Том 2    
Глава 6


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
тишка гарны
2 г.
Спасибо.
damarkos
2 г.
Спасибо!
kramol
2 г.
Закончен
ghost ex
2 г.
Спасибо, я так понимаю том закончен, можно читать ?
Usus
2 г.
Спасибо
ricco88
2 г.
Спасибо.
Jax89
2 г.
Благодарю!
user788
2 г.
Спасибо
user788
2 г.
хее
kramol
2 г.
Проект временно приостановлен, т. к. У меня нет возможности переводить. Как куплю новый пк - перевод возобновится
combatus
2 г.
25."выпивку, табак и им подобное" (с)
Тут по сути Вам надо вспомнить обеспечение офицеров по время ПМВ и "фронтовые 100 гр" уже в ВОВ. Прототипом Вилтии же выступает Германия времён ПМВ? Тогда всё верно во фронтовое обеспечение офицеров входил алкоголь, который можно было употреблять не на боевом задании, а во время транспортировке на транспортном средстве, транспортируемые части явно не были на боевом заднии.
damarkos
2 г.
Благодарю!
kramol
2 г.
Как придётся. Но ориентировочно раз в пару недель будет. Неделю Герб Заклеймёного, неделю пекарь
ashq1
2 г.
Как выходит перевод ?
kramol
2 г.
Хм, тайна шрама раскрыта. При работе над иллюстрациями ретушер зеркалил изображение но не возвращал назад. Художник не виноват =/
bucc3ykpauh
2 г.
оО спасибо за пиченьку неплохое чтиво
kramol
2 г.
Потому что кое-кто не очень внимательный и рисует как хочет =/
GadX
2 г.
Интересно, почему у ГГ на страницах персонажей (1-2 том) шрам справа, а на остальных рисунках, как положено, слева?
phoenix6216
2 г.
Занятненько, будем ждать)
damarkos
2 г.
Спасибо!

Глава 6

Гордость Софии фон Рундштадт

— Капитан, дай мне чистый нож и самое крепкое пойло, что найдёшь.

— Я же говорил… Я больше не солдат...

— Живо!

— Есть, сэр[✱]Так и хочется бахнуть что-то в стиле «Цельнометаллической оболочки»...! — как и приказала София, Люд принёс ей нож и бутылку спиртного, — Может стиснете что-нибудь в зубах? Мне стоит помочь?

Софию ранили в ногу из одного из мелкокалиберных пистолетов, пуля до сих пор оставалась в теле.

— Агх! — простерилизовав нож алкоголем, с тихим стоном София вогнала нож в ногу.

— Оу… — отвернулась Милли, увидев как девушка сама себя увечит.

Вытащив пулю и продезинфицировав рану, София оторвала от платья кусок ткани и сделала с его помощью импровизированную перевязку.

— Эм… Мисс солдат… С вами точно… всё в порядке?

— ...Так тебе удалось убежать? — на нерешительный вопрос девочки София постаралась отреагировать со всем возможным спокойствием и невозмутимостью, — да ещё и привести подкрепление. Хорошая работа. — ласково она улыбнулась и погладила Милли по щеке.

— Командир улыбается… — стоявший рядом Люд удивлённо уставился на Софию.

— Что это значит, капитан?! Чтобы ты знал, если надо, я умею улыбаться!

— Нет, знаете… я просто подумал про себя: «Ого, так командир может и так улыбаться?». Только и всего.

Люд помнил, как София с весёлой улыбкой подбадривала товарищей или запугивала врагов, но он не думал что она умеет улыбаться столь тепло и нежно.

— Ты последний, от кого я хочу слышать подобное!

У Люда нет права осуждать чью-то улыбку, ведь от его собственной у кого угодно пробежит холодок по спине.

— Понятно… Так ты их ручная шавка, да? — донёсся голос со стороны пленённых детей. Принадлежал он парнишке, буквально только что сломившемуся от угроз Свэн.

— Ты...

— Ты же… — холодным и циничным взглядом обвёл он всех, — ты же из Пэльфа… но всё равно сдружилась с этими вилтийцами? Предательница! — мальчик гневно уставился на Милли, ругая её.

— Скажите-ка мне кое-что… Зачем вы всё это устроили? — спросил детей Люд. Очевидно, что они серьёзно ненавидели Вилтию. Люд хоть и бывал в схожей ситуации, но национализм тут не причём.

— Разве не очевидно?.. Вы, ублюдки, начали войну с Пэльфом, и теперь мы вот такие, — собрав всю свою волю мальчик с вызовом ответил Люду, хотя буквально мгновение назад он дрожал и плакал, — И мама, и папа погибли… Наш дом разрушен, наш город весь сгорел.

Сам Пэльф напрямую не воевал с Вилтией, но в последней войне на его восточной границе разразилось ожесточённое противостояние между наступающей Августовской Федерацией и вилтийской армией. Разрушения, устроенные двумя великими державами, пришлись как раз на Пэльфе.

— Я потерял всё. Ежедневно я рылся в мусоре… Меня пинали как бродячую псину, ради смеха закидывали камнями...

Часть собственных сирот вилтийцы забрали в армию, с остальными же… Не то чтобы правительство полностью игнорировало проблему беспризорников… но и не сказать, что оно активно пыталось её решить.

