Том 4    
Глава 2. Пальцы; Джефф Бек; парк развлечений

Глава 2. Пальцы; Джефф Бек; парк развлечений

— Итак, как твои успехи с Мафую?

Юри повысил голос, чтобы его было слышно среди гула наводненного людьми лайв-кафе. Тут было довольно шумно, несмотря на перерыв — жаркие споры аудитории и калибровка стереосистем были главными источниками громких звуков.

— Много чего случилось во время концерта на школьном фестивале, не так ли?

Напротив меня сидела молодая голубоглазая девушка со светлыми волосами… или нет — в действительности это был юноша-скрипач. Он наклонился ко мне, приблизив лицо. Водолазка в паре с соответствующим коротким плащом, плюс джинсовые шорты и чулки выше колена. М-м-м, этот наряд безупречно смотрелся на парне… нет, погодите, наоборот, верно? Я приложил руку ко лбу и вздохнул. Затем спросил:

— Послушай, что ты тут делаешь, Юри?

Вечером намечалось действительно интересное выступление, поэтому я сам по себе отправился в «Яркий». И затем столкнулся здесь с этим парнем.

— Разве ты не занят записями и репетициями? Твой концерт уже скоро.

— Тебе неприятно меня видеть?

Прекрати сильно сжимать мои руки и смотреть на меня слезящимися глазами, задавая подобные вопросы, хорошо? Такие действия чересчур привлекают внимание. Черт, нас могут неправильно понять.

— С-с чего бы? Я действительно рад тебя видеть.

Лицо Юри вмиг просияло.

— Слава богу, я тоже сильно хотел увидеться с тобой. Томо писал, что тут будет твой излюбленный концерт, поэтому высок шанс, что ты появишься.

Диджей Томо? С каких пор между ними хорошие отношения?

— Это ты во всем виноват. Не звонишь мне, потому что твои дела с Мафую идут в гору?

— Н-нет, э-э?

Многое ли ему известно?

— Я слышал много чего от Мафую, но не расскажу, что именно.

Ах да, паренек будет выпускать свой следующий альбом совместно с Мафую, поэтому вполне возможно, что он проводит с ней больше времени, чем я. Хотя это неожиданно, что Мафую и о таком рассказывает Юри.

— Нельзя сказать, что все идет как по маслу.

— Но ведь вы уже признались друг другу, разве нет?

— Не-ет!

Друг другу?

— Ты никогда не спрашивал Мафую о её чувствах?

— М-м-м…

Юри надолго замолк.

Но все действительно так и было.

Я соприкоснулся с сердцем Мафую на краткий миг во время школьного фестиваля. У меня было ощущение, что она остается со мной по той же причине, что и я, но это все, что там случилось. Мы двух слов связать не можем, когда встречаемся лицом к лицу.

— Слушай, Наоми. Я очень надеюсь, что ты сможешь понять, как мне больно, когда я слушаю, с какой радостью Мафую рассказывает о тебе.

— Хм-м?

С радостью? Мафую?

— Я украду её у тебя, если ты не наберешься смелости в ближайшее время, понял?

Юри уперся локтями на стол и приблизил лицо еще ближе. Мои мысли спутались, когда он заявил такое своим крошечным ртом на таком близком расстоянии от меня, поэтому я невольно отвернулся.

Даже если ты просишь меня набраться смелости… (кстати, что он имеет в виду?) Я знать не знаю, какой ответ даст Мафую, поэтому не могу осмелиться озвучить вопрос.

Юри вдруг растянулся на столе и начал болтать ногами. Он выглядел разочарованным.

— …Что с тобой?

— Я при смерти, и все благодаря твоей нерешительности.

Значит, моей нерешительностью можно кого-то убить… это что-то новенькое. Только я подумал об этом, Юри внезапно выпрямился и положил руки мне на плечи.

— Вообще-то всё просто. Всё, что тебе нужно, это сделать вот так.

Че-чего?

— Я люблю тебя. Я хочу всего тебя, Наоми.

— Кто, черт подери, сможет сказать такое? Я не француз!

Постойте, он сейчас сказал «Наоми»? Он нигде не ошибся?

— Большинство японцев смелее тебя!

— Что вы тут делаете? — раздался внезапный голос позади нас.

Я повернулся и увидел широкий силуэт с зеленой бейсболкой на голове и поношенной кожаной курткой на плечах. Это был диджей Томо.

— Не ожидал встретить вас тут. Вы хорошо смотритесь вдвоем.

Еще большее удивление вызвал человек, появившийся следом за Томо. Парень со свирепым выражением лица и длинными волосами, прикрытыми банданой — гитарист Фурукава Тайсэй. Оба были друзьями Кагуразаки и завсегдатаями «Яркого». Так они тоже знакомы — до чего тесен мир.

