Том 16    
Пролог: Прятки в Школе, Начало в Купальниках — Плавь_Асфальт.

Пролог: Прятки в Школе, Начало в Купальниках — Плавь_Асфальт.

В 7 Районе Академгородка было 7 декабря.

Однако, цифровой дисплей температуры на стене здания застрял на 55 градусах Цельсия. На этой отметке он был похож на пустую шкуру цикады, поэтому кто знает, на сколько выше поднялась температура.

Сильная жара заставляла чувствовать себя пойманным в каменной печи полной остаточного тепла.

Камидзё Тома и его одноклассники были брошены в этот палящий ад, который вот-вот растопит асфальт.

“Фух, фух.”

Они переводили дыхание и вытирали пот с бровей, но не носили школьную форму. Все приверженцы правил, которые пытались это сделать свалились от теплового удара до окончания первого дня. Все парни и девушки носили купальники на выбор, чтобы избежать удержания любого тепла.

В настоящее время они стояли на крыше одной из бесчисленных многоэтажек выстроенных в улицу.

Они даже не думали о небрежной ходьбе по земле.

Любой коснувшийся земли умрёт.

“Это… не шутка… чёрт.”

Чувство тяжести давило на их спины.

Они тащили пятидесяти килограммовые грузы, будто маленьких девочек. Этим грузом была минеральная вода оставшаяся в большой аптеке. Все видимые полки были давно очищены, но в подсобном помещении они нашли несколько пластиковых канистр в форме кукол Дарума для кулера.

Могло казаться, что воды более чем достаточно для одного человека, но даже домашняя ванна вмещает две сотни килограмм. Этого далеко не достаточно, чтобы напоить всю школу, которую они использовали как убежище. Этого было совершенно недостаточно, но они не могли прекратить попытки.

Далеко внизу прямые солнечные лучи нагрели дорогу как духовку, и ветряки искрили. В дороге было несколько трещин, и были сломаны пожарные гидранты, но ни капли воды из них не текло. Придорожные деревья стали коричневыми от чего-то помимо зимы.

Это всё было из-за жары. Она всё разрушила.

Используется ли бензин или ртуть, машина будет бесполезной, если её аккумулятор не будет работать. То же и с новыми акробайками. Беспилотные устройства по типу роботов уборщиков также были бесполезны.

Фукийоси Сеири, одноклассница с длинными чёрными волосами и открытым лбом (и огромными грудьми), также вытерла пот рядом с Камидзё. Даже такая дисциплинированная и отличная ученица как она проиграла второй раунд Северному Ветру и Солнцу. Сейчас она носила собственное чёрное бикини и шерстяной шарф с перчатками к тому же.

Конечно, была причина такому странному сочетанию.

Пока Камидзё и остальные парни тащили невероятно тяжёлую воду, девушки работали над безопасным маршрутом для них.

“Мы воспользуемся лестницей, чтобы добраться до следующего здания. После этого мы достигнем главной дороги, поэтому нам придётся воспользоваться натяжным канатом.”

“Только не снова. Это так опасно.”

“Чтоб ты знал, лестницы используют для пересечения расселин на Эвересте.”

Даже если это были низкие многоэтажки, они всё равно были высотой в четыре или пять этажей.

Класс раскладывал стремянку, чтобы передвигаться между зданиями. И это таща пятьдесят килограммов воды.

Вот почему Фукийоси и остальные девушки носили перчатки и шарфы. Было выше 55 градусов Цельсия. Комедийная ванная с горячей водой была лишь в пределах 50 градусов. А металлические части были даже хуже после поглощения тепла. Они не могли долго касаться их голыми руками, поэтому им было нужно подобие рукавиц для удержания котелков. Шарфы использовались чтобы тащить на плечах лестницу. Большинство носило сандалии с ремешками. Теннисные туфли или ботинки были бы удобней, но не в жару. Плохо проветриваемая обувь быстро наполнится потом, а их ноги вскоре поростут грибком.

