Том 16    
Глава 1: Защищая Безопасность в Знойную Жару — Охота_за_Водой.

Глава 1: Защищая Безопасность в Знойную Жару — Охота_за_Водой.

Часть 1

“Бах, гвах….?!?!?!”

Вместо лежания в постели, Камидзё Тома скорее чувствовал, будто он тянет обе руки со дна полной ванной. Голоса и звуки вокруг него были заглушены и странно искажены, будто между ними был толстый слой воды.

Его зрение показывало просто странный набор цветов, пока голоса доносились из окружающей болтовни.

“Есть показания, но они слабые! Дай ему ещё один противоразряд!!”

“Ты шутишь, да? Нам повезло, что эта автомобильная батарея до сих пор работает, так вздувшись от жары. Если мы продолжим, Ками-ян может взорваться…”

“Но мы знаем, что он умрёт, если мы ничего не сделаем! Отойди!!”

С ужасным ударом всё тело Камидзё выгнулось дугой. Убийственный жар появился в сердце и распространился в каждую часть его тела. Ощущения, будто шёлковую вату вытаскивают из горла. Его колючко-волосая голова наконец покинула воображаемую ванну, и он смог вдохнуть кислород в собственные лёгкие.

“Ках, агх…?! Что…? Это за… лазарет?”

Когда он потряс своей неустойчивой головой и огляделся, то увидел Фукийоси в чёрном купальнике и Аогами Пирса в плавках шортах. Достаточно пугающе, со слезами на глазах, Фукийоси держала огромные зажимы крокодилы в руках. Провода были подсоединены к автомобильной батарее, которая вздулась как чёрная дыня.

“Т-ты должно быть шутишь. Я не экологический гибрид…”

“Ты!! Вообще представляешь!! Как мы беспокоились?! Ты не догадался просто убежать, пока был впереди!!”

“Гааааах!! Я понял, что ты взволнована, но выпусти зажимы перед тем, как обнимать меня!!”

Камидзё только собирался отправиться в плавание по Нирване ещё раз, но как-то избежал участи электрического жаркого.

Они как-то выжили. Он и Фукийоси были оба в безопасности.

В таком случае, он знал, о чём беспокоиться в первую очередь.

“Что случилось с водой?”

Именно тогда скромно постучали в дверь лазарета.

Когда открылась дверная щель, высунулись головы Прыгающего Зайчонка и парня в очках. Они входили в ученический совет школы, у которой Камидзё и остальные одалживали кабинеты после потери собственной школы. Они должно быть тоже стали жертвой жары потому, что Прыгающий Зайчонок встретила этот кризис в драпированном оборками розовом цельном купальнике, а парень в очках по какой-то причине выбрал спортивные плавки.

Они держали несколько 500мл бутылок.

“М-мы уже распределили всем воду. Это ваша часть.”

“Не говорите никому, но вы получили самую малость больше, поскольку больше всего работали.”

Камидзё вздохнул и медленно встал с кровати.

Он скривился от тупой боли, которая пробежалась по перевязанному прессу, а Аогами Пирс возмущённо на него закричал.

“Х-хей, Ками-ян…”

“Я в порядке. Я не могу валять на постели в таком прекрасном месте вечно. Люди получившие тепловой удар находятся в душном зале, так? Я не могу занимать это место сам.”

Вот почему здесь не было Тсукуоми Комоэ, Йомикавы Аихо и остальных учителей. Они хотели положить конец опасному поведению учеников, но их руки были полностью заняты заботой о больных, и они не могли хорошо патрулировать школьное здание. Если они не сосредоточатся на тех, кто в зале, кто-то из них действительно может расстаться с жизнью в любой мгновение.

Камидзё опять огляделся.

Комната была тускло освещена, но не только из-за обесточенных LED светильников на потолке. Все наружные окна были закрыты импровизированными баррикадами. Они не были полностью уверенными, что простого сваливания в кучу парт и стульев будет достаточно, чтобы остановить Элементов, если те предпримут серьёзную атаку, но это было лучше, чем ничего.

Камидзё позаимствовал одну из пластиковых бутылок без этикеток, которые принёс совет учеников.

“Ещё раз, сколько литров воды вам нужно в день?”

“Если верить рекламе спортивных напитков, где-то 2-3литра.”

Парень в очках мог только горько улыбаться в ответ.

Камидзё покачал головой и вышёл в вестибюль.

Все окна также были закрыты, и баррикады блокировали коридор тут и там. Парни и девушки из той же школы прислонялись к стенам и проводили время в большую жару как только могли. Ни у кого не было настоящих целей, поэтому выглядело всё как сцена из полевого госпиталя.

Однако, баррикады не были идеальными.

Местами были щели, которые позволяли выглядывать, как из замковых бойниц.

Коридор выходящий на двор открывал вид на бетонную структуру.

Обычно, она бы никогда не увидела света дня зимой.

“Если бы только мы могли пить воду из бассейна.”

“Да, но это зелёная декабрьская вода.”

Но воды не было видно не потому, что её там не было.

Чтобы по максимуму избежать испарения, её накрыли большим щитом. Толстый щит был из спортзала. Обычно он использовался для защиты пола от повреждения ножками складных стульев во время выпускного.

“Мы пытались кипятить её, пропускали через фильтры из гальки и гравия, химически стерилизовали хлором. В основном тестированием занимался клуб химии, но риск отравления пищи остаётся слишком высоким. А всё потому, что так много всевозможных микробов в наши дни обладают сопротивляемостью. Это обратная сторона чрезмерного пользования антибактериальными спреями.”

Однако, для многих вещей не нужна была питьевая вода: для мытья тел, стирки одежды или ванны. Они зашли в тупик, но были счастливее остальных, поскольку им “всего лишь” нужно было заботиться о питьевой воде.

(Я серьёзно беспокоюсь о Мисаке. Но наши телефоны не работают, поэтому у меня нет способа с ней связаться.)

Мысль пришла ему без веской причины. Это превосходило неспособность съесть что-то упавшее на пол. У него было чувство, что леди должны быть хрупче простого человека в подобной ситуации.

Пришла странная волна жара, и Элементы укрыли землю.

Обычные ожидания от декабрьского Академгородка разбились слишком легко.

Прыгающий Зайчонок заёрзала в своём кружевном розовом купальнике и заговорила с ним.

“У-ум, Мии-чан и остальные хотят поговорить с тобой, что делать дальше, поэтому, если ты можешь двигаться, я хотела бы, чтобы ты зашёл в комнату ученического совета.”

“Понял.”

Камидзё не был представителем своей школы, но парню в очках и Акикаве Мии общаться с ним было легче всего. (Не смотря на то, что настоящая Прыгающий Зайчонок будет чувствовать себя едва ли знакомой с Камидзё, поскольку Кихара Юитсу ранее заняла её место.) Если они хотят поговорить с ним, это должен быть довольно щекотливый вопрос.

Чёрное Бикини Фукийоси вышла из лазарета.

“Я тоже пойду. Он до сих пор в опасном состоянии, потому я не могу смотреть, как он ходит самостоятельно.”

“Всё не настолько плохо, чтобы мне нужно было полагаться на твой плечо.”

Но он чувствовал, что сейчас не время заострять вопрос.

Как только он опёрся на её плечо, сладкий запах достиг его носа. Скорее всего это были её волосы или пот, и это привело к неописуемому выражению его лица. В добавок, он бесстыдно соприкасался с большой поверхностью кожи девушки в бикини. Он не хотел поднимать температуру своего тела в мире жарче 55 градусов, но сделать он ничего не мог. А если она заметит, то вероятно безжалостно накажет его кулаком, несмотря на его ранение, поэтому он приложил все усилия, чтобы сдержать реакцию своего тела.

Между прочим, большое число теорий со слабым обоснованием распространилось среди девушек, у котрых был особенно большой выбор. Некоторые говорили, что купальник закрывающий как можно больше тела будет защищать их от ран и ультрафиолета. Другие говорили, что большое количество ткани повышало риск разрыва, и что малейший разрыв мог распространиться как стрелка на колготках и испортить весь купальник. Кто-то говорил, что закрывая слишком много кожи как бронёй, можно довести себя до теплового удара. Но глядя со стороны, Камидзё не мог знать, что заставило Фукийоси выбрать бикини.

Тем временем, он не единственный замечал ощутимые взгляды, пронизывающие их из тёмного и мрачного коридора.Эти глаза больше концентрировались на их бутылках, чем самих Камидзё и Фукийоси.

Только подумайте о здешней ситуации.

Школа Камидзё только одалживала здесь классные комнаты, поэтому для учеников этой школы они были ненужной тратой их ресурсов.

Когда Камидзё вошёл в комнату ученического совета с помощью девушки в чёрном бикини, он увидел Современную Ученицу Средней Школы Акикаву Мии, которая (даже не заметив) по существу приняла полномочия ученического совета под видом помощи Прыгающему Зайчонку. Она носила обычный школьный купальник.

Она посмотрела на парня в очках, Прыгающего Зайчонка, Камидзё и Фукийоси (которая была новым лицом для Акикавы). Парень в очках помахал рукой, чтобы дать понять, что можно говорить, и Акикава Мии кивнула.

Да, здесь были только они.

Фукийоси не могла знать, но кое-кто отсутствовал.

Камисато Какеру.

Парня, который потерял свою правую руку, здесь больше не было.

“…”

Жара расплавила асфальт, и появились загадочные Элементы. Это создало достаточно паники, чтобы разрушить все нормальные предположения. Без мобильных телефонов или интернета они не могли ни с кем связаться. Возможно, Камисато мог побегать в этом хаосе и укрыться в другой школе.

Но…

Что если дело было не в этом?

(Это вы тоже делаете?)

У Камидзё не было тому доказательств.

Но это было правдой, что парень лучше всего подходил для уничтожения некоторых “убежищ”.

Размышления могут быть бесполезными.

Ему следовало сосредоточиться на преодолении препятствий перед глазами.

И Современная Ученица Средней Школы Акикава Мии была лучше всех знакома с этим препятствием, поскольку она управляла укрытием и всеми его проблемами.

Собрав людей, которым она могла доверять, она перешла прямо к делу.

“У нас недостаточно воды.”

“!! Ты вообще имеешь представление, какой опасности мы подвергаемся?! А сейчас у нас закончились дымовые завесы и ослепляющие гранаты для экстренного отхода!!”

“Фукийоси.”

Камидзё позвал по имени одноклассницу, которая подставляла ему плечо, пока кричала в гневе.

“Это потому что я напортачил. Это не её вина.”

“Кх.”

Ученический совет делал много бумажной работы, чтобы сохранить порядок в этом маленьком мирке известном как убежище. Это было совершенно необходимо, но тут появилось определенное разделение между учениками.

В убежище были ученики из двух разных школ (технически трёх, поскольку исходная школа состояла из средней и старшей), поэтому одна школа защищала здание, пока другая выходила обеспечить воду. Этому была простая причина, и решение было принято в первый день волны жара.

