Часть 2    
Глава 5


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
lastic
16.06.2020 20:12
Домо

Глава 5

Для быстрого подавления вражеских колоний Цутигумо, придумали жестокий способ их умерщвления путём окуривания[✱] Окуривать — уничтожать вредителей, паразитов сельскохозяйственных растений, воздействуя на них ядовитыми парами, газами, дымом. нор газом.

Среди местных колоний также встречается нечто подобное, когда в сражениях между друг другом они подводят воду из ближайшей реки к норам. И всё же основная цель их сражений — это порабощение вражеской колонии для использования тех в качестве рабочей силы, поэтому полное уничтожение им не требуется. С другой стороны, для колоний с большой земли, чьи конфликты замешаны в основном на ограниченности ресурсов, вероятно, будет эффективнее полностью уничтожать своих врагов.

Что они использовали в качестве ядовитого газа остаётся неясным и по сей дей. Место с оставленными обломками от оборудования для производства газа, показывает, что Цутигумо использовали камень и глину колонии Сиояабу, на скорую руку изготавливая из них странной формы печи, располагая их с наветренной стороны для колонии и сжигали в ней что-то.

Я предполагаю, что та вонь, похожая на протухшие яйца — это добытые ими куски серы из вулкана. Сгорая, сера выделяет сероводород и сернистый газ — сильнодействующие яды. Из-за того, что они тяжелее воздуха, они способны проникать внутрь нор бакэ-нэдзуми. Однако трудно представить, что одного этого будет достаточно для уничтожения целой колонии

Сатору же придерживался мнения, что Цутигумо раскопали город прежнего человечества и вынесли из него пластиковые отходы, содержащие в себе хлор, и при сжигании винилхлорида получили сильно ядовитый хлористый водород, который также тяжелее воздуха и может проникать под землю в норы.

Несколько газов могли взаимодополнить друг друга и привести к повышению их летальности. А сжигая множество разного материала и комбинируя их между собой, вполне возможно создать неизвестный и ужасный газ.

Существует множество смертоносных газов и ещё больше вещей, которые можно комбинировать и сжигать для создания паров. Или, что самое страшное, это может быть что-то абсолютно новое, что только предстоит открыть.

Потребовалось время для полной очистки колонии Сиояабу от ядовитого газа. Даже с использованием сил проветрить настолько огромное пространство было непросто. Неважно откуда мы пытались вытеснить его, он с силой возвращался обратно. Для этого Сатору создал сильный вихрь у нас внизу, поднимая загрязнённый воздух для выведения его отсюда и впуская свежий. Что было весьма недурно, для кое-как созданного им образ.

Как вихрь стих, в отверстии над нами показалось безмятежное голубое небо. В ослепительно ярком свете мы, как кроты[✱] Японский крот-могера., случайно выбравшиеся наружу, прищурились и полной грудью вдохнули свежего, прохладного, утреннего воздуха, который окончательно взбодрил нас.

Как только глаза привыкли к яркому свету, Сатору взглянул вверх, после чего края отверстия прямо на глазах стали расходится в стороны, расширяясь и создавая ступени под плавным уклоном вверх, придавленные чем-то невидимым сверху. Они были твёрдыми, как кирпич.

— Я пойду первым.

— Стой, — я обеими руками схватила Сатору. — Сначала взгляну я.

— Нет, Цутигумо, возможно, целятся сейчас из луков издалека.

— Именно поэтому сначала пойду я. Если с тобой что-то произойдёт, то без твоей силы конец нам обоим.

Больше я ничего ему не сказала и начала подниматься по лестнице. Перед тем как выйти на поверхность я прислушалась и, к счастью, вокруг была абсолютная тишина, не было слышно даже пения птиц. Пригнувшись, я выглянула. Вихрь скосил всю траву вокруг и никого не было видно. Выбравшись из норы на четвереньках, я продолжала оглядываться по сторонам, и только после потихоньку начала вставать. Всех здесь словно сдуло ветром, не было видно ни трупов, ни обломков.

Сатору поднялся позади меня:

— Ну как?

— Поблизости никого.

Вглядевшись вдаль на расстоянии больше ста метров на верхушке дерева, кажется, свисал труп бакэ-нэдзуми. Наверное, тот вихрь забросил его туда. С такого расстояния трудно было отличить его от человека, отчего по моей спине пробежали мурашки.

— Они точно где-то здесь. Тот ветер не мог убить их всех.

Мы сразу же замерли, тщательно осматривая всё вокруг.

Такой мастер, как Cисей Кабураги, для этого мог бы создать из воздуха вакуумную линзу за место бинокля (в отличии от обычных линз, такая вогнутая линза увеличивала предметы) однако Сатору, конечно же, не мог этого сделать.

— Эй, взгляни туда! — я указала на верхушку холма на севере, где я увидела, как что-то двинулось. Мы оба долго всматривались и всё же не разглядели ничего подозрительного.

