Том 2    
Глава 7 — Место, где она прячется

Глава 7 — Место, где она прячется

К десяти часам следующего дня Мафую всё ещё не вышла из комнаты.

— Похоже, она уже проснулась. Я только что слышала, как она переодевалась, — подавленно сказала сэмпай.

Эй, между твоей и её комнатой есть еще одна! Должен же быть предел твоему острейшему слуху!

— Даже если это другой конец школы, я всё равно могу услышать звуки переодевающихся девушек!

— Боже! Вот чем ты всегда занималась, когда прогуливала уроки?

Услышав Чиаки, сказавшую это сердитым голосом, сэмпай несчастно посмотрела вниз.

— Но… всегда в самый важный момент я не могу слышать. Прямо как в тот раз. Если бы я только заметила, что товарищ Мафую закончила принимать душ…

В тот раз? Но я не думаю, что сэмпай тогда была в том положении, чтобы беспокоиться о чём-то ещё.

Более того — я был тем, кто стоял лицом к залу и не заметил Мафую, пока не услышал звук стеклянной двери. Казалось, я сделал что-то постыдное — но я не сделал ничего плохого, что могло бы рассердить Мафую! Я прав, так?

— Почему Мафую так рассердилась?

Чиаки пристально смотрела на нас с сэмпай, пока она настраивала натяжку малого барабана.

— Было бы гораздо проще, если бы она действительно сердилась. Наверное… это не только обида.

Сэмпай немного наклонила голову, вздохнув. Похоже, она почему-то не особо волновалась. Кажется, только я сильно переживал, из-за чего чувствовал себя не в своей тарелке.

Позавтракав, я решил подняться на второй этаж на разведку. Я постучался в дверь её комнаты. Ответа не последовало.

— Мафую? Я принес завтрак.

Я чувствовал, что она была там — по ту сторону двери. Но просто не отвечала мне.

Затем Мафую сказала:

— Так я просто предлог.

Что означает — она слышала по крайней мере последние несколько предложений, сказанных сэмпай. После чего, она подумала, что была просто предлогом для сэмпай, чтобы затащить меня в группу — нет стоп, не в этом дело.

— Мафую, пожалуйста, открой дверь! Давай нормально поговорим!

Если все так и дальше пойдет, Мафую может начать думать совсем не то, что было на самом деле.

Я сдался, когда дверь в её комнату осталась плотно запертой. Затем я отнёс поднос с онигири обратно вниз.

— Мафую в порядке? — спросила Чиаки. Я покачал головой.

— Мы ничего не можем тут поделать. Давайте практиковаться, — к тому моменту, как она сказала это, сэмпай уже подключила свою гитару Les Paul и уже собиралась начинать.

Почему-то… кажется что этот человек совсем не беспокоится о Мафую. Или это я слишком много думаю?

— Сэмпай, ты не волнуешься о Мафую?

Чиаки нахмурила брови.

— Конечно волнуюсь, до такой степени, когда кажется, что моё тело разорвется. Однако… Я знаю, что почти ничего не могу сделать.

— Боже!

В этот раз, Чиаки побежала вверх по лестнице.

— Мафую, что-то случилось? Этот глупый Нао снова сказал что-то ужасное? — донесся голос Чиаки до первого этажа. Она сказала это таким же насмешливым тоном, которым обычно дразнит меня. Но в этот раз я чувствовал себя очень неуютно — будто что-то кололо мне под рёбра.

В итоге Чиаки уныло спустилась вниз.

— Она даже ничего не сказала.

Чиаки села на стул перед барабанной установкой, и развернувшись в направлении педали хай-хэта, вздохнула.

— Сборы заканчиваются сегодня…

— У нас ещё есть время до того, как Хироши приедет нас забрать.

С этим сэмпай нежно щипнула одну из струн её гитары Les Paul. Возможно, я все принимаю близко к сердцу, но от этого предложения сэмпай повеяло холодом.