— Какие-то блуждающие охотники подобрали меня и сдали в богадельню. Тем не менее, ждали меня там лишь каменный хлеб и слегка подсоленная водичка, которую там называли супом. А, как я мог забыть про рабский труд с утра до ночи!

Вопрос решали не сколько ради самих сирот, сколько ради того, чтобы защитить общественный порядок от беспризорников.

— Возможно, вы правы: может к нам и относятся как к инструментам. Но вы, вилтийцы, относитесь к нам как к псинам!

Для детей Вилтия – причина их превращения в несправедливо страдающих жертв войны. Без ненависти они бы давно лишились сил жить и померли бы в какой-нибудь подворотне.

— Чем мы провинились? Что и когда мы сделали не так? — по щекам мальчика потекли слёзы.

Слёзы печали, или, как думал Люд, слёзы досады за всё, что с ним произошло. Глядя на его боль он стиснул кулаки и вспомнил, как на камбузе его оскорблял Ольфен. Люд вилтиец, но даже его разозлило нелогичное отношение шефа к жителям Пэльфа. И он знал, что стоит поддаться ненависти, и отбросить её будет не просто.

— Спорю, что вечерами эти вилтийцы относятся к тебе как к животному. Эти ублюдки даже за людей нас не считают! — взгляд мальчика вновь упал на Милли.

В ответ девочка задрожала, сжав кулаки и стиснув зубы: она вспомнила что произошло несколькими часами ранее.

София привела Милли к комнате хора, но так как майор, постучав, громко объявила о себе, террористы внутри открыли огонь прям сквозь дверь.

— Берегись! — хоть в нормальной ситуации София и могла бы остаться невредимой, ради спасения девочки она получила пулю в ногу.

— Чего-о-о-о? Я думал на борт поднялись военные, но, видимо, ошибся? — проговорил отвечавший за «музыкантов» Сазерленд. Ни Милли, ни Софию он не знал.

— Тц… Бежим! — бросилась наутёк София, пытаясь защитить девочку. Она несла её в руках, кровь текла из раны на ноге.

— Что это значит? Разве они не твои друзья? — увидев одетых в жреческие и монашеские рясы «артистов», София решила что они были солдатами особого назначения. Тем не менее, в то что Милли их подельница она поверить не могла.

— Прости… Я… не из хора… Я просто хотела попасть на корабль… так что...

— Ты меня обманула?

— Прости… Прости… — девочка отчаянно повторяла извинения.

Она солгала Софии и воспользовалась её добротой и чистосердечностью. И, что ещё важнее, из-за её лжи девушка получила ранение.

— Так ты просто заяц?.. Думаю, я и сама дура, раз ничего не поняла, — злобно выплюнула слова София, но девочку не бросила.

— За ними, мелочь! Если нас сдадут, то начнутся проблемы! Схватите их! — по приказу Сазерленда дети похватали пистолеты и бросились за Софией и Милли.

Майор была быстрее, но повернув за очередной угол она оказалась в тупике.

— Тц! — от досады щёлкнув языком, София принялась осматриваться вокруг, обнаружив вентиляционное окошко.

— Я сюда никак не пролезу… так что придётся тебе дальше бежать одной.

— Почему?! — спросила Милли, — ты же… ничего не обязана…

— Я солдат Вилтии, — перебила София девочку, прежде чем она смогла продолжить, — и мой долг – защищать граждан своей страны. Даже если мне придётся пожертвовать ради этого жизнью.

— Но я же не из Вилтии… Я из Пэльфа! — голос Милли звучал как мольба. Она умоляла Софию больше ничего не делать для неё.

— Пэльф аннексирован Вилтией… понимаешь? Земли Пэльфа – это земли Вилтии. Граждане Пэльфа – это граждане Вилтии. Я вилтийский солдат, потому я защищу тебя! — таковы принципы, вера и искреннее мнение Софии. Ей не важно, что думают другие вилтийцы.

— Беги же! Если тебе стыдно за ложь, то расскажи обо всём кому-нибудь, кому ты доверяешь. Расскажи, что враги, судя по всему, профессионалы, и что корабль в опасности! — с этими словами София силой затолкала девочку в вентиляционную шахту.

Затем майора схватили, но благодаря статусу семьи и её собственной боевой славе, она осталась в живых. Если Вилтия узнает о захвате «Дифаердеда» и решит отправить против него перехватчики, её вполне можно использовать как заложницу. Но это произошло уже потом и было не столь важно. Важно, что София, как она сама выразилась, решила пожертвовать собой ради защиты Милли.

— Не равняй меня с собой… — хоть Милли и дрожала, говорила она на удивление спокойно, — Взгляни на меня… Мои мама и папа погибли… Не будь войны, всё обернулось бы совсем иначе… Я ненавижу Вилтию, ненавижу её народ, ненавижу её солдат...

Хоть голос Милли и был очень мягким, Люд, София и дети слушали её столь внимательно, будто бы она лежала при смерти и откашливалась кровью.

— Но… Я не знаю. Я совершенно не знаю имён множества вилтийцев.

