Том 16    
Глава 3: Взаимный Запрос о Содействии между Врагами — Двойной_Враг.

Глава 3: Взаимный Запрос о Содействии между Врагами — Двойной_Враг.

Часть 1

В этот раз. В этот раз он искренне думал, что умер.

Фактически, он не мог придумать ни одного возможного способа выжить.

И всё же…

“Кахах! Ах…?!?!?!”

До сих пор в плавках, Камидзё проснулся от собственного кашля бьющего в барабанные перепонки. Его зрение и разум были мутными, и он не мог сказать, где лежит. Он отчаянно повернул голову, чтобы собрать столько зрительной информации сколько возможно, но это лишь сбило фокус изображения. Дикий танец света наполнил его тошнотой подобной болезни 3D фильмов. Однако, это страдание сказало ему, что он ещё жив.

“Ва…гхх…что…гвах!!”

Кажется, он потерял равновесие пока корчился.

Он упал с чего-то, на чём бы он не лежал. Он упал на холодный пол с высоты пояса. Тогда на ум пришёл другой вопрос. Пол был холодный. Он не нагревался обжигающим 55 градусным воздухом? Нет, микроволнами падающими из космоса, если Микото была права.

(Это отличается…)

Его глаза наконец-то смогли сфокусироваться.

Он сосредоточился на своём бешено бьющемся сердце и сглотнул.

(Я действительно в этот раз иду по грани. Малейшая вещь может толкнуть меня через край, и я никогда не вернусь. Моё сердце реально бьётся прямо сейчас?)

Пол был сделан из холодной плитки, и лежал он на серебристой платформе из нержавеющей стали. Комната выглядела как промышленная кухня, но не было газовой плиты, и вместо этого несколько огромных холодильников выстроились у стены. Наконец он заметил запах крови и жира. Вся комната отдавала смрадом сырого мяса.

Камидзё быстро вспомнил мрачную комнату казни из ужастика, но это было ошибкой.

Эти комнаты казни рисовались с чего-то другого, и толстые ножи, и огромные холодильники были здесь из оригинальной версии.

(Мясо…перерабатывающая комната?)

Несколько пластиковых мешков упало на пол. У них всех был одинаковый логотип: Торговый Центр Белая Весна.

Камидзё никогда не скуплялся там, пока у них не было особенно хороших распродаж, но в Академгородке это был хорошо известный торговый центр. Он был очень похож на слившиеся универмаг и супермаркет, потому там можно было купить что-угодно, от еды до обручального кольца.

Конечно, Камидзё Тома не приходил сюда на своих двоих.

Что-то случилось с “тех” пор, и кто-то притащил его на столешницу в мясоперерабатывающей комнате торгового пассажа. Но кто? У него не было воспоминаний ведущих к этому моменту. Его воспоминания остановились после возвращения в Среднюю Школу Токивадай. Что случилось с Мисакой Микото и…? Там был кто-то ещё, но он не мог вспомнить ни их имени, ни как они выглядели. Это было похоже не на выдвижной ящик, который отказывался открываться у него в голове, а скорее его рука не могла пролезть в промежуток между полкой и стеной.

Камидзё упал, катался, стонал и теперь пытался заставить разум работать.

Но ответ ему дали.

“Привет, Камидзё Тома. Я рад видеть, что любовь твоей правой руки до сих пор ведёт тебя по жизни дорогой неудач.”

Он узнал голос парня доносящийся сверху.

Это был парень с другой правой рукой, Отвержением Мира.

Нет, это был парень, чью правую руку кто-то отрубил и забрал эту “характеристику”.

Это был Камисато Какеру.

“Ты…? Почему…?!”

Неспособный встать, Камидзё отполз от парня, который был удивительно близко.

Между тем, Камисато Какеру был одет в плавки, которые он мог приобрести в этом пассаже, но он совсем не потел.

“Почему? Потому что тебя собиралась убить та особа, и у меня не было выбора как протянуть руку. Ну, всю работу сделали Салома и Фран, потому я не говорю, что тебе нужно благодарить меня или ещё что.”

“…”

Камисато использовал ту же фразу: та особа.

Именно “та особа” пожертвовала Кристаллической Башней, чтобы выследить своего врага, и повела Элементов в атаку на Среднюю Школу Токивадай, но это значило, что “та особа” не Камисато Какеру.

Камидзё Тома тихо уставился на правую руку Камисато, будто она его беспокоила.

Правую руку парня отрубили, но сейчас у него была рука, будто ничего не случилось.

Однако, эта рука не содержала Отвержения Мира. Фактически, это была даже не рука парня. У неё была грациозная женственность и тонкие пальцы. Даже осталась большая часть маникюра.

“О, это?”

Обычный старшеклассник, которого можно найти где-угодно, небрежно сжал и разжал свою правую руку. Это доказывало, что он мог двигать пальцами самостоятельно. Напротив, толстый провод был наложен грубыми стежками вокруг запястья, как заплата на чучеле.

“Мне нужно было чем-то закрыть рану, пока не верну ту чёртову игрушку. Я подобрал это, чтобы оно и за плату сошло.”

“…”

Камидзё думал, что хорошо понимает пересадку органов. Если это позволяло кому-то вылечить иначе неизлечимую болезнь и дальше спокойно ходить по земле, это было хорошо с его точки зрения.

Но приделывать “украденный” орган было чем-то совершенно иным. Он мог инстинктивно сказать, что это был безнадёжный поступок.

Некий парень и некая женщина.

Двое безумцев обменялись правыми руками и теперь противостояли друг другу, держа эти руки как флаги.

У той женщины было Отвержение Мира, которое уничтожило десятки Богов Магии.

У Камисато были не все дома.

Было ли это из-за освобождения от Отвержения Мира, который был бесившим его символом?

Если именно этим он стал после освобождения, что конкретно было его определением “нормального” или “обычного”?

“Кихара Юитсу,” выплюнул парень с женской правой рукой. “Мне не нужно возвращать Отвержение Мира. После того как его отрезали, меня не заботит, если его раздавят молотком. Но я не могу позволить ей обладать им.”

“Кихара…” повторил Камидзё.

Он чувствовал тошноту, будто невидимая рука взбалтывала его мозг.

“Кихара Юитсу. Да… правильно. ’Той особой’ была она!!”

Они были обрывочными, но его воспоминания сложились воедино.

Получив от кого-то подсказку, он и Микото повернулись. Там они увидели демона ведущего бесчисленных Элементов. Так же как и Камисато, та женщина поменяла свою правую руку на чью-то ещё.

Камидзё содрогнулся.

Пустота в его воспоминаниях тяжело давила на него.

“Что случилось после этого? Почему я здесь?! Что произошло с девушками, которые были со мной?!”

“Не спрашивай меня обо всём сразу. Давай по порядку. И ты можешь стоять самостоятельно? Мы позволили тебе здесь спать, поскольку это место проще всего защищать, но я думаю, скоро простужусь. Мы можем пойти в другое место?”

“…”

Его движения были медленными и неуклюжими, но Камидзё как-то смог встать на ноги без помощи.

Он осторожно последовал за Камисато через дверь в гигантский магазин свежих продуктов. Температура значительно повысилась, но ледяной холод тёк с овощных полок на стене, которые явно были включены. Эти огромные магазины обычно без окон, поэтому они становятся темнее ночи даже в средине дня, если выключить электричество. Возможность видеть здесь или в мясоперерабатывающей комнате была достаточным доказательством наличия электричества, но Камидзё сообразил только сейчас.

В добавок к овощам, на полках были мясо, рыба и пакетированные продукты. Также не было пустот от мародёрства. Всё выглядело нетронутым, но Камисато продолжал идти и заговорил не оглядываясь.

“Торговый центр это стандарт зомби фильмов, но по-настоящему он не настолько хорош. Тут так много еды, что всю её ты не съешь. Я думаю свежая еда скоро испортится. После этого помещение, возможно, станет разносчиком заболеваний.”

Это место опять отличалось от школы Камидзё, где каждый скрючивался в темноте, или Токивадая, где все пользовались своим умом и умениями, чтобы добывать предметы первой необходимости. В данном случае, у них был избыток, и они не знали, что со всем этим делать. Они не могли съесть всю еду, и тогда она сгниёт. Источник их беспокойства был совершенно другим.

“Ну, склады полны минеральной воды, которая явно может пролежать больше года при комнатной температуре, пока не сняты крышки. Полагаясь на это и консервированную, упакованную и морожено-сушёную еду, мы можем оставаться запертыми здесь некоторое время, но это покажется очень непривлекательным, как только у нас будет меньше съедобной свежей еды.”

Плитки шоколада и коробки конфет были засунуты промеж некоторых овощей. Похоже, чтобы не дать им растаять на жаре.

“Меры сохранения температуры стали проблемой. Не было какого-то настоящего решения, но что-то было не совсем правильно, поэтому мы решили перекрыть газ. Из-за этого нам пришлось редко помногу есть нашу еду. Самих расчётов недостаточно. Если ты, не изучив местность, попытаешься нанести ответный удар, тебе просто откусят руку.”

“Что…?”

“Ха-ха! Прости, думаю моя правая рука сейчас только вещь напрокат.”

“Нет, что ты имеешь ввиду? Ты попытался нанести ответный удар и тебе откусили руку?!”

Камидзё думал, что “та особа”, Кихара Юитсу, стояла за всем этим.

Загнав людей в помещения волной жара и послав Элементов в тёмные прохладные места, она заполнила все бреши, чтобы обеспечить страдания каждому в Академгородке. Потом она воспользовалась Кристаллической Башней, чтобы выманить людей и силы ответственных за сопротивление и ответные удары. Потом она посылает огромные силы, чтобы их раздавить.

Разве не так обстояли дела?

В каком смысле Камисато откусили руку?

В таком случае…

“О, ты что-то не правильно понимаешь. Я думал поговорить об этом, присев где-нибудь, но ничего.”

Тем временем, ответ Камисато Какеры был спокоен.

И это был наихудший возможный ответ.

“Волна жара и Элементы не имеют общей причины. Именно Кихара Юитсу послала всех Элементов, но она не имеет никакого отношения к микроволнам. Элементы становятся намного менее активными в среде выше 42 градусов Цельсия. Элен, наш судмедэксперт, выяснила это, так что сомнений нет.”

“Ах?”

Камидзё понятия не имел, что подразумевал Камисато.

И именно поэтому он забыл прекратить речь другого парня.

“Именно мы подавляем их движения, покрывая город множеством микроволн.”

Часть 2

“О, босс. Этот ребёнок наконец-то проснулся?”

Грубый девичий голос шёл с площадки внутреннего ресторана. Стеной выстроились рестораны подающие тонкие блинчики, отядзукэ[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/Отядзукэ
, рамэн[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/Рамэн
, якисобу[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/Якисоба
, такояки[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/Такояки
, домбури[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/Домбури
, гамбургеры и много чего, но ни один из них не был открыт на данный момент. Девушка с волосами подстриженными под лисьи ушки пользовалась одной из кухонь для готовки блинов. Она носила белое бикини. Камидзё не мог видеть всего её тела за прилавком с того места, но, кажется, она носила на поясе красное парео. Если работала газовая плита, то питаться она должна была от пропанового баллона вместо городского газа. …Хотя, если они могли эффективно собирать микроволны, им, возможно, не нужен был никакой другой источник тепла, как с солнечной печкой.