Со всей честностью, Камидзё не мог привыкнуть пересекать “расселины”, не важно сколько раз он это делал.

“Продолжаем движение,” сказала Фукийоси. “По одному за раз. И будьте осторожны.”

“…Чёрт возьми. Был бы у нас мост покрепче.”

“Если мы будем выбирать самые безопасные маршруты, то можем наткнуться на засады людей, которым нужна вода, которую ты тащишь.”

Камидзё, который носил плавки в виде шорт, горько взглянул на солнце, которое стало смертельным оружием.

Мир изменился лишь за три дня. Смехотворно неестественная жара атаковала Академгородок, и всё электричество и водопровод Академгородка отключились практически слишком легко. Город установил ценности, которые делали классовое разделение на основе учебных успехов и дохода, но всё это разрушилось и нечто другое появилось, чтобы занять их место.

Проще говоря, вода и тень.

В такой ситуации люди могли легко начать биться за эти вещи, как за кучу денег или золотые слитки.

“Мы не знаем, что случилось с другими школами, поскольку жара вывела из строя всю электронику и линии связи, но мы должны считать себя счастливчиками, раз мы до сих пор не высохли,” сказала Фукийоси.

“Ты думаешь, есть школы, которые действительно остались без воды и истощились?”

“Я не хочу думать об этом. В любом случае, я пересекаю первой.”

При пересечении расщелин, лёгкие люди отправлялись первыми, чтобы подтвердить безопасность другой стороны. В данном случае, это были девушки, которые не тащили воду.

Они пересекали лестницу от здания к зданию. Она была меньше пяти метров в длину, но балансировать на двух ногах и идти как по обычному мосту было бы смертельной ошибкой. Они буквально становились на четвереньки и цеплялись руками и ногами, чтобы медленно переползти.

Это была серьёзная ситуация с жизнями поставленными на кон, но Фукийоси просто выставила вверх мягкую попку заключённую в чёрный низ бикини. К тому же, из-за жары огромное количество пота текло по внутренней стороне её бёдер, поэтому получалась довольная сочная сцена.

Аогами Пирс сделал серьёзное выражение лица, пока тащил другую сменную бутылку для кулера.

“Мне жаль Ками-ян. Я не думаю, что смогу спрятать его в плавках.”

“Ках, ках! Потерпи, парень!! Я сомневаюсь, что эти девушки поймут нашу борьбу!!”

Оба старались изо всех сил отвести глаза от соблазна перед глазами, но в поле зрения попала палящая поверхность.

Бесцветное мерцание миража поднималось от асфальта ставшего немного мягким от сильного зноя.

“Думаешь их теперь даже больше?”

“Кто знает. Я не в настроении их считать.”

Камидзё казался раздражённым, когда отвечал, и увидел Фукийоси машущей им с другой стороны после безопасного пересечения. После подтверждения безопасности другой стороны, остальные девушки начали пересекать лестницу одна за другой.

“Мы не можем пользоваться электричеством, поэтому огонь фактически наш единственный выбор.”

“Ага.”

“Но я правда не хочу разводить огонь прямо сейчас. Нет способа его погасить.”

“Я слышал костры можно тушить бросая на них песок.”

Фактически, в голубое небо поднимались тёмные линии из разных частей знойного города. У них не было способа узнать, были ли они огнями для готовки, дымовыми сигналами SOS или признаками распавшегося общества.

Лицо девушки из Средней Школы Токивадай промелькнуло у него в голове.

Всё ли у неё хорошо в этом аду? Она #3 5 Уровня Академгородка, но это не много значит, когда дело касается грубой физической силы, воды и выносливости.

(Я до сих пор волнуюсь о других. Значит ли это, что я до сих пор человек?)

Камидзё раздражённо помотал головой и сфокусировался на реальности перед глазами.