Школа Камидзё прибыла позже, поэтому местные ученики могли посчитать нечестным, если бы новые ученики просто получали бы те же ресурсы, что и все остальные. Во избежание ненужного конфликта, когда убежище разделилось надвое, школе Камидзё нужно было доказывать свою полезность.

Им нужно было рисковать в опасном “внешнем мире” и собирать ценную воду, чтобы стать незаменимыми сошками.

Но Фукийоси наделила членов ученического совета взглядом полным недоверия.

“Мы подвергаем себя опасности, чтобы достигнуть ’равенства’. Если вы думаете, что это устоявшаяся иерархия, и что мы будем делать, что вам хочется, то вы поняли обстоятельства с точностью до наоборот. Мы сообщили обо всём честно. Если бы мы захотели, то потребили большую часть найденной воды и настаивали, что нашли малую часть.”

“Конечно.”

Акикава немедленно кивнула. У неё не было намерения этому возражать.

Но в тоже время…

“Но если мы понемногу изматываемся, есть риск укоренения этой ошибочной иерархии у всех в головах. …Я думала простой сбор воды, будет достаточным воздействием, но я была слишком наивной. Необходимо воздействие по-сильнее, чтобы разрушить эту атмосферу. Вот что я хочу обсудить.”

“…”

“Хорошо. Фукийоси, давай её выслушаем.”

На подсказку Камидзё Фукийоси надула губы, но неохотно смягчилась. Из-за своего ранения колючко-головый парень был главным ключом к их злости. Если он будет критиковать ученический совет, остальные присоединятся. Если он скажет, что всё в порядке, у остальных не будет причины бросить вызов.

“Извините.”

Акикава поклонилась в извинении и разложила большой лист бумаги на столе.

Это было похоже на план средней и старшей школы.

“Что это?”

“Я не знаю, как Академгородок в целом с этим справится, но я думаю, что мы можем сейчас только ждать. Проще говоря, отсюда двинуться мы не можем. Сейчас нам больше всего нужна вода. И я имею в виду в количестве большем, чем на несколько дней, когда мы в этом нуждаемся. Если мы сможем получить так много, что практически будем купаться, тогда, ум, Камидзё-сан, я думаю, твоя школа будет выглядеть героями.”

Современная ученица средней школы постучала указательным пальцем по части плана.

Это была прямоугольная область отделённая от здания школы.

“Бассейн, хм?”

“Это открытый бассейн в декабре, поэтому он полон мха и тел насекомых. И все эти устойчивые бактерии представляют настоящий риск. Но если мы сможем пить эту воду, ситуация полностью изменится.”

“Но разве четырёхглазый не говорил, что вы пробовали кучу способов, но не смогли избавиться от этих устойчивых бактерий, и оставался риск отравления еды?”

“Ну, ум, все наши попытки были довольно любительскими.”

Акикава была совершенно искренней.

Она, видимо, была таким человеком, который полностью менял хобби и бросал что-то без задней мысли, когда до этого доходило.

Потом она развернула карту всего 7 Района.

“Водный департамент района находится возле этой школы в южной части 7 Района. Он бесполезен без электричества, но в нём может быть профессиональное очистное оборудование, если нам повезёт. Если мы сможем найти культурную среду для баков органических микробов, которые поедают бактерии… это особый вид ила, он быстро расправиться со всем, включая устойчивые бактерии.”

Камидзё и Фукийоси Сеири обменялись взглядами с близкого расстояния.

Акикава указала большим пальцем на толстую стопку документов укрытых этикетками, которую она притащила из библиотеки, поскольку жара сделала электронику бесполезной.

“Весь ученический совет исследовал её. Мы, конечно, сначала проведём некоторые тесты в пробирке с микроскопом, но это не должно стать проблемой. Как только микробы съедят устойчивые бактерии, мы сможем использовать хлор, кипячение и фильтр в придачу. Тогда сможем пить всю воду в бассейне.”

“Просто ил? Всё, что вы хотите, чтобы мы принесли, это ил?”

“Да. Конечно, пройдёт некоторое время, пока очистные микробы покроют все пятьдесят метров бассейна, поэтому всё будет похоже на предыдущие охоты за водой. Однако,” предупредила Акикава Мии. “Конечно же, потребуется выйти наружу. И как только решатся наши текущие проблемы с водой, это станет сюрпризом, который сделает вашу школу героями. Мы не сможем вам помочь , пока это не завершится. Вы согласны?”

Фукийоси не ждала ни секунды.

Она заговорила, подставляя плечо колючко-волосому парню, который на полном серьёзе мог получить отверстие в брюхе.

“Дайте нам секунду, чтобы это обсудить.”

“Конечно.”

С “Хей?” в замешательстве, Фукийоси вытащила Камидзё из комнаты ученического совета.

Черноволосая лобастая девушка скрестила руки и прислонилась к двери, как если бы закрывала остальных внутри комнаты.

“Возможно ли, что они придумали удобную историю, чтобы отослать нас на смерть и уменьшить нагрузку на их ресурсы?”

“Она не такая жестокая. Эта мысль могла прийти ей в голову, но она не подастся эмоциям и не примет её.”

“Извини, но я не настолько хорошо знаю их ученический совет!”

“Всё в порядке.” Камидзё развёл руки и повернул ладонями к Фукийоси. “Фукийоси, ты остаёшься на следующей вылазке за водой. Мы всегда шли добровольно, так что ты не должна идти. Просто не поднимай руку, вот и всё.”

“Камидзё…?”

“Я иду. Какой другой выбор у меня есть? Если убежище разделится на части, то именно нас выгонят. Они — средняя и старшая школы, поэтому превосходят нас в численности вдвое, а у нас нет и шанса, когда дело доходит до учёбы или развития способностей. Если дойдёт до серьёзного конфликта, группа неудачливых учеников будет сметена в мгновение ока. И даже если мы сможем выдержать бой, мы только сделаем друг другу хуже и погубим всех. Мы никоим образом не сможем победить.”

“Ты забыл, что твоё сердце фактически остановилось?! Чтобы мы не выбрали, ты первый, кто должен остаться!!”

Возможно.

Но Камидзё покачал головой.

“Для меня это больше, чем просто школа. Это также касается Индекс, Отинус и кошки калико. Эти нахлебники из моего общежития тоже потребляют местные ресурсы. Я должен отплатить им за приём этой троицы.”

“…”

“Поэтому я не могу убежать. Это как семейные проблемы. Я сам их создал, поэтому тебе не стоит об этом беспокоиться, Фукийоси.”

“Оххх!! В самом деле!!”

Его одноклассница в чёрном бикини почесала голову и вскрикнула.

И после глубокого вздоха, она грубо ткнула пальцем ему прямо в нос.

“Хорошо, я пойду с тобой только в этот единственный раз! Это правда, что нет ничего лучше, чем решить наши проблемы с водой и балансом сил между школами за раз. Но я всё ещё думаю, что это звучит слишком удобно!!”

Камидзё честно чувствовал в ней хорошего друга.

Он потянулся к кончику пальца тыкающего в него и пожал руку однокласснице, которая всегда приглядывала за ним.

Когда Фукийоси надула губы и отошла от двери, украдкой выглянула Прыгающий Зайчонок.

“Так ч-что вы будете делать?”

“Мы сделаем это,” ответил Камидзё. “Но если предполагается, что это будет сюрпризом, то мы должны это делать в тайне. Потребуется время, чтобы спланировать, не ставя в известность нашу школу, и выйти, скрывая за чем мы идём.”

Фукийоси вмешалась голосом по-тише, чем во время разговора с Камидзё. Её голос немного смягчился, но она не смогла полностью избавиться от недоверия.

“Нам также понадобится составить маршрут к водному департаменту, поскольку мы точно не сможем беспечно идти по земле.”

“Никто на это не пойдёт, если мы не сможем объяснить, как это нам поможет. Я хотел бы больше узнать об этих микробах, о которых говорила эта девочка. Мне по-существу придётся рекламировать продукт, за который люди будут расплачиваться жизнями, поэтому я хочу запомнить о продукте сколько смогу за доступное ограниченное время.”

“Пол дня.” Фукийоси подняла указательный палец. “Это минимум, который займут приготовления. Хорошо? Мы принесли достаточно воды по крайней мере на сегодня. И рисковали при этом своими жизнями.”

“Д-да.” Прыгающий Зайчонок кивнула несколько раз, сморщиваясь как черепаха ныряющая в свой панцирь. “Конечно. Конечно. Пожалуйста, готовьте всё, что вам нужно. …Мы не сможем уйти отсюда, даже если захотим, поэтому помочь не сможем. Мы не сможем также пойти вас спасть. Если пойдём, то разрушим вашу героическую легенду. Поэтому, пожалуйста, скажите в чём нуждаетесь ’перед этим’. Поможем любым доступным способом.”

“…”

Фукийоси казалось растерялась.

Другая школа не могла выйти отсюда, даже если бы они хотели.

Если они протянут руку помощи, это установит иерархию между школами и создаст убедительное давление на школу Камидзё.

Она до сих пор не думала о такой возможности.

С лёгким вздохом, Камидзё положил руку Прыгающему Зайчоноку на голову.

Он подумал, что это будет слишком дружелюбно, но было кое-что, что он хотел сказать.

“Всё будет хорошо. Не волнуйся. Мы здесь со всем разберёмся. Как только сможем пить воду из бассейна, положим этому конец. После этого нам только понадобится ждать важных людей с их настенными рисунками, чтобы решить основные проблемы. Вот почему мы должны… ум, опять же как их называют? Ну знаешь, этих высокооплачиваемый совет директоров.”

“Да, да…”

Прыгающий Зайчонок кивнула и смотрела, как Камидзё и Фукийоси выходят из комнаты ученического совета.

Спустившись с лестницы и уйдя из виду, плечи Фукийоси опустились в изнеможении.

“Ты думаешь я была слишком строга с ними? Возможно я немного перенервничала.”

“Идеально, если бы ты им об этом сказала.”

“Разумеется,” сказала его черноволосая лобастая одноклассница. “Камидзё, я проложу несколько маршрутов к водному департаменту по карте. Мне бы хотелось иметь несколько запасных вариантов на случай, если мы встретимся с чем-то неожиданным. Ты глянь на свойства водоочистных микробов. …Будет лучше заложить фундамент для сбора добровольцев сразу, а не постепенно. Вывалить на них кучу информации сразу, и они не будут в состоянии её тщательно изучить.”

“Мы собираемся полагаться там друг на друга, поэтому я не хочу обманывать их.”

“Ты сам сказал, что это как показывать телемагазин, в котором люди платят своими жизнями. Это также, как говорить, что звонки принимаются в течении получаса после показа. Нам нужно их поторопить.”

Один безрассудный человек не сможет собрать весь необходимый им ил из очистительного бака водного департамента. Для этого им понадобится некоторое количество рабочей силы.

И это после остановки сердца Камидзё, поэтому могла установиться атмосфера страха, если они проведут слишком много времени за обсуждением.

