Том 16    
Глава 4: Внезапная Перемена Говорит о Разрухе — Операция_Правая_Рука.

Глава 4: Внезапная Перемена Говорит о Разрухе — Операция_Правая_Рука.

Часть 1

Квадратные отверстия открылись в земле на одинаковом расстоянии по четырём главным направлениям Безоконного Здания. Камидзё и Камисато спустились под землю через одну из них. Внутри был особый бетонный спуск, который поддерживал заданный угол. Не было лампочек, кроме маленьких, которые указывали на аварийный выход.

Микроволны волны жара Фран должно быть экранировались потому, что Плавки Камидзё почувствовал, как по спине побежали мурашки. В этой темноте вернулся зимний холод.

Сначала он подумал, что это огромный проход для ввоза материалов грузовиками.

Но это было не так.

Это стало достаточно очевидно, как только они добрались до основания спуска.

“Что…это такое?”

Они обнаружили невероятно огромное помещение. Когда снимались секретные базы для серий Сентая[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/Супер_Сэнтай
, было принято пользоваться гигантскими подземными бассейнами для сбора дождевых вод потому, что эти подземные сооружения были захватывающим зрелищем, но настоящее было даже больше их. В добавок, не было и намёка на любые колоны для поддержания земли. Она не держалась закачанным воздухом, как крытый стадион, и Камидзё затруднялся решить, возможно ли такое вообще существующими строительными технологиями. Как распределялся вес?

Но самой странной частью подземного помещения была скорее высота, чем размеры остальных двух измерений.

Точнее, потолок.

Огромное число гигантских металлических цилиндров свисало как сосульки или сталактиты. Дно даже расширялось как труба, и Камидзё сначала с трудом представлял, для чего они. Он ошибочно ухватился за умозаключение о пребывании в странном металлическом ботаническом саду.

Но.

Он наконец-то смог сосредоточиться на реальности, как только вспомнил длинные спуски, которыми они спустились, и объединил их со странными предметами на потолке.

Да, в голову пришла определённая мысль:

“Вы шутите…правда? Эти штуковины свисающие с потолка для меня больше всего похожи на ракетные двигатели…”

“Можешь и не ошибаться. Я слышал, ракетные двигатели разбрызгивают тонны воды, чтобы наверняка не повредить собственные детали своим жаром, поэтому спуски, которыми мы сошли, могут быть каналами для отвода всего пара во время взлёта.”

Это казалось возможным, если смотреть на каждую часть по отдельности, но положение подземного помещения вело к пугающему выводу.

“Тогда…постой. Что это значит? Они же прямо под Безоконным Зданием. Выходит само здание сделано, чтобы покинуть землю!!”

“Слышал, его соорудили способным выдержать прямое попадания ядерной бомбы, поэтому оно должно быть устойчивым к жару и радиации. Я не знаю, какое оно внутри, но при правильно настроенном обороте веществ это фактически искусственная планета. Оно сможет покинуть Солнечную систему или даже Млечный путь. Раз этого не произошло, то должно быть ещё ведётся подготовка.”

“…”

Это безумство.

Такое безумство, что Камидзё задался основополагающим вопросом: Зачем вообще построили Академгородок?

Однако, Камисато оставался беспечным, наверное от того, что сам не был жителем этого города.

“Но всё это лишь догадка основанная на виденных нами фрагментах. И нет времени думать о происхождении подземного сооружения. Не теряй из виду настоящую причину, Камидзё Тома. Наша цель — победить ’ту особу’. Тебе, чтобы избавиться от Элементов и вернуть свои мирные деньки. Мне, чтобы не дать третьим лицам воспользоваться той отвратительной правой рукой.”

Парень с пришитой чужой правой рукой медленно поравнялся с Камидзё.

Будто в ответ их окружение изменилось.

Чёткие огни засветились в практически неосвещённом помещении. Они были явно похожи на блуждающие огоньки домов с привидениями, но размеров с прожектор маяка. Красный, синий, жёлтый и зелёный. Четыре источника света над парнями мрачно освещали окрестности.

100 метровые Элементы 6 Класса.

Группа гигантских крокодилов и хищных гусениц.

Проходы были лишь десять метров в поперечнике, так что такие громадины пройти не могли. Значит, они были собраны внутри после доставки материалов внутрь, как кораблик в бутылке?

И в центре освещённого пространства ждала безумная учёная.

“Кихара…Юитсу.”

“Привет, привет.”

На хрип Камидзё женщина улыбнулась и подняла руку.

Она была одета по-другому. То ли она тоже не могла вынести волны жара вызванной мощными микроволнами или просто наслаждалась ситуацией. Она была одета в свой лабораторный халат поверх красного бикини. Зимний холод вернулся в помещение, потому что сюда не проникали микроволны, но всё её тело выглядело согретым и здоровым.