Трёхциферное число учеников первого года обучения искали воду, но они разделились, выбирая подходящие маршруты. С ним был один лишь класс, но это всё равно было достаточно, чтобы создать пробку при пересечении лестницы по одному за раз.

Камидзё и Аогами Пирс оба наклонились к горизонтальной лестнице и попытались переползти. Когда они пересекали раскалённый метал, ужасный друг Камидзё заговорил с ним.

“Хорошо, давай сделаем это так же, как и раньше. Не держи зла, если упадём.”

“Верно.”

Под действием неприятного скрипа лестницы и веса воды на спинах они были не в настроении шутить, но короткий опыт уже научил, что от гнетущей тишины на сердце будет только тяжелее.

Они были на высоте четвёртого или пятого этажа.

Смертельный асфальт поджидал их внизу. Если они упадут, то либо умрут мгновенно, либо встретят намного более продолжительную и болезненную судьбу.

(Не волнуйся, не волнуйся. Этот метод используется на Эвересте, и альпинисты тащат больше пятидесяти килограмм. Так что не о чем беспокоиться.)

Непостоянный скрип раздавался под ним. Он чувствовал, будто каждый шаг похож на перерезание цветных проводов в часовой бомбе.

Пот на бровях раздражал. Тепло жарящее ладони также досаждало.

Каждая капля воды была ценной, но его руки и ноги промокли, и он чувствовал, что может соскользнуть в любое мгновение.

Пот попал ему на ресницы.

Картинка вокруг него смазалась, будто глаза наполнились слезами. Но в этом неустойчивом положении он не мог вытереть его рукой. Неясная пустота наполнила его разум, когда он полагался на ощущения от рук, чтобы медленно вести себя через пятиметровый ад.

“…дзё, Камидзё! Сейчас всё в порядке. Ты пересёк!!”

Фукийоси что-то кричала ему в ухо, поэтому он выдохнул излишек кислорода наполняющего его лёгкие. Он проигнорировал обжигающий жар, когда упал на бок. Он воспользовался всем телом, чтобы прочувствовать стабильность земли.

“Фух, фух… ?!?!?!”

“Похоже мы оба снова выжили. Хотя это похоже на игру в русскую рулетку.”

Аогами Пирс сел и вытер пот с брови.

Пока они ждали, когда переберутся остальные, Камидзё медленно встал и заговорил с Чёрным Бикини Фукийоси.

“Ты сказала, что мы должны дальше воспользоваться канатом, так?”

“Да. Я честно боюсь засады, поскольку это фиксированный маршрут, но пять метров это самое большее, что мы можем пересечь с лестницей. Канаты необходимы для пересечения главных дорог.”

Электроника была бесполезна в эту жару.

Фукийоси вытащила бумажную аварийную карту с несколькими цветными линиями маркером. Она сложила её как читатели газет в поезде и начала читать. Линии пересекающие дороги от здания к зданию были “канатами”.

“Я думал, какая-то куноити[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/Куноити
манга сообщала, что их нельзя переходить как мосты из-за растяжения или чего-то ещё,” прокомментировал Аогами.

“То, что известно как самый опасный маршрут в школу в мире, требует хождения по единственному проводу один или два километра. Это намного лучше его.”

После того как все перебрались, Фукийоси и остальные девушки стали вытаскивать лестницу. Группа Камидзё также поднялась и снова начала бороться с тяжёлой водой.

Они посмотрели в даль и увидели что-то необычное в знакомом во всём остальном городе.

Что-то пересекало промежутки между зданиями.

Где-то с крыши на крышу, где-то от окна к окну, а где-то соединяло площадки пожарных лестниц.

Все они были “канатами”. Другими словами, они были проводными спусками. Провода различной толщины были натянуты между зданиями. К ним были присоединены блоки сделанные из колёсиков роликовых коньков или скейтбордов на гнутых версиях S-образных крюков, которые удерживают большие инструменты в гараже. Свисая с блока, можно было скользить прямо по проводу. Как уже сказано, они были самодельными, без стандартных мер безопасности, поэтому гарантий надёжности не было.