“Этим всё закончится. Нет, мы закончим. Поэтому нам нужно сделать всё необходимое.”

“Правильно.” кивнул Камидзё и сделал большой шаг от Фукийоси. “Полдня спустя означает после полуночи. Мы будем сражаться с жарой посреди ночи.”

“Самым важным для тебя будет немного вздремнуть, чтобы восстановить как можно больше сил.”

“До этого мне нужно избавиться от некоторых сожалений. …Так я смогу сосредоточиться на этой последней битве.”

Часть 2

“Ох, это Тома!”

Повышающее свой голос от волнения, маленькое тело Индекс было в белом цельном купальнике. Возможно, она хотела поддержать свою гордость монашки потому, что до сих пор носила свой привычный чепец.

Говоря об этом, в ином случае она бы просто упала от жары. Камидзё пришёл на в какую-то душную комнату; он был под прямыми солнечными лучами школьной крыши.

“Постой, почему у тебя повзяки по всему животу?! Ты опять поранился?!”

“Ничего необычного. Не волнуйся об этом.”

Ему повезло, что он до сих пор стоял на своих двоих и ходил. В этом 55 градусном аду уже это само по себе было талантом.

“Ты не обязана здесь отрабатывать, знаешь?”

Прямые солнечные лучи были их врагом, но также защищали.

Это не имело значения, когда они встречались с Элементом, но эти штуки имели склонность прятаться в тёмных или прохладных местах. Поэтому, относительно говоря, солнечный свет был меньшим из двух зол.

“Но, я полагаю, другого свободного места для тебя нет.”

Спортзал стал неотложкой наполненной людьми, которые свалились от теплового удара, а школьные комнаты были заполнены припасами и самими учениками, поэтому места для работы с чем-то относительно большим не было.

Обжигающий бетон должно быть был слишком горячим для её голой кожи потому, что Индекс сидела на одном из матрасов для прыжков с шестом. Вокруг неё были разбросаны столярные инструменты. Сформировалось несколько других небольших групп, и они сражались с фанерой и металлическими трубами.

Это было очень похоже на приготовление к Даихахасеисаи или Ичиханарансаи, но они собирали баррикады, чтобы защитить себя от Элементов, и канаты используемые для перехода между зданиями. Проводные спуски использовали провода толщиной с мизинец, но вплетение шнуров медных проводов или проволоки от карманников, чего-нибудь самодельного было достаточно хорошо. Неравная толщина может создать “комки”, которые приведут к их внезапной остановке между зданиями, поэтому они должны быть осторожны.

Кошка калико растянулась на спине на матрасе. Её тело выглядело неестественно длинным. И даже хотя эта домашняя кошка всё время её преследовала, дюймовочка Бог Магии Отинус клала свёрнутый носовой платок на лоб коту.

“Проклятое кошачье чудовище, ты думаешь каждый будет тебя баловать, если ты будешь там мило лежать? А эта перемена с твоей обычно чрезмерной энергии меня беспокоит, я не могу предугадать, что ты собираешься делать.”

Несмотря на свои жалобы, она не прекращала присматривать за кошкой.

Глаза Камидзё стали выглядеть отстранённо.

“Почему ты собственно выглядишь нормальней в бикини, Отинус?”

“Потому что ты пытаешься судить о боге по человеческим меркам.”

Не казалось, что её надменность изменилась. Кстати говоря, было облегчением знать, что она была обычной собой даже в этой сильной волне жара.

“Кстати, что ты делаешь, Индекс? Это не похоже на остальные баррикады.”

“Ага, я делаю то, о чём попросили меня!”

По какой-то причине сидящая Индекс гордо выпятила свою грудь.

Когда Камидзё увидел бисеринки пота у неё на шее затекающие в купальник, он наполнился каким-то греховным чувством.

Рассеянная Индекс продолжила говорить.

“Хех хех. Это секретное оружие!! Это секрет, поэтому тебе придётся подождать, чтобы узнать что это!”

“Правда?”

“Это сдалает твой бой намного проще, Тома.”

Индекс сражалась с… чем-то. Оно было сделано из нескольких металлических труб и синтетической ткани. Это не было зонтиком или тентом. Не похоже было, что он мог узнать, как оно используется.

Потом подошёл кто-то ещё.

Это была Чёрное Бикини Фукийоси, чья кожа соблазнительно блестела. Скорее всего она просто нанесла солнцезащитный крем.

“Хм? Так вот куда ты пошёл?”

“Фукийоси, разве ты не должна разглядывать карту?”

“Я собираю необходимое снаряжение.”

Это всё, что она сказала.

Потом она посмотрела на Индекс, вертящейся с таинственным секретным оружием на матрасе.

“Эта девочка сначала ничего не могла делать, но она быстро учится. Тебе нужно только раз показать ей, и она всё запоминает, поэтому это не требует много усилий. Это сильно помогло с требуемыми мне строительными работами.”

Ну, у неё идеальная память, подумал Камидзё.

Возможно помогло то, что Индекс пользовалась старомодными гаечными ключами и отвёртками вместо электроинструмента.

“Я сделала секретное оружие!”

“Хорошая девочка, хорошая девочка.”

Фукийоси похлопала по голове серебро-волосую монашку.

Значило ли это, что Фукийоси строила не те планы, о которых думала Индекс?

Или за этим не было настоящего смысла или причины?

Гордое выражение лица Индекс предполагало наличие какого-то значения. По крайней мере, это было лучше, чем сражаться с давлением простого существования в этих суровых условиях.

Каждый хотел быть полезен.

Каждый хотел места в коллективе.

“…”

Таинственные Элементы ходили по поверхности в эту необычную волну жара.

Камидзё сразу понял, что он должен защищать это место, даже если у него нет принципиального решения, и даже если они могут лишь прятаться здесь. Не было времени для конфликта с другими людьми скрывающимися в той же школе. Чтобы примирить их всех, ему требовалось преодолеть самое большое препятствие — воду.

(Это покончит со всем.)

Обе хорошо ладили, потому что Индекс и Фукийоси улыбались разговаривая. Зрелище наполнило Камидзё спокойной решимостью.

(Нам не нужно беспокоиться о том, принадлежим ли мы этому месту, и нам не нужно бояться быть выброшенными. Мы получим свободу принять каждого как обычно. Единственный способ это сделать — отправиться к водному департаменту и принести тот водоочистительный микробный ил. Тогда у нас будет полный бассейн воды.)

“Что такое, Тома?”

“Ничего,” Он покачал головой и намеренно улыбнулся. “Совсем ничего.”

Идти наружу было страшно. Никто не знал, как долго продержаться эти рукодельные канаты, и он не был в состоянии встречаться с этими гигантскими, полупрозрачными и склонными к мимикрии Элементами. Но этот страх был именно той причиной, по которой он должен был это сделать. Он должен был улучшить ухудшающуюся ситуацию на сколько возможно, чтобы они не выбились из сил до того, как достигнут конечной черты.

Разговаривая с Индекс и Отинус, Чёрное Бикини Фукийоси всё ещё, казалось, подозревала речь через чревовещание, но Камидзё почувствовал, что часть тяжести покинула его желудок впервые за последнее время.

Вещи, которые он должен был защищать любой ценой, не были обузой.

Осознание этого придало ему больших сил.

Он покинул Индекс, у которой всё ещё была работа, и направился внутрь.

Аогами Пирс в плавках (зрелище, о котором никто не просил) смотрел с расстояния у двери.

“Ты чувствуешь, что должен их защитить, не так ли?”

“Я знаю, что ты имеешь в виду.”

“Ага, каждый в нашем возрасте выберет схватку со всем миром за девушек в купальниках.”

“Я ошибся даже подумав согласиться с тобой.”

Часть 3

Камидзё спросил одноклассника возле него.

“Ей, Аогами.”

“Чего?”

Был вечер, и они находились не внутри тускло освещённого здания школы с окнами и дверьми закрытыми импровизированными баррикадами. Они были возле школьной парковки на заднем дворе. Мусорная свалка для средней и старшей школ была поблизости, а мусоросжигательная печь, которая вызвала столько бед несколькими днями ранее, до сих пор стояла рассечённая надвое.

Элементы с их полупрозрачными телами и любовью к мимикрии представляли угрозу, но у парней была простая причина, чтобы направиться наружу, несмотря на опасность.

“Что ты считаешь величайшей роскошью?”

“Сидеть в этой чёртовой жаре и есть рамен быстрого приготовления, который мы заслужили. Хех. Мы точно цивилизованны, чтобы кипятить ограниченную воду ради горячей пищи в 55 градусную погоду. Мы интеллигенция.”

Проще говоря, они готовили. С газовыми горелками в кабинете химии и газовыми поверхностями в кабинете домоводства у школы были специальные классные комнаты с источниками тепла. Ещё там даже была большая кухня позади прилавка кафетерия.

Но ничего из этого не было пригодно к использованию. Электрические вытяжные вентиляторы не работали, и использование огня со всеми задраенными окнами и дверьми создавало другую проблему.

А именно монооксид углерода.

“Ты не можешь выжить просто сражаясь с Элементами. Каждый из кожи вон лезет, чтобы выжить.”

Камидзё тяжело вздохнул.

“Чёрт. Я получаю удовольствие от жизни из-за пятипредметной упаковки с распродажи. Там нет никаких овощей или даже яйца. Почему я такой слабовольный?!”

“По крайней мере, у тебя есть аппетит. Потеряешь его и вскоре окажешься в спортзале.”

Лучшие места были снаружи, но ученики обычно были ограничены возвышенными пространствами, вроде крыш и лестничных площадок пожарных лестниц, чтобы избежать Элементов. Большинство учеников используют бинокли для выслеживания Элементов из окон коридора. Если они видят удобный случай, то выходят на опасный открытый воздух готовить и наполнять свои желудки. Конечно, если есть любой признак опасности, они должны всё бросить и бежать обратно внутрь.

В добавок к Камидзё и Аогами Пирсу, другие маленькие группки парней и девушек в купальниках занимались готовкой. К счастью, Элементы или не имели чувства голода, или не обладали человеческими нюхом и вкусом, потому что запах готовки их не привлекал.

Камидзё и Аогами кипятили воду при помощи переносной плиты, котелка со складной ручкой и остальных походных принадлежностей, которые собрал Аогами, но остальные разработали свои собственные способы. Кто-то собрал три стороны квадрата из бетонных блоков или кирпичей и бросал палочки для еды в самодельную печь. Другие переделали металлическую рукоятку в мастерской и присоединили её к переносному газовому баллону, чтобы нагревать дно котла факельным пламенем.

Камидзё потыкал вилкой в их котелок и заговорил со знакомым парнем работающим поблизости.

“Что ты делаешь четырёхглазый? Проверяешь спутниковый сигнал?”

“Серьёзно?! Мы может поднять инфраструктуру полуночного аниме?! В таком случае, я должен выжить в этом пост-апокалипсисе!!”

