Том 8    
Глава 3: Сокрытие ценнейших остатков — “Remnant”

Глава 3: Сокрытие ценнейших остатков — “Remnant”

1

У средней школы Токивадай есть общежития и в «Школьном саду» и вне его.

Куроко Ширай и Микото Мисака живут во «внешнем» общежитии.

— Гык… а…

Плетясь к задней части общежития, Ширай едва не сблевала кровью. Она попыталась заставить себя проглотить остаток крови во рту и двигаться дальше. Прежде всего, ей нужно было перевязать раны, но тело её не слушалось. Из-за боли она не могла как следует контролировать свою способность к телепортации, так что почти не могла ею воспользоваться.

Её правое плечо, левый бок, правое бедро, правая голень.

Несколько острых металлических дротиков, вонзившихся в разные части тела, продолжали прижимать ткань её одежды к ранам, натирая их. При каждом шаге волшебное ощущение того, как одежда трётся об кожу, запечатлевалось в её мозгу болью.

Мятая школьная сумка казалась теперь тяжёлой как гантель.

Ширай понимала, что потеряла много сил и чувствовала себя из-за этого довольно паршиво; она чувствовала холодок в животе.

Добравшись до задней стены общежития, Ширай посмотрела на окна, и убедилась, что свет в её комнате не горит.

«Это хорошо… Онэ-сама… ещё… не вернулась…»

Ширай слабо улыбнулась, и снова сосредоточилась.

Разумеется, в таком жалком состоянии она не могла войти через парадную дверь. Куроко Ширай мужественно терпела боль, дрожащая и взволнованная, пытаясь выполнить в уме вычисления и телепортировать себя прямо в комнату.

На мгновение ощущение силы тяжести пропало.

Если попробовать объяснить понятно, когда пользуешься «мгновенной телепортацией», возникает ощущение лёгкого полёта в воздухе; откровенно говоря, это ощущение потери опоры, бытия самой по себе. Это словно поездка на американских горках, сильное ощущение нервозности сжимает ей желудок.

— …Ух!

Ширай без происшествий приземлилась в совершенно тёмной комнате. Она не включала свет и просто бродила по комнате, разыскивая аптечку первой помощи и запасную одежду. Что касается нижнего белья, она оставит на себе то, что на ней сейчас; это сэкономит время. Она открыла сумку и вытащила бумажный пакет с покупками, сделанными в магазине нижнего белья.

Держа эту кучу вещей, Ширай двинулась к ванной. В ванной не было окон, и её не освещал ни единый лучик света; она была погружена в полную темноту. Ширай закрыла дверь, нащупывая выключатель. Щёлк, тесная ванная осветилась дневным светом.

— А… ух…!

Её руки ослабли, и вся куча вещей, которую она несла, свалилась на пол. Ширай невольно прислонилась к стене, дротик, который вонзился ей в бок, ударился о стену, отчего Ширай пронзила боль, как от удара током; она потеряла равновесие и упала на пол. Она почувствовала по всему телу боль самого разного оттенка.

«Двадцать первое… августа…»

Хотя в голове у неё всё ещё царил хаос, Ширай продолжала сидеть на полу, роясь в своей памяти. Почему та девушка спросила её, не случилось ли чего-то необычного 21-го августа?

«В самом деле… Онэ-сама вернулась очень поздно… и … это был тот самый день, когда «этот мистер» неожиданно пришёл к нам в общежитие…»

Когда она подумала об этом, другие воспоминания продолжали всплывать в её голове.

«Тот мистер… он через некоторое время ушёл… верно, плюшевый мишка Онэ-сама исчез из-под её кровати. К тому же, по улицам без видимой причины пронёсся сильный порыв ветра, и были даже свидетели, которые были в окрестностях транспортного депо, и сказали, что там был сильный взрыв и ослепительная вспышка».

Наконец, Ширай вспомнила слухи, которые начали распространяться после того дня.

Ширай подняла голову.

«Согласно неподтверждённому сообщению, сильнейший в Академгороде эспер пятого уровня был кем-то побеждён».

Для предотвращения каких-либо ненужных волнений, Генеральный директор Академгорода немедленно приказал взять под контроль информацию об этом происшествии. Поэтому Ширай не смогла узнать, кто победил сильнейшего эспера пятого уровня.

Мощный взрыв, вспышка, ветер, превысивший семь баллов, депо, которое люди считали местом происшествия, всё это было вроде боевого крещения взрывом (?). На Антинавык были возложены восстановительные работы, но как-то раз Ширай, как член Правосудия, помогала им. Тогда все говорили одно и то же.

Эти разрушения действительно невероятны.

Тот, о ком говорили как о сильнейшем эспере пятого уровня в Академгороде, определённо не был блефом.

Однако…

В самом деле невероятно, чтобы противник вообще остался на ногах после того, как выдержал атаку эспера пятого уровня.

«К тому же…»

Сама Ширай в частном порядке получила ещё кое-какую информацию.

«… Возможно, когда эти два эспера сражались, Онэ-сама была поблизости».

Поскольку Куроко Ширай кое-что видела.

В депо, где было разрушено множество контейнеров, и повсюду была разбросана всякая всячина, никто бы не обратил внимания на монету. Никто, кроме Ширай.

Подобрав её, Ширай поверила в это ещё сильнее.

Это был игровой жетон из нешлифованного металла.

И этот жетон был совсем как те. которые некая девушка использует, когда стреляет из своего рейлгана. В этот момент мысли Ширай были прерваны нестерпимой болью. Двадцать первое августа определённо не было обычным днём, но Ширай не могла понять, что тут общего с этим происшествием.

«В любом случае, сперва нужно обработать раны», — решила Ширай.

Кончиками пальцев она осторожно дотронулась до штопора, вонзившегося ей в правое плечо. Эта здоровая штука с металлической спиралью наверняка изорвёт ей мышцы, если она попробует её вытащить.

«Какая ирония… в этой ситуации как раз пригодится моя способность».

При помощи её способности к мгновенной телепортации штопор, воткнувшийся ей в плечо, растворился в воздухе, и снова появился перед Ширай. Потеряв опору, это оружие с резким звуком упало на пол.

Из раны хлынула кровь.

Предмет, затыкавший рану исчез, поэтому потеря крови стала ещё сильнее.

Ширай не решалась вытащить металлические дротики и штопор именно из-за того, что не могла остановить кровь.

— …!

На мгновение её зрение помутилось, и всё вокруг завертелось. Ширай сразу же затрясла головой, стараясь сосредоточиться. Она посмотрела на лежавший на полу окровавленный штопор, и у неё отвисла челюсть.

«Штопор, сделанный в Шеффилде, с рукояткой из майолики… полностью игнорируя то, где он был сделан, историю, традиции, мысли и верования, это в самом деле грязно. Похоже, я встретилась с по-настоящему опасным клиентом».

Снова, при помощи того же метода, Ширай телепортировала прочь металлические дротики, вонзившиеся ей в бок и лодыжку, и в то же самое время набрала телефон Кадзари Уихару.

— Алло, алло, это Уихару. Ширай-сан, я уже сделала то, что вы приказали… УА! Вам больно! Я чувствую это по Вашему дыханию.

Действительно, Ширай позвонила Уихару до того, как направилась в общежитие. Помимо сообщения о том, что она проиграла, и багажную сумку украли, она потребовала, чтоб Уихару проверила информацию о «Дереве диаграмм», установила личность телепортера и предсказала путь бегства. Однако было по-настоящему трудно проследить перемещения телепортера, так что последний пункт надо было выполнить только по мере возможности.

В то же самое время Ширай потребовала, чтобы Уихару никому не говорила, что Ширай ранена. Если бы Ширай этого не сделала, ей, наверное, помешали бы.

В Правосудии состоят только школьники, а в Антинавыке — учителя. Так что серьёзными делами занимается Антинавык. На то есть две причины. Первая — они не могут подвергать опасности детей. Вторая — они не хотят, чтобы дети обладали этой огромной силой, которая может решить эти опасные ситуации.

Стоило бы вышестоящим узнать, что Ширай так сильно ранена, и они наверняка не позволили бы ей действовать дальше. Но то, что телепортер в самом деле произнесла слова «Туз Токивадая», «Микото Мисака» беспокоило Ширай.

Поэтому Ширай определённо не должна была отступать и не должна была об этом заботиться.

— Вы в самом деле в порядке? Страстная женщина, которая сражается, это, знаете ли, уже вышло из моды.

— Забудь… об этом… что ты выяснила?