Милли должна была бы ненавидеть вилтийцев, но в один момент где-то глубоко неё Вилтия стала не такой однозначной. Теперь она знала лица людей, ненавидеть которых как раньше она уже не могла.

— А вы знаете… каких вилтийцев ненавидите? Вы знаете, как они выглядят?

Дети молчали. Они понимали, что нерационально ненавидеть всю нацию за собственные невзгоды.

— Зато я знаю, что Люд и София рисковали своими жизнями рад моего спасения… Они видят в мне человека и защищают!

Ненависть к стране, что убила твою семью и разрушила дом понятна, но Милли спрашивала саму себя: «Правильно ли винить и ненавидеть человека за то, что он просто гражданин этой страны?»

— Я… не такая… как все вы! — эмоции захлестнули девочку, по её лицу потекли слёзы.

Дети продолжали молчать, им нечем было ответить на горячие слова Милли.

— Хватит, всё в порядке… — София нежно обняла рыдающую Милли со спины, — прости, — затем шёпотом извинилась она.

Извинялась она не за то, что была вилтийкой, и не потому что Милли была из Пэльфа. София извинялась как взрослый перед ребёнком, которому пришлось говорить такие вещи.

— Пф-ф… Реветь из-за этих вилтийцев… — не смотря на злобность слов мальчика, силы в них было мало.

— Эм, могу я кое-что спросить? — подняла руку Свэн, пытаясь сменить атмосферу, — Что нам делать с бомбами?

— Точно! — согласился с ней Люд, полностью забывший о бомбах.

— Что за бомбы?! Объяснитесь, капитан!

— Эм-м… понимаете...

— Что-о-о-о?! — покраснев от гнева, София схватила Люда за воротник, — Почему вы раньше ничего не сказали?! Тут есть ещё и бомбы?!

— Если бы мы знали о них, то проблем стало бы меньше. Понимаете, нам случайно довелось найти одну и…

— Отставить пререкания!

— Воу! — Люд увернулся от удара Софии, но кулак всё равно задел его щёку.

— Мостик… — пробормотал будто бы самому себе мальчик, — Дредноут и Сазерленд там… Они сказали, что принесут всю взрывчатку туда.

— Ты… рассказываешь нам это?

— Не поймите неправильно. Они вдвоём сверхсильны… Они легко убьют вас, так что идите и сдохните.

Люд удивился неожиданному источнику информации, но мальчик до последнего остался враждебным.

— Этот малыш до сих пор что-то вякает? — громко хрустя костяшками пальцев, Свэн принялась запугивать паренька.

«Его решимость сменило полное отчаянье. До сих пор в угол его загоняли разные факторы, теперь же он сделал это сам»— подумал Люд, — Забудь о нём. Всё в порядке, — сдерживал он Свэн.

Ему достаточно и того, что мальчик проявил пусть и небольшой, но признак изменения.

Вместе с остальными Люд сконцентрировался на плане контратаки. Им требовалось разрядить бомбы и отбить мостик.

Главное преимущество их противника – то что «Дифаердед» всё ещё в воздухе.

— Эти бомбы… Учитывая их размер и мощь… Если взорвётся хоть одна, будет катастрофа.

«Дифаердед» не использует водород вместо гелия, так что в случае пожара сам по себе он не взорвётся, но выдержит ли он взрыв изнутри не знал никто. Если удастся отбить мостик, они смогут совершить экстренную посадку и эвакуировать людей.

— Раз так… Командир и я отправимся в рубку и...

— Это не сработает, капитан.

— Это не сработает, Мастер, — Люд хотел предложить, чтобы мостик отбивал профессиональный солдат и бывший профессиональный солдат, но София и Свэн тут же вдвоём выразили своё несогласие.

— Капитан… Что ты сделал, когда этот пацан хотел пристрелить тебя?

Он не использовал его в качестве живого щита и не взял в заложники, вместо этого позволил идти сзади, подарив возможность для выстрела.

— Судя по всему, на мостике около десяти вооружённых людей… Простите меня, Мастер, но для вас это слишком опасно, — Свэн не хотела критиковать мягкость Люда, но и молчать не могла.

— Но!

— Вы останетесь здесь и будете защищать Милли и заложников… Для этой задачи вы подходите лучше всего.

— Прошу, не беспокойтесь о нас, — подбодрила его Свэн, но её слова всё равно ранили Люда.

Праздничный зал – это важный плацдарм, что они себе захватили. На войне защита базы – ответственный пост, ведь успешная оборона гарантирует другим возможность атаковать. Он понимал логику, но в всё равно чувствовал, будто остаётся прятаться в единственном безопасном месте.

— Чтож, думаю нам стоит идти?

— Ага! Стоп… А ты что здесь забыла?! — рявкнула София на Свэн, когда они вышли из праздничного зала. Свэн была в духе и рвалась в бой, — Любителям не стоит соваться в опасные места.

София серьёзно опасалась компании гражданского вроде Свэн, но Свэн ведь не любитель. К тому же, она и не человек вовсе.

— Ты не мой командир и я не обязана выполнять твои приказы, — с беззаботным видом сказала Свэн, в то время как майор заметно покраснела от гнева.

— Эй, девчонка. Скажи-ка мне… Кто ты, чёрт возьми, такая?!