Парень из ученического совета, который всегда помогал Прыгающему Зайчонку, выглядел неуверенным, как реагировать на воодушевление Аогами, когда поворачивал перевёрнутый зонтик к солнцу. Внутрення поверхность зонтика была покрыта алюминиевой фольгой, поэтому он выглядел как параболическая антенна.

“Нет. С такой жарой я думаю, что смогу собрать лучи для солнечной печи.”

“Ох?”

“Тс. Так моей затворнической жизни придётся подождать… Ну, по-любому, это хорошо звучит. Оставим это интеллектуалу ученического совета. Ты можешь даже найти способ генерировать немного электричества. Ох, если бы мы могли починить оборудование в аудио студии, спорим, смогли бы заставить его проигрывать оптические диски!”

“Ты с чем носился во всей этой неразберихе, Аогами? Ты как тот парень, который прекращает таскать тяжести в соревнованиях по боевым искусствам для определения правителя мира?”

Практически вся электроника была разрушена жарой, само по себе электричество не сильно помогло бы. За вычетом качества воды, им нужно было превращать ценную воду в пар, если они хотели вращать турбину. …Они это знали, но электричество было для них символом цивилизации. Ничего более не предоставит большей психологической поддержки.

Но парень в очках пожал плечами в своих спортивных плавках (которые никто не хотел видеть).

“Ну, было бы хорошо, будь это так просто. Как видите, мне не сильно повезло. Согласно расчётам я должен был собирать свет, однако…”

“Может это просто предел быстрого и неаккуратного самодельного устройства.”

“Так что у вас в котелке приделанном к рукоятке?”

“Расфасованный карри. Это проще, чем готовить овощи с нуля, и можно нагреть запечатанный пакет в грязной воде, а потом спокойно его съесть.”

“Чёрт, я помогу! Просто дай немного карри, когда оно приготовится. Мы можем сделать карри с раменом в нашем походном котелке!!”

“Хах хах. Вы того не стоите, спасибо вам.”

“Но карри? Разве от него тебе не захочется воды?”

“Я могу есть средне острую разновидность без какой-либо воды.”

“Хах? Четырёхглазый, так тебе нравится острая еда?”

“Нет, мне просто нравится сосредотачиваться на аромате пищи, пока я её ем. Это не имеет большого значения с супом или тушёным мясом, но я не люблю разбавлять его или смешивать с водой или чаем. Можно сказать, что я люблю пить напитки как напитки.”

Даже не смотря на то, что им не обещали поделиться, Камидзё и Аогами Пирс всё равно начали помогать с Прототипом Солнечной Печи Мк.1. Они так и не добились успеха, но работа руками помогла им освободиться от тяготившего их давления.

“Четырёхглазый, готовить карри это хорошо и всё такое, но что на счёт риса? Промывка и приготовление риса требует много воды, не так ли?”

“Да, вот почему я буду есть его с хлебом.”

“Понятно. Западное карри, хах?”

“Не будь таким самодовольным, когда ошибаешься, Аогами Пирс. Западное карри тоже использует рис.”

Они разговаривали пока работали, но не было и намёка на улучшение. Может угол остова зонтика был неправильным для сбора лучей или покрытие поверхности было неподходящим. Им следовало разобраться с этими вопросами, если они надеялись продолжать.

“Ты выглядишь счастливым после стольких неудач, четырёхглазый.”

“Я рад, что смог сам выяснить, что мне следует делать. И опять же, это очень похоже на обнаружение манги во время уборки своей комнаты и чтение вместо уборки.”

“Я понял, так что с карри?”

“Возможно, я мог бы одолжить ваше походное снаряжение?”

“Рамен с карри тогда?”

Переговоры были завершены.

Парень в очках получил горячее карри, а двое других парней получили новую добавку.

“Ох, чувак. Эти рубленные морковь и картошка невероятны. Ах! Меня привела в возбуждение морковка, постоянный представитель рейтинга трёх худших овощей!! Ей, Ками-ян, неужели любители мяса в старшей школе действительно настолько обеспокоены здоровьем?”

“Морковка это неотделимая часть жаренного риса и белого тушёного мяса, не так ли?! Кроме того, Камидзё-сан уравновешенный современный человек, который любит тофу и водоросли!! …Подумай над этим, когда мы стали в этом столь хороши?”

“В чём?”

“В переговорах или сделках, или чём ещё. Я чувствую, что мы стали сильнее или наглее, или ещё что.”

“Единственный с наилучшими навыками к выживанию это ты, Ками-ян. Ты ешь, не приготовив ни инструментов, ни еды.”

“Уух…”

“Ну, выпускников учат экономике и фондовым рынкам в наши дни, поэтому я не думаю, что это плохо.”

Они жадно поглощали свои разнообразные блюда.

Они положили свою долю фасованного карии на лапшу варёную в котелке для одного человека на походной плитке. Потом Камидзё и Аогами Пирс начали тыкать своими вилками в еду. Оставшийся суп отошёл Аогами, поскольку кулинарные принадлежности были его. Зрелище должно было заставить вопить любого профессионального диетолога.

Разойдясь с Аогами Пирсом и парнем в очках, Камидзё вернулся к забаррикадированному зданию школы.

Был вечер, но никто не был достаточно наивен, чтобы ожидать снижения температуры. Адский жар оставался даже после захода солнца. А ожидание, казалось, тянулось вечно в этом палящем аду. Оно поджарит их нервы, как пластик расширяющийся на жаре. 55 градусная волна жара вывела из строя все машины, поэтому было тяжело найти функционирующие часы, а это могло помочь с их сбившимся чувством времени. Вот, наверное, почему директора и замдиректора привлекли столько внимания своими старомодными заводными наручными часами.

(Если бы я одолжил одни из этих часов, держу пари, я смог бы сделать солнечные часы.)

Но Камидзё чувствовал, что он находится в лучшем положении, чем другие.

По крайней мере, конец был в поле его зрения. У него была цель.

Это был водный департамент и очистительные микробы.

Одно это многое значило. Разум каждого поднял бы белый флаг, если бы пришлось страдать в нескончаемой жаре, когда всё казалось застрявшим в бесконечной петле.

И как только он об этом подумал, кто-то его окликнул.

“Хей.”

“?”

Парень сполз по тёмной стене коридора как труп. Благодаря этому Камидзё полностью проглядел его присутствие. И он не узнал парня.

У парня было несколько пластиковых бутылок выстроенных на полу. Они были типичного 500мл размера. Будь они за стеклянной дверцей магазина, они были бы наполнены ледяной содовой.

Но тут на это не было и намёка.

Этикетки были сняты, а сами бутылки были наполнены сухим песком, вероятно выкопанным из песочницы.

“Нужен фильтр для воды? С одним из этих ты можешь превратить даже самую мутную воду в чистую питьевую. Я желаю поделиться одной за только бутылку воды. Ты слышал это? Только одну. Одну бутылку и можешь получить столько воды, сколько пожелаешь. Хорошая сделка, как считаешь?”

Камидзё проигнорировал его. Это как сомнительное объявление о тренинге заявляющее, что получасовое занятие научит вас инвестиционным приёмам необходимым, чтобы стать миллионером. Если бы у них действительно были такие приёмы, им бы не было нужды продавать их другим. Они бы просто сами воспользовались приёмами. Значит, они зарабатывали деньги каким-то другим способом.

Такие вещи практически всегда были обманом.

Связка пластиковых листов билась на обжигающем ветру, свисая на переднем школьном дворе, как сушащиеся бельё. Разложив их на земле, влага испаряющаяся из грязи будет предположительно собираться на них каплями воды. Однако, школьный двор был высушен и потрескался. Никто не знал, кто владел этим, но кто-то определённо выторговал бутылку воды за них, а потом плакался, что его обманули.

(Я только надеюсь, что Мисаку не обманули…)

Как только об этом подумал, несколько парней спустились по лестнице.

Их телосложение было такое же как и у Камидзё, но они, вероятно, были из другой школы. Практически все парни носили голубые плавки, но дизайн слегка отличался.

Парни смеялись, разговаривая друг с другом.

“По-любому, я выслушал, поскольку у него было три бутылки воды, но что ты думаешь он хотел? Мой купальник. Он хотел, чтобы я продал его ему.”

“Что за чёрт?! Зачем кому-то купальник парня?! Да ещё ношенный!!”

“Не ведись на мелочи. И значит ли это, что он купил бы купальник девушки?”

“Я этого не говорил!”

“Размышляя реалистично, думаешь, он хотел притвориться, что из нашей школы? В смысле, их школа в довольно печальном состоянии.”

Камидзё прошёл мимо смеющихся парней. При этом один из них откровенно толкнул его в плечо.

“…Вздох.”

Это и есть пост-апокалиптический мир?

И это был только “пробный прогон”. Они думают, что эта суматоха будет длиться десятилетие или столетие? Они не понимают, что недостаток сдержанности в чрезвычайной ситуации лишь ударит по ним в ту же секунду, как только вернутся обычный закон и порядок?

(Что мне предполагается делать до наступления ночи? Я чувствую себя запертым в шкафчике, который готовят снаружи, и это сводит меня с ума. Возможно мне стоит посмотреть, с чем я могу помочь, как это делает Индекс.)

Вот почему насилие не буйствовало, даже не смотря на то, что условия едва могли быть хуже. Человеческие сердца поддаются давлению, если не сосредотачиваются на какой-нибудь плодотворной ручной работе. Не понятно, все ли ученики выходящие на опасную охоту за водой действительно так делали из-за эффективности и логики потребности в воде.

Камидзё вспомнил парня в очках, который занимался ерундой с солнечной печью, которая могла или не могла быть действительно полезной.

(Так стоит ли мне пойти в ученический совет Прыгающего Зайчонка или…)

И пока его мысли блуждали, он увидел кого-то двигающегося в пустом классе с забаррикадированными окнами.

Это…

“Кумокава-сенпай?”

Этим вольным духом была старшеклассница из школы Камидзё, но было немного непонятно, когда собственно она зашла в класс. У неё были чёрный волосы по плечи и чёлка удерживаемая лентой на голове. Зрелая девушка(?) никогда не забывала дерзко улыбаться. Он не мог вообразить, какой жизнью она жила. Для ученика старшей школы, как он, она казалась живущей в совершенно другом мире, как студентки или преподавательницы.

“Ох,” сказала грудастая старшеклассница, когда его заметила.

Однако…

По какой-то причине она носила рабочий фартук и ничего более.

“……………Хм? Хммм?!”

Сначала Камидзё не знал как реагировать.

Он предположил возможность галлюцинаций после теплового удара.

“Хей, что за широкоглазый взгляд? Это настолько странно видеть меня в чём-то кроме моей формы?”

“О, нет, теперь со мной разговаривает галлюцинация. Нет, постойте. Это не галлюцинация! Но это значит, что она носит фартук на голое тело в школе!! Это достаточно опасно совершенно иным образом!!”

“Что, ты чувствуешь себя сексуально неудовлетворённым? Ну, я думаю, мне не стоит винить тебя в этой ситуации.”

С раздражённым вздохом, Кумокава Сериа немного повернулась боком.

Это открыло правду.