Ширай бросила окровавленные металлические дротики на пол, и, изгибая своё основательно израненное тело, стянула с него всю одежду. Тонкий шерстяной джемпер, который носили летом, рубашку с короткими рукавами. Затем она расстегнула и сняла юбку. В этот момент Ширай увидела, что и бельё залито кровью, и её челюсть отвисла от потрясения. Затем она сняла бельё и кинула его на пол. Оказавшись в комнате, она не разулась, так что теперь сняла разом туфли и носки. Она даже сняла кожаные повязки, обернутые вокруг бёдер, в которых держала металлические дротики, оставшись совершенно голой. Ширай по очереди осмотрела свои раны.

— Во-первых, насчёт телепортера. В базу данных занесено 58 таких эсперов из Академгорода, в том числе и вы. Как и можно было ожидать, не так много людей умеют пользоваться способностью, требующей вычислений и манипуляций в одиннадцатимерном пространстве,.

— Есть кто-то, похожий на то, что я описывала?

Окровавленной рукой Ширай дотянулась до прямоугольной аптечки первой помощи.

— Есть 19 человек, способных перемещать одновременно несколько предметов, в том числе и Вы.

Уихару сделала паузу, прежде чем продолжить.

— Три человека соответствуют критериям Вашего описания, но только у одного из них нет алиби. Я могу проследить за двумя другими при помощи камер наблюдения.

Уихару, не колеблясь, сделала вывод:

— Ученица второго года Женской академии Киригаока, Аваки Мусуджиме. Как и Вы, она телепортер, но её способность несколько отличается.

— Определённо она несколько отличается… она может телепортировать десять мужчин и использовать их в качестве щита. Так что общий вес должен быть около 700 килограммов, это действительно отличается от моих способностей.

Ширай не отрицала того, что находится в проигрышной позиции, потому что верила, что найдёт способ из неё выбраться.

Открыв аптечку, Ширай достала мягкий тюбик, похожий на тюбик зубной пасты. Открутив крышку, она выдавила пастообразное вещество и намазала его на раны. Это было лекарство первой помощи, которое использовалось для обработки открытых ран, и заодно дезинфицировало, сворачивало кровь и залечивало рану. Изобрёл его удивительный исследователь в области медицины, известный как Heaven Canceller, но простому человеку было непросто достать это лекарство. По большей части оно справлялось с открытыми ранами, но в отдельных редких и особых обстоятельствах оно не срабатывало. Если оно не поможет, придётся обращаться к доктору.

— Помимо этого есть и другие значительные отличия. Ваша способность это «перемещать вещи, которых Вы касаетесь, в другое место», то есть, используя Ваше тело как нулевую точку, телепортировать предмет в точку А, но способность Мусуджиме — «переместить удалённый предмет из одной точки в другую, то есть, переместить предмет из точки А в точку В». Другими словами, для её способности стартовая точка не является фиксированной, в отличие от Вашей.

— Не удивительно… что она объявила себя «телепортером перемещения» (?)

Ширай слегка прикусила губу, обдумывая всё это.

Прежде всего, Мусуджиме действительно перемещала много предметов, которых она не касалась своими руками. Однако, саму Куроко Ширай она не телепортировала. Если бы она смогла это сделать, не было бы необходимости в стрельбе. Ей просто нужно было бы набить (?) тело Куроко Ширай чтобы победить её раз и навсегда.

— Тут у меня есть и один интересный доклад. Согласно нему, похоже, Мусуджиме не может телепортировать человека, обладающего похожей способностью. Может быть, из-за того, что AIM поле сходного типа влияет на способность Мусуджиме, но что касается этой способности диффузии AIM, её мало исследовали, так что информацию нужно подтвердить… в соответствии с этим докладом это явление не ограничивается одной Мусуджиме. Ни один телепортер не может телепортировать человека с похожей способностью. Ширай-сан, это правда? (? терминология)

— Без понятия. Я в первый раз встретила эспера со способностью того же типа.

Затем Ширай хмыкнула.

Хотя это не доказано на практике, представить себе такое несложно. Телепортер должен рассчитать свои абсолютные координаты в 11-мерном пространстве, а не «расположение на поверхности» в трёхмерном пространстве. Так что когда другие телепортеры захотят изменить собственные координаты, «информация о координатах» в его голове будет искажена.

— И в несущественном примечании к докладу об эксперименте сказано, что Аваки Мусуджиме серьёзно пострадала на уроке два года назад, когда потеряла контроль над своей силой.

— … Это и правда несущественное примечание. К тому же, оно никак не поможет нам найти её слабость. Ну в самом деле, как чудовище вроде неё может быть всего лишь четвёртого уровня?

Ширай думала, вытягивая бумажные салфетки из своей порванной юбки, стараясь вытереть кровь вокруг ран. Кожа, у которой была эта деликатная эластичность (?), неожиданно почувствовала прохладу.

— При одном только использовании правильной методики, её техника никак не проиграет эсперу пятого уровня. Возможно, она даже может знать о каких-то слабостях, о которых мы не знаем.

На другом конце провода, Уихару беззаботно сказала:

— Далее, что касается «Дерева диаграмм».

— Я бы в самом деле хотела, чтобы это было большой грязной ложью, которую выдумала Мусуджиме, но похоже, это просто фантазия.

Воспользовавшись резиноподобной пастой и наложив её на раны, Ширай перевязала их. Когда бинты прикоснулись к коже, Ширай снова почувствовала, что немного вспотела.

— Нет, я не смогла найти никакой важной информации по поводу уничтожения «Дерева диаграмм». Формально, «Дерево диаграмм» всё ещё летает по спутниковой орбите. Академгород в самом деле запускал космический челнок в прошлом месяце, но его задание не имело никакого отношения к «Дереву диаграмм».

— Что происходит?

Ширай нахмурилась и перестала перевязываться.

Она вспомнила фотографию, которую Мусуджиме показала ей, когда она упала в переулке.

Спутник, расколовшийся на несколько частей.

Голос Уихару тоже звучал несколько встревожено.

— Я не знаю, похоже ли это на хорошие новости… другая группа наших коллег нашла жертву, укравшую ту багажную сумку (?). Он контрабандист, и знает только то, что его клиент из 23-го района, но он не в курсе дел со спутником. Мы уже проверили его память при помощи телепата; он не лгал.

Контрабандист.

— Может быть, он эксперт в торговле, — подумала Ширай. После того, как багажную сумку украли, он в самом деле попытался преследовать группу грабителей, так что было видно, что он довольно серьёзно относится к своей работе…

— Другими словами, 23-й школьный район хотел отправить этот предмет в багажной сумке в какой-то исследовательский институт Академгорода, поэтому нанял контрабандиста для этой работы. Однако багажную сумку украла Мусуджиме со своей шайкой. Хотя ограбленная группа хочет вернуть себе эту вещь, это конфиденциальная информация, которую нельзя раскрыть так просто, и можно лишь вернуть её назад, используя свои способности на полную… вот, значит, что случилось?

Ширай медленно подвигала своими перевязанными конечностями, проверяя, не течет ли из ран кровь. Похоже, эта быстросохнущая резиноподобная лекарственная паста полностью закрыла раны.

— Хотя довольно интересно посмотреть, кому 23-й район отправил эту штуку, главная проблема — установление личностей грабителей. Полагаю, что скрывающийся за этим виновник это внешняя организация, враждебная Академгороду. Разумеется, исключая то, что ты описала, я полагаю, что внутренняя борьба между различными группами в Академгороде потребовала бы такого грубого метода как «кража». (?)

— … Враждебная внешняя организация. Как Мусуджиме связалась с такими людьми? Да кто она такая?

— Мусуджиме обычно подавала заявки на отлучку в старшей школе Киригаока, но все её отлучки обозначены как «отлучки по особым обстоятельствам». Странно, не правда ли? Она даже не состоит в правосудии.

— Другими словами, её работа может быть противостоящей нашим обязанностям как членов Правосудия?

Уихару понизила голос и сказала:

— Согласно неидентифицированному докладу, она «проводник» в то здание без окон.

— … Главная база Генерального директора Академгорода?

Это слух как в кино, но верховный лидер Академгорода живёт в особом здании, которое может даже поглотить и устранить атомную бомбардировку. В здании нет окон и вообще входов, и туда можно только телепортироваться при помощи «проводника».

Если эти слухи правдивы (или даже более преувеличены, чем то, что предполагают слухи), это значит, что Мусуджиме может знать о таких вещах, о которых не знают обычные люди, и имеет возможность встречаться с самыми разными людьми самого необычного происхождения. Может быть, именно поэтому её выбрал внешний мир.

