Том 2    
Глава 3.4 Крошечная семья


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
chikitormozeny
21.06.2020 11:12
Привет,я тебе 30р. на киви перевела,это,конечно,мало,но я просто очень хотела тебя поблагодарить,надеюсь ты не бросишь переводить ранобэ,спасибо тебе большое.
lastic
03.06.2020 21:12
Домо
chikitormozeny
03.06.2020 16:15
Благодарю за перевод,хороший том
laft31
03.06.2020 12:12
Спасибо за перевод
valvik
01.06.2020 12:52
Спасибо за перевод
valvik
23.05.2020 13:22
спасибо за перевод
lastic
22.05.2020 19:08
доооо
lastic
22.05.2020 19:08
хооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
ytrilda
21.05.2020 20:19
Я бы рад перевести полностью все 8 томов и побочки всякие, но найти бы анлейт... У третьего тома пока только одна глава, к сожалению. Хотя можно попытаться с японского переводить, но тогда мне нужна будет помощь (Ну либо я просто буду тратить на это гораздо больше времени)
laft31
20.05.2020 13:47
Я тоже верю!
chikitormozeny
20.05.2020 12:35
Да неужели?!Это не сон??? Я так ждала,чтобы эти томы перевели,везде искаа в интернете,а тут бац - и наткнулась на это.. На сайте РуРанобэ уже давно забросили переводить эту новеллу,надеюсь тут такого не будет.Спасибо вам огромное!!!
valvik
15.05.2020 10:07
Спасибо
valvik
09.05.2020 11:56
Спасибо за перевод))
laft31
07.05.2020 23:15
Лайк от души
Anon
07.05.2020 23:14
Большое спасибо за перевод! =)
ytrilda
04.05.2020 16:46
prosto4ek, в каком плане "будут ли упоминания"? Если просто хочешь увидеть его имя, то да, оно тут есть :) Ктолли тоже временами вспоминают (Хотя немного не так, их обычно вместе вспоминают, сразу двоих). Если хочешь увидеть, так скажем, "совершаемые им новые подвиги", ну или тип того, то увы. Пока тут только про девочек-лепреконов говорят, ну и об их новой жизни. Если я что-то не так понял, то, прошу, объясни конкретнее)
prosto4ek
04.05.2020 03:29
Благодарю за перевод)
Есть вопросик. Автор писал, что закончил историю про Виллема, но в конце так и не объяснилось как он смог вернуться (когда знакомый чёрный юноша пришёл к складу и Найглато начала плакать, он же просто сказал «я вернулся»), никто не знает, будут ли упоминания о нем в этой серии томов?

Глава 3.4 Крошечная семья

В последнее время машины, образующие Лайелл-Сити, пришли в плачевное состояние.

Их механические движения с каждым днем становились все более вялыми, некоторые участки уже полностью перестали функционировать. Следовательно, циркуляция пара и электрической энергии прекратилась, и были даже небольшие взрывы или случаи утечки.

Городской пейзаж Лайелла был построен из старых машин. Эти сложные, запутанно переплетенные механизмы работали вместе, как одно массивное устройство, которое вело себя почти как живое. Ни один человек не понимал всей его сложности, но они могли продолжать жить в городе со спокойной душой именно благодаря своей вере в машины, которые функционировали без перерыва с древних времен.

Это была непоколебимая вера, мало отличающаяся от того, как можно было бы рассматривать дождь, падающий с неба, или движение времен года. Они были способны организовать свою повседневную жизнь вокруг идеи, что такие вещи были и будут всегда. Так как большой город был слишком быстро сварен вместе пружинами и стальными пластинами, никто не мог понять всей истории. Но даже если они не смогут этого понять, то, по крайней мере, машины будут продолжать усердно и упорно работать.

Теперь эти предположения начали рушиться.

Вероятно, из-за того, что люди быстро покидали город, их не хватало для обслуживания машин, или такова была теория городского правительства.

Никто не мог понять весь город, но они могли, по крайней мере, понять размах близлежащих механизмов, и это был факт, что в свое время было большое количество людей, которые могли их починить. Город был в состоянии оставаться в добром здравии именно потому, что жители Лайелла провели так много дней, живя рядом с ним. И наоборот, когда горожане исчезали из города, он начинал терять не только отдельные машины, которые поддерживались ими, но и свою жизнеспособность в целом.