— Какую песню мы будем практиковать? Снова каверы на The Eagles? Раз уж Мафую тут нет.

— Нет. Мы будем репетировать новую песню.

Сэмпай быстро взглянула на меня. Песню… вчерашнюю?

Чиаки и сэмпай обсуждали, как они должны добавить барабаны, но я был совершенно не в настроении играть на бас-гитаре. Это будет первый день, когда мы будем практиковать собственную композицию. Стоит ли нам начинать работать над песней, когда Мафую нет рядом?..

Причина Мафую быть в составе может просто исчезнуть.

Я закрыл рот руками, когда кое-что неожиданно пришло мне в голову.

В этом причина… почему Мафую неловко себя чувствует? Она не раз упоминала, что не знает причину, по которой она здесь. Если это действительно так…

— Молодой человек?

— Д-да?

Я приподнял голову в ответ на оклик сэмпай.

— Вступление начнем играть все вместе, и величественно, мощно сыграем первые четыре такта. Мы будем использовать те же аккорды для части Б. Ну, что-то типа того.

Сэмпай мягко сыграла на гитаре, чтобы продемонстрировать это мне.

— Затем звук тарелок начнет затухать и будет соединён со вступлением, которое ты вчера записал на кассету. В течение первого цикла гитара тоже будет молчать. Ясно?

Я с трудом кивнул.

Как почувствует себя Мафую, когда услышит эту песню?

Долгое время мы не могли связать куплет и припев песни. И тогда Чиаки неожиданно предложила: «Почему бы нам не убрать барабаны?» Я не мог понять смысла, кроющегося в предложении Чиаки — с одной только гитарой сэмпай на заднем фоне мелодия будет слишком простой. Но, поскольку у нас ничего не получается, если мы играем втроем…

Сэмпай неожиданно подняла обе руки, чтобы прекратить наши тщетные попытки. Это было очередное бесчисленное вступление, которые мы играли. Барабанные палочки Чиаки скользнули вниз по поверхности тарелок, издавая неприятный скрежет, наполнивший весь зал.

— Что не так?

— Товарищ Эбисава вышла.

— Э-э?

Я поднял голову, глянуть на коридор второго этажа, находившийся высоко над нами. Она вышла? В таком случае, мы должны были заметить, как открылась дверь в комнату.

— Она вышла через окно. Что за безрассудная девушка.

Сэмпай быстро убавила громкость усилителя и выключила его. Затем она бросила гитару на диван и выбежала через дверь.

Через окно? С другой стороны комнаты есть деревья под окнами, так что она могла спуститься вниз по деревьям. Но… серьезно? Чиаки оказалась у лестницы на секунду быстрее меня. Мы оба быстро взбежали на второй этаж, от чего спиральная лестница заскрипела. Чиаки открыла дверь спальни Мафую, но там никого не было. Открытый портфель лежал на кровати. Мы видели только ветки, качающиеся от ветра за открытым окном.

Чиаки подавленно прислонилась спиной к двери и опустилась на пол.

— Почему она сделала такую опасную вещь, несмотря на свои неподвижные пальцы…

Я чувствовал, как силы покидали меня. Я сел на перила в коридоре и вытянул ноги.

Куда только собирается идти Мафую? Она даже убежала босой. Чёрт…

Она опять собирается исчезнуть, ничего не сказав?

— Слава богу, что сэмпай поняла это, — пробормотала Чиаки, глядя в открытое окно.

Она, наверное, тоже по-своему беспокоилась о Мафую — возможно в этом и была причина, по которой мы практиковали только новую песню, да? Потому что фон этой песни был самый тихий, что позволяло ей легче замечать передвижения на втором этаже.

Слава богу, она это заметила. А я ничего не услышал.

— Что же конкретно произошло? Ты что-то не договариваешь?

Только когда я услышал слова, сказанные Чиаки, я поднял голову с колен.

Чиаки серьезно смотрела на меня, немного прикусив нижнюю губу.

