Том 17    
Глава 3: Или Уединение Превосходит Группу — Завлекай_НЛО

Глава 3: Или Уединение Превосходит Группу — Завлекай_НЛО

Часть 1

Полночь. Сменилась дата.

Но в своём похоронном одеянии с очаровательно открытым декольте Мая даже не думала отодвинуться от Сферы открытой цветком лотоса. Она продолжала свою затяжную информационную войну с обоими своими партнёрами: овощными палочками и высококлассным молочным коктейлем из персиков, молока, 100% мёда акаций, экстракта ванили и без искусственных добавок.

Привидения не спят.

Сон важен для организации воспоминаний и критически важен для поддержания мозга, но это ничего не значило для Маи, которая не полагалась на физическое тело. Или, возможно, мстительные духи в большинстве историй о привидениях настолько одержимы потому, что не могут выполнить подобное обслуживание.

Она была в убежище колледжа 7 Района названном Академией.

Она всё сделает для Камисато Какеру. Даже подчинится кому-то вроде Кихары Юитсу.

“Хм, хм, хм, хммм.”

Она тихо мурлыкала, сгорбившись вперёд. Она вытащила длинно нарезанный тонкий кусок жёлтого стручкового перца из разноцветных палочек в стеклянной чашке.

Чтобы выследить Камидзё Тому и Карасуму Фран, она распространила крупномасштабную дезинформацию со своих многочисленных региональных станций, с целью вызвать проблемы по всему Академгородку. Как только эти двое попадут в неприятности, они наверняка воспользуются особым способом их избежать, и ей только понадобится обнаружить их следы. Такая информационная война была её специальностью, но в сочетании со Сферой, она развила одержимость игнорирующую эффективность и логику.

Посеянные ею зёрна не всегда цвели, как ей хотелось.

Слухи постепенно меняются, распространяясь от человека к человеку. И с определённого момента они становятся чем-то другим, будто мутировавшие.

А поскольку у Маи особенная цель, нежеланных и неконтролируемых изменений она не хотела. Когда изменения выходили за приемлемые пределы, она вносила новую информацию для отката изменений и правки направления. Но это не полная перезапись информации. Больше похоже на кормление всеядной амёбы различной пищей, чтобы посмотреть от чего она будет расти.

Она чувствовала себя так, будто растила ребёнка.

Как бестелесное привидение, она могла рассматривать подобную замену, но она несильно углублялась в самоанализ. Она всё ещё привидение. Память о её смерти спала глубоко внутри, и она знала, что вскрывать её не стоит.

На данный момент по городской сети Сфер убежищ ходило три главных слуха.

Первый, о волне жара вызванной мощными микроволнами посланными собственной космической станцией Карасумы Фран, что было тесно связано с Элементами атаковавшими Академгородок.

Второй, о волне жара вызванной аномальными солнечными ветрами от огромного нарушения солнечной активности. Падение с 55 до 0 не остановится, и скоро наступит ледниковый период.

И третий, волна жара и Элементы никогда по-настоящему не существовали. Они были крупномасштабным проектом виртуальной реальности проведённым руководством Академгородка.

“Что тут у нас…?”

Мая сосредоточилась на последнем слухе, встряхнув свои длинные чёрные волосы, и губами играясь палочкой из редиски, будто это сигарета или закуска в шоколаде.

Конечно, были многочисленные темы для обсуждения по-мельче, но такие лопались как мыльные пузыри сами по себе. Только теория виртуальной реальности вертелась как по-настоящему упрямый пузырёк.

Не большой, но сам он не лопнет и не исчезнет.

Присутствие этого тления раздражало, как у окурка брошенного в сухой зимний горный лес.

(Конкурирующий канал из нескольких станций? Это Фран? Но странно, она не клеймит нас, как злодеев…)

Из чашки она вытащила морковную палочку, вообразила девушку с антеннами кроличьими ушками, частично из-за морковки в передних зубах.

Она почти поняла, как этот слух так легко распространился.

Во-первых, если всё было виртуальной реальностью, все прекратят волноваться о предшествующем ущербе. Вместо восстановительных работ, они смогут вернуться к обычной жизни, поэтому мысль была привлекательной.

Во-вторых, теории способствовало то, что выживание во время волны жара и схватки с Элементами подражавшими животным напоминало видео игру.

И наконец, в Академгородке было слишком много тайн. Никто не знал, была ли готовая к использованию технология виртуальной реальности, но была общая атмосфера “это город может такое сделать” или “я точно видел их попытки”. Ещё, большинство парней и девушек беспомощно страдали из-за катастрофы, поэтому им был нужен явный виноватый злодей. Другими словами, вся ответственность возлагалась на взрослых. Они хотели закричать, что это всё из-за странного проекта, и показать кулаки в знак того, что они так просто не проиграли.

И чего добьётся распространение этого слуха?

Или точнее, что с этого будет Карасуме Фран?

“…Оххх, понятно.”

Не стоит говорить, что все прекратят бороться, если по-настоящему поверят в виртуальную реальность. Им придётся лишь ждать пробуждения, поэтому не понадобится подвергать себя сложностям. Они могут так изголодаться насмерть за неделю или две, но Полезный Паук уже работает. Продвигается их проект 48 Часов Восстановления Порядка. Прошли практически сутки, поэтому жизненно важная инфраструктура электричества, газа и воды будет восстановлена через 24 часа. Ученики смогут столько выжить без воды и еды.

Это разом остановит бунты вызванные безосновательными слухами по всему городу.

Если это основная цель Фран, то слух эффективен.

И “всё виртуальное” легко приспосабливалось. Мая могла придумать разнообразные умные истории, но их бы проглотила единственная фраза: “Но ведь это всё виртуальное, верно?” И поскольку никому не известен уровень технологий Академгородка, трудно найти улики, чтобы оспорить это утверждение.

(Самый большой изъян состоит в том, что она полагается на Полезного Паука для защиты жизней. Разве она не боится, что мы нападём на Полезного Паука и замедлим восстановление до голодания группы равнодушных?)

Они могли так сделать, но в этом не было надобности. И в дополнение к риску голодания, возможно, отчаявшиеся люди начнут бунтовать сильнее, как только осознают, что в виртуальном мире могут делать что пожелают. Стояла ли Фран за слухом или нет, от теории виртуальной реальности будет тяжело избавиться, если она изменится в отрицательном направлении. Это может быть хорошей возможностью выкурить ту группу, где бы они не прятались.

(Мне не хочется оставлять Салому и остальных с тем тираном, поэтому мне, вероятно, стоит проверить прежде, чем решать.)

Она видела созданные и распространяемые ею слухи и слух, который мог оказаться или нет враждебным. Какому художественному преобразованию они подвергнутся, когда объединятся вместе? Девушка в белом похоронном одеянии захихикала и провела тонкими пальцами по лепестку цветка лотоса Сферы.

Как только она закончила, услышала усиленный, несмотря на время за полночь, громкоговорителем голос.

“Это Полезный Паук. Мы начинаем 3 Фазу 48 Часов Восстановления Порядка. Мы соберём любое оружие и опасные предметы, которые могут помешать восстановлению. Угроза Элементов миновала. Упомянутые вещи отрицательно влияют на наши жизни и имущество, поэтому мы пользуемся нашей особой властью и замораживаем ваши человеческие права для их сбора.”

(Полезный-…?)

У Маи дёрнулась бровь, но обернуться она не успела.

Шикарное здание колледжа из тяжёлого кирпича разорвало на куски будто тонкую японскую бумагу.

Сначала, даже девушка привидение не поняла, что случилось.

Когда она увидела, что разрушение началось с одного края, и материалы полетели в ночное небо, она наконец-то подумала, что жестяную крышу уничтожило тайфуном или торнадо.

Да.

“Порыв…ветра…?!”

Как только она нашла ответ, девушку в белых похоронных одеждах сдуло на десятки метров в небо. Мая называла себя привидением, но её существование зависело от физических объектов, Курильщиков. Эти дроны в форме долгоножек тайно источали запахи и низкочастотные звуки слишком незаметные для обнаружения пятью человеческими чувствами. Они расшатывали человеческие умы, и Мая обычно появлялась под ними.

Другими словами, она ничего не могла сделать, если самих Курильщиков подбросило высоко в воздух.

Девушка привидение вращалась, вращалась и наконец-то восстановила равновесие на высоте крыши небоскрёба. Фосфоресцирующие, похожие на блуждающие огоньки, дроны всё еще могли летать. Треугольный головной убор, с разрезом делавшим его похожим на сердечко, сбился, и белые похоронные одежды местами спали, поэтому её соблазнительные бёдра и удивительно большие груди вот-вот выскользнут. Однако, жуки и маленькая рыба захваченные торнадо явно могут быть заброшены выше Эвереста, поэтому ей настолько повезло со случившимся.

Но она не могла полностью обрадоваться.

“О, право. Куда делись мои овощные палочки и молочный коктейль?!”

С глухим звуком что-то большое сбоку пролетело сквозь голову Маи. Изначально устройство было 2-метровой сферой, но раскрытой цветком лотоса для доступа к элементам управления. Сфера подлетела до одной с ней высоты. Поскольку Курильщики наконец-то стабилизировались, Мая протянула полупрозрачную руку, паря в воздухе, но без толку. Гравитация утащила точное устройство вниз к сцене ночной катастрофы.

Взгляд Маи последовал за ним, и она заметила странное устройство.

Убежище Академия использовало здание колледжа, но она увидела что-то странное за пределами кампуса. Огромный цилиндр 20-30 метров в поперечнике. Плоский круглый торец издавал скрежет, быстро вращаясь, поэтому девушка в белых похоронных одеждах сначала подумала, что это большая машина для бурения тоннелей.

Но нет.

(Гигантский вентилятор…? Им пользуются для экспериментов в аэродинамической трубе?)

Аэродинамические трубы это сооружения для проверки сопротивления воздуху самолётов, скоростных поездов, спортивных автомобилей и подобного перед непосредственной эксплуатацией. Искусственный ветер созданный гигантским вентилятором или вакуумным насосом может сымитировать сопротивление воздуха во время эксплуатации, но последнее поколение явно могло имитировать порывы(?) необходимые для мгновенной скорости ветра в 7 Махов, с которыми встречаются сверхзвуковые истребители или баллистические ракеты.

Если бы ею воспользовались против здания, дом из соломы и дом из кирпича постигла та же участь. Ученики Академии приготовили самодельное оружие для самообороны такое, как огромную рогатку из велосипедных камер и металлического каркаса, но оно, похоже, бесполезно. Им было бы тяжело приблизиться с таким огромным вентилятором перед ними, а баллистические траектории их снарядов были бы далеко не постоянны. Фактически, ветер мог отправить снаряды обратно в стрелявших.

Девушка привидение упёрла руки в бёдра и уставилась на развал своего королевства, паря в лунном свете. Она лишь позаимствовала эту центральную станцию, угнав её, но смотреть на это было совсем не весело. У неё всё ещё было несколько Сфер в запасе, поскольку она пользовалась ими как региональными станциями для своих многоступенчатых атак, но она сомневалась, что Полезный Паук атаковал лишь в одном месте. Если подобное происходило по всему Академгородку, она могла потерять все свои Сферы.

Плохо, когда вражеская теории виртуальной реальности зловеще растёт в тени, поэтому она хотела избежать полного отключения от сети.

Не важно, сколько “враг” знал, когда начал действовать.

Что важно, помешает это или нет действиям призванным помочь Камисато Какеру. Всё свелось к этому для девушки, которая цеплялась за мир живых, даже после потери тела.

И когда её глаза ярко заблестели за растрёпанными чёрными волосами, мстительный дух заговорил низким голосом.

“Вы хоть имеете понятие, с кем затеваете драку, дураки?”

Часть 2

Камидзё Тома тоже неприятно потел, держа в руках безвольное тело Микото, и спиной вжимался в стену здания.

Они получили шанс спасти Камисато Какеру благодаря жертве Микото, но они не могли бросить её там без сознания. Даже займи это много времени, они решили отправить Микото обратно в больницу доктора с лицом лягушки прежде, чем начать церемонию с использованием КПУ на контейнерной станции.

Как старшеклассник, Камидзё обычно об этом не думал, но отсутствие машин было проблематичным. Они не могли вызвать скорую и сдвинуть ни один из тяжёлых промышленных контейнеров.

Но кое-что произошло раньше.

Как только он, Фран и Люка покинули пирамиду металлических контейнеров в 11 Районе.

Всё окружение смело мощным порывом ветра.

Целью было ближайшее убежище, а не группа Камидзё, но очевидно, что случилось бы, ударь их случайный порыв ветра.

“Начинаем нелетальное подавление. Пожалуйста, сложите оружие и сдайтесь. Угроза Элементов миновала. Полезный Паук защитит ваши жизни и имущество. Вам больше не нужно вооружаться опасными предметами и оружием.”

“Нелетальное…? Они только что сказали нелетальное?! Он пользуются гигантским вентилятором, который может сдуть железобетон или маленькое здание!!”

“Вся суть взрослого общества в классификации вещей,” сказала Фран. “Охотничья рогатка считается нелетальным оружием и потому не нарушает Закон о Надзоре за Холодным и Огнестрельным Оружии. Даже если слово ’охотничья’ написано на этикетке большими буквами.”

Их зажало за углом здания, и ветер двигался со скоростью кто его знает сколько тысяч километров в час вдоль дороги за тем углом. Оранжевые искры полетели от большого брошенного грузовика. Девушка Пират Люка сглотнула, пока её одежда была растянута до предела от того, что она выросла взрослой, чтобы набрать вес от ветра.

“Это белый песок. Ветер несёт останки Элементов, которые царапают металл как напильник.”

“Не говоря уже о том, что машины по-легче летают как листья. Слишком опасно вот так переходить улицу.”

Выучив урок после попадания песка под одежду, Антенны Кроличьи Ушки Фран застегнула толстовку до самой шеи.

Нелепо большой, он оставался вентилятором, поэтому Камидзё следил за временем, когда тот поворачивал из стороны в сторону, и перебегал улицу с Микото на руках, пока порыв ветра указывал в другом направлении.

Точных данных об атакованном убежище у них не было, но они могли описать его как беснующееся, словно разворошённое осиное гнездо, несмотря на поздний час. Множество учеников было вооружено большими водяными пистолетами с герметичными насосами, но после той волны жара Камидзё сомневался, что те были вооружены оборудованием, которое тратило воду.

Тогда он вспомнил, как Фран и Люка попытались и эффектно провалили мытьё тел стерилизационным этанолом.

“Они объединили водяные пистолеты полные масла или алкоголя с эспером Пирокинетиком? Это чертовски опасно, когда нет рабочего водоснабжения!”

“Возможно название их убежища просто Эспер.”

В любом случае, их превосходили численно. У Полезного Паука был их мощный ветер, чтобы разрывать здания. Ветер и огонь плохо сочетались. Огнемёт мог запросто прожарить воздух и обеспечить ветру температуру в сотню или даже тысячу градусов. Лёгкие пойдут волдырями, если вдохнуть такой смертельный ветер.

Камидзё знал, что это безнадёжно, но он схватил за шею парня, который пробегал за углом с двумя водяными пистолетами в руках. Пока шокированный боец убежища пытался дышать, Камидзё затащил его за здание и закричал в ухо.

“Бесполезно! Смотри, эти люди тайно сбегают. Твой правитель и его или её помощники сами бегут! Они отправляют вас на заведомо проигрышную битву, чтобы обезопасить себя!!”

“В убежище моя младшая сестра. У неё астма, и бегать она не может, но у неё 3 Уровень Пирокинеза, поэтому она служит зажиганием для сражающихся! Она не может сбежать, когда все собрались вокруг неё!!”

“Шутишь, да? Ты же не Цучимикадо, да?”

“Кто?!”