Однако, это было намного предпочтительнее неустойчивой лестницы или авантюрного прыжка с шестом. Это как найти безопасную порцию рыбы-ёж. Никто не хотел думать, сколько неудач привели к правильному ответу.

Также на крышах были кучи кирпичей и бетонных блоков, но, похоже, они не имели отношения к канатам.

Толстые провода выходили из нескольких этажей здания, на котором они были, но уходивший в сторону их школы выглядел по-настоящему запущенным. Начнём с того, что он был не металлический. Он был связан из отдельных синтетических верёвок и натянут чем-то похожим на ручную лебёдку. И даже не смотря на то, что канаты были дорогой в один конец из-за разницы высот, путь обратно сделан не был. Они могли перебраться на другую сторону, но не могли вернуться. Им придётся искать другой маршрут, если до этого дойдёт.

“Постой, постой, постой, постой…”

“Они всего лишь воспользовались пневматической катапультой или чем-то ещё, чтобы выстрелить верёвкой на другую сторону. Поскольку они не выстрелили обратно, они должно быть остановились на полпути.”

Канаты делались по необходимости. Из какой бы они не были школы, если кто-то это сделавший сдался, значит с ними случилось что-то непредвиденное.

Не взирая на это, класс Камидзё не мог просто ждать.

Они также не могли делать бесконечны обходы. Они хотели вернуться в безопасную школу как можно скорее. Камидзё и все остальные должны были себя так чувствовать.

Это было опасно, но у них не было другого выбора.

В отличии от лестницы, им не нужно было идти по одному за раз.

Сначала, Камидзё присоединил ручной блок (сделанный из колёсика роликового конька и S-образного крюка, который держит большие инструменты в гараже) к канату над головой и ухватился обоими руками за рукоятку. Теперь ему нужно было только держаться, чтобы висеть. Высота была пугающая, но остановиться на полпути вниз было ещё страшнее. Вот почему он разбежался.

А до того как он спустился, Фукийоси продела руки в лестницу, чтобы держать её, пока она блоком умело седлала канат.

Такие фиксированные маршруты были крепче, но шанс засады был больше. Было безопасней посылать несколько людей за раз.

Или так должно было быть.

Канат внезапно качнулся и направился прямо вниз.

“Вах!!”

“Ками-ян?!”

Синтетическая верёвка каната треснула.

Ослабила ли её жара? Или тепла от трения было слишком много даже с блоком?

Он ничего не мог сделать. S-образный блок был бесполезен, когда он опирался на него всем весом, потому он падал вдоль оборванного каната. Он встретился с Фукийоси, которая также была на канате. Зная, что это сожжёт его ладонь, он схватился за канат и воспользовался другой рукой, чтобы схватить руку девушки в чёрном бикини перед тем как её сбросит.

Они качнулись скорее как огромный маятник, чем просто падали вниз.

Это было удачно потому, что их импульс преобразовался в горизонтальный вектор, и они по крайней мере избежали смерти от удара. Камидзё и Фукийоси упали и покатились по обжигающей земле.

“Гххх!!”

К счастью, их бросило на высушенную клумбу вместо дороги. Благодаря этому они избежали сдирания открытой кожи асфальтом в роли напильника.

Камидзё взял Фукийоси в одну руку и шлёпнул по щеке.

“Ей, ты в порядке, Фукийоси?! Мы всё ещё живы!!”

“Ах, ахх…?”

Психологический шок от падения должно быть очистил её разум, поскольку Фукийоси стонала в недоумении, пока он её держал.

А времени вздыхать с облегчением не было.

Они были на земле.

Все упавшие умрут.

Аогами Пирс сложил руки у рта рупором и прокричал с крыши.