Нет.

Была причина, по которой её тело закипало.

Правая рука, которой она небрежно размахивала, была грубо пришита в запястье, будто заштопанная мягкая игрушка. Тонким кончикам пальцев явно не хватало женственности. Было совершенно очевидно, что руку она пришила краденную.

Правую руку Камисато Какеру.

Отвержение Мира.

“Честно, Камидзё Тома-кун, ты меня не особо интересуешь. У меня есть дело к Камисато Какеру. Развернись ты сейчас, и я позволю тебе уйти. Хочешь так поступить?”

“Чёрт возьми, нет.”

“Тебя волнует, что мои Элементы наводнят город после исчезновения волны жара? …Но это полное непонимание ситуации. Моя цель — Камисато Какеру, а Элементы — просто способ её достижения. КПУ был лишь отклонением, но там я не могла закрыть глаза на некоторые вещи. Если сейчас проиграет Фракция Камисато, микроволны естественно исчезнут. Другими словами, это последняя битва. С другой стороны, когда Камисато Какеру убивает меня, Элементы прекращают двигаться, и у него не остаётся причин поддерживать волну жара. Кто бы не победил, закончатся оба бедствия. Академгородок сам придёт в норму. Тебе не о чем беспокоиться.”

Камидзё не долго думал.

Правда, в центре конфликта он не был. Это противостояние между Камисато Какеру и Кихарой Юитсу, которые обменялись правыми руками. Девушки из Фракции Камисато победят гигантских Элементов без правой руки Камидзё, так что всё кончится не зависимо от того, кто победит. Даже размахивай отчаянно Камидзё правой рукой во все стороны, сильно исход не изменится.

Он это понимал.

Однако повторился.

“Повторяю: чёрт возьми, нет.”

“…Вот те раз.”

“Твои Элементы чуть не убили Аогами Пирса и Фукийоси в водном департаменте. Они разрушили Среднюю Школу Токивадай и ранили Мисаку и остальных девушек. И я уверен, что была куча других происшествий, о которых я не знаю. Говоришь, всё само кончится? Говоришь, сесть и смотреть? Как, чёрт возьми, я могу так поступить?! Ты доказала, на что способна. Ты просто на время прекратишь, но всё равно сможешь проделать то же самое в любое удобное для тебя время!! Я как минимум уничтожу эту возможность здесь и сейчас, Кихара Юитсу!!”

Камидзё Тома передвигался между школами и укрытиями вместо того, чтобы оставаться на одном месте.

Все они пользовались разными зданиями и приспособлениями, по-другому смотрели на мир и проблемы и были в разных обстоятельствах, но все они хотели одного.

Они хотели вернуться к нормальной жизни.

Они хотели жить без забот.

Они хотели освободиться от постоянного страха за свои жизни.

Может, у них были разные взгляды, и сделать они могли меньше, но это не значит, что Мисака Микото легкомысленно отнесётся к отчаянным усилиям Аогами Пирса и Фукийоси Сеири. Камисато не имел права высмеивать Мисаку. И как виновник всего этого, Кихара Юитсу просто не имела права игнорировать чужие мысли и мнения, когда они отчаянно выживали во всём Академгородке.

Покончить с этим могли лишь страдающие в Академгородке люди.

Камисато Какеру и девушки вокруг него обладали особыми силами и умственными способностями, поэтому их выбор был самым реалистичным для столкновения с Кихарой Юитсу.

Но этого было не достаточно.

Они знали правду с самого начала и тайно подготовились, потому им не хватало боли и страданий, чтобы услышать голос каждого и понять такое давление. В теории или на бумаге они понимали, но не могли по-настоящему представить, как себя чувствовали люди, рискуя жизнями в изнуряющей волне жара, чтобы набрать еды и воды ещё хотя бы на день, когда их преследуют Элементы. Камидзё бесило, как небрежно они изображали понимание.

Когда кто-то знал заранее, что лайнер затонет, и приготовил спасательные жилеты и шлюпки, как он мог понять усилия брошенных в холодное море без предупреждения? Откуда им было знать, на сколько надёжно ощущалась плавучесть деревяшки или пластмассовой ёмкости, и сколько усилий стоило её достать?

“Дело не в эффективности, мне плевать на ’здравый смысл’!! Мне нужно сообщить всем, что всё действительно кончилось и больше не повторится!! Если я не смогу сказать им убрать баррикады, вернуться из школ домой, тогда страх по-настоящему никуда не делся!! Спадёт или нет волна жара, исчезнут или нет Элементы, это вопрос отдельный. Я не позволю этому кошмару продолжаться, и для этого мне нужна правда. Я не позволю тебе со всезнающим выражением лица придержать последний ключ и спрятать его в чёрном ящике!!!!!”

Кихара Юитсу, в купальнике и лабораторном халате, тихо рассмеялась.

