Том 8    
Глава 4: Приговорщик — Break or Crash?

Глава 4: Приговорщик — Break or Crash?

1

Аваки Мусуджиме презрительно смотрела на всё ещё разыскивавшую её Микото Мисаку.

Она стояла у окна; рядом с ней была багажная сумка.

Сейчас она находилась на четвёртом этаже одного здания, в пиццерии. Это была не экспресс-пиццерия с доставкой, а заведение высокого уровня. Самая дешёвая порция стоила здесь больше трёх тысяч иен, так что большинству учеников средних и старших школ это было не по карману, и основную массу покупателей составляли, конечно, студенты колледжей и учителя. Возможно по этой причине несмотря на то, что уже было больше девяти часов вечера, этот ресторан продолжал работать.

Столики высококлассного ресторана были накрыты чистыми скатертями. Здесь играла легкая французская музыка, которая так приятно заполняла тишину, но не мешала посетителям беседовать друг с другом. Половина столиков в ресторане пустовала, но на двери висела табличка «Мест нет». Сохранять достаточно свободных мест — тоже важная часть в создании атмосферы ресторана.

Посетители ресторана увидели как телепортер Точки перемещения Мусуджиме появилась из ниоткуда, но совершенно не были этим напуганы. Возможно, все жители этого города привыкли к подобному.

В ресторане не поднялась суматоха, и это было как раз то, что нужно Мусуджиме. Она продолжала смотреть в окно, глядя на Микото, которая, осмотревшись по сторонам, через некоторое время ринулась в переулок.

«Фухх…»

В этот момент Мусуджиме наконец вздохнула с облегчением.

Когда противостоишь Тузу Токивадая, бессмысленно отступать по прямой линии. Хотя удар Рейлгана рассеивается после определенного расстояния из-за сопротивления воздуха, молния может в одно мгновение поразить из-за угла.

— Всё нормально, независимо от расстояния главное — оказаться в слепой зоне Микото.

— И, находясь в этой слепой зоне, нужно убедиться, что Микото её потеряла.

Следуя этому самому важному правилу, Мусуджиме решила расположиться повыше. Спрятавшись тут и подождав, пока Микото уйдёт, она сможет без спешки отступить.

«Ух…!»

Когда её сердце успокоилось, её внезапно охватила сильная тошнота.

Большое количество кислоты обожгло ей глотку. Она едва смогла сдержать содержимое своего желудка, подступившее к горлу, притворившись, что всё в порядке. Ладонь, в которой она сжимала военный фонарик, неприятно вспотела.

Из-за потери контроля над своей способностью «Точки перемещения» с Аваки Мусуджиме произошел несчастный случай. С тех пор она чувствовала сильную нервозность и страх, тяжёлым бременем давившие на её тело.

Поэтому Мусуджиме всячески старалась не телепортировать себя.

«Чёрт, ну почему я вечно попадаю в такие ситуации, это действительно неудачно».

В самом деле, следовать приказам «того человека», чтобы перемещать людей в здание без окон тоже довольно сильно раздражает. Чтобы не допустить ошибки, ей приходилось телепортироваться вместе с посетителем при помощи Точки Перемещения вместо того, чтобы отправлять посетителя одного. Это была самая хлопотная часть в её работе. И мало того, список особо важных особ включал людей низшего класса, вроде блондина-старшеклассника в солнцезащитных очках и красноволосого священника. Правда, Мусуджиме была готова терпеть эти неудобства ради преимуществ, которые давала ей работа.

Мусуджиме положила багажную сумку набок и села на неё. Затем она вытащила платок, чтобы вытереть пот со лба. Она всегда нервничала, когда телепортировалась в незнакомое помещение внутрь здания. Она бы поджарилась, если бы телепортировалась в печку, и сильно грохнулась бы, если бы, телепортировавшись, зависла в воздухе. Хотя вероятность этого была низка, даже если был один шанс на десять тысяч, это приводило её в ужас.

Мусуджиме подумала, что ей очень повезло, что Микото её потеряла. Любой обычный человек побежал бы искать её по улицам, так что ей нужно было лишь оставаться внутри зданий и не попадаться на глаза Микото Мисаке. Она могла телепортироваться максимум на 800 метров, но не была настолько уверена в себе, чтобы продолжать телепортироваться. Если она телепортируется больше четырёх раз, скорее всего её вырвет, и она настолько обезумеет, что не сможет воспользоваться своей способностью.

С точки зрения сохранения психического равновесия, ей лучше всего использовать Точку Перемещения один или два раза, чтобы ускользнуть от вражеских атак, а затем уходить на своих двоих по земле. Как раз когда Мусуджиме обдумывала план бегства…

Дон!

Штопор высшего качества пробил правое плечо Аваки Мусуджиме.

— А?..

Знакомый штопор. Разве это не его она телепортировала в ту девушку из Правосудия?

Прежде чем Мусуджиме смогла понять, что это вообще означает, за её спиной раздался знакомый голос.

— Возвращаю тебе эту штучку, если ты будешь пользоваться такими безвкусными вещами, на тебя будут смотреть свысока. Ах да, и эти штуки тоже.

После того, как она это сказала, послышались звуки ударов. Звук был такой, словно дротики вонзались в наполненные грязью мешки.

Дротики вонзились в её бок, бедро, и голень, такие знакомые места.

Обжигающая боль растеклась по всему телу, достигнув мозга и взорвалась в нём.

— А… ах…

Аваки Мусуджиме отвернулась от окна, и посмотрела внутрь ресторана. Посетители были ошеломлены и по ним было видно, что они не знали, что делать.

Все, кроме одного человека.

Девушка, элегантно сидевшая на столике, с лицом, полным гордости.

Именно эта атмосфера высокого класса в ресторане стала самой важной причиной её поражения.

Потому что так же. как и при появлении Мусуджиме, никакой суматохи не возникло и при появлении Ширай.

— Не надо пугаться, я не задела жизненно важных органов… это было нетрудно, я только целилась туда, куда сама была ранена. Ах, да.

Ширай сделала вид, что ищет что-то в карманах юбки. Мусуджиме занервничала, но Ширай вытащила не оружие, а тюбик с останавливающей кровь пастой из аптечки первой помощи Правосудия.

Щелчком пальца Ширай отправила тюбик с пастой к Мусуджиме.

Затем, девочка с парой косичек зловеще улыбнулась:

— Давай, возьми это и намажь свои раны. Сними одежду, бельё и растянись на полу в жалком виде, пока втираешь пасту в свои раны. Будет нечестно, если ты этого не сделаешь.

Может быть, неожиданно почувствовав эту враждебность, или не желая выслушивать такие отвратительные слова, посетители и персонал наконец начали действовать, и в панике побежали к дверям. Высококлассная атмосфера моментально исчезла, столы и стулья опрокидывались. После того, как затихли звуки торопливых шагов и хаоса, ресторан опустел.

Здесь оставалось только два человека, упорно глядевших друг на друга.

Их разделяло около десяти метров. Вполне достаточное расстояние и для «мгновенной телепортации» и для «Точки Перемещения». Другими словами, расстояние больше не имело значения.

Тихое гудение кондиционера и изящная легкая французская музыка теперь звучали неестественно отчетливо.

Всё это время Ширай сидела на столе.

Но это было не из-за того, что она знала, что победила, а скорее из-за того, что её тело уже не могло выдерживать ран. Тем не менее, Мусуджиме теперь была в таком же состоянии. Обе они были ранены одним и тем же оружием в одни и те же места. Так что она могла представить серьёзность ран противника просто посмотрев на собственные раны.

— … Ты хороша… однако… я не против того, как ты отомстила.

Мусуджиме сидела на багажной сумке возле окна. Даже израненная, она хотела показать, что всё в порядке. Может быть, она пробовала блефовать, а может быть, это была её гордость.

Обоим им трудно было даже пошевелиться.

Но у них был другой способ двигаться.

— Действительно плохо.

Насмешливо сказала Ширай.

— Из-за всей этой суматохи Онэ-сама, такая умная, крутая и энергичная, сразу же прибежит сюда.

— !!!

— Судя по твоему характеру, если будет противник, которого можно победить, ты не сбежишь позорно, поджав хвост, ага? Бессмысленно нанести противнику множество ран, и удалиться с чувством превосходства, разве это не твой любимый трюк? Как в тот раз, когда ты встала против меня.

Если вспомнить, то в сражении на стройке Мусуджиме не нанесла Микото ни единого удара, только защищаясь и даже не пытаясь контратаковать. Это было самое серьёзное доказательство того, что Мусуджиме чувствует себя не в силах победить Микото.

Другими словами. как только появится Микото, Мусуджиме неизбежно потерпит поражение.

Серьёзно раненой Ширай не было нужно стараться победить Мусуджиме. Ей просто нужно было тянуть время и ждать, пока Микото не появится ради этой второй «победы».

— Хм, думаю, ты переоцениваешь Туза Токивадая. Даже Рейлган не непобедима. Если ей придётся противостоять, скажем, сильнейшему эсперу пятого уровня в Академгороде, она умрёт.

— Однако, с нашими силами, сможем ли мы вообще достичь пятого уровня?

Засмеялась Куроко Ширай.

Эта фраза принижала её гордость, и всё же она сказала это так гордо.

Она не скрывала своего преклонения перед Микото Мисакой.

Мусуджиме побледнела, её челюсть отвисла.

«Только не говорите мне, что она устроила суматоху лишь с этой целью… Она не только нанесла мне удар исподтишка, но она хочет привести сюда Рейлган, чтобы увеличить её шансы победить?..»

Мозг Мусуджиме работал быстро. Если это так, то условие её победы заключается не в том, чтобы нанести поражение этой девушке из Правосудия, а в том, придёт ли сюда Рейлган. Другими словами, ей нужно не тратить тут время с Куроко Ширай, а поспешить и удалиться при помощи Точки Перемещения.

— Забудь об этом.

Слова Ширай прервали мысли Мусуджиме.

— Тебе не сбежать. Разве ты не заметила? Наше состояние похоже. В таком состоянии, будучи раненой, в таком месте, с такого рода способностью, преследуемая Онэ-сама… обладая способностью такого же рода, разве я не смогу догадаться, куда ты побежишь?

— ?!... Ты… хороша…?!

Удивленная, Аваки Мусуджиме не смогла сказать ничего другого. Ширай просто глядела на неё, слегка улыбаясь.

— Если ты думаешь, что я блефую, советую тебе избавиться от таких наивных мыслей. Сведения, которые я получила в библиотеке и опыт, который я приобрела, сражаясь с тобой, и как эспер с похожей способностью, мы должны мыслить похоже… все эти доказательства поддержат мои инстинкты.

В этот момент Мусуджиме окончательно осознала.

Смысл всех действий, предпринятых Ширай.

«Она нанесла мне похожие раны штопором и дротиками, чтобы мы оказались в одинаковом положении, чтобы уменьшить разницу между нами, чтобы ещё точнее предсказывать мои перемещения!»

Похожие способности, похожие раны, похожие мысли… Ширай сделала это, чтобы попытаться угадать, что Аваки Мусуджиме будет делать дальше.

Она не может глядеть свысока на эту девушку, — подумала Мусуджиме, стиснув зубы.

Даже если Мусуджиме сбежит при помощи Точки Перемещения, эта девушка её поймает. Раз так, то даже сбежав на край Земли, Мусуджиме не будет чувствовать себя в безопасности.

Каждый раз, когда Мусуджиме телепортируется, ей кажется, что её желудок переворачивается, это чувство невыносимо.

Если эта девушка вычислит Точку Перемещения, которой Мусуджиме пользуется каждый раз в отчаянии, это будет больно. Кроме того, она может последовательно телепортироваться только три или четыре раза подряд, так что не должна тратить эти попытки зря.

Если так…

— Верно, у тебя есть только одна возможность выиграть, а именно — победить меня до того, как появится Онэ-сама.

Небрежно заметила Куроко Ширай.

