Том 2    
Эпилог

Эпилог

Промежуточные экзамены подошли к концу.

Экзамены начались на следующий день после встречи с Нене-сан, я переживал из-за них, но к счастью вопросы оказались не такими уж и сложными. И всё же сложнее всего было на планетологии. Митсуки-сан успела подготовить все эти вопросы...

Когда результаты вывесили, все разошлись по клубам, а ко мне подошла Гю-тян со своей камерой.

— Поздравляю со сдачей экзаменов-с.

— Ага, и тебя. Можно вздохнуть с облегчением.

— Вот как-с.

— И, что у тебя с результатами?

— Фью-фью-фью, — она принялась насвистывать.

— Не сдала.

Обманывать она как и Митсуки-сан не умела.

— ... Фудзимото-сама, помоги. В этой школе все экзамены такие-с?

— Конечно нет.

Стоило сказать это, и на лице девушки появилось облегчение. Да только я добавил:

— Вначале они ещё простые. Насколько знаю, дальше только хуже будет, — я поведал ей правду, и девушка заплакала.

— У-у. Если я с такими результатами домой вернусь, мне карманные деньги порежут-с.

— ... Крепись.

И тут у девушки над головой точно лампочка загорелась.

— А, у меня идея-с. Может ты объяснишь моей маме, что нельзя мне карманные деньги урезать.

— Ты совсем глупая?

После всех доставленных ей хлопот я не мог этого сделать. И куда делась та барышня в белом платье? Пусть уже её денег лишат.

— Жестоко-с. Злюка-с.

— Сама виновата, — тут я вспомнил и стал говорить так, чтобы никто не услышал. — После всего, что в ресторане было, Нене-сан ведь не запретили туда ходить?

— А, не переживай-с, — улыбнулась Гю-тян. — Мама главный акционер этого отеля.

По вежливому поведению официантов я подумал, что она постоянная посетительница, а тут всё куда круче.

— Вот оно так... — чего-то из меня вся усталость после экзаменов вышла.

— У меня тут есть новость, которую я должна тебе на ушко прошептать-с.

— Что там ещё?

— У компании моего папы есть крытый бассейн. Мама в качестве извинения сказала пригласить тебя туда.

Не одного меня, но и Митсуки-сан с Хориути-сенсей. Похоже это был возвратный должок за поход в караоке. И я с радостью принял предложение Гю-тян и Нене-сан.

Вот только...

В два часа в назначенный день прибыл водитель семьи Гю-тян на машине (большой!). Поехали Митсуки-сан, Хориути-сенсей с детьми, Гю-тян и я, и когда я увидел место назначения, у меня голова закружилась.

— Гю-тян.

— Что-с?

Для детишек учителя девушка надувала мяч.

— Ты же вроде про крытый бассейн говорила?

— Да-с. Крытый-с. Бассейн-с.

— Бассейн и правда крытый! — я развёл руками, осматривая всё это. — Только крытым бассейном это не назовёшь. Это какой-то Sunland.

В центре был огромный бассейн с волнами. Было несколько водных горок, а ещё бассейны с течением и неглубокая заводь для детей. И обычные бассейны тоже имелись. Во влажных и жарких помещениях были пальмы. Прямо как в южных странах.

Митсуки-сан рядом озадаченно улыбалась. Хориути-сенсей с детишками радовались. Вот кто быстро адаптируется.

— Не волнуйтесь-с. Мы на сегодня всё это арендовали-с.

— Ну знаешь. Арендовать такое здание на целый день. В воскресенье? А с прибылью что?

Старшая дочка Хориути-сенсей тут же стала играть с надутым мячиком.

— На день можно и снять-с. Папа усердно работает, за пять лет ни одна из его компаний убытки не несла.

— Твой папа — управляющий от бога.

Похоже это вне моего понимания.

— Ну, да. Ладно, раз уж приехали, давайте веселиться-с. Я провожу в раздевалку-с. Сестрёнка, сюда-с.

— Да, — девочка последовала за Гю-тян. Прямо как пингвин.

— Благодаря Фудзимото-куну даже моих детей позвали.

Хориути-сенсей держала в руках младшего ребёнка и вещи.

— Что вы, я ничего такого не сделал... Ваш муж тоже мог бы пойти.

— Ага. Сказал, что не любит крытые бассейны и что работа есть. Даже жаль. У нас ведь и няня есть.

— Если бы знал, какое большое это место, точно бы пошёл.

— Точно. Ну, в другой раз.

Хориути-сенсей тоже поспешила в раздевалку.

Остались только я и Митсуки-сан, мы переглянулись и прыснули.

— В невероятное место нас позвали.

— Да. Но хорошо, что оно полностью в нашем распоряжении.

— Почему?

— Так ведь... Я не хочу, чтобы другие мужчины смотрели на вас в купальнике.

Когда сказал это, Митсуки-сан покраснела.