Только это и было основной версией в течение некоторого времени. Однако за последние несколько дней ситуация быстро ухудшилась. Ходили слухи, что сразу же исчезло огромное количество искусных механиков, но Феодор не знал, насколько правдиво это утверждение, да и не было никаких оснований его подтверждать.

По мере того как правительство Лайелла проводило свое расследование по всему городу, они ужесточали свою политику, систематически закрывая объекты. Энергоснабжение нескольких районов повышенного риска уже было отключено, и в эти же районы был введен полный запрет на доступ общественности. Но даже если бы правительство могло временно восстановить функции Лайелла, вложив в них огромные суммы денег, прежние жители не вернулись бы. Независимо от того, будет ли потрачено на это время или нет, результат будет тот же… Что, по-видимому, также является решением правительства.

Выслушав эту историю, Феодор счел ее удачным решением. Город все равно погибнет, и вскоре он исчезнет, столкнувшись с 39-м плавучим островом. Они, крылатые гвардейцы, сейчас находились в самом разгаре подготовки к тому, чтобы увеличить свою боевую мощь и попытаться предотвратить разрушение острова, но ситуация уже достигла своего абсолютного завершения.

Этот город, этот мир вот-вот погибнет.

Никто не мог отвести глаз от этих фактов.

***

— Входит четвертый офицер Феодор Джессман.

— Привет тебе.

В кабинете начальника отдела, куда он вошел, дождавшись разрешения, уже находился гость. Безымянная женщина с выцветшими золотыми волосами, сидящая в инвалидном кресле.

А это еще кто? На ней не было военной формы, и он не мог сравнить ее лицо ни с кем из 5-й дивизии. Я не помню, чтобы видел ее раньше в городе.

Пока он размышлял, его внимание привлекла женщина с невозмутимым видом. — Добрый день, — Просто сказала она, приветствуя его нежной улыбкой.

— Ох… — Огрызнулся Феодор, возвращаясь к реальности и поправляя очки. — Мое прощение. Я вижу, у вас еще один гость. Позвольте мне уйти и представить свой доклад в другое время.

— Э-эй, придержите лошадей! — Начальник дивизии заговорил, как обычно сонным голосом: — Этот отчет — это … Ах да, я вижу, решение по жалобе от мэрии. Оставьте его на столе, а я потом выброшу.

— …Не выбрасывайте его. Пожалуйста, разберитесь с этим должным образом, Первый офицер.

— Я не могу выносить все их нытье. Чего вы хотите от меня, Джессман? Они говорят армии, чтобы она составила список мусорных баков, которые упали из портового района, понимаете? А что дальше, послать кого-нибудь на поверхность, чтобы вскрыть Кроянс?

Конечно, никто не хочет этим заниматься. Однако… «Несмотря ни на что, это официальный запрос. Пожалуйста, делай свою работу и перестань ворчать.»

— Ах, это так раздражает… Я ненавижу иметь дело со всеми этими принципиальными людьми… Неважно. Давайте пока оставим это в стороне.

Глаза-бусинки первого офицера метнулись между Феодором и женщиной. — Итея, Вайти — это тот самый красавчик, о котором я тебе уже говорил.

— А?

— Ох? — Женщина снова повернулась к Феодору, и на ее лице появилась слегка удивленная улыбка. — Я все понимаю. Вы гораздо деликатнее, чем я думал. Мм, но тогда…? Да, это немного удивительно, но я вижу, как эти девушки полюбили вас.

— Э, нет, гм…

Она откровенно смотрела на него. Это был редкий опыт для него — быть привязанным таким образом к женщине, которая была (Возможно) старше его, и особенно когда это был человек без метки, который выглядел таким похожим. Его сердце колотилось само по себе. Он странно нервничал.

— Э-эти девушки, мэм? — Судя по ходу разговора, он вполне мог понять, о ком идет речь в этих словах. Вдобавок ко всему, он чувствовал, что на работе произошло глубокое недоразумение. — Может быть, вы … Родственник того же солдата Тиат и остальных?

— Да-да, все в одном флаконе! — Сказала она, и выражение ее лица и тон были странно детскими.

— А-а, тогда может быть … — Я уже слышал это раньше, помню имена жителей 68-го плавучего острова. Мы говорили о живущем там Тролле, который был им всем как старшая сестра. Ее звали — … Вы случайно не Мисс Найграт?