Она ответила быстро, продолжая улыбаться.

“Тогда можешь умереть вместе с ними. Меня не заботят добро и зло, нравится и не нравится, как Сенсея.”

Заревел ветер.

Четыре гигантских Элемента, доминирующих в этом помещении, двинулись одновременно, толкнув воздух.

Камисато Какеру и бровью не повёл.

Он спокойно поднял L-образный лом, который лежал у него плече как коса у Смерти.

Он уже победил нескольких 6 Классов на поверхности, и девушки Фракции Камисато могли победить их в одиночку. Единственный его вопрос заключался в том, как использовать большое, но замкнутое, пространство.

Но произошедшее намного превысило все ожидания Камидзё.

“Чт-…?”

100 метровые Элементы не напали на Камидзё или Камисато. И с окружающих их девушек они не начали.

Они двинулись другим путём.

Они ринулись к Кихаре Юитсу, своей хозяйке?!?!?!

“Поглощай.”

Грянул ужасный звук.

В какой-то момент часть Элементов исчезла. Глаза Камидзё не смогли уследить за случившимся.

Он лишь услышал липкий и вязкий звук от левой руки Кихары Юитсу.

“Поглощай. Ха-ха. Поглощай, поглощай.”

Он предположил, что эта странность исходит от украденной ею правой руки.

Но нет.

Странный звук исходил от её неестественно пульсирующей левой руки и полупрозрачных, похожих на лезвия когтях растущих из пальцев.

“Ах-ха-ха-ах-ха-ха-ха-ха-ха-ах-ха-ха-ах-ха-ха-ха!! Поглощай, поглощай, да, поглоща-а-а-а-ай!!”

Каждый раз, когда она махала рукой, всё больше Элементов, которые должны были быть её наибольшей ударной силой, исчезало. Одновременно красивые линии тела украшенные купальником и лабораторным халатом извивались и пульсировали, игнорируя исходные мускулы и кости.

Нет, Камидзё с остальными смотрел на это неправильно.

Элементы действительно были игрушками созданными Кихарой Юитсу, но они не предназначались для прямого нападения. У них было другое предназначение.

“Моя еда.”

Её шёпот вызвал мурашки на спине у всех услышавших.

Спина лабораторного халата взорвалась. Острые кристаллические выступы выросли из спины и создали нечто наподобие огромных крыльев. Другие выступы напоминали глаза, когти или клыки.

“Я думала, они будут слишком жёсткими, будучи выращенными под землёй и вскормленными на тех, которые паслись снаружи, но теперь всё в порядке. Мне может и не нравится наглость Мисаки Микото, но она была идеальным разогревом. Я собираюсь сражаться с Камисато Какеру, который победил настоящий КПУ Сенсея, поэтому я должна побеждать подобное без видимых усилий.”

С пронзительным звуком полупрозрачная броня закрыла обе ноги. Было невероятно холодно, но выглядела она обтекаемой и живой. Возможно, для сохранения уникальности, её руки остались непокрытыми, но в целом силуэт был узнаваем.

Камидзё сглотнул.

“Ещё один КПУ?”

Эксцентричная учёная оскалилась.

“Я воспользовалась способом отличным от Сенсея и собрала его сама, без какой-либо помощи со стороны этого надоедливого Алистера.”

Она сформировала пушку позаимствованной правой рукой и прижала указательный палец к виску, пока говорила.

Два длинных, узких ускорителя на спине практически сразу засветились красным.

“Давай насладимся этим, Камисато Какеру. Для тебя это будет второй раунд! У тебя нет Отвержения Мира в этот раз, но я не колебалась бы, пусть он и был!! Теперь, когда ты не можешь мухлевать, сколько продержишься против КПУ, которое полностью отличается от Сенсеевого? Я буду рада замучить тебя до смерти, как это должен был сделать своим КПУ Сенсей!!”

Часть 2

Камисато Какеру…или точнее, окружающие его девушки рванули вперёд как артиллерийские снаряды.

Салома, массовая убийца в белом купальнике и двух дождевиках, и девушка пират, в пиратской шляпе и бикини, были монстрами вдвоём разорвавшими Элемент 6 Класса в ближнем бою.

Но Кихаре Юитсу было всё равно.

“Хи-хи.”

Она тихо засмеялась.

Выстрелило множество орудий.

Девушки нырнули вниз, как противокорабельные ракеты настигающие военное судно, приближаясь к Юитсу. Но Юитсу не намеревалась в них попадать. Заставив их нырнуть, ограничив таким образом свободу их движений, она совершила настоящую атаку прямо вдоль линии их движения. Остальное было подготовкой к этому.

“Ах.”

Первой заговорила девушка пират.

Кихара Юитсу махнула нелепо длинной цепной пилой для спецсталей сверху вниз.