“Аргх. Если действительно заботишься о своей семье, тогда хватай сестру за руку и убирайся от сюда к чёртовой матери. Как только исчезнет основа вашего сопротивления, всем с водяными пистолетами придётся сдаться. Предай их, чтобы спасти. Если не хочешь об этом жалеть, тогда вперёд! Поторопись!!”

Камидзё шлёпнул парня по спине, отправляя, и потом медленно выдохнул с Микото всё ещё на руках.

Потом заговорил.

“Давайте отвлечём внимание этих гадов из Паука. Помочь убежищу победить дело безнадёжное, но давайте сосредоточимся на обеспечении им чистого проигрыша, чтобы они могли сдаться. Вот так мы жизни и спасём.”

“Я понимаю, но что конкретно делать?” спросила Взрослая Люка в местами растянутой одежде.

Камидзё указал на её большие груди. Нет, он показывал на кожаные ремни, которые их подчёркивали, как подтяжки у официанток. Не стоит говорить, что он сосредоточился на содержимом ремней: пиратском мушкете, черепе пороховнице и коробке с пулями в виде плечевой кости.

“Они охотятся за имеющимся у нас оружием. Люка, тебе не нужно по-настоящему палить из ружья. Можешь подорвать порох, чтобы было похоже на выстрел? Может быть чем-то примитивным вроде спирали от комаров, но у тебя должно получится отложить подрыв, чтобы обезопасить ловушку.”

“Понимаю.”

Ответив, девушка в толстой морской шинели и бикини потянулась к черепу на поясе. Она немного попрыгала, что встряхнуть контейнер у бедра.

“Покольку убежище пользуется в основном огнемётами, повсюду должно быть полно угля, верно?”

У них был план.

Но потом рёв как от удара большим листом по воздуху прошёл сверху.

Они посмотрели вверх и увидели множество транспортных вертолётов несущих на толстых проводах огромное цилиндрическое устройство очень похожее на машину для бурения тоннелей.

“Они направляются в другое место,” сказала Фран.

“Чёрт,” выругался Камидзё. “В той стороне 11 Район.”

А исходя из текущих действий Полезного Паука, в голову пришла наихудшая возможность. Они охотились за всем оружием.

“Плохо. Если ничего не сделаем, они изымут и разломают КПУ!!”

Часть 3

Холодный лунный свет падал на одну из многих крыш небоскрёбов.

Над головой несколько транспортных вертолётов на проводах несли огромный вентилятор, Благословенное Дыхание, но на той крыше худой человек в потёртой рабочей форме стоял лицом к лицу с правителем города.

“Как поживаете, Председатель Совета Директоров?”

“…”

“Да, да. Не беспокойся. Меня всё равно, что ты не узнаёшь меня или не помнишь имени. Фактически, безликость позволяет мне представлять волю всех таких невидимых людей.”

Именно этого жалкого человека сделали правителем Суда в неком парке, но в конце концов он был практически казнён людьми того самого убежища. И этот безликий человек ничего не скрывал. Он не сдерживал свою настоящую силу и никого не обманывал своими действиями. Встреча такого жалкого человека с глазу на глаз с главой Академгородка много значила.

С этим не смог справиться #2 Академгородка, но этот полностью обычный человек доказал, что это было под силу каждому.

“Человек” придерживался этой цели в ситуации, когда его в любой момент могли убить.

“Что тебе нужно от этого города?”

“Наверняка кому-нибудь из твоей интеллигенции уже известно.” Человек в форме просто говорил об этом. “Я не очень полезная пешка, поэтому ты не много добьёшься, если убьёшь или сделаешь что-нибудь со мной. Иначе не встретился бы со мной лицом к лицу подобным образом. Нет, я никогда не думал ни о чём-то столь пугающем, как бросить тебе вызов.”

Он не был похож на Группу или Предмет, в которых собрались странные таланты. Он был ниже Гончих Псов или Мусорщиков, которые отчитывались напрямую Совету Директоров. Он был частью организации, которую часто отправляли на зачистку беспорядков после Кихар или подобных.

“Но дела в этой истории обстоят так, что ничего из этого не имеет значения. Кажущиеся простыми вещи имеют удивительно значительные последствия. Не будь жары или не иди дождь, говорят Нобунага[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/Ода_Нобунага
проиграл бы своё первое сражение.”

Когда переполняешь чашку, только дурак откроет кран на полную. Умный человек дождётся, пока другой не наполнит её до предела поверхностного натяжения, а потом сам добавит единственную каплю. Подготовка условий подобным образом это единственный способ незначительному человеку двигать историю.

Повторим, он был лишь одним из толпы. Он был безликим человеком, которого никто не вспомнит. Обычно он бы не справился с тем, в чём провалился монстр #2 Академгородка.

Тогда кто полностью наполнил чашку водой?

“Ты сам накликал на себя эту беду,” заявил человек. “Ключевым фактором предотвращения катастроф является предсказание и избегание, а не восстановление постфактум. Таким образом, твой грех — халатность. Человек с твоим умом должен был это предсказать. И появление Элементов, и неестественную жару для борьбы с ними.”

“…”

“Ты знал об их приближении, но посмотрел на это сквозь пальцы. Для своих целей. Тогда это грех. Всё что я сделал, так это добавил единственную каплю в чашку, которую ты наполнил до краёв.”

“Понятно. Другими словами…”

“В отличии от тебя, я не выделяюсь, и великих целей у меня нет. Контролируй я процесс восстановления, я бы построил систему по своему желанию, но желать такого естественно. Каждому хочется общества, в котором не нужно бояться катастроф. И наконец, я хочу стать перед руководителем, который стоял в стороне и позволил случится катастрофе. Вот и всё. И настоящей необходимости брать эту роль пустому человеку вроде меня нет.”

“…”

“Скучно, не так ли? Но эта бессмысленная чепуха может стать трещиной, которая полностью пошатнёт большие цели. Ты должен быть в курсе, что великий человек построил мир, но именно обычные люди его поколебали.”

Ещё несколько вертолётов пролетело сверху. Эти грубые куски металла были бы повержены в мгновение ока, циркулируй до сих пор вода, газ и электричество по Академгородку словно кровь, но теперь несколько таких устройств везли в город.

“Катастрофы полны предрассудков и проклятий. Когда происходит мощное землетрясение, говорят, что дельфины его предсказывали, и что это было работой специального оружия. Когда обрушивается ураган, говорят, что правительство перенаправило его бомбардировкой, и что он распространяет химические метки. Бесчисленные слухи распространяются, будто людям хочется драматизировать трагические события.”

Благословенное Дыхание было изначально разработано для искусственного изменения направления ветра и перенаправления ядовитого дыма от густо населённых районов, когда химические пожары начинаются в лабораториях Академгородка. Но в данной ситуации было ясно, что нелетальная борьба с огнём была лишь поводом для бумаг. И события, которые привели к разработке столь чрезмерно мощной машины, были именно теми, с которыми пришлось сражаться этому безликому человеку.

“Катастрофы предельно опасны, поэтому людей нужно обезоружить. …Это ещё один безосновательный слух, но никто его не может опровергнуть. Дело в том, Алистер, что сражаясь с людьми подобными тебе, мы можем на такое не обращать внимание.”

Кажется, он сказал, что хотел.

По крайней мере. этот “человек” решил, что сказал.

Холодная крыша отдалась звуком давки чего-то влажного.

Алистер даже не удосужился посмотреть, как медленно без крика падают останки человека. Информации там больше не было. Невозможно было сказать, когда у него полностью раздавлена голова, но похоже, тот безликий человек продолжал улыбаться даже трупом.

Часть 4

Чёрный порох Взрослой Люка был даже эффективней, чем ожидалось, поэтому внимание Полезного Паука было отвлечено достаточно долго, чтобы ученики убежища безопасно сбежали.

“Чёрт, Люка! Ты действительно бросила туда ’шутиху’?! Они, вероятно, словили правителя и его или её помощников, которые уже сбежали!!”

“Я бы предпочла, чтобы ты назвал это умным планом.”

“Йяа!”

По какой-то причине девушка в бикини под толстовкой и девушка в пиратской шляпе с пером и глазной повязке дали друг другу пять. Камидзё действительно хотел спросить у Камисато, как тот распекал этих девушек.

Несколько больших вентиляторов унесли в 11 Район, пока они тайно помогали убежищу Эспер, но с этим они ничего не могли поделать. Даже прекрати они помогать и сосредоточься на них, достать летящие транспортные вертолёты они не могли.

Камидзё пытался изо всех сил найти в этом что-то хорошее.

“Они действительно собираются проверить всю контейнерную станцию?”

“Что ты имеешь в виду?”

Он услышал тихий металлический скрежет. С окончанием атаки ветром Фран снова расстегнула толстовку. Показалась светлая кожа от плоской груди до чуть ниже пупка. Кажется, она не осознавала излучаемой ею юной привлекательности, поэтому наклонила голову с непроницаемыми глазами.

“Они продолжали говорить про 48 Часов Восстановления Порядка. Кстати, Фран, знаешь, который час?”

“Скоро 2 утра. Прошло достаточно времени.”

“Если Полезный Паук серьёзен, тогда у них остался лишь день. В то же время, потребуются месяцы, чтобы всё проверить на контейнерной станции распределительной базы. Они сорвут сроки, если начнут искать по-настоящему.”

“Тогда зачем они отправили подразделение в 11 Район…?”

“Если они пытаются конфисковать оружие, то проверять все контейнеры не нужно. Им достаточно оградить всю контейнерную станцию и никого не пускать. Так потребуется намного меньше времени, чем проверять каждый из сотен или тысяч контейнеров.”

В таком случае, усилия Камидзё и девушек не были напрасны.

Фактически, останься они в 11 Районе с КПУ, их бы окружил Полезный Паук, и они ничего бы не смогли сделать.

Фран надула свои мягкие с виду щёки.

“Но нам нужен тот металлолом, чтобы спасти Камисато.”

“Я знаю.”

Они избежали окружения, но теперь не могли добраться до КПУ, который был ключом к спасению Камисато. Они слишком хорошо узнали мощь Полезного Паука, поддержав то убежище. Им казалось, что их выбросит за пределы солнечной системы, если они встретят те штуки в лоб.

Но у Камидзё была идея.

“Давайте сами нападём.”

“Хочешь протащить оружие на контейнерную станцию полную солдат?” спросила Люка, вернувшаяся к обычному размеру после того, как угроза миновала. “Мы должны молиться о появлении кавалерии???”

Камидзё покачал головой.

“Нет, не так. Я не знаю, где база Полезного Паука, но даже им придётся вызвать остальных, если у них будут отбирать короля. Если мы атакуем их штаб, силы в 11 Районе отойдут. Если заставим их так паниковать, в защите контейнерной станции откроется брешь.”

Фран и Люка обменялись взглядами.

И тогда они раздражённо заговорили.

“Разве это не то же самое, что говорить, будто боишься шершня перед собой, поэтому собираться разрушить весь улей?”

“Выглядит так, будто ты их избегаешь, но по-настоящему ни от чего не бежишь.”

Да, не смотря ни на что, им было не избежать сражения с Полезным Пауком. Казалось, весь мир был против возвращения Камисато, но Камидзё и девушки не могли отступить. Этот парень спас их жизни и попросил Камидзё позаботиться о девушках, поэтому Камидзё не мог позволить Кихаре Юитсу больше ими манипулировать.

Но им также нужно было позаботиться о Микото.

Они тащили её пешком из восточного 11 Района в больницу 7 Района. По дороге они столкнулись с несколькими попытками Полезного Паука собрать оружие. Они слышали грохот разрушаемых зданий и видели пролетающие сверху транспортные вертолёты.

“Ты не можешь их всех спасти.”

“Я знаю.”

“Но ты всё равно попытаешься, да?! Мне не верится!”

Сделать он мог не много, но всё равно звал загнанных в угол парней и девушек в тёмный проулок, давал им L-образный лом, говорил лезть в люк и всячески помогал им эвакуироваться.

Несколько раз они видели, как укрепления рушатся от ветров гигантских вентиляторов.

Точно также, как представители правительства тяжёлым оборудованием сносили дешёвые трущёбы во имя восстановления, увиденное показывало разницу между общественной пользой и счастьем.

Как только будут расчищены обломки и построены чистые улицы, по обе стороны выстроятся новые сияющие магазины, но они отвлекут всех от большого количества людей, которые сбившись в кучу жили там.

Камидзё почувствовал пустоту большую, чем просто от злости.

“Чёрт бы их побрал.”

Поход занял 3 часа. К тому времени, когда они пришли в больницу, чёрное небо окрасилось во все оттенки от фиолетового до оранжевого.

Было только 5 часов утра.

Микото всё ещё спала, но они оставили её доктору с лицом лягушки. Только тогда Камидзё вздохнул с облегчением. У него не было веской причины расслабиться, увидев, как Микото увозят на каталке, но доставка её в специализированное медицинское учреждение всё равно много значила.

Теперь он мог только верить в того доктора.

Он хотел остаться до её пробуждения. Он хотел этим обеспечить надёжное основание для настоящего облегчения.

Но не мог.

Он не мог упустить данную ею возможность.

(Ладно…)

Он глубоко вдохнул, а потом выдохнул.

Его разум продолжал кипеть, но он всё ещё поддавался контролю. Он мог идти дальше. Он заставил себя так думать, а потом сосредоточился на том, чтобы отвести взгляд от процедурной.

Ему нужно было кое-что сделать.

Люка прислонилась к стене и дремала с открытым ротиком, а Фран сидела в коридоре больницы, уставившись на маленький экран в руке.

“Это больница. Тебе не стоит пользоваться средствами связи.”

“Нн.”

Она выдала наименьшее возможное подтверждение.

Поскольку она продолжала оттягивать низ толстовки, сидя на скамейке, её ногам было холодно, и она не много спала. Он слышал, что охлаждение ног позволяет не спать, когда нужно учиться всю ночь.

Когда Камидзё тоже посмотрел на экран, девушка в бикини под толстовкой наконец-то объяснила.

“Я проверяю маршруты всех транспортных вертолётов. Похоже большинство убежищ было разрушено, но безоружные или сдавшие его по первому требованию остались нетронутыми.”

Если задуматься, то с больницей всё в порядке. Возможно, из-за преимущества стеклянных устройств для отпугивания Элементов ультразвуком вместо борьбы с ними.

“Отвечаешь?”

“Не недооценивай обывателей, которые отчитываются по сети наведённой между нейтральными правителями. Разве ты не слышал, что гражданские приложения захватывают предположительно секретные маршруты правительственных самолётов?”

Фран знала так много потому, что другая сеть сбора информации продвинулась дальше и следила за НЛО. Камидзё не ожидал многого, но она свободно говорила о своих мечтах, глядя в приложение.

“Какие-нибудь результаты?”

Девушка в бикини под толстовкой воспользовалась экраном, чтобы нарисовать несколько прямых линий на карте. Скорее всего, она собрала и изобразила места наблюдения вертолётов, посланные правителями убежищ со всего города. Для них это тоже было вопросом жизни и смерти, поэтому скорее всего они хотели получить как можно больше информации о новом возмутителе спокойствия. Иерархии не было, и все активно загружали информацию.

Не все поддерживали Фран, которая была особо разыскиваемым преступником. Но поскольку девушка в бикини под толстовкой заимствовала чужие Сферы, то вряд ли пользовалась собственным именем. Но её присутствие в качестве центральной станции постепенно росло. Нейтральные или оппозиционные, многие правители начали бы действовать, будь у неё такая необходимость.

Линии на карте явно расходились из одной точки.

Это должен быть штаб Полезного Паука.

“21 Район… Горный район. Там пруд и астрономическая обсерватория.”

“Это ещё и большая метеорологическая обсерватория. На крыше радиопрозрачное укрытие доплеровского радара, поэтому там должно быть толстое электромагнитное экранирование для защиты персонала и оборудования от собственных мощных микроволн.”