— Однако у меня есть две возможности победить тебя. Первая — победить самой, вторая — дождаться Онэ-сама… думаю, не нужно говорить вслух, у кого из нас преимущество, да?

Ширай ясно заявила, что находится в выигрышном положении, шокировав Мусуджиме. Теперь у неё стало ещё меньше вариантов выбора.

Мусуджиме задрожала от страха… однако она медленно покачала головой.

Нет.

Мусуджиме поняла это.

Девушка из Правосудия, сидящая перед ней, вообще не хочет втягивать в это дело Рейлган.

Прежде всего, если бы она хотела втянуть в это Рейлган, то почему она не привела её с собой?

Мусуджиме слегка улыбнулась.

После того, как она выяснила одну вещь, потекли мысли.

Может быть, стремясь поставить их обоих в одинаковое положение, Ширай допустила ошибку, поскольку и Мусуджиме могла понять, о чем думает Ширай.

Её сознание прояснилось.

Мусуджиме вернула себе хладнокровие.

— … Такое чудесное совпадение. Чтобы ты дважды отказалась от победы? В первый раз — когда ты не привела Рейлган с собой, во второй раз — нанеся удар исподтишка. Тебя не заботила победа или поражение, поскольку ты могла убить меня, если бы пронзила мне сердце или мозг. Если ты сделала это только для того, чтобы потакать этой наивной фантазии Рейлган, мне действительно жаль тебя.

Прежде чем она вообще смогла дать отпор, тело Ширай уже немного дрожало.

Мусуджиме поняла, что происходит. Потому что у неё были такие же раны.

Обе они были слишком сильно ранены, особенно Ширай, которая несколько часов разыскивала Мусуджиме. Хотя кровотечение из ран прекратилось, потерю сил было намного сложнее возместить, так что состояние Ширай было намного хуже, чем у Мусуджиме. По сравнению с Мусуджиме, которая была ранена только что, Ширай, которая, раненная, всё равно бегала повсюду, потеряла намного больше сил.

Так что Мусуджиме засмеялась. Она смеялась от того, что имела преимущество, и от того, что её враг оказался настолько тупым.

— Какая жалость. Ты могла использовать почти что лучший способ разобраться с этой проблемой, но всё равно настаивала на том, чтобы использовать самый лучший способ. Стоит ли рисковать жизнью ради спасения этого мира?

Аваки Мусуджиме, сидя на багажной сумке, сказала:

— Этот наивный выдуманный мир, о котором думает Рейлган?

Услышав это, Куроко Ширай бросила быстрый взгляд на Аваки Мусуджиме.

В глазах Ширай светилась сильная решимость. Она могла только сидеть на столе, её тело было неспособно двинуться, ослабевшие запястья дрожали, готовые подогнуться, всё это только сильнее должно было убедить Мусуджиме, что Ширай находится в невыгодном положении, но Ширай плевать было на это. Она даже не пыталась блефовать, глядя вместо этого прямо в лицо своему врагу.

В этом смехотворном и комичном противостоянии, Ширай ответила без колебания.

— … Стоит.

Ширай почувствовала, что стоит использовать немногие оставшиеся у неё силы на то, чтобы ответить на этот вопрос.

— Разумеется, стоит, разве это не чушь? Несмотря на то, что Онэ-сама наивна и упряма, и не понимает наших проблем, Онэ-сама действительно хочет создать мир, где тебе и мне не придётся заниматься подобными вещами. Она и впрямь наивна, правда? Онэ-сама в самом деле хочет поймать нас и отчитать во имя справедливости, и закрыть это дело. Даже в этой ситуации она в самом деле хочет помочь нам. Не только мне, но и тебе тоже.

Куроко Ширай засмеялась.

Это был чистый, без следа иронии смех.

— Даже столкнувшись с такой ситуацией Онэ-сама в самом деле хочет, чтобы все перестали ссориться и перестали убивать друг друга. Она не одобряет то, что я сделала; она могла убить тебя за пять секунд… но она решила не делать этого. Она всё ещё ищет идеальную развязку. Она могла бы разобраться со всем этим, подкинув одну монетку… но она решила не убивать, вот почему она так устала.

— …

— НЕУЖЕЛИ ТЫ ДУМАЕШЬ, ЧТО У МЕНЯ, КУРОКО ШИРАЙ, ХВАТИТ ДУХУ РАЗРУШИТЬ ЭТО НАИВНОЕ И ДЕТСКОЕ ЖЕЛАНИЕ? ПОДКРАСТЬСЯ И ВОНЗИТЬ МЕТАЛЛИЧЕСКИЙ ДРОТИК ТЕБЕ В МОЗГ, И РЕШИТЬ ЭТО ДЕЛО СМЕРТЬЮ И КРОВЬЮ? РАСТОПТАТЬ УСИЛИЯ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ, ЗАЩИЩАЮЩИХ МОЮ СОБСТВЕННУЮ ЖИЗНЬ?!

Ширай зарычала и медленно сползла со стола. Её ноги дрожали, но они были полны силы. Это было как бы предвестником того, что главное событие вечера вот-вот случится.

— Чтобы исполнить её желание и показать, что я согласна с ней, Я ВЕРНУ ТЕБЯ В ЭТОТ НОРМАЛЬНЫЙ МИР!

— Раз так, полагаю, я выиграю, если отклоню твою добрую волю, верно?

Аваки Мусуджиме сказала это, продолжая сидеть на багажной сумке.

Отношение, которое показывало, что она не собирается валять дурака.

2

Ширай подумала: «В сущности, положение сейчас исключительно простое».

И Ширай и Мусуджиме были довольно серьёзно ранены. Даже если им удастся остановить кровотечение, они никак не смогут быстро восстановить силы. Следует ли ей напасть на врага первой? Даже если она лишь чуть-чуть подтолкнёт противника, возможно, это решит исход битвы.

«Если мы схватимся всерьёз… думаю, что смогу продержаться только десять секунд».

Даже если она не пропустит удар, если она будет изо всех сил двигать руками и ногами, её раны откроются. Особенно сейчас, когда Ширай совсем обессилела. Стоит ей начать терять кровь, как она сразу же потеряет сознание.

Сила Мусуджиме устрашает. Если бы не ограничение «телепортер не может перемещать другого человека с похожими способностями», она могла бы швырнуть Ширай об стену или на пол.

Ширай и Мусуджиме упорно глядели друг на друга.

Их разделяло расстояние в десять метров.

Снаружи послышался громкий шум.

Часть стальной башни, которую атаковала Микото, обрушилась с громким звуком, похожим на удар колокола.

Этот звук стал сигналом к началу битвы.

Ширай замахнулась кулаком и быстро ударила им по столу, на котором сидела. Кожа на ладони лопнула, а поверхность стола разлетелась на куски. Ширай схватила острый обломок и приготовилась телепортировать его. Удар телепортера может разорвать всё что угодно изнутри, так что его можно считать стопроцентно убийственной техникой. К тому же, поскольку этот удар наносится из одной точки в другую, ничто, находящееся на прямой линии между ними, не может его заблокировать.

В этот момент Мусуджиме использовала свою Точку Перемещения.

Она взмахнула военным фонариком, намереваясь вонзить в тело Ширай серебряный поднос. Хотя это был обычный поднос, Точка Перемещения с лёгкостью могла пройти через тело человека. Как только она нанесёт удар, смерть будет неизбежна.

Однако, Ширай оказалась чуть быстрее.

Она уклонилась от удара. Серебряный поднос завис в воздухе, как нож гильотины и упал на пол.

Хотя сила Мусуджиме была велика, возможно, ей нужно было чувство ритма, поскольку у неё была привычка для начала размахивать военным фонариком.

Трудно ухватить шанс контратаковать так, чтобы это не привело их обоих к поражению, но если нужно только уклониться, это не так тяжело.

— Тьфу!

Мусуджиме невольно нахмурилась. Она описала военным фонариком круг, и пять или шесть стоявших за её спиной столиков растворились в воздухе, чтобы появиться перед Мусуджиме. Составленные вместе они образовали огромный щит, прикрывший тело Мусуджиме.

«Ошибка при отправке?... Нет! Это щит для того, чтобы заблокировать взгляд!...»

Ширай уже сталкивалась с этим раньше. Поскольку телепортация это удар, наносимый из точки в точку, от него можно уклониться, если немного отклониться от первоначального положения. Мусуджиме специально построила эту стену, чтобы заставить Ширай думать, что она уже телепортировалась отсюда.

«Раз так…»

Ширай использовала свою телепортацию.

Она схватила осколок тарелки, и телепортировалась вместе с ним.

Оказавшись по другую сторону щита из ресторанных столиков, Ширай снова замахнулась осколком.

«… Тогда я использую саму себя, чтобы определить положение!»

Раз перед нею стоит препятствие, ей нужно просто оказаться по другую его сторону. Если перед тем, как телепортировать осколок она будет ясно видеть, где находится Мусуджиме, то уж не промажет.

Потому что Аваки Мусуджиме не может мгновенно телепортировать саму себя.

Ширай надеялась нанести удар по врагу этим острым осколком и одержать победу.

Шухх!

Куроко Ширай услышала звук рассекаемого воздуха.

Мусуджиме стояла в одном шаге перед ней, но обеими руками держала ту тяжёлую багажную сумку, изо всех сил, что были у неё в ногах стараясь ударить ею Ширай в лицо. Поскольку обе её руки были заняты сумкой, военный фонарик она сжала в зубах.

По выражению лица Мусуджиме было похоже, что на самом деле она не предсказала метод нападения Ширай.

«По этому довольному выражению лица, похоже, что она чувствует облегчение, что подготовилась к такому нападению. Это в самом деле сработало, ага…!»

Твёрдый край багажной сумки, покачиваясь, приближался к лицу Ширай, так что она быстро телепортировала острый осколок, и отрезала П-образную ручку багажной сумки.

Багажная сумка полетела в совершенно неверном направлении.

Мусуджиме, у которой в руках осталась одна только ручка, выглядела удивленной.

«Теперь… вот он, шанс!!!...»

Ширай вложила все свои силы в раненую правую руку и сжала свой маленький кулак.

Расстояние было таким небольшим. Вместо того, чтобы вычислять и использовать свою способность, она с тем же успехом может просто ударить кулаком.

Однако…

Мусуджиме, закусившая свой военный фонарик, слегка отклонилась назад.

— !!!

Ширай запаниковала. Это неожиданное движение Мусуджиме сделало Ширай неспособной противостоять ей со своей способностью.

Она отступила на шаг. В этот момент всё перед ней стало белым. Это был цвет багажной сумки. После того, как её мозг осознал, что происходит, Ширай только почувствовала, что её спина онемела. Случилось то, что Мусуджиме телепортировала при помощи Точки Перемещения багажную сумку вылетевшую у нее из рук прямо перед лицом Ширай. Сумка не затормозилась в полете, но ее траекторию скорректировали так, чтобы она полетела прямо в лицо Ширай.

Если бы Ширай только что не отступила на шаг, ей бы вышибло мозги багажной сумкой, возникшей из ниоткуда.

Однако, хотя она и уклонилась от смертельного удара, всё равно тяжелая багажная сумка должна была ее задеть.

Даже если бы она хотела среагировать, было уже слишком поздно.

БАХ!

Багажная сумка с силой ударила Ширай в лицо, и сильный удар отбросил Ширай назад. Она не смогла удержать равновесие. При этом её кожа натянулась.

Похоже. горячая жидкость потекла из ран на плече и боку, и плотно стиснутый кулак разжался. Ширай изо всех сил попыталась удержаться на ногах, но всё равно её ноги оторвались от земли.

Как раз когда она должна была упасть, Ширай снова телепортировалась.

Тело Ширай исчезло. Сохраняя эту падающую позу, она появилась за Мусуджиме, повернувшись к ней спиной.

Импульс падения не уменьшился. Ширай вытянула локоть назад, и приземлилась точно на спину Мусуджиме. От такого удара Мусуджиме упала вперед, и врезалась в составленные вместе столики. Прежде чем Ширай смогла убедиться, что Мусуджиме упала, она оказалась на полу. От удара при падении её раны открылись.