— На самом деле… Я тоже не знаю.

— Почему ты всегда такой?!

— Прости.

Но с чего я должен начать? Почему-то я чувствовал, что не должен говорить никому о тьме в сердце сэмпай, даже Чиаки.

— Мафую, похоже, думает, что с группой будет всё хорошо, даже если она уйдёт.

— М-м-м, я знаю это.

— И тогда… Я думаю, она подслушала разговор между мной и сэмпай…наверное.

Я объяснил Чиаки, что произошло прошлой ночью. Для того, чтобы не позволить ей узнать о болезненном прошлом сэмпай, я особенно тщательно подбирал слова.

— Что означает, сэмпай использовала Мафую, чтобы сблизиться с Нао?

— Нет, как я уже говорил, это не так.

Мафую вероятно подумала тоже самое, что и Чиаки.

— Сэмпай уже планировала пригласить Мафую. Она просто сделала это через меня, хотя она могла сделать это сама.

Ну, если связать все в одно предложение, как любит изъясняться сама Чиаки, получилось бы: сэмпай использовала меня, чтобы заполучить Мафую в группу, и чтобы я вступил в группу, она манипулировала мной.

Мафую не стоит слишком задумываться над этим. Если бы только у меня был шанс как следует поговорить с ней об этом.

— Я думаю, Мафую наверняка догадывается об этом.

— Что?..

— Так что бессмысленно всё ей объяснять, потому что это не важно.

Я взглянул на профиль Чиаки. За её лицом листья и ветки деревьев мягко шелестели в проснувшимся бризе. Промежутки между листьями разбивали солнечные лучи на многочисленные нити.

— Причина по которой Мафую в группе — это Нао! Ты понимаешь?

Я нерешительно кивнул. Ну, я слышал как Мафую тоже говорила что-то такое раньше. Она сказала, что последовала за мной, когда сэмпай пригласила меня в группу. Однако, Чиаки покачала головой со слегка печальным выражением лица.

— М-м-м… Наверное, не понимаешь.

— Не понимаю чего?

— Хорошенько подумай об этом, и пойми сам! У меня будут большие проблемы, если ты не сообразишь.

Только я собирался продолжить и расспросить её об этом, во входную дверь постучали. Кто-то в неё стучался. Я вскочил и сбежал вниз по лестнице.

Открыв дверь, я увидел изнеможенное лицо сэмпай. Мафую лежала у неё на плечах с позеленевшим лицом и плотно закрытыми глазами.

— Что случилось?

Сэмпай протиснулась через дверь, неся Мафую на спине.

— Она упала в обморок, возможно от анемии. Товарищ Аихара, освободи место на диване.

Чиаки поспешно убрала гитару. Сэмпай положила маленькое тело Мафую горизонтально на диван. Затем она подняла ноги Мафую, подложив подушку так, чтобы ноги были выше головы. Наконец, она ослабила воротник Мафую.

— Молодой человек, в холодильнике должен быть красный чай, так? Добавь в него немного сахара и разогрей в микроволновке. Как закончишь — принеси его сюда.

— А-а, х-хорошо.

Только я взял чашку красного чая и вышел из кухни, глаза Мафую немного приоткрылись, хотя она всё ещё плохо выглядела. Сэмпай сидела на коленях около головы Мафую. Что касается Чиаки — она смотрела на лицо Мафую из-за дивана.

— Ты опрометчиво сбежала не позавтракав, так?

Мягко сказала сэмпай, легонько коснувшись щёк Мафую.

— Не хочешь выпить чаю? Тебе полегчает, если выпьешь.

Сэмпай взяла у меня чашку. Мафую плотно сжала губы и помотала головой, как только чашку поднесли близко к её лицу. Сэмпай медленно поднесла чашку чая к своему лицу и набрала в рот. Затем она приблизилась к губам Мафую… Эй! Прекрати сейчас же!

— М-м-м, м-м-м-м-м!