“Хочешь сказать, что гигантские вентиляторы, транспортные вертолёты и оружие спрятаны там? Это объясняет, почему их не уничтожило твоей волной жара.”

“Если Полезный Паук был изначально основан для смягчения последствий катастроф, есть смысл в их принадлежности метеорологической обсерватории, которая может предсказывать грядущие катастрофы.”

Вопрос исчерпан.

Если они нападут там, дополнительные силы на страже контейнерной станции 11 Района отойдут к штабу. Это будет кратчайший путь к КПУ.

“Но, но. 21 и 11 Район далеко друг от друга,” указала Фран. “Путь от горы до контейнерной станции займёт часы, так разве суматоха не утихнет к нашему прибытию?”

“Нам же не нужно это делать в реальном времени, верно? Мы заранее устанавливаем ’шутиху’ с простейшим таймером задержки, помнишь? Поскольку у нас есть Люка, которая может воспользоваться порохом, давайте в этот раз напугаем взрывом по-больше. Если заложим его в горах, направимся к контейнерной станции, а потом подорвём, то сможем пробраться, пока их нет в 11 Районе.”

“Ты можешь быть по-настоящему жестоким.”

“Интересно, почему? Наверное из-за просмотренного фильма.”

Точно также как и с анализом магических символов КПУ и созданием настоящего тоннеля пространственного искажения, Девушка Пират Люка была ко всему ключом. Они нуждались в этой девушке, которая дремала, прислонившись к стене, её ротик открылся, а слюна вот-вот капнет.

Люка проснулась как только настало 6. Она даже часа не поспала. А раз они провели практически весь день пробираясь по улица полным обломков и белого песка без подготовки, это было немного.

Настоящей причиной её пробуждения был струящийся в воздухе вкусный запах.

“Зевооок… Чтооо? Я чую суп мисо… Но утром я всегда ем тосты и салат.”

Она, видимо, была сонной, поскольку продолжала бормотать шёпотом, потирая глаз рукой.

А потом…

“А ну-ка постой.”

“Хм?”

“Ты только что открыла и закрыла ту глазную повязку с чёрной розой? Что, так эта глазная повязка часть стиля? Это никак не влияет на путь актёра! Если у тебя нет мужества жить настоящей одноглазой жизнью, перво наперво не носи глазную повязку!!”

“Я по-настоящему не уверена, почему ты так злишься…”

“Стилевая глазная повязка это на столько же плохо, как и кюлоты притворяющиеся юбкой!!”

При трудностях с водой в Академгородке, ручные салфетки, которые раздавали в магазинах, были удивительно полезными. Упакованные в пластиковые пакеты они не высохли во время волны жара. Их одноразовая природа была проблемой, но при достаточном количестве Камидзё смог умыться.

Когда они вышли за едой к картонному домику, то обнаружили, что элитные девушки берегут продукты, поглощая еду попроще. На первое был белый рис со свиным супом мисо, и маринованные овощи на второе.

“Сегодня это и вчерашний карри, они используют много овощей. Интересно, откуда они их берут.”

“Точно также как и вчера, бьюсь о заклад, что эсперы замораживают их при хранении.”

“Бффф! Ках, ках!! Забыл, что вся здешняя вода была соками девушек!!!!!”

“Не похоже, что они собирают влагу из воздуха вокруг девушек или берут её непосредственно их тел, так какая разница?”

“Почему ты привычней меня к Академгородку…?”

Камидзё преодолел ментальный барьер, считая её “водой полученной особым образом”. Если будет думать о ней как колодезной воде поднятой Психокинезом, а не ведром, то проблем не будет…он надеялся.

Как только Люка прекратила механически двигать челюстями, её голова наконец-то заработала как надо, поэтому они начали стратегический совет.

Они собирались напасть на штаб Полезного Паука в горах 21 Района, чтобы увести дополнительные силы от контейнерной станции 11 Района. Два района находятся далеко друг от друга, поэтому они заведут таймер часовой бомбы на подрыв ко времени своего прибытия в 11 Район.

“Таймер очень похож на растяжку тем, что нельзя предсказать, кто его заметит до подрыва, но это не должно стать проблемой.”

Они вышли в 7:30 утра.

Они упустили шанс на ночную или рассветную атаку, но больше ждать не могли. Поскольку Полезный Паук был зациклен на идее 48 Часов Восстановления Порядка, не похоже, что они будут обыскивать все контейнеры, но всё равно оставалась вероятность внезапной проверки.

Группе Камидзё нужно было забрать содержимое как можно скорее.

“Так сегодня мы опять идём пешком.”

“Фран, как тебе заставить его тащить ту из нас, которая выиграет в камень-ножницы-бумагу?”

“По рукам. Давай играть после каждого ветряка.”

“Прекращайте! Вы не должны решать без меня! И я определённо не потащу инопланетного кролика, когда она таскает огромный рюкзак полный приборов!! Что это всё такое? Вы старые сплетницы?!”

“Могу уменьшить тело вместе с весом. Какой возраст желаешь? 10? 5? Сколько можешь утащить?”

“Не в этом дело! И если я тебя потащу, то дотронусь правой рукой, и ты вернёшься к обычному размеру!!”

Они ушли, продолжая спорить.

Они всё ещё не знали, будет ли Микото в порядке, но дольше задерживаться не могли.

Как только они покинули территорию больницы, услышали высокочастотный двигатель. Легче обычного автомобиля, больше похоже на скутер, газонокосилку или цепную пилу. Плечи Камидзё естественно напряглись. Единственными людьми с работающими двигателями в обесточенном городе был Полезный Паук.

Но догадка была ошибочной.

Мимо них проехало несколько транспортных средств. Вместо людей в форме военного образца они везли обычных парней и девушек в купальниках и пальто. Транспорт не был авто или мотоциклом. Он выглядел как игрушечные тележки с двигателями.

Сверху кружил большой вертолёт.

“Чтобы обеспечить благополучное передвижение людей и запасов, Полезный Паук запустил сервис совместного пользования транспортом. Это касается только правил Академгородка и 50-кубовых AT тележек, которые классифицируются аналогично мопедам, но при наличии интереса можете свободно посетить одну из 152 партнёрских заправочных станций.”

Когда Камидзё повторно осмотрелся, он осознал, что звуки двигателей вернулись на улицы обломков и белого песка, которые были мертвецки тихими ранее. Он не мог полностью обрадоваться такому повороту событий, и так было довольно опасно с до сих пор выключенными светофорами, но зрелище тележек движущихся по большому перекрёстку было эмоциональным опытом даже для парня, который никогда не ездил на машине.

Кроме тележек, повсюду ходило намного больше людей, чем днём ранее. И они ни бунтовали, ни их не подавляли. Камидзё даже кивнул в ответ старику с толстым псом.

“Восстановление по крайней мере продолжается.”

Должно быть очевидно, но теперь не было впечатления будто от обложки злого плана. Он не отрицал, что это такой способ увеличить репутацию организации, но не похоже, чтобы Полезному Пауку была от этого прямая выгода.

Даже так, ему придётся с ними сражаться.

Даже если они не попытаются, он не мог позволить им украсть оригинальный КПУ, ключ к спасению Камисато.

Всё еще вооружённая абордажной саблей и мушкетом Люка внесла предложение с озорным взглядом.

“Не нравится получать помощь от врага, но нет смысла отказываться, верно?”

“?”

“Давайте воспользуемся одной из этих тележек. У меня есть лицензия для всего вплоть до средних мотоциклов.”

С такой мыслью они пошли на ближайшую заправку, втроём втиснулись в тележку размеров с одноместный диван и поехали. К слову, Камидзё и Фран торчали из тележки, держась за каркас над сиденьем водителя.

“Боюсь, боюсь, боюсь, боюсь!!”

“Не волнуйся. Я учитываю нашу ширину. Голову тебе не снесёт, если на обочине не будет дерева с роковой веткой или погнутого знака.”

“Ты едешь слишком быстро!! Разве ты не разогналась до шоссейных скоростей?!”

“Нас три человека и 50-кубовый мопедный двигатель, поэтому никак не можем ехать на столько быстро. Это из-за низкого положения кажется быстрее. …Возможно мне стоит уменьшить видимый возраст, чтобы немного снизить нагрузку.”

Однако, они не могли оставаться излишне оптимистичными потому, что процесс восстановления Академгородка всё ещё продолжался. Повсюду были кучи обломков и белого песка, тонкий слой сдутого песка делал дорогу скользкой, а светофоры до сих пор не работали. И поскольку они втроём втиснулись в одноместную тележку, с равновесием было плохо. Каждый перекрёсток был рискованным, маленькие шины часто скрипели и скользили на поворотах.

“Прости, но если я обмочусь, то из этого положения всё попадёт на тебя.”

“Только попробуй, и я по-настоящему тебя сброшу!!”

Тем временем, они покинули 7 Район и приближались к горам 21 Района.

“Хах? Я не этим маршрутом шёл в прошлый раз.”

“Думаешь, я ориентируюсь в Академгородке? Не важно, где мы поднимемся на гору, если взберёмся на вершину, то обнаружим метеорологическую обсерваторию, верно?”

Когда они заехали на вьющуюся по горе дорогу, их скорость заметно упала, и двигатель как у газонокосилки протестующе заскрипел, но как-то смог сражаться с горой.

“Приехали.”

Люка остановила тележку на промежуточной остановке, общей точке на пути к многочисленным ориентирам: пруду, астрономической обсерватории, кемпингу и т.д. Люди там не ходили, местность была пустынной. Маленький магазинчик и уголок с закусками остались нетронутыми.

“Если собираемся атаковать, приближаться с ревущим двигателем мы не можем, поэтому отсюда пойдём пешком.”

“Брр. Ветер довольно прохладный…”

Девушка в бикини под толстовкой мельком взглянула на вывески с такояки и якисобой, но они ничего не могли поделать с закрытым магазином.

“Мы только что поели.”

“Уже 9. Это не ’только что’.”

Согласно карте на парковке, метеорологическая обсерватория находилась у вершины. Люка предпочитала безопасность, поэтому у них были варианты.

“Пираты точно не должны карабкаться по горам. Будем надеяться, это не плохая примета.”

“Уух…”

“Прекращай, Фран,” сказал Камидзё. “Не дуй на меня губы.”

“Понеси меня.”

“Ты так устала потому, что тащишь весь этот хлам! Ты хочешь заставить меня расплачиваться за твои ошибки? Кроме того, что случилось с твоим НЛО шаром?!”

“Прямо сейчас он кое-чем занят. Поэтому тащи.”

Но когда Фран к нему прислонилась, и он её стряхнул, она шлёпнулась прямо посреди дороги и отказалась двигаться, поэтому у него не было выбора, как принять экстренные меры. С Фран на спине и её разбухшим рюкзаком они взбирались по горной тропе как тройная порция мороженого.

“Гх?! Де-девушка не должна быть такой тяжёлой.”

“Нмм. Так тепло.”

“Н-н-ну, думаю, это хорошо.”

“Но это внезапное тепло вызывает волнение у меня внизу живота…”

“Please no!!” “Пожалуйста, нет!!”

Перенос девушки в купальнике естественно вызовет множество мыслей, таких как груди на спине или бёдра и попа в руках, но Камидзё был слишком занят, чтобы думать о таком. Он на горьком опыте выучил уроки Конаки-дзидзи[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/Конаки-дзидзи
и Онбу-обакэ[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/Бакэмоно
: люди могут уничтожить сами себя, действуя на эмоциях и принимая чужую ношу.

Простое движение по асфальтированной дороге не оставит им возможности где-нибудь спрятаться, если авто поедет от метеорологической обсерватории, поэтому они всегда уделяли внимание удобным зарослям и пробегали опаные участки. Даже так, времени потребовалось больше, чем при обычной ходьбе.

“Это она…?” спросил Камидзё.

Тележку они бросили часа 2 или 3 назад, поэтому солнце поднялось высоко в небо.

“Похоже.”

“Тогда я тебя наконец спускаю, Фран.”

Среди удалённых неприветливых хвойных деревьев они увидели огромную сферу собранную из плоских пяти- и шестиугольников, как футбольный мяч. Она напоминала антенну на попе девушки с антеннами кроличьими ушками. Вот это должна быть метеорологическая обсерватория. Ниже было несколько одноэтажных зданий. Сделанные из светлого железобетона это были или помещения для персонала, или здания для анализа данных собранных доплеровским радаром.

Девушка Пират Люка уставилась в старинную складную подзорную трубу.

“Ага, с ними всё в порядке. Я вижу несколько людей с неестественно выпирающими куртками. Мы правильно сделали, что не приблизились под рёв двигателя.”

“Но ты выдела происходящее в городе прошлой ночью. Все эти вертолёты и огромные вентиляторы не поместятся в одноэтажных зданиях.”

“Тогда у них должно быть что-то под землёй. Похоже на место, которое атаковали бы Элементы, но это метеорологическая обсерватория укомплектованная куполом радара.”

“?”

Он не был уверен, что сказала Фран. Он ожидал, что спроси он её, и она потребует в обмен понести её ещё, поэтому он сразу перешёл к делу.

“Люка, нам не нужно стирать Полезного Паука. Нам нужно лишь заставить почувствовать угрозу на столько, чтобы созвать сюда другие подразделения. Видишь, где мы можем достаточно легко атаковать?”

“Погоди секунду… Там несколько складов и цистерн с краю. Мы сможем до них добраться, не заходя слишком далеко. И не похоже, что там кто-то есть, поэтому можем не беспокоиться о том, что кого-нибудь подорвём, и во рту останется плохой привкус.”

“Тогда всё улажено.”

Они не могли приблизиться по асфальтированной дороге, потому взобрались по склону укреплённому бетоном, чтобы избежать падения камней. Потом вошли в лес и медленно приблизились к территории обсерватории. Обычно невозможно пробраться в крепость защищённую камерами и патрулями охраны.

Но Люка приметила маленькое здание за забором.

Охрана патрулировала вдоль ограды, поэтому оттуда наблюдали за этой территорией и не заходили так далеко. Камеры были расставлены так высоко, что в поле зрения были ветки деревьев. И даже непосредственно за забором лес был довольно густым. Любые провода и инфракрасные лучи будут постоянно пересекать дикие животные.

“Просто удостовериться, я отправила его в лес перед нами, но он не включил сирену, и никто не вышел проверить.”

“Фран, что ты имеешь ввиду под ’его’?”

Когда Камидзё спросил, круглая неопознанная форма жизни просунула голову между деревьев. Нет, это был НЛО шар Фран.

“Так вот этим он, говоришь, был занят ранее?”

“Ещё кое-чем,” ответила Девушка Пират Люка.

Она достала стеклянный цилиндр размером с эстафетную палочку примотанную сбоку низко летающего шара.

Камидзё дошло, когда увидел внутри чёрный порошок.

“…Так это твоя самодельная бомба.”

“Боялась того, что может случиться во время внезапного нападения Элен и остальных, таскай её с собой. А шар Фран не сломается и не упадёт как дешёвый дрон.”

Кажется, на всякий случай осталось несколько запасных, но они остались на шаре. Шар заметили бы, улети он высоко в небо, поэтому транспорт Серого Кролика оставили дожидаться в лесу.

Маленькое здание построили из бетонных блоков, а дверь закрыли цепями и замком, но тут пригодился рабочий нож Фран.

Но Камидзё был ошеломлён, когда они открыли дверь.

“Что за чёрт? Тут полно пропановых баллонов. Они создали несколько аварийных запасов потому, что сюда не достают городские трубы?!”

“Идеально. От этого будет большой красивый фейерверк.”

Люка вытащила стеклянный цилиндр из морской шинели. Тот самый, который она взяла с шара. Немного длиннее и толще эстафетной палочки, он был наполнен чёрным порошком.