Она носила фартук поверх женского купальника, как Фукийоси и другие. Она только выглядела обнажённой, если смотреть прямо спереди.

Кумокава также держала что-то странное для кого-то в купальнике или фартуке.

Это был ручной насос используемый для откачки керосина из пластиковой цистерны. Зрелище лишь заполнило его сознание бессмысленным пустяком о том, что изначально изобретатель создал его для перекачки соевого соуса вместо керосина. Его память вела себя странно, и он беспокоился о получении небольшого теплового удара.

“Ты знаешь для чего это?”

“Да. Что ты делаешь, Сенпай?”

Кумокава помахала ручным насосом, заманивая его в пустой класс. После того как он наклонил голову и закрыл раздвижную дверь позади себя, она воспользовалась насосом, чтобы указать в угол класса.

“Что ты думаешь это такое?”

“Ум, нагреватель?”

“Да, но не обычного вида.” Кумокава усмехнулась в своём якобы на голое тело фартуке, который на самом деле был купальником под фартуком. “Это система нагрева горячей воды. Она кипятит воду, посылает её по трубам в классах и использует тепло для нагрева воздуха.”

“Горячая вода…”

Камидзё повторил слова, как бы обдумывая озвученное.

“Ах?!”

“Так тебе дошло. Да, там внутри есть вода. Устройство бесполезно в отсутствии электричества, так что она даже не кипит.”

Кумокава сняла крышку с верха коробкообразного устройства. Она засунула ручной насос внутрь и начала откачивать чистую жидкость. Она мигом наполнила двухлитровую бутылку.

“В-воу… Её так много!”

“Это довольно неопределённо, можем ли мы её пить, однако. Поскольку она для обогрева, то остаётся в баке месяцами в конце концов. Они должно быть пополняют потери на испарение, но это по чуть-чуть. Они по сути её не меняют. …Это значит, что она может быть полна бактерий. Я бы удивилась, если бы она не была целиком гнилой.” засмеялась Кумокава. “Но воду можно использовать, даже если её нельзя пить. Мальчик Камидзё, Маленькая Твердолобая Мисс из твоего класса могла об этом не подумать, но очевидная награда важнее оправданий, если хочешь пригласить людей на вероятную смерть. Если они будут знать, что получат хороший душ перед выходом, вы наверняка получите больше добровольцев. Особенно среди девушек.”

“М-можем ли мы действительно получить так много…?”

Камидзё сомневался. Или скорее, он возводил оборону, чтобы защититься от разочарования, если это не сработает. В ответ Кумокава небрежно схватила одну из двухлитровых бутылок на полу. В четыре раза больше 500мл бутылки, редкого предмета достаточно ценного, чтобы торговаться за мятный гель для тела или тент от солнца.

И она опрокинула её над головой, ни секунды не раздумывая.

Она сделала это так же смело, как бейсбольные или футбольные игроки празднующие победу.

Чистая жидкость расплескалась и упала каплями на волосы, лицо, факртук, купальник, бёдра и ноги сексуальной старшеклассницы.

Она тряхнула головой как большая собака после купания.

“Ну, теперь ты уловил суть. И мне тоже положена награда, поскольку именно я собственно нашла и добыла воду, правильно?”

“С-сенпай…”

Камидзё сглотнул, глядя на трату воды.

Нет…

“Он весь стал прозрачным. О-ох, нет. Это действительно похотливо, Сенпай!!”

“Хм?”

Кумокава выглядела озадаченной и посмотрела вниз на свою собственную грудь.

Рабочий фартук пропитался водой и стал прозрачным, так что проявились цвета снизу. Но…

“Ага, но я ношу снизу купальник.”

“Я это знаю! Я знаю, но это ощущается как дополнительный бонус. Это отличается от простого вида купальника! П-постой секунду, Сенпай! Дай мне секунду проанализировать, почему я нахожу это столь горячим! Я хочу это правильно классифицировать!!”

Камидзё Тома, колючко-волосый искатель правды, вошёл в область глубокого сосредоточения, соперничающего с профессиональным игроком в сёги, и нырнул в транс столь глубокий, что он подумал, будто сможет увидеть конец вселенной. Холодный взгляд наполнил глаза Кумокавы Сериа, пока она стояла перед ним.

Её должно быть немного беспокоила влага внутри купальника потому, что она протянула руку к своей попе и поправила купальник.

“Хмм. Парни до сих пор полная загадка.”

“Это слишком похотливо, Сенпай!! Но ведь всё, что ты делала, это небрежно поправила купальник?!”

“Что, для тебя всё похотливо?”

“Ох, я понял. Это не сами явления или действия у меня перед глазами! Возможно похотливой являешься ты сама!!”

У Камидзё глаза расширились с такой силой, что можно было практически услышать странный звук.

Именно это заставило Кумокаву поднять лёгкий ручной насос в подготовке атаки.

Часть 4

Было два утра.

Адская волна жара не показывала ни намёка на угасание даже после захода солнца.

Жара горячей летней ночи равномерно наполняла воздух.

У школы было несколько зданий, и группа охотников за водой Камидзё собралась на крыше средней школы потому, что оно было ближайшим к внешнему забору.

Металлические провода, толщиной с их мизинцы, были переброшены через перила и по диагонали соединены с крышей многоэтажки за забором. Разновидность толстого S-образного крюка используемого для подвешивания тяжёлого оборудования в гараже была слегка согнута для захвата маленького колёсика роликовых коньков или скейтборда для создания блока. Этот “натяжной канат” переправит их прямо на другую сторону. Их маршрут обратно протянулся от крыши многоэтажки до окна здания средней школы.

Они собирались отбыть на свою миссию.

Как только они окажутся снаружи, падение на землю будет означать немедленную или медленную и мучительную смерть. Однако, большинство подвесных маршрутов всё ещё не были безопасными.

Камидзё, Фукийоси, Аогами Пирс и остальные девушки и парни одетые в купальники, перчатки и шарфы собрались с одной девушкой из совершенно другой средней школы.

Это была Акикава Мии.

Она тоже была в купальнике, но без перчаток и шарфа, нужных для прикосновения к раскалённому металлу. В некотором смысле, она была неподготовленной и беззащитной. Она глубоко поклонилась Камидзё и остальным.

“Спасибо вам. Мы на вас здесь рассчитываем.”

“Безусловно. Эта вода крайне необходимое и для нас вещество.”

Камидзё и остальные помахали не оборачиваясь и прыгнули в тёмное небо.

Сначала они соскользнули по натяжному канату, чтобы добраться до многоэтажки. Потом они перешли к следующему натяжному канату, который привёл их к эвакуационной лестнице посреди стены другого здания. Для освещения они обернули бинты вокруг бит и опрыскали этаноловым дезинфицирующим, чтобы получить примитивные факелы. Они боялись светиться с бесчисленными Элементами скрывающимися вокруг них и думали, что обожгут руки, одновременно держась за факел и S-образный блок, но они могли легко упасть насмерть, если бы пытались ориентироваться в тёмных возвышенных местах вслепую.

Электричества не было, и были выключены LED фонари, поэтому город был пугающе тёмным.

Им казалось, мир укрыли густые чернила, но увидели похожие трепещущие источники света вдалеке.

С факелом в руке Камидзё стал ногами на площадку эвакуационной лестницы и, наконец, смог сосредоточиться на своём окружении.

“Что это? Ученики другой школы?”

Он мельком подумал о девушке из элитной Средней Школы Токивадай. Он был достаточно уверен, что она тоже живёт в 7 Районе.

Но Фукийоси была более скептичной.

“Я не так уверенна. На таком расстоянии это больше похоже на огнемёты, чем на факелы. Высота тоже странная. Возможно огонь рвётся с земли.”

Другими словами, это были Элементы Огня.

Они не проводили подробных исследований этих форм жизни(?), но они, кажется, любили мимикрию. Это значит, что они обычно не привлекали к себе внимания. Если они брызгали огнём таким образом, значит они бились.

Но с чем?

Дрались ли Элементы друг с другом или они напали на людей?

“Нет времени выяснять.”

“Но…”

“Должны быть Элементы, которые выманивают людей вот так. Если они прибегают к мимикрии, значит они достаточно умны, чтобы воспользоваться преимуществом нашей реакции на увиденное.”

“Так ты говоришь, они как удильщик[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/Цератиеподобные, http://www.all-fishing.ru/index.php?name=pages&op=printe&id=2988
, который светом заманивает свою добычу?”

“Одно дело, если бы это произошло сразу после начала жары, но мы в ней уже 72 часа. Насколько кто-то должен быть тупым, чтобы прямо нападать на Элементов в данный момент?”

Теперь, когда она упомянула, это показалось странным.

Это был стандартный ответ, но, возможно, было странным считать что-то стандартным в такой нестандартной ситуации.

Также, Элементы предпочитали тёмные и прохладные места.

Значит они как правило ночные. Пока нет определённой цели, чтобы подвергать себя такой опасности, никто и шагу не ступит на землю ночью. Кипящая жара сохранялась даже без прямых солнечных лучей, поэтому выход в это время не давал никаких преимуществ.

Не говоря уже о том, что группа Камидзё не могла пойти прямым маршрутом, чтобы добраться до кого или чего-либо. Им придётся пользоваться окольным путём, построенном на неравномерно размещённых натяжных канатах, и может даже не оказаться натяжного каната ведущего туда.

“В любом случае, Фукийоси, что случилось с лестницей? Ну знаешь, чтобы перебираться между зданиями.”

“В этот раз она нам не нужна. Вместо неё мы воспользуемся этим.”

Фукийоси указала на длинный предмет у неё на спине. Он был завёрнут в синтетику вместо того, чтобы демонстрировать голый металл.

(Эта вещь, над которой Индекс работала в течении дня?)

“Ты достаточно скоро увидишь.”

“?”

Камидзё выглядел удивлённым, и он тащил запасную бутылку для кулера, которую они достали ранее. Она была размером с большую куклу Дарума. Сейчас она была лёгкой, но станет адской нагрузкой на спину, как только наполнится илом.

Взобравшись на вершину эвакуационной лестницы на наружной стене, они оказались на крыше вдвое выше предыдущей. Отсюда они прошли ещё несколько зданий.

Камидзё понятия не имел, где находится водный департамент, поскольку он никогда не думал об этом, но по словам Фукийоси, которая планировала их маршрут, он был не далеко.

“Он в всего лишь пяти сотнях метров прямого полёта.”

“Прямого полёта, хах?”

Натяжные канаты были установлены там, где они были удобны на тот момент, поэтому не было полного плана. Единственное неписаное правило это то, что однажды установленные натяжные канаты не убирались. Возможно им придётся ходить кругами по сходящейся спирали.

Камидзё приготовил себя к такой возможности по ходу движения..

Но это было слишком наивно.

“…Постойте.”

Они все остановились.

Аогами Пирс заговорил скрипучим голосом, даже не коснувшись металлической ограды.

“Прямым полётом или нет, но натяжных канатов ведущих к водному департаменту нет совсем!”