У Мафую не было выбора кроме, как позволить сэмпай кормить себя рот-в-рот, так как её держали за руки и давили на плечи, и она даже издавала какие-то звуки носом… А-а-а! В глубине души я знал, что это не то, на что я должен смотреть, но я всё равно смотрел на Мафую до тех пор, пока она, наконец, не проглотила красный чай.

— Фу-х.

Сэмпай убрала свои влажные губы от лица Мафую. Затем она облизала их с пьяным выражением лица.

— Благодарствую!

— Что это за «благодарствую»?! Что же творится в твоей голове даже в такое время?!

Я накричал на неё, не задумываясь. Что касается Чиаки, она скрывала своё краснеющее лицо руками.

— Извиняюсь. Мне, наконец, предоставился шанс!

— Боже! Глупая сэмпай! — прокричала Чиаки.

Лицо Мафую было пунцовым. Она отвернулась и зарылась лицом в спинку дивана.

— Это чрезвычайная ситуация… так что у меня не было выбора, кроме как сделать это.

Э-этот человек… Я действительно не мог придумать ничего дельного, чтобы можно было на неё наорать.

— Не парься, товарищ Эбисава. Просто относись к этому так, будто тебя покусала бродячая собака, и забудь об этом.

— Ты не имеешь право говорить, поскольку ты здесь виновница!

— Эй, это может произойти еще раз, если она забудет об этом!

— Веди себя прилично!

Сэмпай похлопала меня по голове, когда она увидела меня сильно взволнованным. Она так шутит, чтобы разрядить напряженную атмосферу? Или она серьёзна во всём, что она только что сказала? У меня голова раскалывается просто от мыслей об этом.

В этот момент, зазвонил сотовый сэмпай, лежащий на фортепиано.

— Да?.. Хм-м? А, м-м-м. Спасибо, я поняла… Угу, до встречи.

Закрыв телефон, сэмпай обернулась посмотреть на зал.

— Хироши скоро приедет. Он только что проехал перекрёсток.

Чиаки и я переглянулись на мгновение, прежде чем посмотреть на Мафую.

— Давайте соберем вещи и приберемся в зале! Товарищ Эбисава, отдохни немного. Молодой человек, приготовь нам бэнто. Хироши, вероятно, тоже не обедал. Похоже, у нас не так много времени, так что перекусим в пути.

Сэмпай положила гитару в кейс, и продолжила упаковывать подставки для гитар.

Взгляд Чиаки упал на каштановые волосы Мафую. Через некоторое время она встала, подошла к барабанной установке и начала разбирать тарелки.

Все наконец заканчивается? При таких обстоятельствах?

Я ещё раз посмотрел на спину Мафую. Её хрупкое стройное тело оставалось неподвижным.

В итоге, я не смог ни о чем поговорить с ней. Мафую и я всё ещё не можем нормально общаться друг с другом.

Но тогда… все ли будет хорошо, если мы сможем общаться друг с другом словами? Чиаки сказала: «Мафую наверняка догадывается, но это не важно».

Что означает, это всё из-за того, что я чего-то не заметил?

Немного позже полудня я услышал снаружи звук двигателя.

— Хм-м? Почему никто не загорел? — высунул голову Хироши из водительского окна минивена.

— Мы тут не просто поплавать собрались, а практиковаться, — выходя с террасы, ответила сэмпай, неся барабаны.

Мафую всё ещё лежала на диване, и Чиаки пошла в комнату Мафую спустить её багаж. Я взял их вещи вместе со своими и положил их в минивен. Только я собрался пойти забрать остатки багажа, Хироши потянул меня за воротник.

— В-в чём дело?

— Ты сделал что-то, что был не должен делать?

Похоже, он не шутил, и это заставило меня нервничать.

— Эм… почему ты спрашиваешь?

— Атмосфера очень странная. Даже Кёко себя ведет очень тихо.