— Извини, возможно, показалось.

— Нет… вряд ли, — Сатору сложил руки, пристально осматривая то место строгим взглядом. — Это самое подходящее место чтобы распылять ядовитый газ. Там нет заграждений и на вершину холма тяжёлый газ не сможет подняться, от этого меньше головной боли, — он сорвал пучок травы и бросил, проверяя направление ветра. — Слабый, дует с севера. Возможно, что всё так и есть. Они должны быть там.

— Тогда нам нужно бежать на юг!

Сатору ухватил меня за руку, когда я уже собиралась уходить.

— О чём ты? Если побежим они точно погонятся за нами. А мы и понять не сможем, как они нападут на нас из-за спины.

— Но… — я не понимала, что именно замышляет Сатору. — Тогда что нам делать?

— Разве не очевидно? Мы нападём на них. И пока не истребим их, не сможем сказать себе, что мы в безопасности.

— Так, — я не знала, что ответить на это, — Это невозможно. Ведь только ты можешь сражаться.

— Даже если это невозможно, остаётся лишь это, — Сатору был непреклонен. — Ты видела, что стало с монахом? Наши силы бесполезны при защите, лишь при нападении мы сможем выжить. Если тебе страшно, можешь бежать, я не против этого. Как ты и сказала, лишь я могу сейчас биться с ними.

Теперь, после этих его слов, я точно не могла уже бежать.

Поспорив некоторое время в конце концов мы направились на север.

Будет неважно, магическая сила или какая, если они нападут на нас откуда не возьмись. Поэтому я стала ещё одной парой глаз для Сатору, предупреждающих его обо всём.

— Наверняка сейчас мы в зоне досягаемости их стрел. Это плохо, будь осторожна. Что думаешь, попробуем напасть отсюда?

Мы стояли в тени холма, наблюдая за вершиной.

— Снаряды, — до странного, радостным голосом скомандовал Сатору.

И с самого верха побежали трещины. Сатору начал заклинать, целясь на вершину холма:

— Летите, — и сразу же множество валунов с гулом рванули в сторону врага. И в следующий миг на холме поднялась паника. Множество бакэ-нэдзуми разразились рёвом и воплем. Растерянно поднимая боевую готовность. Послышался металлический звон их брони и звуки тетивы от кучного залпа стрел.

— Идиоты, — презрительно засмеялся Сатору.

Недавний град стрел, едва не описывающих дугу, изменил своё направление и как верные псы возвращались обратно. Один за другим последовали крики боли.

— На самом деле я бы хотел создать кама-итати, но думаю не к чему, — оглядываясь назад бормотал себе под нос Сатору, словно обдумывая план как ему позабавиться и вырвав с основанием высокие деревья, он поднял их в воздух. — Вперёд.

Шесть огромных деревьев полетели к вершине холма. Я думала они тут же врежутся во вражеские позиции, но те лишь угрожающе медленно развернулись в воздухе. Раздались крики ужаса с напрасным запуском стрел вверх в сторону деревьев.

— Ха. Похоже боятся, — он вёл себя также беспечно, как и во время турнира по перекатыванию шара, словно управляет фигурой. — Хотя так немного скучно… Точно, гори!

Деревья одновременно загорелись, превращаясь в огромные факелы и с их крон посыпались вниз искры. Бакэ-нэдзуми обезумели. Распространившийся огонь перерос в пожар, от которого поднялись к небу столбы густого чёрного дыма.

— Хорошо, теперь можно и на холм взойти.

Мы следовали чуть поодаль от используемого в качестве укрытия огромного валуна, летевшего немного впереди нас. Перед тем как взобраться на вершину, заметивший нас бакэ-нэдзуми подал предупреждающий крик, но затем в миг покрылся белым пламенем и замертво упал.

— С помощью этого они создают ядовитый газ? — я указала на странной формы штуки, похожие на подставки в форме свиней для разжигания благовоний[✱] Возможно, подобие этого:
. В пяти-шести из них, в которых были отверстия, с холма вниз тянулись «хоботы».

Секунда, и ближайший из этих сосудов по производству ядовитого газа, разлетелся на мелкие осколки, а вслед за ним и остальные. Подоспевшие бакэ-нэдзуми тут же стал валиться с ног от попавших в них осколков.

— Ты веселишься я погляжу?

От вида гибнущих товарищей группа за ними не решалась атаковать.

И тут внезапно свалившиеся трупы бакэ-нэдзуми встали и ринулись на них, двигаясь, словно марионетки. Разом разгромив их всех и сломив дух воинствующих бакэ-нэдзуми, за счёт их страха перед чем-то мистическим.

— В самом деле… чем силой, действенней ввести их в ужас.

И тут же Сатору применил только что усвоенное им. И ото всюду прямо перед глазами бакэ-нэдзуми вновь один за другим начали подниматься трупы.