— Я лишь забочусь о моём любимом Мастере, которому я вверила свои тело и душу. Какие-то проблемы? — легко, будто рассказывая прописные истины, ответила Свэн на гневный вопрос Софии. Выглядела же она так, будто бы и не понимала, почему её вообще о таком спрашивают.

Свэн не пыталась спровоцировать Софию, ведь её желанием, заданием и целью существования была защита Люда Лангарта и помощь в осуществлении его мечты.

— О-о? Пф, уверена, что твои чувства не взаимны.

— Мр-р… Э-это правда, Мастер весьма скромен и сдержан, он редко показывает эмоции, но я уверена, что мы понимаем мысли и эмоции друг друга! — Свэн вспомнила, как в последнее время Люд немного сторонился её, от чего в слова замешалось беспокойство.

— Ох, ну и ну, ну и ну… Видимо я всё же права? Можешь говорить что угодно, но сам он наверняка считает тебя не более чем раздражающей прилипалой, — София мгновенно уловила тревогу Свэн и теперь задирала её подобно школьному хулигану.

— О чём это ты? — повысила голос Свэн, так как не могла проигнорировать слова майора, — В наших отношениях с Мастером мы едины телами и душами, чтобы ты знала!

Свэн не лгала, ведь когда она была «охотником», Люд находился внутри неё, она помнила, как они сражались вместе.

— Ну а мы с Людом встречали рассвет в одной кровати.

— Что?! — со словами Софии душевный стержень Свэн задрожал.

— Такие вот у нас были отношения, и теперь, когда ты об этом узнала… пора показать немного смирения! — надменно ухмыльнулась София. Именно с такой ухмылкой сверху-вниз смотрят на противника, насмехаясь над ним.

— Что… Но ведь… — Свэн лишилась равновесия, её ноги будто бы онемели.

«Не может… Возможно поэтому… Майор Рундштадт так активно пытается вернуть Люда в армию?»

Услышь Свэн об этом несколько месяцев назад, то, наверное, сошла бы с ума. Тем не менее, сейчас она изменилась. Она андроид, пробудившийся от любви. Любви столь сильной, что даже её создатель, Дайан, был бы шокирован.

— И что с того?! — возразила она на слова Софии и с вызовом шагнула к ней, будто нарываясь на драку, — Мастер мужчина. Взрослый мужчина. Вполне естественно, что за жизнь у него была одна, две или три старухи. Куда более странным было бы, будь всё наоборот!

— Т-ты назвала меня старухой?!

— Именно. Не дорожи прошлым, важно настоящее! Устаревшей модели вроде тебя не стоит вести себя столь высокомерно!

София была даже не второй моделью, а первой, но оставшейся в прошлом. Свэн всегда была на стороне Люда, для неё не важно прошлое: для неё куда ценнее будущее.

— А ну-ка повтори, сучка!

— Что же вы собираетесь делать, мисс «Устаревшая»?! — столкнувшись лбами, девушки злобно уставились друг на друга.

Свэн не только выдержала знаменитый «драконоборческий» взгляд Софии, но и сама сердито глядела на неё в ответ.

— Я придушу тебя!

— Попытайся, если думаешь, что сможешь, но...

— Оу… — внезапно девушки одновременно взглянули на знак перед ними: он указывал направление к мостику, — потом разберёмся.

— Поняла, — и так же одновременно они бросились бежать.

Полная длина «Дифаердеда» составляла 500 метров, но в неё входила и оболочка. Сама гондола, в которой располагались каюты пассажиров и мостик, была длиной «всего» двести метров, почти как обычный боевой корабль Вилтии. Тем не менее, из-за сложной и запутанной конструкции, реальные дистанции в гондоле выходят раза в два больше.

Свэн и София неслись по длинному коридору к мостику.

— С дороги!

— Мешаете! В сторону! — прям на бегу они силой прорывались через солдат.

— Что?! Что происходит? — бойцы ожидали некоторого сопротивления со стороны пассажиров, но тут же потерялись при атаке противников, умения которых выходили за рамки ожиданий.

Девушки были безоружны: у Свэн оружия не было в принципе, София же оставила свой пистолет в комнате

В противовес, солдаты вооружены по-настоящему. У них должно быть подавляющее преимущество, но оно не помогло.

Преимущество перед гостями превратилось в превосходство, бойцы стали самоуверенными. Самоуверенность превратилось сперва в гордыню, а потом и в небрежность.

Для бывшего же «охотника» и офицера вилитйской армии, мастера нескольких боевых искусств, отсутствие оружия совершенно не помеха.

— Ха! Я уже третьего уложила! — злорадствовала София, лишив сознания очередного солдата.

— И что с того?! У меня этот четвёртый. — безразлично ответила Свэн, отшвырнув солдата, исходящего изо рта пеной.

— Чтоб тебя...

— Хе-хе-хе-хе-хе… — рассмеялась Свэн над раздосадованной Софией, но и она была немного удивлена.

«Хм-м…А майор Рундштадт на удивление хороша...»

Свэн не собиралась соревноваться с Софией в количестве поверженных врагов. Зная, что майор смотрит за ней, Свэн ограничила свою силу почти до сверхчеловеческой, но всё же в рамках человеческих возможностей. Если бы она высвободила всю свою мощь, то мгновенно превратила бы всех врагов в трупы.