Женщина разразилась громким смехом, согнувшись пополам и схватившись за живот. Начальник отдела последовал ее примеру в обоих отношениях.

— …Наверное, я ошибся.

Они даже не могли отдышаться, чтобы ответить ему, но их реакции было достаточно.

— Хахахах… В некотором смысле это большая честь для меня, но извините. — Женщина вытерла слезы с глаз и махнула ему рукой. — Ну, я сейчас не очень важная персона, но вы… Да, вы действительно тот самый молодой человек, о котором ходят слухи, не так ли? Я думала о том, чтобы проверить вас, но это работает просто отлично.

Казалось, она хотела фамильярно хлопнуть его по спине, но ей не хватило роста, поэтому она ограничилась тем, что шлепнула его ладонью по локтю.

— О… — Феодор не совсем понимал, как ему следует реагировать.

— Послушайте, теперь, когда мы встретились, у меня есть к вам просьба. Послушайте ее, ОК?

— А? Ах, э-э… — Он умоляюще посмотрел на первого офицера. Армадо все еще катался со смеху, вероятно, даже не слушая его. Он такой никчемный! Ну, раз уж у меня нет выбора… Феодор выдавил из себя вежливый ответ. — Если это в пределах моих способностей.

— Да. — Слегка кивнула девушка. — …Что бы ни случилось, пожалуйста, не вините этих девушек.

— А?

— Это все, о чем я прошу. Пожалуйста, сделайте все возможное, чтобы заботиться о них в пределах ваших возможностей. — Она улыбнулась.

Почему… Даже если она улыбается, почему у нее такой вид, будто она вот-вот заплачет?

***

Лакеш Никс Сениориус пришла в себя.

— Простите, что доставила вам столько хлопот и беспокойства! — Это было первое, что она произнесла, вернувшись из лазарета в комнату Фей, хотя в этом и не было необходимости.

За последние несколько дней Яблоко и Зефирка неистовствовали в комнате бесконечно, и Панибаль жила так, как ей нравилось. Неизбежно, комната превратилась в огромный беспорядок, и ее пришлось убирать. У самого Феодора было что-то от личности, склонной к беспорядку, как бы он ни говорил и ни вел себя как порядочный человек, а кроме того, комната пока принадлежала девушкам. В результате ему не хотелось вмешиваться в уборку.

— Фвеееедооо!

— Уууу.

Дети вскарабкались ему на плечи и живот, ведя себя так, словно это было их естественное право. Феодор слабо рассмеялся, зная, что он, вероятно, выглядит так же, как и раздавленная лягушка, которую он чувствовал.

— Я сейчас все уберу, так что мистер Феодор, пожалуйста… Э-э-эй! Панибаль?! П-почему ты выбрасываешь свои ш-штаны?!

Феодор тонко усмехнулся и отвернулся. Если бы он начал убираться сам, то, возможно, наткнулся бы на эти трусики. Хорошо, что он не решил протянуть им руку помощи.

— Успокойся, Лакеш. Феодор не испытывает вожделения к девушкам без меток, так что вряд ли ему будет интересно, если я брошу трусы. Ничего особенного.

— Это вовсе не «ничего особенного»! Это не вопрос его интересов, черт возьми!

«Дерись дальше, Лакеш», — мысленно подбадривал он ее. Что же касается Панибаль — хотя он и не стал бы утверждать, что она ошибается, но, по крайней мере, не хотел бы, чтобы она говорила о нем так, будто в нем есть что-то неправильное, как о живом существе.

***

Позже в разговоре возник вопрос о том, чтобы выйти на улицу подышать свежим воздухом. Он пользовался поддержкой не только Лакеш, но и Яблоко и Зефирки, которым по большей части не разрешалось покидать свою комнату. Для них было невозможно исчерпать бесконечно переполняющую энергию, исходящую от их крошечных тел, застряв под маленькой крышей.

И вот они впятером шли по улицам, выкрашенным в пурпурный цвет, — явление, ничуть не странное в это праздничное время.

Нет, не совсем так. Трое шли, а две других бегали вокруг.

— Зефирка, сюда! Сюда!

— Яблоко, подожди! Подожди!

Феодор наблюдал, как эта парочка безрассудно носится с невероятной энергией, испытывая легкое беспокойство.

— Вы двое, вы не можете убежать слишком далеко от нас, хорошо?

— Ну да!

— Поняла!