“…Тц!!”

Бежавшая рядом в белом купальнике и дождевиках Салома толкнула девушку пирата в сторону. Это немного изменило её траекторию.

Спустя мгновение опустилась цепная пила вдвое выше их.

Салома скрестила своё оружие…или точнее, свои руки, защищая голову, но вместо рассечения её сбило на землю, будто ударенную штангой. Оторванная коричневая рука пролетела по воздуху перед самым лицом Камидзё.

Она была разрушена со звуком чего-то твёрдого дробимого на куски. Таким темпом она потеряет вторую искусственную руку, потом голову, а тело рассекут вертикально. Случись это, и даже самодельный киборг не уйдёт невредимым.

Камидзё сразу же крикнул.

“Заменитель жира, Камисато!!”

“Хех.”

Парень вытащил из сумки две пластиковых бутылки и бросил одну Камидзё.

В них был жидкий клей из канцелярского отдела любого магазина.

И оба одновременно бросили бутылки в Кихара Юитсу под разными углами.

Точнее, в цепную пилу.

Они разбились от прикосновения, но, конечно, быстро вращающееся лезвия это остановить не могло.

Но кое-что изменилось.

Салома защищала лицо и тело скрестив руки, но лезвия больше в неё не погружались. Продолжали вращаться, но не резали.

“Давным давно, топоры палачей становились явно бесполезными от человеческой крови и жира на лезвии! Даже самыми острыми японскими мечами не пользовались, чтобы чисто разрезать десять или двадцать человек за битву. Они по-настоящему использовались, чтобы бить людей весом стали!!”

Кихара Юитсу слегка наклонила голову, щёлкнула клешнёй брони и оскалилась.

“Ох, понятно.”

“Гах?!”

Поскольку цепная пила больше не могла резать, она махнула ею вниз. И швырнула тело Саломы на землю вместо того, чтобы разрезать его.

Даже массовая убийца, которая создала столько проблем Академгородк, была доведена до такого.

Перед тем, как Юитсу смогла толкнуть цепную пилу вперёд, Фракция Камисато принялась действовать. Девушка привидение и косплейщица открыли мощный заградительный огонь дальнобойными атаками, которые полетели к Юитсу сплошной стеной.

“Хи-хи.”

Но Юитсу продолжала смеяться.

И продолжала улыбаться, когда она и КПУ исчезли.

Глаза у Камидзё расширились.

“У неё всё ещё есть полупрозрачная мимикрия Элементов?!”

Но прежде, чем он продолжил, она сделала следующий ход.

Кихара Юитсу стала прямо перед ним, сливаясь с фоном, прячась за многочисленными пушками и бронёй. Она по диагонали замахнулась цепной пилой для спецстали.

Не важно, могла она резать или нет.

Даже Салома была безнадёжно раздавлена.

Она бы умерла без своего самодельного кибернетического тела.

Даже без режущей кромки нельзя было отрицать её приличный вес. Даже остальные девушки не могли её остановить. Не говоря уже о Камисато Какеру, обыкновенном старшекласснике теперь, когда потерял свою особую правую руку. Сейчас он не мог её остановить или уклониться.

Но.

Если КПУ Кихары Юитсу по сути тот же Элемент…

“Ах, аххххх!!”

Камидзё взревел.

Взревел и бросился вперёд.

Он заревел, чтобы подавить инстинктивный страх шумящей цепной пилы, и шагнул вперёд. Махнул правой рукой. Одно касание полупрозрачного полотна разрушило цепь напоминающую велосипедную, к которой приделали лезвия. Она хлестнула как извивающаяся змея и практически отрубила Камидзё ухо.

“Мои Элементы являются упрощёнными формами жизни поддерживаемые магией, поэтому они правда уязвимы к твоей правой руке.”

Но у него не было времени подносить руку к уху, чтобы проверить.

Камидзё и Юитсу уже уставились друг другу в глаза с близкого расстояния.

“Но твоя правая рука слабее моей. Не так ли?”

“…?!?!?!”

Кихара Юитсу подняла свою грубо пришитую правую руку. Та отбросила тень.

Если столкнуться Разрушитель Иллюзий и Отвержение Мира, Камидзё проиграет.

И если он потеряет правую руку, даже ему неизвестно, что произойдёт. Поглотит ли оно Кихару Юитсу, развернётся ли и убьёт его, или превратит непричастных девушек вокург в море крови? Он лишь знал, что в этой шкатулке с сюрпризом не было и лучика надежды.

Казалось, время замедлилось, и правая рука Кихары Юитсу двигалась странно медленно. Её тень пыталась накрыть всё тело Камидзё, пока он отчаянно пытался выкрутиться.

Она успешно прицелилась в него.

И без колебаний произнесла.

“Не желаешь нового мира?”

Ход времени восстановился..