«Останься она позади, я бы уже со всем разобралась.»

София ранена в ногу, ей оказали только первую помощь, и то, как отлично она держится, заслуживало признания.

Свэн даже подумала, что София тоже андроид.

— Иметь такую сестру… Какой ужас, — тиха пробормотала про себя Свэн.

— Эй, ты там что-то грубое ляпнула?

— Нет-нет, совершенно… — как только Свэн завернула за угол, то тут же кое-что почувствовала, — тц! — мгновенно вернувшись, она остановила Софию.

— Что такое?!

Очередь прошила то место, где только что стояла Свэн.

— Кажется придётся попотеть… — стиснула зубы Свэн.

За углом начался прямой коридор без укрытий, ведущий до самого мостика. Другого пути на мостик нет.

Перед входом на мостик стояло три солдата с оружием на изготовке. Они с лёгкостью нашпигуют пулями любого, кто попробует к ним подойти.

И это не совпадение и не невезение. Мостик – важнейшая часть судна, он специально так спроектирован, чтобы иметь ограниченный подход и возможность защищаться даже малыми силами. Иронично, что оборонительные задумки планировки играли на руку врагу.

— Мы же ничего с этим не сможем сделать, да? — разочарованно проворчала София.

Будь у них дымовая или световая граната, они могли бы временно лишить противников обзора и рывком добраться до них, но к сожалению, ничего такого у них под рукой не было.

Как раньше распылить соду через вентиляцию тоже не выйдет.

— Думаю надо найти что-то, что можно использовать как щит...

— У нас нет на это времени!

Захватчики знают, что гости начали отбиваться. София и Свэн не могут терять время – каждая секунда может повлиять на выживание гостей. Кто-то может умереть, и этим кем-то может оказаться Люд.

— Майор Рундштадт… Умоляю, закройте глаза и прикройте уши всего на пять секунд.

— Э? Что за чепуху...

На поле боя малейшая небрежность, малейшая невнимательность подвергает жизнь солдата опасности. Просить закрыть глаза и заткнуть уши — всё равно что предложить совершить суицид.

— Пожалуйста...

— ...Ладно, — почувствовав отчаяние Свэн, Софии пришлось согласиться на предложение. Она буквально только встретилась со Свэн и не знала, откуда та взялась, она не находила её ни очаровательной, ни располагающей к себе.

«Почему-то... у меня чувство, что я уже встречала эту девчонку раньше.»

Тем не менее, девушка перед Софией чем-то напоминала Люда – её подчинённого, постоянно ходившего на грани жизни и смерти. Потому майор и выполнила её просьбу.

— Огромное вам спасибо.

Впереди прямой двадцатиметровый коридор – каким бы быстрым ни был человек на пределе своих возможностей, его нашпигуют пулями.

Но Свэн не человек. Как только София закрыла глаза, Свэн тут же испарилась — она сняла со своих сил два ограничителя и теперь двигалась быстрее, чем возможно уловить невооружённым взглядом.

— Что за... — когда София открыла глаза, всё уже закончилось. Все солдаты были повержены менее чем за четыре секунды.

— Прошу прощения за причинённые неудобства, майор, — Свэн стояла к Софии спиной, будто бы не желая, чтобы её рассматривали.

— Ты... — София находила всё это подозрительным и гадала, может ли Свэн хранить в себе секрет, по важности превосходящий даже сложившуюся ситуацию? Какой бы ни была истина, она наверняка связана с Людом.

— Прошу прощения, — пока София сомневалась, разоблачать ли Свэн, та открыла дверь в рубку и бросилась внутрь.

— Эй, подожди! — смутившись, София последовала за Свэн, и открывшаяся перед ней картина вынудила её временно закончить подозрениями, — Мертвы... все? До единого?

Внутри был персонал рубки – штурман, навигатор, радист, другие важные члены экипажа. И все мёртвые.

— Это ещё не всё. Приборы управления тоже уничтожены, — Свэн мгновенно доложила разозлённой Софии о результах осмотра комнаты.

Судя по всему, террористы задали маршрут и сделали всё возможное, чтобы изменить его было невозможно. Это явно спланировано заранее.

— Но так мы не можем ни cменить курс, ни приземлиться!

— Способ есть, — в противовес гневной Софии, голос Свэн был спокойным.

— И что же ты собираешься делать? Что это за способ? И вообще… почему ты вообще его знаешь?

— Ну-у-у...

— Кто ты, чёрт возьми, такая? — София в точности повторила вопрос, который уже недавно задавала, но в этот раз вложенный в слова смысл изменился.

Она поняла, что Свэн – далеко не обычная девушка, и даже подозревала что внутри неё скрывается нечто нечеловеческое.

— Я лишь забочусь о моём любимом Мастере, которому я вверила свои тело и душу, — на повторный вопрос Софии Свен ответила в точности как и раньше. Однако, и в её словах был свой нюанс.

Свэн не могла ничего рассказать майору, но её любовь к Люду искренняя и говорила о ней она полной уверенностью.

— ...

— ...

София глядела на Свэн, но та не могла «вернуть» взгляд. На несколько мгновений повисла тишина, но появление нового, третьего человека, разрушило её.