— Хотя мы не знаем, почему Мусуджиме хочет это сделать, давай предположим, что она тайно связана с внешней организацией и запланировала это ограбление. Предмет в багажной сумке… она назвала его «обломком». И теперь он у неё…

— После этого она передаст эту вещь людям из этой внешней организации.

— Ты можешь проверить её передвижения?

Ширай протянула руку чтобы взять бельё, которое она хотела надеть, и только тут заметила, что её руки испачканы в крови. Поэтому вначале она подошла к раковине, вымыла руки и спокойно подумала. Девочка с парой косичек, зажавшая телефон между щекой и плечом, совершенно голая, моющая руки в ванной. Действительно смешное зрелище.

— Это трудно. Телепортеру не нужно передвигаться по улицам. К тому же, Вы знаете, что у системы камер наблюдения Академгорода есть мёртвые зоны.

Уихару сделала паузу, затем продолжила.

— А, хотя она вообще не попала на камеры, это тоже может быть зацепкой.

— Что ты имеешь в виду?

Ширай насухо вытерла руки полотенцем, взялась за бельё и спросила. Обоими руками она натянула трусики до пояса… лишь для того, чтобы почувствовать, что натянула их несколько сильно, и немного спустила их.

— Поскольку она передвигается по мёртвым зонам камер, нам нужно обследовать все их. По сравнению с общей площадью Академгорода, эти мёртвые зоны занимают довольно мало места.

— … Знаешь, ты говоришь это довольно спокойно. Я тут сейчас серьёзно ранена… БОЛЬНО!

Ширай обеими руками пыталась застегнуть крючки на лифчике, но от этого её мышцы напряглись, и она тут же почувствовала резкую боль в боку. Ширай подумала: «Надо было мне носить лифчик с застёжкой спереди, или просто майку». Она нахмурилась, почувствовав своё лицо. К счастью, раны не открылись.

Куроко Ширай быстро проверила, как она выглядит теперь, в белье.

Микото Мисака охарактеризовала этот дизайн как «тонкий», и в самом деле, Ширай была смущена. Однако, саму Ширай не заботил дизайн белья, поскольку она не собиралась никому его показывать, а просто носить его на своём теле. Для неё первым критерием выбора белья было удобство. Миленькие и детские вещички обычно делаются из более толстой ткани, и ниже качеством, и трение спортивного лифчика о кожу во время тренировок отвлекает её. Она даже чувствовала, что чем носить такое бельё лучше не носить никакого. (Может быть, именно поэтому сама Ширай должна была полностью сосредотачиваться, когда использовала свою способность). То, что у них с Микото были разные взгляды по этому вопросу, довольно сильно огорчало Куроко.

Надев бельё, Ширай обернула вокруг бёдер кожаные повязки, наполненные дротиками. Поскольку запасного набора дротиков у неё не было, всё, что ей оставалось — продезинфицировать спиртом и протереть вонзившиеся в неё дротики, и снова засунуть их в повязку.

— Ширай-сан. Если она хочет выбраться из Академгорода по мёртвым зонам, включая поверхность и подземные улицы, она может выбрать лишь несколько улиц. Так что как только мы проверим все эти маршруты…

— … Шшш!

Ширай почувствовала чьё-то приближение, и немедленно прервала разговор. В этот момент за тонкой дверью ванной послышалось, как кто-то входит в комнату.

Посмотрев на дверь, она поняла, что забыла её запереть, и немедленно двинулась к ней, чтобы сделать это. Раздался отчётливо слышный металлический звук.

— … Куроко?

Как только Ширай услышала это, она сразу же узнала этот голос. Хоть это было лишь короткое резкое слово, донёсшееся из-за двери, Ширай была уверена, что произнесла его Микото Мисака. Даже если бы Микото Мисака просто дышала, Ширай полагала, что сумела бы узнать Микото по одному звуку дыхания.

— Ты в ванной? Раз уж ты вернулась, чего свет не включила? Чего ты прячешься в тёмной комнате?

Голос, раздавшийся из-за двери, напугал Ширай. Она определённо не должна была позволить Микото увидеть её в таком состоянии, нельзя было вызвать ни следа подозрения. Сверхзаботливая по характеру Микото Мисака может быть даже более суровой, чем то, что она ожидала.

— Эко.. экономлю электричество, Онэ-сама. О, добрая Куроко хочет уменьшить воздействие глобального потепления.

— О… но ведь в Академгороде основной источник электричества — ветровые турбины, они же не связаны с углекислым газом? Вспомогательный источник нашего электричества это солнечные батареи, так что в плане электричества у нас нет проблем, верно? Если не говорить о включении кондиционера, да?

— А, я забыла об этом. Я подумала, что смогу использовать это как оправдание, чтобы завлечь Онэ-сама в атмосферу этой тёмной комнаты… ну и ну, Онэ-сама. Как такая великолепная леди может издавать звук «Уф!»

Ширай тихо засмеялась, прислонившись спиной к двери ванной.

Через эту тонкую дверь ощущались колебания. Девушка, которая была по другую сторону двери, похоже, сделала то же самое.

Ширай почувствовала эту дрожь и начала вспоминать.

«Не кажется ли тебе, что это слишком хорошее совпадение? Украв сумку эти люди попали в дорожную пробку, словно это было спланировано заранее. В светофорах пропало электричество… как ты думаешь, в чём причина? Разве ты не знаешь, какой способностью обладает Туз Токивадая?»

— Куроко Ширай очень хорошо знает, что что-то происходит.

«Как жаль Микото Мисаку. Её кошмар наконец-то с таким трудом завершился, потому что кто-то уничтожил «Дерево диаграмм».

— Куроко Ширай также знает, что Микото Мисака по уши в этом замешана.

«А теперь все хотят восстановить его. Как только эту штуковину починят, «Эксперимент» скорее всего продолжится. Хм. Не могу сказать, что мне непонятны её чувства».

— Ширай также абсолютно ясно, что хотя Микото ввязалась в эту трудную ситуацию, она ни за что не захочет показать Ширай, что у неё проблемы, или что она расстроена.

Ширай ясно, что связав воедино все события, она может всё это понять. Микото очевидно обеспокоена некоторыми проблемами, но не хочет признаться в этом Ширай, и всё же приняла помощь кого-то постороннего. По какой-то причине Микотохочет просто чтобы Ширай в это не вмешивалась. Словно она установила заграждение по периметру, чтобы держать Ширай в стороне.

Как бы упорно ни старалась Ширай, сколько бы она ни боролась, Микото Мисака этому не обрадуется.

Если Микото Мисака увидит, что Ширай придётся влезть в её личные дела, ей определённо будет неприятно.

Несмотря на это…

Ширай всё ещё надеялась, что сможет помочь Микото, облегчить её ношу. Не страшно, даже если Микото ничего об этом не будет знать. Даже если вся благодарность достанется кому-то другому, всё в порядке. Ширай молилась. С израненным телом, глядя на окровавленную одежду, она молилась.

Ширай совершенно не знала, что происходит внутри.

Микото скрывала всё от Ширай, словно в закупоренной бутылке, поэтому Ширай не могла догадаться, что происходит.

Тем не менее, Ширай хотела решить эту проблему.

Ширай хотела вытащить Микото из кровавого мира хищничества.

Когда все проблемы решатся, Ширай хотела смеяться и веселиться вместе с Микото как сегодня после школы.

Куроко Ширай тайно приняла решение.

Чтобы исполнить это желание…

«Меня не волнует, если мне придётся крупно солгать тебе, Онэ-сама. Не важно, хочешь ли ты, чтобы я это сделала».

— Онэ-сама, где ты была только что?

— Хм? Я пошла поискать это маленькое украшение, которое не купила раньше. В последнее время я долго его искала, но не могла выбрать подходящее. Как раз сейчас я вернулась, чтобы кое-что забрать, так что снова выйду. Ах, да, не жди, что я принесу подарок тебе, Куроко.

Ширай подумала: «глупая отговорка». Если она поднимет шум, и скажет, что хочет пойти, как отреагирует Микото?

«Онэ-сама сказала: «в последнее время»… это значит, что она планировала это довольно долго. «Искала это маленькое украшение»… точный вспомогательный инструмент можно считать «украшением»… мне вовсе не сложно её раскусить».

Ширай слабо засмеялась, но не остановила её. Она просто сказала одну фразу. Слова. которые Микото сказала вечером, Ширай переварила их и вернула Микото.

— Но будем надеяться, что не будет дождя. Прогнозы погоды сейчас стали довольно неточными.

— …

Тут же показалось, что Микото глубоко вздохнула. Помолчав некоторое время, похоже, она немного расслабилась, её голос прозвучал мягче.