Их ответы было прекрасно слышно. Их ответ…

— Интересно… — Задумчиво произнес Феодор. — Может быть, мне следует держать их на поводках или что-нибудь в этом роде? Я полагаю, что это сделает меня выгуливающим собак… Эй, в чем дело?

Рядом с ним хихикали Лакеш и Панибаль. — Извините, но нам только что показалось, что вы действительно похожи на их отца.

— …Я не настолько стар.

— Думаю, что нет, извините. — Лакеш высунула язык, и на ее лице не было ни капли извиняющейся улыбки. Хотя она всегда казалась ему более застенчивой и милой по сравнению с остальными тремя, в душе она все еще оставалась лепреконом. Временами она вела себя почти игриво и демонстрировала другие озорные выражения лица. Однако она все еще не выделялась особо, так что эти качества обычно не были очевидны.

Панибаль бочком вошла в комнату, добровольно предлагая свои объяснения. — Мы не можем себе представить, чтобы отцы были такими старыми по сравнению с нами. У нас с самого начала не было настоящих, да и Виллем был не так уж стар.

Он не был уверен, как принять ее логику. — Боже мой! Почему вы все так привязаны к кому-то вроде меня?

Жалоба не имела особого глубокого смысла, но когда слова слетели с его губ, он начал думать, что это может быть важный вопрос. Их расы были разными, как и их пол. Даже их разницы в возрасте было недостаточно, чтобы их отношения назывались «отец и дочь». У Феодора не было ни умения, ни энтузиазма, чтобы составить компанию детям. Более того, когда речь заходила о качествах, которые полюбились бы детям, на ум не приходило ни одно из его качеств.

— Это очень просто.— Лакеш подняла палец. — Дети их возраста будут любить людей, которые в них души не чают.

— … Ты имеешь в виду людей добрых и нежных, верно?

— Это неправильно, не так ли? Они же дети. Как они могут сказать, добр ли кто-то или нет?

Неужели? Он не совсем все это понимал. Это просто звучит так, будто она играет словами.

— Ну, я вовсе не собиралась влюбляться в этих двоих.

— Здесь все зависит от того, как дети это воспринимают. — Она прижала руку к груди. — Ответ находится в каждом из наших сердец.

— Да, я вообще ничего не понимаю.

Чтобы влюбиться в кого-то? Это значит искренне стараться сделать кого-то счастливым, верно? Может быть, например, каждый день приносить им сладкие конфеты или что-то в этом роде.

— Я все еще думаю, что вы в них души не чаете… — Пробормотала Лакеш. Хотя она все еще не понимала, что за человек был Феодор, он не принял ее слова слишком близко к сердцу.

— Фвеееедооооо!

— Вжууух!

Эти двое внезапно бросились вниз, два маленьких тела врезались в Феодора и Лакеш на полной скорости. Феодор резко захрипел, приняв атаку на себя. Усилием воли он едва удержался, чтобы дрожащие колени не подогнулись под ним. Рядом с собой он мог видеть фигуру Лакеш, которая без труда справилась с нападением, даже сумев слегка подхватить Яблоко на руки. Это просто удивительно. Это какое-то экстремальное боевое искусство или что-то в этом роде? Может быть, это какая-то сверхизвестная высшая техника, затерянная в тумане далекой истории, вроде той, что использовали мастера древности, чтобы свести на нет любые повреждения или исчезнуть в клубах дыма?

— Призрак! Призрак! Призрак!

— П-п-п-приииизрааак!

Обезумевшая пара что-то бормотала, пытаясь привлечь их внимание. Они указывали, и на кончиках их пальцев виднелась фигура кого-то в плаще и знакомой маске.

— …Ах.

Это было время праздника. Выкрашенный в пурпурный цвет, город был имитацией перекрестка на границе жизни и смерти. Именно здесь живые и мертвые предположительно могли взаимодействовать друг с другом. Живые, которые хотели одеться как мертвые, ходили вокруг, скрывая свои лица и имена.

Вот почему кто-то был там, одетый в костюм того, кто не был никем. Они просто случайно прошли мимо друг друга в этом месте, не больше и не меньше. Этот человек, вероятно, был обычным гражданином Лайелла.

— Прости, что напугал тебя. — Крикнул Феодор. Человек в маске слегка кивнул и исчез на соседней улице. Ее основательность произвела на него некоторое впечатление.