«Эх… а…!»

Чтобы нанести последний удар, Ширай собрала в кулак все оставшиеся у неё силы, и схватила лежавший за ней предмет. Это была ручка, отрезанная от багажной сумки. Телепортационную атаку Ширай можно было использовать с любым предметом, не только с острым.

«Это… моя победа!»

Ширай закричала в душе, целясь во врага. Она сделала расчёт и попыталась переместить зажатую в руке ручку.

«…?!»

Однако её способность не смогла активироваться.

Ручка, зажатая в её руке вообще не двинулась.

Острая боль и сильное беспокойство помешали ей сконцентрироваться и сделали неспособной использовать свою силу.

— О, нет…!!!

От этого затруднения Ширай забеспокоилась ещё больше. С последними крохами надежды она посмотрела на Аваки Мусуджиме, надеясь, что той так же больно, и она так же не в состоянии воспользоваться способностью.

Ширай услышала негромкое «шухх!».

Скопление столиков вокруг Мусуджиме исчезло.

После этого, она потянула свой военный фонарик, который зажимала в зубах, словно шашлык.

Ширай похолодела.

Она быстро перекатилась по полу, желая убраться отсюда.

Но столики висели над ней, а затем они упали под действием силы тяжести.

— …!

Ширай прижалась к полу, прикрыв затылок обоими руками. На неё обрушились тяжелые удары, словно от тупого орудия, увеличивая тяжесть её ран. Ей было настолько больно, что хотелось кататься по полу, но эта куча столов не давала ей сдвинуться с места.

В её сузившемся поле зрения была видна только Мусуджиме, которая, стоя на полу, топнула ногой и переместилась, чтобы её не задел падающий стол. Дротики, вонзившиеся в её руки и ноги широко раскрыли ей раны, что она кричала от боли. Но, немедленно воспользовшись Точкой перемещения, она телепортировала багажную сумку без ручки рядом с собой, и, прислонившись к ней, посмотрела на Ширай.

Мусуджиме указала на стоявшие поблизости стулья своим военным фонариком.

Это движение было исключительно медленным.

— Ширай-сан, ты умрешь, если не сможешь от этого уклониться.

С насмешливой улыбкой Мусуджиме повела фонариком от спинки стула к Ширай. Круглая передняя часть фонарика оказалась направлена прямо на Ширай.

— !!!

Ширай невольно побледнела, но всё равно не могла воспользоваться своей мгновенной телепортацией.

Ширай не могла не задрожать, однако стулья, телепортированные Точкой перемещения рухнули рядом с ней. Множество столиков, которыми была завалена Ширай, задетые стульями, обрушились как карточный домик. Однако, изменилась только форма кучи, тот факт, что Ширай застряла под ней, не изменился.

— О, ты всё равно не можешь сбежать, даже при таком условии? Похоже, ты не можешь делать расчеты для телепортации.

На лице Мусуджиме больше не было нервозности.

Она засмеялась.

Свежая кровь сочилась из ран, окрашивая лицо Мусуджиме в красный цвет, но она всё равно смеялась.

— Ширай-сан, ох, Ширай-сан. А знаешь что? Можно много чего услышать, если находишься рядом с «тем человеком». Ну например, хм… Интересно, слышала ли ты такое раньше?

Мусуджиме сказала это, словно напевая.

Обследовав дротики и штопор, она, тяжело дыша, очертила окружность военным фонариком. Все посторонние предметы исчезли и снова появились перед ней. Под действием силы тяжести металлические дротики и штопор упали на пол с резким звуком.

— В начале была группа, в которой было полно сильных эсперов.

Похоже, Мусуджиме было важнее обработать раны, причинявшие ей боль, а не следить за тем, чтобы держаться на расстоянии от Ширай. Она огляделась в поисках того, чем бы обработать раны. Тюбик с кровеостанавливающей пастой, который бросила Ширай, лежал у её ног, но, возможно, из гордости, она отбросила его ногой прочь.

«Она собирается… обработать раны здесь? Ни о чём не беспокоясь, у меня на глазах? Что она задумала? Онэ-сама может появиться тут в любой момент…»

Ширай была полна подозрений, но Мусуджиме продолжала сохранять беззаботный вид.

Раны, из которых были вытянуты дротики, сочились кровью.

Но улыбка не сошла с лица Мусуджиме, придавая ему устрашающий вид.

— Но очень мало людей обладает большой силой, так что для того, чтобы увеличить свой потенциал, они решили пойти путем увеличения числа эсперов. То есть, клонировать их. И знаешь, что получилось в итоге?

Ширай не могла пошевелиться.

Рука, вытянутая в просвет между столами могла только раскачиваться в воздухе. Она не могла ни отодвинуть столы ни ударить стоявшего перед ней врага.

При взгляде со стороны Мусуджиме выглядела в общем-то удовлетворенной. Она разорвала свою юбку и перевязала бедро, чтобы остановить кровотечение.

Микото Мисака всё ещё не появилась.

Посетителям и персоналу пришлось убежать из-за того, что тут разгорелась такая яростная схватка, и суматоха должна была распространиться наружу. Может быть, этот шум не дошёл до ушей Микото? Или же Микото решила, что это происшествие не имеет никакого отношения к «обломку»?

Ширай не хотела, чтобы Микото появилась здесь, но в отсутствии Микото она не чувствовала себя в безопасности. Может быть, она разбиралась с другими приятелями Мусуджиме?

И что было ещё более невероятным…

«Выражение лица Мусуджиме… почему она так уверена в себе?... Она что, думает, что даже в таком состоянии может победить Онэ-сама?...»

Ширай была очень этим озадачена, а Мусуджиме неторопливо продолжила:

— Могут описать это лишь словом «ужасающе». Эти козлы отпущения, которых создали, не имели даже одного процента способностей. Несмотря на то, что и это довольно впечатляющая величина по стандартам нашего мира, если бы им пришлось сражаться с сильным эспером, даже десять или двадцать тысяч из них не смогли бы с ним сравняться.

Аваки Мусуджиме, залитая кровью, продолжала разрывать свою юбку и перевязывать рану на лодыжке.

Ширай предположила, что наверное, слишком сильно задела гордость Мусуджиме, и та растягивает эту «ситуацию решительной победы», и потому болтает без умолку.

Юбка Мусуджиме стала очень короткой, и из-под неё было видно не только её белье, но она не обращала на это внимания. Вместо того, она лишь слегка улыбнулась.

— Ширай-сан, дети, которые были созданы при помощи технологии клонирования, имеют такой же набор генов, как и оригинал, и даже структура мозга у них одинакова. И всё же их способности настолько сильно различаются. Как ты думаешь, почему?

От самоуверенность, которую распространяли слова Мусуджиме Ширай тошнило, но если она не будет обращать на неё внимания, Мусуджиме станет неинтересно, и она покинет сцену вместе с багажной сумкой.

— Такой… такой глупый вопрос. Разве ты не знаешь, как составляется рейтинг школ Академгорода?

Даже если оба они совершенно одинаковы, при разном воспитании получатся разные результаты. Поэтому есть много путей развития эсперских способностей, поэтому школьные стандарты различаются.

Однако, Мусуджиме сохраняла спокойствие.

— Не-а, клонов воспитывали в среде, в которой они должны были развить одну и ту же силу. Однако результаты были очень разочаровывающими. У них был одинаковый мозг, но всё равно они не могли достичь того же результата. Не думаешь ли ты, что есть другие факторы, кроме мозга, которые влияют на качество? Тогда, если нам удастся найти эти условия, сможем ли мы использовать способности без такого счетного устройства как человеческий мозг?

Аваки Мусуджиме не обращала внимания на кровь, забрызгавшую ей лицо. Она перестала оказывать себе первую помощь, и сказала:

— Другими словами, начнем с того, нужен ли человеческий мозг для развития способностей?

Ширай невольно выдохнула холодный воздух.

Способности, развитием которых занимались в Академгороде, были главным прорывом в квантовой механике. Использование «собственных реальностей», то есть, реальности, наблюдаемой при помощи намеренного искажения мысленных вычислений и способности принятия решений, чтобы вызвать неестественные изменения в радикально микроскопическом мире для создания определенных явлений.

— Что… ты сказала?

Ширай не могла не отреагировать.

— Уроки Академгорода… включают самую развитую нейронауку.

— Это верно. Однако, имея дело с явлением… которое состоит в том, чтобы наблюдать и анализировать цель, только ли люди способны на это?

Мусуджиме радостно сказала:

— Например, растения могут обнаруживать солнечный свет. Некоторые растения закрывают цветы и складывают листья на ночь. Не говори мне, что эти растения не наблюдают мир?

Мусуджиме хотела остановить кровь из раны на плече, но больше отрывать от юбки было нечего. Ей оставалось только оторвать рукав своего зимнего пиджака и использовать его как повязку.

Ширай почувствовала, что это плохо.

Как только Мусуджиме закончит с перевязкой, она перейдёт к следующему пункту. Судя по нынешней ситуации, единственное, что может остановить Мусуджиме — это её собственная болтовня.

— Слишком… это слишком глупо. Просто смехотворная идея. Если ты считаешь реакцию на солнечный свет наблюдением, тогда и постеры и фотографии, которые реагируют на ультрафиолетовые лучи тоже имеют какую-то способность к наблюдению? Главное при создании способностей должно быть в том, как они смотрят на них, верно? Так что, уроки, которые дает Академгород, служат для того, чтобы помочь каждому ученику найти «персональную реальность», которой нет ни у кого другого. Что нужно для способностей это не особые чувства, а особые способности к обработке информации.

Но слова Ширай не вызвали никакого эмоционального отклика у Мусуджиме.

В данный момент Мусуджиме оставалось обработать только рану в боку. Сначала она хотела перевязать её поясом, на котором висел военный фонарик, но этот пояс был сделан из металлических пластинок и похоже. не годился для такой цели.

Поэтому, ей оставалось только воспользоваться розовой тканью, обернутой вокруг груди, и обмотать ею поясницу. Похоже, для неё было вполне нормально обнажиться при постороннем, поскольку обе они были одного пола. Она стянула зимний пиджак, у которого остался только один рукав, и прикрыла им обнаженную грудь, но это действие было довольно спутанным.

— Ты имеешь в виду, что без высокого уровня умственной деятельности невозможно развить способности?

— Именно так.

Ширай ответила, но в глубине души она почувствовала неуверенность, поскольку казалось, что Мусуджиме заманивает её, чтобы возразить. Лучшим доказательством было то, что Мусуджиме, похоже, не была обеспокоена своими собственными доводами.

— Тогда как насчет муравьев? Муравьи умеют работать в команде, ходить по кругу и строить свои муравейники, и даже искать пищу. К тому же. муравьи умеют заключать некоторые соглашения. Они могут помочь странным насекомым вроде тлей, отгоняя божьих коровок, и получают от них «лесной мёд». Другими словами, у них есть самые оригинальные разумные объяснения… если ты отвергнешь структуру их мышления, это будет то же самое, что отрицать процессы мышления, которые отличаются от человеческих, но похожи на них.

Мусуджиме проверила, насколько туго прилегает эта замена бинту.

— Ты в сущности неразумна.

— Почему это неразумно? Муравьев классифицируют по их физическим характеристикам, есть муравьи-самцы, королевы и рабочие муравьи, что означает, что они знают об общественном разделении труда. При помощи своих антенн они могут обмениваться сигналами, а у некоторых из них есть даже излучающие свет органы. На каком основании ты думаешь, что их психическая деятельность находится на низком уровне? Что для тебя высокий уровень психической деятельности человека? Даже у насекомых есть своя логика и моральные принципы. Даже муравьи знают, что должны защищать своих личинок.

Аваки Мусуджиме слабо улыбнулась.

— Даже муравьи могут наблюдать за окружающим.

Она сделала небольшую паузу и продолжила:

— На каком основании ты должна сделать выбор между нами и муравьями в том, у кого из нас правильная картина мира? На каком основании ты можешь сказать, что муравей никогда не сможет использовать экстрасенсорные способности?