Он довольно проницательный… как и ожидалось от кого-то, (возможно) знающего сэмпай продолжительное время.

— У нас была небольшая ссора.

— Ну этого и следовало ожидать, так как ты единственный парень в округе! Я с самого начала знал, что это была не самая лучшая идея.

— Эм… это наверное не то, о чём ты думаешь.

— Ничего такого не произошло? Но было три дня и две ночи? — мягко спросил Хироши, положив руки мне на плечи.

— Эм… ничего.

Он ссылается на то самое, да?

— Это ещё хуже, так? Это совершенно ненормально.

Я всё больше и больше терял суть того, что он пытался мне втолковать.

Только я собрался пройти через дверь виллы, как чуть не столкнулся с Мафую, несущей напольный том-том. Она только что проснулась? Она всё ещё плохо выглядит.

— Тебе лучше ещё немного отдохнуть.

Я собирался предложить ей помощь, но она молча помотала головой. Это должно быть очень опасно для тебя — носить такой большой предмет со своими неподвижными пальцами. Тебя это не волнует?

Убедившись, что все окна и двери закрыты, и проверив, что всё электропитание выключено, я закрыл парадную дверь и отдал ключи Хироши. Уже был час дня. Но было прохладно, так как небо заволокло тучами.

Мафую сидела между сэмпай и Чиаки на заднем сиденье. Таким образом, я взял бенто и сел на переднее сиденье.

— Хироши, это довольно впечатляющая вилла, — сказала сэмпай, обращаясь к нему, когда машина выехала на дорогу из леса.

— Я хочу приехать сюда и на следующий год тоже. Вчетвером.

Вчетвером... приехать сюда на следующий год. Эти слова глубоко тронули моё сердце.

— Я могу вам предоставить виллу, но не просите меня ещё раз быть вашим водителем. Я не настолько свободен — мне придется поспешить в студию после этой поездки.

— Вы можете просто попросить кого-то ещё подменить вас.

— Как я смогу это сделать?!

Хироши сильно надавил на педаль газа, и освежающий ветер подул через открытые окна. Я видел проблески сияющего горизонта через деревья.

— Я везу трёх старшеклассниц, так? Как я могу попросить кого-либо ещё сделать это? Что я буду делать, если вдруг что-то случится? Однако, ничего так не произошло, несмотря на то, что было целых три девушки — просто позор.

Почему-то, кажется, что он обращался ко мне окольными путями. На что он намекает? Хироши мельком глянул на меня, и его плечи затряслись от смеха. И поскольку он сразу после этого включил стерео, разговор на этом и закончился.

Бедно звучащий, но теплый тембр клавиш так же, как и ярко-выраженный звук гитары раздавались из динамиков. Это Home Sweet Home группы Mötley Crüe.

Хироши круто повернул руль. Деревья слева исчезли вместе с поворотом, и перед нашими глазами появилось море, как будто оно прощалось с нами.

Когда мы приехали, было около четырёх. Хироши любезно довёз каждого из нас до дома. Чиаки и я были последними в машине, после предшествующей высадки сэмпай и Мафую.

— А-а, ты можешь просто высадить нас обоих тут. Мы живём рядом друг с другом, — сказала Чиаки вытаскивая багаж из багажника.

— Извиняемся, что заставили вас подвезти нас до дома.

— Мне по пути, так что ничего страшного! Я всё равно направляюсь в Токио, — Хироши снял очки, криво улыбаясь.

Да уж, хорошо же ему досталось. Я имею ввиду, он только и всего, что проиграл пари.

— Хамасака, ты придёшь на живое выступление, так? — спросила Чиаки, засунув голову внутрь, через водительское окно.

— Живое выступление? Мы не выступаем вместе… Ах, ты имеешь ввиду живое выступление Melancholy Chameleon?

— Да! У меня уже есть билеты. Я была очень удивлена, когда увидела тебя позавчера.

Чиаки его фанат? Мне не очень хотелось слушать музыку в последнее время, поэтому я не знал.