— Томо! — Юри спрыгнул с сидения и обнял смуглого диджея. — Спасибо за билет!

— Нет проблем, не буду просить ничего взамен. Ну, разве что провести ночь с тобой.

— Так ты тоже тут, — произнес Фурукава, усевшись рядом со мной и зажав гитару, снятую со спины, между коленями.

— Ты выступаешь позже, Фурукава? — спросил я неуверенно. Он ведь не просто послушать пришел, верно? В действительности мы с ним не очень хорошо ладим. Слушать концерт рядом с ним? Нет уж, избавьте меня от этого.

— Меня попросили поддержать выступающих в шесть.

Я издал вздох облегчения, когда услышал ответ Фурукавы.

— Тайсэй, ты тоже знаком с Нао? — спросил Томо, сев рядом с Юри.

— Я уже говорил, не так ли? Я выступал совместно с группой Кёко, — как обычно вспыльчиво пояснил Фурукава. — Что за девка? Новый басист взамен тебя?

Юри склонил голову набок в ответ, когда Фурукава указал на него. Фурукава просил меня покинуть место басиста Feketerigó при любой нашей встрече.

— Эта девчонка с виду играет лучше тебя, и куда более привлекательна.

— Я выгляжу как басист? — глаза Юри сверкнули.

— Видно по пальцам. Ты, должно быть, играешь на басухе или гитаре, ага?

«Невероятно. Он догадался, лишь взглянув на пальцы. Но он не распознал настоящий пол Юри, верно? Вот дурак», — мысленно парировал я, и внутри меня проросло маленькое чувство превосходства.

— Занять место Наоми? Какая хорошая идея. Мне такое в голову не приходило.

— Нет-нет-нет, о чем ты говоришь?

Ты ведь и без того будешь занят, не так ли?

— Если ты выйдешь из состава и передашь ей своё место, я представлю вас, ребята, одному продюсеру, — сказал Фурукава.

Эй, Юри, почему у тебя на лице такое ликование?

— Эм-м, Фурукава, ты все не так понял. Эта персона — мастер игры на скрипке, они с детства знакомы с Мафую.

— На гитаре я тоже умею играть! И смогу освоиться с басовой тоже, если захочу.

Не перебивай, Юри! Получится еще большая путаница!

— И, так как Мафую училась играть на гитаре под моим руководством, наше звучание должно сочетаться очень хорошо.

Фурукава нахмурился.

— Ты? Учитель той девчонки?

Юри слабо кивнул, сжавшись от страха на своем стуле. Что не так, Фурукава? Такой вид кого угодно напугает.

— Кто учил играть тебя?

— Никто… Эм-м, я самоучка, приходилось заниматься по видеозаписям Джеффа Бека и других.

— Тебе и той девчонке лучше переучиться правильно работать кистью, — сказал Фурукава, приставив кончик пальца к носу Юри. Тот потерял дар речи от шока. Томо и я перебили Фурукаву одновременно:

— Э-эй, Тайсэй, что стряслось?

— Что не так с техникой игры Мафую?

— Я вроде говорил об этом раньше, — Фурукава стрельнул свирепым взглядом в меня. — У неё нет будущего с таким стилем игры. Она слишком сильно напрягает запястья.

Теперь я вспомнил — он уже говорил что-то на эту тему по окончании нашего летнего концерта.

— Что ты и-имеешь в виду под «слишком сильно напрягает запястья»? — я уперся локтями в стол и вытянулся над ним, сам того не заметив. Мафую уже может двигать правой рукой, но я все еще волновался.

— Она перенапрягает запястья при игре на высоких скоростях, чтобы компенсировать слабость пальцев. Удивительно, что при этом она сумела выдержать всё выступление.

— Э? А, нет, но её пальцы теперь двигаются.

— О? — Фурукава поднял брови. — Тогда это не мое дело… я выходил из себя, когда видел эту бездарщину. Тебе стоит отточить собственные навыки, прежде чем учить других, усек? — его устрашающий взгляд соскользнул с меня на Юри. Тот вздрогнул и от ужаса вцепился в мою руку.

— Тогда почему бы тебе не поучить Юри? — пошутил Томо.

— Я похож на того, у которого есть для этого время?!

— Юри, ты ведь не состоишь ни в какой группе, верно? Что насчет совместного выступления? Мы с Тайсэем собираем коллектив для нашего следующего концерта, тебе интересно будет присоединиться к нам на сцене? Ты сможешь попросить Тайсэя поучить тебя в студии.

