Том 6    
Эпилог. По другую сторону сцены

Эпилог. По другую сторону сцены

— Смотрите, доктор, в этот раз я не остаюсь в больнице. Разве я не великолепен? Это должно быть какой-то прогресс, верно?

Камидзё восторженно сказал это доктору с лягушачьим лицом в смотровой комнате. В этот момент Комоэ Цукуёми и Айса Химегами, стоявшие по обе стороны от него, вытянули руки и стукнули его по голове.

— Камидзё! Ты действительно не думаешь о том, что создаешь проблемы для окружающих! Создать столько проблем для Анти-Навыка… ну в самом деле! Позже я расспрошу тебя о том, куда ты потом отправился, так что будь готов объясниться!

— Разве я не сказала тебе несколько раз быть осторожным с этой особой по имени «Хёка Казакири»? Как только ты видишь женщину, ты перестаешь контролировать себя, похоже, нам нужно как следует исправить тебя.

— … Доктор, эти двое за моей спиной очень пугают. Можете ли вы позволить мне просто остаться в больнице? Мне нужно спрятаться, пока эти двое не успокоятся,. Если можно, отправьте меня в реанимацию, и запретите навещать.

В тот момент, когда Камидзё сказал это, парочка за его спиной стукнула его по голове еще быстрее.

Сейчас солнце уже село, и часы посещения закончились. Но, хотя Камидзё прыгал повсюду, он всё равно был пациентом, доставленным скорой помощью.

Нужно было тщательно обследовать его, после того, как он оказался замешанным в перестрелку и обрушение подземки. Это наверняка было разумное распоряжение.

Кстати говоря, Индекс и Казакири ждали в комнате для посетителей. Что касается Куроко Ширай, говорили, что ей не удастся поспать сегодня ночью, потому что придется привести всё в порядок.

Доктор с лягушачьим лицом выглядел явно беспомощным, видя, что должен осматривать пациента после работы. Он сказал Камидзё:

— Я действительно не выношу тебя; как ты можешь улыбаться после того как побывал в такой ситуации? Или слишком сильная усталость вызвала у тебя гиперактивность? Как бы там ни было, я должен напомнить тебе, что еще один шаг, и ты бы получил сложный перелом руки.

— …Что?

— Ты выглядишь удивленным, не так ли? Но это на самом деле очень вероятный исход. Рука человека может сделать много сложных вещей, но поскольку в ней слишком много суставов, она не может выдержать удар. Если речь идет о простом ударе, намного безопаснее наносить его молотом, а не кулаком.

Услышав эти слова, Камидзё вспомнил, что действительно ощутил некоторую боль в правой руке, и вздрогнул. Слова доктора были действительно деструктивными.

Доктор с лягушачьим лицом умело использовал угрозу, чтобы понизить уровень комфорта пациента, и быстро перевязал Камидзё руку.

Камидзё сохранял тишину. Комоэ-сенсей и Химегами тоже ничего не говорили.

Через некоторое время, глядя на перевязанную руку Камидзё, Комоэ-сенсей медленно сказала.

— В этом есть много подозрительных моментов.

— Подозрительных моментов?

— Да. Хотя я не пойму эти моменты даже если скажу их вслух, мне неудобно держать их в себе, так что сенсей их перечислит.

Комоэ-сенсей глубокомысленно улыбнулась, подняла указательный палец и сказала:

— Во-первых, почему бы это Хёка Казакири «появилась» рядом с Камидзё? Весь город наполнен полем рассеивания НД, так что, логически рассуждая, это могло случиться где угодно в этом городе. С чего бы ей несколько раз появляться рядом с Камидзё? Разумеется, это не совпадение.

После этого Комоэ-сенсей подняла средний палец.

— Во-вторых, Химегами сказала, что «Хёка Казакири — ключ к «Мнимому школьному району — организации пяти элементов», что это означает? Тем не менее, поскольку это слова учителей Женской академии Киригаока, может быть, это просто беспочвенные слухи.

И после этого она подняла безымянный палец.

— Наконец, третий момент. Почему террористка смогла точно определить положение Хёки Казакири, если та «появилась» только на один сегодняшний день? Даже мы в Академгороде совершенно не чувствуем присутствия Хёки Казакири, так что это могла быть утечка информации от администраторов Академгорода. Разумеется, это может быть просто совпадение, а может быть, тут есть связь.