По-видимому, это было правильным поведением для тех, кто воздерживался от разговоров как можно больше, пока они были в маске и костюме. Кроме того, мертвые не разговаривают, а разговор может выдать их личность. Для того, кто не был никем, чтобы существовать, они должны были сначала отказаться от своего собственного голоса.

Ну а теперь…

Независимо от острова, Порт всегда был важным местом для торговли. Порты принимали товары с разных островов, перевозимые воздушными судами, и, наоборот, продавали продукты с этого острова уходящим купцам. Из-за этого гигантская площадь, до краев забитая товарами и толпами людей, обычно появлялась рядом с любым портом.

Естественно, Лайелл не был исключением. Хотя сейчас он начинал походить на заброшенные развалины, когда-то это был необыкновенный город, процветавший благодаря своей уникальной промышленности. Площадь, остававшаяся открытой благодаря оживленной торговле давно минувших дней, никогда не отставала от других соседних городов.

— …Ого.

Сначала он услышал радостную музыку, которую играли оркестры, переходя с улицы на улицу. За ним последовал шумный шум, который мог исходить только от огромной толпы людей. Бесчисленные лампы висели на веревках над ними, нанизанные справа налево и слева направо, чтобы осветить площадь ярким пурпуром. Под тусклым освещением те, кто носил маски по образцу мертвых людей, смешивались с теми, кто этого не делал. у рядов палаток, которые одновременно служили фестивальными киосками, уже выстроились в ряд всевозможные необычные сувениры для продажи.

Все вместе — вид, который граничил между реалистичным и фантастическим. Тем не менее, Феодор чувствовал, насколько это было весело.

— Ух ты… — Рядом с ним Лакеш издала тихий изумленный возглас, которому он не мог не подражать. — Как это удивительно! В этом городе до сих пор живет так много людей.

Несмотря на то, что город был на грани разрушения, он все же оставался городом. Массы людей, которые непостижимым образом материализовались из обычно спокойного городского пейзажа, смешались вместе, чтобы создать живую атмосферу для праздничных торжеств. Здесь были те, кто носил маски, те, у кого были настоящие лица (среди некоторых рас настоящие лица были практически неотличимы от масок), туристы и владельцы ларьков.

— Интересно, что сейчас делают Тиат и Коллон…

Рассказывали, что они отправились с заданием на соседний остров, но после этого об их положении почти ничего не было известно. Конечно, Феодор понимал, что не очень-то вероятно, чтобы регулярные отчеты о состоянии дел отправлялись в то время, когда они находятся на секретном задании. Тем не менее, он немного волновался.

Панибаль услышала его бормотание. — Судя по разговору, который я подслушала раньше, они не уехали на далекий остров, — Сказала она, как всегда спокойно. — Не будет ничего удивительного, если они сейчас развлекаются во время этого самого фестиваля в другом городе.

— Если бы только это было так. — Феодор поморщился. Эта линия мышления слишком оптимистична.

— Может, это и правда, а может, и нет.— Она легонько похлопала его по спине. — Нет смысла слишком много думать об этом. Давайте забудем о мелочах и насладимся этим в полной мере, хорошо?

Она пытается быть оптимистичной или нет? Хотя он, как обычно, не совсем понимал, что имеет в виду Панибаль, ему почему-то казалось, что его настроение улучшается.

— Эй, а это не наш знакомый парень!

Он повернул голову на знакомый голос. Внутри ларька, уставленного всевозможными масками, хозяин пекарни махал ему рукой. В какой-то момент он отрастил невероятно длинные волосы и надел одну из своих масок, верхняя половина которой была разделена посередине. — Какое совпадение, что я встретил тебя в таком месте! — Весело сказал хозяин. — Не хочешь заскочить, чтобы опробовать мой новый вид пончиков… Эй!

Он увидел, что все пятеро держатся за руки. На его лице появилась широкая улыбка. — Воу, похоже, сейчас не самое подходящее время останавливаться и болтать. Ты празднуешь со своей семьей?

— Привидение! — Закричала Яблоко, уткнувшись головой в штанину Феодора. Даже без учета подозрительной маски на верхней половине лица владельца, это было пугающе впечатляюще для его нынешней внешности настолько, чтобы заставить рыдающих детей плакать еще сильнее.

— Вы и сегодня полны жизни, сэр. — Сказал Феодор, стряхивая Яблоко со штанины. Рядом с его коленом в уголке ее рта оставалась струйка слюны.