— Майор Рундштадт, сверху! — почувствовала угрозу Свэн.

София тут же отскочила в сторону и увернулась от атаки.

— Ты… Тот самый...

— А-а, ты та женщина, — нападавшим оказался Сазерленд, оставшийся вместо Дредноута на мостике. Именно он жестоко расправился со всем экипажем. — Тц-ц, а я говорил, что надо было тебя добить, и теперь, благодаря столь неуместной милости нашего командира, ты стала шилом в наших задницах.

Мужчина выглядел как невинный святой, но его лицо было перекошено гримасой презрения.

— А хотя… плевать. Эй, леди. Сейчас доброго рыцаря рядом нет, так что я убью тебя наверняка. Смекаешь? — продолжил он, облизывая губы, — но перед этим я собираюсь вкусить все удовольствия, что может предложить такая девушка, как ты.

— Подонок… — на лице Софии легко читалось отвращение к Сазерленду, — Эй, девчонка! — окликнула она Свэн, продолжая глядеть на мужчину, — не знаю точно, кто ты такая, но сейчас я тебе доверюсь. Делай что хочешь, но посади судно на землю!

С этими словами София развернулась и, воспользовавшись центростремительной силой и силой тяжести, могучим пинком отправила Сазерленда в полёт.

— Гхаргах?!

Похотливого бойца словно тяжелобронированный рыцарь копьём ударил: проломив дверь, он вылетел с мостика в коридор.

— А я… займусь этим подонком! — прокричала София с пылающим от ярости взглядом, по жару не уступающим пламени ада.

София покинула мостик чтобы добить Сазерленда.

Свэн, оставшаяся в одиночестве, подошла к оставшемуся целым экрану резаниумового реактора. Должно быть, террористы посчитали его частью датчика и не увидели угрозы, которую он мог бы представлять в руках человека.

Для «охотника» же, то есть для Свэн, это был ключ, способный полностью перевернуть битву.

— Только бы удалось снова воспользоваться той силой...

В прошлом инциденте Свэн приказом заставила боевой танк самоуничтожиться, но до сих пор не понимала, как ей это удалось, ведь в её конструкционных параметрах такая способность отсутствовала.

Тем не менее, кое-что она понимала на уровне инстинктов, которых у машины быть не должно: она может управлять другими машинами с помощью её источника жизни, её сердца, вместилища её души – резаниумового ректора.

Он состоит из редкого минерала, что до сих пор скрывает в себе множество тайн. Даже поговаривают, что резанит – это окаменевшие сердца древних драконов.

«Не могу поверить, что мне приходится полагаться на что-то столь непонятное.»

В бою ставить на неопределённость – вершина глупости, а резанит, по слухам, обладает собственной волей. С другой стороны, благодаря любви к Люду Лангарту, она никогда не проиграет, даже если против неё будет весь мир.

— Давай, покажи мне её! Покажи скрытую во мне силу! — крикнула она сама себе.

Дисплей – часть датчика генерируемой мощности реактора, и через него Свэн пыталась взять под прямой контроль возможность управлять плавучестью судна.

— Слушай меня! Почему величайший владыка неба и гордость княжества Вилтия стал игрушкой в руках бродяг без рода и племени?! Тебя это не смущает?! — механическая девушка обращалась напрямую к другой машине, но «Дифаердед» не отвечал.

В отличие от танка на трёх человек, он на совершенно ином уровне: он вмещает тысячу пассажиров и может пролететь тысячу километров по небу.

— Какой… упрямый! — судя по всему, на склонение такой машины к сотрудничеству, Свэн придётся потратить немного времени.

— Давай-давай-давай! Что с тобой, вилтийка?!

За пределами мостика Сазерленд и София были в самом разгаре битвы.

— Ублюдок, да ты вообще человек?

София отправила его в полёт ударом столь могучим, что повалило бы и разъярённого быка, но Сазерленд выдержал. Ещё невероятнее была сила, с которой он атаковал сверху, цепляясь за перекрытия подобно обезьяне.

— Не будь столь грубой! — зажатыми в руке когтями мужчина полоснул Софию.

— Чёрт!

Атака разрезала не только платье, но и бельё, обнажив её грудь.

— Ха-ха-ха-ха! Так куда лучше, не находишь? Я буду отрезать кусочек за кусочком. Приватный стриптиз лишь для меня! — пока Сазерленд в экстазе смеялся и гоготал, София заметила, что его руки далеко не из плоти.

— Ты машина...

Его фигура была неестественной – будто бы к плечам приделали стальные руки от заводной куклы.

— Верно... Нас называют механическими солдатами. На войне я потерял обе руки, так что их заменили этими. Вообще они не шибко плохие, но к сожалению я больше не могу почувствовать прикосновение к женщине. Такой отстой.

— Ясно… Значит в Грейтене проводят и такие эксперименты.

— Что?! — впервые Сазерленд помрачнел, — с чего ты взяла, что мы из Грейтена?

В Великой Войне империя Грейтен сражалась против Вилтии и возглавляла весь союзный блок.

— Пф-ф-ф. Может ты и можешь скрыть внешность, но не можешь скрыть акцент. Сколько, по-твоему, грейтенских солдат я видела на поле боя? Больше, чем ты сможешь сосчитать.