Наконец, Комоэ-сенсей растопырила пять пальцев, сжала ладони вместе и сказала:

— Однако, почему столько совпадений произошло в одно и то же время? Возможно, это самый подозрительный момент.

Смотровую заполнила тишина.

У них было слишком мало информации, чтобы получить ответ.

В этот момент доктор с лягушачьим лицом обернулся и выглянул в окно.

Хотя из больницы его не было видно, далеко в том направлении было здание без окон.

— Теперь ты счастлив?

В некоей комнате того здания, в котором не было ни дверей ни окон, ни коридоров ни лестниц ни воздуховодов, Мотохару Цучимикадо отвернулся от образа, который плавал в воздухе и злобно сказал это.

Алистер, который плавал вниз головой в гигантском стеклянном цилиндре, слегка улыбнулся и не ответил.

Похоже, Цучимикадо не мог выдержать тишины и сказал:

— Используя людей как шахматные фигуры, получив ключ к Мнимому школьному району — организации пяти элементов, ты только что завершил ещё одну часть своего плана. В самом деле, для меня ты настоящий монстр.

Мнимый школьный район — организация пяти элементов.

— Никто не мог догадаться, что это было просто поле рассеивания НД. Никто не знает, что энергия, естественным образом испускаемая 2,3 миллионами учеников в Академгороде и есть Мнимый школьный район.

Пока в этом городе будут обладатели сверхспособностей, тут будет поле рассеивания НД, и поэтому будет Организация пяти элементов.

Вообще никто не знал, была ли Организация пяти элементов опасным или нет.

Это не была крупная энергетическая корпорация, вырабатывавшая энергию как атомная станция. Если бы в Академгороде появилась мощная сила, любой смог бы почувствовать, что что-то не так. Истиной Организации пяти элементов, или поля рассеивания НД была слабая энергия, которую могли ощутить лишь машины.

Тем не менее, Организация пяти элементов была неустойчивой, как вода при нуле градусов Цельсия в вакууме.

В вакууме, когда давление по-настоящему низкое, вода не будет замерзать при нуле градусов Цельсия, потому что точка замерзания понижается. Тем не менее, если перемешать её палочкой, вода замерзнет и в вакууме.

То же самое было с Организацией пяти элементов. Обычно эту слабую энергию могли обнаружить только машины, но если придать ей некоторый импульс, сила возросла бы. В этом инциденте сила Хёки Казакири значительно возросла со временем из-за «импульса». Однако было неизвестно, придало ли этот «импульс» нападение каменного голема, или же была другая зацепка.

Но сейчас вставал вопрос — насколько велик был этот «некоторый уровень импульса»? Никто не знал. Может быть, можно было просто вытянуть палец и щелкнуть им, чтобы вызвать сильный взрыв, а может быть, незачем было обращать на это внимание.

Кроме того, то, что «сила немедленно возрастет» было всего лишь «предсказанным» результатом. Никто не знал, какого рода эта сила, насколько велик её масштаб. Может быть, это могло закончиться исчезновением Академгорода с карты мира, а может быть, это вообще ничего не значило.

Раз нельзя было выяснить детали, нельзя было и судить о результатах. Поэтому, Академгороду не следовало так просто пытаться устранить Организацию пяти элементов.

Если так, почему бы им просто не контролировать её вместо того, чтобы пытаться уничтожить?

И ключом к этому была…

— Хёка Казакири? Ты намеренно позволил части Мнимого школьного района материализоваться, заставив её осознать себя человеком? Это безумие.

У парня была правая рука, называвшаяся Разрушителем Иллюзий.

Правая рука была единственной угрозой для Мнимого школьного района.

Почувствовав эту угрозу, он начал осознавать себя.

Аппетит, сон; основные желания, которые естественно проистекали из функционирования человека, все они были сигналами «хочу жить» и «я не хочу умирать». Другими словами, объекты, которые не знали о жизни и смерти, с самого начала не смогли бы развить личность или осознавать себя.