Куроко Ширай вздрогнула.

От того, что отвергалась основная идея сверхспособностей, её охватила дрожь.

Она уставилась на «предмет» рядом с Аваки Мусуджиме.

— Есть множество живых организмов, стоящих на равных с человеком, нет, возможно, превосходящих его. Если ты с этим не согласишься, это будет просто проявлением твоего человеческого высокомерия.

Мусуджиме спокойно улыбнулась, ощупывая кончиками пальцев поверхность багажной сумки.

— Переключив мышление в другом направлении ты увидишь, что «ответ» очень близок к нам. Это так, он совсем рядом с нами.

Поверхность багажной сумки блестела в лучах света.

«Обломок».

«Силикорунд».

«Дерево диаграмм».

Первоклассный, огромный, сложный…. Искусственный мозг, которому не хватает совсем чуть-чуть гибкости по сравнению с человеческим.

— Куроко Ширай-сан, этот термин «мозг», нельзя ли его использовать не только по отношению к человеку? Если ты сторонник превосходства человека, и вообще не можешь принять такую простую истину, я может быть, немного расстроюсь.

Даже муравей может наблюдать за окружающим миром.

Если есть мозг, можно создать и сверхъестественные способности.

Это не обязательно должен быть человек.

Если так… если так… если так… Куроко Ширай уставилась на багажную сумку, стоявшую рядом с Аваки Мусуджиме.

— Не говори мне… ты думаешь, что ядро этой штуки… может создать способности такие же как у нас? Ты серьёзно? Это такая же смехотворная идея, как то, что у робота может быть душа.

Однако…

Если взглянуть глубже, требуется ли высокоуровневая система вроде «человеческой души» для того, чтобы «наблюдать и анализировать реальность»? Ширай начала терять уверенность.

Наоборот, Мусуджиме выглядела довольно уравновешенной.

— Верно, можно достичь этого уровня прогресса. Машина есть машина в конце концов. Когда искусственный интеллект системы стабилизации и автонастройки цифровой камеры встречается с явлением, процессор делает именно так — упорядочивает пиксели изображения в соответствии с информацией. В терминах обработки информации это совершенно отличается от наблюдения явления.

Она выглядела довольно уверенно.

— К тому же, мы убедились, что не можем найти никаких растений и животных кроме человека, которые могут использовать сверхспособности. Верна ли моя точка зрения — большой вопрос.

Она похлопала по поверхности багажной сумки и продолжила:

— Но с этой штукой мы можем продолжить предсказания. Пока у нас есть этот суперсимулятор, который может достоверно симулировать что угодно, не проблема найти то, что весь мир ещё не открыл, или даже любые изменения в биологической эволюции спустя 10000 лет. Поэтому мне нужен «обломок» для того, чтобы починить «Дерево диаграмм». Я хочу, чтобы оно решило, рассмотрев все возможности, есть ли живые организмы кроме человека, которые могут развить сверхспособности.

Глаза Мусуджиме странно заблестели.

Ширай подумала, что такой блеск называется паранойей.

— Для этой цели… ты хочешь тайно сотрудничать с посторонними организациями?...

— Верно. Даже если я заполучу драгоценный «обломок», я не смогу починить его сама. Поэтому мне нужно работать с организацией, у которой есть технология, знания и мотивация.

Аваки Мусуджиме засмеялась.

Этой организации скорее всего неинтересны идеи Мусуджиме. Вероятно, у них есть другие мотивы. Мощность «Дерева диаграмм» слишком велика, организаций, которые хотят его получить наверное, больше, чем у собаки блох.

— Ширай-сан, что ты почувствовала, когда впервые применила способности?

Ширай не могла пошевельнуть даже мизинцем, шевелились только её губы.

Она лежала ничком под столом, говоря безразлично:

— Ни… ничего особенного. Взрослые, которые были рядом, были поражены, а я сама не особо удивилась. Для меня в этом не было ничего особенного.

— Правда?... Честно говоря, я была действительно напугана.

Мусуджиме вспомнила своё детство и сказала:

— Когда я подумала, что можно сделать с этой способностью, я была действительно напугана. Я испугалась ещё сильнее, когда в самом деле сделала это. Ширай-сан, в этом мире я больше всего боюсь такой способности. Этой способности, которой можно убивать людей всего лишь небольшим усилием воображения.

Сейчас эта девушка уже не дрожала от страха.

— Однако я всегда принимала, что это моя судьба. Только люди обладают такими способностями. Люди проводили исследования в некоторых особых областях, обнаружили эти способности, и использовали их для особых целей. Другими словами, я была вынуждена иметь эту силу. Раз я не могла этого избежать, я могла только терпеть это. Однако во мне шевелилось сомнение.

Мусуджиме улыбнулась.

Её рот вытянулся в тонкую длинную линию, похожую на трещину на тающем мороженом.

— Если я не единственная, у кого есть такие способности, тогда почему я вынуждена их иметь? Если этой силой, могут обладать не только люди, почему люди должны ее иметь? Если это не обязательно должна была быть я, почему это оказалась я? Ширай-сан так доверчива, и всё же никогда об этом не задумывалась. Ширай-сан. позволь мне сказать тебе, эти дети-эсперы, которые только что были со мной, думали примерно так же. Конечно, это не касается взрослых. В том здании я действительно использовала их в качестве щита, но они сами предложили мне это. Прежде чем потерять сознание, они даже улыбались со словами… «Надеемся на тебя».

Есть много случаев с нулевиками, которые не могут обрести способности и обращаются ко злу.

Но у каждого события есть две стороны.

Иногда встречаются люди, способности которых так велики, что они не могут к этому приспособиться.

Эта штука под названием способности похожа на монстра из фильмов ужасов.

Если они хотят жить в мире с обычными людьми, им следует быть осторожными, ходя по улицам. Стоит только им приложить слишком большое усилие, и они смогут разрушить окружающие здания. На самом деле эсперам со способностями на уровне Рейлгана вообще не должны разрешать напрягаться изо всех силы; вместо этого, их способности должны подавляться. В определенном смысле это все равно, что жить постоянно закованным в кандалы.

— Действительно ли нам нужно обладать такими силами? Разве ты не хочешь знать ответ? Не важно, есть ли в этом необходимость, по крайней мере мы должны в этом убедиться, не так ли?

Аваки Мусуджиме медленно развела руками.

Словно приглашала Куроко Ширай.

— Думаю, что ты причиняла боль другим людям при помощи своей способности, верно? Должно быть, ты уже задумывалась раньше: почему ты обладаешь такой силой?

Словно она хотела обнять Куроко Ширай и убедить её изменить мнение.

Причиной, по которой Мусуджиме не нанесла Ширай последний удар было то, что она хотела, чтобы та выслушала эти слова.

— Я в этом уверена, потому что ты похожа на меня. Я могу закрыть глаза и представить, как ты причиняла боль другим. Так что…

Словно она пела своей возлюбленной…

Аваки Мусуджиме подавала сигнал: «Я с самого начала не хотела тебя убивать».

— Я понимаю эту твою боль лучше, чем кто-нибудь другой. Раз я понимаю твою боль, я знаю, как от неё избавиться. Ну, так что насчёт этого, Ширай-сан? Если тебе интересно узнать правду, я могу позволить тебе вступить в наши ряды.

По выражению лица Аваки Мусуджиме было видно, что она пошла на риск того, что здесь появится Микото Мисака, и так много говорила, только чтобы прийти к этому выводу.

Ни один эспер не смог бы проигнорировать эти слова.

Перед каждым эспером в этом городе, в том числе и перед этой парочкой, вступившей в схватку, стояли похожие проблемы.

А именно: «как использовать свою способность, чтобы нанести больший ущерб противнику».

И «насколько велик ущерб»?

Насколько это больно? Насколько невыносимо? Может ли он всё уничтожить? Помешают ли ему? Может ли он победить, или даже уничтожить врага?

И когда всё закончится, они будут дрожать от страха.

Почему я владею такой силой?

Начнем с того, должен ли я владеть такой силой?

Её основные ценности пошатнулись.

— Я отказываюсь.

Заваленная столиками Ширай бросила на Мусуджиме резкий взгляд, и сказала глухим, устрашающим голосом.

— Я думала, что ты захотела сделать это, создала эту кучу проблем под влиянием какого-то идеала, но причиной была только эта мелкая мыслишка? Онэ-сама права, у злодеев действительно маленькие носы и глаза.

— Что… ты… сказала…?

— Моя реакция должна быть нормальной, верно? Что тебя так шокировало? Как может вся эта тупая, самовлюбленная чушь, которую ты несла, увлечь меня, Куроко Ширай? Глядя с таким уверенным видом ты что, думала, что после того, как ты убедишь меня, я помогу убедить Онэ-сама? Или ты была достаточно обижена и любишь слушать мои саркастические реплики?

Ширай немного помолчала и продолжила:

— Кроме того, какие животные? Какая эволюция? Какая возможность? Даже если бы мы смогли дать какому-то виду муравьев развитие и сверхспособности, нам-то от этого какая польза?

— Какая польза? Ты всё ещё не поняла? Если другие живые существа кроме человека могут использовать способности, нам не нужно будет быть монстрами вроде «телепортеров». Прежде всего, нам не будут нужны такие опасные способности.

— Какая глупость. Что я пытаюсь сказать, даже если мы найдем какие-то возможности, чем это изменит наше положение, если мы и так уже эсперы?

— …

— Если ты делаешь это для будущих поколений, я может, растрогаюсь, и даже заплачу. Но для нас, уже эсперов, какой смысл в появлении такой возможности?

Ширай сделала паузу.

Рука, которая была протянута в просвет между столиками теперь твердо опиралась на пол.

— К тому же, в идее «сверхспособностей, причиняющих боль другим людям», на самом деле нет особых амбиций. До того, как починят обрушившийся мост через реку, я могу использовать свою способность чтобы помочь людям пересечь реку. Если людей завалит в подземном переходе, я смогу помочь им выбраться на поверхность. Если пользоваться способностью правильно, что в ней плохого?

Сваленные в кучу столики слегка затряслись, издавая дребезжащий звук.

Куроко Ширай стиснула зубы, выжимая из своего обессилевшего и избитого тела все силы.

— Как по мне, эти твои мечтательные слова абсолютно неубедительны. Боишься своей способности? Не хочешь причинять другим боль, и потому не хочешь этой силы? Звучит красиво в твоих устах, но кто изранил меня до такой степени? Если хочешь знать, правильно ли ты действуешь, просто посмотри на мои раны. ВОТ ОТВЕТ!

Куча столиков, навалившихся на девушку, продолжала дрожать.

Девушка прижала руки и ноги к полу. Она напрягла мышцы изо всех сил, не обращая внимания на то, что из ран хлынула кровь.

— С этими опасными способностями мы станем опасными людьми? С этой силой мы станем важными людьми? Ты мыслишь примитивно, ДУРА! Для меня и Онэ-сама жизнь тоже не течет так уж гладко! Мы упорно трудимся, чтобы придумать как помочь всем, так, чтобы завоевать общее признание и прочно встать на ноги в обществе!

Гора столиков яростно затряслась.

Чтобы ускользнуть из-под этого сильного давления, Куроко Ширай напряглась ещё больше.

— Ты посмотри только на Онэ-сама, которая носится туда-сюда! Стоит ей только применить Рейлган на полную мощность, и она могла бы решить все свои проблемы за минуту! Но она не хочет, чтобы всё закончилось кровавой неразберихой, так что отказалась от простого способа уладить проблемы и даже добровольно подвергает себя опасности! Не только меня, даже тебя, врага, она хочет спасти тебя! ИМЕННО ПОЭТОМУ ОНА ИМЕЕТ ПРАВО НАЗЫВАТЬСЯ МОЕЙ «ОНЭ-САМА»!!!

Дребезжащий звук перешел в треск.

Гора столиков начала разваливаться.

Ужасающий груз, давящий на девушку, начал разваливаться.