“Поспеши и убирайся оттуда, Ками-ян!! Приближается Элемент!!”

Что-то отбросило огромную тень на Камидзё.

Он оглянулся, чтобы обнаружить его очень близко, меньше чем в двух метрах.

Существо причудливой формы было сделано из полупрозрачного кристалла и стояло во весь свой трёхметровый рост. Оно напоминало огромного богомола и как раз подняло переднюю ногу как огромную косу.

Ещё секунду назад не было признаков существа.

А из-за своей полупрозрачной структуры тела, Элементы были склонны принимать форму растений или животных, которые пользовались какой-либо формой мимикрии.

В данном случае, это был Цветочный Богомол 1 Класса.

“!! Фукийосиииии?!”

Он мгновенно оттолкнул девушку у себя на руках.

Сила толчка отправила его в противоположное направление как раз тогда, когда на них обрушился страшный удар. Высушенная клумба, которую заняли ошеломлённые парень и девушка, была безжалостно рассечена надвое, когда полупрозрачная коса вонзилась в бетонный фундамент.

Что-то похожее на блуждающий огонёк загорелось в центре его полупрозрачной груди.

(Элемент огня. Стандартный, но опасный!!)

Другая коса пришла одновременно с цветом.

Она светилась оранжевым цветом доменной печи.

С низким рёвом огня потребляющего кислород жестокое пламя обернулось вокруг атаки. Огонь с липкостью тяжёлой нефти взорвался полукругом.

Без Разрушителя Иллюзий в правой руке, его бы изпепелило.

“Ах, ааааааххххх!!”

Он рефлекторно вытянул руку вперёд, и все двадцать метров огненной волны рассыпались в ничто. Только остаточного тепла опалившего его щёку было достаточно, чтобы его сердце сжалось.

Он только что чуть не умер.

Нет, его чуть намеренно не убили.

Мгновением позже…

“Ками-ян!!”

Аогами Пирс кричал сверху. Нет, он делал больше, чем просто кричал. Со звуками тяжёлых ударов он и остальные бросали бетонные блоки и кирпичи вниз на Элемент.

“Там есть ’подъёмник’ на стене здания в сотне метров на запад отсюда! Мы выиграем тебе немного времени, потому бери Фукийоси и поднимайся там!!”

Камидзё осмотрелся и правда увидел единственную верёвку свисающую вдоль стены здания. Нижний конец был завязан в петлю лассо. В неё ставили ногу и рукой брались за верёвку, а кто-то сбрасывал ящик с песком для подъёма блоком наверху.

Элементы могли взбираться по ступеням, но они, казалось, не способны были использовать лестницы или верёвки. Также, они могли разрушать двери и окна, но не были достаточно разумны, чтобы лезть открывать замки или поворачивать ручки дверей.

Это значит, что их можно было избежать на возвышенностях или прячась за взрывоустойчивыми дверьми.

(Но…)

Он снова посмотрел назад.

Чёрное Бикини Фукийоси беззащитно лежала за трёхметровым Цветочным Богомолом. Простое присутствие Элемента предчувствием смерти вызвало окоченение его разума. Мог ли он пройти мимо Цветочного Богомола, добраться до неё и потом сбежать к отдалённому “подъёмнику”?

Быть убитым в спину было самым вероятным исходом.

И будет ещё хуже, если это случится со знакомой одноклассницей.

“Аогами!! Продолжай бросать кирпичи!!”

“Погоди, погоди, погоди! Даже не вздумай сражаться с Элементом, Ками-ян! Конца им не будет, чёрт!!”

Камидзё не думал выметать или смывать их.

Этот Элемент Цветочный Богомол имел внутри ядро огня.

Если он сможет по крайней мере уничтожить его, то сможет безопасно добраться до подъёмника с Фукийоси. Он сможет избежать потерь. И он уже доказал, что Разрушитель Иллюзий срабатывает на пламени Элемента.