Если посмотреть с другой стороны…

Если бы кто-то использовал Разрушитель Иллюзий, чтобы внушить понятие «смерти», он мог бы заставить иллюзию, которая не имела самосознания, осознать себя.

Алистер, который до этого молчал, наконец произнес:

— Это тактика, которая должна позволить еще проще контролировать Мнимый школьный район. Вместо того, чтобы позволить ему пребывать в безличном состоянии «не знаю, что делать», я полагаю, что должен позволить ему быть способным думать, что облегчит предсказание некоторых его действий, и даже использовать это для переговоров или убеждения.

— Если ты можешь предсказать, что создаешь кого-то, дружелюбного к тебе, нет проблем. Но как бы ты справился с этим, если бы возник злодей, которого никто и представить не мог?

— Злодеев легче контролировать, чем хороших людей. Разница между ними только в методе, который нужно использовать, чтобы справиться с ними.

Цучимикадо выругался. Действительно, Алистер смотрел на людей не так, как обычный человек.

— Действительно ли есть смысл делать всё это лишь для того, чтобы добраться до Мнимого школьного района? — не мог не спросить Цучимикадо.

— Да, Мнимый школьный район — огромная угроза для Академгорода. Однако, угроза существует не только изнутри. Может быть, ты сделал это сегодня, и это медленно приведет мир к утрате стабильности. Непонятно почему, действительный член Английской церкви был избит Анти-Навыком, так что Собор святого Георга не будет молчать об этом. Ты что, думаешь, что сможешь использовать этот город для того, чтобы победить всех магов в мире?

При звуке угрожающего голоса Цучимикадо, безучастное выражение лица Алистера не изменилось.

— Если овладеть им, маги больше не будут заслуживать того, чтобы их бояться.

— Что ты сказал?

Услышав эти слова Алистера, Цучимикадо не мог не нахмуриться.

Мнимый школьный район, организация пяти элементов, они не собирались никого заверять, что в этом городе безопасно, это было просто для внутренних дел Академгорода. Поле рассеивания НД образовывалось только вокруг обладателей сверхспособностей.

Думая об этом, Цучимикадо неожиданно ощутил как плохое предчувствие ползет по его спине.

«Погодите-ка…»

Он снова попытался подытожить собрание поля рассеивания НД, которое было всеми чертами Мнимого школьного района — организации пяти элементов.

Оно было вроде инфракрасного излучения или звука высокой частоты; несмотря на то, что оно существовало, его нельзя было увидеть или услышать.

Это было нечто, существовавшее в другой плоскости, чем люди, используя некую силу, которая собралась, чтобы создать новый тип жизни.

Это было достаточно ясно для Мотохару Цучимикадо.

Как эта штука будет называться в терминах магии.

«Не говорите мне… ангел?!»

Нет, это жители Мнимого школьного района вроде Хёки Казакири, были «ангелами». А «город», в котором она находилась, был…

— Алистер… ты что, думаешь о том, чтобы создать искусственные Небеса?

— Что ты сказал?

Алистер лишь холодно дал ему этот ответ.

— Искусственные Небеса… нет, если они будут созданы одной лишь силой науки, их нельзя называть «Небесами» или «царством демонов». Это новый «мир», не существующий в классике вроде каббалистики, буддизма, христианства, синтоизма или индуизма.

И как только этот новый «мир» будет создан, это будет означать, что вся магия будет уничтожена.

Например, предположим, что плавучесть и подъемная сила в этом мире были бы резко увеличены.

В этой ситуации, как на рисунке дошкольника, самолеты не смогут взлететь, и никто не смог бы взлететь даже по проекту эксперта в авиастроении. Однако в реальности самолет всё равно скользил бы по взлетной полосе, пытаясь взлететь. Но, едва оторвавшись от земли, этот самолет сразу же потерял бы равновесие и разбился.

Как только появился бы новый «мир», окружающая среда магии резко изменилась бы, и это имело бы примерно такое же значение. Как только маг попытается использовать магию, его тело взорвется. Храмы и церкви, поддерживаемые магией, потеряют эту поддержку и рухнут.

То же самое произойдет с любой религией.