— В СУЩНОСТИ, ТВОИ ДОВОДЫ ТОЛЬКО ПОКАЗАЛИ ТВОЁ ВЫСОКОМЕРИЕ И ПРЕЗРЕНИЕ К ПРОЧИМ СМЕРТНЫМ! Я ХОЧУ СКРУТИТЬ ЭТУ ТВОЮ ПРОГНИВШУЮ ЛИЧНОСТЬ! КОГДА ТЫ ПОТЕРПИШЬ ПОРАЖЕНИЕ ОТ ОБЫЧНОГО ЧЕЛОВЕКА ВРОДЕ МЕНЯ, ТЫ ПОЙМЕШЬ, ЧТО ТЫ САМА ОБЫЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК! И ТОГДА Я СОБИРАЮСЬ ВЕРНУТЬ ТЕБЯ, КАК ОБЫЧНОГО ЧЕЛОВЕКА, ОБРАТНО В ОБЫЧНЫЙ МИР!!!

Куроко Ширай встала.

Кровь продолжала течь из ее ран, заливая одежду и тело. Она схватилась за напольную лампу и опустила руки. У неё больше не было сил, чтобы телепортироваться.

Однако…

И что с того?

Выражение лица Ширай говорило: я могу побить тебя даже без способности.

Своими действиями Ширай хотела показать, что для того, чтобы побить врага не нужно особых способностей.

Пока есть твёрдые убеждения.

Куроко Ширай бесстрашно двинулась вперед.

Вперед.

Один шаг, два шага, три шага.

Она споткнулась, не в состоянии удерживать равновесие. Она даже не могла поднять лампу, так что просто волочила ее.

Однако устрашающий напор ее движения заставил Мусуджиме отступить.

Мусуджиме потрясённо вскрикнула.

Ширай — ужасающий человек.

Не важно, есть у нее способность или нет. Независимо от этого, Ширай — ужасающий человек.

Аваки Мусуджиме прикрывала грудь пиджаком, у которого остался всего один рукав, и, сидя на полу, отползала. Она могла быстро сбежать при помощи Точки перемещения, но об этом она забыла. Страх и беспокойство лишали её способности рассчитывать координаты. Её глаза больше не видели ничего, кроме медленно приближающейся Куроко Ширай.

— Я проиграю.

Аваки Мусуджиме сделала безосновательный вывод.

— Я проиграю. Причины нет, но я определенно проиграю.

Куроко Ширай была уже прямо перед ней. Сидевшая на полу Мусуджиме посмотрела вверх и встречилась взглядом с смотревшей вниз Ширай.

Ширай медленно занесла руку.

Лампа медленно поднялась за голову с парой косичек, словно бейсбольная бита.

Устрашающее оружие.

Хотя у Мусуджиме была способность Точки перемещения, всё равно она была обычной старшеклассницей.

Звяк. Послышался легкий звук удара. Военный фонарик выпал из руки Мусуджиме на пол.

«Я проиграю», — решила Мусуджиме.

Пользователь Точки перемещения Аваки Мусуджиме определенно не может победить мгновенного телепортера Куроко Ширай.

Но…

Но…

Но.

Строго говоря, Куроко Ширай остерегалась этого с самого начала.

На самом деле эсперам не нужно использовать свои способности как оружие.

Поскольку Мусуджиме работала со сторонними организациями, Ширай должна была об этом подумать.

А именно, не получила ли Мусуджиме какого-то оружия от своих союзников?

БАХ! Послышался выстрел.

В этот момент Куроко Ширай уже подняла вверх обе руки — совершенно беззащитная перед нападением противника — и медленно повернулась, чтобы посмотреть на свой живот.

На животе в её одежде появилось отверстие, из которого вытекала жидкость магического цвета. Полсекунды спустя стеклянное окно за её спиной разлетелось на куски.

Действие кондиционера ослабело. Прохладный ночной ветер проник в помещение.

Тело Ширай качнулось назад.

Под весом тяжелой лампы она упала на пол.

— Ха…

Аваки Мусуджиме засмеялась, но ее правая рука дрожала.

Белый дымок поднимался от дула ее пистолета.

— Ха… ха…

Аваки Мусуджиме победила медленно приближавшуюся Куроко Ширай.

Но в то же время она кое-что признала.

То. что обладание способностями — не главная проблема.

Она всегда обвиняла сверхспособности в том, что причиняла боль другим людям, но сейчас она не воспользовалась силой Точки перемещения. Даже без способности она в конце концов причинила боль человеку. В конце концов ответственность должны были взять на себя не способности, а она сама, их контролирующая.

«В конце концов… это всё…»

Мусуджиме почувствовала, что её губы, язык и глотка невероятно пересохли, настолько пересохли, что она ничего не могла слышать.

Поэтому она могла только молча прийти к выводу.

Тот, кто за всё это в ответе.

До этого момента причина по которой страдали люди вокруг неё…

Причина, по которой перед ней красная жидкость…

Её слабость в использовании способностей как оправдания.

Аваки Мусуджиме вспомнила:

Эти эсперы с похожими идеалами. Те, что боялись собственных способностей, сомневались в их необходимости, те. кто ринулся в схватку в поиске ответа. Те, кто добровольно стал щитом, чтобы защитить Мусуджиме, не дать ей пострадать от электрических ударов Микото Мисаки в том недостроенном здании.

Мусуджиме всегда думала, что она тоже одна из них.

Но правда оказалась совершенно иной.

Она просто…

Лгунья, стоявшая рядом с ними. Она им лгала.

Даже если бы они использовали «обломок» для восстановления «Дерева диаграмм», и получили возможность способностей, о которых никто раньше не думал, и развили бы их в соответствии с ее планом.

Сущность Аваки Мусуджиме не изменилась бы.

Аваки Мусуджиме — девушка, которая всегда будет причинять боль другим людям.

— ХА… А… ГЯ… АААААААААААААААААААААА АААААААААААААААА АААААААА!!!

Мусуджиме закрыла лицо ладонями, посмотрела вверх и закричала.

Она отбросила в сторону пиджак. Мусуджиме больше не заботила её обнаженная грудь.

Её указательный палец всё ещё был на спусковом крючку пистолета и тот мог выстрелить случайно, но похоже, этот простой факт не заботил ее, когда она тянула себя за волосы. Она кричала и рычала, её лицо было совершенно искажено, как будто её тело вот-вот должно было взорваться.

БАХ! Раздался выстрел.

Сидевшая на полу и дергавшая себя за волосы Мусуджиме случайно нажала на спусковой крючок. Из дула, которое случайно оказалось направленным вверх вылетели искры. Пуля полетела в потолок, но не застряла в нем. Вместо этого она срикошетила, и случайно попала в середину лежавшего на полу военного фонарика. Тот согнулся под острым углом, и отлетел в сторону. Однако Мусуджиме не обратила внимания на такую ерунду.

— ГЯ… АААААААА! А! ААААААААААААААААААААААА ААААААААААААААААААААААА АААААААААААААА!!!

Словно обезумевший зверь, Мусуджиме навела пистолет на Ширай.

Она нажала на спусковой крючок. Однако она не почувствовала особой вибрации пружины, ударяющей внутри пистолета.

Смехотворное ощущение пустоты на пальце.

— Уу… а… А…?!

Мусуджиме охватила подозрительность.

Опустив голову, она увидела, что хотя правая рука всё ещё сохраняла такое положение, словно держала пистолет, сам пистолет исчез.

ПАУ! Издалека донесся легкий звук удара.

Пистолет неожиданно свалился на пол в пятнадцати метрах от неё.

Точка перемещения.

Разумеется, Аваки Мусуджиме не собиралась телепортировать пистолет. Но то, чего она не собиралась делать, случилось. Мусуджиме задумалась о том, что бы это значило, но в этот момент…

Она потеряла полный контроль над своей способностью.

БРРУУУУУМММММ!!!

Всё в радиусе пяти метров от Мусуджиме — стулья, столики, ножи, вилки, ложки, декоративные растения, тарелки, багажные сумки — исчезло. Как будто вокруг неё было описан идеальный круг, в котором исчезло всё. Столики и стулья, находившиеся на его окружности, были с громким шумом раздавлены и разорваны на части неожиданно появившимися предметами. Если бы не тот факт, что телепортер не может телепортировать другого телепортера, даже Ширай отбросило бы на эту окружность.

— …

Мусуджиме выглядела исключительно хладнокровной. Она подняла указательный палец и медленно согнула его.

В ту же секунду пистолет вернулся в её руку. Однако сквозь него торчала ложка. Похоже, что телепортировав пистолет, позже она телепортировала в то же место ложку. Даже дилетант сообразил бы, что пистолет больше не годился для стрельбы.

Если присмотреться, то находившиеся на окружности предметы продолжали двигаться, создавая что-то похожее на торнадо. Торнадо из протискивающихся друг мимо друга предметов, разрывающих и уничтожающих друг друга, образуя рой обломков.

Нет смысла брать то, что она не сможет использовать. Мусуджиме нетерпеливо отбросила пистолет прочь. Пистолет был снят с предохранителя и поэтому взорвался, но Мусуджиме это было всё равно.

Кружившееся вокруг Мусуджиме торнадо внезапно остановилось.

Предметы и обломки, продолжавшие появляться и исчезать внезапно остановились и упали на пол.

— Я тебя сейчас убью…

Прорычала Мусуджиме.

Пот продолжал стекать по её груди, словно жир, вытопленный сильным жаром из мяса для барбекю.

— Я ОБЯЗАНА ТЕБЯ УБИТЬ!!! Я НИ ЗА ЧТО НЕ ПРОЩУ ТЕБЯ!!! ТЫ ПОСМЕЛА РАЗРУШИТЬ ВСЁ, ЧТО У МЕНЯ БЫЛО!!! ЕСЛИ БЫ НЕ ТЫ, МОЯ ЖИЗНЬ НЕ БЫЛА БЫ ТАКОЙ ЖАЛКОЙ!!!

От этих оскорбительных и злобных слов Ширай, лежавшая на полу, слабо засмеялась.

Мусуджиме бросила на Ширай зловещий взгляд, словно хотела задушить Ширай собственными руками. Однако она неожиданно взглянула вверх.

— Ха… ха-ха-ха! Ну разве не невероятное совпадение, Ширай-сан?

Послышался звук полицейской сирены. Похоже, вся эта суета привлекла внимание Анти-навыка.

— Но я не собираюсь позволить этому маленькому препятствию помешать мне! Я ТЕБЯ УБЬЮ! ДАЖЕ ЕСЛИ ТЫ БУДЕШЬ ДАЛЕКО, Я МОГУ ПРЕРВАТЬ ТВОЮ ЖИЗНЬ. Я НЕ ТАКАЯ КАК ТЫ; Я ОСОБЕННАЯ!!!

Челюсть Мусуджиме дрожала, когда она, пошатываясь, встала.

— … Учителя сказали мне, что я пострадаю, если попробую переместить что-нибудь тяжелее тысячи килограмм, но теперь мне уже всё равно. Максимальный предел моей Точки перемещения — 4520 килограмм. Я могу сбежать и нанести удар по этому месту. Я могу разрушить это здание, пока ты будешь здесь.

Мусуджиме глухо сказала:

— Хо-хо-хо. Я собираюсь тебя уничтожить. Раз ты уничтожила меня, я определённо хочу отомстить. Интересно, что станет с твоим телом, когда всё здание рухнет на тебя, а, Ширай-сан?

Услышав слова Мусуджиме, Ширай ничего не сказала. Она могла только смотреть в потолок, лёжа неподвижно, как труп.

Мусуджиме сплюнула на пол, и оглянулась по сторонам, подобрав тот пиджак с одним рукавом. Она надела его и оглянулась в поисках багажной сумки с поломанной ручкой.

— А… тебе всё ещё нужна эта штука?

— !

Услышав это, Мусуджиме обернулась и увидела улыбающуюся ей Куроко Ширай.

Даже когда её тело было так изранено, воля Ширай не позволяла ей сдаваться. Её губы изогнулись в саркастической усмешке.