Но неприятный пот тёк по телу, Камидзё оставался живым в этом мире.

Этому была простая причина: Камисато Какеру.

Он вытащил автоматический зонт из сумки, открыл его большим пальцем и прикрыл верхнюю часть тела Камидзё.

Тень правой руки Кихары Юитсу перешла с тела Камидзё на зонт.

С глухим треском синтетика приняла удара вместо него.

“Отвережение Мира может уничтожить что-угодно при соблюдении условий, но всё равно зависит от тени руки для прицела. Перенаправив тень, можно перенести удар.”

Камисато тихо сказал со спокойным лицом.

“Тебе действительно следовало подготовиться перед битвой.”

“…”

Он так легко нейтрализовал могущественную правую руку, которая перебила десятки Богов Магии.

Никто не знал как обращаться с Отвержением Мира лучше него.

Он отбросил испорченный зонт и быстро назвал имена.

“Мая, Оливия.”

Девушка привидение и косплейщица двинулись справа и слева. Они обычно специализировались на дальних бомбардировках, но не собрались ли они стрелять в упор? Кихара Юитсу начала отступать не задумываясь. И…

“И Салома.”

“?!”

Удар пришёлся непосредственно со спины.

Будто пытаясь отплатить за атаку цепной пилой, однорукая массовая убийца устремилась к Кихаре Юитсу. Она ворвалась в лес оружия сзади КПУ. Всё формировавшее демона со стальными крыльями было пищей для Саломы.

“Ты не забыла, что я маг получающий силу от оружия, которое я жертвую своему богу, или забыла?! Да, я не могла поглощать Элементов, когда они были ’формами жизни’, но КПУ — ’оружие’!!”

Если у Кихары Юитсу отобрать эту силу, то она потеряет своё драгоценное преимущество. И даже если не потеряет, порча оружия уменьшит количество карт у неё на руках.

Всё больше раздражающих звуков доносилось у неё за спиной.

“Почему ты…”

Только Юитсу начала шевелить оружием на спине, как Камисато Какеру правой рукой небрежно толкнул Камидзё Тому в спину.

Толкнул вперёд.

Поняв намёк Камисато, Камидзё сжал правый кулак и взревел.

“Будто я позволю тебе это сделать!!”

“Теперь, что тебе делать? Ты застряла между молотом и наковальней. Оба противника идеально поглотят твой Элементный КПУ.”

Лицо Кихары Юитсу покрылось потом, но она воинственно улыбнулась.

“Ха-ха! Идеально!!”

Она не сосредоточилась на парне спереди или девушке сзади.

Глаза и клешни заскрипели, а все пушки издали рёв.

Звуки взрывов и ударные волны полностью заполнили замкнутое пространство. Камидзё почувствовал тупую боль в барабанных перепонках. Его ноги пригвоздило к полу, когда он только побежал вперёд. Будто сплошная стена звука…нет, акустическое оружие. Кихара Юитсу пальнула из всех орудий не целясь. Она ударила по ним не снарядами и лучами лазеров, и Салома не была исключением. Ударные и тепловые волны столкнулись с её телом, и коричневая девушка в белом купальнике и двух дождевиках оторвалась от земли. Её бросило в воздух.

Лишь половина оружия осталась на спине Юитсу, но оно ревело, точно преследуя Салому посредством воздуха.

Прежде, чем Салома приземлилась, бесчисленные лазеры и самонаводящееся зенитки взревели. Она ничего не могла поделать. Возможно, её бы отправило в небесный полёт до касания с землёй.

Но возможно именно поэтому предположительно бессильный Камисато Какеру, отринув всё, шагнул к Кихаре Юитсу.

Камидзё показалось, что у него пересохло в горле.

Потом он почувствовал тяжёлый удар в живот. Глянул вниз и увидел большую сумку, на которую тот парень так полагался. Понадобилась целая секунда понять, что Камисато её ему бросил.

Теперь он был действительно беззащитен.

Полностью безоружный Камисато Какеру бежал защищать сестру, пусть она была массовым убийцей.

“Ты серьёзно? …Ей!!”

Камидзё выдавил слова из сжавшегося горла.

Кихара Юитсу оставалась Кихарой Юитсу даже без оружия. КПУ был необычайно силён, и с ней Камидзё уже сражался. Она владела особой техникой рукопашного боя, которая создавала пузырьки в крови, и множеством возможностей, ослабив и обуздав вирус Сен-Жермена и Образец Шоггот. Даже с Разрушителем Иллюзий у Камидзё не было и шанса, поэтому он всерьёз сомневался, что Камисато сможет что-то сделать без своей силы.

И действительно, секунду спустя расцвёл кровавый цветок. Это определённо была кровь Камисато Какеры. Поскольку Юитсу целилась всеми пушками в Салому, она протянула руку назад, оторвала кристаллический обломок, который упорно держался у неё на спине, и бросила в него. Осколок был вдвое длиннее карандаша.