“Как собираешься отложить подрыв?”

“Если не хочешь проблем с поступлением в колледж или на работу, тебе лучше не знать.”

Девушка в пиратской шляпе и глазной повязке зашла в хранилище пропана. Она поползла возле больших серых баллонов вроде тех, которые можно увидеть за рестораном, и чем-то занялась.

В любом случае, это одно место.

Им нужно было устроить шоу по-больше, если Полезный Паук должен был перепутать его с вражеской атакой и вызвать сюда все подразделения. К счастью, снаружи забора находились другие маленькие строения и большие цистерны, поэтому они могут пройтись вокруг забора и расставить бомбы в других местах.

Но как только Камидзё об этом подумал, что-то ударило его сзади.

К тому времени, как он понял, что его схватило маленькое тело Фран, он вкатился на склад пропана. Девушка была неспортивной и не могла взобраться на что-нибудь выше пояса, но переполненный рюкзак придал удару странную силу.

“Фран, что-…?”

“Шш.”

Девушка с антеннами кроличьими ушками аккуратно закрыла дверь, прислонившись к ней спиной. Кажется, она волновалась, что защёлка будет шуметь.

“Снаружи странный шум. Они явно отошли от предыдущего маршрута патрулирования.”

“Эх? Ты уверена, что они не обнаружили в лесу твоего шара?”

Люка пятилась к ним на четвереньках, но теперь она дрожала. Когда Камидзё упал, его щека ударилась о что-то заметно мягкое даже сквозь морскую шинель. Он определённо решил умолчать, что это была её круглая попка, но, видимо, не это было её проблемой.

“…Я её уронила.”

“Хм?”

“Я уронила бомбу. Потому что ты внезапно налетел на меня сзади.”

Возможно, чтобы облегчить сток, пол был немного наклонён в одном направлении, и стальная сетка закрывала жёлоб вдоль стены.

Она упала в него.

Кто она? Ну как же, естественно, эстафетная палочка заполненная чёрным порохом.

“Люкааааа…мгх?!”

“Я сказала шш!”

“Ч-ч-ч-что я делаю, что я делаю? Не могу её достать. Рука не пролазит. Уже сломала пломбу, поэтому остановить её не могу. Что нам делать? Нужно убираться отсюда. Не хочу быть идиоткой, которую отправила на небеса собственная бомба…”

Камидзё зажало между попой Люка спереди и грудью Фран сзади, но девушка в бикини под толстовкой наконец-то убрала мягкую, как суфле, руку от его рта.

“Пвах. Успокойся, Люка. Нам нужно добраться из 21 Района в 11, поэтому запас должен быть в несколько часов. Только надо перед этим уйти.”

“Но дела снаружи обстоят плохо,” сказала Фран.

“Тогда слезай с меня, Фран. Я начинаю думать, что ты скорее коала, чем кролик.”

Они всё ещё лежали кучей, но Камидзё подполз к металлической двери и приоткрыл её.

Когда он высунулся, обнаружилось, что Полезный Паук действительно странно себя ведёт. Сирена воздушного налёта не выла, но местность за забором гудела как потревоженный осиный улей. Множество человек лезло в выпирающие пиджаки и вытаскивало блестящие чёрные предметы.

“Что? Они не нас нашли, да?”

Если так, то склад пропана окружат, или Полезный Паук откажется от здания и взорвёт его одной гранатой, как в FPS. Камидзё было интересно, почему специалисты по разбору катастроф так тяжело оснащены. Перед ними стоит ещё и задача сражения с кайдзю?

В любом случае, был один важный момент.

“Они усилили безопасность, и нам не известен их шаблон патрулирования. Если мы беспечно высунемся, нас сразу заметят,” со слезами объяснила Люка. “Но брошенная мною бомба взорвётся через два с половиной часа. …Если мы до тех пор ничего не придумаем, то все станем звёздами мерцающими в ночном небе.”

Часть 5

“Почему?”

Девушка с сухим и скрипучим голосом дрожала под Безоконным Зданием.

В королевстве Тирана можно было лишиться головы, если шелест одежды посчитают раздражающим. Несколько взглядов умоляли её остановиться, но Дождевик Салома уставилась на Кихару Юитсу.

Точно также, как на долго погружённая в снег рука теряет всякую чувствительность, исчез страх однорукой девушки.

И Юитсу с готовностью ответила на вопрос, видимо, особо над этим не задумываясь.

“Это эксперимент.”

“…?”

“Благодаря особым обстоятельствам я скорее всего стала единственной Кихарой, которая превзошла своего учителя. Но проблема в том, как точно определить моё над ним превосходство.”

Она и не надеялась, что девушка поймёт.

Она даже не удосужилась объяснить самые основные сведения.

“Самым простым способом будет необычное достижение, но тогда, какой проект и не надеялись воплотить другие Кихары? Это будет раздаражюще сложным.” Она пожал плечами. “Но тогда я нашла это.”

“Нашла что?”

“Вас всех. Вы постоянно сталкиваетесь с моими бессмысленными приказами, но начинаете постепенно стараться избегать этого страха. Точно также, как кошка упавшая в ванну начинает избегать любою воду. Заметили, что выражение моего лица может освободить тебя от лабиринта страха, не так ли? Это можно рассматривать и как пересадку шаблонов поведения Кихар, можно ведь? Вы ненавидите меня, боитесь, питаете ко мне отвращение больше кого-либо, но постепенно становитесь как я. Общаясь и пытаясь понять аномалию вроде меня, вы становитесь похожими на меня, но не мной.”

Очень похоже на известный эксперимент с людьми разделёнными на группы охранников и заключённых.

Помещённые в особое окружение, люди принимают особые роли.

Девушки чувствовали страх и давление от того, что в случае неподчинения у них могут отобрать нечто важнее собственных жизней, и от такого их сердца сжимались сильнее, чем от тюремных стен.

“Понемногу распространяющиеся мыслительные шаблоны, которые из лести становятся похожими на мои собственные, в конце концов распространятся на весь Академгородок. Точно также, как вы боитесь лично меня, так жители Академгородка будут бояться вашу группу. Они будут бояться королевскую охрану, на которую повлияли гены тирана. Они будут бояться не меня.”

Звучало как кошмар.

Эта правда состояла из одних лишь страха и боли и не сделает никого счастливым.

“Повторяясь, процесс распространится как круги баумкухена[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/Баумкухен
или дерева. Из Академгородка в Токио, из Токио в Канто, из Канто в Японский архипелаг, из Японии в…кто его знает куда. Шаблоны мышления Кихар изменятся как амёбы и точно станут чем-то, что удивит даже меня. Как слово распространяется от человека к человеку, выражение потеряется или будет преувеличиваться из раза в раз.”

“…”

“На конец, каждый человек на планете станет бояться Кихар, но будет частью Кихар. Можно сказать, что это эксперимент выходящий за рамки общества всеобщего надзора и создающий общество взаимного преступления. В таком обществе люди будут спокойно марать руки, ведь будут знать, что соседи делают также. Кихара в каждом из вас не будет похож на моего. Новые Кихары будут создаваться бесконечно. Несомненно это расценивается как величайшее достижение, к которому ни один другой Кихара и близко не стоял. До тех пор пока мы считаемся семьёй эксцентричных учёных, ни один Кихара — даже сенсей — не сможет перестать быть меньшинством.”

Она хихикала.

“Что важнее, если все 6 или 7 миллиардов людей на планете станут Кихарами, даже Контроллер Архетипов Алистера не сможет нас достать. У него есть сила делить человечество на группы и стравливать их по собственному желанию, но когда запад и восток, северное и южное полушарие, капитализм и социализм, и все остальные деления имеют общую сущность Кихар, мы все станем одинаковыми. Страх Кихар не то же самое, что быть личностью. Это как быть разрозненными, но всё ещё неделимыми. Так будет создан мир, в котором отказ от Кихар, будет означать уничтожение всего человечества. Тогда не важно, на сколько уродливыми и жестокими будут наши действия, мы станем плохим большинством, от которого нельзя будет избавиться. Да, идеально. Хотя, между добром и злом, это зло, между нравится и не нравится, не нравится.”

Часть 6

Бомба подразумевала диверсию. Взрыв возле штаба Полезного Паука по идее не должен был никого убить, но тем не менее убедить их в нападении и вынудить вызвать остальные подразделения для обороны. В том числе охраняющих контейнерную станцию 11 Района со спящим оригинальным КПУ. Группа Камидзё не хотела потерять эту возможность.

Они также очень не хотели ошибиться при разминировании бомбы, которую сами же установили, и подорваться, чтобы никто даже не узнал. В первую очередь возникает вопрос, почему они там вообще были. Камидзё хотелось верить, что он родился не для такой смерти.

Поэтому им естественно хотелось сбежать как можно скорее, но…

“Чёрт. Похоже там огромный беспорядок. Чего они так боятся?”

Он не знал, сколько раз уже так делал, но Камидзё щёлкнул языком, наблюдая за обстановкой через дверную щель.

Фран смотрела в маленький экран соединённый с её рюкзаком витым проводом стационарного телефона.

“2 пополудни… Прошёл час.”

“Погоди, погоди, погоди. Может отвлечём их внимание?”

“Хочешь выстрелить из мушкета Люка или бросить туда её абордажную саблю? В любом случае их внимание обратится к источнику, а не месту падения. Станет только хуже.”

“Что с твоим шаром? Разве на нём нет запасных бомб?”

“Если бы я могла, то уже сделала. Эти дешёвые бетонные блоки были принудительно усилены стальной сеткой, поэтому сигнал отражается, и я не могу связаться с шаром.”

Видимо, она чувствовала ответственность потому, что Люка продолжала сражаться c жёлобом вдоль стены пропанового склада. Она попыталась стать на четвереньки и просунуть руку сквозь металлическую решётку, и саму решётку поднять, но ничего не получалось.

“Ей, Люка. Ты ведь можешь менять свой видимый возраст, контролируя субъективный, так? Почему бы не превратиться в маленького ребёнка с руками и пальцами по-тоньше?”

“Уже, уже. Но не похоже, что проблема в этом…”

Обе девушки стали на четвереньки и попытались преодолеть металлическую решётку жёлоба. Однако, Люка уменьшилась до десяти лет в той же одежде, поэтому её морская шинель и купальник местами спадали, представляя опасное зрелище. Её кожа выглядела странно бледной.

Цилиндр был прямо там, но никто не мог до него дотронуться.

Сытая этим по горло, девушка в бикини под толстовкой наконец остановилась.

“У нас нет выбора…”

“Фран?”

“Там используется чёрный порох старого образца, верно? Как и фейерверки, намочи его, и он больше не сработает. Наши руки не достают, но если мы пописаем сверху, сможем его уничтожить!”

“Постой, Фран! Давай поговорим о твоём девичьем достоинстве прежде, чем ты решительно там присядешь!!”

“Не говоря уже о том, что он закрыт стеклом, поэтому снаружи не намочишь.”

“Кх. Ты не можешь просунуть свою абордажную саблю сквозь решётку и разбить его?”

“От подобного удара она сдетонирует. Чудо, что она не взорвалась, когда я её уронила.”

“Я проглотила стыд и решилась, так почему ты сделала что-то столь идеально ненужное, Люка?!”

По какой-то причине девушка пират с глазной повязкой чёрной розой отвела взгляд. Он вернула физический возраст в норму и тыкала указательными пальцами перед растущей грудью. А потом честная идиотка призналась.

“П-потому что ты назвала меня ключевой в плане. Когда ты смотришь на меня с таким ожиданием в глазах, конечно, я собираюсь особенно стараться…”

“Боже, почему тебе нужно выкладываться на полную в самое неподходящее время?!”

Люка пошатнулась, будто девушка НЛО её ударила, поэтому Камидзё, не задумываясь, поддержал её сзади за плечи. Не поддержи он, скорее всего, дрожащая девушка пират расплакалась бы.

Тем временем, часики тикали.

“Давайте решим,” начал Камидзё. “Мы не можем достать бомбу, как ни старались. Наши действия этого не изменят.”

“Уух… Кто-нибудь похороните меня где-нибудь в грязи.”

“Не расстраивайся, Люка. Ты хорошо поработала.”

“Но если выйдем, нас заметит Полезный Паук и превратит в швейцарский сыр. И чем заметнее проведём диверсию, тем больше к себе привлечём внимания.”

“Это только видимые неприятности.”

Камидзё медленно выдохнул и показал большим пальцем на серые баллоны заполнявшие маленькое строение.

“Они полны пропана. Он тяжелее воздуха. Давайте пододвинем один к двери и выпустим газ через щель. Как только он пройдёт мимо забора, нам просто нужно высечь искру. Люка.”

“Фто?”

“Слишком рано плакать. Нам понадобится твоя пуля. Выстрели в землю за забором, чтобы получилась искра, вероятно, это сработает. Поэтому вытирай слёзы и сопли и вперёд.”

“Газ невидим,” указала Фран. “У нас нет способа узнать, на сколько он распространился. В зависимости от местности и направления ветра он может остаться здесь, не стекая к обсерватории, поэтому мы можем сами подорваться.”

“Конечно. Но если мы ничего не сделаем, тогда 100% взорвёмся со зданием. На что поставишь?”

Они стали действовать быстро.

Они освободили один из серых баллонов закреплённых толстыми цепями и защёлками, наклонили и покатили к двери по ободу цилиндрического днища. Он был ростом с Фран. Поскольку это был толстый контейнер высокого давления, он был даже тяжелее, чем казался.

Поставив его у двери, они положили его на бок. Чтобы эффективнее двигать тяжёлый предмет, Люка увеличила свой физический возраст, обеспечивая себя взрослым телом, от чего местами одежда натянулась. Она направила металлическое отверстие для шланга в сторону дверной щели, и Камидзё медленно открыл клапан.

Они услышали зловещий звук шипящей змеи.

Невидимая опасность по-разному сжала их сердца, как от очевидного ножа или пистолета.

“Ч-чувствуешь странный запах?”

“Тебе кажется.”

“Хмм. Я практически чувствую его…возможно.”

“Прекрати, Фран. Ты обманываешь себя через самовнушение.”

Если честно, даже Камидзё не знал, сколько газа им нужно выпустить. Слишком мало, и не сработает, но слишком много будет излишне мощным, и убьёт кого-нибудь из людей бегающих за забором. Фактически, взрыв может даже взорвать его и девушек.

Это всё догадки.

Будут ли ладони потными, окажись они на заправке самообслуживания за границей, где не прочесть ни одного предупреждения?

У них не было времени на эксперименты по-меньше, чтобы набраться опыта. С пальцами на клапане Камидзё заговорил с девушкой с антеннами кроличьими ушками, единственной знающей время.

“Фран, что со временем?”

“С последнего раза прошло полчаса.”

“Шутишь. Так у нас меньше часа?”

Жалобы ничего не решат. И раз нечего было делать, он почувствовал, что “часовая отметка” это знак. Он повернул клапан, перекрывая поток газа, и они откатили баллон от двери. Он ощущался значительно легче, чем когда они с ним сражались в первый раз. Он почувствовал холодок на спине от мысли, что они перестарались, но теперь этого не переделать.

“Люка. Считай до 30 и стреляй в землю за забором. Временная задержка позволит остаткам газа стечь от здания…мне кажется. По крайней мере, лучше, чем стрелять сразу.”

“Точно будет хорошо…?”

“В любом случае, твой мушкет наша единственная надежда.”

“Кх.”

“Ага, тебе следует знать, что льстить Люка подобным образом, плохая мысль,” пожаловалась девушка в бикини под толстовкой.

Но Камидзё проигнорировал её и поменялся местами с девушкой пиратом. Возможно, для снижения отдачи её одежда опять растянулась.

“(…У меня такое чувство, что её купальник разорвёт на части отдачей, выстрели она так.)”