Мусуджиме с силой ударила Ширай в живот. Ширай покатилась по полу, разбрызгивая кровь. Однако глаза Мусуджиме были налиты кровью, и она, не обращая внимания на Ширай, повернулась и ухватила багажную сумку. В данный момент цели и методы Мусуджиме больше не соответствовали друг другу. Чем закончится эта ситуация, и какие у нее планы на будущее больше не казалось ей важным.

С искаженным лицом Мусуджиме потащила за собой сумку и растворилась в воздухе.

Напротив, Куроко Ширай в данный момент была неспособна использовать свою мгновенную телепортацию.

Если она останется тут, то подвергнется нападению Мусуджиме.

Максимальный предел 4520 килограмм.

Если Мусуджиме применит силу на полную, её тело тоже пострадает. Но ей всё равно. Скорее она вытерпит боль и уничтожит этот этаж вместе с телом Ширай. Нет, не только этот этаж. Если этаж рухнет, по принципу домино разрушится и всё здание.

Ей надо бежать.

Даже тупица понял бы это. Однако Ширай и пальцем не могла пошевельнуть.

«Онэ… сама…»

Этот тихий зов сорвался с губ девушки.

Но эта проникновенная мысль была безжалостно заблокирована дальним расстоянием.

3

В ресторане царил хаос. Окна были разбиты, и ранее аккуратно расставленные столики валялись перевернутыми. Пол был усеян листками меню, по которым потоптались убегающие посетители и разбитыми тарелками. Весь пол был забрызган кровью, и к тому же на нем лежала раненая девушка. Все посетители и персонал исчезли, и только яркий свет и неподходящая к обстановке легкая французская музыка заполняли помещение. Из-за того, что окна были разбиты, от кондиционера не было толку.

— … Эх…

Куроко Ширай, лежавшая на полу вся в крови, попыталась пошевелить пальцами. Её пальцы чуть согнулись, но это и был предел её возможностей. Она не могла пошевелить ни запястьями ни ногами. Она не могла встать и уйти отсюда на своих двоих; даже уползти она не могла. Мысли в ее голове смешались; она была не в состоянии воспользоваться мгновенной телепортацией.

Ширай подумала, что всё, что она может сделать — это остаться тут и умереть.

Аваки Мусуджиме уже ушла. Однако должно быть, она была недалеко. Когда убегаешь при помощи телепортации, используя Точку перемещения, расстояние и время не имеют значения, поскольку Точка перемещения позволяет игнорировать любые препятствия вроде дорог и стен, так что главная проблема состоит в том, как скрыть своё местонахождение.

К тому же, Мусуджиме испытывала сильный страх, когда телепортировала саму себя.

Чтобы сократить число своих перемещений, она должно быть, тщательно выбирала каждую точку, в которую собиралась телепортироваться. Поэтому как раз сейчас она могла прятаться где-то и обдумывать самый безопасный путь отступления.

Прежде чем уйти, Мусуджиме заявила:

Она определённо убьет Куроко Ширай. Она определенно использует всю свою силу и переместит массу в 4520 килограмм, чтобы раздавить умирающую Куроко насмерть.

Ширай не знала, когда Мусуджиме начнет действовать.

Может быть, это случится через пять секунд, а может быть — через пять минут. Однако это будет не через пять часов или пять дней.

Как бы там ни было, если она не убежит, то наверняка умрет.

«Это… ужасно…»

Слипшиеся от крови волосы прилипли к её лицу, и даже попали в рот.

«Это слишком отвратительно… Я позволила сорваться с крючка врагу, который меня не убил… и в конце концов спровоцировала её, заставив потерять контроль над её способностями… похоже, теперь Куроко Ширай придется склониться в извинениях перед многими людьми».

Первой, перед кем она хотела склониться в извинениях была некая девушка.

Микото Мисака.

Ширай не была подругой детства Микото Мисаки и их родители не были близкими друзьями. Ширай встретила Микото только после того, как поступила в среднюю школу Токивадай… то есть, после апреля этого года. К тому же, они не встречались с ней намеренно, просто иногда они пересекались в одной школе, в одном здании.

Тем не менее, Ширай многому научилась у Микото.

Хотя они только время от времени встречались в школе, этого было достаточно, чтобы Ширай изменилась.

Чему Ширай научилась у Микото так это некоторым основополагающим вещам.

Хорошие манеры служат не для того, чтобы ими красоваться, а для того, чтобы другие люди чувствовали себя комфортно.

Вежливость не должна навязываться другим, но должна использоваться как руководство.

Помочь другому означает не выразить гордость, а выслушать человека о том, какие у него проблемы.

Достоинство нельзя использовать, чтобы защищаться в одиночку, его можно обрести только защищая других.

Микото не поучала Ширай всему этому.

Но она была образцом для подражания.

От этого Ширай чувствовала себя ничтожной. Хотя действия Микото выглядели довольно грубо, они всё же были основаны на некоторых базовых принципах, хотя и не очень формальных. Даже в уличной драке Микото не нарушила бы правил, так называемого «бойцовского этикета». Ширай всё ещё чувствовала, что её Онэ-сама находится на совершенно другом уровне, чем она, знающая только как создавать видимость, не понимая глубокого значения.

Если бы это была она…

Если бы на её месте была Микото Мисака, она бы определенно не сделала этой ошибки.

Ширай была практически уверена в этом. Хотя это была мысль выскокомерного, жаждущего и лицемерного чужака, Ширай всё равно в это верила. Если бы на её месте была Рейлган, она не обращала бы внимание на уровень опасности. Она бы с улыбкой ринулась в битву, не давая врагу времени передохнуть, немедленно подавляя врага и вышла бы из неё без царапинки.

Для неё нынешнее состояние Ширай не имело бы значения.

Не важно, насколько плохой была бы ситуация, она бы не отступила.

Она бы подбежала к Ширай, понесла бы ужасно обессилевшую Ширай, сказала бы ей несколько ободряющих слов, и в последний момент выбежала бы из здания.

Она бы наверное спасла свою тупую кохай, лежавшую здесь.

Куроко Ширай вспоминала имя и лицо Микото Мисаки.

Затем она улыбнулась.

«Хотя Онэ-сама идеальна, может быть, я ожидаю от неё слишком многого».

Как раз когда Ширай насмехалась над собой, вокруг послышался треск, словно от стекла, которое сжимают. Началось… вяло подумала Ширай. Хотя такого явления при мгновенной телепортацией и телепортации с помощью Точки перемещения не было, Ширай знала.

Похоже, через десять секунд, масса в 4520 килограмм пересечет пространство и ударит в неё.

Сквозь разбитые окна доносился шум автомобильных моторов, какого раньше не было, но комната была наполнена устрашающей тишиной. Этот контраст был таким большим, что Ширай хотелось засмеяться. Хотя ей не было слышно неподходяще легкой французской музыки, звучавшую фоном, от этого еще сильнее бросало в холод.

«Я не хочу умирать», — подумала Ширай.

В то же самое время она знала, что Микото Мисака её не может услышать, и всё же Ширай не могла не продолжать взывать к ней в глубине души.

Исключительно в расчете на то, что Рейлган может услышать эту суматоху и прибежит сюда.

«Умоляю тебя…»

Ширай не могла сдвинуться с места.

Но если бы кто-то поддержал её, может быть, она смогла бы идти.

Если бы в этот момент появился спаситель.

Если бы кто-то смог появиться в последнюю минуту, как герой старого доброго кино.

«Умоляю тебя…»

Девочка с парой косичек продолжала молиться.

В этот последний момент, когда всё должно было закончиться.

«Пожалуйста, беги прочь… не вмешивайся в это… Онэ-сама…»

Куроко Ширай искренне молилась.

Атака Аваки Мусуджиме вот-вот начнется, и ей уже не спастись. Даже если кто-то действительно придет на помощь в этот момент, похоже, что спасти ее уже не успеют. Если бы Микото прибыла на место происшествия и увидела её лежащей на полу, она бы без колебания ринулась сюда. Микото даже не знала, что вот-вот будет нанесен дистанционный удар, и даже если бы она почувствовала это из-за исключительно острой настороженности, она бы наверное не сумела вынести Ширай из здания. В самом худшем случае их обоих раздавило бы насмерть падающим зданием, и вероятность этого была довольно высока.

Только…

Только…

«А…»

Ширай что-то услышала…

Топ топ топ… послышались шаги от входа на этаж, где не было никого. Может быть, они подумали, что лифт едет слишком медленно, так что побежали по лестнице.

Нет, не только звук шагов.

Были ещё и электрические разряды.

«А…НЕЕЕТ!!!»

Лицо Ширай сразу же побледнело.

Хотя она хотела остановить владельца этих шагов, она не могла пошевелиться.

Поэтому Ширай могла только закричать.

— НЕТ, НЕ ПОДХОДИ СЮДА!!!

То, что спаситель, который пришел за ней, появился в этот идеальный момент, тронуло Ширай настолько, что она готова была расплакаться. Она отчаянно прочистила горло, вкладывая последние крохи сил в то, чтобы выдавить из себя голос.

— СЕЙЧАС БУДЕТ НАНЕСЕН ДИСТАНЦИОННЫЙ УДАР! НЕ ПОДХОДИ СЮДА! СКОРЕЕ УХОДИ! ВСЁ ЗДАНИЕ РУХНЕТ!!!

Куроко Ширай продолжала кричать, лежа на полу, залитая кровью.

Вокруг неё послышался треск. Возможно, удар в полную силу будет вот-вот нанесен, а может быть, им специально намекают.

— …!

Ширай почувствовала сильнейшее беспокойство. Прежде всего, поскольку она телепортировалась в ресторан, она не знала расположения проходов в здании. Однако, по звуку казалось, что владельцу шагов потребуется больше десяти секунд, чтобы добраться сюда. Хотя расстояние было небольшим, понадобится много времени на то, чтобы обойти лифты и проходы, так что этот человек скорее всего не успеет.

Ширай не знала, что телепортирует сюда Мусуджиме.

Но объект массой 4520 килограмм — когда он опустится, он обрушит этаж и всё здание. Люди, которые будут находиться в здании определенно погибнут.

Она не могла позволить, чтобы это случилось.

Она определенно не могла позволить, чтобы это случилось.

— БЕ…ГИИИИИИИИИ…!!!

Ширай готова была расплакаться. До самого последнего момента она хотела расплакаться, но уже было слишком поздно. В этот момент пространство внутри комнаты начало искажаться, словно она смотрела на него через выпуклые линзы. Возможно, пространство раздвигалось, изменяя давление воздуха, преломлявшего свет, отчего и возникло это явление.

Атака началась.

— …!

Ширай стиснула зубы и собрала все свои силы.

Однако она всё ещё не могла пошевелить ни руками ни ногами. Даже пальцем не могла пошевелить. Куроко Ширай была по-настоящему расстроена. Если бы она была сильнее, она бы с лёгкостью воспользовалась мгновенной телепортацией и телепортировала бы человека, пришедшего чтобы её спасти. Кроме того, если бы она победила Аваки Мусуджиме, она бы не оказалась в таком критическом положении.

Но насколько бы она ни была расстроена, сил у неё от этого не прибавлялось.

Реальность была жестока.

«Онэ… сама…!»

Хотя Куроко Ширай едва держалась, она все равно пыталась собрать последние крохи сил. Она знала, что это усугубит её раны, и что это не поможет ни на каплю изменить ситуацию, но она всё равно не позволяла себе расслабиться и сдаться. В то же самое время она произносила последнюю молитву.

Она хотела, чтобы случилось чудо, и та сильная, но обычная девушка была бы спасена.

БУМ!!!

Похоже, молитва сработала. Луч оранжевого света прошел через пол и потолок.

Удар металла, разогнанного до трёх скоростей звука.

Наклонный горячий луч прошел через этаж как игла, с такой скоростью, что человек не мог уследить за ним. Как у лазерного луча не видно было ни начала ни конца, только прямая линия. От устрашающей скорости даже возник остаточный образ.