— Блин, Тисато-кун, ну что ты такое говоришь, — она стала размахивать руками перед лицом.

— Л-ладно, я тоже пойду переодеваться.

— Ага. И я. Ладно, встретимся на искусственном пляже.

Мы переговорили и помахали друг другу.

Учитель и ученик встречаются (пробно). Во время золотой недели мы ходили покупать купальник для Митсуки-сан, но особо не рассчитывали, что сможем где-то вот так повеселиться.

И вот такого никто не ожидал. Размах и правда великоват, но сегодня мы будем веселиться...

Я переоделся в раздевалке со специфичным запахом бассейна и собирался выходить, когда зазвонил телефон. Это пришло сообщение от Айри. Прочитав его, я улыбнулся.

Ответив, я пошёл в душ, а потом на искусственный пляж.

Во влажном и тёплом воздухе я разрабатывал лёгкие, когда услышал голоса Хориути-сенсей и её старшего ребёнка. Похоже они уже веселятся. С ними же была Гю-тян, всё визжала: «Прекратите-с, не надо-с».

— Может и Митсуки-сан уже с ними, — пробормотал я сам себе, но потом сам же отбросил эту идею. — Она попросила ждать на искусственном пляже, так что буду ждать.

Пока я слушал шум волн и весёлые голоса, меня накрыла тень.

— П-прости. Вот и я, — прозвучал голос женщины.

— А, Митсуки-сан, всё в порядке...

Я обернулся, увидел женщину и забылся.

— К-как тебе купальник, который мы на золотой неделе выбирали? — смущённо спросила она.

— ... Красивый, — протянул я.

На ней было красное бикини с цветами. Верх мягко облегал её большую грудь, и всё же она была такой большой и белой, что прямо привлекала внимание. Глаза прямо так и затягивало в глубокую ложбинку. Вроде размер подходящий, но казалось, что всё в любой момент может выскочить из этой ткани, прямо загляденье.

Нижняя часть купальника прекрасно описывала линии её тела. Стесняясь собственного животика покрасневшая женщина прикрывала его руками, но сам этот жест был невероятно соблазнительным. Красивая, милая и сексуальная.

Снизошедшая богиня.

— Т-Тисато-кун, не пялься так. Мне стыдно...

Её смущённая просьба могла любое самообладание разрушить. И как тут поступить? Никаких верёвочек тут не висит, боксировать я не могу. Начать упражнения делать? Но так я себе между ног всё затяну. Оставалось лишь одно.

— П-пойдёмте поплаваем, Митсуки-сан.

— Д-да.

— Для начала три подхода по пятьдесят метров.

— Прости, Тисато-кун. Я столько не проплыву...

Мы пошли в бассейн с волнами, когда к нам присоединились Гю-тян и остальные. Девушка резвилась со старшим ребёнком Хориути-сенсей. Прямо как сёстры. Я тоже веселился с Митсуки-сан. Младший ребёнок учителя тоже играл в воде.

Устав, я переместился на шезлонг, а рядом легла Митсуки-сан. От её мокрого тела было не отвести взгляда.

А Гю-тян и дети всё ещё веселились.

— Кья-ха-ха-ха.

— Подожди-с! Я не проигрпхо!

Девушка получила в лицо водой. А дети радостно улыбались.

— Тисато-кун, наверное стоило и Айри-сан тоже позвать.

— Айри... Айри... — я вспомнил, что получил от неё сообщение.

— Что? Ты что-то приятное вспомнил?

— Да так, она недавно написала.

— Хм. И что?

Я улыбнулся и сказал:

— «Обязательно сделай Митсуки-сан счастливой. Дурак».

Глаза Митсуки-сан округлились:

— Ты ей что-то ответил?

— Да. «Обязательно сделаю. Спасибо».

Женщина нежно посмотрела на меня.

— Спасибо, Тисато-кун.

— Нет, что вы.

Гю-тян снова получила водой в лицо.

— Эй, Тисато-кун.

— Да?

— А сколько ты хочешь детей?

Я чуть с шезлонга не свалился.

— М-М-Митсуки-сан?!

— Просто я сейчас смотрю на детей Мами и Гю-тян, и думаю, что дети — это здорово.

— Пожалуйста, не говорите это в таком сексуальном купальнике.

— Хоня-а-а-а?! Тисато-кун сказал «сексуальном». Пошляк, озабоченный.

Она стала бить меня точно кошачьими лапками.

... Если бы не арендовали этот огромный бассейн.

Если бы я оказался на необитаемом острове в южном море с Митсуки-сан.

Тогда я буду наслаждаться каждым днём своей жизни.

Какой бы ни была жизнь здесь, меня бы устроила самая обычная повседневность с Митсуки-сан.

Да. Именно в повседневной жизни любовь сияет ярче всего.

И мир строится вокруг этой маленькой любви.