В добавок, если он сможет просто дотронуться до него правой рукой, то сможет убить Элемент одним касанием.

Но движения последнего были слишком смертельными, поэтому его запросто разорвёт на куски в то же мгновение, когда он попытается встретиться с ним лицо к лицу.

Уже несколько раз им нужно было спасать учеников, которые падали вниз. Остальные бросали камни, чтобы выиграть время, пока Камидзё сражался и побеждал меньших Элементов.

Это должно сработать со стоящим здесь трёхметровым 1 Классом.

“Гваааааххххх!!”

Чтобы не дать страху приковать его ноги к земле, Камидзё взревел на всю мощь лёгких, как метатели молота для снятия ограничений в мозгу. Он побежал в сторону полупрозрачного Цветочного Богомола. Его не заботило как жалко он смотрелся. Как только он его где-то тронет, Элемент остановится, будто у него сядет батарейка.

Но.

Именно тогда поверхность Цветочного Богомола замерцала как мираж.

Нет, произошло не это. Пейзаж замерцал, когда Элемент двигался сливаясь с фоном. Начнём с того, что они были полупрозрачными и специализировались на мимикрии.

Это значило, что мерцание не было вызвано Цветочным Богомолом запускающим атаку.

Оно шло от чего-то перед ним.

Там был другой?!

“К-Камидзё! Постой?!?!?!”

Сев на обжигающем асфальте, Фукийоси широко раскрыла глаза и панически закричала.

Но было слишком поздно.

Камидзё Тома нацелился на Цветочного Богомола и ринулся вперёд, поэтому теперь он не мог сменить направление.

И…

Это был 2 Класс. Вдвое больше Цветочного Богомола, шестиметровый Элемент обладал панцирем в виде бриллианта и огромные клешни. Он был в форме локоточного краба[✱]http://species-identification.org/species.php?species_group=crabs_of_japan&id=1007
.

И этот элемент не сдерживался, используя своё мощнейшее оружие.

Это было больше похоже на удар телом, чем лезвием.

Кончик его гигантской клешни врезался в середину живота Камидзё Томы.

Он ничего не мог сделать.

“Бх.”

Он кашлянул кровью вместо воздуха.

Он почувствовал, как жидкость поднимается по горлу, когда он полетел назад с импульсом в двое большим, чем тот, с которым двигался вперёд. Он не почувствовал падения и удара от столкновения. Его конечности и даже глазные яблоки корчились в конвульсиях, и он был без понятия, где был сам, или даже где был верх. Он почувствовал влагу на спине, но было ли это из-за сломанного при ударе бака кулера или это просто его собственная кровь?

Остальное поступало обрывками.

Его разум был наполнен смрадом и вкусом крови, криком Фукийоси Сеири, ливнем ослепляющих гранат и дымовых завес из бутылок, когда их бросали с крыши, голосом зовущий его по имени, пока по щекам бьют снова и снова, ощущением волочения и парения от блочного подъёмника.

“Камидзё! Прийди в себя, Камидзё!!”

Его тащили с одной крыши на другую.

Кажется, Фукийоси Сеири звала его по имени. Этого знания для него было достаточно, чтобы чуть улыбнуться, даже когда его тело продолжало биться в конвульсиях.

Слава богу, подумал он.

Его успокоило знание того, что она кричала не из-за добравшегося до неё Элемента.

Он был рад по крайней мере этой хорошей новости.

“Постой, не делай такой довольное лицо. Мы ещё даже близко здесь не закончили!! Это ещё не конец! Оставайся в сознании, Камидзё!! Ты должен!!”

Не совсем правильно говорить, что её голос удалялся.

Сказать точнее, масса звуков билась в его барабанные перепонки, но их значение не достигало его мозга. Это как слова одноклассника исчезающие в общей болтовне класса.

После этого Камидзё кое-что осознал.

Так вот оно что, подумал он о случившейся с ним возможности.

