Том 2    
Пролог


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
kaii-h
1 г.
Та... Просто настало время пройтись по самым давно не обновляемым. Остался несдержанный и фокусник, у остального последнее обновление в пределах 12 месяцев (где есть возможность выложить том).
Отредактировано 1 г.
тишка гарны
1 г.
Да не может быть - действительно пришла! СПАСИБО!
sycophant
2 г.
Великая Богиня Халява!!! ЕЖЕси на небеси!!!..
О, божественная Халява!!!
Поддержи руку, переводящую сии произведения;
Благослови компы, в которых они сохранены;
Дай сил достать их незаметно;
Затми очи правообладателя, дабы не узрел он сии беззакония;
Позволь благополучно перевести и не косячнуть с очепятками;
Наставь переводчика на путь истинный, дабы комплименты лились непрерывным потоком;
Всели в нас безграничную доброту и терпение;
Воссоедини отличный перевод, и пусть она будет халявной(и не перепутай, как в рулейте!)
Халява, приди! Халява, приди!! Халява, приди!!!
тишка гарны
2 г.
Халява - приди!

Пролог

Великая держава Леватейн, называемая «Страной рыцарей».

Когда говорят о рыцарях, чаще всего имеют ввиду аристократов, но к Леватейну это не относилось. Вне зависимости от положения любой, кто обладал силой и добился чего-то, мог получить рыцарский титул. Иными славами будь ты хоть простолюдином, хоть наёмником, обладая силой, ты был способен стать рыцарем. Так что в Леватейне рыцарей было куда больше, чем в других странах, потому-то королевство и назвали «Страной рыцарей».

Айзек Фишбарн стал рыцарем в одиннадцать.

Около сотни лет назад его предок по «легенде о паладине» стал служить отечеству в качестве рыцаря. Потому и Айзек стал рыцарем как по своему желанию, так и из условности. Каких-то высоких стремлений у него не было.

И всё потому, что он уже тогда уступал во всём своей старшей сестре.

Спина Эшли Фишбарн была так далеко.

Она была прекраснее всех и честнее, её слава расходилась за пределы страны. Айзек ни в чём не мог превзойти её. Он желал достигнуть её, но как бы ни старался, она оставалась всё так же далеко. Детское желание переросло в настоящую зависть.

Став рыцарем, он думал сбежать из дома. Как бы он ни старался, сестру ему всё равно было не превзойти... Считая себя жалким, в нём не было желания тренироваться. Они работали в одном месте, и его терзало, что их всякий раз сравнивали.

... Вечно я с кислой миной.

Он был ребёнком, и относились к нему как к ребёнку.

Парень понял, что никак не сможет превзойти сестру, и вместе с тем был разочарован этим фактом, он просто чах, оставаясь на одном месте, и тут... Всё внезапно изменилось. С тех пор, как он стал рыцарем, не прошло даже месяца.

Леватейн не был в состоянии крупной войны, но постоянно происходили маленькие конфликты на границе с другими странами. Ничего серьёзного, всё было на уровне угроз. Во время одного такого мелкого конфликта новобранцев, в том числе и Айзека, отправили на место действия. Молодёжь увидела, что из себя представляет поле боя.

Рыцарей Леватейна уважали за их силу и достижения. Все знали, что это не серьёзный конфликт, и все его товарищи горели желанием совершить какой-нибудь подвиг, и только Айзеку всё это было не по душе.

Новичков разместили на длинной стене вдоль границы Леватейна. Пока все его товарищи толпились, наслаждаясь видом, он оставался рассеянным и озадаченным.

... Почему я здесь?

Он ни в чём не мог превзойти сестру, и ему казалось, что он топчется на месте. Тренировки с мечом уже не были для него такими яркими, а жизнь стала наполненной скукой. И его совсем не воодушевляло находиться на настоящем поле боя.

Снизу надвигались солдаты соседней страны со щитами, а над головой через стену перелетал дождь стрел, кто-то рядом стрелял из лука и как проклятие повторял «умрите, умрите, умрите», а парню казалось всё это каким-то чуждым.

Он не ощущал во всём этом реальности. Его глаза смотрели так, будто мир утратил все свои краски... И потому.

Потому то, что случилось дальше, так удивило его и впечаталось в воспоминания.

— Осторожно!

Голос прозвучал с настенной башни.

— Приближаются...

И сразу он услышал рёв, а под ногами всё слегка задрожало. Стоявший в ступоре Айзек отреагировал с запозданием, это была не простая тряска.

Он посмотрел на ту сторону и увидел вражескую катапульту. С натянутых верёвок срывались огромные камни, к ним двигался осадный механизм на четырёх колёсах. Шум был от того, что удары пришлись на стену.

Камни продолжали сыпаться, разрушая стену. Всюду разносились бесконечные удары грома.

И всё же стена устояла. Что было ожидаемо.

На плоском континенте, называемом «Континентом блюда» Леватейн был величайшей страной. Когда-то их называли «горошиной на блюде», но за сотню лет они укрепили свои земли. Стеной вдоль границы Леватейн говорил, что это их земли.

Они простирались до небес и были такими толстыми, что ни одно орудие не могло их пробить.

Было две стены на границах. На севере в огромном лесу «Гнезде дракона» жил святой зверь дракон, а на юге было огромное море. Стены же полностью закрывали границу на западе и востоке.