— Я сделаю так, что ты сможешь узнать меня. Я брошу полотенце на сцену, так что обязательно поймай его!

— Угу-м!

— Ну, позаботьтесь обо мне и во время тайного выступления тоже! А, мы всё равно встретим друг друга во время наших репетиций, да?

Тогда Хироши перевел взгляд с Чиаки на меня.

— Я очень тебе благодарен. Так или иначе, кажется, что я не смею поднять голову перед тобой.

— Забудь об этом! — Хироши пару раз похлопал по моим плечам.

— Увидеть своими глазами поющую Кёко — этого более чем достаточно для меня.

Я посмотрел на уезжающий минивен и неожиданно подумал кое о чём — какие отношения были у него с Кагуразакой-сэмпай? Похоже, он знает о ней больше, чем мы все вместе взятые. Он, должно быть, знает её с прошлых групп или еще откуда-то.

— Нао, я пошла! — раздался голос Чиаки у меня за спиной. Я обернулся.

— Ну, до понедельника? Увидимся в школе тогда.

— А…м-м-м.

Хотя это летние каникулы, школа открыта в рабочие дни, поэтому мы можем пользоваться кабинетом кружка. Скоро будет живое выступление.

— Ты должен подумать о многих вещах, хорошо?

Сказав это, Чиаки перебежала через перекресток и скрылась из виду.

Размышления… похоже мне придется задуматься, да? Но у меня не было понятия, о чём я должен задуматься, так что это наверное будет на первом месте в моём списке.

Когда я открыл дверь, стопка дисков свалилась на меня как лавина, едва не смыв меня наружу. Я наступил на коробку или что-то такое, и почувствовал, как что-то сломалось под моей ногой. У меня не было сил, так что я прополз в коридор, будто пловец, и снял обувь.

— Я вернулся…

Одежда в ванной уже лежала небольшой горой, выглядевшей так, будто произошло что-то загадочное. Меня не было дома только два дня, так почему всё так получилось? На кухне всё должно быть ещё хуже, так что лучше я не буду пока туда заглядывать.

Я был удивлен, поскольку не было слышно музыки, ответ был прост: Тэцуро уснул на диване в гостиной. Наслаждается же он жизнью.

После ванны перед сном, я сидел на кровати в своей комнате и смотрел на мобильник. Долгое время я мучился, что мне делать.

Я уже знал телефон Мафую, это означало — я могу позвонить ей в любое время.

Раз так, может стоит набрать её сейчас?

Я хотел поговорить с ней о многих вещах, таких как: восстановилась ли она после анемии и многом другом. Я не рассказал ей о новой песне, и…

Не прошло и мгновения, как я уже нажал на кнопку вызова.

Я поднес динамик к уху и слушал гудки некоторое время. Только я собирался положить трубку, как неожиданно услышал «бип». Затем до меня донесся слабый звук дыхания.

— Да?

Голос Мафую звучал глухо, будто он шёл со дна бассейна. Даже лай собак звучал гораздо яснее, чем её голос, несмотря на то, что они были гораздо дальше от микрофона. Сцена с Мафую, кинувшей телефон на пол и уткнувшейся лицом в подушку появилась у меня в голове.

— Эм… с твоим здоровьем всё хорошо?

— Я в порядке.

Какой холодный ответ.

— Правда?.. Но ты даже не попробовала бэнто.

— Я немного покушала в обед.

— Твой отец… в Бостоне?

— Да. Он не скоро приедет.

Я не знал, что мне сказать дальше. Тишина с фоновым шумом продолжалась некоторое время. Я даже слышал выхлоп машины около её дома. Что за невероятное качество динамиков у её телефона? Почему-то молчание стало ещё тяжелее.

— Эй…

— Эм…

Наши голоса перебили друг друга. Затем снова настала ситуация, когда мы не могли произнести и слова. Какого чёрта я здесь творю? Соберись! Разве я уже не был к этому готов? Нам катастрофически не хватает общения друг с другом.