Могло ли это быть вне реального потока времени?

Моя жизнь пролетает у меня перед глазами? Я лежу на кровати и отчаянно думаю о своих самых недавних воспоминаниях?

Между строк 1

Хамазура Шиаге в последнее время выходил рано утром. Даже он с трудом верил, что это для пробежки. Но это была не замечательная попытка восстановить как можно больше здоровья, сколько он мог, износив его алкоголем и сигаретами. И, конечно, она не имела отношения к Такитсубо Рико, его девушке в розовом спортивном костюме, без выражения говорящей ему о появляющемся пузе.

Он умыл руки, уйдя из Бездарности, но у него до сих пор не было ни малейшего понятия, что делать с освободившимся временем. Под этим подразумевалось то, что заполнит пустоту внутри него. И он был полностью в курсе, что кое-кто из добродетелей скажет, что он должен пойти в школу, если действительно изменился сердцем.

К лучшему или худшему, он нарастил свои мускулы на ногах и свою выносливость… или он чувствовал, что нарастил.

Из двадцати трёх районов 7 Район был самым большим по площади. Если он сможет держать свой темп, то пробежит полный круг по району без остановки.

…Или он был бы способен.

“Чёрт… что с этой жарой?”

Он не смог осилить даже пяти сотен метров. Его ноги замедлились до полной остановки, и он почувствовал тошноту. Это был тепловой удар или недостаток сна? Его разбудил посреди ночи странный взрыв в этом районе. Но когда он прислонился к стене здания, всё его тело атаковал жар и боль сковородки, поэтому он быстро отступил.

Он глянул на свой мобильник, но экран был странным и не реагировал.

Он вышел раньше семи, и стояло начало декабря. Он должен был видеть своё дыхание, и иней должен был покрывать клумбы у тротуара, но на это не было и намёка. Фактически, он был уверен, что эта жара заставит сморщиться мангровые деревья Окинавы.

“Привет, Хамазура-кун.”

“Здрасьте.”

Он поклонился старику, которого узнал по своему утреннему ритуалу. Он должен был выгуливать свою собаку, но жара положила этому конец. Собака сидела на скамейке автобусной остановки. Должно быть собаке было слишком горячо сидеть или лежать на асфальте.

“Что с этой погодой? Ты что-нибудь слышал, Хамазура-кун? Дети в эти дни смотрят всё в интернете, так ведь?”

“Я думаю…”

Хамазура чувствовал, что мысль, якобы в интернете можно узнать или сделать что-угодно, была обманом продвигаемым людьми, которые устанавливали какая информация когда доступна, но смысла объяснять это не было.

“Я ничего не слышал. В газетах что-то писали?”

“Хах-хах. Почему молодёжь думает, что все старше определённого возраста читают все до последней статьи в газете?”

Хамазура слегка приободрился от того, что старик сделал такое же предположение.

“В любом случае, мне следует сократить сегодняшнюю прогулку.”

“Возможно.”

“Эта девочка может и собака, но такая толстая. Конечно, от того, что я так много её угощал. Тащить её на спине будет не легко. Но я не могу заставить её идти по такому асфальту. Что делать?”

“Почему бы не воспользоваться подземными туннелями?”

“Подземными туннелями?”

Хамазура ответил на удивлённый голос, показав большим пальцем в сторону ближайших спускающихся лестниц.

“Они соединяют станции метро с магазинами, поэтому могут завести вас довольно далеко. Конечно, вам следует спланировать свой путь и пройти что-то на подобие лабиринта, если вы хотите добраться до конкретного желаемого выхода.”

“Хм. Я этого не знал.”

Старик повернул голову, продолжая сидеть на скамейке автобусной остановки, но затем его взгляд остановился. Он замер, когда его глаза достигли определённой точки.

“?”

Заинтересованный, Хамазура тоже оглянулся.