— Хахах!— Хозяин пекарни хлопнул себя по большим бицепсам и громко расхохотался. — Ну конечно, парень! Я буду в полном здравии, пока пекарня остается открытой!

Хотя это было время, когда мертвые смешивались с живыми в этом городе, некоторые люди были просто полны жизни, независимо от того, как вы на них смотрели. Таковы были традиции и обычаи; просто идеи, которые разжигали эмоции, чтобы все чувствовали себя счастливыми. Независимо от того, какую маску они носили, независимо от того, какой костюм они надевали, в их сердце всегда был кто-то живой. Мертвых людей там не было. Нигде.

— Кстати, парень.

Хозяин лавки поманил его к себе, наклонив голову к самому уху Феодора. Он многозначительно взглянул на Лакеш. — Ты всегда играешь с разными девушками, хотя у тебя уже есть такая милая жена? Не мое дело комментировать культуру других рас, но ты должен относиться к своей жене с большей осторожностью. Иначе все пойдет к чертям собачьим, ты же знаешь.

— Как я уже сказал, все совсем не так! — Смертельная Маска владельца пекарни странно сочеталась с его небрежной, понимающей улыбкой. Феодор втайне вздохнул про себя.

***

На маленькой сцене разыгрывалось кукольное представление.

Программа была… Феодор не знал названия, но, наверное, это была какая-то сказка. История приключений и романтики, действие которой происходит в древние времена на поверхности. Оставшиеся в живых Зверолюди, избежав резни со стороны злых эмнетвитских храбрецов, отправились в новую страну под руководством божественных гостей и их Пото. Это был своего рода заговор.

Это вызвало у него легкое отвращение. Услышав подобную историю, зрители с их яростью поддерживали склонность становиться агрессивными по отношению к различным расам, которые напоминали Эмнетвайтов — особенно к безымянным. Даже если бы это не было проблемой здесь, учитывая, что Феодор и четверо с ним были без знаков отличия, трудно было гарантировать, что они не привлекут нежелательных неприятностей.

Только он собрался предложить им пойти куда-нибудь еще, как заметил, что Яблоко рядом с ним нет. Как и Зефирки с Панибаль.

— А?

— Извините… Они вон там…

В том направлении, куда извиняющимся жестом указывала Лакеш, своенравная троица сидела в первом ряду, который практически касался сцены, наклонившись вперед и почему-то возбужденно наблюдая за игрой. Если оставить в стороне новорожденных, то почему Панибаль — предположительно старше их — так решительно приклеилась к своему креслу?

— … Ничего не поделаешь. — Феодор пожал плечами. — Может быть, мы подождем их? — Хотя Лакеш выглядела подавленной, у нее была маленькая счастливая улыбка.

— Аъ! Тах! Хая! — Держа мечи в руках, куклы разыгрывали жестокую последовательность боя. Более того, сценический механизм лязгал и вращался, когда они меняли сцены. В общем, зрелище было на удивление впечатляющим, и это слегка раздражало Феодора. Тема рассказа, по-видимому, была любовь, мужество и дружба. Главные герои — зверочеловеки — работали рука об руку со своими товарищами, преодолевая, казалось бы, невозможные трудности один за другим.

Какая бодрая фантазия, подумал Феодор. Наполненный прекрасными событиями, увенчанными вдохновляющим финалом, шоу, очевидно, было спроектировано так, чтобы зрители чувствовали себя счастливыми и довольными после его просмотра. Как будто это когда-нибудь случится в реальной жизни.

Поймав себя на этом, Феодор понял, что такие противоположные точки зрения были высказаны людьми с извращенным взглядом на действительность. Реальный мир был гораздо сложнее этого. По правде говоря, действительно существовали сказочные ситуации, когда сила любви, мужества и дружбы приводила к прекрасному, блестящему решению. В то же самое время было так же много прецедентов, когда не было никакой надежды на то, что это когда-нибудь произойдет.

— Э-э-э… — Негромко окликнула его Лакеш с расстояния примерно одного шага. — Вы помните… О чем мы говорили раньше? Моя просьба насчет Тиат?

— Ну… — Пробормотал он. — Отчасти.

— А можно мне еще раз спросить о чем-то подобном? — Слегка удивленный, Феодор не мог удержаться и рассеянно уставился на лицо Лакеш. — Я больше не буду просить вас играть роль ее бойфренда. Но отныне я надеюсь, что вы сможете оставаться рядом с ней, как всегда.