Считалось, что они не имеют эмоций, как у людей, но от непостижимого для них вида, они трепетали, охваченные ужасной паникой, они начали без разбору убивать и своих. А тех, что утратили стремление к бою и начинали бежали, словно не видимая рука хватала и поднимала в воздух, сворачивая им шеи. И так, пока к концу пятой или шестой минуты не была уничтожена вся их группа, расположенная на холме.

— Полагаю, что будет слишком опасным пересекать это поле. Мы полностью открыты со стороны леса, где, возможно, притаились стрелки Цутигумо, — пав ниц перед Сатору говорил Сквир. Изначально учтивый тон, теперь перерос буквально в трепет, раскрывающий истинный страх перед магической силой.

— Полагаешь колония Цутигумо в том лесу? — Сатору недовольно скривил губы. — Атакуя отсюда мы не сможем увидеть их, лишь упустим их перед самым носом, а такое поле я запросто выжгу.

— Согласен с вами. Но позвольте, если даже один из них останется в живых, укрывшись в земле, то в ужасе может нацелится отравленной стрелой в богов, — Сквир робко взглянул вверх на Сатору. На его морде появилась большая рана и то тут, то там были налипшая грязь с кровью. — Наши наконечники стрел обмазаны самое большее парализующим ядом, но Цутигумо для убийств используют смертельный яд, полученный из лягушек не с наших земель. Даже от небольшой царапины на ваших телах, вылечится не получится. Разведчик обнаружил безопасный путь, пожалуйста, буду благодарен если вы проследуете этим путём, прошу вас.

Сквир вновь появился перед нами после уничтожения группы на вершине холма, когда мы спорили с Сатору. Я настаивала, что теперь нам нужно было бежать отсюда, так как опасность преследования миновала. Однако Сатору упрямо повторял о полном уничтожении Цутигумо.

«Почему Сатору стал таким?» — ошеломлённо смотрела я на него. Тот Сатору которого я знала, саркастичный хвастун, но спокойный и добрый малый в глубине души, стал совершенно другим человеком.

Сатору, подчёркивал, что до берега Касумигаура, где спрятаны наши каноэ далеко и, что мы должны нанести ответный удар пока есть возможность, чтобы потом у нас не было никаких проблем с ними. Но по его сверкающим глазам было видно, что он просто хотел устроить им резню.

Ожидая, что Сатору остынет, я стала перечислять ему действительно спорные моменты: что мы смутно помним где находится их колония, которую мы видели лишь вчера ночью; что у нас нет никаких предположений о их главной норе (в которой проживала королева); что в таком положении, нападая наугад, уничтожить Цутигумо полностью просто невозможно; и что прежде всего если он получит ранение, то для нас всё будет кончено.

Моё упорное убеждение начинало приносить свои плоды и Сатору мало-помалу начинал остывать, как вдруг мы услышали у подножья холма голоса. Опасаясь ловушки Цутигумо мы выглянули. Там был Сквир и другие оставшиеся в живых из колонии Сиояабу. Они поклонялись нам издали. Их было всего пятьдесят-шестьдесят, что показывало, насколько ядовитым был этот газ.

Сквир разъяснил, что это произошло из-за того, что как только в их колонии почувствовали вонь газа, все они забились поглубже в норы, что и привело их к разгрому (Возможно, Цутигумо добавляли в ядовитый газ неприятный запах серы, играя на повадках бакэ-нэдзуми, чтобы загнать врагов поглубже в свои норы). И только группе под командованием Сквира, уводившей королеву в относительно неглубокое место, в которое могла попасть даже её огромная фигура, удалось спастись от неминуемой гибели.

Несмотря на то, что они только что потерпели катастрофическое поражение, они были в приподнятом боевом настрое. Во-первых, потому, что королеву увели в безопасное место (королева единственная кто имеет репродуктивную способность[✱] Репродуктивная система — система органов многоклеточных живых организмов (животных, растений, грибов и пр.), отвечающая за их половое размножение (воспроизводство, репродукцию, продолжение рода). среди бакэ-нэдзуми, и её смерть означала бы конец всему), во-вторых, сила была Сатору, которой тот, вероятно, на их глазах уничтожил нестерпимых для них Цутигумо.

Выжившие из Сиояабу страстно желали жестоко им отомстить. Не был исключением и спокойный Сквир, который всеми правдами и неправдами подстрекал Сатору к покорению Цутигумо, оговариваясь о точном расположении их королевы, что он выведал до этого.

Но вернёмся к началу. В соответствии с тем, что нам рассказал Сквир, мы стали обходить поле значительно левее, направляясь к лесу, в котором были норы Цутигумо.

— Этот путь действительно безопасен? — на ходу спросила я Сквира. Хоть это и был окольный путь, но шёл он через хорошо утоптанные заросли. Мне с трудом верилось, что Цутигумо, с их опытом сражений, не станут оборонять настолько значительный путь.