В ответ Камисато поднял свою бессильную правую руку.

Да.

Он поднял правую руку Кихары Юитсу, которую силой пришили иглой и нитками.

“Ах…что?!”

“Так это даже Кихару задевает?”

Осколок проткнул ладонь, поэтому красная кровь лилась без остановки из изящной женской руки.

“Видеть как ранят часть твоего тела, значит.”

“…”

Щека Кихары Юитсу дёрнулась достаточно заметно, если обращать внимание. Тогда она потянулась назад двумя руками, оторвала ещё осколков бесполезного уничтоженного оружия и бросила с близкого расстояния. Она бросала ещё и ещё, но ни один не долетел до Камисато. Он всё время держал руку Юитсу так, что они врезались в ладонь, ломали пальцы и уничтожали её в целом красивые очертания.

Потеря крови и боль влияли на Камисато, но он улыбался даже с бледным лицом и телом полностью покрытым потом.

Юитсу наносила ранения, но именно её это подавляло.

Эту Кихару подавлял обычный старшеклассник.

Глухо ударилась о землю Салома.

Кихара Юитсу потеряла свою возможность выстрелить.

Её пушки всё ещё целились вверх, но скоро были выведены из этого положения. Они собрались и сосредоточились на одной точке, как линза собирающая солнечный свет. Они целились в слабого парня, который теперь был наибольшим препятствием и подлежал уничтожению.

Он слегка махнул избитой правой рукой и даже улыбнулся, называя имя.

“Эльза.”

Мгновенно что-то большое ударило Кихару Юитсу сбоку, даже не смотря на защиту КПУ. Человек. Девушка. Её каштановые волосы были грубо подстрижены под лисьи ушки.

Однако, что-то с ней было не так.

Она нападала скорее как четырёхногий зверь, чем человек.

А ещё КПУ Кихары Юитсу было наисовременнейшим вооружением созданным поглощением множества Элементов. Конечно, у него была привычная огневая мочь, но также и множество других приспособлений помогающих целиться и отклонять удары. Другими словами, кому-либо помимо Саломы было бы тяжело провести идеальную внезапную атаку.

Для этого нужно было знать КПУ лучше самой Юитсу.

Не всплыло ли в её сознании определённое имя?

Он был большим псом, который сиял золотым светом.

Он был навеки неприкосновенным учёным, который любил сигары и романтику превыше всего.

“Эльза — маг контролирующий ’нечто вроде’ Коккури[✱]https://en.wikipedia.org/wiki/Kokkuri_(game)
. И может учёный не в курсе, но Коккури пишется иероглифами лиса, собака и тануки[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/Тануки
.”

“……………Ты врёшь.”

“Расскажи нам всё об этом бродячем псе. В зависимости от того, где он умер, Эльза может призвать его одной монетой в десять йен.”

“Ты врё-ё-ё-ё-ёшь!!”

“Ах,” всё что Камидзё смог сказать.

Он не знал, что взяло её за душу, но Кихара Юитсу была не в себе. Камисато знал достаточно, чтобы задеть за живое, прекрасно понимая, что произойдёт. И, как он сам сказал, это было “нечто вроде” Коккури. А значит не он сам. Даже состоя из иероглифов лисы, собаки и тануки, он оставался “чем-то вроде”. Они не могли призвать конкретное животное, как ни старались.

Но это было не важно.

Камисато говорил, что суть блефа в недостатке информации, а противник сам соединяет предоставленные тобой точки.

Они доделали клетку.

И сейчас, запертая в клетке Кихара Юитсу казалась по-настоящему жалкой.

Камисато лишь называл имена, и девушки бросались вперёд. Кихару Юитсу и её КПУ беспомощно избивали, и полупрозрачные куски отрывались один за другим, как муравьи облепившие сахарную фигурку. Броня из глаз и клешней, разнообразные пушки, и толстые руки крыльев были сорваны.

У девушек Фракции Камисато был твёрдый стержень, когда они следовали за парнем. Значит у них не было противоречивых желаний, а потому украденное Отвержение Мира было против них бесполезно.

Всё оружие было сбито, раздавлено и сорвано. Прибитая к земле Кихара Юитсу вытянула шею, будто пытаясь укусить Камисато Какеру.

Ответил он просто.

Он сжал в кулак избитую и окровавленную женскую руку пришитую к его запястью.

“Можешь забирать.”

Раздался глухой звук.

Его не заботило, что сила удара может сломать кости руки. Он вложил всю силу, чтобы ударить кулаком челюсть монстра.

“Гах…аххх?!?!?!”

Без оборудования удар физически целиком достиг её тела.

Её мозг тряхнуло, а разум учёного и культурного человека затуманился.