Если вдуматься, ясно, что в каждой религии есть определенный набор «правил». Разумеется, такой набор не единственный. В буддизме есть буддийские законы, в христианстве — христианские. Эти законы вроде всевозможных цветов, которые заново рисуются на этой огромной картине, называемой миром.

У всех религий есть один общий пункт, и это — определенный набор правил.

Так что же случится, если новый «мир» внедрится туда, где существуют эти законы? Изначально существовавшие законы и порядок перемешаются. Маги будут взрываться и убивать себя независимо от того, какой вид магии будут использовать.

Не важно, насколько хорош скрипач, он не сможет играть на скрипке, струны которой перепутаны. То же самое и с перепутавшимися законами.

В данный момент, ключ к Мнимому школьному району еще не был завершен. Как только он будет завершен, ни один маг не сможет использовать магию в Академгороде.

И сам Академгород был миниатюрной версией мира.

Как только развитие способностей выйдет на глобальный уровень, все люди смогут использовать сверхъестественные силы, и весь мир будет поглощен полем рассеивания НД. Мнимый школьный район, который существовал только в Академгороде, распространится на весь мир.

Нет.

Приготовления уже были завершены.

Действующие обладатели способностей, Сёстры, которых спас Камидзё, общим числом 10000 человек, сейчас были разбросаны по всему миру во всех агентствах, сотрудничавших с Академгородом. Почему их должны быть регулировать «снаружи»? Цучимикадо ломал над этим голову, и вот теперь получил ответ.

Этот нелепый эксперимент, которому подвергся Акселератор, на самом деле был предназначен не для какой-то эволюции до Шестого уровня, а для того, чтобы рассеять клонированных обладателей способностей по всему миру; они придумали план уничтожения обладателей способностей, а затем отменили этот проект Шестого уровня. Используя эти два фальшивых действия, они разослали Сестер по всему миру.

Эту тактику следовало считать успешной, поскольку в данный момент никакие церкви и силы, включая Английскую церковь, не обнаружили истинную причину, по которой Сёстры были высланы «наружу». Нет, даже если бы им это удалось, они бы не поняли всей серьёзности этого. Самое большее, они бы подумали, что Академгород пытается прибрать беспорядок, вызванный его внутренними проблемами.

Эти обладатели способностей были словно антеннами Мнимого школьного района, покрывающими весь мир.

После этого, как только они смогут наложить руки на этот незавершенный Мнимый школьный район и позволить новому «миру» активироваться.

Все маги утратят контроль над своими способностями и самоуничтожатся из-за нового «мира».

Но для обладателей способностей поле рассеивания НД было совершенно безвредно.

Если так, результаты войны между магической стороной и научной стороной будут очень очевидны. Нет, это нельзя будет даже считать войной. Это будет вроде вышибания мозгов врагам, которые уже сдались.

Думая об этом, Цучимикадо потряс головой.

Было ли это действительно окончательной целью Алистера? Может быть, да, может быть, нет. Этот человек мог улыбаться и думать, что этот уровень событий был только ступенькой чтобы помочь ему достичь других его целей, но может быть, он и об этом не думал.

Трудно было сказать.

Этот человек, Алистер, который выглядел и как мужчина и как женщина, и как взрослый и как ребенок, и как святой и как преступник, обладал всеми возможностями человечества. Поэтому никто не мог угадать, о чем он думал. Не было бы преувеличением сказать, что он мог думать о том, о чем сейчас думало всё человечество.

Цучимикадо вздрогнул, но, словно побитая собака, пытался выглядеть смелым, говоря:

— Хмф, если бы Английская церковь знала об этом, они объявили бы войну. В данный момент мне по-настоящему жаль Шерри Кромвель. Судя по тому, что я вижу из твоего огромного заговора, она не просто играет роль злодея, а является персонажем, который встает на битву против сил зла, чтобы защитить свой собственный мир.

— Не будь таким параноиком. Я не собираюсь сражаться против церкви. Кроме того, чтобы создать эти Искусственные Небеса, о которых ты подумал, мне нужно действительно понять, как работают настоящие Небеса. Это дело магической стороны; это не то, что я смогу понять, оставаясь на стороне науки.

— Ты меня что, держишь за вчера родившегося? Кто в этом мире лучше понимает магию, чем ты?

Сказал Цучимикадо, скривив губы.