Увидев это, Ширай была ошеломлена.

Затем грохочущий звук сотряс всё здание. Оранжевая линия словно послужила запалом, породившим исключительно разрушительную бурю. Когда всё на этой линии было сдуто прочь или полностью разрушено, появилось огромное отверстие в два метра диаметром. Похоже, пол наклонился вниз и послышался звук падающих обломков бетона.

Рейлган.

Ширай, лежавшая на полу, вспомнила эту силу, и имя человека, ею обладавшего.

— Теперь, когда у нас есть отверстие для доступа, мы справимся.

Ширай услышала знакомый девичий голос.

Без беспокойства, без страха, без колебания, эти слова были полны уверенности, как будто эта девушка не обращала внимания на опасность.

— Хотя мне это и не нравится, я могу добраться только сюда. После этого мы можем лишь полагаться на твой кулак, чтобы вытащить её.

Услышав это, Ширай была шокирована.

Она невольно оглянулась.

Отверстие, проделанное Рейлган, выглядело как туннель, проложенный через бетонный пол. Обломки потолка и столиков, стульев и зонтиков были притянуты магнетизмом, слипшись вместе в наклонном проходе, образовав лестницу. По этим ступенькам бежал парень.

Они бы не успели, если бы им пришлось бежать по настоящей лестнице.

Раз так, им следовало просто не обращать на эту лестницу внимания.

Парень, который бежал вверх по этому самому нелепому короткому пути, который когда либо придумывали, не имел при себе никакого оружия. Не было похоже, чтобы у него была какая-то потрясающая способность. Тем не менее, он продолжал без страха бежать вверх. Его правый кулак был сжат крепко как скала в то время как он приближался к явно ненормальному пространству.

Искажение пространства достигло максимума менее чем через секунду, издавая треск.

В этот момент парень без малейшего колебания взмахнул кулаком.

Искажение похоже, было какой-то иллюзией. Хотя атака Мусуджиме была мощной, она не приносила ощущения реальности.

Масса в 4520 килограмм.

Кулак парня превратился в ужасающий молот, ударив в огромную массу.

БАХ!!! Кулак парня ударил в середину.

Парень стиснул зубы. Его кулак проигнорировал изменение в пространстве, двигаясь вперед.

Произошла удивительная вещь.

Внезапно послышался звук удара о сталь. Первоначально искаженное пространство похоже, было выровнено ударом кулака парня. Видимо, невидимый предмет, который преломлял свет, был отброшен далеко прочь.

Чтобы трехмерный объект вломился силой в пространственные оси одиннадцатимерного пространства! Ширай, которая овладела этими вычислениями, очень хорошо понимала, что это похоже на движение в неверном направлении по дороге с односторонним движением.

Нелепая сцена ошеломила Ширай. Парень сказал:

— А… мы немного опоздали. Извини. На этот раз я действительно был беспомощным, бегая вокруг как безголовый цыпленок. К счастью, по пути я встретил Микото… ВАУ, ЭЙ, ЭЙ, да ты же в ужасном состоянии?!

Похоже, парень только заметил, что Ширай была серьёзно ранена, и сразу же подбежал к ней.

— Почему ты… рискуешь жизнью ради меня…?

Пробормотала Ширай. Тот, кто исправил искажение своей удивительной способностью, это не должен был быть стоявший перед ней человек.

Затем Ширай спросила:

— Мы же с тобой не встречаемся, да? Не важно, насколько ты силен, ты не должен был отдавать свою жизнь за меня. Почему ты бросился сюда без колебаний?

Услышав это, парень только ошеломленно замер на мгновение.

Затем он сказал:

— Ты спрашиваешь меня, почему? Я не знаю, как на это ответить. В сущности, проще уладить проблему, встретив её лицом к лицу, чем убегать. Честно говоря, если бы тебя можно было спасти даже если бы я сбежал, то я бы сбежал.

— Это же… не так просто, верно…? Не говори мне, что тебе… совсем не страшно?

Слова Ширай не изменили мнение парня ни на грамм.

Парень ответил без колебаний.

— Что касается этого, мне было страшно. Но я пообещал.

— Пообещал?

Спросила Ширай. Парень оглянулся, похоже, стараясь убедиться, что рядом никого нет. После этого он понизил голос и прошептал.

— Да, я пообещал. Пообещал защищать Микото Мисаку и мир, который её окружает. Такое у меня соглашение с неким человеком без имени, который так быстро в неё влюбился.

Парень горько рассмеялся.

— Может быть, уже немного поздно, но я хочу тебя кое о чём спросить. Выполнил ли я обещание, данное тому парню?

Ширай не понимала, что этот парень имеет в виду. Подумав немного, она оглянулась.

Глаза Ширай сфокусировались на одной точке.

Микото Мисака. Рейлган, Туз Токивадая, которая бежала сюда через огромную дыру, проделанную к ней к сильно израненной кохай, со слезами на лице.

Как раз сейчас человек, которого Куроко Ширай больше всего хотела защитить был перед ней.

— Верно, ты выполнил его. Наполовину.

Ответила Ширай.

Вторая половина сейчас тащила багажную сумку и сбегала при помощи Точки перемещения.

— Правда?

Похоже, парень кое-что понял из слов Ширай, и не стал задавать вопросов. Он просто коротко кивнул.

А затем он сказал:

— Ну тогда пойду и закончу со второй половиной.

Между строк

Двигаясь по безопасному пути отступления, Аваки Мусуджиме уже добралась до границы Академгорода.

Она была вся изранена, на ней был зимний пиджак с одним рукавом, надетый на голое тело. Пиджак был застегнут не на ту пуговицу, но она этого не замечала. От того, что она перестаралась, используя свою способность, кровеносные сосуды по всему телу набухли, просвечивая сквозь кожу; дыхание её было тяжелым и горячим. Она всё время оглядывалась по сторонам, по-видимому, не зная, что делать дальше. Она непрерывно что-то бормотала под нос, и пот стекал по её лицу из-за того, что она нервничала. С того момента, как она потеряла свой военный фонарик, ей стало трудно контролировать свою способность. Окровавленными пальцами руки, в которой она обычно держала фонарик, она гладила багажную сумку с оторванной ручкой.

У неё возникло ужасное воспоминание.

Это было последействие того, что она телепортировала себя при помощи своей способности. Она вспомнила тот случай на занятиях, произошедший два года назад. В тот раз задание было простым — телепортировать себя в комнату в городе. Но Мусуджиме просчиталась с координатами, и в результате её нога застряла в стене.

Сперва боли не было.

Поэтому Мусуджиме не придала этому особого значения. Она потянула ногу, стараясь выбраться из стены. Но это было её самой большой ошибкой.

В тот же миг она услышала треск.

Шершавая поверхность разрушенной части стены терлась о кожу на ее ноге.

А затем была острая боль.

На извлеченной из стены ноги вообще не было кожи.

Словно…

Словно апельсин, с которого содрали шкурку. Нежная плоть и сеть кровеносных сосудов оказались совершенно обнаженными.

«Кя… А…ААААААААААААА…!!!»

Тело Аваки Мусуджиме согнулось пополам. Её затошнило, всё сильнее и сильнее, и она пыталась сдержать рвоту. Её плечи судорожно дрожали, и после того как тошнота подступила к горлу, её запинающиеся ноги застыли на месте.

Тошнота постепенно отступила.

Но остановившись, она уже не могла сделать ни единого шага вперед.

«И что… теперь…»

Аваки Мусуджиме уже и не знала, сколько раз она задавала себе этот вопрос.

Её сердце было разбито, она полностью потеряла цель, и теперь погрузилась в хаотичные мысли. Всё что она могла сделать, чтобы соединить осколки разбитого сердца — это выбрать себе случайную цель. Первое, что попалось ей на глаза — всё та же багажная сумка. Хотя она уже не могла вспомнить, зачем ей вообще понадобилась эта вещь, ей надо было только передать её сторонней организации. Цель была не тут, но она всё медлила, оставаясь в том же состоянии.

«Я должна связаться с ними…»

Мусуджиме вытащила радиопереговорное устройство.

«Должна связаться с ними… связаться… связаться… это необходимо… ха-ха-ха… я не нарушила этот план, который все считали важным…»

В передатчике послышался знакомый голос её партнера. Мусуджиме улыбнулась как ребенок и начала разговор.

— А001 вызывает М000. Доложу о текущей ситуации, получив подтверждение кода.

Мусуджиме следовала протоколу связи, который она запомнила, и передала это сообщение. Однако из приемника послышался резкий звук. Мусуджиме оставалось только покрепче прижать приемник к уху, и слушать внимательнее. Слышались выстрелы, рев и крики. Такой ответ совершенно не соответствовал протоколу, и Мусуджиме почувствовала раздражение.

— А0001 вызывает М000. А0001 вызывает М000. … ТЫ ЖЕ МЕНЯ СЛЫШИШЬ, ДА? ПОЧЕМУ ТЫ НЕ ОТВЕЧАЕШЬ?!

После крика Мусуджиме из приемника донесся треск. Мусуджиме была перевозбуждена, и чуть не раздавила приемник. Ужасный вопль донесся из приемника; похоже, это кричал лидер сторонней организации.

Затем перестрелка сразу же прекратилась.

На фоне жалобных криков мужчины послышался низкий женский голос.

— Обмануть этих детей, чтобы они жертвовали своими жизнями ради твоей выгоды, а самому скрываться в безопасном месте, неплохая работёнка, ага? Хотя мой принцип — не использовать оружие против детей, я не буду колебаться применить его ради них.

Крики и выстрел раздались одновременно.

После этого в радиоприемнике стало тихо.

— ДУМАЕШЬ, Я ТЕБЯ УБЬЮ ТАК ПРОСТО???!!! ИДИОТ! КАК ТЫ ОБМАНУЛ ЭТИХ ДЕТЕЙ, И СКОЛЬКИХ ТЫ ОБМАНУЛ?! ДАВАЙ, КОЛИСЬ!!! КАК МНЕ СПАСТИ ЭТИХ ДЕТЕЙ?!

После этого из радиоприемника слышался только визг. Как Мусуджиме ни нажимала кнопки, как ни пыталась настроиться на сигнал, нормального приема не было. В данный момент никому больше не надо было связываться с Мусуджиме.

«А…а… связаться… нужно связаться… Я должна выйти на связь! Как это могло случиться? Если… если я потеряю свою цель… что мне тогда делать…?!»

Как ни трясла она и ни колотила радиоприемник, она не могла добиться никакого ответа. Мусуджиме не могла вытерпеть тишину, и заорала, грохнув радиоприемник об землю. Он разлетелся на мелкие обломки и шум полностью стих. После этого никакого шума уже не было. Казалось, Аваки Мусуджиме вот-вот расплачется.

Сейчас Аваки Мусуджиме не могла вернуться в Академгород. Для Генерального директора Академгорода «Дерево диаграмм» не имело особого значения. Напротив, если бы «эксперимент» возобновился, это помешало бы «плану» использования СЕСТЁР. В таком случае будут затронуты не только Академгород, не только научная сторона, но и равновесие всего мира. Разумеется, Мусуджиме было не совсем ясно, что это был за «мир».

«Что делать… что делать… разве я не должна связаться со сторонней организацией…? Или мне попробовать связаться с другими организациями? Должно быть много организаций хотят заполучить эту вещь… да, верно. Мне ещё нужно… Мне ещё много что нужно сделать! Цель… пока у меня есть цель, со мной ещё не покончено!»

Мусуджиме, с искаженной улыбкой, одетая в пиджак, напоминавший рваную тряпку, толкая багажную сумку, двигалась вперед.

Однако кто-то преградил ей путь.

Мусуджиме услышала впереди звук шагов.

Перед Мусуджиме была широкая улица с домами по обоим сторонам. Поскольку это было возле границы Академгорода, обычно тут было очень мало машин, а в данный момент их и вообще не было. Улица напоминала взлетно-посадочную полосу. И вот с тротуара навстречу ей шагнул человек.