— Да, спасибо за заботу. Я постараюсь вернуться как можно быстрее.

После того, как прозвучали эти слова, комната за дверью опустела. Девушка, стоявшая у двери, уже отошла от неё, и вышла из комнаты.

БУМ! Послышался звук захлопываемой двери.

— Ну а теперь…

Ширай некоторое время отдыхала, не дожидаясь даже, пока оденется. Она просто поспешно сгребла комплект своей летней формы, и снова набрала номер. Ей нужно было ещё кое о чём спросить Уихару.

— Алло. Верно. Можешь сказать мне, куда побежала эта женщина?

2

Вытерев пятна крови в ванной и избавившись от порванной одежды, Ширай снова воспользовалась своей способностью к телепортации, чтобы оказаться в переулке за женским общежитием.

Было 8:30 вечера.

Прошло всего два часа с того момента, как они с Микото расстались после похода по магазинам. Это несколько удивило Ширай.

К этому времени почти весь транспорт в Академгороде прекратил работу. Чтобы помешать ученикам бродить по городу, расписание транспорта было координировано с последним звонком школьного дня. Сейчас по городу ездили только личные автомобили учителей и студентов колледжей, такси, грузовики и другой служебный транспорт.

Транспортные пробки полностью рассосались.

Поскольку на дороге было совсем мало транспорта, улицы казались пустыми.

Ширай глубоко вздохнула. В воздухе уже пахло ночью.

— А, Ширай-сан, тут ещё есть кое-что важное для вашего сведения.

Раздался голос из телефона.

— Похоже, эта Аваки Мусуджиме не может непрерывно телепортировать своё тело. Я нашла в библиотеке кое-какие записи. Ширай-сан, я ведь уже говорила, что два года назад Мусуджиме потеряла контроль над своей способностью во время урока и серьёзно поранилась?

— И что?

— После этого она несколько раз посещала школьного психолога. Похоже, из-за этого случая она получила какую-то душевную травму. После этого, как только на тестировании надо было продемонстрировать «телепортацию своего тела», она никогда не могла получить хорошую оценку, были даже случаи, когда она заболевала от перенапряжения. Словно каждый раз, телепортируясь, она рискует жизнью. Другими словами…

— Её психическое состояние немедленно ухудшится, если ей придётся постоянно телепортироваться, верно?

Ширай, прикусив губу, сказала:

— Так, если подумать, Мусуджиме совсем не телепортировалась во время схватки. Фактически, если она может телепортироваться сама по себе, ей не нужно было бы просить никакой помощи во внешнем мире; ей быстрее было бы сделать это самостоятельно. Телепортеры могут двигаться быстро, и не обращать внимания ни на какие стены, пути или расстояния, так что нас нельзя поймать обычными методами.

Сила способности самой Ширай каждый день меняется в зависимости от её настроения. Если Мусуджиме будет страдать от шрама, оставшегося от психической травмы, очень вероятно, что её контроль над способностью ослабнет.

Затем Ширай подумала…

«Если подумать, её способность настолько сильная. Может быть, именно из-за этой психической травмы она застряла на том же уровне, что и я?»

Ширай переживала смешанные чувства, продолжая телепортироваться. Каждые 80 метров она ступала ногой на землю, нацеливалась на следующую точку и телепортировалась дальше.

Поскольку Ширай была изранена, и ей было трудно даже ходить, способность к быстрой телепортации по своему желанию была как никогда кстати.

— Мусуджиме сильнее меня. Она может перемещать удалённые предметы. Но оборотной стороной является то, что её методы вычислений должны быть тоже сложнее, чем мои. Хотя я могу перемещать только то, что находится рядом со мной, мне не приходится вычислять «начальные координаты» перед перемещением.

— Это… верно. Значит… вы вычисляете… быстрее. Ах. да… если Мусуджиме не использует… Точку Перемещения… тогда она переместит…

Из-за телепортации их разговор по телефону постоянно прерывался. Ширай внимательно слушала, но ещё до того, как Уихару закончила говорить, Ширай уже знала, куда ей идти.

БУМ!

Издали донесся раскат грома.

Куроко Ширай посмотрела на небо.

— Не говорите мне, что это…

В Академгороде время закрытия магазинов и прекращения транспортного сообщения скоординировано со школьным расписанием. Когда немного темнеет, уличные фонари гаснут один за другим, так что по сравнению с другими мегаполисами во внешнем мире, уличное освещение тут намного слабее. В данный момент небо было усеяно звёздами, и погода была хорошей, и вообще никаких грозовых облаков, из которых мог раздаться гром, не было.

Если так, что это за звук высоковольтного разряда?

— Ширай-сан, я получила новое сообщение о том, что где-то в седьмом районе происходит крупная битва между эсперами, причём прямо на прогнозируемом пути бегства Мусуджиме!

Раздался ещё один раскат грома, заглушивший голос Уихару, и прервавший телефонную связь.

Ширай определённо не могла не узнать этот голос.

— ОНЭ-САМА!!!

Ширай закричала, и сменила направление. Хотя появление перед Микото в общем-то не входило в её планы, при мысли о том, что на Микото могли напасть, у Ширай не оставалось другого выбора.

Она продолжала телепортироваться, перепрыгивая с одного места на другое.

В это время искры, которые могли напугать кого угодно, продолжали проноситься по воздуху, словно это была бомбёжка.

Люди на вечерних улицах, которые были старше Ширай, смотрели на неё с удивлением.

Всё словно подталкивало Ширай вперёд. Как раз когда она должна была достичь пункта своего назначения, Ширай прекратила телепортироваться. Следуя за оглушительным рёвом грома, Ширай двинулась к задней стене здания, прячась в непросматриваемых участках.

Словно детектив, расследующий убийство, Ширай выглянула из-за угла.

В этот момент она увидела нечто удивительное.

3

Это было поле боя.

Это было поле боя, созданное усилиями одной девушки.

Оно находилось совсем рядом с каким-то зданием. Если память не подводила Ширай… 31 августа тут случилось происшествие с обрушением нескольких металлических колонн. Сейчас, после того как эти стальные колонны вывезли, а оставшиеся части тщательно обследовали, тут шли восстановительные работы.

Перед входом в здание лежал на боку маленький автобус.

Его окна были разбиты, всё внутри перемешалось. Но никого внутри не было.

Все люди, которые первоначально сидели в автобусе, сбежали в здание. Похоже, они хотели найти хоть какую-то защиту среди этих металлических колонн.

Их было примерно тридцать, мужчин и женщин. Некоторые были вооружены пистолетами, а некоторые были эсперами из Академгорода.

«Эти пистолеты… Я точно помню! У этих мужиков, которых я повырубала, были точно такие же!...»

Выглядывая из тени, Ширай не могла не удивляться. У них не только пистолеты были такие же, они и стояли в тех же позах.

Напротив, Микото Мисака просто стояла, не прячась, возле перевернутого автобуса.

«Та девка говорила, что Онэ-сама глубоко замешана в деле с этим чемоданом, а сейчас Онэ-сама собирается драться с организацией, полной людей, вооруженных такими же пистолетами. Это значит…»

Судя по ситуации, эти люди должны были принадлежать к организации, которая хотела вывезти «обломок». Что касается того, почему эсперы предали Академгород, ну, никто этого не знает.

В этот момент Ширай увидела ещё одно знакомое лицо.

Аваки Мусуджиме.

Перед Микото не было вообще никаких укрытий. Правда, рядом с ней лежал перевернутый маленький автобус, но Микото не собиралась за ним прятаться. Если исходить из здравого смысла, то противостоять в открытую нескольким людям, вооруженным огнестрельным оружием, было слишком вызывающе.

Но сила Рейлган может бросить вызов любому здравому смыслу.

С кончиков пальцев Микото Мисаки сорвалась вспышка.

Маленькая монета, вылетевшая на скорости в три раза превышающей скорость звука, разрезала толстые и тяжелые колонны. Вооруженные люди были напуганы осколками, разлетавшимися от простреленных колонн. Эсперы, стоявшие на этаж выше, и целившиеся в голову Микото, упали, потеряв точку опоры из-за перебитых колонн. Удар Рейлгана обрушился на двадцать стальных колонн, а затем попал в соседнее здание, стена которого треснула, полностью поглотив его энергию.

Некоторые из поражённых мужчин пытались сбежать, но Микото со своими молниями не собиралась так просто их отпускать. Голубые и белые искры, отлетавшие от её лба, вонзались в стальные колонны, и по всему зданию потёк электрический ток. Каждый, кто прикасался к колонне, подскакивал от удара. Похоже, башня превратилась в стальную клетку, поскольку часть электричества разряжалась с каждой колонны внутрь, и даже некоторые из тех, кто не касался колонн, падали на землю.