“Ты не можешь на это рассчитывать, Фран. Здесь мы на одной стороне.”

Стоя перед приоткрытой дверью, Люка взяла череп контейнер с пояса, который она носила как повязку официантки. Встряхнула и кончиками пальцев открыла крышку. Крышка была как у смягчителя ткани, и она отмерила ею пороха для одного выстрела. Она насыпала чёрный порошок в дуло мушкета и утрамбовала его тонким прутом из тех же ножен, что и абордажную саблю.

Она также сдвинула крышку коробки в виде плечевой кости, чтобы вытащить круглую пулю будто мятную таблетку. Она и её протолкнула шомполом. Потом она взяла ружьё как в фильмах. Сильно полированный приклад ярко блестел янтарём как скрипка, когда она прижала его к плечу, щекой прислонилась к ружью, чтобы глянуть через прицел, и большим пальцев взвела кремниевый ударник.

В теле студентки она сосредоточилась на воображаемой линии из дула и предупреждающе прошептала.

“Вам следует закрыть уши.”

Камидзё и Фран двинулись, повинуясь, в маленьком замкнутом пространстве, но что-то вмешалось.

Большой взрыв сбил их с ног.

И это не преувеличение.

Высовывавшую ружьё из приоткрытой двери Люка ударило металлической дверью, когда та открылась внутрь, и толкнуло назад. Камидзё и Фран дверью прямо не ударило, но звук взрыва проникший через дверной проём многократно отразился от бетонных блоков. Давление было на столько большим, что они практически потеряли сознание.

Когда Фран со слезами свернулась на месте как черепашка, она крикнула повзрослевшей девушке пирату, чья одежда местами сползла.

“Люка!!”

“Нет! Время вышло! Взрыв был не от газа!”

Дверь сорвало с петель, поэтому окружающий пейзаж был полностью виден. Взрыв произошёл в одном из одноэтажных зданий далее, не на земле у забора.

Поражённая взрывом Люка сексуально растянулась на земле, и мушкет в её руке был всё ещё заряжен пулей и чёрным порохом.

“Нн.”

Как только девушка пират застонала и изогнула тело, оранжевые искры вырвались из дула оглушительным звуком. Пуля рикошетила по складу пропана как в пинболе, но слишком быстро, чтобы уследить невооружённым взглядом. В этот раз Камидзё и Фран вдвоём схватили виновницу, девушку пирата.

“Почему ты пытаешься нас убить, идиотка?!”

“Частично это наша вина за излишние похвалы,” сказала Фран. “Немного неуважения к ней будет лучшей стратегией поведения.”

Тем временем, странности прибывали.

Необъяснимые взрывы продолжались. Множество членов Полезного Паука целились вверх и бешено палили из пистолетов. В небе что-то было, но группа Камидзё не могла сказать что изнутри. А когда кто-то собрал так много внимания, им уже не был нужен пропан.

“Фран, Люка!”

Выходить под непрекращающиеся стрельбу и взрывы пугало больше, чем идти домой из школы в ливень после близкого удара молнии. Но это был их последний обратный поезд. Ситуация была далека от идеальной, но другого шанса они не получат.

Все трое приняли решение и вышли наружу, низко прижимаясь к земле.

Что-то пронеслось над головой. Они увидели неопознанный летающий объект за шуршащими ветками деревьев.

“Мая…”

Девушка с антеннами кроличьими ушками произнесла имя другой девушки.

“Но почему сейчас?”

Камидзё не знал правда ли это, но эта девушка считалась привидением. Она специализировалась на воздушной разведке и информационной войне и создала им много проблем через Сферы.

Она вычислила группу Камидзё или просто уничтожала все здания?

Им не нужно было долго об этом думать.

Массивный предмет упал на пропановый склад, в котором они прятались, поэтому множество газовых баллонов и их бомба любви сложились в огромный взрыв.

Камидзё отбросило буквально на три метра, когда взрывная волна ударила его в спину.

Часть 7

Они неправильно это поняли.

Элен, Мая и остальная бывшая Фракция Камисато не составляли план для нападения конкретно на метеорологическую обсерваторию на вершине горы 21 Района.

Они просто нападали на отдельные базы Полезного Паука по всему Академгородку и преследовали их до горы, когда те отступали.

Например, девушка укачивала бутылку заполненную 10 йеновыми монетами, будто ребёнка. Она отчиталась, принюхиваясь к чёрному дыму.

“Уверена, ты связываешься через ближайшие Сферы, но возможность пользоваться рациями точно удобна. Это Эльза. Я зашла слишком далеко и уничтожила их, поэтому здесь мы подсказок не получим. Извини, но тебе придётся проверить кого-то другого.”

Например, девушку, у которой из спины росли бесчисленные толстые щупальца кальмара или осьминога покрытые присосками. Её странная красота сводила всех увидевших её с ума, и она нашёптывала доклад.

“Это Милка. Я захватила передающую станцию в 15 Районе. Несколько вертолётов улетело. Можешь воспользоваться направлением их бегства, чтобы вычислить расположение их штаба.”

Например, молодую жену в купальнике и фартуке. Она болтала барменским шейкером, пока её пылающее лицо раскачивалось взад и вперёд.

“Это Мачина, Внутренний Призыватель Элементных Духов. Я завоевала улицу Би Хун[✱]https://en.wikipedia.org/wiki/Rice_vermicelli
в 4 Районе. Я уничтожила огромный вентилятор прежде, чем они подняли его в воздух. Ик. Но я не тронула подразделение, которое пролетело сверху. Похоже они полетели на запад от 11 Района. …Моёёё кровообращение, кажется, сегодня в самом деле хорошее. Саламандра разыгралась у меня в крови☆”

Фран обнаружила лучеобразный шаблон в информации загруженной через Сферы, но эти девушки пошли более прямой дорогой, чтобы обнаружить логово врага.

И они не долго готовились перед нападением. Как только девушка помешанная на “современном” вооружении (другими словами, она никогда не сосредотачивалась на чём-то одном и всё время продолжала обновлять арсенал) Эйлин сдвинула фигуры на игровой доске, всё сошлось.

Сначала Девушка Привидение Мая, чьё существование поддерживалось дронами Курильщиками, и Косплеерша Оливия, летевшая по небу на волшебной палочке с реактивными двигателями, первой волной отбомбили штаб. Потом Убийственное Пирожное Берри[✱]Ягодка
и Солдат Атлет Лимон достаточно приблизились к земле, чтобы метать сахарные копья и бить по дугам параболы метательными молотами, которые приземлялись на штаб. Взрывы и ударные волны спрятали волчье приближение Мэри на четвереньках через лес и Лайм на большой механической ящерице. Прежде, чем Полезный Паук смог отбиться, они растоптали забор вокруг территории обсерватории и понеслись внутрь.

“Остерегайтесь доплеровского радара. Если они отрубили ограничитель и повысили выходную мощность, он быстро станет зенитным электромагнитным оружием. Это как версия станции Фран по-слабее, поэтому сосредоточьтесь сначала на его уничтожении.”

Никто не знал, были ли это по-настоящему правильные действия. Прежде всего, “правильные действия” расцениваются по-разному в военных действиях разных стран. Это было сборище одержимых девушек, которые по существу позаимствовали лишь самые привлекательные черты армейских стандартов всех стран. Они были похожи на теоретический “идеальный истребитель”, поэтому не понятно, была ли у них практическая польза. Единственная причина, по которой он до сих пор не распался, это большая сила странных способностей и умений 100 девушек бывшей Фракции Камисато. Даже если их команды не совсем соответствовали ситуации перед глазами, каждая растопчет врага не смотря ни на что.

Почему бывшая Фракция Камисато сменила цели и теперь начала охотиться за Полезным Пауком?

“Мы хотим воспользоваться нашей информационной средой на полную, чтобы выследить Камидзё Тому, Карасуму Фран и Тояму Люка, которая в серой зоне, но мы точно не сможем этого сделать с уничтоженными Сферами,” прошептала высокая Мая, кружа в небе рядом с дронами долгоножками. “В добавок, мы не можем полагаться на Сферы, когда они были установлены Полезным Пауком, чтобы правители чувствовали, будто у них есть власть. Мне следовало понять это раньше и пресечь в зачатке.”

Кихара Юитсу напрямую эту цель им не ставила, но больше это значения не имело.

Полезный Паук вмешался в их поиски Камидзё, и поэтому угрожал Камисато, значит был врагом. Он должен быть уничтожен.

На такой высоте и скорости не похоже, что её голос достигнет кого-либо. Даже будь у неё рация, её голова была полностью открыта, поэтому мешало дуновение ветра.

Но случилось маловероятное. Героиня ночного аниме летела настолько близко, что это даже можно было назвать акробатикой. Однако, Мая была практически уверена, что настоящая героиня не пользовалась самодельным реактивным двигателем.

Необычайно живая активная версия Волшебницы Канамин заговорила.

“Следи за обстановкой внизу. Они скоро оправятся от шока, поэтому пришло время для уровня с боссом, каким-то чудовищным оружием Академгородка, которое они прячут под землёй.”

Девушка привидение с чарующи открытым декольте насмешливо фыркнула.

Без физического тела она не боялась пуль. Никто не будет чувствовать напряжения, играя в игры с ураганом пуль при активном чит коде для уменьшения своей зоны поражения до нуля пикселей.

Глухой взрыв послышался с поверхности.

Купол здания радара успешно разбомбили. Теперь не было риска поджарить похожие на блуждающие огоньки дроны.

И потому она пропела единственное слово.

“Идеально.”

Часть 8

Камидзё было так тяжело дышать, что он даже не мог потерять сознание.

Он прислонился к стволу ближайшего дерева, наморщил брови и заставил своё зрение восстановиться, когда то мигало как гаснущая флуоресцентная лампа. Болел то один, то другой висок, но он не мог ничего с этим поделать, лишь сжать зубы.

Когда его ноги как-то смогли набраться сил, и он осмотрелся, увидел распростёртую и стонущую на земле Девушку Пирата Люка. Из-за полного рюкзака на спине, Фран выставила попу к небу, будто ударенная немецким суплексом, лёжа вверх ногами. Выглядела она как результат разработки модели робота без оглядки на центр тяжести.

“Ей, вы обе живы…? Я вас лишь позаимствовал, поэтому не умирайте, пока не верну вас Камисато. Я не хочу быть у него в долгу.”

Это возымело драматический эффект.

Имя Камисато было как бренди для потерянных в заснеженных горах, поэтому девушки тряхнули кружащимися головами и заставили себя открыть глаза.

Взрывы не ослабевали.

И ситуация больше не развивалась в пользу бывшей Фракции Камисато. Появились те огромные вентиляторы, напоминающие машины для бурения тоннелей, а большие вертолёты с тяжёлыми пулемётами торчащими из погрузочных дверей преследовали привидение и косплеершу в небе.

Перевёрнутая Фран бешено молотила ногами, поэтому Камидзё помог ей подняться и раздражённо заметил.

“Не уверен, с какой стороны настоящие монстры. В любом случае, давайте убираться.”

Не стоит говорить, что их целью было заставить подразделение Полезного Паука в 11 Районе отойти к штабу, чтобы они могли достать КПУ с контейнерной станции. Смысла сражаться с Полезным Пауком здесь уже не было. И не было гарантии, что бывшая Фракция Камисато их здесь не обнаружит.

Они не могли потерять ситуацию из виду. Победа ни одной стороны не вернёт Камисато Какеру. Если они направят энергию в неправильное русло, то потеряют шанс на успех.

“К счастью, бывшая Фракция Камисато и Полезный Паук так заняты сражением, что нас не заметили. И с таким количеством взрывов, подразделение в 11 Районе точно дерутся. Давайте вернёмся к тележке и направимся к контейнерной станции. А потом…”

Но Камидзё Томе было хорошо известно, что лучше “к счастью” не говорить.

В данном случае он забыл, что неудача его постоянный спутник.

“?”

Фран что-то заметила и посмотрела под ноги. Камидзё и Люка проследили за её взглядом.

Несколько странных трещин побежали по земле.

“Постой…”

После взрыва достаточно большого, чтобы тряхнуть всю обсерваторию, земля под ногами, кажется, достигла своего предела. Она раскололась и поглотила их.

“Оваааааххххх?!”

Да, разве Фран и Люка не упоминали, что Полезный Паук хранит своё оружие следующего поколения в подземном помещении закрытом толстым электромагнитным экраном?

Часть 9

“Хмм?”

Следопыт Элен наклонила голову, таща за собой мешковатый лабораторный халат.

Она стала на четвереньки и сосредоточилась на земле.

“Хммм…???”

“Что ты делаешь?” спросила помешанная на “современном” оружии Эйлин. “Разве большинство твоих исследовательских комплектов не уничтожило волной жара Фран?”

Но любопытство Эйлин не убывало.

“Правда, я специализируюсь на газовой хроматографии и углеродной датировке при помощи передового оборудования. И хорошо осознаю, что мои навыки судмедэксперта не работают без оборудования.”

Она сложила L большим и указательным пальцами обоих рук и сложила подобие рамки, чтобы сосредоточиться на обыкновенной на вид земле.

“Но ты не знала, что человеческие чувства на вроде исследовательского оборудования? Это может быть нос парфюмера или язык исследователя магазинных бенто. Когда создаёшь систему, задействуя чувства чувствительнее любого прибора, это называется сенсорным анализом.”

“Что с ним?”

“И я говорю не только об идеальном обонянии. Мои чувства зрения, слуха, запаха, вкуса и осязания являются идеальными устройствами анализа чувств, предоставляющими данные, которые я могу выразить численно. Хотя, если я не буду специально думать с наименьшей скоростью, мир станет скучным слишком быстро.”

Кто-то вытащил эту девушку из болота серости. Он показал ей цвет, который она не сможет численно выразить ни одним из своих чувств. Она верила, что это цвет любви.

Она всё для него сделает. Она уничтожит даже малейший риск для него.

“Мая, Оливия и остальная воздушная группировка. Наше радио могут заглушить до отдачи вам дальнейших приказов, и все команды авторизации могут быть подслушаны. Следуйте заранее составленному расписанию.”

Рука Элен в мешковатом рукаве держала радио украденное у врага.

Она полагалась на свои оцифровывающие органы чувств.

“Там будет Фран. Эта угроза для Камисато-хана весь год смотрит на звёзды и охотится за летающими объектами. Предполагайте, что она засечёт ваши радиоволны и малейшую вспышку света. Ещё…”

Её губы продолжали шептать.

Она ещё не закончила.

“Что-то казалось неправильным, когда я разговаривала с Фран раньше. Я пыталась подавить сомнения, потому что считала нас друзьями, но больше в этом нет надобности. И теперь оглядываясь, в ней было полно странностей.”

“?”

“Например, почему я чувствовала запах альдостерона[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/Альдостерон
и кортизола[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/Кортизол
от её пота, когда она разговаривала с Камисато-ханом? Почему она выделяла адренокортикотропные[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/АКТГ
гормоны стресса? Тут спрятана большая бомба. Я не собираюсь сдерживаться, Фран.”

Часть 10

Всё было в полном беспорядке.

С тех пор, как показалась бывшая Фракция Камисато, ничего ими сделанное не ощущалось как собственное решение. Они лишь могли сидеть сложа руки, пока остальные принимают решения вместо них.

С чем-то точно ничего нельзя поделать.

Камидзё и остальные упали в помещение поддерживаемое бесчисленными стальными балками, как школьный спортзал или ангар аэропорта. Лёжа на спине, Камидзё содрогнулся от расстояния до потолка. Он не знал, что смягчило его падение, но изумился тому, что выжил.