— А что это за внезапная перемена настроения?

— В последнее время вы часто бываете вместе… Вы выглядите такими счастливыми вместе.

Выглядите счастливыми? Я либо гоняюсь за ней, либо меня преследуют только для того, чтобы вместе съесть наши любимые сладости. Это те отношения, которые ты называешь счастливыми?

— Это спорно… — Феодор склонил голову набок. — Во-первых, эта беспокойная девчонка пыталась доверить тебя мне. Она сказала, что ты добрая, честная, хорошо готовишь и можешь жарить вкусные пончики. Разве ты не сказала бы, что это делает тебя хорошей вариантом, дорогуша? — Детали их разговора, возможно, немного отличались, но это было неважно. Более того, в то время его сердце, возможно, дрогнуло бы при упоминании вкусных пончиков, но об этом лучше было не говорить.

— Я… Я… — Медленно напрягшись, Лакеш покачала головой. — Я… В порядке. Я прекрасно справляюсь сама. Я все еще могу найти счастье таким образом.

Черт возьми, опять это? Теперь он начал раздражаться. — Я думаю, что всем вам, лепреконам, лучше бы еще раз изучить общий язык Регула Эйра.

— А? — Она выглядела озадаченной.

В состоянии, когда она не казалась ни в малейшей степени здоровой, Лакеш утверждала, что она была в порядке, хотя выражение ее лица было настолько далеко от обычного определения «прекрасно». Может быть, эти девушки не совсем понимают значение этого слова, подумал он. Он искренне верил, что это потому, что они не знали ни правильного употребления, ни значения слова «прекрасно». Да, именно так. Ему очень хотелось в это верить.

— А ты знаешь самый эффективный способ причинить кому-то вред?

Вероятно, никогда об этом не задумываясь, Лакеш нахмурила брови и просто ответила, продолжая размышлять над этим вопросом. — Вы имеете в виду… Ударить кого-то или украсть что-то важное для него?

— Это тоже может сработать, но не так эффективно. Ты, вероятно, встретишь сопротивление и станешь злодеем, даже если тебе это удастся.

— Стать злодеем… Погодите, если собираешься причинить несчастье другим, то не лучше ли с самого начала делать плохие вещи?

Ее ответ был ошеломляюще невинным. Она действительно честная девушка, подумал он с удивлением.

— Все очень просто. Просто скажи им: «вы несчастны». — Феодор замахал руками. — Я уже слышу, как ты пытаешься сделать так, чтобы это звучало хорошо: «ты можешь быть более счастливой» или «я сделаю тебя счастливой», но все они в том же духе. Хотя это может звучать хорошо, ты просто утверждаешь, что все их счастье — фальшивка, а твой вариант понятия — настоящий. Каким бы счастливым человек ни был раньше, как только он поверит этим словам, он начнет думать, что, возможно, еще не достиг счастья. — БАМ!

Он резко ударил кулаком по ладони. — Если ты начинаешь раздражаться из-за того, что не держишь в руках настоящее счастье, то все кончено. Ты начнешь видеть все вещи, которыми вы когда-то обладала, как мусор, и чувствовать зависть к другим. Если так пойдет и дальше, то ты уже потеряла из виду свое собственное счастье. Ты начинаешь полагаться на того человека, который готов восполнять тебе недостаток счастье. Отнюдь не думая о них как о злодеях, ты даже почувствуешь к ним благодарность. Это трюк, который постоянно используют казановы, мошенники или политики, чтобы обмануть других.

Другими словами, Это было то, на чем импы, раса Феодора, специализировались как на своем образе действий. Конечно, он не станет упоминать об этом. — Раньше ты говорила, что можешь найти счастье сама. Все именно так, как я сказал. Мне кажется, ты просто желаешь себе несчастья.

— Это…

«Это неправда», — вероятно, хотела сказать Лакеш. Тем не менее, она замолчала и что-то пробормотала. Другими словами, что-то в словах Феодора — которые должны были звучать довольно принужденно — резонировало с ней. Более того, эта девушка была так поразительно честна, что ей не хватало проницательности, чтобы скрыть свои истинные чувства.