— Эй, Томо, не решай за других, идя на поводу у своих желаний! — Фурукава одарил Томо крепким пинком под столом.

— Но этот человек весьма искусен с гитарой. Тайсэй, ты сможешь дать пару уроков в студии, в то время как я дам пару уроков в постели.

Я тоже отвесил Томо пинок.

— Когда следующий концерт?

Эй, Юри! Тебе не стоит идти у них на поводу!

— Двадцать четвертого числа следующего месяца. Мероприятие будет называться «Снежная лавина». И, так как это будет канун Рождества, мы собираемся организовать его в просторном помещении, способном вместить пять сотен человек.

— Рождество, гм… — Юри сдвинул брови. — Наверняка меня пригласят на какую-нибудь вечеринку, но я не пойду, так как там будет скучно.

— Концерт начнется в полдень. К ночи мы останемся одни. Знаешь, это отличная возможность для интима и прочего.

— М-м-м, понятно. Но я не думаю, что у меня найдется для этого время. Извините.

— Разумеется! Не принимай его слова за чистую монету, — отрезал Фурукава.

— Какая жалость. Я нашел песню, которая даже Юри заставит воспылать. Это рождественская композиция французского композитора. Эм-м, подзабыл его имя. Он-хон…

— Онеггер? — выпалил я одновременно с Юри. Мы повернули головы посмотреть друг на друга.

— Да, он.

Рождественская песня. Тогда это «Рождественская кантата», его последняя крупная работа. Это очень драматичное сочинение, но не слишком известное в Японии. Я удивлен, что он её раскопал. Ноги Юри заерзали под столом.

— Вау! Я хочу послушать!

Онеггер, должно быть, довольно известный композитор за пределами Японии, так как его музыка появляется во многих фильмах. Похоже, что Томо зацепила классическая музыка после того случая, когда я попросил его помочь мне обработать фортепианный и скрипичный концерты. Исполнение композиции Онеггера в Рождество в лайв-кафе… Теперь и я загорелся этой идеей.

— Так ты тоже знаком с Онеггером, Наоми? Впечатляет. Мне было очень грустно от того, что Мафую ни разу не упомянула о нем. Я думал, он не слишком известен в Японии.

— Тут уж ничего не поделаешь. Интересы Мафую принадлежат работам из восточной области Германии.

Но это правда, что Онеггер не слишком хорошо известен в Японии.

— Разве не замечательно? Мне и в голову не могло прийти, что доведется послушать Онеггера здесь вживую. Мне по правде интересно будет послушать итоговую аранжировку.

— Ничего, если ты придешь как слушатель, да? Я достану тебе билет.

— Угу. Попытаюсь освободить график…

«Юри — настоящий счастливчик», — подумал я про себя с завистью.

Сходить на музыкальный концерт в канун Рождества.

Разве это не превосходная идея?

Нет, погодите. Не будет ли это слишком прямолинейно? Мои намерения станут всем известны. Но стоп, это ведь нормально? Я имею в виду, это то, что я намеревался сделать все это время, не так ли? Чего же тогда теперь бояться?

Не обращая внимания на шум в лайв-кафе, я погрузился в глубокие раздумья. Я вернулся в чувство, лишь когда кто-то похлопал меня по щекам.

— Наоми? Что случилось?

Пока я отвлекся, Юри переместился ближе, его рука и милое личико появилось перед моими глазами. Я чуть не опрокинулся, едва удержавшись на стуле. Э? Странно. Куда пропал Фурукава?

— Тайсэй готовится выйти на сцену, так что он ушел, — у Томо на лице было написано раздражение. — Мне тоже пора перетащить инструменты, так что можете наслаждаться обществом друг друга.

— А-а, погоди секунду, Томо.

Я соскочил со стула и подбежал к высокому и смуглому диджею. Бейсбольная кепка развернулась в мою сторону.

— Насчет рождественского концерта. Вы уже продаете билеты? Я бы хотел взять два.

Томо кивнул.

— Продаем. Ты собираешься пойти с Юри? Тебе за свой билет придется заплатить.

— Ну, все не совсем так.

Я почувствовал взгляд Юри на своем лице, когда был готов выпалить о своих намерениях, и от этого заволновался.

— Я заплачу за два билета. Я не с Юри, а с кое-кем еще.

— А-а, ясно. Другая девушка? Ты настоящий сердцеед.

— Я тоже так думаю. Наоми стоит попрактиковать воздержание.

— Юри, ты не найдешь счастья с таким никчемным парнем, как он. Тебе стоит найти кого-нибудь получше.