“Фран, Люка…”

Тряхнув головой и встав, он увидел несколько металлических предметов раздавленных обломками. Некоторые были полугусеничными грузовиками с механическими ногами и гусеницами, другие — короткими и толстыми транспортными вертолётами, а остальные — огромными вентиляторами. Каждый был достаточной угрозой, но здесь был выставлен настоящий парад. Естественного освещения было недостаточно потому, что он не видел всех от начала и до конца.

И не было времени их рассматривать.

Люди в рабочей форме удивлённо смотрели на них вблизи. Когда они поняли, что упали не только неорганические камни, то быстро полезли в куртки, но…

“!! Сейчас взорвутся!!”

Камидзё закричал, укрыл голову руками и нырнул на землю, поэтому шокированные люди оглянулись. Присутствие раздавленных и искрящих вертолётов усилило тесноту в груди.

Тогда Люка выбежала из-за ближайшей кучи камней. Она атаковала отвлёкшихся людей своей абордажной саблей и мушкетом. Она воспользовалась ими как ударным оружием, а не как лезвием и ружьём. Зрелище было грустным уроком того, что в близком бою ударить быстрее, чем заряжать порох и пулю.

Первого застали врасплох и сбили одним ударом.

“Чёрт бы тебя побрал!”

Остальные вытащили длинные ножи и напали с нескольких сторон.

“Ууупс.”

“?!”

После её радостных слов людей охватило смятение.

Они не почувствовали ожидаемого удара ножом по плоти и крови. Фактически, их цель полностью исчезла. Но их смятение было естественным. Люка могла свободно управлять своим субъективным возрастом, поэтому могла изменить видимый возраст своего тела. Она моментально уменьшила возраст с 15 до 10 лет, поэтому её конечности и тело уменьшились, и враги не смогли сменить прицел.

Проскользнув под градом лезвий, маленькое тело выросло до практически разрыва купальника.

Она воспользовалась длинными конечностями и увеличившимся телом, чтобы сбить сбитых с толку людей обратной стороной абордажной сабли и ложей мушкета.

“Не бойся. Я била обратной стороной лезвия.”

“Люка, очень не хочется рушить твою триумфальную позу, но трусики купальника сползают. Поторопись и подтяни их.”

“Упс.”

Устранив угрозу, Люка поправила купальник, вернула тело в норму и крутанула длинным оружием, будто жонглировала.

“Хорошо их отвлёк. Ты стал бы хорошим пиратом.”

“Не думаю, что это комплимент.”

Фран нагнулась, подобрала пистолеты бессознательных людей и неловко сжала их в руках, но Камидзё положил этому конец. Люди легко нажимают на курок в фильмах, но оставить их в руках девушки, которая, закрыв один глаз, заглядывала в ствол, он не мог. Боялся, что она случайно выстрелит ему в спину.

“В любом случае, где выход?”

Они не знали, где может находиться лестница или лифт, выход может быть оборудован каким-нибудь замком и заваленным предыдущим обвалом. У них не было настоящей причины сражаться, поэтому они хотели уйти как можно быстрее, но ситуация им этого не позволяла. Камидзё всегда не везло, но он начал подозревать, что у Камисато было нечто подобное.

Они не знали, где могли прятаться люди, пока пересекали помещение размером со школьный двор. Они предположили, что выход будет в стене, поэтому двинулись к ней и пошли вдоль неё.

В общем это как буйствовать на парковке полной автомобилей. Они использовали в качестве щита полугусеничные грузовики и вертолёты, осматривались и, убедившись, что никто опасный за укрытием не прячется, двигались к следующему.

Тем временем, двигаясь вперёд, Камидзё и Люка услышали тихий звук. Они оглянулись и обнаружили сосредоточившуюся на своих устройствах Антенны Кроличьи Ушки Фран.

Голос шёл из экрана размером с кредитку соединённого со спиральным проводом.

“Кшшш! Фран, зная тебя, ты определённо ловишь этот сигнал, который я посылаю на случайных частотах.”

(Элен…?)

Девушка говорила, уверенная, что группа Камидзё находится в той же области. Если этот следопыт найдёт их отпечатки или уловит запах, это станет главной проблемой.

Основываясь на происходившем посредством Сфер, цель разговора была очевидна.

“(Фран, выключи! Мы ничего с этого не получим, и она пытается нас спровоцировать на раскрытие нашего местоположения. Она может даже уловить свой голос доносящийся из нашей рации!)”

Камидзё не знал, чем это поможет, но он по-настоящему начал шептать. Но Фран не ответила. Она полностью сосредоточилась на маленьком экране.

“Мне было необычайно любопытно, почему ты одна отвечала по-другому. Случай Люка не такой странный, если рассматривать тебя как источник, а её вторично заряжённой. Когда это понимаешь, думаю, нашей странностью являешься ты, Карасума Фран.”

Она не хотела знать, но чувствовала потребность избавиться от любого намёка на беспокойство. Этот же образ мышления заставлял людей вводить собственное имя в поисковый движок, не смотря на то, что ни к чему хорошему это не приведёт.

“Эй, Фран. Почему тебя не вовлекло в проклятие Кихары Юитсу…нет, Камисато Какеру? Не похоже, что тебя кто-то отговорил. Начнём с того, что твоё сердце никогда не было тронуто. Как только я этим заинтересовалась, просто не смогла перестать думать. В голову стали приходить случаи из прошлого.”

“…”

“Нам известно, что ты круглый год гоняешься за НЛО. Правда это или нет, тебе больше кого-либо из нас известно об астрономических телах и электромагнитных волнах. И станция, которой ты воспользовалась для создания волны жара в Академгородке, настоящая …Но это часть внешнего оборудования, поэтому ты не показала своей настоящей внутренней ’силы’, так ведь?”

Нет, не только девушка в бикини под толстовкой с антеннами кроличьими ушками.

Камидзё и Люка сами попались в липкие и невидимые нити. Переворот этой карты ничего не даст, он сработает против них, и это больше напоминало раскопку фугаса так, что тот мог снести им лица, но они не могли остановить голос доносящийся из устройства.

“Фрааан,” сказала следопыт. “По-настоящему ты маг, не так ли? А раз ты странно помешана на британском маскоте, вероятно, ты оттуда. Поэтому будет неблагоразумно думать, что ты притворялась научной НЛО девушкой только, чтобы следить за действиями Камисато Какеру, если на самом деле не направлять его в Академгородок?”

Часть 11

Эти слова сильно поразили душу Девушки Пирата Люка, пока она слушала передачу.

Шпион.

Тот, кто наблюдает и контролирует действия Камисато Какеру.

Но когда она об этом подумала, странно, что никто не принял мер против человека способного уничтожать Богов Магии десятками. Камисато называл себя нормальным старшеклассником, которого можно найти где-угодно, но люди вокруг него так не считали.

И появлялся вопрос о привлечении Люка. Камидзё Тома не мог знать, кого выбрать из бывшей Фракции Камисато, поэтому, естественно, это было решение Фран.

Тогда как девушка НЛО с научной стороны могла выбрать кого-нибудь столь идеально подходящего для этой работы как Люка? Откуда ей было столько известно про магию Люка?

На оба вопроса можно было ответить, будь она тоже магом.

“НЛО,” пробормотала девушка пират с глазной повязкой. “Таинственные огни в ночном небе изначально изучались как звёзды несчастья, которые считались плохим предзнаменованием. Мысль, что они транспорт пилотируемый инопланетянами, развилась и преобладала в последние несколько десятилетий, но такие вещи наблюдались тысячелетиями.”

“…”

“Фран, ты какой маг? Читаешь будущее по звездам, запираешь мерцающий свет в талисманах и амулетах и извлекаешь эту энергию по необходимости? Ты из магии Золотого стиля, которая расцвела в начале 20 столетия и стала к настоящему моменту стандартом?!”

Девушка в бикини под толстовкой с антеннами кроличьими ушками не ответила.

Были вещи, которые привлекли и внимание Камидзё. Когда они наткнулись на девушку пирата на площади, девушка в бикини под толстовкой предложила нарисовать код, который смогут понять только Индекс и Отинус, потом отойти. Но какой код могли понять “только” Индекс и Отинус? Она нарисовала несколько кругов с горизонтальными и вертикальными линиями по краям. Они были похожи на круги на полях, но на них можно было посмотреть по-другому.

Они были древними рунами или магическими кругами.

И антенны торчащие из её рюкзака как иглы морского ежа или каштана теперь казались до боли очевидными. Они были практически как уродливые шипы для защиты хрупкого содержимого от внешнего врага.

Слова Элен продолжали звучать, будто вгрызаясь в мягкую плоть.

“В таком случае, мы точно не можем оставить это на тебя. Фран, ты понимаешь, не так ли? Если ты следила за действиями Камисато-хана и влияла на его решения, тогда сложно сказать, что он в ходе естественного хода событий приехал в Академгородок и встретил столь жестокую судьбу.”

“…”

“Фран, твоё предательство убило Камисато-хана. Присутствие постороннего вроде тебя разрушило наш счастливый век. Я не знаю, почему ты совершила сделанное. Возможно, ты не намеревалась делать ничего из этого, но ты всё равно принесла разруху. Как бы ты не оправдывалась, это ты спровоцировала Камисато-хана действовать в соответствии с его одержимостью Богами Магии, ты подстрекала Санни и Рейн, ты подала мысль о подозрительном Академгородке, и ты привела к такому концу.”

“……”

“Мы не можем оставить судьбу Камисато-хана кому-нибудь столь рискованному как ты. Не важно, что ты себе думаешь, тебя могли направить перерезать последнюю оставшуюся нить надежды.”

“……………”

Её назвали предательницей, но она не спорила.

Она выглядела миниатюрной. То, как она уставилась на экранчик в руке, выглядело, будто она повесила голову и не показывала признаков жизни несколько минут. Она была усохшим деревом. Стоящей оболочкой. Люка была ошарашена по-настоящему неожиданным шоком, но падение этой девушки было тихим, будто она наблюдала конец, о приходе которого однажды она знала.

Люка гадала, что что же ей делать.

Что если она скрыла от него нечто важное, и оно раскрылось? Следует ли ей отчаянно буйствовать? Может ей безнадёжно умолять и пытаться восстановить отношения? Оставит ли она надежду и расстанется с жизнью? Нет, не то. Нет у неё даже не обнаружится такой отрицательной энергии. Она наверняка будет стоять, перестанет дышать и просто прекратит функционировать как живое существо.

“…Уух…”

Поэтому Карасума Фран не могла встать против этих односторонних и разрушительных слов.

“Ах…хх”

“Достаточно, Фран.”

Вмешался именно колючко-волосый посторонний.

Девушки предположили, что он бессмысленно скажет ей больше не слушать этих болезненных слов и выключить их.

Но сказал он не это.

“Сколько собираешь сидеть и ныть? Если хочешь что-нибудь сказать, говори. Не волнуйся, обнаружат ли они нас по сигналу. Я с этим разберусь. Что важнее, тебя не заботят её слова, чтобы она о тебе не говорила? Конечно, беспокоят, верно?!”

“…?”

Усохшее дерево в бикини под толстовкой с виду не понимала, что он ей говорил.

Но мощный свет в глазах парня ясно давал понять, что он будет говорить, пока ей не дойдёт.

“Тебе нечего сказать?! Если она говорит, что предавать людей всегда неправильно, и что ты не можешь доверять человеку, который пытается стать каждому другом, тогда можешь возразить, разве нет?!”

“Что…ты…?”

“Задумайся, Фран! Подумай над всем тобою сделанным!!”

“Но…Ты не знаешь правды. Я продолжала улыбаться всё это время, чтобы отправлять доклады о Камисато-чане в Англиканскую Церковь…”

“Я не об этом!! Я вообще не это имею ввиду!!!!!” перебил парень. “Я говорю не о содержимом документов или твоих официальных обязанностях. Не важно как это началось! Что думала непосредственно встретив Камисато и как себя чувствовала, улыбаясь с Элен и Саломой?! Разве это была не настоящая Карасума Фран, которую никто не заставлял из себя строить? Тогда! Просто не думай, что твои связи, действия и секреты определяют тебя настоящую!!”

Он схватил её за стройные плечи, уставился в её пустые глаза и заорал на неё, не отказываясь от её человеческих сил.

“От самого начала до самого конца ты не думала ни о чём, кроме Камисато Какеру, верно?! Рискнув жизнью столько раз, какая часть Карасумы Фран дрогнула, и кого ты предала?! Так скажи ей! Скажи, что хотела вернуть Камисато Какеру больше всех в мире! Скажи, что ради этого была готова самостоятельно сражаться со всеми бывшими друзьями! У тебя есть право так говорить, пройдя через зимний холод, взрывы и всё ещё сжимая зубы, Фран!!!!!”

Так очевидно.

Это даже не обсуждалось.

Будь Фран настоящей шпионкой другой группы и ничего более, и рассматривай она Камисато Какеру просто как угрозу, почему пыталась вернуть его после стирания Отвержением Мира? Не должна была ли она возрадоваться исчезновением кого-нибудь столь опасного? Или если она не могла игнорировать правую руку способную уничтожать Богов Магии десятками, даже после исчезновения самого Камисато, не должна ли она была присоединиться к группе Кихары Юитсу, когда владелец правой руки стала правительницей девушек? Но она так не сделала. Не важно, кто владел правой рукой, она продолжала преследовать Камисато Какеру. Она не знала, было ли это вообще возможно, но она всё равно ставила свою жизнь на эту тонкую претонкую нить. Англиканская Церковь ей никогда этого не приказывала.

Противостоять девушкам бывшей Фракции Камисато означает противостоять Кихаре Юитсу. Непонятно, сколько было известно Англиканской Церкви об Отвержении Мира, но они чувствовали угрозу, посылая Фран. Но та выразила собственное желание противостоять той пугающей силе, чтобы спасти Камисато, и она доказала это намерение своими поступками.

Разве это не было решением?

Какими бы не были её официальное положение или обязанности, разве не очевидно, кому “по-настоящему принадлежала” Карасума Фран глубоко в сердце?!

“Если ты не собираешься говорить, скажу я.”

Камидзё принял решение.

Даже если их пути не пересекутся, и он никогда не будет идти рядом с этой девушкой, он всё ещё может сражаться за Карасуму Фран. Он обнаружил нечто стоящее этого.

“Если тебя это устраивает, тогда молчи. Если не хочешь, лучше говори. В любом случае результат будет тот же. Теперь время для настоящего сражения. Меня не заботит личность нашего противника! Ты решила сражаться за Камисато Какеру, и я с тобой!!”

Девушка в бикини под толстовкой не двигалась.

Нет, возможно, она не могла двигаться.

Не нужно было заглядывать в лицо склонённое над экраном. Дрожь в её плечах исчезла, и рыдающие вздохи были взяты под контроль, поэтому ему лишь оставалось дождаться, пока она сама заговорит.

Наконец, девушка подняла голову.

И заговорила.

“Пожалуйста, не смейся надо мной. Я полностью способна решать свою судьбу.”

Её пальцы бегали по экрану, но Камидзё и Люка были поражены.

Она не открыла линию близкого диапазона по тому же радио сигналу, что и Элен. Она подключилась ко всей аварийной информационной сети, которая использовала Сферы для покрытия большой площади.

Она пользовалась собственноручно приготовленной центральной станцией.

Она должна была знать лучше остальных, что теперь накопленное ею влияние сработает в качестве оружия.

“Если я собираюсь признаться, то не буду делать это спустя рукава. Оно не достигнет его, и он точно его не услышит, но я попытаюсь донести это Камисато-чану изо всех сил.”

Фран слегка улыбнулась.

Она достаточно оправилась, чтобы улыбнуться самостоятельно.

“Так позволь устроить из этого шоу.”

Часть 12

Признание будет бессмысленным для людей не ознакомленных с ситуацией в целом. Но центральная станция всё ещё рассылала маленькое сообщение по всей сети, поэтому его никогда нельзя будет отозвать.

“Меня зовут Карасума Фран.”

