Глава 11: Сегава под высоким напряжением


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии

Глава 11: Сегава под высоким напряжением

Дело во влажности. Пусть было не так уж и холодно, но изо рта выходил пар.

На пути из школы. Рядом шла Сегава, она принюхалась и сказала: «Запах дождя». И тут зарядил сильный дождь.

— Ну у тебя и нюх, — сказал я, следуя за убегавшей к беседке Сегавой.

Я посмотрел на небо. Днём было ясно, а сейчас на небе были тучи. И довольно мрачные. Дождь только усиливался.

Мы оказались в парке, неподалёку от наших домов. Вот только парк был большим, и домой отсюда нам добираться пешком минут десять. Потому оставалось лишь ждать, пока дождь ослабнет.

— Сегава, ты зонтик не взяла? — я обернулся и спросил у Сегавы, сидевшей на L-образной скамейке.

— Не взяла, — сказала она.

— Необычно.

— Должно быть впервые в жизни.

— Что?

— То, что пошёл дождь, а я без зонтика.

— Быть не может, — вытаращился я.

Хотя если подумать, я никогда не видел, чтобы шёл дождь, а Сегава была без зонтика.

Точно от холода, девушка стала укутывать лицо в шарф.

— Ужасный просчёт. Сегодня не прёт.

— Прикольная рифма получилась.

— Должно быть самый серьёзный за всю жизнь.

— Ты перегибаешь.

Стоять смысла не было, потому я присел рядом с Сегавой.

Она продолжала кутаться в шарф.

— У, холодрыга.

— Плохо ты холод переносишь. А я думал, и тут справишься.

Она уставилась на меня:

— Не придумывай глупости.

— А, сегодня же школьное собрание было, так что у меня при себе и пиджак. И парка[✱]Длинная тёплая куртка, как правило с капюшоном..

Сейчас я был в школьной куртке и брюках. Под курткой был кардиган и рубашка.

— Одолжить? — спросил я.

— Давай.

Я открыл сумку и достал пиджак и парку.

Из них Сегава выбрала пиджак.

Взяв его, она сказала «спасибо», и продела руки в рукава. Застегнула пуговицы одну за другой.

— Не люблю зиму, — одевшись, сказала девушка, убрав руки в карманы.

— А я люблю, — ответил я.

— Лето куда лучше.

— Не люблю жуков.

— Ну да, жуки же. Но летом можно вот так посидеть и поболтать, а зимой для этого слишком холодно. Не люблю я этот сезон.

— В таких случаях ходить надо.

— Ходить тоже холодно.

— Будешь ходить, и тело разогреется.

— Это не так.

— ...

— ...

— Дождь не прекращается, — сказал я, глядя в небо.

— Да.

— ...

— ...

Сегава повернулась ко мне:

— Слушай.

— Что? — спросил я.

— У тебя ведь парка есть. Может её дашь. А не пиджак.

— Одна страница, — сказал я.

— А? — Сегава уставилась на меня.

— Пока не перешли к этой шутке, используй одну страницу на ощущения. Слишком резкий переход, надо было сообщить, что холодно.

— Какое-то странное обозначение со страницей, — сказала Сегава.

— И ты так спокойно школьный пиджак надела. Я и подумал, что ты из любителей пиджаков.

— Давай парку.

— Не похоже на слова просящего, — сказал я и отдал ей парку.

Сегава сняла пиджак, сложила его и отдала мне. А потом надела поверх своей одежды парку. После чего коснулась носом рукава и понюхала.

— Ува, пахнет Азумой, — сказала она.

— А? — я нахмурился.

— Ува, пахнет Азумой.

— Ты кто?

— Ува, пахнет Азумой.

— Спикер заело?

Сегава сдерживала смех. «Спикер», — сказала она и прыснула.

— Сама пошутила, сама посмеялась. И для кого такое обхождение?

— Специальное обхождение для Азумы.

— Прекращай тогда.

— Да.

— Что за «да»? Сегодня у нас раз в сезоне Сегава под высоким напряжением? Винтики в голове расшатались?

— Ты рад этому?

— Скорее опечален.

— Жестоко.

— Жесток тут только твой невинный образ, — нахмурился я. — Что это за манера?

— Это? Я вот подумала, ты часто вот так тыкаешь во время наших разговоров. Со стороны может показаться мы о глупостях говорим.

— Ну тогда теперь это под запретом.

— Хорошо, — кивнула Сегава. — Я тут подумала, об этом.

Я нахмурился и трижды кивнул.

— Я тут подумала, об этом, — сказала Сегава.

Я нахмурился и трижды кивнул.

— Я тут подумала, об этом, — сказала Сегава.

Нехотя я спросил:

— Чего?

— Когда я возбуждена, ты, наоборот, в уныние впадаешь.

— Потому что это обескураживает.

— Скучный ты, Титян, — она стукнула меня по плечу.

Я схватился за голову:

— Хватит уже!

— Ну чего? Подумаешь, — уголки её губ приподнялись.

— Как же всё это печально.

— Жестоко. Я тут одна веселюсь. Так ведь не честно.