— Ты знаешь, встречи подобны авариям на дороге. Ничего не поделаешь, мне некого винить, кроме самого себя, что столкнулся с таким болваном, как Наоми.

Все, что я хотел, это купить два билета, так почему они говорят обо мне такое? Обидно до слез.

— Кого ты пригласишь?.. Мафую? — прошептал мне в ухо Юри. Я не смог заставить себя посмотреть ему в глаза, поэтому перевел взгляд на сцену и кивнул. Я приподнесу ей запись Онеггера как подарок ко дню рождения — думаю, я смогу отыскать одну в коллекции Тэцуро. В этом случае у меня появится предлог пригласить её на рождественскую вечеринку. Хотя я не уверен, согласится ли она.

Затем Юри больно наступил мне на ногу.

— Какого черта ты творишь?!

— Зачем нужно было так откровенничать прямо передо мной? Ты должен был учесть мои чувства тоже!

— Ты же сам хотел, чтобы я решился как можно скорее… оу-у, больно!

Он не шутя вонзил свой каблук в мою ногу!

— Я так сказал, да! — Юри впал в истерику словно ребенок. — Но я никак не ожидал, что ты заполучишь пару билетов на концерт в канун Рождества! Это так на тебя не похоже!

— Ну уж извини! К тому же, я не уверен, что она пойдет туда со мной…

— Да как она сможет тебе отказать?!

— Ра-разве?

— Концерт закончится в пять, значит, вы пойдете на свидание после него? Ты планируешь наведаться в Диснейленд? Черт побери, какая из девчонок? Это ведь не Кёко, верно? — спросил Томо.

— Если это я, то мне неинтересен Диснейленд. Вместо этого я бы направилась прямиком в отель, — произнесла Кагуразака-сэмпай.

Погодите секундочку. Э-э-э?

Высокий силуэт внезапно появился из-за гигантской фигуры Томо. На ней была мини-юбка, несмотря на конец ноября (правда, из кашемира), которая открывала шикарный вид на изгибы её ног. Между вязаным жакетом и мини-юбкой проглядывал пупок. Кагуразака-сэмпай сегодня не стала заплетать волосы в косу. Напротив, она распустила их и позволила свободно ниспадать вдоль спины — это придавало ей еще более зрелый вид.

— Сэм…пай? Что ты здесь делаешь?

— Что делаю? Я пришла на концерт по случаю выступления Тайсэя и Томо. Вот так совпадение. Я бы и тебя пригласила, если бы знала, что ты тоже собираешься. Только вот…

Кагуразака-сэмпай приблизилась ко мне и подцепила за руку со сладострастной улыбкой на лице. Я не мог сбежать, несмотря на то потрясение, что я испытывал.

— Это совпадение сильнее подчеркивает невидимую связь между нами. Я по настоящему счастлива.

— Э? Ха-а, нет, постой.

Мой разум был в замешательстве. Я не мог даже отстранить руку сэмпай, которой она нежно гладила мой подбородок.

— Ты мог бы сказать мне вчера, что придешь. Я помогла бы тебе добраться сюда.

— Машина Томо заполнена музыкальными инструментами, не так ли? Меня не радует перспектива быть зажатым между сэмплером и микшером, пока мы будем мчать по безмятежному шоссе.

— Не волнуйся, я недавно вычистил багажник, так что я смог освободить место рядом с водителем для Кёко.

— И когда Томо проезжает мимо отеля, он всегда спрашивает что-то вроде: «Что предпочтешь? Остановиться на пару часов или всю ночь?» — и в таком духе. Это сексуальное домогательство, знаешь? Я уже решила, что буду сидеть лишь рядом с тем, кого я люблю.

Сэмпай крепко обняла мою руку, пока продолжался их сумасшедший разговор.

— Гм, но парнишка только что обмолвился, что проведет Рождество с другой девушкой…

— Ох, верно. Я надеюсь, ты меня просветишь, — сэмпай положила свои руки мне на плечи и развернула к себе.

— Эм-м, ну…

Что она хочет знать? Сэмпай обожгла меня своим страстным взглядом слегка увлажненных глаз. У меня не было выбора, кроме как озираться в поисках помощи.

— …Наоми настоящий сердцеед, — пробормотал Юри, прячась вплотную за мной.

Что за черт? Почему ты тоже говоришь такое?

Затем тяжесть на моих плечах от рук сэмпай внезапно исчезла.

Сэмпай вытянула шею, её глаза широко распахнулись, когда её взгляд переместился с моих плеч мне за спину. Судя по всему, сэмпай до этого не замечала присутствие Юри, в основном из-за шума в лайв-кафе, а также из-за невысокого роста юноши.

— Жюльен Флобер?