Феодор мысленно вздохнул. Печаль во благо. Она действительно доверчива, будь то мошенники или казановы. Она должна благодарить свою счастливую звезду за то, что я ни один из них. — Это не обязательно плохо. Может быть приятно напиться от несчастья. Есть люди, которым это нужно, чтобы жить дальше. Но…

Он помолчал, подыскивая подходящие слова, чтобы описать свои чувства.

Феодор Джессман был бесом; потомком извращенных ублюдков, которые жили, чтобы обманывать и использовать других, так что намеренно объяснять эти трюки было сродни удушению собственной шеи. Зачем я это делаю? Эмоции, должно быть, взяли верх над ним, разум играл вторую скрипку в его голове.

Он пришел к чему-то вроде ответа. Он не хотел признавать этого — тот факт, что девушка по имени Лакеш Никс Сениориус, которая упрямо желала счастья своим сестрам, где бы они ни находились, пыталась относиться к себе как к единственному исключению. Если бы он суммировал все это в одной фразе, то…

— …Это тебе не подходит.

— Что?! — Пискнула Лакеш, странно удивленная.

— Хм? Что случилось?

— О-о, нет, нет, нет, ничего! Я не думаю о том, как эти классные слова вышли из ваших уст так естественно!

Только когда Лакеш указала на него, Феодор наконец понял, что он говорит. Если бы его слова были восприняты как попытка поднять ее самооценку, было бы трудно отрицать это обвинение. Конечно, разговор с самого начала шел не в этом направлении, так что было очевидно, что он сделал это не нарочно.

— Но я все понимаю. Наверное, вы правы. Это было действительно убедительно. — Фиолетовые огни освещали ее щеки, окрашивая их в светло-красный цвет. — Может быть, я желаю себе несчастья. Так как… Получить это должно быть намного легче, чем потерять счастье.

— …Я ничего не понимаю.

Именно эти слова он собирался сказать ей в лицо. Но Лакеш лишь двусмысленно улыбнулась, не собираясь вдаваться в дальнейшие подробности. Ее улыбка была нежной, даже несколько хрупкой, но по какой-то причине он увидел в ней странную силу, которая заставила его думать, что она не уклонится ни от одного из его вопросов.

— Так что, видите ли, — Сказала Лакеш, — Насчет Тиат… Нет, и Панибаль, Зефирки, Яблока, даже Коллон тоже… Я хочу оставить всех своих друзей на ваше попечение, Феодор.

Почему ты вдруг заговорила о них? — Тебе не следует особенно верить в бесов, — Сказал Феодор, чувствуя одновременно усталость и боль в груди.

Он смутно слышал вокруг радостные возгласы. Там был гигантский злой дракон на сцене, нападающий на зверолюдей, которые только что закончили свое путешествие и прибыли в какую-то обетованную землю. Против подавляюще могущественного врага, которого невозможно было победить, воины зверолюдей все еще собирались с духом и храбро сражались. Именно тогда ослепительный свет покрыл все вокруг, поскольку божественная защита посетителей даровала силу праведникам. Сотни мечей, которыми владели сотни солдат, сорвали чешую со злого дракона, который должен был быть непроницаем для любых атак.

— Во-первых, я не такой хороший парень, как ты думаешь…

Раздался короткий вскрик, а мгновение спустя последовала какофония громких, странных, скрежещущих звуков, словно масса металлических предметов скрежетала, ударялась и царапалась друг о друга. Феодор резко повернул голову, как будто его только что ударило током. Точно так же, независимо от их расы или от того, были ли они одеты в какие-либо маски, все на площади как один повернули свои лица к источнику шума.

Хотя площадь находилась недалеко от портового района, она оставалась частью города Лайелл. Большая часть городского пейзажа была построена из медных и стальных листов, пружин, винтов, линий электропередач, паровых труб и различных других деталей… Короче говоря, город состоял из механических установок.

Одно такое сооружение, теперь встроенное в стену, было протаранено в полную силу частично разрушенным големом. Под ним валялись разбитые куски нескольких приборных панелей, которые не так-то легко было уничтожить.

Странная жуткая тишина повисла над всем этим местом. Хотя только что произошел опасный инцидент, никто не произнес ни слова, глядя на эту кровавую бойню. В пурпурные часы, когда граница между жизнью и смертью становилась смутной, они молча смотрели на металлическую массу. Он лежал неподвижно, как будто машины, из которых он состоял, пересекли границу смерти.

И сегодня Лайелл-Сити тихо и медленно приближался к своей гибели.