— Маг, Алистер Кроули…

В 20 веке жил маг, которого славили как величайшего мага в истории.

Все были согласны, что он был самым выдающимся магом в мире, и к тому же, наибольшим конфузом для магии.

Никто еще в истории не делал того, что оскорбило бы мир магии до такой степени, как он.

Это было сделано для того, чтобы отказаться от магических сил, которые он развил, и начать с нуля, анализируя науку и технологию.

Почему Алистер отказался от всего, что имел, когда стоял на вершине магов, не знал никто. Но это было самым сильным оскорблением для магического мира. То, что самый сильный в мире маг отказался от магии и перешел на сторону науки. То, что сделал Алистер, было всё равно, что быть лидером магического общества, и без всяких компромиссов сдаться науке.

Поэтому Алистер Кроули стал врагом для всех магов мира. Люди, которые пытались убить его, были не только англиканами, специализирующимися в охоте на ведьм, но и людьми, которые хоть чуть-чуть были связаны с магией.

Стейл и Алистер уже встречались друг с другом, но Стейл не разглядел истинной личности Алистера, и на то была причина. Говорили, что Английская церковь долгое время собирала информацию об Алистере Кроули, пока охотилась на него. Однако, эта информация была фальшивкой, утечку которой организовал сам Алистер. Поскольку исходная информация была ложной, независимо от того, использовались ли для того, чтобы выследить Алистера магические или научные средства, это не позволяло найти никаких связей с настоящим Алистером Кроули. Другими словами, для Английской церкви, «Алистер» выглядело просто обычным именем, может быть, даже и фальшивым.

От этого уровня терпения и силы воли у Цучимикадо отвисла челюсть. Даже если бы он сам мог это сделать, он не стал бы так рисковать. Или, возможно, это просто показывало разницу сил Алистера и Цучимикадо.

— Просто отнесись к этому как к тому, что я не собираюсь признавать свое поражение перед тобой, я дам тебе один совет, Алистер.

— Хм, я весь обратился в слух.

— Ты когда-нибудь слышал слова «hardluck»?

— Это означает «невезение», верно?

— У них есть и другое значение. Это «неважно, сколько раз кто-то встречается с адской судьбой, этот человек достаточно счастлив, чтобы безопасно преодолеть это».

Цучимикадо хихикнул и продолжил.

— Я не понимаю, что у тебя на уме. Даже если ты объяснишь мне подробнее, я, скорее всего, не смогу понять. Но, когда ты воспользуешься этим Разрушителем иллюзий, я надеюсь, ты будешь готов. Если ты собираешься обращаться с ним неискренне, эта правая рука разорвет твою иллюзию на части.

После того, как Цучимикадо сказал это, в комнате появилась телепортерша, словно это было идеально спланировано.

После этого Цучимикадо забрала девушка, которая была ниже его на 30 сантиметров.

В этой пустой комнате человек, висевший вниз головой, пробормотал себе под нос.

— Хм, мир, в который я верил, был уничтожен уже давно.

Индекс и Хёка Казакири сидели бок о бок на кушетке в комнате ожидания в больнице.

В общем, приводить в больницу домашних животных запрещалось, так что трехцветный кот сторожил дом. Монашка в белом, которая обычно держала кота, выглядела нетерпеливой, не зная, куда деть руки.

Казакири осторожно сказала Индекс:

— Э… эта… юбка… ты не собираешься чинить её?

Индекс была ошеломлена, и посмотрела на низ своей одежды. Она вытащила безопасные булавки, чтобы сражаться с каменным големом, и теперь её юбка вся разошлась. Сейчас это выглядело как китайское платье с высоким разрезом.

— Это… выглядит возмутительно… вообще никакого ощущения защищенности, так опасно…

— После того как столько всякого случилось, у меня действительно не было времени, чтобы починить её. Хёка, это выглядит странно?

— Это… это было… очень странно… это было странно с самого начала… и это еще более странно сейчас…

— Сейчас это еще более странно?

Индекс прищурилась, словно только что услышала истинные слова Казакири.

В этот момент произошло что-то странное.