Большинство людей были от этого в замешательстве.

Она не была жительницей Академгородка, и поиск по базе данных не находил по ней записей.

“Волна жара изуродовавшая Академгородок — полностью моя ответственность. Я доставила всем вам такое огромное количество проблем. Жара ослабляла Элементов и ограничивала их достаточно, чтобы избежать по-настоящему катастрофических разрушений, но это не оправдывает моих действий. Я должна быть наказана.”

Но.

Хотя никто им не говорил, большие толпы собрались возле Сфер открытых цветками лотоса. Будто их загнали под купол планетария и не давали покинуть показ.

“Даже так, пожалуйста, подождите ещё немного.”

Это произошло в парке, где порядок медленно возвращался даже без правителя.

“Пожалуйста, позвольте мне ещё один глупый поступок.”

Это произошло в убежище Шоу Бизнес, которому она однажды противостояла.

“Я кое-кого люблю.”

Это произошло в переполненной Больнице.

Не важно, сколько сложных уравнений использовалось при разработке объявления, несколько слов от полного дилетанта могли вещать на весь мир.

Возможно, это была сила правды. Её привлекательность отличалась от таковой жутких слов Элен.

“Мне сказали, что он никогда не вернётся. Сказали, что он отправился так далеко, что я никогда его не достигну, как бы не пыталась. Но я всё ещё хочу спасти его. Хочу сделать во что бы то ни стало.”

Все всё поняли.

Они все думали о девочке, которую никогда не встречали.

“Знаю, что моё чувство любви никогда реализуется. Даже спаси я его, на мне был грех с самого начала, и я никогда не смогу требовать для себя счастья. Ну, и ладно. Я просто хочу увидеть его улыбку ещё раз.”

Они слушали.

Нет, возможно, лучше сказать, что они были ею очарованы.

“Как только это закончится, я приму любое наказание.”

Поэтому никто девушку не перебил.

Никто из правителей убежищ не вмешался до самого конца.

Все Сферы согласились служить её вещательной сетью. Все они стали передающими станциями для её центральной.

“Поэтому, пожалуйста.”

И она произнесла последние слова.

Она добралась к заключению.

“Пожалуйста, позвольте мне это признание, которое бывает раз в жизни, чтобы я смогла положить конец этой любви.”

Часть 13

Фран отрубила подключение к Сфере.

Камидзё медленно выдохнул и заговорил.

“…Тебя это устраивает?”

“Да.”

“Тебя устраивает такой вывод, Фран? Не вешай мне лапшу на уши! Будто это правда!!”

“Если мы говорим о том, что правильно или нет и доброе или жестокое, тогда будет проще согласиться с твоими словами.” Девушка слегка прищурила глаза и ответила без колебаний. “Но это между одним парнем и одной девушкой. Никто в мире не сможет ответить за меня лучше меня самой.”

“♯♯♯Чёрт!!”

Он точно не мог с этим спорить.

Он защитил мир от Фиаммы Справа из Истинного Престола Господнего, когда тот привёл в движение Вифлеемскую Звезду. Он провёл практически вечность раз за разом, сражаясь с настоящим Богом Магии, и в конце концов вернулся в свой настоящий мир. Но у Камидзё не было уверенности, когда дело касалось его опыта в делах сердечных. Это было сражение, в котором правоты и доброты было недостаточно для движения вперёд, и это было слишком сложно.

“Фран.”

Как истинный член бывшей Фракции Камисато, Девушка Пират Люка должна была пытаться оценить, на каком расстоянии держаться, но она заговорила с магом в бикини под толстовкой.

“…Если тебе нужно поплакать, я одолжу тебе свою грудь.”

“Я тебе это позже припомню, поверь мне. Но сейчас мне нужно сделать кое-что другое.”

Она высунула свой указательный палец из мешковатого рукава и молча указал на небо.

А потом Карасума Фран проснулась.

“Давайте снесём все препятствия и покинем это место.”

Часть 14

В небе Девушка Привидение Мая с длинным телом завёрнутым в похоронные одежды закрыла своё лицо руками.

Она слышала о большинстве случившегося в сети Сфер. Но благодаря нападению Полезного Паука она потеряла Сферу, которую она контролировала как центральную станцию. Она лишь слышала доклады от девушек, которых разослали ей в помощь.

Да, она не надолго отошла.

У неё должна была быть возможность графически отображать своё влияние, подключаясь к поисковому сервису, который проверял пароли и коды вставленные в сообщения. Но оно пропало. Всё было мертво. Нет, весь Академгородок разом окрасился в другой цвет.

Всё что Мая оставила, так это Сферы под прямым контролем бывшей Фракции Камисато. Эти точки были больше похожи на пятна, чем на некогда чистую карту.

“Сферы так заняты разговорами о Карасуме Фран, что остальные слухи утонули! ’Делай, что хочешь.’, ’Ну, я не могу отказать влюблённой девушке. Только не влюбленной девушке!’, и ’Давай-те выпьем, как только это кончится!’ Вот что говорят правители контролирующие Сферы!! Что нам делать? Как нам это обернуть вспять?!”

“Нет, наши средства уже ’устарели’. Если начнём навязывать старые темы, они лишь начнут подозревать. Мы не можем остановить поток информации, и нужно избегать выделяться сильнее росчерка в записях!!”

“Что нам делать? Что нам делать, Мая?!”

“Заткнитесь” практически вырвалось сквозь её стиснутые зубы.

Всё кончилось.

Пузырь лопнул.

Слухи воспитанные и взращенные ею, как ребёнок, которого у неё никогда не могло быть, были так легко уничтожены за короткое время её отсутствия.

“Фран…”

Её очертания неестественно мерцали, поддерживаемые Курильщиками похожими на блуждающие огоньки.

Но она ошибалась на фундаментальном уровне. Это была битва за судьбу Камисато Какеру. Поэтому у неё не было времени стенать о потере своего ребёнка. Ей не следовало предполагать, что Фран ничего не сможет сделать, чтобы её достать.

Оно началось сияющей звездой в небесах.

Нет, оно не было настоящей звездой.

Это была часть изделия фаната под знаком Посланника Серого Кролика.

Не стоит говорить, что его создала Карасума Фран. Это была высокомощная микроволновая галактическая станция связи предназначенная для общения с невидимыми существами в течении 100 лет.

Девушка Привидение Мая с длинными развивающимися волосами не имела физического тела.

Кажется, она существовала за счёт использования низкочастотных волн Курильщиков и слабых запахов для нарушения душевного состояния окружающих форм жизни.

Но что если будут уничтожены сами Курильщики?

“Карасума Фрааааан!!!!!”

Мгновенно после этого крика 360 метровый молот метнулся к Академгородку и приземлился точно в метеорологическую обсерваторию на вершине горы 21 Района. И всё между ними было уничтожено.

Сладкие мечты были больше не нужны.

Фран всматривалась в звёздное небо и плыла сквозь пустоту так долго, но сейчас она стала ногами на землю и отбросила свою личность девушки НЛО.

Между строк 3

Они провели много времени, кружа вокруг земли.

Освободиться от атмосферы при помощи Безоконного Здания было достаточно легко, но подстраивать свою траекторию и скорость под встречу с Богом Магии Тескатлипокой было трудно. Это заставило Камисато путешествовать вокруг планеты по спутниковой орбите.

Земля стала белой планетой, на которой огромное число белых жуков кружилось вместо туч. Камисато сначала подумал, что это тайфун или ещё что, но запоздало понял, что это было громадное колесо рулетки. Это была последняя одержимость Нуады.

Камисато знал, что всё вернётся в норму в конце дня, но всё равно это было зрелище лишённое всякой надежды. Если бы он это увидел, что бы сказал советский космонавт?

“Ох, вот он, вот он☆ Тескатлипока уж слишком расслаблен.”

Ньянг-Ньянг облизала губы, упёрла руки в бока и выпятила свою плоскую грудь. Не похоже, что она беспокоилась, как невесомость заставляет немного приподниматься низ её китайского миниплатья.

Они были в настоящем открытом космосе, но, кажется, ничего из сказанного в учебниках не происходило. Камисато не нужен был скафандр, слова бога возле него достигали ушей как обычно, а теплу и излучению, которое больше не блокировалось земной атмосферой, не уделялось никакого внимания. Боги Магии были безумными во всех поступках.

“Но…Тескатлипока? Что значит победа над одним из них, когда земля в таком состоянии?”

“Мы только начали восстанавливать глобальную окружающую среду. Прямо сейчас у земли несколько проблем, но самой большой будет искусственный ледниковый период Прозерпины. Весна никогда не настанет, пока она его поддерживает, поэтому сначала нам нужно с ним что-то сделать.”

“Что конкретно?”

“Хорошо, время для подсказки. Тескатлипока является богом некой мифологии, в которой сражался с Кетцалькоатлем[✱]https://ru.wikipedia.org/wiki/Кетцалькоатль
за трон богов и проиграл. …Хотя тот большой человек, которого ты можешь увидеть парящим вон там, это Тескатлипока созданный для сражения с испанцем, которого перепутали с настоящим Кетцалькоатлем.”

“Ньянг-Ньянг, ты уходишь от темы.”

“Ой, виновата. Не знаю, благодаря ли этому или его происхождению, но он известен как бог смерти, у которого достаточно силы, чтобы создать мир, но вместо этого использует её для уничтожения человечества. Нооо. Бог смерти не единственный его символ. Я полностью уверена, что я раньше это упоминала, так ты помнишь его?”

“А…бог солнца?”

“Верно. Даже погрузись земля во тьму, мы можем воспользоваться солнцем прямо здесь! От того так просто!! Давайте направим новый свет на планету погружённую во тьму и потерявшую всякую надежду!! Тескатлипока-чааааан!!!!!”

Камисато услышал, как у кого-то перехватило дыхание.

Ньянг-Ньянг не выказала жалости мускулистому мужчине, парящему совсем рядом. У мужчины была странная нога протез со встроенным круглым зеркалом.

Она шлёпнула его.

Переделала руку в гигантский молот и сбила этого бога прямо в сторону поверхности земли.

Полетела падающая звезда.

Она упала где-то на земле и вызвала взрыв намного больше предыдущего. Вместо одной точки, было больше похоже, что вся планета светится огромной лампочкой. Камисато было подумал, что планета сгорит и родится звезда.

Ньянг-Ньянг упёрла руки в бока и ухмыльнулась, несмотря на невесомый низ платья.

“Есть! Теперь свет надежды заново наполнит мир!!”

“Думал, бросал вызов злобным интриганам, но лишь набросился на бездумных идиотов?”

“О, так ты наконец разобрался со своими проблемами?” спросила Нефтис. “Поапплодируем парню.”

“Мы можем отпраздновать после возвращения на планету. Начинаем вход в атмосферу!!”

Увидев голубую планету показавшуюся за слиянием крайнего холода и невероятной жары, Ньянг-Ньянг перезапустила ручные ускорители. Она отрегулировала угол ракеты для подлёта к атмосфере.

“Сколько ещё раз вы собираетесь уничтожить землю?”

“Столько раз, сколько потребуется. Или будем продолжать вечно. Мы так долго сдерживались из заботы об окружающих, понимаешь ли. Сомневаюсь, что столетия или даже тысячелетия не хватит, чтобы разобраться со всем сдерживаемым разочарованием. Сейчас, когда всё так получилось, мы остались с нескончаемой войной бесконечных взрывов на руках!”

“…”

“Ох, мы не против. Это бесконечный мир вечной войны и мир, в котором мы можем выложиться на полную. За остальной информацией тебе, вероятно, следует изучить норвежскую мифологию, но…ох, ага. Этот вор в глазной повязке живёт феей в ’том мире’, не так ли?”

У них больше не было времени болтать.

Нефтис нежно прислонилась к Камисато, и её бинты разошлись. Нет, они переобернулись и вокруг Камисато. Они защищали тело бога от внутреннего и внешнего обезвоживания и гниения.

Спустя мгновение они приземлились.

Удар от самой большой и быстрой ракеты разорвал и смёл остатки Академгородка. У Камисато спина похолодела, когда он понял, что такое же было теоретически возможно в “том мире”.

“Сейчас, сейчас, сейчас.”

Наконец, вернувшись ногами на землю, Ньянг-Ньянг издала скрежещущие металлические звуки в мешковатых рукавах.

Сколько Богов Магии было видно поблизости?

“Хииимееерааа. Теперь эта надоеда.”

“Кто это?”

Камисато напряг глаза, чтобы всмотреться в туманный пейзаж.

Потом его зрение взорвалось психоделическими цветами.

Он закрыл лицо и закричал до того, как его запоздало предупредила богиня.

“Ох, человеку вроде тебя стоит избегать прямых взглядов в её сторону. Это как смотреть на солнце в телескоп, и вся твоя душа полностью выгорит, если у тебя плохо с нравственными устоями.”

“Честно. Это настолько прекрасно, чтобы вынести? Я просто не понимаю людей.”

Нефтис казалась раздражённой, как женщина чей парень начал строить глазки другой женщине на свидании с ней, но Камисато был не в состоянии ответить.

“Гх, бью, боехх…”

“Пытаешься спросить что это? Это Химера.”

“Есть предел красоты, которую можно создать совершенствованием человеческого тела, поэтому этот нарцисс и разрушающий себя извращенец начал добавлять элементы и структуры других существ. Даже если это было подобием реакции ренессанса на формализованное церковное искусство, было всё равно пугающе. Ох, и звук её голоса или запах могут свести тебя с ума, потому будь осторожней.”

Некоторых вещей не избежать даже после предупреждения.

За потемневшим зрением он услышал колеблющийся и высокий звук металлического скрежета.

“Гиин гиин, гван гван, гиин, гвин гвиин, гиин гиин, гвин, гван, гиин!!”

“Да, да. Мы можем поболтать позже! Знаю, тебе хочется покрасоваться каждым сантиметром своего обнажённого тела, раз наконец есть кому его ’оценить’, но если Камисато-чан пойдёт на поводу у твоего извращённого эксгибиоционизма, то утонет в жидкостях собственного мозга!!”

Камисато почувствовал текущие по щекам слёзы, и его голова была полна вопросов. То, что он услышал, было голосом? Могли ли остальные Боги Магии слышать его как обычно? Но когда он попытался осознать его собственным умом, ему пришлось преодолевать морскую болезнь, как крайний случай укачивания. Это была опасная разновидность морской болезни, будто его ударили по затылку, а не только в живот.

“Эй, Нефтис. Человеческое зрение, как видишь, отключилось, потому будет неплохо, если ты дашь волю слезам и ’заплачешь’ по-настоящему.”

“Я так не думаю. Я не в настроении благодаря этому извращенцу.”

“Но твоя легенда о плаче на похоронах бога означает, что ты можешь взаимодействовать с эмоциями и вниманием других Богов Магии! Есть слёзы радости, злости, скорби и страха! Ты можешь сделать, что пожелаешь, поэтому просто спутай их!!”

“Если хочешь, чтобы я заплакала, тебе лучше иметь наготове хорошую эмоциональную историю.”

“Ты всегда ревёшь как водопад от дешёвых историй, вроде котят потерявшихся на поле боя!!”

Камисато видел не много, но побежал, когда тонкая женская рука потянула его собственную. Как только психоделический мир поблек, и вернулся нормальный, он понял, что они были в тёмном подземном тоннеле. Снаружи всё сдуло, но подземные помещения по-видимому уцелели.

Он услышал весёлый голос Ньянг-Ньянг.

“Эй, с тобой всё в порядке? Не особо беспокойся по поводу стояка от скульптуры того помешанного на искусстве бога. Я сохраню это в секрете.”

“Это настолько ужасная вещь, чтобы говорить о ней вслух, что меня вернуло обратно к реальности. …С тем и Тескатлипокой, сколько у вас солнц?”