Сумасшедшая учёная застонала, переводя дыхание, и отчаянно оставалась в сознании, но Камисато посмотрел на неё сверху и слегка помахал одолженной правой рукой.

“Кихара Юитсу. Ты сделала одну основополагающую ошибку.”

Он тихо объяснял женщине, которая едва двигалась.

“Я не лучше тебя, когда дело касается применения Отвержения Мира. …Мне не известно твоё прошлое, но мести я искал дольше. Так что мне хорошо известны мысли такого человека.”

“Фух…фух…!!”

“Тебя погубила неопытность. Кровь в голову ударила, когда я обидел того бродячего пса? Но это не так. Погас бы твой гнев, извинись я со слезами на глазах? Конечно, нет. Даже если бы Боги Магии молили меня о пощаде и говорили, что отказываются от своих убеждений, я бы всё равно их стёр. Это был единственный способ отомстить. Цель тоже должна была жалеть об этом? Могла сказать что-то доброе? Стоит о таком подумать, и мести конец.”

“…”

“Поэтому я забираю правую руку. Она моя изначально, и её единственное предназначение в обращении против Богов Магии, которые мне её дали. Я не могу допустить ненужных жертв твоими руками.”

“Ах, аххххх!!”

С этим воплем задние зубы Кихары Юитсу издали тихий звук.

Тот час же Камидзё и остальных затряс низкий, тяжёлый звук.

“Почему, как ты думаешь, я выбрала это место, Мистер Опыт? Давай я покажу тебе свою месть.”

“…”

Камидзё молча глянул вверх.

Далеко вверху потолок был весь в металлических цилиндрах, которые напоминали ему сосульки или сталактиты. Низ расширялся трубой, потому они могли быть ускорителями для запуска Безоконного Здания ракетой в космос.

“Поздно бежать.”

Даже всё потеряв, Кихара Юитсу насмехалась.

“И как знакомая с местью, я могу тебе кое-что сказать. Ты начал колебаться, не так ли? Была бы месть ’всем’ тем, чего тебе хотелось, ты бы пришёл в ярость за отобранную игрушку и не думал бы о вреде окружению! Ты обрёл что-то ещё, делающее тебя большим, чем машиной зацикленной на мести!! Ты больше не можешь владеть Отвержением Мира. Тебя сметёт собственной силой, как только ты дотронешься до руки!!”

Её голос резко менялся с сильного на слабый, но потом стал невероятно мирным.

“В отличии от тебя, месть это ’всё’, что у меня есть.”

Спустя мгновение он сломался.

Она громко засмеялась, будто стрелка прибора метнулась в другую сторону.

“Так что я без колебаний расстанусь с собственной жизнью!! Нет аварийных выходов или убежищ! Месть не так сложна, если хочется совершить только её. Просто не можешь ставить дополнительные цели, как это сделал ты.”

Выражение Камисато Какеру не изменилось.

И он ещё раз врезал кулаком по улыбающемуся лицу Юитсу. С глухим звуком сумасшедшая мстительница покатилась по земле, будто он её вырубил.

Ускорители скоро зажгутся. Тот час всё помещение нагреется сильнее,чем в крематории. Времени на побег не хватало. Длинный предлинный спуск, которым они спустились, предназначался для выпуска взрывообразно расширяющегося пара. Значит уход из этого огромного помещения их не обезопасит. 100 градусный пар догонит их на спуске, а их варёная плоть будет поистине адским зрелищем.

Земля под ними будто дрожала, но Камисато Какеру спокойно молчал.

Наконец он заговорил.

“Клер… сейчас наверху в поддельном КПУ. Тогда кто-нибудь другой, кто на это способен, отрежьте её правую руку и приделайте мою.”

“Н-но, Онии-чан!!”

Яростно вмешалась однорукая Салома.

Она была эксцентричной девушкой, которая заменила всё своё тело искусственным, не полагаясь на Академгородок. Её техники могли приделать ему руку, но…

“Ты слышал Кихару Юитсу, не так ли? Простое прикосновение к Отвержению Мира тот час же тебя сметёт, ты так не думаешь?!”

“Но это единственный способ справиться с ускорителями сверху. Я должен стереть их своей силой.”

“Есть другие способы их уничтожить!”

“Их уничтожение вызовет взрыв. Стирание — единственный выход.”

“…Эх? Минуточку. Хочешь сказать…эх?”

Эта самонадеянная массовая убийца выглядела как ребёнок предполагавший, что его семья всегда будет счастливой, а потом узнавший о разводе родителей.

Камисато вздохнул.

“Камидзё Тома, моя сумка.”

“А-ага?”

Камидзё отдал её, но тот час пожалел.

Парень засунул руку, вытащил баллончик и прицелился в сестру.

Надпись гласила “CO2 Охлаждающий Спрей”.

“Ты чёртов глупый Онии-…?!?!?!”