Оставшиеся эсперы, которым по какой-то причине удалось выжить, пытались контратаковать, но было слишком поздно. Слишком велико было расстояние между ними. Вакуумные лезвия, которыми стрелял ветровой эспер, исчезали, соприкоснувшись с рейлганом. Многочисленные деревянные палки, которыми стрелял psychic, взрывались от высокого напряжения. А эспер, у которого была аналогичная способность управлять электричеством, потерял сознание от страха.

Ошеломляющая победа.

Похоже, это одностороннее сражение только доказало право эспера пятого уровня называться Пятым уровнем.

Это была сила, которой в Академгороде обладали всего семь человек.

С точки зрения Ширай, самым невероятным было то, что настолько разрушительная сила до сих пор никого не убила. Если бы Микото не продумывала свои удары, перемещения врагов и последствия разрушений, ей бы не удалось удержаться на этом. Хотя она сдерживалась изо всех сил, эта группа подонков была полностью разгромлена.

Ширай вспомнила, что когда она закончила перевязывать свои раны и вернулась в комнату, то увидела, что стоявшая на короткой полке у кровати коробка с монетами была открыта. В этой коробке в форме сейфа хранились игровые жетоны, которые можно было использовать как пули для Рейлгана.

— Выходи, трусиха. Использовать своих товарищей вместо щита — позор.

С самого начала и до этого момента Микото не сдвинулась ни на шаг. Она просто стояла на месте, глядя на руины на поле боя, и говорила презрительным голосом.

— Зачем говорить это таким отвратительным тоном? Я называю это: не позволить жертве товарищей пропасть даром.

Голос, ответивший Микото, тоже был довольно спокойным.

Аваки Мусуджиме. В одной руке она держала белую багажную сумку, и улыбалась, появившись на третьем этаже, образованном стальными колоннами. Несколько людей, пораженных электричеством, лежали без сознания, и она немедленно телепортировала их к себе, блокируя электрические разряды. Она продолжала размахивать военным фонариком, зажатым в правой руке.

— Ты действительно наивна. Неужели ты думаешь, что победила Рейлган только потому, что в течение сорока секунд смогла уклоняться от нападения?

— Не-а. Знаешь, я не так наивна. Ты можешь стереть это место в пыль, если ты серьёзно настроена, ну и что?

Мусуджиме укрепила багажную сумку на стальной конструкции, и затем села на неё.

— Если подумать, ты довольно нетерпелива. В последнее время ты привыкла просто играть роль шпиона. Хотя ты обладаешь огромной силой, ты никогда не использовала силу Рейлгана и прямое насилие, чтобы помешать «эксперименту». Ты что, настолько боишься, что «обломок» восстановят? Ты боишься, что «Дерево диаграмм» успешно восстановят и пустят в работу по всему миру? Ты боишься, что несколько учреждений запустят эксперимент заново?

— … Заткнись. Ты даже не можешь поддержать свои претензии.

БАМ! С чёлки Микото сорвалось несколько искр.

Мусуджиме продолжала сидеть на багажной сумке, покачивая военным фонариком, словно посылала приветствие.

«…»

Ширай, стоявшая возле здания, повернув голову и выглядывая наружу, снова убедилась, что враг, которому противостоит Микото — это Мусуджиме. Хотя она не знала, что происходит, обе они выглядели так, словно вот-вот скрестят мечи.

Ширай вспомнила, что недавно сказала Мусуджиме.

— Разве ты не знала? Так тебя использовали вслепую… не может быть? Рейлган из Токивадая не должна быть таким человеком.

«Похоже… что они встречаются не в первый раз».

По тому, как они разговаривали, было не похоже, что они встретились впервые. Может быть, они уже некоторое время враждовали, а Ширай только сейчас встретила их обоих вместе.

«Она вот так долго противостоит Онэ-сама, и всё ещё не проиграла?»

Хотя они стояли лицом к лицу, это не было похоже на прямую стычку. Судя по личности Мусуджиме, она попытается напасть из мертвой зоны (Разумеется, сведения Ширай о личности Мусуджиме были ограничены).

Но несмотря ни на что, выступить против Рейлган и до сих пор быть невредимой, это загадочно.

Ширай размышляла, как ей следует действовать. Её способности несравнимы с Мусуджиме, так что она не может просто бездумно ринуться в битву. Как бы там ни было, она не может допустить, чтобы Микото была ранена из-за неё.

— Хо-хо, почему ты так заботишься о слабых? «Эти вещи», к которым ты относилась как к своим детям, были изначально созданы для «эксперимента», так что тут такого, если они будут уничтожены в соответствии с планом?

— Ты что, шутишь? Или ты в самом деле так думаешь?

— О чём это я шучу? В любом случае, ты всё равно сражаешься за саму себя, так что ты похожа на меня, ага? Ради собственной выгоды, используя собственную силу чтобы ранить других людей, своим излюбленным способом. Что тут не так? Странно не использовать то, что у тебя есть, разве нет?

Девушка, которая использовала своих товарищей в качестве щита и продолжала смеяться, как будто ничего не случилось, сказала это насмешливым тоном.

В сущности, все используют насилие для собственной выгоды.

Поскольку обе они одинаковы, что даёт одной из них право отчитывать другую?

— Это правда.

Микото, напротив, только немного подняла голову.

Не только её челка, всё её тело сыпало белыми и голубыми искрами.

— Я в ярости. Я так разъярена, что у меня сосуды в мозге вот-вот лопнут. Это правда, меня злит то, что были найдены обломки «Дерева диаграмм», и кое-кто пытается украсть их по своим корыстным мотивам, и то, что существует вероятность возобновления «эксперимента», на прекращение которого было затрачено столько усилий. Я действительно разъярена этим, настолько разъярена, что хочу подкрасться и уничтожить все эти группы до основания.

Микото продолжала упорно смотреть на Аваки Мусуджиме.

— Но больше меня злит кое-что другое.

В этот момент Ширай думала о том, как бы ей помочь Микото, не став помехой. Но слова Микото привлекли её внимание.

— … Вот дурочка, она думала, что я ничего не замечу? Её имени нет в списке вернувшихся в общежитие, комната в беспорядке, аптечки нет, из ванной доносятся болезненные стоны… всё ведь настолько очевидно, как я могла бы этого не заметить?...

Ширай глубоко вздохнула.

Она поняла, почему Микото так сильно злится.

— То, что ты втянула в это мою кохай, вот что меня действительно бесит. Эта дурочка не подумала о том, чтобы обратиться к врачу, и даже раненная не хочет отступать, не заботится о собственной безопасности, и даже говорит те слова, что беспокоят меня! Ну почему моя кохай такая тупая, вот что меня бесит по-настоящему!

Сердце Ширай затрепетало.

Слова Микото должны привести Мусуджиме в замешательство. А Рейлган из Токивадай не знает, что Ширай стоит рядом.

Тогда с кем же, чёрт возьми, говорит Микото? Микото ничего не сказала об этом Ширай.

Она просто хотела отделаться пустыми отговорками вроде «поиска небольшого украшения».

Она несколько раз туманно говорила о том, что «погода может испортиться», чтобы предупредить Ширай.

Обычно она действует в одиночку.

Прежняя Микото Мисака и нынешняя Микото Мисака, стоящая здесь, каковы их убеждения?

— Это правда! Я сержусь из-за своего эгоизма! Я злюсь на эту идеально тупую кохай, и чёртову девку передо мной, которая ранила эту кохай, и на себя, которая ввязалась во всё это.

Микото мучительно застонала, её голос звучал так, словно её ударили ножом в грудь.

Единственным желанием Микото было предотвратить схватку из-за «Дерева диаграмм».

— Поскольку поводом к этому происшествию стал «эксперимент», на мне лежит некоторая ответственность. Если бы не я, эта тупая кохай не пострадала бы, и ТЕБЕ НЕ СЛЕДОВАЛО РАНИТЬ ЭТУ ТУПУЮ КОХАЙ! РАЗ ЭТО СЛУЧИЛОСЬ, У МЕНЯ ЕСТЬ ПРАВО И ОБЯЗАННОСТЬ ОСТАНОВИТЬ ТЕБЯ!!!

Теперь Ширай поняла.

Почему после стычки Ширай и Мусуджиме Микото решила разобраться с этой проблемой в одиночку.

Потому что она не союзник Ширай, и не враг Мусуджиме.

Чтобы другие люди не были втянуты в это дело из-за её действий, у Микото Мисаки есть только один выбор — работать в одиночку.