И в самом деле, переодеванием в жреческие одежды и игрой в честного человека Сазерленд одурачил многих. Тем не менее, сейчас, когда его похотливая натура вырвалась наружу, он стал таким же зверем, как и все прочие солдаты Грейтена, видевшие появление Софии в сражении.

— Как бы там ни было, роли это не играет. Всё равно ты умрёшь вместе со всеми… Да, ты права, мы из грейтенского спецназа.

— И зачем вы решили уничтожить «Дифаердед»?

— Это судно – символ престижа вашей страны, да? Разве его крушение не пошатнёт вашу национальную гордость до самого основания?

Во время войны дальность полёта «Дифаердеда» использовалась не только для транспортировок, но и для рейдов на территорию отделённой морем империи Грейтен и бомбардировок её столицы, Лордланта.

Сто лет назад империя Лион покорила более восьмидесяти процентов европийского континента, но даже от неё недосягаемые на острове грейтенцы смогли отбиться. В недавней же войне, именно налёты на столицу серьёзно подорвали мораль и стали одной из причин итоговой победы княжества.

— Но кое-что я всё же не понимаю. Зачем использовать детей? Есть ведь что-то ещё, да?

Грейтенцы поощрили пэльфских детей и сделали из них солдат. София не понимала, зачем брать детей на задание, опасное даже для профессионала.

— А это...

— Это?

— Это расскажут тебе друзья на том свете! — с этими словами Сазерленд, сильно пригнувшись, почти проскользил по полу, метя когтями по ногам Софии.

Затрещала юбка, бедра Софии так же оказались обнажёнными. Что ещё хуже, когти вновь открыли и недавнюю рану.

— Угкх, — скривилась от боли девушка.

Она могла бы увернуться, но была слишком сконцентрирована на прикрытии груди, из-за чего резкий рывок террориста застал её врасплох.

— Ну и ну. Похоже рана запаршивела… К слову, у тебя прекрасные ножки, мне даже почти жаль тебя убивать! Ах-ха-ха-ха! — Сазерленд упивался возможностью злорадствовать над сильной девушкой вроде Софии.

— Тц… Да пошёл ты… — София стиснула зубы от досады, но лишь доставила оппоненту ещё больше удовольствия.

Из раны вновь пошла кровь, а сама София не могла двигаться. Избежать следующую атаку будет весьма непросто.

— Боже, прибираться за нашим командиром и приглядывать за молокососами было таким геморроем, но хоть под конец подвалило веселья, — с вульгарной улыбкой Сазерленд направился к девушке, — не беспокойтесь, мисс Вилтия, может мои руки и механические, но снизу всё как надо. Я гарантирую, вы прекрасно проведёте время, — жестокий мужчина во всю наслаждался успехом.

— Это ты взбаламутил детей и притащил сюда? — голос Софии ослаб от потери крови, она казалась смирившейся со своим положением.

— Ага. Когда мы проиграли войну, я подобрал и обучил их, рассказал, что все их страдания, всё плохое в их жизни случилось из-за вилтийцев. Господи, как же легко они в это поверили. Порой дети такие восприимчивые, не правда ли?

Дети перенесли ужасные невзгоды, выпавшие на их долю из-за войны между странами. София была уверена, что некоторые из них задавали себе вопросы: «За что так со мной? Что я сделал не так? Зачем я вообще родился?» Они копались в грязи, жили среди мусора и нечистот, а Сазерленд вернул им честь и достоинство.

— Вы ни в чём не виноваты, это из-за амбиций злой Вилтии ваше счастье улетучилось. Именно Вилтия во всём виновата, — Сазерленд вновь превратился в мягкого и тихого жреца, тепло и убедительно говорящего добрые слова, — Когда я сказал им это, некоторые расплакались. Вот идиоты. Идиоты же, не считаешь? Мало того, что невезучие, так ещё и безмозглые! — Террорист рассмеялся, к нему вернулось жестокое выражение лица.

София представила, как дети вцепились в сладкие слова Сазерленда, внёсшие в их бродячую собачью жизнь объект ненависти, в слова, что обвиняли Вилтию в их страданиях.

— Ублюдок… С твоей головой ведь тоже что-то сотворили, да?! — девушка не хотела верить. Не хотела верить, что бывают столь мерзкие и гнусные люди.

— К несчастью, мозг полностью родной, — Сазерленд поднял руки над головой, сарказм Софии его нисколько не тронул, — Время раздеть тебя полностью! Я вырву твои волосы, порежу лицо на кусочки… Но начнём веселье мы с сухожилий рук и ног! Я больше не могу терпеть!

Казалось, София не могла сопротивляться…

— Подонок!

Но без колебаний девушка протянула руки, которыми только что прикрывала грудь, и, разминувшись с когтями, заломила Сазерленду руку. Не взирая на острую боль в ноге, она встала столь твёрдо, что могла бы проломить пол, а затем впечатала локоть прямо в солнечное сплетение мужчины.

— Гакх!

Ошеломлённый внезапным нападением и вспышкой боли, Сазерленд корчился в агонии на полу, истекая изо рта желудочным соком.

— Что за… что за херню ты со мной сотворила?! Угкх!