— Не стоит беспокоиться. Мы недавно отправили разведчиков и противников здесь замечено не было. Оно ошибочно полагают, что мы погибли от их газа и не предполагают о нашем плане внезапной атаке на них.

Были ли Цутигумо настолько глупы? Наверное, дня два назад я бы приняла на веру слова Сквира. Но опыт вчерашнего дня заставлял меня сильно сомневаться в этом.

Я велела Сквиру принести замену нашей лёгкое одежде. И это успокоило нас с Сатору. А уже через десять минут стало ясно, что это было правильное решение.

Идущие спереди подняли предупреждающий крик. Не понимая, что происходит, я замешкалась, а вслед за этим над нашим головами засвистели пролетающие стрелы. Стало ясно, что на нас напали.

— Боги, прячьтесь! Это Цутигумо! — завопил Сквир.

— Где?

— На деревьях… в тени!

Я увидела, как бакэ-нэдзуми, которому было указано претворятся за место Сатору, упал на землю. Это был самый высокий среди всех, но и так, он не был похож на наши детские фигуры, отчего ему было велено надеть ещё два шлем на голову, а поверх них накидку. И теперь из его тела торчало три стрелы. Они мне сразу показались странными из-за отсутствия оперения, вместо которого они были обмотаны нитью.

— Дротик[✱] Имеются ввиду те, что выдуваются из трубок — духовая трубка (духовое ружьё) представляющее собой полую трубку, которая направляет снаряд (обычно стрелку, уменьшенный вариант стрелы для лука), приводимый в движение воздухом, выдуваемым человеком.! Отравленный… берегись! — предупреждал Сквир, увидев моё замешательство.

«Где же они?» — я взглянула вверх, но нигде не увидела их. — «Они видят нас?» — думала я, — «Может, стреляют вслепую»

И в этот момент макушка большого дуба[✱] Дуб убамэ. зашелестела. Внимательно всмотревшись в неё, я всё равно ничего не увидела, но мне казалось, что там точно кто-то есть:

— Сатору! То дерево. Встряхни его!

Сатору лежавший под несколькими бакэ-нэдзуми, в качестве живого щита, встал и, вырвавшись от сдерживающего его Сквира, пополз. В следующее мгновение нахлынувший ветер трухнул крону дерева. Стали осыпаться зубчатые листья. С треском обломилась ветвь. Смешавшись с листвой что-то тяжёлое упало вниз и бакэ-нэдзуми тут же окружили это.

— Что это? — я смотрела на это и у меня перехватило дыхание. Как лучше бы это описать? Наиболее близкое к нему живое существо это листовидки[✱] Листовидки (Phyllium pulchrifolium). — насекомые с юга, или же лиственный морской дракон[✱] Морской конёк-тряпичник., родственник морского конька.

Метр с лишним, типичный размер для его вида, форма головы и конечностей тоже указывали на то, что это был бакэ-нэдзуми. Отличие состояло в том, что его тощее тело имело такой же цвет, что и ствол дуба с его листвой, причём по всему телу были похожие на ветви наросты с зелёными листьями. Этот лесной боец[✱] Лиственные солдаты (叢葉兵) — состоит из иероглифов: 叢(Kusamura) — заросли; 葉(Ha) — листья; 兵(Hei) — солдат. Цутигумо повернулся к небу и издал странный птичий крик, после чего бакэ-нэдзуми из колонии Сиояабу закололи его своими копьями прикончив того.

Судя по тому, что сейчас произошло, где-то поблизости должны были быть его товарищи. Я снова осмотрела макушки деревьев. Поняв в чём их секрет маскировки их стало в разы быстрее находить и вскоре я увидела трёх притаившихся лесных бойцов на двух деревьях.

Мне даже не потребовалось указывать на них, как Сатору своей силой запустил в них стрелы прикончив их и свалив на землю.

— Что это? — задала я вопрос. Сатору, нахмурившись, осмотрел трупы.

Я никак не решалась прикоснуться к растущим из их тел наростам, они точно не были искусственными, а частью их тел.

— Теперь нечему удивляться. Мы вчера уже видели их уродов.

Я вспомнила Хвоеголового с покрытой чешуёй кожей.

— Но… они что могут принимать разную форму? Как?

— Этого я не знаю, хотя есть предположение, — Сатору поправил накидку на голове. — В любом случае сейчас нам нужно быть внимательнее, мы не знаем где они могут подстерегать нас, скрываясь в засадах.

— Может нам вернуться, чтобы не рисковать.

— Мы зашли слишком далеко, чтобы поворачивать назад. Если мы побежим они бросятся за нами, — не оставил мне никакого выбора Сатору. И мы продолжили идти дальше. Через некоторое время пути тропа стала сворачивать вправо. Шаг за шагом мы приближались к норе Цутигумо. С оглядкой на напавших на нас лесных солдат, Сатору начал сметать каждый куст и дерево, огромной ветвью. Но постепенно деревьев становилось всё меньше и меньше. Слева от нас появилось болото, полностью покрытое ряской, словно осыпанное ворохом мелко нарезанной бумаги.