Она может разобраться с этим только в одиночку.

Она может только встать лицом к лицу с этим своим кошмаром.

— Я хочу уладить всё это. Вы, ребята, не должны были вмешиваться в эти мои дела с «экспериментом».

Аваки Мусуджиме, сидевшая на багажной сумке, покачивая ногой, засмеялась:

— Ты слишком добрая. Это же не ты создала эти «Вычисления». Не нужно было тебе вмешиваться в битву, стояла бы себе в сторонке в качестве жертвы.

— Нет, именно из-за нашего «эксперимента» ты оказалась на поле боя. Не важно, то ли это эксперимент по развитию абсолютного эспера, то ли более ранний эксперимент по развитию эсперов, если дело в этом, я не буду сидеть в стороне и ничего не делать.

«Эксперимент по развитию абсолютного эспера? Более ранний эксперимент по развитию эсперов?»

Эти два загадочных термина привели Ширай в замешательство, как будто её окутал какой-то белый туман.

Тем не менее, Мусуджиме поняла эти слова.

— Это не твой «эксперимент», а «эксперимент» над СЁСТРАМИ и самым сильным эспером, верно? Конечно… эти мои «товарищи», с которыми ты свела счёты, уже рассказали тебе о «причине», по которой я вступила в эту битву. Раз так, ты эспер, и тебе ясно… что я не могу здесь проиграть. Кого бы мне ни пришлось принести в жертву, какие бы средства ни пришлось применить, мне нужно сбежать.

Последние слова Мусуджиме прозвучали очень серьёзно.

Ширай, прячась за углом здания, вычисляла в уме «максимальную дистанцию перемещения», на которую способна Мусуджиме.

Микото слегка прищурила глаза и сказала:

— … Ты действительно можешь использовать свою слабую способность четвёртого уровня, чтобы ускользнуть от удара моей молнии?

— Ну и ну, скорость молнии равна скорость света, так что я в самом деле не могу уклониться от неё, если её увижу, ну и что? Как только я увижу признаки и буду двигаться быстро…

— Это невозможно.

Микото твёрдо прервала её.

— Я не первый раз сражаюсь с тобой. Уверена, что ты знаешь, что у твоей способности есть слабость. Хотя ты можешь перемещать несколько предметов одновременно, ты не можешь перемещать своё тело. Я могу это понять. Если по какой-то причине ты случайно телепортируешь себя в опасную зону, например, в стену здания, или на середину проезжей части, всё будет кончено. Для такого как ты человека, способного даже пожертвовать другими для того, чтобы защитить себя, при наличии малейшего намёка на опасность, сама мысль об этом будет исключена, верно?

— …

— Почему ты ничего не отвечаешь? Ты думала, что я этого не выясню? Обычно ты используешь свою Точку Перемещения, чтобы телепортировать тела своих товарищей, чтобы заблокировать мне обзор, но сама ты сбегаешь своими ногами. Какой бы тугодумкой я ни была, я могу сообразить, что тут что-то не так.

Микото холодно вздохнула.

— К тому же, ситуация сейчас невыгодна для тебя, так что в обычных обстоятельствах ты бы уже сбежала, верно? Только не говори мне, что у тебя есть ещё парочка неиспользованных трюков. Любой скажет, что ты уже дошла до края.

Аваки Мусуджиме хладнокровно засмеялась.

Но любой человек с хорошим зрением заметил бы, что пальцы её рук неестественно задрожали.

— Может быть, причиной было происшествие в библиотеке, занесенное в записи? Ты можешь телепортировать кого угодно и что угодно, но ты не можешь так же относиться к телепортации своего собственного тела, ага? Например, когда ты телепортируешься, ты по несколько раз перепроверяешь свои вычисления, что приводит с задержке твоих действий на две или три секунды.

Микото сделала паузу, а потом продолжила.

— Сколько ударов молнии я смогу нанести за три секунды?

— … Ты можешь узнать даже такие вещи из библиотечного каталога?

— Не заставляй меня повторять одно и то же по несколько раз. Может быть, в библиотеке и нет таких ясных сведений, но я могу угадать это по выражению твоего лица и стилю, в котором ты сражаешься.

Услышав это, Аваки Мусуджиме улыбнулась сияющей улыбкой.

Она стояла на стальной конструкции обоими ногами, изящно соскочив с белой багажной сумки. Передняя часть военного фонарика, которым она легонько помахивала, теперь нацелилась в определенную точку.

— Но…

— Телепортировать что угодно рядом с моим собственным телом я смогу без колебаний.

После этих слов перед Мусуджиме появилось около десятка тел. Все они были людьми, потерявшими сознание после атаки Микото. Тут были взрослые и дети. Были люди из Академгорода и из внешнего мира.

Десять тел образовали человеческий щит.

Однако…

— Этот щит полон дыр!

С чёлки Микото сорвались безжалостные искры. Человеческое тело не плоское, как металлическая плита, так что как ни укладывай, между телами останутся дыры. Электричество Микото может проникнуть точно в эти отверстия.

Удар силой в 100 миллионов вольт.

Как раз когда электрический разряд вот-вот должен был сорваться с чёлки Микото, Мусуджиме, стоявшая по другую сторону щита, засмеялась и сказала:

— Угадай!

Голос у неё был необычайно весёлый.

— Сколько из этих людей обычных граждан, не имеющих к нам никакого отношения?

— Что?

Микото запаниковала и поспешно сдержала свою силу.

Как раз пока Микото колебалась и не была готова нанести удар, прошло три секунды.

Затем Аваки Мусуджиме исчезла вместе с багажной сумкой.

Повисшие в воздухе люди упали на пол, все в бессознательном состоянии. Все они были людьми, которых вырубила Микото. Мусуджиме не использовала в качестве щита ни одного обычного гражданина.

— Тьфу!

Челюсть Микото отвисла; она в отчаянии оглянулась по сторонам. Как можно было ожидать, Мусуджиме телепортировалась куда-то за пределы видимости. Поскольку телепортация это перемещение из точки в точку, никаких следов она не оставляет. Это самое трудное когда имеешь дело с телепортерами.

В этот миг Ширай увидела выражение лица Микото.

Скорее всего, Микото не ожидала, что кто-то будет смотреть на неё. Если бы не это, она не выглядела бы настолько безутешно, словно вот-вот заплачет.

Куроко Ширай, прятавшаяся за зданием, прислонилась к стене, глядя на пустой фасад.

«Теперь моя очередь, Онэ-сама».

Будучи тоже телепортером, Ширай очень ясно понимала, куда она может телепортироваться, чтобы избежать нападения Микото Мисаки.

В то же время…

Ширай знала, что ускользнув от атаки Рейлгана, враг очень обрадуется и расслабится.

«Прости, Онэ-сама. После того, как твоя тупая кохай услышала твои слова, хотя я и знаю, как сильно ты беспокоишься, желание сражаться до горького конца не уменьшилось ни на грамм».

Чтобы телепортироваться свободно, эта особа способна игнорировать дороги и толщину стен.

Только человек с похожими способностями может поймать её.

— Пора выдвигаться, Куроко Ширай. Чтобы выжить, тебе придется отправиться в самую глубину поля боя.

Она взяла повязку Правосудия и обернула её вокруг рукава своей школьной формы.

В следующую секунду, повторив своё задание, она растворилась в воздухе.

Между строк

— Надо спешить.

В погруженной во тьму комнате, в которой не был зажжен свет, девушка соскочила с кровати.

— «Надо спешить, — Мисака продолжала напоминать себе о ситуации с высшим приоритетом».

Она была похожа на Микото Мисаку, но немного отличалась от неё. Она, клон, созданный из генов Микото, серийный номер 10032, была известна как Имото Мисака.

В сущности, её способностью было управление электричеством, и при помощи электричества она могла телепатически связываться с людьми, которые были на волне примерно той же длины.

После некоего происшествия её отправили в больницу, чтобы пройти реабилитацию, а бОльшую часть других Сестёр отослали в разные учреждения за пределами Академгорода. Лишь несколько этих младших сестёр осталось в Академгороде вместе с ней.

В данный момент информация, которую пересылали другие Сёстры вместе с заключением, к которому пришла управляющая серийный номер 20001 «Последний Заказ» вызвала у Имото Мисаки настоящее беспокойство.

До сих пор Сёстры собрали по всему миру несколько фрагментов информации. Теперь, со сбором этой информации открылась ошеломляющая правда.

«Это требует подтверждения, — Мисака 10032 искала по сети и упорядочивала эти воспоминания об информации наилучшим возможным способом».

