстр. Ты истинный воин.

Понимая это, Айзек не мог сдержать чувств.

Сайрус Арчибальд так и будет для них врагом. Узнав, какой он, парень разочаровался в нём. Но когда они обменивались ударами, это был именно тот человек, которым он восхищался. В груди Айзека всё пылало.

— И до этого ты увёл всех людей, чтобы сразиться со мной...

— Не зазнавайся, — возразил Сайрус. — Я знал, что ты приведёшь гидру, чтобы спасти девчонку. Противостоять святым зверям могу лишь я, а остальные бы лишь мешались. Потому я и велел никому не вмешиваться, когда увидел гидру. Нет здесь глубинного смысла, — а потом он продолжил. — Ты встретился с моим отцом.

Айзек кивнул в ответ.

Он сам сказал об этом. Значит Сайрус и правда сын циклопа.

— При том, куда вы побежали, я что-то такое и ожидал. Так он ещё жив?

— Да.

— Вот как. Значит жив, — пробормотал он и замолчал. Айзек ждал, мужчина думал, потому установилась тишина, которую Айзек сам и нарушил:

— Командир Арчибальд... Нет, Сайрус Арчибальд.

Больше никаких восхищений. Он говорил, чтобы избавиться от этого.

— Я о многом хочу тебя спросить.

Было много всего, но имелось нечто, что он хотел знать больше всего. Он думал об этом с тех пор, как покинул родину.

— Почему Леватейн отдал тело Эшли святым зверям?

— ...

— Пусть и было обещание, данное святым зверям... Дело в страхе перед святыми зверями, потому и вернули «паладина»? Но Леватейн ведь огромная страна.

— ...

— И ты забрал долю бегемота. Похитил то, что было возвращено, на что понадобилось больше усилий. Что ты... Леватейн задумал?

Сайрус продолжал молчать.

Однако... Он открыл рот и сказал нечто шокирующее.

— Возвращение части тела Эшли, которая была у бегемота, — это часть кое-чего другого.

— Часть?.. — повторил Айзек. Значит есть другая цель.

Тут он вспомнил разговор с циклопом.

— ... «Под блюдом».

Сайрус приподнял одну бровь:

— Он рассказал?

— Да, это сказал циклоп. Однажды к нему пришла женщина «потомок богоматери» и попросила помочь разбить блюдо. Он разозлился, и его предал собственный сын...

— Хм. И? Он сказал, что «под блюдом»?

— Души монстров...

— Хм. Так вот, что ему было известно,- Сайрус кивнул, а Айзек нахмурился:

— Не понимаю. Что за «потомок богоматери»? Зачем ты ей помогаешь?

И «Разбить блюдо»... Как парень предполагал.

— Зачем Леватейну освобождать души монстров?

— Айзек, — сказал озадаченный Сайрус. — Не забывай о моём положении. Буду много болтать и разозлю Дольфа. Потому всего я объяснить не могу... Но могу оставить сувенир за правую руку, — он посмотрел на правую руку, которой не было, и улыбнулся. — Ты ведь знаешь, что «под блюдом» души монстров?

— Д-да.

— Как думаешь... Что было до того, как там заперли души монстров?

Неожиданные слова застряли у Айзека в голове.

... До того, как заперли души монстров?

— Увы, но это всё. Дальше выясняй сам. Эта правда вывернет мир с ног на голову. Включая меня, не так много людей знают правду.

— ...

Айзек задумался... Но тут же сдался.

... Бесполезно.

Он вздохнул. Спросил, но в итоге ничего не понял. История циклопа и слова Сайруса в итоге дали не так много. По факту он ничего не получил. Под блюдом, души монстров, потомок богоматери, сплошная бессмыслица. Всё было бесполезно.

... Однако.

Кое-что он для себя понял.

— ... Это нечто перевернёт мир вверх ногами?

— Да. Верно.

Вот как. Значит всему миру придётся непросто. Понятно.

Поняв это, Айзек сказал:

— Ну и плевать.

— ... М? — глубокие глаза Сайруса моргнули. — На что?

— На всё. И на мир, — выплюнул он. — Моя цель — вернуть тело Эшли у святых зверей. Что случится с миром — меня не касается. Будто я возьму на себя такое бремя. В этот раз я как-то спас Каладборг, но до этого меня вечно выручали сестра, да Изадора.

Понимая, о чём он, Сайрус застыл.

Парень испытал облегчение, видя его таким, но продолжил:

— Но если этот «перевёрнутый мир» будет мешать нам, я буду сражаться. И плевать с кем. Хоть с Леватейном, хоть с тобой.

Суть происходящего он не понимал, но вот как всё было.

По крайней меня для него.

— ... Пха, — застывший Сайрус прыснул. — А я и не знал, Айзек. Хорошей же ты парень.

— Хватит разговоров, — Айзек левой рукой достал меч. — Готовься, Сайрус Арчибальд.

— Отличный настрой, Айзек Фишбарн!

Сайрус оттолкнулся от земли и направился к нему. Его левый кулак был сжат. Он был достаточно твёрдым, чтобы отбить лезвие меча. Удары одной рукой сыпались без конца, Айзек отбивался от них, меняя направление меча. И вот... И заметил.

Обращённый до этого в демона противник был почти без сил. Движения Сайруса утратили былое великолепие.

Будь он обычным рыцарем, тут бы не было проблем.

Но для него... Для Айзека Фишбарна.

... Тот, кого я признаю.

Такой опытный воин, Сайрус Арчибальд, признанный им мужчина, так что он не мог прогнуться под такими атаками. Потому Айзек уклонился и приблизился к врагу.

Вложив всю силу, он вонзил меч в грудь.

Парень ощутил удар.

— Великолепно.

Меч пронзил плоть, и остриё вышло со спины. Сайрус выплюнул чёрную кровь и упал. Земля уже была залита чёрной жидкостью, и при падении огромного тела разлетелись брызги.

— ...

Айзек поражённо смотрел на лежавшего на спине неподвижного мужчину. Чувство в левой руке будто было не его. Осознание так и не приходило.

И тут он понял. Сайрус с мечом в груди лежит точно так же, как и циклоп с копьём. Они точно отец и сын. Айзека переполняли чувства, натянутая нить внутри оборвалась, и он потерял сознание.