Или, возможно, они так производили электричество. Крыша могла быть садом из самодельных параболических антенн.

“В любом случае, можешь что-нибудь сделать с Клер? У неё действительно трудные времена с этой волной жара. Она вся становится коричневой. Думаешь она усыхает? Глобальное потепление несомненно страшное.”

Камидзё посмотрел в угол ресторанной площадки, на которую девушка указала своей лопаткой, и увидел низкую девушку в мешковатом лабораторном халате держащую игрушечную лейку. Она носила купальник из двух частей отделанных оборками под лабораторным халатом и лила воду на девушку в очках поникшую на пол в купальнике из листьев.

“Ф-фугюххх… Ещё, ещё…”

“Остальные проверяют секцию домашнего садоводства, поэтому подожди ещё немного. Кажется, я видела телерекламу чего-то похожего на капельницу, которая автоматически поливает домашние цветы, пока ты в отпуске, но я не помню, как она называется…”

В добавок к этим девушкам Камидзё увидел что-то похожее на гигантскую медузу пойманную в рыболовную сеть. Это была пара полупрозрачных дождевиков. Личность лежавшая на столике ресторанной площадки медленно поднялась. Ею была девушка с бронзовой кожей и длинными серебряными волосами собранными по бокам головы как аммониты.

Она была Массовой Убийцей Саломой.

Ещё она была не кровной сестрой Камисато Какеру.

Она сонно заговорила с Камидзё совершенно недовольная тем, что её разбудили.

“…Ох.”

“Судя по твоей внешности, я полагаю, ты достаточно хорошо переделала своё тело.”

Также, фирменные дождевики массовой убийцы были открыты спереди.

По какой-то причине она носила снизу белый школьный купальник.

“Есть что-то неправильное в том, что купальник становится дополнительным слоем.”

“Заткнись. У меня свои причины.”

“В смысле, это упрощённое боевое тело, так не ты ли говорила, что оно даже не имеет тех частей, которые лучше прятать?”

“……………”

“Постой, массовая убийца. Что за неприлично долгое молчание? Эх? Погоди. Не говори мне, что это твоё настоящее тело в натуральную величину! Это значит… у него есть эти части? Боже мой! Салома-сан, я не эксперт в девичьих купальниках, но они не идут с парой внутренних грудных карманов на пуговицах, или идут? Тогда что это там выпирает…?”

“Я сказала заткнуться!! И это школьный купальник, так почему же он показывает каждую малейшую выпуклость и углубление подобным образом?! Я думала, что могу доверять технологии Академгородка!!”

Бронзовая девушка быстро легла обратно на стол и вдавила в основном мягкую часть груди в стол в отчаянной попытке спрятать её из виду.

В ответ, конечно, можно было сделать её предметом мечтаний и выдумок, но Камидзё придержал язык. Ничего хорошего не выйдет из злой массовой убийцы.

Поскольку они только что обменялись таким бессмысленными фразами, Камидзё сел за тот же столик. Камисато высматривал место подальше, но прекратил на это надеяться и присоединился к ним.

Тогда брат заговорил со своей сестрой.

“Это не проблема материала. Разве купальник не слишком мал? Ты в него еле втискиваешься.”

“Я-я отлично влезла. Я совсем его не тяну. Т-ты говоришь, что моя талия прямо сейчас не в порядке, ты чёртов глупый Онии-чан?!”

“Ты самодельный киборг, так что, во-первых, ты не можешь набирать или терять вес. Ты продолжаешь растягивать и щёлкать лямками или тянуть ткань на попе, но разве это не потому, что он слишком тесный?”

“Какая часть твоей нечувствительности, ты думаешь, нормальна, чёрт возьми?! И почему ты замечаешь такие вещи?!”

Массовая убийца зарделась и повернулась к нему спиной, но простой с виду парень пренебрежительно помахал рукой, игнорируя раздражение.

Эта часть была достаточно нормальной, но правая рука парня была отрезанной женской рукой, пришитой к его запястью, и он делил стол с массовой убийцей. Мрачность превысила Шекспира и вошла на территорию Достоевского. Казалось, всё пришло к основополагающему вопросу: что является нормальным старшеклассником?

“Хорошо, теперь можешь сказать мне самое важное? Что случилось с девушками в Токивадае? С ними всё в порядке?!”

“Я рад слышать, что ты всё ещё идешь по гаремному пути, но тебе следует спросить тех, кто там непосредственно был. Салома была частью той команды.”

“Хм?”

Бронзовая девушка была немного рассеянной на жаре, поэтому её голова слабо покачивалась, когда она говорила.

“Мы как-то смогли спасти тамошнюю публику. Хотя, будет лучше сказать, что мы потеряли наш шанс уничтожить Кихару Юитсу, ты так не думаешь? Когда вы пошли уничтожать Кристаллическую Башню, было очевидно, что она сделает свой ход. Мы думали, будет легко атаковать, пока она сосредоточена на Токивадае, но реальность не была столь любезной.”

“Постой секундочку…”

Камидзё сглонул и посмотрел на брата с сестрой, будто не мог поверить своим глазам.

“Вы знали с самого начала? Вы знали, что Мисака и остальные будут атакованы Кихарой Юитсу, но просто позволили этому произойти?! Что, чёрт возьми, с вами не так?!”

Это не было их “спасением”.

Если кто-то предоставлял банде грабителей GPS сигнал инкассаторской машины, а потом вытаскивал водителя из дымящегося грузовика, это не считалось “спасением”.

Камидзё вспомнил девушку, чью ногу придавило стальной балкой поваленной сторожевой башни. Её нога определённо была сломана, но она преодолела боль и попыталась донести правду до Камидзё и остальных. Чтобы обеспечить отсутствие новых жертв, она оставила эту информацию им и потеряла сознание. Камидзё почувствовал будто её усилие, убеждение и серьёзность были отвергнуты.

Однако, Камисато не смутился.

Массовая убийца надула губы и отвела взгляд как нарушительница отчитываемая родителями.

“…Ага, прости.”

“Я позже решу, прощать тебя или нет. И? И чем обернулся этот фарс? Ты же не ждала рядом, пока кто-то не умрёт, или ждала?!”

“Н-не беспокойся! Я массовая убийца, потому знаю о смерти намного больше обычного человека вроде тебя, ты так не думаешь? Хех-хех. Когда убиваю, я стараюсь браться за это всерьёз и наслаждаться этим сполна. Я не запорю этого так же, как ломают батат, вытаскивая его из земли.”

“Салома!!”

“Прости! Я прекращаю шутить, ладно?!” Она, казалось, подскочила на несколько сантиметров над стулом. “Н-но, но. Всё действительно хорошо. Кихара Юитсу сбежала, но мы разбили всех Элементов, которых она с собой привела. Она как бы попалась в свою собственную ловушку. Она разрушила ангар, и они потеряли КПУ, на котором она так странно зациклилась, поэтому она, вероятно, снова к Токивадаю не приблизится, ты так не думаешь? …Х-хей, ты тоже что-нибудь скажи, Онии-чан. Этот парень пугает меня сегодня!!”

Коричневая массовая убийца махала руками и, по какой-то причине, начала дёргать Камисато за руку. Камисато в плавках ответил, раздражённо поднеся свою (женскую) правую руку к волосам.

“Почему ты лучше ведёшь себя как её ’Онии-чан’, чем я? Даже у меня не получается делать Салому такой послушной. Может ты сможешь побороть её нелюбовь к болгарскому перцу.”

“Оставь этот вздор на потом. Салома, ты должна знать, кто такая Мисака Микото. Что с ней стало? Я не позволю тебе сказать, что не знаешь.”

“Она действительно огрызалась на меня. Я думаю, она половина причины, почему Кихара Юитсу сбежала. Но если у неё нашлись силы на такую бомбардировку, с ней всё будет хорошо, ты так не думаешь?”

“Салома?”

“Хорошо, хорошо!! Я ничего плохого не скажу об этих элитных девушках!! С ними всё в порядке! Ты пугаешь, когда дело касается остальных девушек, кроме меня. Ты что, мой брат?!”

Бронзовая девушка подняла руки со слезами на глазах.

Когда Камидзё это услышал, напряжение нарастающее в животе Камидзё наконец-то спало.

Они были живы.

Он не был принесён сюда как единственный выживший, вытащенный из груды камней и трупов. Знать это было невероятно важно.

(Но группа Камисато не оставила меня в Токивадае. И КПУ Микоты должен был быть ещё в состоянии летать, но не похоже, что она преследовала их, когда они убегали со мной.)

Уровень повреждений был всё ещё не известен. Они по крайней мере были живы, но здания Токивадая и оборудование должно быть были уничтожены.

Теперь он волновался и за свою школу и Токивадай. Не было никакой причинной связи, но он чувствовал себя богом смерти и бедности. Всюду, куда он шёл, дела кончались разрушениями.

(Нет, Это не так… Все должны быть на пределе, именно это я и вижу. Должно быть другие школы и убежища разрушаются в это самое мгновение.)

Салома неуклюже отвернулась и отвлекала себя, большими пальцами щёлкая лямками своего белого школьного купальника. Она была как маленький ребёнок, дующийся потому, что родители не прощали её, как бы она не извинялась. …Камидзё этого не осознавал, но действительно ли у него было такое пугающее выражение лица?

Он медленно вдохнул, выдохнул и снова заговорил.

“Сколько прошло времени? Честно, мы думали, что всё закончится с Кристаллической Башней. Если волна жара продлится ещё немного, изолированные школы просто распадутся.”

“Тяжело сказать без окон, но сейчас три утра. Мы забрали тебя в шесть вечера, так что прошло девять часов. Ты не спал днями, так что не волнуйся.”

“Ты ещё не понял, придурок? Я говорю тебе выключить микроволны, которыми вы вызвали эту жару…”

Атмосфера тихо преобразилась.

Это окружающие девушки, а не сам Камисато Какеру, отреагировали на низкий голос Камидзё. Несколько взглядов повернулись в его сторону как острые лезвия, но он не свёл глаз с цели. Он уставился на Камисато Какеру.

Камисато сам это сказал.

Кихара Юитсу стояла лишь за Элементами, а они вызвали волну жара.

Это было непростительным заявлением даже в шутку. Внутри тускло освещённых и забаррикадированных школ такое могло привести к публичной казни.

“Я сказал, что всё объясню, поэтому не мог бы ты не накручивать себя и не направлять злость в мою сторону?”

“Надеюсь, у тебя есть разумное этому объяснение.”

“Конечно.” Камисато пожал плечами. “Во-первых, эта волна жара была вызвана микроволнами, которые моя Фран посылает на Академгородок. Она самопровозглашённая НЛО девушка. У неё в голове есть имплантат, она летает на гигантском шаре, она собирает радиосигналы по всему миру и… ну, много чего она делает. С осуществляемыми ею подвигами, можешь думать об этом, как об отправке полностью самодельной космической станции.”