Он был совершенно прав.

Они сделали импровизированные факелы, обернув бинтами биты и смочив их спиртом, и импровизированные прожекторы, разместив алюминиевую фольгу на внутренней стороне пластиковых зонтиков, но они не смогли найти проводов, даже фокусируя факелы то тут, то там.

Водный департамент был огороженным простым бетонным зданием и гладкой прямоугольной высоткой, в которой скорее всего находились несколько септических баков расположенных вертикально. С крыши они не увидели ни одного натяжного каната ведущего туда. И не только с этого здания. Они не увидели ничего с любого направления.

Оно было более чем в пятидесяти метрах.

С излишне большой разницей высот они наберут слишком большую скорость на проводном спуске.

Значит высота была ещё одним фактором, который они должны были принимать во внимание, но это сейчас значения не имело.

“Постой. Мы не принесли ничего для сооружения натяжного каната или даже лестницы, которая может перенести нас только на пятую часть этого расстояния. Мы ничего не можем сделать, кроме как сесть и уставиться на прогалину!”

“Не будь столь категоричен.”

В адски жаркую ночь Фукийоси опустила предмет со своих плеч на бетон. Она тащила его вместо обычной лестницы. Это было секретное оружие, которое Индекс помогала ей строить.

Собрание металлических труб и синтетики по форме не было зонтом или тентом.

Фукийоси согнула соединения металлических труб, расправила ткань и пальцами зафиксировала положение нескольких защёлок. Получился силуэт очень похожий на двухметрового размаха ската хвостокола.

Сейчас, когда он узнал его, Камидзё простонал ответ.

“Дельтаплан…”

Если они смогут парить в ночном небе, то отсутствие натяжных канатов перестанет что-либо значить.

“Ты ненормальная? Настоящие не настолько маленькие. Разве крылья не должны быть действительно огромными, чтобы удержать единственного человека налету?!”

“Опять же, не будь столь категоричен.”

Фукийоси, кажется, это уже учла.

Она воспользовалась тыльной стороной перчатки, чтобы вытереть пот с брови.

“Это правда, что нужны достаточно большие крылья, чтобы подняться в обычных обстоятельствах, но температура одного только воздуха уже 55 градусов прямо сейчас. Но жар возле асфальта должен быть ещё хуже. …И этот нагретый воздух будет подниматься. Ты поймёшь, если я скажу, что весь город наполнен слабыми восходящими потоками воздуха?”

“Ох.”

“Нам нужно только позаимствовать уже имеющуюся энергию. И это значит, что мы можем уменьшить его до переносного размера.”

Волна сильного жара была больше, чем просто препятствием.

Они могли воспользоваться этим величайшим препятствием, чтобы двигаться дальше.

Даже не обращая внимания на особенный метод игнорирования ландшафта во время полёта, сам способ мышления был огромным прорывом. Это как найти свет выхода бродя по пещере, будучи похороненным заживо.

Потом Фукийоси вздохнула.

“Мы не смогли изготовить достаточно для каждого, поэтому нам придётся лететь по двое за раз. Извините, если кто-то остаётся, но вы можете постоять посмотреть здесь. Мне может это и не нравится, но поехали, Камидзё!!”

“Эх? Подожди! Вах?!”

Пока другие девушки расправляли похожие дельтапланы, одетая в купальник Фукийоси схватила горизонтальную металлическую перекладину и начала бежать, будто показывая как это делается. Это было слишком для Камидзё, которого тащило вместе с ней. Он отбросил факел из бинта и биты в сторону, схватил перекладину и задвигал ногами, чтобы его просто не тащили. Металлическая ограда на краю крыши была прямо перед ними.

Прежде, чем достигнуть её, его тело воспарило.

Подошвы его обуви мягко ударили по ограде, а голова опустела с таким же парящим ощущением, как при езде на американских горках.

“Мы летим?! Мы в самом деле летим?!”

“Мы поймали скорее восходящий поток воздуха, чем ветер. Если мои расчёты верны, мы можем продолжать летать бесконечно.”

Если так, то это поразительно.

Они были так ограничены ландшафтом и Элементами, но это позволит им путешествовать значительно дальше. Фактически, они, возможно, смогут даже покинуть Академгородок.

Но как только он подумал об этом, у Камидзё появился вопрос.

“Хах? Тогда почему мы возились с натяжными канатами как обычно, чтобы забраться так далеко? Мы могли полететь прямо со школьной крыши.”

Вместо парения вниз, они могли фактически подняться как сейчас, поэтому они должны были быть способны на что-угодно.

Но пока Фукийоси потела в чёрном бикини рядом с ним, у него было чувство, что не весь пот исходит от жары. Фактически, она явно пыталась изо всех сил не смотреть ему в глаза.

Потом она сделала признание еле слышным шёпотом.

“(При постоянных восходящих потоках повсюду мы можем подниматься, но у нас по-настоящему нет способа спуститься…)”

“Ваааааххххх?!”

“Н-не шатай его, Камидзё! Мы потеряем равновесие!!”

“Но, это значит, лишь?! Так это похоже на привязывание гигантского шара к поясу и воспарение в небо?! Даже изобретатели до братьев Райт не были настолько плохи! Почему ты потащила меня в полёт с 100% шансом разбиться?!”

“Я над этим немного… не подумала!!”

Он услышал металлический звук позади себя.

Ко времени, когда он понял, что Фукийоси ударила что-то пяткой, он услышал звук быстро разматывающейся рыболовецкой катушки.

Он посмотрел вниз и увидел металлический провод толщиной с мизинец. На нём покачивался металлический J-образный крюк вроде используемых на стрелах кранов.

Крюк ударился об асфальт, протащился по земле, несколько раз разбросав оранжевые искры в темноте. Внезапно, дельтаплан дёрнулся и остановился.

“Гвах?!”

“Не отпускай, Камидзё! Это только тормоз зацепился!!”

Их привязало к точке, когда крюк зацепился за буферный упор или заграждение на земле. Пользуясь шариковой аналогией Камидзё, это было похоже на привязанную к ветке дерева нить.

“Погоди минутку… Тогда это больше похоже на то, что мы привязаны к гигантскому воздушному змею, чем на полёт самолёта! Разве это скорее не комедия, чем историческая драма?!”

“Если мы это переживём, то можем подать наши имена на мировой рекорд. И будет мало похоже на комедию, если мы продолжим и упадём.”

Другими словами, они могли продолжать лететь бесконечно, но если они продолжат дальше нынешнего, то не смогут больше безопасно спуститься. Как только дельтаплан превысит длину провода, они не смогут больше воспользоваться тормозом. Боясь неминуемого падения насмерть, им бы пришлось продолжать подъём на дельтаплане.

“Но теперь нам что делать?”

Даже если они не поднимутся дальше, у них всё равно не было способа добраться до земли.

Пока он пытылся составить план, Фукийоси ударила по защёлкам на металлических перекладинах. Она позволила соединениям снова двигаться.

Другими словами, она складывала крылья.

С уменьшением площади также уменьшились летучесть и подъёмная сила.

Это было совершенно не похоже на стабильный спуск самолёта или вертолёта. Больше походило лёгкое сваливание и аварийную посадку, которые нельзя остановить после их начала.

“Ох, оххх, оххххх?!”

“Достаточно издавать странные звуки! Если я запутаюсь, то мы не сможем контролировать падение!!”

“Уверен, ты понимаешь человеческое сердце достаточно, чтобы знать, что именно это так пугает! Оооооаааааххххх?!”

Хорошей посадки у них не вышло.

Они практически упали набок, но смогли удержать равновесие, став ногами на плоскую крышу водного департамента. Они спускались по малой дуге вокруг крюка, поэтому не потеряли в скорости. Если бы они споткнулись, то их бы размазало по бетонной крыше, как тряпку. После броска они смогли погасить скорость, врезавшись в вешалку для сушки белья, которой скорее всего пользовались рабочие.

Камидзё свернулся на полу калачиком, несмотря на ощущения от обжигающего камня после всего тепла, которое тот впитал.

Он упал не на спину, поэтому контейнер для ила остался цел.

“Чувствую, что ценность моей жизни только что уменьшилась.”

“Это лучше, чем потерять её, правильно?”

Говоря это, Фукийоси вытащила дешёвую зажигалку из декольте своего чёрного бикини. Она скорее всего одолжила её в учительской. Точно также она согнула указательный палец крючком, залезла в трусики бикини с внутренней стороны бедра и вытащила тряпку размером с платок.

“З-знаешь…”

“А какой у меня выбор? Купальники без карманов.”

Она может и пыталась оставаться спокойной, но её лицо покраснело.

Девушка в бикини присела, зажгла зажигалку, которую принесла, проглотив смущение, и восспользовалась пламенем как ориентиром и сигналом.

Успешный заход послужил толчком для остальных.

Один за другим похожие на скатов хвостоколов дельтапланы взлетали с противоположного здания.

Фукийоси схватила длинную жердь с платформы для сушки белья, в которую они врезались, и бросила её Камидзё.

“В случае, если крюк не зацепится за землю, толкни его или заставь зацепиться за что-то на крыше!!”

“Ты шутишь, верно? Я же буду убит одним из этих тяжёлых крюков, ударь он меня по голове!”

“Я больше беспокоюсь о том, что кто-то может сбросить проволоку слишком рано и разбиться о землю.”

Он не мог унять щемление в сердце от не практиковавшейся задачи, но ни один из полётов его одноклассников не закончился катастрофой. Некоторые уцепившиеся за крышу проезжали по ней и били или ломали свои цистерны или бутылки для воды, но все смогли добраться до водного департамента.

“Нам придётся сделать это ещё раз по пути назад, не так ли? И будет даже тяжелее держать равновесие с водоочистительным микробным илом за спиной.”

“О, нет. У меня сердце заходится от сосредоточения на мечте, что девушка в купальнике рядом со мной будет чувствовать, когда её сердце стучит из-за эффекта подвесного моста или ещё чего.”

Столкнувшись лицом к лицу с разницей между современными волевыми девушками и этим моэ взглядом, Камидзё рефлекторно утихомирил Аогами Пирса шлепком по голове.

Дверь на крышу водного департамента была закрыта, но они справились, работая сообща. Когда Камидзё и четверо или пятеро парней ударили разом, дверь согнулась, а металлический замок разлетелся на части.

За дверью было темно, и выходил прохладный воздух.

Жизнь в мире 55 градусов должно быть сбила их чувства. Могло быть всё ещё около 40 градусов в мире чисел и горячее, чем в ванной.

Но Камидзё почувствовал дрожь по всему телу.

Это была дрожь протеста от такой неожиданной роскоши, появившейся без предупреждения.

“Что это? Что происходит?”

“Можем мы её пить или нет, но там до сих пор может быть вода. Возможно теплота испарения понижает температуру?”

Они объединили бинты и этанол с шестами для сушки белья, чтобы сделать факелы. Должно было быть распределено кто что несёт, но девушки продолжали доставать материалы из купальников, а Камидзё не был уверен как реагировать.