— Ничего нечестного. Я вообще не просил об этом.

— Давай и тебе настроение поднимем.

— Тут вообще всё взорвётся, если и я как заведённый буду.

— Не взорвётся.

— Ещё как.

И тут я посмотрел на опору беседки. Там стояла похоже забытая кем-то пластиковая бита.

Я встал, подошёл к ней, поднял и стал рассматривать.

— Бита, — сказала Сегава.

— Ага, — кивнул я и вернулся к скамейке. — Вот, — я отдал я её девушке.

Она молча взяла.

Я снова сел рядом с Сегавой и посмотрел на небо. Дождь стал только сильнее. Долго он ещё идти будет?

Пока мы молчали, было слышно, как капли барабанят по крыше беседки.

— А? — удивилась, державшая в руках биту, Сегава. — Что за «вот»? Что ты от меня хотел, когда отдал мне биту?

— Раз ты так возбуждена, подражай Итиро[✱]Судзуки Итиро. Очередной японский бейсболист, который играл за американские команды и даже является мировым рекордсменом., — сказал я.

— А, понятно, — сказала Сегава, после чего уставилась на биту. Насмотревшись, она положила её на скамейку и убрала руки в карманы парки.

Я не понял:

— Не будешь подражать?

— Нет, ты возлагаешь на меня слишком большие надежды. У меня живот разболелся.

— Такое сильное давление?

— Да и не смогу я Итиро подражать. Слишком неловко.

— Тут ведь только я, ну давай.

— Даже если плохо получится?

— Пусть даже так. Я уже за попытку рукоплескать готов.

— Правда?

— Ещё как правда.

— Тогда попробую.

Сегава размяла плечи, взяла биту и встала передо мной.

Сидя на скамейке, я откинулся спиной на стенку и посмотрел на Сегаву.

— А, кстати, у меня сегодня поясница на физкультуре разболелась, — сказала Сегава. — Правда к делу это не относится.

Я скрестил руки, закрыл глаза и трижды кивнул.

— А, кстати, сегодня было довольно жарко, — сказала Сегава. — Правда к делу это не относится.

Озадаченно склонив голову, я трижды кивнул.

— А, кстати, я вспомнила, что особо не поела сегодня. Так что у меня в животе пусто, — сказала Сегава. — Правда к делу это не относится.

— Давай живее! — сказал я. — Я тебя не про махинации со страховкой спрашиваю. Оправдываешься прямо как те, кто ради страховки убивают и говорят, что они этого не планировали.

— Они правда так говорят?

— Лучше не копай, где не следует.

— ...

— ...

— Ну ладно. Так и быть, сделаю. Всё же не хотелось. Но ладно, возьму и сделаю.

— Давай. Прямо как Итиро.

Сегава глубоко вдохнула, а потом как...

Встала в позу для банта.

Я покачал головой, почесал бровь и отвёл взгляд в сторону.

— ...

— ...

Сегава прекратила и вернулась на скамейку.

— Почему бант? — спросил я. — Почему из всех умений Итиро?

— А, ну так это, — Сегава повернула головой, а потом опустила взгляд. — Я не особо смотрю профессиональный бейсбол и мало разбираюсь в игроках. Вот попросил ты повторить за кем-то, а я только бант изобразить и могу.

— А, понятно, — я кивнул и взял у Сегавы биту. — Тогда я покажу Итиро. А потом ты повторишь.

— А, так у меня получится.

— Прости. Я был не особо внимателен.

За спиной шёл сильный дождь, а я стоял перед Сегавой.

— Смотри внимательно, — сказал я, размял шею, а потом как...

Встал в позу для банта.

Сегава покачала головой, а потом пять раз кивнула.

Я прекратил и молча вернулся на скамейку.

— ...

— ...

— Почему бант? — спросила Сегава.

— Ну... — я озадаченно склонил голову.

— Бант я сделала.

— Ну...

— Подумал, что это круто будет?

— Это...

— Вот только это плагиат.

— Просто знаешь...

— Тебе ведь есть, что мне сказать?

— Это...

— Да.

— А?

— Эй.

— Ну.

— Давай.

— Что?

— Ну же.

— Стой.

— Не скажешь, значит, — сказала Сегава.

— Погоди ты, — я уставился на неё. — Я так виноват? Будешь так давить, я расплачусь.

— Прости. Погорячилась.

— Просто ведь биту подержать надо было, — сказал я.

— Ага.

— И вообще я тоже.

Я начал говорить, но атмосфера была слишком странная, потому я прыснул.

— А? — Сегава посмотрела на меня.

Я гоготал и сквозь зубы выплюнул слова.

— Я тоже особо не смотрю профессиональный бейсбол и об игроках почти ничего не знаю.

— А, — сказала Сегава. — Ты тоже не знал, что делать надо.

— Прости.

— Ничего. Не бери в голову.

— Та у нас компания.

Из-за туч показалось солнце, дождь закончился.

Мы взяли наши вещи и покинули беседку.

— Безумие настоящее было, — сказала Сегава.

— А я предупреждал.

— Прости.