— Постой, — я схватила Сатору за локоть, когда он собирался уже идти дальше вперёд. — У меня плохое предчувствие от этого места.

Я думала, что Сатору отмахнётся от этого, но он с серьёзным выражением на лице остановился.

— Здесь ловушка?

— Не уверена…

Я пристально всмотрелась в поверхность болота и думала: «Откуда на поверхности время от времени появляются эти пузыри?». Сатору, видно подумав также, силой поднял большие валуны и со всей силы бросал их туда, где появлялись пузыри и с громким всплеском болотная вода разлеталась в стороны. Мы понаблюдали ещё некоторое время, но ничего не происходило.

— Всё в порядке, идём, — с нетерпением сказал Сатору.

— Но…

— Говори, что хочешь, но они не могут так долго находиться под водой.

Сейчас последнее слово всегда было за Сатору и мы все снова неспеша двинулись дальше и в этот момент со стороны болота донёсся странный звук. Обернувшись, я увидела, как на поверхность всплыли трое с плоскими мордами, как у выдр и без малейшего движения наблюдали за нами.

Никто из нас уже не мог вовремя отреагировать на них.

Они достали из подводы длинные трубки, быстро стрельнув из них в нас дротиками и снова ушли на дно. Оставляя за собой круги на воде и покачивающуюся от них ряску.

— Играются скоты, — вмиг нахлынул на Сатору гнев.

Два бакэ-нэдузми из колонии Сиояабу тихо умерли от попадания в них отравленных дротиков.

— Ладно, прячьтесь… сварю вас заживо.

И прямо на глазах над болотной водой поднялся пар, как в горячих источниках.

Не знаю почему, но в этот момент я обернулась в обратную сторону от болота и в этот момент я не поверила своим глазам. В сырой почве среди редко растущего сорняка, появились небольшие бугорки, сантиметров двадцать в высоту. И что было странно, они медленно двигались, словно кроты, что роют себе землю в поле или на грядке. Поражённая этим я только и могла, что смотреть на то, как вздымается земля.

Их было четверо. Точно акулы, учуявшие запах крови, они медленно, но, верно, приближались к нам. Скованная ужасом я не могла издать и слова. С трудом я выдавила из себя хриплым голосом: «Сатору…!», но он ничего не услышал. Я оглянулась в его сторону. В густом пару, поднимающемся над болотом, бакэ-нэдзуми схватили своих врагов, три мёртвых, сваренных тела, всплывших со дна болота и, не сводя с них глаз, издавали радостные крики. Теперь уже было видно, что эти «выдры», скорее походили на толстых лягушек с перепонками на конечностях.

— Сатору. Сзади… под песком, — прошептала я Сатору и он сразу же перестал двигаться.

— Где?

— Один прямо позади в метрах шести-семи. Двое слева. Сзади чуть правее ещё один.

Сатору обернулся одновременно с появлением из под земли четырех здоровых, похожих на кротов[✱] Имеется ввиду тот же самый японский крот-могера, что и ранее. бакэ-нэдзуми и мгновенно направил на них поток кипящей воды из болота и «кроты», пытавшиеся соорудить небольшой арбалет, пали, ошпаренные кипятком.

— Хм. «Лягушки» были приманкой? — сказал Сатору, вытирая со лба пот. — Подло. Могли застать нас врасплох.

— Сатору, ты не устал?

— А? Не, не так уж.

— И всё же, я думаю тебе лучше передохнуть немного… — просила я. Но Сатору ничего не ответил мне и лишь улыбнулся.

Я беспокоилась за Сатору из-за того, что он весь покрылся потом, но тогда я ещё не обратила внимания на настолько простую вещь: магическая сила имела безграничный потенциал, однако для этого требовалась крайняя сосредоточенность, которая, как и физические силы, имела свои пределы.

— Берегись! — кричала я, когда мы оказались перед бамбуковой рощей. Далеко в небе что-то летело в нас.

— Не волнуйся. Все, не двигайтесь! — Сатору словно врос в землю уставившись вверх. Казавшиеся точкой в небе объекты становились всё больше и больше. И когда стало ясно, что это валуны, их словно оттолкнуло нечто невидимое направив их лететь в обратную сторону.

— Ещё!

Вторая волна оказалась больше предыдущей, но Сатору смог отправить их все в обратном направлении.

— Бессмысленно отправлять их назад вслепую, — пробормотал Сатору и, разрушив три валуна на мелкие куски, бросил их в предполагаемые места врагов. После чего не было слышно и звука.

— Убил?

— Не знаю.