“…”

Камидзё посмотрел на изнурённую бронзовую девушку. Опять же. Предположительно, она была самодельным киборгом, который заменил своё собственно тело искусственным, пользуясь собственными техниками полностью не связанными с Академгородком.

“Ч-что? Ты ничего от меня не получишь! Я не вкусная!”

Массовая убийца дрожала с руками над головой как маленькое загнанное в угол животное, поэтому Камидзё вздохнул и посмотрел обратно на Камисато.

“Ну и? Ты говоришь, что эта Фран может щёлкнуть переключателем и закончить это? Ну, так почему же ты этого не делаешь?! Хочешь сказать, что не знаешь о происходящем в городе?!”

“Я сказал, что Элен нашла эффективное средство против Элементов, правильно? Позволь взамен тебя спросить: что, думаешь, случится, если мы выключим его?”

“Что случится…?”

Камидзё наклонил голову.

О чём говорит этот парень? Окончание их волны жара освободит 2.3 миллиона страдающих людей. Конфликты из-за воды и еды кончатся. Угроза теплового удара и обезвоживания исчезнет.

Не каждый мог двигаться так активно, как Камидзё и его школа. Не каждый мог найти воду и еду. Что происходит с обесточенными начальными школами прямо сейчас? У них явно больше запасов, чем у средних и старших школ, но что если они чувствуют себя слишком загнанными в угол, чтобы это осознать?

Но руководитель не колебался с ответом.

“Весь Академгородок будет опустошён Элементами Кихары Юитсу. Ты в самом деле думаешь, эти грубые баррикады смогут удержать их, придурок?”

……………

Разум Камидзё опустел.

Да. Правильно. Это правда не имело смысла. Пока Токивадай методично строил защитную систему, школа Камидзё только передвинула парты и стулья, чтобы прикрыть самые заметные окна и двери. Если бы Элементы их разнюхали и произвели настоящую атаку, даже трёхметровый 1 Класс легко бы пробился. Город был неузнаваем, если бы стометровый 6 Класс свободно буйствовал.

Но этого не произошло.

По какой-то причине, он и его одноклассники выжили.

Потом он вспомнил, что Элементы предпочитали прятаться в прохладных, тёмных местах. Он предположил, что это для нападения на убежища, пока волна жара загоняет в них людей, но что если разные люди стояли за волной жара и Элементами? Тогда это не могло быть частью цельного плана. Это значило, что Элементы просто прятались в этих прохладных, тёмных местах, чтобы избежать жары.

Другими словами, это не был завершающий удар, но волна жара не давала Элементам слишком много передвигаться.

Смерть от волны жара их защищала?

Он потряс головой. Просто предполагать такую возможность значило осквернять нечто благородное.

Он не мог в это поверить и он не хотел в это верить.

“Если бы Элементы Кихары Юитсу не были ограничены жарой, они бы двигались в пятьдесят или шестьдесят раз быстрее. Академгородок пал бы от них меньше чем за полдня.”

Так что именно Камисато давал ответы.

Камидзё застыл на месте, потому другой парень сделал десять или двадцать шагов вперёд и жестоко с ним разговаривал. Он превратил все усилия Камидзё и его партнёров в фарс.

“В этом мире нет жалости. Это её игра в салочки…нет, в прятки. Я, конечно, её цель, но если она не может меня найти, ей только нужно облегчить поиск. Например, если её цель прячется в толпе людей, ей просто нужно зачистить этих людей, чтобы достигнуть цели. Что произошло в городе? Что случилось с детьми, стариками, беременными женщинами и больными? Конечно, мы беспокоимся об этом. Мы переживаем, но нам всё равно приходится это делать. Не сделай мы ничего, Элементы бы собрались в стаи и уничтожили их.”

“…”

Камидзё смотрел скорее на Салому, чем Камисато.

Бывшая обнажённая массовая убийца в дождевике и нынешняя массовая убийца в белом школьном купальнике под дождевиком (её описание быстро становится необъятным) лишь пожала плечами.

“Здесь мой брат не блефует, ты так не думаешь? Настолько, что меня бесит. Но Камидзё-чан, твоя правая рука может быть основным оружием против Элементов, но она не так хороша для сражения с группой. Если Элементы заполонят все двадцать три района сразу…теперь, сколько людей, думаешь, смог бы ты спасти?”

“Кихара Юится…предположительно из Академгородка.”

Голос Камидзё дрожал…нет, у него были трудности с дыханием, но ему удавалось выдавливать слова.

“Если она делает это с выгодой для взрослых, действительно ли зайдёт так далеко? Могла ли? Я имею ввиду, что пойди всё хорошо, Академгородок превратился бы в море крови и кучу обломков!”

“Не спрашивай меня,” выплюнул Камисато. “Кроме того, она ненормальная особа, которая отрубила мою правую руку и приделала её себе. Она пожелала зайти столь далеко за этим ужасным Отвержением Мира. Я не знаю, на сколько крепкой является система Академгородка…но могут ли они реально контролировать подобного монстра? Ваша верхушка должно быть в тупике сейчас, когда она сбежала из клетки.”

Дела в самом деле были столь плохими?

Была ли ситуация в самом деле неконтролируемой?

Сначала Камидзё и его одноклассники просто думали, что им нужно это переждать. Сберегая питьевую воду и избегая конфликтов с остальными в том же убежище, они могли передать эстафету и дать взрослым разобраться с остальным.

Но если Камисато был прав, дела обстояли совершенно иначе.

Взрослые оказались не в состоянии что-нибудь сделать. Не нанеси группа Камисато контрудар в самом начале, Академгородок стал бы морем крови и кучей обломков. И не важно сколько бы они ждали, никто бы не пришёл их спасти. Взрослые были в равной степени высушены и дрожали в страхе.

Им придётся сделать это самим.

Это был единственный способ покончить с этим.

Вот почему Камисато принял такое бессердечное решение. И даже после данного ранее ею Камисато обещания Салома выбрала прикончить Кихару Юитсу как можно скорее, даже если это подразумевало больше жертв. Они знали, что этот ад никогда не кончится, пока кто-то не поработает над его концом. Если они выключат микроволны, полезут Элементы. Если их оставить, все в конечном счёте свалятся от жары. Они должны были закончить этот ад до наступления любого из этих пределов.

Камидзё откинулся своим истощённым телом на спинку стула и посмотрел в потолок.

Он чувствовал головокружение. Его предположения и взгляд на мир подрывались и сменялись несколько раз за прошедшие дни, потому казалось, будто мысли пошли в разнос.

Но он всё равно выдавил слово.

“…Прости.”

“Я не жду извинений,” сразу ответил Камисато. “Нам повезло, что обнаруженная Элен слабость была высокой температурой. Было бы намного неприятней, будь это кислотный туман или фотохимический смог.”

Говоря это, Камисато бросил на стол несколько фотографий. Камидзё сомневался, что они напечатаны с цифрового фотоаппарата. Скорее всего их сделали мгновенной камерой, в которой нет сложной электроники.

На них было какое-то подземное помещение. Выглядело как бетонный тоннель ограждённый простыми колонами. По земле шла колея, так что это могла быть часть тоннелей метро.

Главным объектом был трёхметровый Элемент 1 Класса. Он напоминал палочника подражающего ветке дерева.

Там было несколько его фотографий.

Вместе с ним была сфотографирована (обычно с знаком мира в сторону камеры) Элен с длинными волосами и в мешковатом лабораторном халате.

На первой, она поливала его ручным огнемётом, который напоминал огромный металлический водяной пистолет. На второй, бросала коктейль Молотова по-слабее. На третьей, лила котелок кипящей воды, что ещё слабее. На четвёртой, она окружила его несколькими керосиновыми нагревателями.

Вместо быстрого уничтожения самого первого, она испытала множество методов, уменьшила масштаб и обнаружила наименьшие затраты необходимые, чтобы его остановить.

Это было разумно, но пугающе.

Это отличалось от отчаянного избиения Элементов. Девушки Токивадая перевозили останки побеждённых Элементов, но данный метод был шагом вперёд. Таким же странным, как выдёргивание ног и крыльев живого насекомого по одному.

“…Кстати, когда ты заметил?”

“По крайней мере до тебя.”

Со всей прямотой, Камидзё до сих пор не хотел признавать, что волна жара, которая принесла страдания такому большому количеству людей, фактически защищала жизни каждого. Но сейчас было не время позволять предубеждению сковывать его. Времени у них не было. Никто не представлял, что за Кристаллической Башней последует продолжение, так что хотел он признавать или нет, времени это оспаривать у него не было. На счету была каждая секунда, потому если они не решат это быстро, на сколько возможно, их настигнет последний срок. И он будет буквально последним, означающим смерть 2.3 миллионов человек.

Так что признать.

Было похоже на кусок бетона, но проглотить и признать.

Некогда было давиться. Даже выплюнуть будет тратой времени.

Камидзё наконец опустил взгляд с потолка и заговорил с самыми могущественными и ужасными братом и сестрой.

“Что мне нужно сделать, чтобы спасти каждого?”

Часть 3

“Это должно быть и так понятно, но суть дела в Кихаре Юитсу. Однако, проблема в том, что мы не знаем, где она прячется,” сказал Камисато. “Поэтому мы наблюдали за бросающейся в глаза Кристаллической Башней. Это была приманка для контрудара. Вот почему она использовала мигающий сигнал в видимом диапазоне вместо ультразвука или электромагнитных волн. Каждый заглотнувший наживку был бы помечен Кихарой Юитсу. Мы ждали несколько дней, но единственной группой, у которой было достаточно сил для атаки и не подозревала, что это ловушка, была Средняя Школа Токивадай…другими словами, приютившая тебя престижная школа.”

“…”

“Не смотри на меня так. Они действительно хорошо постарались. Не сделай Токивадай свой ход, мы бы не смогли обнаружить Кихару Юитсу.” Камисато Какеру ещё больше углубился в вопрос. “Она сбежала, но простое её появление даёт нам важные улики. С какой стороны пришла, где появилась, через какое время исчезла из виду, в какую сторону сбежала, и какие важные сооружения находятся в том направлении? …Это, естественно, уменьшит количество подозреваемых до нескольких кандидатов. Что важнее, Элементы для неё как шахматные фигуры. Она окружила себя этими фигурами, поэтому её, короля, не возьмут. Нам не нужно прекращать думать только потому, что мы против сумасшедшей женщины. Нам нужно лишь выбрать самый подходящий маршрут. Кихара Юитсу будет прятаться в самом удобном его месте.”

“И где это? У нас нет времени.”

“Сильнейшее, крепчайшее, надёжнейшее и безопаснейшее место,” сказал Камисато нараспев прежде чем ответить. “Безоконное Здание 7 Района Академгородка. Прямо под ним подозрительнее всего.”

Безоконное Здание.

Прямо под ним означало подземное помещение.

Камидзё с трудом это представлял. По слухам Безоконное Здание могло выдержать ядерный взрыв, и отверстие открылось в стене, когда они спасали бессмертную девушку Фрейлейн Кройтун, но это была надземная стена, и под землю она не уходила. Сомневался он, и что тот же фокус сработает во второй или третий раз.