— Насчет вчерашнего...

Я наконец сказал это.

— Это о том, что случилось вчера ночью. Я должен нормально поговорить с тобой. О словах, сказанных сэмпай.

На другой стороне телефона дыхание Мафую слегка изменилось.

— Ты всё слышала, так? С какого момента ты начала слушать?

Если Мафую не ответит, тогда мне не будет смысла продолжать. Я уставился на рюкзак на полу и ждал.

— Кёко… — ответила Мафую хриплым голосом. — Она сказала, что положила на тебя глаз с самого начала. Что она имеет в виду? Я не совсем поняла.

— Это потому что…

Я потёр глаза и немного подумал. Разве это важно? Я не понимаю. В любом случае, я начал объяснять ей с самого начала — о том, как я иногда пишу критику вместо Тэцуро, и как Какуразака-сэмпай только по ним обнаружила, что что-то не так, и наконец, как она обнаружила, что это я написал эти статьи.

— Так Кёко действительно заметила это, — сказала Мафую после того, как я всё разъяснил. — Если бы это была я… Я бы точно не заметила.

Не заметить — нормально. Это она странная.

— О чем ты говоришь? Это она…

— Ты всегда был под прицелом у Кёко, да? Потом она затащила меня в группу, чтобы ты тоже присоединился.

— Это не так! — тембр моего голоса немного повысился. — Сэмпай всегда обращала на тебя внимание. Она планировала заполучить тебя в группу с самого начала. Я не вру. Я слышал это сам: на школьной крыше одним дождливым днём в мае, она услышала звуки гитары во внутреннем дворике. Помнишь? Второй том ХТК [✱]Хорошо темперированный клавир, ты пропустила фуги и играла только прелюдии. Тогда в первый раз сэмпай заметила тебя, и с тех пор…

— Я знаю.

Мафую неожиданно прервала мои пылкие объяснения.

— Я знаю что Кёко… действительно любит меня. Потому что она не врёт, такой она человек.

— М-м-м. Вот почему…

— Но меня совершенно не заботят эти вещи.

— Почему?

— Извини. Это не вина Кёко и не твоя вина тоже. Просто я… не знаю, что мне делать.

Я тоже не знаю, что мне делать.

— Я… никогда не задумывалась о том, чтобы вступить в группу, и я ничего не знаю о роке. Хотя Чиаки сказала, что даже так всё будет нормально, но… но я всё ещё…

Звуки всхлипов?

— Как ожидалось, так не получится. Я поняла это после вчерашней ночи. Это потому… что группа не имеет для меня никакого значения, если тебя нет рядом. Так же, как и то, что моё существование ничего не значит для группы…

— Я не покину группу. О чём ты говоришь?

Вещи, которые сэмпай сказала мне ранее, неожиданно снова появились у меня в голове — люди легко, очень легко, просто исчезают в один день и никогда не возвращаются.

— Дело не в этом…

Голос Мафую дрожал.

— Потому что… у тебя всё ещё есть Кёко, так? Даже… Даже если я не рядом…

Последние части её предложения как будто были поглощены тьмой. И последняя часть этого предложения наконец-то пронзила моё сердце.

— Прости...

После того, как она повесила трубку, я всё ещё мог слышать её голос в ушах. Это как если бы я мог почувствовать её шелковистые, гладкие длинные каштановые волосы просто немного двинув плечом.

У меня всё ещё есть сэмпай… что это значит? Что именно она имеет в виду?

«Даже если бы меня не было рядом…» — вот что она сказала. Так вот в чём кроется проблема.

Я понятия не имел, как она пришла к таким выводам. Однако я, наконец, понял ситуацию, в которой оказалась Мафую, и я знал, в каком месте она заперлась.

И также… это гораздо больше, чем просто недостаток словесного общения между нами.

Но если так… чего же нам не хватает? И что мне теперь делать?