Вражеская атака захлебнулась. Вероятно, наша контратака оказалась лучше, чем мы полагали. Но только мы подумали об этом, как внезапно в нас полетела третья. На этот раз они летели над бамбуковой рощей ближе к земле. Первый, второй… Сатору отклонял валуны в сторону. У него не было возможности направить их обратно из-за недолгого зрительного контакта с падающими валунами.

Затем один всё-таки прорвался через силу Сатору, направлявшийся прямо в центр нашего отряда. Мне сразу же стало не по себе. После того как валун упал на землю поднялся огромные клубы пыли. Через время на нас сверху посыпался песок вперемешку с сухой листвой. Выжившие бакэ-нэдзуми стали разбегаться в разные стороны как тараканы.

— Дерьмо…!

У Сатору даже не было времени посмотреть, что со мной, он сразу же начал останавливать второй валун, летевший вслед за предыдущим.

— Назад!

Чтобы увернуться от валуна, мы как можно быстрее отошли на тридцать-сорок метров. Однако следующий валун, словно увидев куда мы отошли, летел прямо на нас. Судя по всему, они били прицельно.

— Где они? — заорал Сатору. — Они наблюдают за нами. Саки! Найди их!

Шпион должен был быть где-то поблизости. Вот только как его найти? Если он, такой же, как и те лесные бойцы, это должно было быть очень непросто. Я была в затруднительном положении. Их атака вновь прервалась, и четвёртая волна всё ещё не летела в нас.

«Может им требуется время на подготовку?»

И в этот момент я поняла, что ему бессмысленно было просто следовать за нами, он должен был как-то передавать наше положение своим.

— Сатору, отходим!

Мы отошли ещё на тридцать метров. Я всё ещё не смогла увидеть врага, но я присматривалась к какому-либо сигналу, что должен был последовать за нашим отходом.

— Там! — я указала на верхушку бамбуковой чащи, в которой шевелился стебель, словно от дуновения ветра, вот только эти его движения точно не были естественными. — Оттуда подают сигналы!

Не было необходимости говорить что-либо ещё. В это же мгновение бамбуковая роща загорелась мощным пламенем, повалил чёрный дым. Раздался печальный вопль предсмертной агонии слегка напоминающий какой-то бамбуковый духовой инструмент.

— Пока есть шанс нам нужно уйти отсюда. Отступим?

— Нет, двигаемся дальше.

Сатору пошёл вперёд, и, откуда ни возьмись, собрались разбежавшиеся бакэ-нэдзуми, вновь становясь в шеренгу.

— Боги, боги, — подбежал к нам запыхавшийся Сквир, — благо с вами всё в порядке. Мы уже почти пришли, пожалуйста, обрушьте молот правосудия на злых Цутигумо.

— Хватит говорить таким спокойным тоном, — напустилась я на Сквира. — Ты говорил, что эта дорога безопасна. Так в каком месте она безопасна, если тут повсюду засады?

— Мне очень жаль, — Сквир съёжился от моего гнева. — Перед этим мы отправили разведчика, чтобы убедиться, что здесь безопасно. Тогда на него никто не нападал.

— Чему удивляться? Им не нужен ваш разведчик, они подстерегают нас.

— Всё хорошо. Сейчас мы здесь со всем покончим, — Сатору сильно схватил меня за правую руку, чтобы успокоить, — И вернём домой.

Ахнув, я подумала, о том, как странно стал выглядеть Сатору. Не столько усталость, сколько какая-то проблема со зрением. Говоря об этом, невозможно чтобы Сатору совершил такую ошибку и просто так пропустил тот огромный валун.

— Мы не можем идти дальше, мы ведь даже не знаем откуда в нас летят эти валуны, — чувствуя в глубине души тревогу, сказала я. — Нужно возвращаться!

— Нельзя, — Сатору покачал головой. — Мы уже развязали бой и теперь поворачивать назад, прямо у их носа — самоубийство.

— Мы не можем идти по этой роще, не зная есть ли в ней ловушки и не полетят ли в нас валуны, как только мы окажемся у неё.

— Мы отправимся разведать, — вмешался Сквир, чувствуя шанс очистить свою честь. — Мы найдем откуда они запускают валуны, чтобы боги смогли раздавить каждого из них своей силой…

— Не говори словно это будет так просто. Сатору устал, — увидев подозрительные глаза Сквира я поняла, что сболтнула лишнего. Возможно, они уже обратили внимание на то, что я не использую свою силу, но теперь, наверное, меня уж точно раскрыли.

Приняв мое молчание за признание, Сквир начал раздавать указания своим подчинённым, на неприятном слуху языке бакэ-нэдзуми и те без колебаний сразу же рассеялись в бамбуковой роще. Даже снова потеряв изрядное количество своих их боевой дух оставался по-прежнему на высоте. Однако через пару минут несколько из них прибежали обратно и напряжённо стали отчитываться Сквиру, после чего тот повернулся к нам. Я не могла читать выражения морд бакэ-нэдзуми, но подумала, что это что-то серьёзное.