“Если это правда, как мы проникнем внутрь? Мы даже приблизиться не сможем.”

“Вот почему мы здесь застряли, но Кихара Юитсу продолжает ходить туда и обратно. Со всеми этими гигантскими Элементами. Должен быть путь. Ну, если это не полностью замкнутое пространство, и она не пользуется эспером телепортером.”

“Тогда мы ждём, пока не получим ответ? Время на её стороне. Переждём и засохнем именно мы!”

“Конечно, я знаю. И Кихара Юитсу должна знать, что это её наибольшее преимущество.” Вздохнул Камисато. “К счастью, она ещё не полностью себя осознала. Значит, она до сих пор смотрит, что делают другие. Иначе она бы не ставила ловушку Кристаллической Башни и не наблюдала, кто покажется. Несмотря на её огромное преимущество, она не может забыть о возможности проигрыша…нет, страх. Она не самонадеянна. Даже если она внезапно выиграет десять миллиардов йен, такой человек будет покупать тот же тамаго каке гохан[✱]https://en.wikipedia.org/wiki/Tamago_kake_gohan
, что и всегда. В некотором роде это пугает, но даёт нам лазейку.”

“В смысле?”

“Если мы не знаем, как открывается дверь, нам просто нужно заставить её открыть нам. Страх смерти и возможность поражения. Нам только нужно ’нечто’, что удовлетворяет этим условиям, и она не сможет оставаться на месте. …И если она соберётся бежать, понадобится открыть дверь изнутри, правильно? Мы выходим меньше, чем через час. Я не хочу ждать, когда это решит кто-то другой, так что тоже готовься.”

Часть 4

Они планировали выйти в четыре утра.

Время было перед рассветом, и любящие темноту Элементы были активнее, но им нужно было начать как можно раньше, и целью их была Кихара Юитсу, а не Элементы. Они не знали, был ли у неё стандартный цикл сна по ночам и бодрствования утром, но атака ранним утром была по-видимому стандартной(?).

Значит им нужно было убить время. Камидзё не мог решить, хотел ли он быстро вздремнуть или размять тело растяжками.

Но….

“Теперь, когда я смотрю, их тут действительно много,” сказал Плавки Камидзё в большом торговом пассаже.

Он слышал пронзительные голоса отовсюду.

“Эхх? Разве Люка не пошла выносить мусор?”

“Опять! Это был не мусор; старый выпуск журнала является ценным ресурсом!!”

“Мая, чем ты так одержима даже после смерти и превращения в приведения? Однотомной мангой?”

“Одна из радостей жизни — осмеивание старого провала самопровозглашённого законодателя мод, который так самоуверенно заявил о полностью поддельной диете!! Сетевые статьи были стёрты практически мгновенно, но этот бумажный носитель является ценным ресурсом. Так Люка!! Что ты сделала с моим сокровищем! Не кради у меня ограниченную радость мышления, ’Хех-хех-хех. Не важно насколько осведомлённым ты пытаешься выглядеть, потому что я знаю правду!!’”

Не было ни покупателей, ни работников, и тем не менее пассаж совсем не выглядел пустым. Была средина ночи, а тишина сна так и не настала. В сумме было около сотни девушек. В Средней Школе Токивадай было около двухсот человек, значит около половины школы следовало за тем парнем. Это не то же самое, что и число комментариев в социальной сети. Когда так много людей собирается в одном месте, они оказывают значительное давление.

Это был мир Камисато Какеры.

Он видел яркие цвета.

Продуктовые магазины торгового пассажа, бутики, прокат дисков и все остальные стали детской игровой площадкой. Несколько девушек катались в тележке предназначенной для перевозки материалов, другие сидели на ограде остановленного эскалатора и спускались на попах, и ещё одни вытащили детский бассейн в проход. Камидзё чувствовал, будто забрёл в американскую комедию.

Посреди прохода он внезапно посмотрел на потолок.

“О, точечный кондиционер.”

Толстая труба воздуховода ответвлялась и поворачивалась к нему. Вместо того, чтобы охлаждать всю комнату, устройство дуло холодным воздухом в одну точку. Они были распространены в шахтах, на заводах и, недавно, на кухнях рамэновых закусочных.

Волна жара была предположительно вызвана микроволнами, потому такое устройство могло быть возможным только при сочетании нескольких условий. И так и этак он чувствовал, что практически плывёт сквозь адскую жару достигающую 60 градусов, поэтому у него возникли трудности с уходом из этого рукотворного прохладного ветра.

Но…

“Нн!”

Он услышал протестующий голос сбоку.

Он осмотрелся и увидел маленькую девушку с причёской каре, сидящую своей маленькой попой в пластиковом детском бассейне, с руками и ногами торчащими из него. Спереди её розовая толстовка была расстёгнута, а снизу она носила бикини. Изображение кролика на левой груди идеально держало форму из-за гнетущего отсутствия объёма под ним. Возле бассейна лежал серый набитый рюкзак со странными антеннами торчащими из него.

У капюшона на её голове были антенны кроличьи ушки, и, кажется, она наслаждалась точечным кондиционером перед его приходом.

Он быстро отошёл в сторону.

“Прости, прости.”

“Ну, раз ты понимаешь.”

Она всё равно надула мягкие на вид щёки, но девушка с антеннами кроличьими ушками пододвинула попу вперёд, откинулась назад и засунула голову в воду. Она выдувала пузыри ртом так, что это выглядело как у ребёнка играющего с соломинкой в стакане содовой.

Камидзё вздохнул и собрался уходить…но тогда он кое-что заметил.

Полный рюкзак стоял у детского бассейна, чтобы не намокнуть.

Он увидел именную бирку на боку.

Он не мог с уверенностью сказать, было ли это фамилия или имя потому, что там не было ничего, кроме нескольких круглых символов хираганы.

Тем не менее, они гласили “Фран”.

“…Фран?”

“Хм?”

“Ты та Фран, о которой говорил Камисато? Именно ты со станции посылаешь микроволны вызывающие волну жара?!”

Девушка в розовой толстовке и бикини не ответила чётко да или нет.

Фактически она начала играться морковками стопорами на концах шнурков толстовки, немного зарделась и посмотрела в сторону, явно сосредоточенная на чём-то совершенно другом.

“О-ох, божечки. Камисато-чан говорил обо мне? Он считает важным то, что я здесь делаю? Хех-хех-хех.”

“Я не об этом говорил, и меня не волнуют ваши противные отношения друг с другом! Пожалуйста, не говори мне, что ты точно также игралась как сейчас, когда этот ублюдок Камисато просил тебя вызвать весь этот беспорядок!”

Она не ответила.

Она выдула ещё пузырей в воду, как ребёнок играющий с соломинкой в стакане содовой.

Он почувствовал, что получить от неё прямой ответ будет достаточно пугающе.

Этот ублюдок всерьёз вызвал конец мира и сделал это, попросив девушку об одолжении.

Тем временем девушка с маленькими антеннами кроличьих ушек снова двинула своей попой, чтобы поднять рот над водой. Она также махнула своей босой ногой, которая торчала из бассейна.

“Чего ты хочешь?”

“Ох, ум…”

Если задуматься, что я собирался делать, подтвердив, что это она? спросил он себя. К счастью или нет, ощущения были как при встрече с кем-то знаменитым, поэтому он спросил не думая.

Эта девушка с антеннами кроличьими ушками определённо вызвала волну жара, которая принесла столько страданий Индекс и Фукийоси, но, по словам Камисато, Академгородок кишел бы бесчисленными Элементами, не сдерживай их обширная атака микроволнами Фран.

Элементы доставили Камидзё кучу проблем.

И он понял, что не недостаток подготовки не давал ему их победить. Он не знал, смог ли выиграть без волны жара, будь у него хоть всё время мира, чтобы заранее подготовиться. И он не мог в одиночку справляться с множественными одновременными трагедиями, происходящими по всему городу. Не важно как сильно он боролся, существовал предел возможностей одного тела.

Он чувствовал, что она спасла ему жизнь.

Но также обнаружил, что не в состоянии безоговорочно её поблагодарить.

Это было сложное чувство. Будто столкнулся с торговцем органами. Определённо были жизни, которые они спасли, но стоило отойти, как сильнее выделялась сторона зла.

“Хмф.”

То ли Фран не понравилось выражение глаз Камидзё или она просто устала ждать потому, что снова двинула попой, чтобы ещё раз откинуться в пластиковом бассейне. Потом она выдула ещё больше пузырей.

Девушка с антеннами кроличьими ушками заговорила мрачным голосом.

“Мне всё равно. Единственно, что имеет значение, это понимание Камисато-чана.”

Эти слова были другим символом мира Камисато Какеру?

Даже с сотней человек собравшихся вокруг него межличностные отношения были простыми. Девушки не были связаны сложной взаимосвязанной паутиной. Все линии соединялись напрямую с Камисато в центре, а все остальные связи были поверхностными. Возможно будет проще назвать их сборищем незнакомцев с общим другом.

“Но раз ей понадобилось это сказать…”

“…”

“Она всё ещё трус, который беспокоится о том, что другие думают-…холодно! Не брызгай на меня ногами! Это постоянное пребывание под точечным кондиционером действительно сделало воду такой холодной, чёртова ты буржуазия?!”

“Нн, нн!!”

На данный момент холодная вода была величайшим сокровищем, но он обнаружил, что она вредна для тела на столько привыкшего к кипящей жаре. Хотя это была неподтверждённая городская легенда, Камидзё слышал, что человек с завязанными глазами может умереть, если ему приложить к груди мороженое. Странное биение сердца убедило его, что городская легенда не совсем ошибалась.

Колючко-волосый парень попытался сбежать, но его нога скользнула в сторону.

И конечно, не благодаря опытности в технике кендо скольжения ногой.

Он подскользнулся на воде, которой в него брызгала Фран.

Его поле зрения завертелось.

К тому времени, как он понял произошедшее, останавливаться было поздно.

Камидзё Тома нырнул лицом в детский бассейн.

И летел он прямо в маленькую девушку с антеннами кроличьими ушками, которая почти распласталась в бассейне.

Часть 5

Антикоррозионный спрей, носок набитый мячиками пачинко, аварийный стробоскопический фонарик, лом, хозяйственный нож, супер клей, листы пластика, синтетический канат и консервированная еда.

“Ты точно много собрал.”

Камидзё Тома заговорил с Камисато, который заполнял большую сумку продуктами с полок. Камисато ответил, бросив скептический взгляд.

“А что ты? Идёшь полностью безоружный?”

“Боюсь, воткну себе в ногу и ещё куда, если возьму с собой странное оружие.”

“Разве? Ну, у тебя нет чёткой категории союзников, как у меня. Ты даже врагов в неё зачисляешь, так что полагаю, что-угодно способное причинить реальный ущерб будет тебе только мешать.”

С этим простым замечанием Камисато поднял сумку одной рукой. Одно взгляда было достаточно, чтобы сказать, на сколько тяжёлой она была.

“Уверен, тебе стоит это держать?”

“Ага. Стежки может и некрасивые, но Клер всегда делает свою работу. Она достаточно хорошо прикреплена.”