Можно сказать, что они были абсолютными. Камни не могли достать до вершины, никто не надеялся, что сможет пробить стены. Потому обстрел камнями со стороны врагов был бесполезен...

— Как бельмо на глазу. Может их маслом залить.

Услышав голос, Айзек обернулся. Всюду доносились удары по броне и звуки, как щиты отбивают стрелы и как глыбы бьют по стене, люди сквернословили, место переполняли звуки хаоса. Люди рядом так орали, что казалось, ничего нельзя было расслышать... И во всём этом галдеже Айзек услышал чей-то голос.

Он обернулся и посмотрел. И там стоял ясный как день и высокий мужчина.

Его нагрудник выпирал, конечности напоминали тараны, а плечи казались высокими точно горы. Было странно, как такого великана можно было не заметить, когда он стоял сзади.

— Отлично. Как раз выдалось свободное время, — сверху снизошёл голос. У человека были глубокие черты лица и короткие каштановые волосы. Глаза были глубоко посажены, и в профиль казалось, что вместо них лишь две дыры.

Поражённый Айзек выдавил из себя:

— Почему вы здесь?

После его слов весь шум пропал. Да, не было того, кто бы не знал этого человека. Кто-то назвал его имя.

— Почему командир рыцарей Арчибальд здесь?!

Сайрус Арчибальд. Он управлял самым большим отрядом рыцарей Леватейна, неофициально его прозвали «вторым паладином», столь огромной он обладал поддержкой.

— Дорогу.

После одного его слова, новобранцы стали расступаться. Кто-то из-за потока людей начал падать, но их вытянули товарищи.

Лишь один Айзек вообще не двигался. Он и сам не понимал. Его ноги точно приросли, а сам он не мог оторвать взгляда от мужчины.

Сайрус посмотрел на него и приподнял одну бровь.

— Ты из семьи Фишбарн?

— ... Д-да.

«Паладин» семьи Фишбарн привёл к возрождению Леватейна. Потому Сайрус и знал Айзека, здесь не было ничего странно.

— Хм. Значит ты Айзек Фишбарн...

Когда «второй паладин» назвал его по имени, сердце забилось быстрее.

— Смотри внимательно.

— Д-да, — он сразу же ответил и задумался. «На что?»

Сайрус прошёл мимо вытянувшегося по струнке Айзека.

Потом опёрся руками на край спины, следом одной ногой, а дальше оттолкнулся от пола второй ногой...

И исчез.

— ... А?

Чтобы осознать, что он спрыгнул со стены, понадобилось время. Слыша звук падения, наконец получилось понять ситуацию. Рыцари, в том числе и Айзек просто кричали, они посмотрели вниз со стены.

И в высоты они не увидели кровавого пятна... Там была лишь вспаханная земля.

А Сайруса не было.

— Г-где он?..

— Смотрите, там!

Все посмотрели туда, куда указал один из рыцарей, одиночка точно зверь нёсся на вражеских солдат.

— Уцелел после падения с такой высоты?

— Командир один сражаться собирается?!

Пока товарищи галдели, Айзек смотрел на спину Сайруса. И он был уверен. Это изменило в нём что-то, потому он не мог отвернуться даже на миг.

И на деле...

Там разразилась настоящая драма.

Враги создали стену из щитов, а Сайрус снёс её так, будто ничего такого и не было вовсе. Одним наскоком он добрался до центра войск врага и там забрал у одного солдата меч. Один взмах рукой с отобранным оружием, и стали падать руки и разлетаться головы.

Сайрус создал кровавый путь, направляясь к орудию. Он выбросил меч и ударил кулаком по катапульте. Толстые деревянные балки орудия не выдержали, развалившись точно игрушечные, оставив после себя гору дров.

Он спрыгнул со смертельной высоты, пробился в одиночку через вражеский строй и уничтожил осадное орудие... Мужчина действовал точно молния. И ещё более чем враги впечатлены были рыцари Леватейна, наблюдавшие за всем этим со стены.

В следующий миг враг начал отступление. Видя это, Сайрус не стал их преследовать, а повернулся к стене и поднял одну руку вверх.

А на стене начали разноситься победоносные крики.

И во всём этом шуме, от которого болели уши, Айзек понял.

... Есть кто-то, кто превосходит Эшли.

Кто-то бы сказал, что это нормальное явление, но для Айзека сестра была невероятно высоко. И всё же Эшли была не абсолютна.

Ведь сейчас был тот, что превосходил её.

Превзойти сестру возможно.

... Я ведь тоже на это способен?

Он даже надеяться не мог на это. Правда не мог, и всё же хотел хоть что-то противопоставить.

Хотелось выступить на равных с сестрой, которая была лучше во всём.

Хотелось превзойти!

... Как командир рыцарей Арчибальд!

Его мир стал бескрайним.

В него снова вернулись цвета.

А в груди разгорелось пламя...

Обретя спасение, Айзек заплакал.

... Если призадуматься, зачем вообще «второй паладин» принял участие в этой мелкой и бессмысленной потасовке? Возможно Сайрус уже тогда решил, что придётся пересечь границу.

В любом случае с тех пор Айзек снова продолжил тренироваться с мечом.

И стал преследовать того, кто помимо сестры был вдалеке от него.

И когда тело сестры было разделено на двенадцать частей, Айзек по своей воле оставил Сайруса.

Но его пламя не угасло. Его предали.

И пусть впереди ждут ещё большие предательства...

... Для меня ты всегда останешься образцом для подражания.