— За рощей нет деревьев, что преграждали бы обзор и довольно открытая местность, в таком случае там должно быть это основные вражеские силы.

— Полагаю нам повезло, что там хороший вид.

— Это… как бы сказать. Прошу, взгляните лучше на это сами. На этот раз врагов в роще не будет, уверяю вас.

Сомневаясь, мы вошли за Сквиром в бамбуковую рощу. Пройдя метров сорок-пятьдесят в просветах мы уже могли разглядеть противоположную сторону и, чтобы нас не заметили противники, мы присели.

Показался пустырь площадью в сто метров, где Цутигумо вырубили все деревья, сделав из этого места решающее поле боя.

— Ого… — запнулась я. Это было неописуемое зрелище. Пустырь, полностью забитый бойцами Цутигумо, с ярко сверкающими в зенитном солнце бесчисленными клинками и доспехами.

— Кажется, три тысячи. Разбиты на пять групп, — кратко сказал Сатору.

— Но ты легко расправишься с ними, да, ведь их всех видно?

Я думала, что сразу же получу его утвердительный ответ, но Сатору заговорил лишь спустя какое-то время:

— Навряд ли.

— Почему?

— Посмотри на их позицию. Спереди выстроились тяжеловооружённые, будто пряча лучников позади себя.

Это была основная тактика ведения боя в древней Греции, когда бойцы плотно выстраиваются друг к другу, в так называемый боевой строй — фалангу[✱] Фаланга — боевой порядок (строй) пехоты в Греции, Древней Македонии, а также ряде других государств, в том числе Древнем Риме, Карфагене. Строй представляет собой плотное построение воинов в несколько шеренг.. Передний ряд солдат с крупными щитами и копьями в руках не дают врагам прорваться сквозь них. А если те падут, то следующий за ними ряд выйдет вперёд, так же, как акула сменяет свои зубы[✱] Зубы большинства акул имеют форму острых конусов и сидят на хрящах верхней и нижней челюстей. Зубы регулярно сменяются по мере выпадения по принципу конвейера — их замена постоянно подрастает со внутренней стороны..

— И не только это. Возможно, что в самом конце они свалили в кучу валуны. А те бакэ-нэдзуми сбоку, наверное, и есть камнеметатели.

— Камнемёты? Где? — и с этими словами я поняла: — Сейчас, ты имел в виду, что они и есть камнемёты?

Издали мне не было видно всех деталей, но тела бакэ-нэдзуми около валунов были самыми изуродованными из всех, что я видела прежде. Лесные бойцы и «кроты» не шли ни в какое сравнение с ними. Невероятно гигантские тела высотой, возможно, в три метра, растягивались, словно аккордеон и могучие руки, что были толще их тел…

Бойцы камнеметатели, группой в несколько десятков, объединялись в построение, так сказать в живую катапульту способную запускать валуны весом в сотни килограммов на расстояние более ста пятидесяти метров. Конечно, я узнала об этой способности солдат камнеметателей, аналогично с лесными бойцами и «кротами», позже.

— Пусть даже и буду атаковать их силой потребуется время чтобы уничтожить даже один настолько вооружённый отряд. А в это время другие будут стрелять в нас стрелами и кидать валуны и нам придётся оборонятся, чтобы в нас не попали и когда они поймут, где мы начнут ещё сильнее осыпать нас ими. Как исход мы не сможем использовать магическую силу, чтобы атаковать их и будем лишь защищаться, — Сатору вздохнул. — Но и это на самом деле ещё не всё… уже давно я чувствую себя немного странно.

— Странно?

Сатору понизил голос, чтобы Сквир не услышал:

— Думаю я устал, не могу создать точный образ и сконцентрироваться.

Это было ужасно.

Я взглянула вверх в небо:

— Значит ты больше не можешь использовать силу?

— Нет, использовать я могу, но с такой их кучей за раз я не справлюсь.

Всё же нам следовало бежать сразу же после того, как померла группа с верхушки холма. В то время у Сатору ещё были силы, чтобы противостоять их погоне за нами, и мы бы смогли сбежать. Но из-за уговоров Сквира и его опьянения от той резни Сатору потерял способность трезво мыслить и не прекращал останавливаться. Однако сколько не раскаивайся о совершённом, пользы от этого никакой. И теперь мы уже ломали голову над тем, как нам выжить.

— Боги, — неуверенным голосом звал нас Сквир. Он неожиданно оказался довольно близко к нам.

— Мы сейчас думаем, как уничтожить Цутигумо, не мешай, — я злобно взглянула на мудрого бакэ-нэдзуми, но тот не устрашился:

— Мне очень жаль, однако враги, по-видимому, выдвигаются.

— А?

Мы спешно оглянулись обратно на Цутигумо. Несомненно все пять групп неспеша меняли свои позиции. Центральная группа практически не сдвинулась с места, но вот группы по обеим сторонам от неё точно немного сдвинулись вперёд. А две самые крайние сократили разделяющее их расстояние вдвое. Иначе говоря, Цутигумо заняли огромную V-образную позицию, чтобы нанести нам встречный удар.