Камисато слегка повернул запястье, которым держал сумку.

“Даже если рука отвалится, она не моя. Кихара Юитсу украла моё Отвержение Мира и пользуется им для себя, поэтому я должен заставить её заплатить за аренду.”

Эта права рука была принудительно пришита, будто маленький ребёнок пытался починить разорванный живот мягкой игрушки.

Качество кожи явно отличалось, она была тонкой, и на ногтях был яркий маникюр.

“…Я встретил разговаривающего пса.”

“?”

Камидзё не знал, что делать с таким внезапным заявлением.

Казалось, Камисато в самом деле не волновало, понимал ли Камидзё. Для него было важно лишь произносить слова.

“Это было после нашей предыдущей драки. Эта странная собака была окружена кучей оружия называемой КПУ.…Я думаю, это расшифровывается как Комплекс Противодействия Умениям. Я его, конечно, побил, но иначе он бы меня убил. Вот что возможно всё это вызвало. У каждого есть свои собственные ценности, которые они противопоставляют миру на весах. Но у меня нет обязательств подыгрывать. Если она ставит мир на одну чашу весов, то я сделаю тоже самое.”

“Ей.” Камидзё внезапно спросил. “Что планируешь делать, разобравшись с Кихарой Юитсу?…Ум, с правой рукой, в смысле.”

Раньше он не хотел Отвержения Мира. Может, он хотел не дать Кихаре Юитсу им воспользоваться, но что потом? Присоединит ли он свою праву руку и оставит себе эту великую силу, или продолжит жить с правой рукой Кихары Юитсу?

“Позволь мне тебя спросить. Ты жил с особой правой рукой дольше меня. …Так ты знаешь откуда эта правая рука пришла и куда она направится дальше?”

“…Куда она направится дальше?”

“Говоря прямо, меня не интересует Отвержение Мира. Если оно исчезнет с Кихарой Юитсу, когда она умрёт, мне будет в самый раз.”

Этот обычный старшеклассник произнёс опасное слово.

Или, возможно, это нормально для подростка говорить о смерти и убийстве. Возможно, Камидзё был странным из-за ощущения настоящего веса этих слов.

“Но, видимо, такие вещи переходят от человека к человеку и от предмета к предмету. В таком случае уничтожение Кихары Юитсу конца этому не положит. Тебе известно, сила Отвержения Мира достаточно велика, чтобы называть её злой. Я не могу создать ситуацию, в которой оно попадает кому-либо в мире. Ничего хорошего не получится, попади оно в руки кого-то безумнее Кихары Юитсу, и оно принесёт массу бед в руках бездумного идиота, который воспользуется им, когда ему вздумается. Да,” он пробормотал. “Прямо как это делал я.”

“…”

Сейчас у Камидзё не было слов.

Далее. После его смерти. …Он честно никогда об этом раньше не задумывался. Хотя это могло быть нормально для подростка. Но это определённо было проблемой, которую он не мог себе позволить игнорировать. Его Разрушитель Иллюзий не был столь же непосредственно разрушителен, как Отвержение Мира Камисато, но всё ещё мог быть использован для огромного влияния на научную и магическую стороны. Он мог уничтожить спрятанную печать или нечто похожее. Он причинил “лишь” столько вреда потому, что оказался у японского старшеклассника. Но что если его следующим владельцем будет безнравственный человек с дьявольским интеллектом? Он когда-нибудь задумывался, будет или нет он как-то в ответе за то, что может случиться?

“Я хочу стереть эту силу,” чётко сказал Камисато Какеру. “Я думал, ты знаешь что-то полезное, но выражение твоего лица говорит об обратном. В таком случае, думаю, я обречён путешествовать по миру с этой правой рукой всю жизнь.”

“Ты…”

“Конечно, если меня не сметёт в мгновение, когда я коснусь этой правой руки сейчас, когда я сбился с пути искреннего мщения. …Я надеюсь, эта попытка отвергнуть силу данную мне Богами Магии считается за сосредоточенность на мести, но я не могу заглянуть в собственное сердце.”

Камидзё не знал, что думать.

Камисато Какеру казался безэмоциональным, но скорее он не особо выражал свои эмоции потому, что не был таким человеком, который позволит им отразиться в его голосе. Но действительно ли он до сих пор был сосредоточен на мести Богам Магии? Покажи он ему 15см Отинус, захочет ли парень раздавить её в кулаке? Камидзё не мог с уверенностью сказать да или нет.

И, кажется, Камисато не хотел прямого ответа от кого-то ещё.

“Пора. Давай выдвигаться.”

“К-конечно.”

Камисато держал тяжёлую на вид сумку сбоку и шёл с Камидзё по аллее пассажа.

“Я всегда думал, что из-за руки так много людей собралось вокруг меня.”

“…”

“Но это не она. Я наконец понял, потеряв её. Эти девушки подтвердили твою правоту. Потеря той особой правой руки не разрушила мой мир.”

“Камисато?”

“Я признателен. Хотя не знаю слишком рано это произошло или слишком поздно.”

Они выходили на рассвете.

Маленькая девушка одетая в белое бикини под розовую толстовку (которая вероятно могла быть и спальным мешком) стояла на крыше парковки прямо над торговым пассажем. Она схватила гигантский похожий на НЛО шар, тряхнула антеннами кроличьими ушками на капюшоне и оттолкнулась пальцами от земли, так что её маленькая попка и круглый помпон на ней взмыли в воздух.

Её голос с неба явно достигал Камисато даже сквозь мощные микроволны.

“Давай придерживаться плана,” казал он.

“Правильно. Придерживаемся плана.”

Камидзё смотрел, как мимо проплывает стриженая под каре девушка с кроличьими ушками в толстовке, бикини и рюкзаке набитом антеннами. Тогда он глянул на землю. Они были вне торгового пассажа и несколько десятков…нет, около сотни девушек собралось вокруг Камисато.

“Фран будет наблюдать сверху,” начал Камисато. “Нам нужно напугать Кихару Юитсу насколько возможно. Необходимо заставить её думать, что она не может безопасно прятаться в своём убежище, как планировала. Давайте устроим шумиху по-больше.”

“Мы ничего не сможем сделать, если она сбежит.”

“Я знаю. Мы больше не можем позволить ей использовать время как оружие.”

Они начали свой поход в палящем свете рассвета.

Безоконное Здание было на юге 7 Района, вместе со школой и общежитием Камидзё. Он узнавал улицы по пути. С сотней членов Фракции Камисато, заполнявших дорогу и тротуар, он чувствовал себя забредшим в другой мир. Несоответствие между обстановкой и людьми вызывала у Камидзё головокружение.

Они не видели следов Элементов расхаживающих поблизости.

Они даже не видели ни одного трёхметрового 1 Класса, потому чувствовалось будто с Кристаллической Башней всё закончилось.

Когда Камидзё почувствовал движение и глянул, увидел парня и девушку из средней школы нерешительно выглядывающих из переулка. Земля должна была означать мгновенную смерть из-за Элементов вокруг, потому пара скорее всего вышла посмотреть, почему нет следов этих монстров.

Казалось, вернулся мир, но ничего ещё по-настоящему не кончилось.

Кихара Юитсу может наслать стаю Элементов в любой момент. Если она выберет кого-нибудь целью, они наводнят даже школу или убежище. Даже высокоуровневые эсперы Токивадая и Школьного Сада не смогли с ними сражаться.

Камидзё не мог позволить ей это повторить.

Значит он не мог позволить всему вернуться в норму. Они должны были не давать Кихаре Юитсу веселиться. Они должны были наверняка заставить её паниковать и рыть себе могилу. Камидзё даже вообразить не мог после стольких манипуляций на ним самим, что такой результат был достижим.

Камисато Какеру потерял Отвержение Мира, но у него всё ещё оставалась сотня джокеров.

“Это место столь же подходит для начала, как и любое другое.”

“?”

Камидзё нахмурился от шёпота Камисато.

Рука парня внезапно задвигалась.

Это была рука Кихары Юитсу принудительно пришитая к его правому запястью. Он быстро махнул ею горизонтально и после держал блестящий предмет меньше рисового зёрнышка между указательным и средним пальцем.

“Должен ли я похвалить её за детализацию или просто назвать это дешёвым фокусом?”

“Что…это такое?”

Камидзё не верил глазам.

Не то чтобы он не знал, чем оно было. Его сомнения шли от точного знания.

Да, он знал, что Камисато держал между своих пальцев…или точнее, пальцев Юитсу.

“Как Кихара Юитсу получала информацию о внешнем мире, прячась в тёмном подземелье? Как минимум ей нужно было следить за Кристаллической Башней, чтобы знать, кто её достиг. Это оставалось загадкой. Мощные микроволны Фран легко разрушат любую обычную электронику и послужат мощной помехой любому радиосигналу. Экранированная комната поможет, но по-прежнему будет сложно связаться с внешним миром.”

“Хах…?”

“И нет никакого смысла самой свободно разгуливать по городу. Она шахматный король. Она может и пригодна, но не может самостоятельно нападать на вражеские фигуры. Если бы могла, в первую очередь, не нужно было прятаться в безопасном подземном убежище. В добавок, её глаза и уши не охватывают всего Академгородка.”

“Так они служили её глазами и ушами…?”

Камидзё сглотнул, когда взглянул на улов Камисато.

У предмета соринки были маленькие крылья и шесть ног.

“Это самый маленький тип Элементов. Возможно, нам стоит назвать его 0 Классом по вашей нумерации.”

“Эти штуки ползают по всему городу…?”

“Они могут быть внутри всех столов и парт, которые, вы думали, вас предохраняют.”

“…”

“Но это странно. Даже если рисовые зёрнышки собирают данные своими шестью чувствами, как они их передают Кихаре Юитсу? Микроволны Фран сделают любой радиосигнал нечитабельным.”

Камисато говорил одновременно восхищённо и жестоко.

“Они просто возвращаются домой, собрав набор данных? Или они танцуют, или касаются друг друга своими усиками, как муравьи или пчёлы, чтобы передать информацию, как в игре в телефон?”

Замолчав, Камисато обнаружил маленькое, острое жало выступающее на спине рисового зёрнышка, но его это видимо не заботило. Он отбросил рисовое зёрнышко, снова протянул руку и словил другое.

В этот раз он схватился за крылья сзади и убедился, что оно его не ужалит.

“Или…нет, они общаются самими крыльями как цикады? Если так, то средством связи служит ультразвук. …Их микроволны не нарушат, но он далеко не распространится.”

Камисато пристально посмотрел на рисовое зёрнышко бьющееся у него между пальцев и затем осмотрелся.

Его глаза остановились на точке немного выше земли. Трёхлопастной ветряк находился неподалёку. Там “нечто” было на самой вершине, но кто-угодно мог его проглядеть, если специально не искал. Оно было похоже на полупрозрачную сосульку длинной в две ручки. Оно напоминало маленькую Кристаллическую Башню, а ещё передающую антенну мобильной связи, которые были видны по всему городу.