Группа офисных служащих в деловых костюмах бежала вверх по лестнице. Их было много. Утренний час пик ещё и не начинался, поэтому группа было странно большой.

(Придётся ли мне прокладывать путь через такие толпы, когда я вырасту?)

Хамазура всё ещё именно так смотрел на событие.

Но взгляд поменяется три секунды спустя.

Началось с платков. Из-за жары много офисных служащих держали платки. Они прижимали их к лицам и обратным сторонам ладоней.

Сначала он подумал, что они вытирают пот.

Но тогда, что это за красный цвет просачивается сквозь одежду?

“Гах! Вах, вах!!”

“Га, га!! Стук, стук, стук!!”

“Оххххх!! Оххххх!!”

По всей вероятности, они в действительности выкрикивали другие слова, но это всё, что он мог услышать, когда так много орущих голосов смешивались вместе.

“Это не хорошо, Хамазура-кун.”

Хамазура внезапно обнаружил, что старик встал со скамейки. Он держал собаку в руках, не смотря на то, что ранее жаловался на вес.

“Ч-что-то напало на них? Жизнь так опасна в нынешние времена.”

Когда наступили эти “нынешние времена”? Старик придерживался того же поведения, что и люди в течении последнего полувека.

И его предположения были не верны.

Уши Хамазуры… нет, мозг постепенно смог обработать крики и визги. Они превратились в понятные слова.

“Гах! Что?! Вах! Жук…?!”

“Гааах!! Держись…подальше! Гааааах!!”

Это правда была проблема с самим звуком, или его разум просто отказывался принимать ответ?

“Что… это за… огромный жук?!”

“Он… идёт сюда! Он преследует нас!!”

Он чувствовал, что именно это они и говорили.

Но сейчас, когда у него был ответ, ему нужно было принять.

“М-монстр! Чёрт, беги отсюда! Все бегите прочь! Вас убьют!!”

Толпа разделилась налево и направо, когда пыталась взбежать по лестнице из под земли. Нет, её сбило налево и направо. Что-то невиданное и практически невидимое использовало свою огромную массу, чтобы прорваться. Часть пейзажа мгновенно замерцала как мираж. Что-то похожее на гигантского богомола, казалось, появилось из воздуха.

Он был более трёх метров в высоту и сделан из кристалловидного полупрозрачного вещества.

Перевёрнутый треугольник его головы быстро повернулся и сфокусировался безэмоциональными глазами насекомого на единственной точке.

Он сфокусировался на Хамазуре и старике неподалёку.

“Ч-что чёрт возьми это такое?!”

Когда Хамазура сделал шаг назад, он встретился с чем-то.

Это был другой.

“Ваааааххххх?!”

Как только он закричал и нырнул на землю со всей силы, порыв ветра просвистел мимо. У него яйца сжались, когда он с запозданием понял, что это был взмах косы больше японского меча. Дерьмо. Это было даже хуже, чем встретиться с крокодилом или медведем, подумал он без понятия, были ли эти знания природы точными или нет. Не было времени беспокоиться о жаре от сковородки асфальта. Он продолжал катиться, чтобы убраться как можно дальше.

А затем…

“Х-Хамазура-кууууун!!”

Нелепый голос старика достиг его ушей. Озабоченный, он посмотрел с земли и увидел, как старика утаскивает свирепая сила. …Но вместо загадочного кристаллического богомола, его тащил прочь собачий поводок.

“У меня такое чувство, что этот старик выживет еще в течении следующей сотни лет.”

С этими словами, Хамазура оттолкнулся от земли.

“Дерьмо!!”

Он бежал так быстро, как только его ноги могли его унести в попытке убраться как можно дальше от кристаллических богомолов и потока офисных служащих.

“Ох, чёёёрт!!”

Он услышал странные тяжёлые шаги позади себя, но времени оглянуться у него не было.

“Почему?! Почему им всегда нужно приходить за мнооой?!?!?!”