Боевой строй какуёку[✱] Какуёку 鶴翼の陣 (Kakuyoku no jin) — боевой порядок (строй). Состоит из: 鶴翼 (Kakuyoku) — журавлиное крыло; 陣 (jin) — боевой порядок, построение. Красным на рисунке отмечена позиция главнокомандующего:
, такое название было дано из-за формы, которая напоминала расправленные крылья журавля. Изначально оборонительный боевой порядок предполагающий охват[✱] Охват — один из видов войскового манёвра с целью нанесения ударов по одному или обоим флангам противника, с целью дальнейшего окружения (блокирования). атакующих врагов, но Цутигумо, вероятно, нашли этому иное применение. Иными словами, растягивая фронт они рассеивали свои силы усложняя наши атаки по ним магической силой и в то же время увеличивая позиции для атаки на нас, тем самым усложняя нам оборону самих себя…

Здесь читатель может задаться вопросом, почему я и Сатору хорошо разбираемся в военном деле. Разумеется, в то время наш знания об этом были, как чистый лист ведь все книги имеющие описания сражений были либо запрещены к прочтению, либо же навечно преданы забвению. Мои познания, описанные здесь, я получила гораздо позже, когда обнаружила в подвале на развалинах библиотеки книгу: «Несравненная кража стран • Полное руководство по захвату».

Но давайте вернёмся к тому, на чём мы остановились. Перед настолько внушительным вражеским строем ситуация казалась абсолютно патовой.

— Что нам делать? — к своему стыду я могла лишь задать ему этот вопрос, ведь я не имели ни магических сил, ни умных книг, которые могли бы помочь нам выбраться из такого положения.

— Пока что просто наблюдать, — Сатору спокойно закрыл глаза, словно пытаясь хоть немного восстановить душевную изнурённость.

— Может нам следует сбежать? Вместо того, чтобы сталкиваться с ними у входа в лес…

— Нет. Они не нападают на нас сейчас из-за страха нашей силы и думают, что мы можем припереть их к стенке. Но если мы начнём убегать, они увидят нашу слабость и начнут преследовать нас.

«И всё же рано или поздно они начнут подозревать, почему мы не нападаем на них и, возможно, сразу же бросятся на нас»

Скверное предчувствие сбылось раньше, чем я думала. Лучник с разными руками вышел вперёд, после чего высоко над нашими головами, с жужжанием осы-шершня, пролетела стрела. А вслед за ней шквал стрел. Мы упали лицом вниз. Позади нас послышались вопли бакэ-нэдзуми.

— Чёрт! Атаковать? — Сатору открыл глаза.

— Рано! — отчаянно останавливала я его. — Они хотят узнать, где мы находимся.

— Тогда от того, что мы не отвечаем они лишь увереннее станут чувствовать себя.

— Ударив не в полную силу, они поймут на что мы способны. Но если мы ничего не будем делать, они должны будут опасаться этого и ожидать атаки.

— Но что тогда…

Ведущий отряд какуёку мало-помалу продвигался вперёд.

«Что же нам делать?»

— Сквир! — окликнула я поджидающего позади нас бакэ-нэдзуми.

— Да. Чем могу быть полезен?

— Где находится вражеская база… главная нора?

— Точно не известно, но, вероятно, прямо за той рощей. Как правило, у колоний последняя линия обороны располагается перед главной норой.

— Сатору! Подожги те деревья!

Поняв мой план Сатору сразу же сосредоточился на них.

Обычно ему требовалось мгновение, чтобы вспыхнул огонь, но теперь на это ему потребовалось несколько секунд. Однако вскоре листву деревьев[✱] Стиракс японский. окутал дым и затем вспыхнуло пламя. Враг встал.

Арьергард бросился обратно к норе и стали рубить деревья. Примитивный способ, чтобы остановить дальнейшее распространение огня, однако всего лишь какие-то несколько минут и огонь был потушен.

— Поджечь ещё?

— Постой. Пока последим за ними.

Нам нужно было всячески избегать излишнего использования силы, которая истощала Сатору. И поджёг их главной норы предотвратил их угрозу нападения на нас, но это лишь пока что, и было неизвестно на сколько.

Некоторое время Цутигумо были ниже травы, но как только из норы показался похожий на вестового бакэ-нэдзуми они вновь начали идти вперёд.

— Уводили королеву по туннелям, — пробормотал Сатору. — Они избавили себя от заботы о ней и теперь готовы.

Сквир заскулил убегая, а его подчинённые также последовали вслед за ним.

— Вот и всё? — вздохнул Сатору. И вновь последовал шквал стрел, в этот раз заполонивших всё небо градом падая на землю. И почти тогда же камнеметатели запустили в нас огромные валуны.