Мусуджиме было всё равно, кто этот человек.

Она только почувствовала раздражение, даже не побеспокоившись, чтобы защититься, и продолжала двигаться вперед. Она решила, что кем бы ни был этот человек, она позволит любому, кто осмелится помешать ей, умереть исключительно болезненной и отвратительной смертью.

Этот человек вышел на середину двусторонней шестиполосной дороги и остановился, преграждая путь Мусуджиме.

Этот человек…

— КАКОГО ЧЁРТА!!!

...выглядел как безумец, псих и был болезненно бледным.

— Я слышал, как эта соплячка сказала, что получает кучу информации по сети клонов, и обнаружил, что возникли какие-то проблемы, в которые они глубоко замешаны. Услышав это, я лишь с неохотой согласился помочь ей уладить это дело. Я так старался использовать эту трость для поддержки, и у меня электричество в мозгу, и наконец с таким трудом добрался сюда. Как могло до этого дойти? И еще, что это за чертов единственный в своем роде соединительный электрод в виде воротника? Этот чёртов доктор, подумать только, что он заставил меня использовать этот прототип, разработанный им в последний момент!

Странно выглядевшие электроды были прикреплены к его лбу, вискам и шее, в правой руке у него была трость. Трость выглядела довольно модернистски, в виде длинной палки с прикрепленным к ней набалдашником. Не была ли она похожа на «железную трость» из этих старых сериалов о боевых искусствах?

— В любом случае я так старался добраться сюда, лишь для того, чтобы увидеть идиотку, заставившую меня потрудиться. Я был полон таких ожиданий… лишь для того, чтобы увидеть третьесортную ерунду вроде тебя?! Ты смотришь на меня свысока, не так ли? Если бы я знал, что моим противником будет третьесортная дешевка вроде тебя, я бы поленился выбираться наружу! Ты в самом деле наделала мне проблем!!!

Человек, стоявший в темноте, был сильнейший эспер пятого уровня в Академгороде.

Его кожа была настолько белой, что это пугало, её хорошо было видно в темноте. Настоящее имя неизвестно, кодовое имя Акселератор.

— Э…а…!!!

От взгляда на него…

Дыхание и сердцебиение Мусуджиме на мгновение остановились.

«Этот… этот парень…»

Легкие Аваки Мусуджиме странно сжались. В голове у неё царил хаос, она даже не была уверена, нужно ли ей вдохнуть или выдохнуть.

«… Этот парень…! Это… это плохо! Даже… даже Рейлган не может победить его… как же мне его одолеть…?!»

Мусуджиме, которая так старалась достичь своей цели, теперь обнаружила цель намного более важную, чем доставка багажной сумки, ясную цель, которой было достаточно, чтобы изменить её судьбу.

«… Нужно… нужно найти способ… найти способ сбежать…!»

Человек, стоявший посреди дороги, широкой как взлетная полоса, заставил Мусуджиме принять решение. Она должна была бежать.

Однако, была еще одна огромная проблема. Как?

Акселератор только что жаловался на то, что в этой ситуации встретил Аваки Мусуджиме. Но теперь Аваки Мусуджиме подумала, что это ей стоило жаловаться.

Разница их уровней была слишком велика. Такое банальное дело, эспер с незначительными способностями, почему нужно было звать такого страшного человека, чтобы уладить это дело? По масштабу эта суета соответствовала тому, чтобы устроить авианалет и сравнять с землей целую страну, чтобы прекратить детские драки.

Мысли Мусуджиме были в беспорядке.

Разницу в их силах нельзя было описать даже сравнением «обычный человек против борца дзюдо». Если нужно было подвести итог это было вроде «перетягивания каната между человеком и реактивным самолетом». Тут не стоял вопрос о том, кто проиграет, а кто победит. Реактивный самолет может просто ничего не делать, а человек не сможет сдвинуть его даже на полмиллиметра.

Всё было кончено.

Абсолютно всё было кончено.

Лицо Мусуджиме исказило отчаяние.

В этот момент…

— … Понятно.

Лицо Мусуджиме вернулось к обычному своему выражению, словно разгладили смятый лист бумаги.

— Я ПОНЯЛА! ВЕРНО, ТЫ ПОТЕРЯЛ СВОИ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ! ТЫ ПОТЕРЯЛ СВОЮ СИЛУ! ПОЛНОСТЬЮ! СЕЙЧАС ТЫ УЖЕ БОЛЬШЕ НЕ СИЛЬНЕЙШИЙ ЭСПЕР!!!

Мусуджиме радовалась как победитель.

Акселератор, стоявший в темноте, был немного шокирован, и спокойно сказал:

— Какая жалость.

Он сделал паузу, дожидаясь, пока стихнет порыв легкого ветерка.

— Если ты и в самом деле так думаешь, очень жаль, я в самом деле хочу обнять тебя.

— ХА-ХА! ХВАТИТ ПРИКИДЫВАТЬСЯ! Я ВСЕГДА С «ТЕМ ЧЕЛОВЕКОМ»! Я В КУРСЕ КОНФИДЕНЦИАЛЬНЫХ НОВОСТЕЙ АКАДЕМГОРОДА. АКСЕЛЕРАТОР, ТЫ ПОТЕРЯЛ СВОЮ СПОСОБНОСТЬ 31 АВГУСТА, ТАК ЧТО БОЛЬШЕ ТЫ НЕ АКСЕЛЕРАТОР, ВЕРНО?! ЕСЛИ ТАК, ЧЕГО ТЫ ПРОСТО СТОИШЬ ТУТ? ПОЧЕМУ НЕ НАПАДАЕШЬ НА МЕНЯ? ДЕЛО НЕ В ТОМ, ЧТО ТЫ НЕ ХОЧЕШЬ НАПАДАТЬ, ДЕЛО В ТОМ, ЧТО ТЫ НЕ МОЖЕШЬ, ВЕРНО? ТЫ ПРОСТО ПЫТАЕШЬСЯ ЗАПУГАТЬ МЕНЯ СВОЕЙ ПРЕЖНЕЙ РЕПУТАЦИЕЙ, ВЕРНО?

Мусуджиме громко заявила это насмешливым тоном, но бледный парень только прищурил глаза.

Мусуджиме почувствовала, что на неё смотрят сверху вниз, и её глаз невольно начал подергиваться.

— …! ПОЧЕМУ ТЫ МОЛЧИШЬ! ОТ ЭТОГО МНЕ В САМОМ ДЕЛЕ НЕ ПО СЕБЕ!!!

Мусуджиме заорала, но в тот же момент она почувствовала, что что-то не так.

Что-то было не так. Этот человек отличался от характеристик, приводившихся в досье на этого эспера пятого уровня.

— Тебя и правда жаль. Слушай, скажу тебе одну вещь.

Стоявшая во тьме фигура медленно развела руками.

— В тот день мой мозг был поврежден, верно. Глядя на меня сейчас, ты это заметила, да? То, что я могу только пользоваться электродами, и позволяю другим делать вычисления, да? Если я попаду в место, в котором не смогу принимать электромагнитные волны клонов, я не смогу пользоваться их вычислениями. И даже после лечения я не знаю, восстановилась ли моя способность хотя бы наполовину. Батарея этой штуковины позволяет мне сражаться пятнадцать минут…

Дойдя до этого места, Акселератор сделал небольшую паузу.

— … Но опять же, то, что я стал слабее, не означает, что ты стала сильнее, ВЕРНО?

Акселератор криво улыбнулся.

БАМ! Стоя на земле, он с силой топнул по ней ногой.

Ударная волна пробежала по твёрдой поверхности. Акселератор нагнулся, и от его ноги во все стороны разошлись радиальные трещины, вспоровшие асфальт, и окружающие здания отозвались шумом. Каркасы зданий изогнулись, множество окон разлетелось на куски, и осколки стекол ливнем обрушились вниз.

«Это… невозможно…!»

Мусуджиме посмотрела на небо. «Дождь» из осколков стекла падал со всех зданий, рассыпаясь на каждом углу. Поскольку территория была слишком большой, она не могла сбежать при помощи Точки перемещения. Скрыться в здании тоже не было здравой идеей, поскольку именно искривление каркасов зданий разбило все эти стекла, так что внутри все изменилось. Если конечная Точка перемещения перекроется с рухнувшей стеной, она похоронит себя в ней.

«Если так… единственный выход… вверх!»

Мусуджиме схватила багажную сумку и быстро использовала Точку перемещения, пролетев сквозь дождь осколков стекла и оказалась в ночном небе в нескольких метрах над землей. Перемещение вызвало у неё тошноту, которую она старалась подавить. Она пыталась заставить себя активировать Точку перемещения снова до того, как коснется земли; целью была крыша одного из зданий. Последовательно перемещать своё тело было для неё исключительно серьёзным вызовом.

Но в этот момент все мысли у Мусуджиме исчезли. Все значения, которые она так старалась рассчитать, исчезли без следа.

— Ха-ха! Спасибо тебе, что позволила мне насладиться взглядом под твою юбку!!!

Акселератор раздробил разбитый асфальт ещё сильнее, запустив его обломки в ночное небо как ракеты. Кроме того, что он изменил векторы сил, действовавших на его ноги, за спиной у него были четыре мощных торнадо.

С точки зрения Мусуджиме, Акселератор был ангелом, взмывающим в небо.

Тот ангел, что пал в этот грешный мир, добросовестно запятнанный ангел, начинающий контратаку против небесной страны чудес.

Акселератор рванулся навстречу слоям стеклянного дождя, отклонив все осколки и с лёгкостью пройдя сквозь них. Его совершенно не задело, и он преследовал Мусуджиме со скоростью пушечного ядра.

Он сжал свой кулак.

В данный момент трость в форме знака «то» была разломана на несколько кусков, и летела в небе. Кулак, в котором словно сосредоточилась вся скорость и сила дьявола, полетел в лицо Мусуджиме.

— ……?!

В этой ситуации хладнокровие было роскошью.

Мусуджиме, которая отказалась продолжать вычисления, немедленно воспользовалась багажной сумкой как щитом. Однако эта ничтожная защита разлетелась на куски как только в неё ударил стальной кулак Акселератора. Внешний слой сумки разбился вдребезги, средний слой, который считался ударопрочным, разлетелся по сторонам, и тщательно запечатанное «содержимое» превратилось в бесчисленные кусочки и детальки, вылетевшие из рук Мусуджиме, словно лепестки сакуры.

— ИЗВИНИ, НО С ЭТОГО МОМЕНТА ТЫ ВСТУПИЛА НА ДОРОГУ В ОДИН КОНЕЦ!!![✱]«Акселератор» записывается иероглифами, читаемыми «иппо цуко», «односторонняя дорога».

Губы эспера скривились в улыбке.

«ТЫ НЕ ПРОЙДЁШЬ, ПРОСТО ПОДОЖМИ ХВОСТ И ПЛАЧЬ ВСЮ ДОРОГУ ДО ДОМА!»

Из горла Мусуджиме вырвался странный звук.

Крепкий кулак пронзил багажную сумку на страшной скорости, и ударил её в лицо.

БАМ!!!

Тело Аваки Мусуджиме отлетело по диагонали ещё выше, и упало на металлическую сетку безопасности на краю крыши здания. Множество столбов, поддерживающих сетку были вырваны, и тело Мусуджиме словно футбольный мяч, запуталось в сетке, двигаться она не могла.

Акселератор, который выжал из своего тела все силы, ничего не делал. Под влиянием силы тяжести, он начал падать на землю, окутанную тьмой.

Но его взгляд был направлен не на землю.

Спускаясь, он медленно посмотрел на Мусуджиме, врезавшуюся в крышу, пробормотав:

— В таком жалком состоянии возможно, я уже не имею права называться сильнейшим в Академгороде.

Он молча прищурил глаза.

— Однако я уже решил. Я всегда буду самым сильным на глазах у этой соплячки, чёрт бы её побрал!!!

Эти слова подхватил ночной ветер, но никто их не слышал. Акселератор продолжал опускаться на землю.