“Ты не ошибся,” сказал Камисато, когда Камидзё озвучил своё впечатление. “Рисовые зёрнышки прячутся повсюду, собирают информацию об окружении и потом передают её ультразвуком неслышимым человеческим ухом. Вероятно, базовая станция для всей области собирает эти сигналы и отправляет их к самому главному. В таком случае нам нужно посмотреть у основания этой антенны. Если у них есть контрмера для микроволн и это не ультразвук…ну, ставлю на провода. Построив подземную сеть нервов Элементов, они могут направлять всю информацию прямо в убежище Юитсу. И там даже должны быть отверстия в стенах или место по-рыхлее из-за разрушения нервн-…”

Он запнулся до того, как успел закончить.

Гигантский Элемент появился, чтобы заблокировать им путь.

Приблизительно стометровый это был 6 Класс.

Он поставил своё тело перед ними полупрозрачной стеной, и очертания у него были похожи на плезиозавра. У Камидзё знаний не хватало сказать, что это было.

“Чего?! Они и динозаврами могут быть?!”

“Конечно, нет. Это пяденица[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/Eupithecia
, гусеница с Гавайев. Другими словами это личинка бабочки. Исходно они меньше пяти сантиметров, но думаю читал, что им требуется меньше 0.1 секунды, чтобы вытянуть то, что выглядит как ’шея’, для поимки добычи. Позволь её размеру себя одурачить, и тебе снимет голову убойное удлинение шеи.”

“Ты шутишь. Я ездил на Гавайи, но…о, дьявол. Всё что я помню так это сумасшедшего бородатого президента!”

В добавок к длинной “шее” блуждающий огонёк мерцал в теле практически забытый у земли. Он был красным, значит это Элемент Огня.

Такого размера он мог превратить землю в совершенный ад, просто дыхнув огнём сверху. Возможно, это будет похоже на разбрызгивание пожарным насосом бензина вместо воды.

Но Камисато не смутился.

Обычный старшеклассник, которого можно найти где-угодно, даже вздохнул.

“Не важно, на сколько большим его сделаешь, неужели ты действительно думаешь, что победишь повторяясь?”

Вот и всё.

Он даже пальцами не щёлкнул.

Прозвучало несколько взрывов, будто вокруг Камидзё разорвало воздух. К тому времени, когда он понял, что с этим звуком окружающие девушки оттолкнулись от земли, яростная и единогласная атака уже началась.

Мисака Микото использовала высоту и расстояние, чтобы стрелять во врага из безопасного неба, как бомбардировщик или штурмовой вертолёт, но девушки Фракции Камисато были прямой противоположностью.

Они были больше похожи на атакующих истребителей, приближающихся к вражескому самолёту. Нет, они скорее были ракетами несущимися в небе после запуска из под главного крыла самолёта. У них были подавляющая скорость и манёвренность. Одной была девушка в бикини и пиратской шляпе. Второй была девушка в латах размахивающая несколькими мечами, копьями и топорами. Третьей была массовая убийца в белом школьном купальнике и двух дождевиках. Они оттолкнулись от земли, перепрыгнули через ограду и даже использовали стены зданий и колоны ветряков для опоры, пока двигались к монстру плезиозавру резкими обманными движениями.

Конечно, враг отбивался.

Его когти и клюв заревели, когда он разбросал пламя липкое, как нефть.

Но оно не попало. Вместо того, чтобы держаться на расстоянии или взлететь в небо, девушки приблизились к монстру как можно ближе, не дали ему двигаться и отсекли обзор хищной гусенице, создавая слепые пятна. Девушки иногда проскальзывали у него между ног, кружили за ним, бегали по нему и протыкали его одним лезвием за другим.

Для стометрового Элемента лезвие в руках человека было не более, чем зубочисткой.

Но появлялись различимые разрывы. И они распространялись и росли.

Из-за какой-то физической уловки гигантское тело распалось на части даже без использования яда, электрического тока или кровопускания с их стороны. Они воспользовались грубой силой, чтобы победить монстра в пятьдесят раз больше их. Это казалось полным пренебрежением законами природы.

Полупрозрачные остатки громко крошились, и фон мерцал от оставшегося пламени, лишь множество девушек остались стоять.

Они пальцами оттянули купальники на попах или щелкнули бретельками купальников. Разница между таким человеческим поведением и ужасным результатом заставила Камидзё почувствовать слабость.

“Все и каждая обладают собственным миром. Кихара Юитсу, не важно сколько фокусов у тебя в рукаве, они не проиграют, пока у тебя не закончатся карты, включая тебя.”

Это было просто сокрушительно.

Практически слишком идеально.

Спустя мгновение несколько десятков Элементов одного размера появились вокруг Саломы и остальных.

Они были из полупрозрачного материала и были прекрасны в мимикрии.

В сотне метров они поднялись над зданиями.

Как они передвигались по Академгородку? И могла ли Кихара Юитсу действительно атаковать внезапно незамеченной, если её сопровождали такие большие монстры? Ответ на такие вопросы был очень прост.

Хищная гусеница похожая на плезиозавра была здесь с самого начала.

Они сливались с окружением, пока Юитсу не отдавала приказ.

Вскоре после начала волны жара и нашествия Элементов, школа Камидзё решила, что земля опасна. Вот почему они двигались между зданиями по металлическим проводам и рыскали по Академгородку этими ограниченными маршрутами.

Но что если?

Что если это стояло прямо возле них, когда они осматривали Академгородок с крыш зданий? Что если это смотрело на них, пока они были в досягаемости когтей и клыков монстров? Не может ли такого быть, что они пробирались между ног этих штуковин, думая о своей безопасности на этих проводах? Для создания новых “дорог”, для увеличения дальности путешествий, они перебрасывали металлические провода между зданиями. Что если груз привязанный на конце провода неестественно отскочил бы от чего-то в воздухе? Просто вообразив это, у него мурашки по спине побежали.

В любом случае, оказалось, что эти монстры окружают Салому и остальных.

Они заманили девушек и отрезали им путь отступления и канал снабжения, чтобы изолировать. Только сейчас они нападут все вместе, чтобы убить девушек.

Камидзё чувствовал злые намерения управляющего ими.

“Сало-…!!”

Камидзё попытался крикнуть, но всё уже закончилось.

“Опять же. Ты действительно думаешь, что этого будет достаточно, чтобы нас задержать?”

Сказал Камисато Какеру.

Он был их королём. У него не было собой силы в правой руке и единственный удар мог вывести его из строя, но сейчас он вышел вперёд сам. Выглядело это так, будто он собирался прорваться сквозь стометровых Элементов кайдзю, чтобы выручить девушек из положения.

“Кх… Ты чёртов глупый Онии-чан…!!”

Салома закричала на него, игнорируя угрозу собственной жизни, но Камисато проигнорировал её.

Он говорил со спокойным лицом.

“Убедись, что тебя не заденет.”

“?”

Он был обычным старшеклассником, который не мог пользоваться силой эспера или магией.

Поступил он просто. Засунул руку в тяжёлую сумку, которую держал, вытащил большой металлический баллончик и толкнул его по обжигающему асфальту.

Да, он бросил его под ноги монстру, который соперничал ростом с высотками.

Прежде, чем он наступил на баллончик, как на муравья, Камидзё Тома заметил этикетку.

(Антикоррозионный спрей?)

Эффект был незамедлительным.

Один из Элементов, казавшийся недвижимым как гора, быстро закрутился, будто подскользнулся на льду. Из-за своего уникального тела плезиозавра центр тяжести находился достаточно высоко.

Элемент поднял сильный ветер, когда упал достаточно сильно, чтобы завалить несколько ближайших зданий.

“Аххххх!!”

Невероятное количество пыли и обломков бетона больше автобуса посыпались вниз, потому Камидзё в панике отступил.

“Не важно, на сколько они велики, защиты от физических законов у них нет. Фактически, чем они тяжелее, тем проще их собственному весу выжать из них все силы.”

Камисато даже не вздрогнул.

“По существу они становятся полностью бесполезными, когда поскальзываются на банановой кожуре. Я слышал, Америка разрабатывает специальные гелевые гранаты. Стреляя цели под ноги и делая землю скользкой, они могут полностью нейтрализовать пехоту и танки. Они дешевле свето-шумовых гранат и могут безопасно спасать заложников, не причиняя вреда зрению и слуху.”

Упавший Элемент пытался встать, но Камисато не дал ему такого шанса.

Он вытащил из своей сумки нечто похожее на синтетический канат. К концам были привязаны консервы с едой, предположительно в качестве грузил. Он раскрутил их на приличном расстоянии словно моргенштерн[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/Моргенштерн
и бросил в сторону шеи упавшего Элемента.

Потом он бросил другой конец на стоящую ногу Элемента.

Канат опутал стометровую хищную гусеницу, но сильного противодействия не оказывал, и огромный монстр махнул ногой.

С неприятным звуком упавший Элемент размера кайдзю сразу же оторвал себе голову.

“Даже если эта работа для нас слишком велика, мы всегда можем получить помощь от самих Элементов,” выложил Камисато. “И они большие. В пятьдесят раз больше нас. Канат толщиной с наш большой палец будет для них столь же тонким и крепким как струна рояля. До тех пор пока мы уделяем внимание способу приложения силы…ну, ты это видел. Мы можем срезать Элементов.”

Наконец-то, причудливые монстры перевели взгляд.

Их внимание переключилось с девушек на парня, который представлял даже большую опасность.

Земля тряслась от приближения сотен Элементов.

Рой трёхметровых 1 Классов в форме крайне плоских жуков проскользнул между их ног для атаки. Они нападали волнами разного размера.

“Древесные богомолы[✱]https://en.wikipedia.org/wiki/Bark_mantis
, хм?”

Но Камисато Какеру оставался спокойным.

Он вытащил несколько листов пластика из сумки, нанёс кучу супер клея на поверхность и подбросил в воздух. Листы пластика вращались как фризби, летя далеко и высоко. Они были нацелены на огромные крылья Элемента стеклянницы.

Крылья бабочек и мотыльков создавали уникальные турбулентные потоки воздуха и были известны за создание подъёмной силы на уровне самолёта или вертолёта, но уменьшенных до их размеров.

Эти крылья были отточены естественным отбором до оптимальной формы, которая не позволяла ни малейшей ошибки.

И вот почему прикрепление множества листов пластика создавало случайные выступы, которые слегка нарушали поток воздуха вдоль крыльев. Нет, оно “сбивало” воздушный поток, потому удивительная подъёмная сила не поддерживалась.

Элемент остановился, вошёл в штопор и упал.

Упал прямо на множество древесных богомолов, которые приближались к Камисато Какеру, будто слетаясь на конфету.

Смешались пронзительные звуки бьющихся кристаллов. Вихрь шума звучал как падающая гигантская люстра.

“Все об этом думают.”

Камисато Какеру говорил не меняясь в выражении лица.

Он поставил ногу на холм чистых обломков согнутых и сломанных после падения на землю.

Он решил идти к стометровому Элементу.

“Что если вооружённые террористы нападут на мою школу? Что если маленький плачущий ребёнок с копилкой придёт ко мне просить очистить запятнанное имя его отца? Что если я начну решающую войну в социальной сети по просьбе идола, которую угрожают выкинуть из группы, если она не займёт первое место в следующем виртуальном опросе популярности? Ты решаешь, что хотел бы делать, и как это будешь делать. …Это не необычно. Любой старшеклассник задумается об этом хотя бы раз.”