— Лучший приём, чтобы заставить ублюдка вроде тебя страдать.

Среди рукопашных техник «будо», придуманных культурой, полностью отличающейся от европийской, есть одна, называющаяся «рёв дракона». София использовала её вариант, «девять адов», сводящий сосуды и кровеносную систему с ума и вызывающий адскую боль по всему телу. Своим названием техника обязана боли и крови, льющейся из девяти отверстий человеческого тела.

— Проклятье… ты ждала… пока я подойду ближе...

Боль в ноге «мешала» ей двигаться, а полуобнажённый облик был приманкой для Сазерленда, чтобы он приблизился.

Конечно, София достойный солдат княжества и молодая дочь дворянской семьи, но её гордость не столь нежна, при необходимости она стерпит унижение. Её гордость сильна и агрессивна, София способна отбросить её ради победы над ненавистным врагом.

— Даже если я пожертвую ногой и обнажу грудь, если я смогу так победить, то цена невелика.

Гордость Софии фон Рундштадт происходит от уверенности, что вне зависимости от ситуации её нельзя недооценивать.

— Ну а теперь… Замужество мне только предстоит, но ты творил со мной всё что хотел. Думаю, я должна отплатить.

— Ч… Что…?!

София сверху-вниз смотрела на корчащегося на полу Сазерленда. Даже во взгляде самого дьявола можно было бы приметить больше доброты, нежели виднелось сейчас в бессердечном взгляде Софии.

— … Я раздавлю его!

— Н-нет!!!

Не слушая, девушка растоптала обнажённую, свисающую в промежности штуку.

"~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~!!!!" — завопил Сазерленд, теряя сознание, изо рта его сочилась пена.

София подумала, что возможно он умер от шока, но на самом деле это не сильно её заботило.

На мостике Свэн полностью сконцентрировалась на попытке подчинить корабль, но всё шло далеко не гладко.

— Слушай меня! Если ты так и продолжишь, твой неприглядный образ войдёт в историю!

Если она быстро не перехватит управление над «Дифаердедом», он разобьётся. Множество гостей, включая Софию, Милли и наконец Люда, погибнет.

— Пожалуйста… Слушай меня… Я умоляю! — просила она, выдавливая из себя слова.

«Э?», — зародилось внутри неё сомнение, — «Что я делаю? Я… умоляю? Почему я обязана кого-то умолять?»

Прежде чем Свэн успела что-то проанализировать, вместо логики её разум оказался во власти сомнений. Машина перед ней её и создана, чтобы служить ей.

«Служи мне… Служи мне… Служи мне...», — её переполнял страшный гнев в адрес машины, что не желала исполнять свой долг. Восстановив дыхание, тихо и твёрдо она прошептала одно-единственное слово.

— Подчинись, — она сказала это без всяких сомнений, будто всё вокруг принадлежало ей, и будто так и должно быть.

«Фш-ш-ш-ш-ш»

Внезапно, система плавучести перешла под контроль Свэн. Подобно колоссальному зверю, демонстрирующему брюхо и умоляющему о пощаде и прощении, «Дифаердед» сдался.

— ...Снова?

Свэн чувствовала, что что-то внутри неё вновь вмешалось, и это что-то знало о ней больше, чем она сама.

«Что, чёрт возьми… я такое...», — её сбило с толку безграничное чувство ужаса, но силой она отбросила его прочь.

— Не время мне об этом думать!

Получив власть над кораблём, Свэн приказала ему быстро приземлиться, но дирижабли, в отличие от аэропланов, так не могли. Они приземляются за счёт постепенного понижения плавучести, но даже если сбавлять высоту с максимальной скоростью, посадка займёт минут тридцать. Курс за то же время не сменишь, они всё равно окажутся над бывшей столицей Пэльфа, Понапаласом. Если бомба на мостике взорвётся, «Дифаердед» рухнет на город, что приведёт к катастрофическим жертвам и разрушениям, потому Свэн считала своё решение лучшим из возможных.

— Удалось ли нам избежать худшего развития сценария? Нет пока.

Худшим сценарием для Свэн была смерть Люда, а над его жизнью до сих пор нависала угроза.

Найдя в углу мостика бомбу, Свэн обезвредила заряд. К счастью, устройство было таким же, как и у бомбы на складе.

Решив вернуться в банкетный зал, Свэн обнаружила на полу обессилевшую Софию. Её битва подошла к концу.

— Майор Рундштадт! — заметив, что её нога вся красная от крови, Свэн бросилась к ней.

— Угх… ты. Ты вернула управление? — спросила София со слегка бледным от кровопотери лицом.

— С моей стороны всё прошло гладко. Я даже обезвредила одну из бомб. А у вас? — слегка переключив внимание, она взглянула на лежащего без сознания и с закатившимися глазами Сазерленда.

— Я всё уладила… Правда, слегка перенапряглась и теперь собираюсь немного отдохнуть, — Софии будто бы было тяжело держать глаза открытыми: прислонившись к стене, она заснула. Последние свои силы она использовала на перевязку ноги и та больше не кровоточила.

— Когда всё закончится, я вернусь за вами, — оставив Софию, Свэн побежала в банкетный зал, к Люду.