Пока они шли по водному департаменту с рукодельными светильниками, обнаружили, что пол коридора неестественно сырой.

“Ох, жара должно быть расплавила самые легкоплавкие части разбрызгивателей. Какая трата…”

Поскольку они путешествовали от здания к зданию, они достаточно быстро подумали проверять водяные баки на крышах, но они все были пусты из-за сломанных разбрызгивающих систем. Системы были установлены для предотвращения сгорания зданий, поэтому они не были созданы сберегать воду.

Камидзё почувствовал головокружение от стоимости такой роскоши.

“Вместо стенания по утраченному бонусу, давайте отправимся за водоочистными микробами. Если эти водяные баки также пусты, а ил высох и потрескался, мы в настоящей беде.”

У водного департамента два здания: низкое и высокое. Микробы будут в очистном здании с вертикально расположенными баками. Камидзё и остальные пошли коридором в том направлении.

По пути температура продолжала снижаться.

На мгновение,Камидзё представил всё мусором на земле и провал их плана.

Но не в этот раз.

“Охх…”

Аогами Пирс не смог удержаться от устной реакции.

Не было внутренних стен делящих этаж. Огромная квадратная дыра занимала всю площадь здания. Она была глубже пяти метров и сорок метров в длину и ширину. Она выглядела как бассейн без воды, на дне всё ещё были лужи.

А неравномерное распределение луж было доказательством, что на дне был не голый бетон.

Там был слой коричневого ила.

Если информация собранная Акикавой Миией и остальными была точной, это была культурная среда для водоочистных микробов.

“Мы спасены… Он действительно там!” обрадовался Аогами Пирс. “Если мы наскребём ила с влажных участков, весь бассейн с водой будет наш! Мы реально можем сделать это!!”

Они проверили бак и обнаружили металлическую лестницу для обслуживания на стене. Они тронули её, и она оказалась практически болезненно холодной. Это напомнило им о ледяном стакане содовой.

Настало время парням взяться за работу.

Они спустились вниз по лестнице с баками для кулеров, бутылками для воды, газовыми баллонами и любыми другими пустыми контейнерами, которые нашли. Их ноги утопали по щиколотки даже в местах, которые выглядели сухими. Значит ил был всё ещё “жив”. Полные радости, они начали загребать ил в контейнеры двумя руками.

“Ха-ха.”

Чем больше они наполняли контейнеры, тем труднее было взбираться обратно по лестнице.

Но они все забыли об этом, и Камидзё обнаружил, что смеётся.

“Ах-ха-ха-ха-ха-ха!! Ха-ха-ха-ха-ха!!”

Его горло пересохло, и каждая капля пота была лишней тратой, но он забыл об этом и даже позволил слезам наполнить его глаза. Сейчас, когда они зашли так далеко, с ними всё будет хорошо. Они выиграли спор. Это невероятное чувство облегчения омыло его тело. Даже элитная девушка из Средней Школы Токивадай, получая VIP обращение в казино на заморском круизе, не будет чувствовать себя настолько взволнованной. Они рисковали своими жизнями и вернутся с тем, что потребуется для спасения многих других жизней. Только такие простаки как они пойдут на столь большие ставки, не думая о рисках. Некоторые из его одноклассников упали на бок в иле. Некоторые катались на спине и смеялись как идиоты, несмотря на контейнеры с илом на спине. Прохладные ощущения от ила должны быть приятными.

“Мы спасены…”

С весом бутылки для кулера на спине Камидзё подавил свой бесконечный позыв к смеху.

Ил был тяжелее воды.

Он был тяжелее девушки.

Но он не ощущался обузой. Он нёс “спасение” на спине.

“Теперь мы сможем выжить. Мы можем защитить нашу школу! Всё наконец-то станет лучше!! Мы стали на новый путь!!”

Камидзё подтащил своё грязное тело, ухватился за лестницу скользкими руками и стиснул зубы, взбираясь. С каждой ступенькой он чувствовал, как радость растёт в его сердце, пока не начал думать, что грудь разорвёт. Он чувствовал, будто ухватился за паутинку свисающую в ад. Когда он преодолел последнюю ступень и благополучно бросился на пол, это практически казалось излишне лёгким.

Чёрное Бикини Фукийоси присела, чтобы приблизиться к нему, и заговорила.

“Хорошая работа, Камидзё. Возможно нам следовало найти верёвку и вытянуть контейнеры. Как в игре на перетягивание каната.”

“Не будь посмешищем… Это как добавить подъёмник до вершины Эвереста. Ты поймёшь это, если сама сделаешь. Не отбирай радость жизни.”

То как смеялся Камидзё могло вызвать мурашки в нормальных обстоятельствах, но Фукийоси прищурилась и улыбнулась в ответ.

Аогами Пирс и остальные парни взобрались по лестнице один за другим, выглядя как грязные зомби. Все они вымотались, но улыбались как идиоты. Они выглядели взобравшимися на большую гору.

“Давайте выбираться… Давайте всё вернём в норму.”

“Мне становится плохо только от мысли выйти в ту жару. Возможно лучше идти, пока мы не привыкли к этому.”

Пока они обсуждали, что делать, Камидзё и остальные двинулись к коридору в другое здание.

Водный департамент им больше был ненужен. Единственным вызовом оставались дельтапланы. Они понятия не имели, смогут ли поддерживать равновесие с тяжелым илом на спинах, но как только смогут это сделать, им останется лишь скользить по проводам до школы.

Или они так думали.

Однако, кое-что ускользнуло от их мыслей благодаря удобному изнеможению и чувству завершённости.

Элементы предпочитали тёмные и прохладные места.

Вот почему люди были так сильно загнаны в угол во время жары, и почему укрытия были так сильно ограничены.

Огни мерцали на концах шестов для сушки белья.

Нет, мерцал пейзаж за огнями.

“О, нет! Это Элеме-…!!”

Перед тем как Камидзё закончил кричать, гигантская форма появилась в пяти метрах от его колючко-волосой головы. Она заблокировала им путь по коридору.

У странного жука было восемь ног, несколько глаз и щёлкающий ротовой аппарат. Он был смоделирован по манеки-гумо[✱]http://www.natureoz.net/zukax203.htm
, пауку превосходному в мимикрии.

При 2 Классе монстр был шесть метров длиной.

Жёлтый блуждающий огонёк смутно просматривался в центре.

(Жёлтый?! Это не Огонь, который мы обычно видели! Это редкое ядро Ветра!!)

Мгновение спустя, оно выстрелило чем-то отличным от яда или паутины.

Это было больше похоже на сплошную стену, чем на порыв ветра.

Держать факел из шеста для сушки белья обеими руками оказалось ошибкой. Он ткнул монстра в глаз пылающим шестом вместо правой руки, но этого было недостаточно.

Это лишь слегка отклонило траекторию атаки.

Его и около десяти других парней и девушек ударило сильным ветром. Как только он заметил, что его ноги поднимаются над полом, всё кончилось. Их бросило в сторону, стёкла коридора рассыпались, и их буквально вытолкнуло на открытый воздух.

“Оххххх?!”

Они были лишь на третьем этаже.

Мягкий контейнер с илом на спине, возможно, тоже помог.

Но когда он услышал хлюпающий звук и почувствовал смягчившийся удар, то понял, что бутылка кулера взорвалась. У него потемнело в глазах, потому что тот был ценнее его собственной жизни.

Тем временем манеки-гумо был всё ещё в коридоре.

Они не могли прикончить Элемента без Разрушителя Иллюзий. Если одноклассников с пригодным илом выведут из строя, школьный бассейн останется для них бесполезным. Усохнут ли люди или будут пить опасную воду и ослабеют от отравления пищи? Он должен был выложить третий вариант.

Он медленно встал из клейкого ила и взял шест для сушки белья, который всё ещё горел благодаря этанолу.

Он бросил его как дротик в сторону сломанного коридора.

Это не нанесло никакого реально ущерба, но направило внимание манеки-гумо в его сторону.

Камидзё это проигнорировал и крикнул в здание.

“Идите вперёд!! Мы не сможем выйти из этого тупика, не доставив этот ил обратно в школу!!”

“Ками-ян?!”

Аогами Пирс крикнул ему в ответ, поэтому Камидзё вздохнул с облегчением от того, что парень в безопасности.

Тогда шестиметровый паук спрыгнул на землю.

“…?!?!?!”

Камидзё как-то смог откатиться в сторону, не смотря на то, на сколько грязнее это его сделало. Даже без использования когтей или клыков, вес паука сам по себе вызвал большие трещины в асфальте.

“…Гх…”

Тем временем Чёрное Бикини Фукийоси простонала на земле.

Без контейнера с илом, который бы смягчил удар, падение для неё должно быть тяжелее.

“Что будем делать, Камидзё…?”

В течении дня Камидзё столкнулся с Элементом и был поражён болезненной внезапной атакой, поэтому он хотел избежать прямого столкновения. Он хотел увести его и сбежать на возвышенность.

“У тебя до сих пор есть бесконечный дельтаплан, правильно? Нам нужно направиться на крышу и взмыть в воздух.”

Фукийоси ещё не отошла от падения, поэтому он поддерживал её, пока делал свои предположения.

Тем временем что-то ещё пришло по земле.

Это был осьминог с восемью щупальцами и огромной головой. Поскольку они любили мимикрию, это мог быть обыкновенный осьминог. А в центре его круглой и надутой головы светился голубой блуждающий огонёк.

При 3 Классе, он был двадцати метров ростом.

Верхушка его головы поднималась выше коридора сверху.

(Это Водя-…)

У него не было времени закончить мысль.

Вода под сверхвысоким давлением выстрелила словно лазером и безжалостно разрезала коридор.

То был вертикальный разрез сверху донизу.

Крепкий коридор из железобетона провис как плохо сделанный спуск, когда разрушался.

Человеческой плоти среди обломков не было.

К счастью, Аогами Пирс и остальные как-то сбежали в плоское здание.

Но сейчас, когда они были в поле зрения этих штук, полёт в небе будет самоубийством. Они будут парить вечно благодаря восходящим потокам от жары, но это будет медленно. Кто скажет, сколько раз их подстрелят прежде, чем они достигнут другой крыши?

Повторим, Камидзё не мог позволить всем быть сметенными здесь. Вся школа усохнет без питьевой воды из бассейна, и он не собирался допустить здесь потерю одноклассницы.

(Кх…)

Поскольку сам Элемент среагировал на громкий шум, Камидзё ударил правым кулаком по паукообразному Элементу Ветра, который подошёл достаточно близко. Жёлтый свет внутри исчез, и тот, прекратив движение, упал на землю, как сборный робот с убранными соединениями.

Он сомневался, что эти штуки могут его понять, но он закричал на другого.

“Сюда, монстр!! Я единственный с силой тебя убить!!”

“Постой! Камидзё?!”

Он не ждал ответа Фукийоси.