Он сунул руку в сумку.

Он вытащил новое оружие.

“Но так вышло, что я ухватился за эти мечты.”

Элемент напоминающий плезиозавра заревел сверху.

Красный свет наполнил его грудь. Он поднял свою полупрозрачную голову. Это было ядро Огня. Если он дыхнёт огнём, всех здесь сдует пеплом.

“Поэтому я боялся. Не силы своей правой руки, а улыбок этих девушек. Этой группы, которая сделает всё, что бы я не сказал. Я думал, придёт день, когда моей силы будет недостаточно остановить их, а ответственность останется на мне.”

Но Камисато оставался спокойным.

Он пресёк холм мусора, чтобы встретить сильного противника на своих двоих.

“Но я больше не буду бежать.”

Он не прятался за девушками.

Он стал щитом, чтобы их защитить.

“Готовься, одноразовое чудо. Я покажу тебе свободу обычного старшеклассника.”

Это было поразительно.

Камидзё совсем забыл присоединиться.

Как раз перед тем, как хищная гусеница Элемент выплеснула в свой, как у плезиозавра, рот всю мощь, Камисато бросил чистую бутылку, которую он держал.

Она разбилась, когда ударилась о ногу гигантского монстра только что поставленную на землю.

Как только вылилась вязкая жидкость, Камидзё увидел белый химический дым и услышал звук бекона жарящегося на сковородке.

“Не важно, насколько причудливо они выглядят, у них всё ещё углеродное тело, как у нас. Похоже, они будут растворяться как обычно от соляной или серной кислоты. В пассаже было полно промышленных чистящих средств. Я просто упарил их для концентрации.”

Урон был лишь на 1/100 или даже 1/200 гигантского тела монстра, но эта нога поддерживала тело ростом с высотку. Это как каблук ломающийся без предупреждения.

Это было незначительное повреждение, но тело кайдзю потеряло равновесие и упало, утянув за собой несколько ближайших зданий.

“Салома, Люка. Прикончите его.”

“…Ох. Ясное дело, чёртов тупой Онии-чан!!”

“О, нет! О, нет! Если я не сосредоточусь, то так и просижу в благоговейном восхищении! Вздрогнули!!”

Массовая убийца и девушка пират вернулись в чувства и вскарабкались на упавшего Элемента 6 Класса.

Камидзё тоже был поражён.

Мог ли Камисато сделать всё это, когда они впервые встретились? Он бился с Камисато во время атаки на своё общежитие той ночью, но парень был тогда начинающим драчуном. В то время как 6 Класс был достаточно силён, чтобы победить группу девушек Токивадая. И тем не менее он их так легко победил?

“В уме победить их может каждый.”

Камисато вытащил из сумки L-образный лом.

“В вопрос в том, придадут или нет они этому физическую форму. Мне выпал шанс это сделать.”

“Это…”

Камидзё сглотнул пока говорил.

“Это типа обычный старшеклассник, которого можно найти где-угодно?”

Камисато положил лом на плечо и оглянулся для обычного ответа.

“Да. И?”

Часть 6

Позже Камисато Какеру и окружающие девушки раздробили Элементов всех до единого и пошли дальше.

Первой была девушка привидение, второй — косплейщица, третьей — девушка тромбон.

Они применили другой подход нежели девушка пират и девушка латник, которые сближались для рукопашного боя.

Они стирали гигантских Элементов подавляющим дальним заградительным огнём.

Результат Камидзё видел, но разум его отвергал. В конце концов, не было ли это то, чего не были способны сделать девушки Токивадая? Потребовались бы жертвы для подавления гигантской ящерицы Воды с её резаком воды сверхвысокого давления. Не потому ли Камидзё выступил приманкой?

Он сглотнул.

Сцена перед глазами и девушки окружающие его…бесконечно превосходили элиту огневой группы Токивадая?

“Вот эти штуки, Элементы, известны как упрощённые формы жизни. Мы практически знаем, как они работают, ’вскрыв’ нескольких и проверив внутренности.” Камисато говорил спокойно, но именно это наполняло сказанное презрением. “Через длительный промежуток времени останки животных и растений превращаются в нефть. Так может возможно обратить процесс и разделить нефть на животных и растения? Вероятно, ты назовёшь это еретической наукой, которая поступает строго наоборот со стволовыми клетками. Но не важно сколько кинетической энергии дают им огромные тела, они лишь одалживают их у существующих растений и животных. Направление движения их суставов и растяжение их мускулов следуют установленным правилам. Как только тебе известна суть фокуса, уже не так сложно считывать диапазон их движений и безопасные зоны.”

“…”

“Остаются лишь ядра огня, воды, ветра и земли. Поскольку они полагаются на магические элементы самого базового уровня, метод упрощённых форм жизни способен создать лишь внешние очертания. Кихара Юитсу не достигла уровня создания души или жизни. Но он действительно сводится к простой комбинации. Бьюсь об заклад, что она желает различать цвета. Это как без надобности каждый раз указывать на намерение провести хоумран. Когда они делают большой очевидный взмах, реально легко обманом проскользнуть мимо них.”

Они были помесью магии и науки.

Средняя Школа Токивадай собирала останки убитых Элементов, но они так много не обнаружили. И Индекс не упоминала ядра Элементов, несмотря на её идеальную память с 103000 гримуаров.

Где находился Камисато Какеру?

Что он мог видеть своей “обычной чувствительностью” поддерживаемой столь многими девушками?

Он утверждал, что каждый в уме на это способен.

Действительно ли “обычный старшеклассник, которого можно найти где-угодно” подвергся столь сильному преображению, просто освоив особые техники и основу для их поддержания…или, как он выразился, “силу ухватиться за эти мечты”?

Он мог двигать своим телом в точности как пожелает.

Звучит так, будто сделать может каждый, но Камидзё знал по своему богатому опыту, как это сложно, когда чья-то жизнь на краю. Способность Камисато не упрощалась таким образом. Он всегда мог выбрать из огромного диапазона возможностей и действовать согласно им.

Это может делало его даже страннее многочисленных окружающих девушек.

“Честно, я боялся именно этого.”

Сам парень говорил тихо, смотря на последовательность ярких вспышек света.

“Я боялся, что эти обыкновенные девушки окончательно свернут с пути обыкновенности. Я боялся, что слабак вроде меня не подходит на роль руководителя, и что именно моя правая рука служит короной. Я боялся, что потеря правой руки перенесёт действо к кому-то другому, как джокер в старой деве[✱]Карточная игра; игроки подбирают и сбрасывают парные карты
. Я всегда так боялся этого.”

“Ты…”

“Но как только я её действительно потерял, я понял.”

Камисато не останавливался.

Он шаг за шагом шёл по дороге расчищенной девушками.

“Даже без особой правой руки, мир прекрасно продолжать жить. Эти девушки следовали за мной не из-за правой руки. Они сделали выбор по собственной воле. Вот и всё.”

Незаурядные Элементы, которые должны были быть коронным оружием Кихары Юитсу, уничтожались один за другим.

Камидзё с остальными были почти у Безоконного Здания.

Но в этот раз одним прибытием дело не завершить. Им нужно заставить Кихару Юитсу паниковать, чтобы она открыла секретный вход изнутри. И они точно не могли наматывать круги вокруг неподвижного здания.

“Ты действительно думаешь, что Кихара Юитсу выйдет?”

“Выйдет.” Камисато не колебался с ответом. “Фокус блефа в недостатке информации, а не избытке. Как показ последовательности кадров фильма создаёт видимость движения статичного изображения, так люди заполняют пробелы в своей голове. Нам не нужно выстраивать каждый сантиметр сцены. Как только мы соберём необходимые факторы в виде несвязанных точек, она проведёт между ними собственную линию и вообразит наихудшее.”

“?”

“Первое.” Камисато поднял один из позаимствованных женских пальцев. “Мы вмешались в происшествие в Средней Школе Токивадай. Увидели, что Кихара Юитсу особенно сосредоточена на разрушении. Это могло выглядеть как символ жестокости, если не обращать внимания, но та основательность была символом страха. Нам просто нужно за это ухватиться.”

Ответом был ведущий игрок в битвах с Элементами даже среди могущественных эсперов Токивадая.

Ангар Мисаки Микото.

А что там строилось?

“Второе. Кихара Юитсу от нас сбежала, но мы кое-что подобрали в Средней Школе Токивадай. Это был ты, Камидзё Тома. …На самом деле, не важно, сколько тебе известно. Ей только нужно думать, что ты принял эстафету у Токивадая.”

Было похоже на предательство инженера.

Настоящее мастерство инженера значения не имело. Сам факт того, что кто-то из секретной исследовательской лаборатории в руках другой страны, был дипломатическим козырем. Другая страна могла с такой информацией утверждать о постройке нового оружия. Первая страна могла сомневаться, но доказать блеф будет достаточно трудно.

“И третье. Мне не стоит этого говорить, но Фракция Камисато это сборище еретиков. Фран обладает силой для создания станции способной распространять микроволны по всему Академгородку, а Салома сама провела себе хирургическую операцию киборгизации. Мы для неё ещё один чёрный ящик. Может быть? Что если? Нам только нужно внушить шёпот сомнения.”

Другими словами…

“КПУ. Если демон поднимется в рассветное небо, я сомневаюсь, что даже Кихара Юитсу сможет остаться спокойной.”

Что-то пролетело сверху.

Специальная броня покрывающая руки и ноги и бесчисленные пушки различных размеров, растущие из спины. Силуэт со стальными крыльями разорвал небо двумя ускорителями на поясе. Увидев его, Камидзё сказал не подумав. Он мог принять оптимистическую точку зрения “по крайней мере с ней всё в порядке”.

“Что это? Это Мисака?”

Но он ошибся.

Эта девушка была…

“Клер…? Девушка растение?!”

“Все клетки её тела сменились чем-то практически похожим на растительные клетки. И связываясь с ними, она может поглощать метал и всё остальное для массового производства растительных цепных пил или самонаводящихся ракет, или ещё чего.”

“Не хочешь ли ты сказать…?”

Она могла поглощать метал.

И разве ранее Камисато не упоминал ангар Токивадая?

Может быть? Что если?

Могла ли Клер поглотить всё выкопанное из под обломков?!

“Я уже говорил, нам только нужно заставить её так думать. Мы знаем о её одержимости КПУ, возможно из-за его связи с говорящим псом, поэтому я попросил Клер создать обманку.”

“Ох.”

“Даже Клер не может сделать этого за ночь. Мы смогли лишь разложить остатки запасных частей из ангара, чтобы получить идею всего устройства и общие очертания. Она может летать лишь испаряя и подрывая растительный этанол, и оружие у неё на спине как бамбук или тростник. Они совсем не двигаются. Очертания выглядят верно в тусклом свете раннего рассвета, но Кихара Юитсу, вероятно, сразу же заметит неладное днём. …Не говоря уже о том, что настоящий не является научным оружием. Это больше катализатор для чего-то.”