Имото Мисака осмотрелась вокруг прежде чем правой рукой схватить свои специальные очки.

«В этот момент восемь стран и 19 организаций по всему миру запустили космические челноки, чтобы добраться до обломков орбитального спутника «Дерево диаграмм», достоверна ли эта информация? — задала Мисака 10032 вопрос неуказанному числу людей».

Если эта информация верна, то можно видеть, сколько людей хочет восстановить «Дерево диаграмм».

Гонка за таким значимым предметом как «обломок» «Дерева диаграмм» уже началась.

Как только будет восстановлен самый мощный в мире суперкомпьютер, «эксперимент» могут возобновить.

Сначала некий парень и некая девушка рисковали своими жизнями, чтобы остановить этот «эксперимент».

«— То же самое случилось в Севилье, — дала утвердительный ответ Мисака 10854».

«— Подтверждены планы запуска в Шлезвиге, — доложила Мисака 18770».

«— Говорят, что Новосибирск уже получил его части, — также доложила Мисака 19999».

«— Также из Новосибирска, согласно докладам, они пытаются получить и починить существенное «ядро», калькулятор, который находится в Академгороде. Если не будет «ядра», они не смогут починить «Дерево диаграмм», — добавила Мисака 20000».

Имото Мисака вытянула ноги и коснулась ими пола. В её голове возникли несколько звуков, чувств и образов. Все они были голосами Сестёр, отосланных в дружественные организации по всему миру. Они могли использовать сеть, созданную телепатическими связями, чтобы получить информацию из 9969 мест.

«— В данный момент только Академгород располагает «обломком», который можно использовать для ремонта «Дерева диаграмм», — сделала вывод Мисака 10044».

«— «Обломки», которые заполучили другие организации, и те, что остались на орбите, бесполезны, так что Академгород проигнорировал их, — подвела итог Мисака 14002».

«— Мыс Кеннеди думает о том же, и сейчас планирует послать своих людей, чтобы они проникли в Академгород и похитили «обломок», — доложила Мисака 18820».

«— Похоже, группа, планирующая эту операцию, называется «Научная ассоциация», — сказала Мисака, добавив: — А, в этот момент следует ли мне называть себя Мисака 20001?, — спросила Мисака, наклонив голову в замешательстве».

Имото Мисака не могла не стиснуть зубы, слушая эти бесчисленные доклады и предположения.

Все доклады указывали на ужасающую правду.

Она снова и снова подтверждала сведения из одного и того же доклада; на самом деле, она надеялась, что как бы ни были малы шансы, окажется, что это просто недоразумение. Тем не менее, сама она этого не замечала.

— «Хотя уже наступил комендантский час, не время об этом волноваться, — Мисака воспользовалась чрезвычайной ситуацией, чтобы убедить саму себя».

На Имото Мисаке не было ни пижамы ни даже рубашки; вся её одежда состояла из хирургического халата. Она расстегнула пуговицы на груди, обнажив белую кожу, которую не прикрывало бельё. Халат соскользнул на пол. Сцена напоминала девушку, снимающую купальный халат перед возлюбленным. После этого она взяла полотенце, и вытерла пот. Полотенце казалось несколько горячее обычного, и было это из-за того, что она чувствовала себя нехорошо, её немного лихорадило, даже кожа немного покраснела.

Она быстро надела бельё, потянулась обеими руками за спину, чтобы застегнуть лифчик, застегнула пуговицы на белой рубашке с короткими рукавами, потянула молнию сбоку на юбке, и просунула голову и руки в тонкий шерстяной джемпер, который носила летом.

Затем она надела свои специальные очки, обулась, торопливо подняла хирургический халат, сложила его, положила на кровать, и слегка размялась. Она посмотрела на дверь, покачала головой, подошла к окну, открыла его нараспашку.

Наклонив голову, она посмотрела вниз. Она была на втором этаже.

Однако Имото Мисаке это было всё равно.

«— В любом случае, уладить дело с «обломком» в Академгороде остается высшим приоритетом, — сделала вывод Мисака 10032. — Верно, несмотря ни на что, Мисака должна предотвратить восстановление «Дерева диаграмм», — снова подумав о парне и девушке, Мисака не хотела видеть их лица печальными».

Хотя Имото Мисака приняла решение, её застывшее лицо указывало на её беспомощность.

Парень, который посреди ночи пришёл в железнодорожное депо, чтобы спасти Имото Мисаку, находившуюся на грани смерти.

Он проигнорировал угрозы сильнейшего эспера Академгорода, и сказал те слова Имото Мисаке.

Имото Мисака всё ещё отчётливо помнила их.

Имото Мисака потрясла головой, закружившейся от лихорадки, возвращаясь мыслями к реальности.

В данный момент ситуация менялась с каждой минутой, с каждой секундой. Хотя Сёстры были только зрителями, они примерно понимали ситуацию в целом, собирая разведданные по всему миру.

Она отчётливо понимала ситуацию.

Но Имото Мисака и её сёстры были беспомощны.

— В данный момент в Академгороде было меньше десяти Сестёр, включая Имото Мисаку.

И большинство Сестёр страдали от побочных эффектов излишней манипуляции с генами и ускорения роста, и сейчас проходили лечение, так что они не могли справиться с чрезвычайной ситуацией, не говоря уже о битве.

Но Имото Мисака знала.

Она знала имя человека, который помог ей, когда её жизнь была под угрозой.

Парень, который в одиночку пришёл в железнодорожное депо последи ночи и всего лишь голым кулаком победил сильнейшего эспера в Академгороде.

Парень, который, невзирая на то, сколько раз его сбивали с ног, невзирая на то. какие удары он получал, всё равно стискивал губы и снова вставал.

В этот момент первое, о чём подумала Имото Мисака, было лицо этого парня.

Выражение лица этого парня, которое показывало, что он никогда не сдастся.

Конечно же, Имото Мисака действительно хотела бы не втягивать его в это дело.

Однако, Имото Мисака не могла найти никого другого, кто бы ей помог.

Имото Мисака чувствовала себя бесполезной.

От неспособности разобраться с этой проблемой своими силами расстроенная Имото Мисака кусала губы. От того, что ей придётся взвалить на кого-то проблему, с которой она не могла справиться сама, Имото Мисака чувствовала себя ещё более дискомфортно.

Но она не понимала этого. Они не понимали этого.

В данный момент было просто бесполезно сожалеть о том, какими они были недавно. И это сожаление было самым лучшим доказательством их способности думать о других.

Сёстры знали, где находится то общежитие. Имото Мисака первой помогла принести напитки в это общежитие. И в данный момент она была ближе всех остальных сестёр к этому общежитию. Хотя серийный номер 20001, «Последний Заказ», тоже была в этой больнице, развитие её тела не закончилось, так что её физические возможности были ограничены.

Имото Мисака открыла окно, и после этого ступила на подоконник.

«— Теперь делаю окончательное подтверждение, — объявила Мисака 10032. — Всем Сёстрам в Академгороде следовать плану 1118-й и помочь вернуть «Обломок».

«— 10032, твоё тело пострадало больше, чем у остальных, может быть, тебе лучше продолжать лечиться, — обеспокоено предложила Мисака 10074».

Когда эти слова проникли в сознание Имото Мисаки, её тело слегка вздрогнуло.

Изначально Сёстры были клонами с короткой продолжительностью жизни. И для того, чтобы они достигли зрелости на этой стадии, они много что делали, так что теперь Сёстрам приходилось лечиться, чтобы их тела смогли восстановить равновесие.

Из всех Сестёр в самом худшем состоянии была именно Имото Мисака. В ходе проведения «эксперимента» Имото Мисака постоянно подвергалась атакам Акселератора, так что сейчас она была намного слабее других Сестёр. Сейчас она могла только прогуливаться по больнице. Даже Heaven Canceller уже запретил ей любую боевую деятельность.

Её тело всё ещё горело. Она не могла удерживать равновесие, словно брела по зыбкому грунту.

Но это неважно.

Как только она превысит определённый уровень активности, температура её тела подскочит, отчего Имото Мисака начнет харкать кровью и упадёт без сознания.

«— Это не проблема, — ответила Мисака 10032».

Несмотря на это, Имото Мисака приняла решение.

Она посмотрела в темноту за окном, в её взгляде не было колебаний.

— «Стоит ли беспокоиться о таком уровне повреждений, — возразила Мисака 10032. — Мисака не должна останавливаться, пока не выполнит обещание, данное тому парню, — твёрдо сказала Мисака 10032».

От её слов информационный обмен в сети на несколько секунд замер.

После этого огромное количество информации нахлынуло, как волна.