Хёка Казакири горько многозначительно улыбнулась, и неожиданно начала колыхаться, словно туман. Как будто это была иллюзия, того, что если она не будет осторожной, тело Казакири растворится в воздухе.

Индекс ахнула. Очертания Казакири начали колыхаться, но она так и не прервалась.

— Хё… Хёка… это…

— М-м… это немного хлопотно…

Казакири улыбнулась и сказала.

— Моё тело… словно блок способностей, сконцентрированных воедино, так что… как бы я ни пыталась, я могу существовать только в нестабильном состоянии. И я не смогу оставаться вечно… — Ссзналась Казакири. Однако, Индекс подумала о другой возможности.

Разрушитель иллюзий.

Рука убийцы, стиравшая все сверхъестественные силы, не заботясь о том, хорошие они или злые.

— Нет, дело не в этом.

Похоже, Казакири увидела, о чем подумала Индекс по выражению её лица.

— Сила этого человека… не повлияла на меня… если бы это случилось, я бы скорее всего растворилась в воздухе. Так что это не его вина… — Мягко сказала Хёка Казакири, но её голос иногда варьировался от высокого тона до низкого.

— … Не беспокойся, меня не уничтожить так просто… моё тело обладает силой 2,3 миллиона человек… продолжительность моей жизни во много раз больше, чем ваших…

Хёка Казакири улыбнулась.

Индекс добавила знание, которое было в её голове, к словам Казакири, думая, что всё в порядке.

Но, по какой-то причине, Индекс все равно чувствовала сильную неуверенность.

Очертания Казакири продолжали неестественно колыхаться, не издавая ни звука. Может быть, это была иллюзия, но колыхания выглядели сильными, словно рассеивался туман.

— А… да… насчет кое-чего… я не знаю, важно ли это для тебя…

— Что?

— Насчет силы того человека… я … не особо уверена…

Сделав небольшую паузу, Хёка Казакири сказала:

— Правую руку Томы Камидзё нельзя объяснить сверхъестественными силами.

Индекс была шокирована, и всё её тело застыло.

— Погоди… постой, Хёка, это невозможно, верно? Такая правая рука не существует в магии! Этой странной силы нет в знании, содержащемся в 103000 гримуарах, которые хранятся у меня в голове! Если это не эсперская сила, я не могу объяснить её!

— Ма… магия? Я не знаю… что это…

Казакири улыбнулась.

— Однако, я могу подтвердить, что это не эсперская сила… моё тело сформировано при помощи… всех эсперских сил в Академгороде… если бы этот человек был эспером, в тот же самый момент как его слабая энергия вошла бы в моё тело, она бы мгновенно уничтожила его.

Индекс припомнила, как этот парень говорил, что его сила не происходила из Академгорода. Что это была не искусственная, а врожденная способность.

Если так, что это была за сила? Индекс погрузилась в глубокие размышления.

Поскольку это не была ни магическая ни эсперская сила, это была другая форма силы.

— Мне.. пора идти…

Сказала Казакири и поднялась с кушетки.

Всё, что было на уме у Индекс мгновенно исчезло. Она быстро бросила взгляд вверх, чувствуя себя очень незащищенной. Она сказала, что вернется, но где? Если подумать об этом обычным образом, в сущности это означало, что настала ночь и пора было идти по домам. Тем не менее, по безосновательным причинам Индекс чувствовала, что за этим скрывался более глубокий смысл.

У Индекс на лице было выражение как у брошенного ребенка. Казакири мягко улыбнулась и сказала:

— Не волнуйся… всё в порядке. Даже когда моё тело исчезнет, я не умру… меня просто не будет видно, нельзя будет коснуться… даже если ты не будешь этого чувствовать, я всегда буду оставаться с тобой…

Индекс задумалась: почему бы это она сказала такое именно сейчас.

Словно они не увидятся больше.

Несмотря на то, что не было доказательств.

Хёка Казакири не сказала ничего, что выглядело бы как прощание.

— ХЁКА!

Индекс не могла не окликнуть Казакири, которая повернулась к ней спиной.

Казакири медленно обернулась.

— Да?

— Можно… можно мы пойдем развлекаться и завтра?

Индекс сказала это со слезами на глазах.

Хёка Казакири улыбнулась.

Она ответила:

— Конечно.