Он побежал в другом от неё направлении. И постарался пнуть голову неподвижного тела манеки-гумо по дороге. Он понятия не имел, есть ли у Элементов чувство товарищества или у них даже есть понятие неуважения к мёртвым, но обыкновенный осьминог Элемента Воды явно изменил тактику.

Даже не глядя на убегающего колючко-волосого парня, он яростно преследовал его множеством своих щупалец.

Он никогда бы не сбежал на своих двоих.

И…

“…?!?!?!”

Оно применило ещё одну особую атаку.

Лазер из воды сверхвысокого давления выстрелил в ночи. У него не было времени прицелиться правой рукой, поэтому он нырнул на землю и как-то смог его избежать.

Когда он оглянулся, что-то было неправильно.

Фукийоси и остальные выброшенные наружу должны были находиться возле сломанного коридора позади обыкновенного осьминога, но пространство было укрыто чем-то похожим на гигантскую пушистую массу белой сахарной ваты.

(Чт-…?)

Вскоре он обнаружил ответ.

Несколько водных потоков потеряли момент и пролились на дорогу.

Это была вода и ничего больше.

Для группы Камидзё это было символом благословения.

Но асфальт впитал так много тепла, как каменная печь, что при контакте с водой приключилось стремительное превращение. В мгновение ока жидкость стала белым паром и распространилась по всей округе.

“Вах, ках, ках!!”

Показатели термометра его тела полностью изменились.

Видимая температура в сауне регулировалась поливкой водой нагретых камней. Настоящая температура воздуха не менялась, но газы и жидкости могли менять нагрев кожи и личную скорость истощения.

Их выносливость будет быстро истощена настолько беспорядочно разбрасываемой водой.

Самая большая сила обыкновенного осьминога не в его зенитной пушке.

Разбрасывая воду по большой площади, он изнашивает человеческую выносливость и создаёт дымовую завесу. Потом его мощные и быстрые атаки могут их добить.

(Но даже перед этим…)

Гигантское тело обыкновенного осьминога вырвалось из стены собственного пара в ходе приближения.

Его щупальца были толще стальных балок, и они вытянулись, чтобы схватить и обернуться вокруг тела парня.

“Оооооаааааххххх?!”

Как только щупальце обернулось вокруг него и подняло, Камидзё рефлекторно воспользовался правой рукой, чтобы ударить полупрозрачный придаток.

Чтобы ещё оно ни могло делать, этот Элемент мог быть остановлен Разрушителем Иллюзий.

Но тогда всё щупальце отделилось от основания.

Нет, оно было отрезано, чтобы не дать его силе распространиться на остальную его часть?!

(О, нет…)

Даже если оно было разрушено, он всё ещё не мог двигаться с щупальцем вокруг тела.

Потом обыкновенный осьминог с голубым блуждающим огоньком просто нацелился на него с расстояния вне досягаемости его руки.

Оно не проявит милосердия, когда выстрелит той водой сверхвысокого давления.

(Это конец?)

Было ли с группой Фукийоси всё в порядке внутри того пара? Было ли с группой Аогами Пирса всё в порядке внутри того плоского здания? Донесут ли они водоочистительных микробов до школы, чтобы обезопасить воду бассейна? Все ли будут в порядке в школе? Всё ли будет в порядке с Индекс и Отинус?

Ничего определённого.

Он сжал зубы.

И в этот самый момент огромное число лучей света упали сверху и проткнули обыкновенного осьминога 3 Класса излишне легко.

Камидзё понятия не имел, что произошло.

Выглядело практически как точная управляемая бомбардировка с точностью до десятков сантиметров. Гигантское тело обыкновенного осьминога рассыпалось как стекло, и щупальце связывающее Камидзё разовало на куски. Парня бросило на обжигающий асфальт, но он не мог встать и просто уставился на ночное небо, лёжа на спине.

Завесу пара сдуло, и стала видна луна.

Странный силуэт вклинился сверху, будто пытаясь рассечь этот яркий небесный объект.

(Что… это такое?)

Оно летело по прямой.

Оно летело по атакующей траектории, запуская огромный ливень атак. Некоторые выглядели как металлические снаряды, другие были похожи на лучи лазеров. Атаки, должно быть, целились в других Элементов на земле. Несмотря на сильные взрывы, не было признаков обрушения зданий.

Жар должен был вывести из строя всю электронику следующего поколения, которой пользовался Анти-Навык.

Но не это удивило Камидзё больше всего.

Он уставился на оружие рвущее столько целей своей первой атакой, когда оно сделало спокойный поворот в ночном небе.

(Это не истребитель и не штурмовой вертолёт. Этот силуэт… Это человек?!)

Да.

Броня была добавлена к конечностям, и бесчисленные пушки торчали из-за спины, но в основном оно выглядело как человеческий силуэт с добавлением посторонних частей. И это не было гигантским антропоморфным оружием. Определённо соблазнительные женские изгибы были видны в очертаниях тела освещённого лунным светом.

Это была девушка с короткими каштановыми волосами.

Это была девушка одетая в школьный спортивный купальник.

Это была девушка с бело-голубыми искрами летящими не только с её локонов, но со всего устройства присоединённого к различным частям её тела.

Камидзё наконец-то вспомнил, что они видели по пути в водный департамент.

Они едва видели отдалённые огни, которые могли быть огнемётами Элементов Огня. Им показалось странным, что кто-то будет биться с группой Элементов на земле в это время ночи, поэтому они предположили, что Элементы выманивали людей огнями как удильщик. Однако, дело было не в этом.

По-настоящему там был эспер способный охотиться на Элементов и восстанавливать безопасную зону.

“Мисака…Микото?!”

Она была #3 Академгородка.

Она была неоспоримым асом, известным как Рейлган.

Но кое-что отличалось.

Поверх спортивного купальника, который она скорее всего носила для борьбы с жарой, броня покрывала её конечности, бесчисленные пушки торчали из-за спины, и плазменный бело-голубой свет бил назад, когда она вырывалась из хватки гравитации. Когда Камидзё посмотрел на неё в свете луны, он не увидел спасителя. Он увидел…

Но прежде, чем закончил эту мысль, он почувствовал головокружение.

Он чувствовал, будто сражённый каким-то ядом, но в не этом случае. Это была угроза попроще.

(Ох…нет… Пар вызывает у меня… головокружение…)

Тепловой удар.

Обезвоживание.

Ко времени, когда он понял, что происходит, ужасающая боль наросла изнутри головы. У него, неспособного бороться с ней, зрение наполнилось неопределённой темнотой.

В последний момент туманное изображение правило его разумом.

Это была девушка в свете луны.

Это была необычайная сила способная уничтожать Элементов.

Но для него она выглядела как…

(Крылатый…демон…)

Потом он вырубился.

Будто кто-то нажал кнопку питания телевизора.

Между строк 2

“Ня, ня.”

Маленькая девочка разговаривала в большой жаре 13 Района.

“Та-а-ак жарко…”

Её звали Фремеа Сейвелун. У неё были длинные, волнистые, белокурые волосы и голубые глаза.

Этот район был известен своим большим количеством младших школ. Волна сильного жара подняла температуру до практически 60 градусов и загадочные Элементы атаковали город. Этот район должен был первым пасть от двойной угрозы, но этого не произошло. Фремеа носила свой школьный купальник и была полностью невредимой. Большое банное полотенце, которым она пользовалась пока переодевалась, замачивалось в ведре солёной воды у её ног, и она обмахивалась им. Она использовала теплоту испарения, чтобы охладить себя на сколько возможно.

“Ня,” она сказала однокласснице рядом с ней. “В первую очередь, Азуми, это действительно заставит меня чувствовать прохладу?”

“Д-должно. Так написано в учебнике.”

Девочка в очках с косичками должно быть стеснялась, потому что её банное полотенце было обвёрнуто вокруг неё как плащ, чтобы скрыть из виду её тело в купальнике. Её лицо было красным, но это не из-за волны жара. Её кожа и волосы предполагали, что дело было и не в здоровье.

Были две причины, почему обе были до сих пор живы.

Во-первых, большинство младшеклассников и учителей быстро эвакуировались в Обучающий Центр, ориентир 13 Района, вскоре после начала беды. Это было крепкое и высокое здание с большой территорией и многочисленными разнообразными обучающими сооружениями: зоопарком, аквариумом, библиотекой, музеем, музеем искусств, спортплощадкой, закрытым бассейном и т.д. В нём было много аварийных запасов, а аквариум и закрытый бассейн были особенно полезны. Им потребуется много времени на высыхание.

Во-вторых, кое-кто почувствовал немедленную опасность и принял необходимые действия вскоре после начала беды. И они, конечно, привели достаточно персонала для защиты от опасности.

“Львы считаются королями джунглей, но они свалились от жары. Разве они не из Африки?”

Когда общающиеся мальчики в плавках прошли по коридору, стеснительная Азуми крепче завернулась в банное полотенце и поправила купальник.

“Ня!”

Фремеа носившая своё мокрое банное полотенце как накидку заметила что-то в окне. Она сбежала по остановившемуся эскалатору ко входу.

Там не было баррикад.

Её друг вошёл через дверь из закалённого стекла.

“Как дела снаружи? С тобой всё в порядке?”

“Я в порядке.”

Это была девочка лишь немного выше Фремеа, но взрослый не заметил бы никакой разницы в росте. У неё были длинные белые волосы и одела она купальник по принуждению, но признаков пота она не показывала.

Её звали Фрейлейн Кройтун.

По секретным документам Академгородка она была бессмертной девочкой. Потому практически 60 градусная волна жара и свирепые Элементы её мало заботили. Она не только могла с ними сражаться, но (даже если это было секретом для Фремеа и остальных) и служить приманкой столь часто, сколько потребуется. Она могла уводить Элементов от Обучающего Центра и собирать запасы из пустых младших школ и ученических общежитий района, поэтому не было союзника надёжней.

Фрейлейн похлопала по своему белому купальнику, как бы сметая пыль.

Когда она это сделала, с её короткого и стройного тела посыпалось что-то похожее на битое стекло.

Нет надобности говорить, что они были фрагментами “кое-чего”.

“Я победила троих во время патрулирования. Ви[✱]Виктория
.”

“Ня. Звучит весело. Я тоже хочу пойти.”

“Тебе нужно учиться, Фремеа.”

“Ня! В первую очередь, не похоже, чтобы тебе тоже не нужно было учиться!!”

Разговаривая, они взобрались по остановленному эскалатору. Тогда к ним по коридору подбежал круглый белый цыплёнок. Застенчивая Азуми преследовала цыплёнка и пыталась его поймать. Наконец цыплёнок прижался к босой ноге Фрейлейн Кройтун. Видимо это был её спутник(?).

Она посмотрела на белую птицу холодными, безэмоциональными глазами.

“Если задуматься, я видела там жука носорога. Большого и белого.”

“Ня! Так он тоже там. В первую очередь, это не честно, что все, кроме меня, получают всё веселье!!”

“Я победила троих, но он победил шестерых. Потом он сказал ’какая досада’ и начал стрелять в цветочного богомола и паука мимикрирующего под муравья.”

“?”