— «Понятно, мы позволим тебе разобраться с этим, — кивнула в знак согласия Мисака 14458».

— «Мы оставим это на тебя, — согласилась Мисака 19002».

— «Мисака тоже хотела бы поблагодарить тебя, сказала Мисака, делая запрос. — Хотя Мисака тоже хочет что-то сделать, — сказала Мисака, не в состоянии оставаться на месте. — К тому же, «тот парень» ещё не вернулся домой, — сказала Мисака, с ворчанием размахивая руками и ногами».

Имото Мисака слегка нахмурилась.

Затем она ответила:

— «Мисака 20001, твоя роль в плане 11118-й состоит в том, чтобы оставаться в тылу и обрабатывать информацию и поддерживать сеть, — предупредила Мисака 10032. — К тому же, кто «тот человек», о котором ты говоришь?... Мисака 20001? Ответь мне, Мисака 200001, — попросила Мисака 10032, которая даже не могла ожидать, что ей ответят».

После того, как серийный номер 20001, «Последний Заказ», закончила говорить то, что она хотела сказать, она прервала разговор, отказавшись отвечать на вызов Имото Мисаки. Имото Мисака сделала вывод, что «это плохо». Причиной, по которой существовала Последний Заказ, была необходимость дать тревожный сигнал об отключении, когда Сёстры выйдут из-под контроля, поэтому по рангу она была выше обычных Сестёр.

— «Как бы там ни было, Мисака собирается действовать, — сказала Мисака 10032. прерывая телепатическую связь».

Имото Мисака выскочила из окна, полностью игнорируя тот факт, что её бельё открылось всеобщему обозрению. Ночной ветерок развевал летнюю форму средней школы Токивадай. В момент приземления Имото Мисака согнула колени, чтобы поглотить энергию удара. Первоначально, для того, чтобы увеличить её боевые способности, процесс поглощения дал отдачу, когда sniping a tank было представлено в её голове, (???) поэтому поглотить энергию удара после прыжка со второго этажа не представляло для неё никаких проблем. Конечно, если бы это случилось неожиданно, вроде внезапного удара в битве, она не смогла бы поглотить его энергию, потому что не предвидела бы это.

Имото Мисака использовала все свои силы, чтобы сбежать из больницы. Она перепрыгнула ограду, опустилась на тротуар, и побежала по лабиринту улочек.

Продолжая бежать, Имото Мисака всё ещё потела. Слишком эмоциональный человек почувствовал бы, что этот пот неприятен. Доктор с лягушачьим лицом вылечил её только наполовину, и поскольку до этого она выдержала сражение с Акселератором, её тело было намного слабее, чем у других Сестёр.

Тем не менее, Имото Мисака продолжала бежать вперёд.

Если информация, полученная от серийного номера 20001 «Последний Заказ» была верна, тогда «Обломок» могли доставить, «Дерево диаграмм» могли починить или даже пустить в серийное производство, что могло привести к возобновлению «эксперимента». Такая ситуация вероятно поставит под угрозу жизнь оставшихся 10 000 Сестёр.

Угроза… и безопасность её жизни.

Имото Мисака научилась, как смотреть на своё тело с такой точки зрения, говоря на бегу:

— «У Мисаки есть причина не умирать так просто, — сделала вывод Мисака. — В сущности, Мисака не хочет умирать без пользы, — отчётливо сказала Мисака».

Верно, потому что она кое-что пообещала одному парню.

Когда она полностью выздоровеет, она хотела прогуляться по улицам, как в самый обычный день.

Это было обещание, которое её подбадривало.

Если она не сможет его выполнить, она будет очень разочарована.

Имото Мисака выбежала из переулка на улицу и нырнула в другой переулок. Пиная урны для мусора, распугивая бродячих кошек. Имото Мисака прищурилась, желая остановиться и извиниться перед кошками, но не посмела тратить на это время.

Когда что-то случается, Имото Мисака знает, что есть кто-то, кто может помочь.

Она основывается не на теории, а на опыте.

Так что Имото Мисака хотела передать эту угрозу, которой она подвергалась, тому парню.

— Но…

Пробормотала Имото Мисака. Как только она обратится с просьбой к тому парню, это будет всё равно, что затащить его на поле боя. Однако Имото Мисака думала по-другому: если она захочет избежать того, чтобы создавать проблемы и ничего ему не скажет, как только тот парень узнает, что «эксперимент» продолжается, он всё равно ринется туда без колебаний.

Это так. Имото Мисака была вполне уверена в этом.

Этот парень появится.

Как только «эксперимент» возобновится, Сестёр будут одну за одной убивать в соответствии с планом. Этот парень наверняка стиснет свой кулак и ринется на поле боя, не заботясь о своей собственной жизни.

— «Раз он всё равно в это ввяжется, с таким же успехом я могу объяснить ему ситуацию до того, как дела пойдут плохо. Может быть, это ослабит боль, которую он чувствует, — сделала вывод Мисака. — Конечно же, Мисака в самом деле надеется, что её проблемы не станут наваливаться на посторонних людей, но Мисака ничего с этим не может поделать, — расстраивалась Мисака, продолжая бежать».

Из переулка в улицу, подошвы её обуви тёрлись об асфальт, когда она резко поворачивала, пробегая мимо толпы людей, и ещё прибавляя в скорости.

Внезапно «ПАУ!» Имото Мисака ощутила резкую боль в висках.

«…!»

Неожиданно Имото Мисака почувствовала, что мир вокруг неё закружился. Это были помехи, вызванные электрическим током сигналов Сестёр, собравшихся вместе. Такое случалось редко, поскольку Имото Мисака отсылала предупреждающий сигнал о своём ненормальном состоянии, и натянула очки на своем лбу вниз, концентрируясь и стараясь найти причину.

— «Это помехи, выхванные исключительно сильным электричеством… только Онэ-сама должна быть в состоянии создать разряд с таким большим напряжением., — сделала неподтверждённое предположение Мисака. — Источник должен быть в пределах радиуса 500 метров».

Разряд такой мощности не мог быть использован ни для чего, кроме битвы. Хотя Имото Мисака выглядела довольно обеспокоенной, она всё равно решила вначале отправиться в общежитие. Она снова подняла очки и продолжила бег.

Немного спустя, Имото Мисака добралась до входа в общежитие.

Она вбежала в лифт, нажала кнопку седьмого этажа, и лифт неторопливо двинулся вверх. Она сводила воедино и редактировала информацию, которую предоставит тому парню. Как бы там ни было. каждая секунда была на счету; ей надо было дать тому парню наиболее точную информацию и довести до его сведения всю серьёзность положения как можно быстрее.

Имото Мисака призадумалась, обрадуется ли он тому, что она прибежит к нему в такое время. Она действительно хотела узнать, который час, так что ей оставалось только послать по сети запрос всем Сёстрам по всему миру о том, который у них час, чтобы по этим данным вычислить время в Японии.

Лифт издал электронный звук.

Двери лифта распахнулись, и Имото Мисака снова выбежала из них. Хотя в коридоре был целый ряд одинаковых дверей, лишь одна дверь с явно новой ручкой по какой-то причине была её истинным пунктом назначения.

Имото Мисака быстро затормозила перед дверью, вежливо нажала кнопку звонка, и, не дожидаясь ответа, открыла дверь. Неожиданно оказалось, что дверь не заперта. Может быть, живущий в этой комнате человек не считал грубостью визит в такое время. Имото Мисака наугад пришла к такому выводу и распахнула дверь.

Она увидела Тома Камидзё.

И она увидела девочку по имени Индекс.

Оба они были одеты в пижамы. По какой-то причине девочка навалилась на парня, кусая его в голову. Трёхцветный кот заметил убийственное выражение на лице девушки, и может быть, его животные инстинкты подсказали ему спрятаться в углу. Все они были ошеломлены тем. что внезапно распахнулась дверь, и одновременно повернулись к Имото Мисаке, стоявшей в дверях.

Имото Мисака подумала.

Как ей одной фразой дать понять этому человеку, насколько серьёзна ситуация?

Имото Мисака отказалась полагаться на теорию, и решила действовать, основываясь на прежнем опыте.

Она сказала:

— «Мисака хочет, чтобы ты кое-что сделал, — сказала Мисака со всей искренностью, глядя тебе в глаза».

— «То, что она смогла это сказать, показывает, что сама она в самом деле изменилась, — пришла к выводу Имото Мисака».

— «Пожалуйста, спаси Мисаку и её Сестёр, — искренне склонила перед тобой голову Мисака».

Парень ни о чём не спрашивал.

Он просто попросил её продолжать.