Но…

Даже так…

“Кихара Юитсу этого не знает.”

“…”

“Нет, она должна была высчитать, что скорее всего мы блефуем. Но она не сможет полностью принять собственные расчёты. Может быть? Что если? Возможно, Фракция Камисато действительно собрала обломки из разрушенного ангара, украла кого-то знающего всё о нём и спросила его, как собрать их вместе. Её игра в салочки или прятки не требовала отклонений в сторону Токивадая, но она всё равно это сделала. Однако, она не смогла прикончить Мисаку Микото, и её прогнали люди, которые даже не часть Академгородка или научной стороны. Если мы исчезнем и распространим ’готовое изделие’ по миру, кто его знает, на сколько распространятся сырые имитации КПУ. …Кихара Юитсу отклонилась от своей главной цели для преследования КПУ. Это ловля на приманку, поэтому настоящий нам не нужен. Отправь подделку плавать перед глазами, и даже крупная рыба заглотнёт наживку.”

Потому…

Потому…

Потому…

“Выходи, Кихара Юитсу. Затаиться или бежать были твоими единственными вариантами, я дам тебе неожиданный третий. Это твой первый и последний шанс. Не время высчитывать риски. Если не будешь сражаться сейчас, упустишь свой шанс.”

Тяжёлый металлический звук раздался по всему Академгородку.

Что-то поднялось с земли как дым или пар. Оно появилось в нескольких местах. В одной и той же точке, на одинаковом расстоянии от всех четырёх главных направлений Безоконного Здания. Дороги разрезало, и открылись идеально квадратные отверстия десяти метров в поперечнике.

“А теперь пошли.”

Мошенники притворяющиеся родственниками задействуют большое количество предлогов: попали в ДТП, ударили малознакомую девушку, растратили деньги на работе и т.д. Постфактум истории звучат необоснованно и нереалистично, но для мошенников это работает лучше всего.

Их представление не следит за реалистичностью. Будь оно хоть как-то реалистично, люди спокойно проанализируют, могло ли оно действительно произойти или нет. Лучше представить им ситуацию, о которой они не смогут судить по собственному опыту, оставляя разум совершенно пустым. Мошенников ни капельки не волнует, если жертва поймёт, что что-то не правильно после перечисления денег.

Вот что Камисато Какеру сделал с Кихарой Юитсу.

Поставив её в тупик “да или нет”, он показал ей совершенно новый третий вариант.

Камидзё сам так делал множество раз.

Но Камисато использовал это совершенно другим образом. Камидзё давал загнанным магам или эсперам альтернативный путь и способ выжить, но Камисато отрезал противнику путь к отступлению и уничтожал другие варианты, чтобы обманом заставить их сделать неправильный выбор.

Этот парень отличался во всём.

Способность всё распланировать в уме не обязательно ведёт к положительному результату. Камисато мог что-то выстраивать, но Камидзё не мог сказать что именно. Но может именно потому Камисато был избранным.

Он был обычным старшеклассником, которого можно найти где-угодно.

Он был “кем-то”, кто предположительно пришёл в чувства после потери особой правой руки.

В этот момент Камидзё Тома кое-что вспомнил. Он вспомнил ещё одну вещь, вокруг которой Камисато Какеру выстроил свою личность.

(Месть Богам Магии.)

Камидзё сглотнул. Не каждый клялся мстить, когда перед глазами происходила трагедия. Некоторые стенали и бичевали себя, кто-то отчаянно строил новую жизнь, чтобы о ней забыть, некоторые теряли всю волю начать сначала и становились бессильными, а кто-то занимался благотворительностью, чтобы убедиться, что та же трагедия не повторится вновь. И все они развивались своим собственным особым образом.

Значит у Камисато Какеры была некоторая склонность.

Склонность быть обычным старшеклассником и тем не менее не колеблясь вытаскивать правильную карту из множества под рукой.

В то же время, в клятве отомстить не было ничего необычного.

Если трагедия происходила с классом, примерно один из них мог так сделать.

Но не многие могли поддерживать жажду мести до её исполнения. Кто-то проваливал подготовку, некоторые не могли отказаться от своей настоящей жизни, кого-то мучила совесть, а кто-то становился настолько зависимым от своего желания отомстить, что они не могли себе позволить действительно исполнить её и завершить.

Камисато Какеру обошёл оба препятствия.

Люди не определяются особыми правыми руками. Они определяются своими поступками. Если Камидзё был в этом прав, значит, Камисато Какеру решил для себя уничтожить так много Богов Магии без колебаний.

У него могло не быть времени почувствовать вину из-за абсурдного могущества этих противников. Он сражался с Богами Магии всеми доступными средствами потому, что он чувствовал отчаянное и ужасное превосходство.

Но если бы он знал заранее, что сможет завершить это единственным ударом? Что если бы он знал, как лёгкий взмах его руки сотрёт Богов Магии без следа? Смог бы Камидзё пользоваться такой силой? В первый раз он мог не знать, как оно работает, и был бы способен это сделать. Но смог ли он загнать в угол и победить Богов Магии во второй и третий раз? Смог бы он остро ощущать вину, как только великие враги лишились звания “абсолютных”?

“Ты…”

“Хм?”

“…Ты в порядке?”

Даже Камидзё не знал, что хотел этим сказать.

Камисато Какеру ответил с улыбкой.

Он выглядел и говорил как обычный старшеклассник, которого можно найти где-угодно.

“Хотел бы я сам знать ответ.”

Между строк 4

Люди всегда говорили, что им трудно узнать, о чём я думаю.

Меня это устраивало. Или скорее они могли быть правы. Я не настолько самоуверен, чтобы считать свои мысли оригинальными или способными изменить мир, чтобы их стоило кому-нибудь рассказывать.

Можешь думать о сколь-угодно невероятном, когда смотришь в окно на уроке.

Это были лишь мысли о том, что купить на обед, когда мне стоит начать готовиться к грядущим экзаменам, или как моей сестре Саломе хочется новый кухонный прибор, даже не смотря на то, что повар из неё ужасный (и больше, чем кому бы то ни было, не нравится, когда ей так говорят).

Мечты о будущем?

Думаю, я никогда об этом не размышлял. Вместо планов куда пойти, я просто хотел, чтобы статус кво сохранялся вечно.

Боги Магии это разрушили.

Они дали кому-то столь безнадёжно нормальному как я странную правую руку ради собственного удобства.

…Но было ли это в самом деле правдой? Может не из-за руки столько людей собралось возле меня. Один парень очень настаивал на этом, и девушки сами это доказали. Он остались со мной даже после того, как я жалким образом потерял свою правую руку.

Ха-ха. Возможно я стал колебаться.

Верни я Отвержение Мира сейчас, меня могло бы стереть собственной силой.

Иначе говоря, я не могу игнорировать эту правую руку.

Я её не хочу. Но я лучше других знаю, насколько она могущественна…или я так думаю. Спорю, Кихара Юитсу будет пользоваться ею охотней меня. В конце концов, она достаточно безумна, чтобы натравить рой Элементов на город, лишь бы отомстить мне. Она даже не пошла на территорию противника и не устроила там погром. Она атаковала тот самый город, в котором жила и улыбалась, не выказав беспокойства о 2.3миллионах проживающих в нём людей. Я сделал врагами всех Богов Магии, просто чтобы вернуть свою обычную жизнь, но даже я не понимаю, о чём она думает. Если она желает вызвать такие разрушения дома, то на сколько далеко зайдёт в другом месте? Я мог думать лишь о террористах нападающих на мою школу или падении гигантского метеорита разрушающего цивилизацию, поэтому это слишком для моего воображения. Кихара Юитсу.

Отправной точкой для неё должен быть тот говорящий пёс.

КПУ. Этот инструмент совершенно необходим для моего обнаружения и убийства, но она так на нём помешана, что сошла с оптимального пути для его уничтожения. И КПУ изначально принадлежал тому необычно зрелому золотому ретриверу.

Он был просто одним из врагов, которого я должен был победить, и он не был Богом Магии. Он был ненужным препятствием, которое Академгородок поставил у меня на пути.

Но Кихара Юитсу должно быть по-другому смотрела на вещи. Он должен был быть всем для неё до такой степени, что его смерть перевернула её мир.

Ценности меняются от человека к человеку.

Мне отлично это известно.

Потому я верю в свою обязанность подыграть мести Кихары Юитсу. Я забрал у неё самое ценное ради собственного удобства.

Но, ну, если я собираюсь это сделать, то мне придётся напрячься по полной. Просто позволить кому-то себя убить не в моём стиле. При современных законах месть нелогична. У Юитсу и меня мстительный образ мышления, который произрастал в человеческих сердцах до становления современных законов.

В давние времена несколько правил управляли местью. Первое, убийство кого-то правомерной местью не считалось преступлением. Второе, только личная месть восстанавливала честь погибшего. И третье, если цель мщения убивала мстителя защищаясь, это не считалось преступлением.

Предполагай месть просто воздаяние убийце по заслугам, такая система не была бы установлена. Мстителю лишь требовалось загнать в угол и убить убийцу. Однако, убийце давался выход. И я не думаю, что это просто привилегированный класс создавал правила для своей защиты.

Иначе не были бы они столь захватывающими.

Месть отличается от обычного смертного приговора. Сражение изо всех сил ощущалось настоящим достижением и очищало от недовольства. Это как разница между нарезать мёртвую рыбу для сашими[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/Сашими
и порубить живую для икезукури[✱]https://en.wikipedia.org/wiki/Ikizukuri
.

В таком случае. Я должен был подыграть.

…Честно, я близок к потере “мотивации” своей мести. Я испортил этих девушек, потому хотел вернуть их в первоначальную школьную обстановку. Но если их испортила не эта особая правая рука, возможно, совсем не было зависимости от моего присутствия.

Элен, Клер, Эльза и остальные девушки. Я искренне наслаждаюсь тем, как они мне поклоняются, и теперь действительно могу это признать, но они могут жить самостоятельно. Даже моя сестра Салома немного созрела после встречи с Камидзё Томой. Она может в скором времени вырасти из массового убийцы.

Я хочу быть с ними.

Я хочу всегда быть на их стороне.

Но если моё присутствие тормозит их, я готов идти другим путём. Моё собственное счастье не является высшим приоритетом. Как ракета отбрасываемая по пути в космос, я согласен быть лишь дающим им толчок вперёд.

Так давайте же с этим покончим.

Я не буду таскать их за собой. Я самостоятельно поглощу эту месть. Лишь я один разобрался с тем говорящим псом. Я не просил этих девушек о помощи. Я приму ответственность. И какую бы она не приняла форму, я отсеку опасные связи с непричастными девушками.

Это лишь моя заслуга, потому я не колеблясь подыграю твоему безумию, Кихара Юитсу. Выплесни на меня всё своё недовольство.

Я могу здесь умереть.

Но даже если ты умрёшь от моей попытки предоставить тебе наилучшую и самую захватывающую месть из возможных, без обид, хорошо?

Теперь, давайте воздадим хвалу жизни.

Закончила ли ты точить клинок мести, мстительница? Лезвие, чтобы зарезать тебя при самообороне, уже здесь.