“О чём ты говоришь? Если этот похабный ночной цветок поместить в центр солнечной системы, мир станет непроглядно чёрным.”

Богиня заставила его хмуриться по-настоящему.

Созерцание красивых тел “правильных богинь” вернуло его стандарты красоты в норму. Ньянг-Ньянг и Нефтис были Богами Магии переполненными запахом смерти, но они были намного лучше той Химеры. Которая полностью покинула категорию “человека”.

Как это выглядело в их глазах? Всё тело Камисато было пронизано смесью страха и любопытства от столкновения с запретным, но у них не было времени, чтобы он получил ответ.

Что-то смотрело на них из темноты полуразрушенного тоннеля.

“Если это не один из них, значит другой.”

Юбка Ньянг-Ньянг поднялась, когда она что-то раздражённо пнула.

Оно скорее всего упало, когда разрушилась поверхность. Камисато узнал обломок.

“Это того ретривера…КПУ, так его называют?”

“О? Та штука прикончившая Верховного Жреца и Зомби?”

В голосе Нефтис звучало любопытство, её бинты немного ослабли, и она глянула на девушку в китайском миниплатье, но та бледная девушка пожала плечами и покачала головой.

“Хочешь, чтобы я скопировала эту штуку? Не сработает. Смерть Бога Магии не может быть принята внутри тела Бога Магии.”

“В любом случае, что это вообще за штука?”

Секрет Академгородка полностью убивший двух Богов Магии без Отвержения Мира. Поскольку Камидзё Тома не убил или уничтожил Бога Магии Отинус, это было настоящее исключение на уровне самого Камисато.

“Сомневаюсь, что ты поймёшь.”

“Тогда не заморачивайся.”

“Настоящая проблема в том, что сам по себе КПУ совершенно бесполезный.”

Он сказал не заморачиваться, но она всё равно объясняла.

Она попыталась вести себя впечатляюще, но, видимо, была склонна к одиночеству.

“Человек, ты когда-нибудь играл в стрелялки?”

“Больше удивлён тому, что 4000-летний китайский бог с ними знаком.”

“В них тебе обычно даются бесконечные патроны и возможность стрелять бесконечно. По-настоящему такое возможно только в играх, но что будет, попытайся ты воплотить это в реальности?”

“…?”

“Ответом является КПУ. Тот золотистый ретривер по имени Кихара Ноукан был игроком контролирующим корабль, но пули хранились не в машине. Их передавали из удалённого места, чтобы всегда поддерживать запаса боеприпасов на максимуме. Можешь так об этом думать.”

“Так это вроде телепорта?”

“Не уверена, что так бы его называла. Скажем, используешь ты энергию солнца или тяжёлый водород, чтобы произвести электричество на спутниковой орбите, и отправляешь его на землю в форме микроволн или лазера. Будешь называть такую передачу энергии телепортацией?”

Как бы то ни было, это меняло кого контролировали. Кихара Ноукан всё ещё был невероятен тем, что выходил на сцену, точно уклонялся от града взрывов подобных фейерверкам из игры с ураганом пуль и сражался с боссом всё это время, но кое-кто другой поддерживал его огневую мощь из-за кулис.В некотором роде, можно было сказать, что именно этот человек убил Верховного Жреца и Зомби.

“Ну, когда ты закрылся в скорлупе и обманывал мир, пытаясь отомстить Богам Магии, думаю, это ощутимая эволюция. Хотя она настолько же извращённая, как и у маленьких крабов, которые забираются внутрь моллюсков.”

“?”

Он ничего не понял, но она казалась удовлетворённой объяснением.

Ньянг-Ньянг развернулась, чтобы посмотреть ему в лицо.

“Пытаться взять что-то самостоятельно вместо того, чтобы получить это от другого, настолько сложно. Особенно для обычного человека вроде него, который сталкивался лишь с неудачами.”

“…”

“Достаточно восстановился, чтобы бросать угрожающие взгляды? Упс.”

Беззаботная девушка в китайском миниплатье замолчала, но не потому что её поразило давление со стороны Камисато.

Что бы там ни было в темноте тоннеля, оно наконец атаковало.

Ньянг-Ньянг вытащила из своих мешковатых рукавов бесчисленные лезвия и взмахнула ими наугад…или так казалось. Но спустя мгновение множество искр взметнулось в тускло освещённом пространстве словно стая саранчи устремившаяся в электронную мухобойку. Камисато даже не увидел, что она перехватила.

Он услышал лишь скрежет.

Бинты на груди Нефтис порвались, поэтому коричневый Бог Магии держала руку горизонтально перед грудью.

“Ньянг-Ньянг.”

“Прости. прости.” Не похоже, что она сильно переживала. “Так теперь очередь Забытого Бога. Отчасти это грустно. Лавкрафт ссылался на него, но художественные и документальные сведения так смешались, что его исходная форма была полностью забыта! Но разве люди не решили, что есть связь с Кроули, прекратив поэтому все исследования истории Богов Магии? Сначала нарцисс извращенец, теперь ты. Здесь что все эксгибиционисты, которые хотят кому-то показаться?!”

“Ньянг-Ньянг, не думаю, что у тебя есть право так говорить после всех твоих попыток перед этим парнем.”

Не то чтобы Камисато не мог увидеть из-за плохо освещения или большой скорости. Он не мог с этим справиться, не важно сколько всматривался. Повторимся, человек и Бог Магии по-видимому воспринимали это по-разному.

“Ньянг-Ньянг,” предупредила Нефтис.

“Ага, знаю я. Остальные начинают собираться. Мы окружены и сами по себе. В добавок, это мир непрекращающейся битвы между богами, поэтому похоже, что человек по-любому долго не продержится.”

“Кх.”

“У нас нет настоящего способа спасти тебя, поэтому тебе нужно лишь молиться, что тебя вытащит кто-то из ’того мира’.”

Ньянг-Ньянг воспользовалась одной рукой, чтобы сбить в полёте какие-то предметы, и радостно оглянулась на Камисато.

“Кстати, человек. Хотела бы спросить кое-что, пока ещё могу.”

“Что?”

Она действительно заставила такое звучать обыденно.

И она заговорила посреди битвы, которую человек не мог даже воспринять.

“В конечном счёте, как тебе правая рука, которую мы сделали?”

Ещё недавно он думал, что этот вопрос заслуживает смерти. Фактически, он бы без колебаний смёл бы её, даже умоляй она за свою жизнь дрожащими губами.

Но он медленно вздохнул.

И ответил.

“Ты не задумывалась, сколько беспокойства она мне доставила?”

“Ага…прости за это. Но мы по-действительно не понимали, что просочились наши желания. У нас не было способа это остановить.”

“Также, такая сила редко попадает в человека,” объяснила Нефтис. “Обычно она оказывается в предметах вроде антидемонического меча или святого зеркала. Кто бы мог подумать, что она выберет такое короткоживущее существо?”

Ньянг-Ньянг слегка прищурила глаза под громкие повторяющиеся звуки лязга металла.

Её улыбка больше не была насмешливо глумливой.

“Мы правда были глупы, но ещё я думаю, что это произошло, потому что так было предназначено. Отвержение Мира совместимо лишь с тем, кто соответствует его условиям. У Камидзё Томы не было возможности получить Отвержение Мира. Ты уже знал, верно?”

“Ага. …Хотя не уверен, комплимент ли это.”

“Это он и есть.” Она ответила мгновенно. “Было много раз, когда ты хотел всех ободрить, и когда не мог позволить мечте потеряться под давлением реальности.”

“Но мы думаем, что наши утёкшие желания искали кого-то отвечающего этим требования. Так же как с Камидзё Томой, была причина, чтобы тебя выбрать.”

“Что?”

“Так что нас полностью застало врасплох твоё внезапное нападение. Конечно, мы праздновали, раз оно перенесло нас в это место, в котором мы никому не доставим проблем. Но даже если эта сила сбежала от нас, мы никогда не думали, что она вызовет достаточно недовольства, чтобы нас убить,” сказала Ньянг-Ньянг. “Эй, человек. Есть фраза, которую тебе по-настоящему нравится употреблять: обычный старшеклассник, которого можно найти где-угодно.”

“…”

Нет.

Не может быть, подумал Камисато, пока тревожный звон терзал его сердце.

“Но тебе лучше других было известно, что ’нормального старшеклассника, которого можно найти где-угодно’ по-настоящему нигде не найти, не так ли?”

Время остановилось.

Или это остановились мысли Камисато?

“В смысле, твоя жизнь была полна зависти, в твоих глазах у каждого было что-то, чего не было у тебя.”

Что-то тяжёлое всколыхнуло воздух низким грохотом.

Ньянг-Ньянг вытащила из мешковатых рукавов руки полные оружия. Но даже так, её маленькое тело прогнулось назад с оглушающим звуком столкновения. Камисато не смог увидеть произошедшего. Нет, он не смог этого осознать. По крайней мере, он мог сказать, что этот снаряд отличался от предыдущих. Похоже, сам Забытый Бог кинулся из глубины тоннеля.

Он, наконец-то, что-то увидел.

Оно совершенно не было похоже на красивых Ньянг-Ньянг и Нефтис. Но чем оно вообще было? Крайне простое, но тем не менее невероятно жуткое, как фигурка из палочек нарисованная маленьким ребёнком неловко держащим чёрный уголёк.

Но Ньянг-Ньянг продолжала нараспев.

“Но в таком случае, действительно ли люди смотрели на тебя так, будто у тебя совсем ничего нет?”

“Ньянг-Ньянг, это просто жестоко. Это как запах его собственного тела. Он, вероятно, даже не в курсе.”

“Даже так.”

Грохот продолжался, и кое-что медленно всплыло из глубин памяти Камисато.

Например, Разрушитель Иллюзий располагался в правой руке другого парня, но его присутствие нельзя было доказать без обнуляемой сверхъестественной силы. Никогда не приезжай Камидзё Тома в Академгородок и живи в идеально обыкновенном городе, он бы прожил всю свою жизнь, не зная об обладании такой силой.

“Тебе это никогда не приходило на ум?”

Здесь так же.

У Камисато Какеру было нечто. Нечто достаточно ценное, чтобы привлечь Отвержение Мира. Но, очень исключительное, оно показывало себя в крайне необычных ситуациях.

“Что если террористы нападут на нашу школу? Что если ты столкнёшься с девушкой, которую хулиганьё домогается в переулке? Как тогда поступишь? Но ты единственный, кто может разрешить ситуацию, только немного подумав об этом. Не много людей могут строить точные планы в такой ситуации.”

Вот почему сила выбрала его.

Она считала мир, в котором он жил, лучшим местом позволяющим засиять его собственности, потому приняло решение о полезности Отвержения Мира в нём.

“Как тебе это?”

Кажется, Ньянг-Ньянг спрашивала искренне.

И, спросив, расправила веером бесчисленные лезвия, чтобы заблокировать атаку уголька круглым щитом.

“Что касается нас…ну, мы боги. Мы те, кто даёт, потому нам тяжело понять чувства избранных людей вроде тебя. Но мы немного обеспокоены порождённым нами подарком, что он оказался слишком для тебя.”

Камисато ненадолго замолчал.

Наконец, заговорил пустыми словами.

“…Не этого я хотел.”

“…”

“Даже желай я чего-нибудь особенного, пожелал бы лишь того, чем бы можно было немного похвастаться в школе. Я должно быть говорил, что получение золотой медали не имеет значения, но хорошо, если инициатору разговора будет достаточно заполнить тишину в караоке.”

Он не мог ничего скрыть перед этими богами.

Потому веской причины открывать рот не было.

Но он всё равно сказал.

Теперь он не мог остановиться.

“Так вот почему это должен был быть талант, который загорается в сражении с настоящим богом? Почему это должно быть что-то проявляющиеся, когда дело доходит до крови?! Хочу сказать…это бесполезно!! Я не могу ни с кем поделиться! Кого беспокоит получение золотой медали или уникальность?! Не важно на сколько большое достижение, оно бесполезно, если не можешь никому о нём рассказать!!”

Разница между героем и одержимого боем тоньше бумаги.

Фактически, эпоха посчитавшая одержимого боями героем была самой безумной.

“Я этого не хотел!! Убийство Богов Магии даже не ощущалось настоящим! Поэтому я наклонял голову и пытался, пока оно не появлялось!! Каждый раз, когда Элен, Клер, и остальные хвалили меня за это, оно всё меньше и меньше казалось тем, что мне по-настоящему хотелось делать. Было реально больно, когда моя сестра Салома показывала на меня пальцем и обвиняла! Я хотел закричать в ответ и спросить, почему она стала на сторону Камидзё Томы!!”

Его не беспокоило, на сколько ничтожно и жалко он выглядел.

Иногда смотреть на эту свою сторону значило многое.

“Я не хотел, чтобы Эльза, Мая и остальные улыбались из-за этого. А нельзя было от того, как я хорошо делаю оригинальные бенто или пою караоке? Когда дело доходит до помощи девушкам, не могло это быть домашнее задание или борьба за раскрытие их тайного хобби? Почему на сцену должны были выйти несколько бочек с разлитой кровью? Такой как я не может сиять в таком месте!!”

Ньянг-Ньянг отразило что-то в сторону.

Как только её руки освободились, маленькая дьяволица упёрла ими в бока и подмигнула.

“Если тебя это волнует, тогда ты всё ещё не герой. Как минимум, тебе не стоит об этом волноваться.”

“Без разницы!! Не могу себя контролировать! Я не Массовая Убийца Салома, которая намеренно поддерживала репутацию преступницы!! Я никогда не чувствовал вины и размахивал рукой, как сам того хотел. И не важно было, есть особая сила в правой руке или нет. В смысле, я…!!”

Он сжал зубы и признался в том, чего избегал.

“Я убил всех Богов Магии не почувствовав ни единого угрызения совести!!”

“Ага,” сказал голос.

Ньянг-Ньянг как бы удовлетворённо кивнула, всё ещё упираясь руками в бёдра.

“Ну, услышав такое, кажется, что стоило быть убитой тобой.”

“…”

“Отныне твоя жизнь всё равно светлее не станет. Фактически, если хочешь сиять, миру должен настать вот такой конец.”

Ньянг-Ньянг ещё раз достала из мешковатых рукавов тонну мечей и копий. Даже не оглядываясь, она сплеча ударила позади себя несчётное число раз, чтобы перехватить нечто рассыпающее оранжевые искры.

“Так что будешь делать? Останешься в этом причудливом мире и продолжишь сиять или вернёшься в человеческий мир и будешь навсегда похоронен?”

У него не было слов.

Но он слишком хорошо знал собственный ответ.

Таким образом, пока Боги Магии ждали внутри неустойчивого шторма ударов, от него донеслись слова.

“Знаю, что жизнь пройдёт впустую, лишь завидуя остальным.”

Это безнадёжная жалоба.

“Уверен, буду жить и без понимания, почему все вокруг так добры ко мне.”

Это было практически рабское самоотрицание.

“Но…даже так…”

Но тут он переменился.

Кажется, он чему-то бросал вызов.

“Я хочу продолжать пытаться. Не важно, сколько потребуется времени, я хочу постараться засиять в том нормальном мире!!”

Бог Магии присвистнула.

У него было два варианта, но он ухватился за несуществующий третий.

Разразился громкий рёв.

Богиня в китайском миниплатье широко махнула рукой, чтобы сбить угольного человечка, как раз когда потолок обрушился, и другой Бог Магии посмотрел на них.

Она услышала безнадёжно пафосные слова.

Но Ньянг-Ньянг и Нефтис обе удивлённо смотрели на результат. Девушка в китайском миниплатье шлёпнула себя по попе, а коричневая женщина перезатянула бинты на теле.

“Ты по-настоящему несовершенный человек. Но теперь, приняв сердцем твои мысли…”

“Да. Сейчас я могу ’плакать’ по-настоящему.”