Имя сорвалось с губ сэмпай. Меня полностью подавила её аура, поэтому я подался в сторону. Встретившись глазами с сэмпай, Юри растерянно кивнул.

Шаг, за ним второй. Сэмпай приближалась к Юри. Я думал, она хочет пожать ему руку, но никак не ожидал, что она обхватит ладонями его маленькое личико. «Эй!» — возмутился я мысленно, но промолчал. Всё потому, что их охватила какая-то необычного цвета дымка. И шум вокруг мгновенно стих.

— Есть одна поговорка: «Что было дважды, будет и в третий». Я слышала её от франкоговорящих. Это правда французская поговорка?

Я смог расслышать её очень отчетливо, хотя шептала она очень нежно. Что на неё нашло?

Лицо Юри залилось краской, когда он моргнул в ответ.

— Jamais deux sans trois,[✱]Бог любит троицу; дословно: два не бывает без трех.— ответил он мягко по-французски.

— М-м-м. Какой-то год назад я полагала, что не увлекусь больше никаким парнем за всю оставшуюся жизнь. Не думала, что второй вот так просто появится предо мной.

Непонятно зачем сэмпай ненадолго переместила свой взгляд на меня, пока говорила, но быстро вернула на Юри.

— И я совсем не ожидала, что третий появится так скоро.

— Ха? — Юри заморгал своими большими блестящими глазами. — Я не совсем понимаю, о чем ты. Я не слишком хорошо владею японским.

— Подразумевалось, что это мое признание в любви.

Сам того не осознавая, я оттащил сэмпай за воротник.

— О чем ты думаешь, выкидывая подобное при самой первой встрече?

— Нация противника сильна, плюс наша нация слаба, если сравнить цифры. Как представитель Японии, я думаю, мне лучше выложиться с самого начала.

— Что это должно значить? И пожалуйста, не объявляй себя нашим представителем! Ты станешь позором Японии, так что прекрати!

— Эм-м, но у меня уже есть двое в сердце, — произнес Юри.

— Это ничего. У меня трое, хотя только что добавился четвертый, — сказала сэмпай, прочесав пальцами светлые шелковистые волосы Юри

— Разве это не делает тебя бесчестной, если количество продолжает расти?

— Я не по прихоти их добавляю. Я буду нечестна с собой, если не признаю, что ты меня привлекаешь. А такой человек никогда не будет честен с другими.

Вы так легко разговорились? Просто невероятно. Я был не в состоянии продолжать спектакль, поэтому повертел головой в поисках помощи Томо, но смуглый диджей уже неведомым образом испарился. Я с беспокойством огляделся и заметил его на сцене, в момент когда он размахивал бейсболкой в темноте и скандировал: «Изо всех сил!» Вот ублюдок, он скрылся и оставил меня одного!

— Я думаю, лучше тебе сейчас направить половину своей бушующей энергии на Наоми.

Юри сверкнул озорной улыбкой, находясь в объятиях сэмпай.

— Ты прав, я согласна. Молодой человек… э…

— Что?

— Я передам тебе половину своей бушующей энергии.

Почему я могу лишь стоять, отвесив челюсть? Я не смог бы ничего возразить, даже если бы заранее знал об этом. Почти целый год прошел после знакомства с сэмпай, и я уже выучил многие её выходки. Полагаясь теперь на весь накопленный опыт, я схватил Юри за плечи и оттащил его от сэмпай.

— Ты ревнуешь, Наоми?

— Не начинай молоть чушь заодно с ней!

— Это мы должны ревновать, не так ли? — прошептала сэмпай, прижавшись к спине Юри

— Это верно. Это значит, мы враги.

Как им удается поддерживать нормальную беседу? Я их действительно не понимаю. Эти двое могут продолжать до бесконечности. Когда Юри повернулся, чтобы еще раз встретиться взглядом с сэмпай, огни в лайв-кафе неожиданно потухли. Остались лишь голубовато-белые точки от дискотечного шара, перебегающие по толпе.

Я даже не успел понять, а мои ноги уже пропитались глубоким и тяжелым диссонансом, порожденным синтезаторными струнными, и его уровень поднимался все выше и выше. Мои руки, грудь, шея — все тело поглотили колебания струн, царящие во тьме лайв-кафе. Лазерные лучи замелькали на сцене и толпа пришла в неистовство. Силуэты гитариста и певца проявились во тьме, словно тени грозовых туч. Но, несмотря на вопли и бешеный барабанный бой, я смог отчетливо разобрать слова, которые сказал Юри сэмпай:

— Враг мой, могу я узнать твое имя?

А также её ответ:

— Кагуразака Кёко. Революционер любви.