Свою яростную речь она не закончила.

Звук распылителя слышно было не долго.

“Физически вырубить тебя сложно, но тебе всё равно требуется кислород и двуокись углерода для поддержки работы мозга. Теперь, сможешь дышать в облаке высококонцентрированного углекислого газа?”

“Ах…ках…”

Нельзя было с лёгкостью поменять концентрацию кислорода вне закрытой ёмкости, но коричневая массовая убийца, к несчастью, носила два дождевика поверх купальника. Капюшон на голове создавал частично замкнутый объём и мало места для отвода газа.

“Быстрая смена концентрации кислорода не похожа на удушение. Если нужно лишь вырубить кого-то, так намного быстрее. Конечно, злоупотребление вызовет серьёзные последствия для мозга.”

Через десять секунд голова массовой убийцы закачалась. Не в состоянии стоять девушка, которая продемонстрировала такую пугающую силу, упала на месте.

“Я тайно себе поклялся, что никогда не воспользуюсь этим способом, чтобы тебя остановить. Извини, я такой ужасный брат.”

“Стой…Онии-чан…”

“Не остановлюсь.”

Выражение Камисато не изменилось.

Он осмотрелся, убедился, что никто не хочет помочь, схватил безвольную руку Юитсу. Он держал обломок кристалла впившийся в другую руку как лезвие.

Возможно, это был не самый острый инструмент, но он решил, что его будет достаточно, чтобы перерезать нить, которой пришили руку.

“Отлично. Тогда я сам это сделаю.”

Никто его не остановил.

Было около сотни девушек, которые доверяли ему настолько, что готовы были отдать свои жизни, скажи он им умереть, но если они его остановят, то лишь дождутся зажигания ракетных ускорителей на потолке. Это будет концом Камисато Какеру, остановят они его или нет, потому они замерли неспособные выбрать.

Девушки не могли сдвинуться, а вспыльчивому характеру Саломы мешало помутнение рассудка.

Кто ещё мог двигаться?

Только один.

“…жалуйста.”

Она не могла встать и еле двигалась, но Салома умоляюще посмотрела на него.

Не Камисато.

Она смотрела на другого парня.

“Пожалуйста. Ударь этого идиота сейчас же и забери это у него. Если не заберёшь, он…мой брат…”

Она собиралась расплакаться.

Она была будто маленькая девочка, которая отбилась от семьи в незнакомом городе.

“…”

Когда он понял, что слова предназначались ему, Камидзё вспомнил, почему был здесь.

Не то чтобы он дружил с Камисато Какеру или его девушками. Он никогда не сдаст Отинус их мести Богам Магии.

Но…

Он не считал, что последнее “колебание” Камисато как-то его касалось. Это значило бы, что слова и доброта направленные на Камисато запали ему в сердце и помогли мести Кихары Юитсу.

Он много чего хотел сказать.

Не веди себя так, будто знаешь, о чём говоришь. Никто не хочет умереть. Девушки стали здесь и помогли тебе, а не твоей правой руке. Ты действительно думаешь, что им нужен мир без тебя?

Но он не мог этого сказать.

Просто не мог.

Скажи он, и слова найдут путь к серцу Камисато, расширят трещины. Его внутренние “колебания” усилятся, вырастет риск его собственного отвержения и стирания Отвержением Мира.

Попытка помочь его убьёт.

Поэтому Камидзё пришлось проглотить слова. Он сдержал в груди слова, подступившие к горлу. Это был единственный способ сохранить призрачный шанс, что Камисато выживет.

“Это…”

Может он напридумывал, но Камидзё обнаружил, что проклинает что-то невидимое.

“Это была моя вина? Все твои страдания по моей вине?”

“Ха-ха. Совсем нет.”

С треском лезвие прошло сквозь его и чужое запястье.

Никто не сочувствовал его поступку, но самая обычная улыбка оставалась у него на лице, даже когда кровь брызнула на щёку.

“Это правда, ты не сделал ничего решающего в этой битве. Ты был полезен, но любой союзник справился бы также. Значит не в этом твоя роль. Думаю, ты всё ещё здесь стоишь, чтобы услышать что я скажу.”

“Что?”

“Это просто.”

Парень, который знал о её разрушительной силе лучше кого бы то ни было, без колебаний схватил отрезанную руку. “Отвержение” могло начаться уже тогда. Но чтобы убедиться, он вдавил её в запястье.

За мгновение до решающего разрушения, он опередил проклятье.

“Позаботься об этих девушках. Не беспокойся. Разве не этим ты всегда занимался?”

И он нанёс завершающий удар.

Не было огня сильнее, чем в крематории, не было ада взрывов полуразрушенных ускорителей.

Осталась лишь морозная зимняя тишина.

В то же мгновение некий парень был стёрт из этого мира.