Том 17    
Пролог: Или Предположения Содержат Выводы — к_Девичьему_ХАОСУ.

Пролог: Или Предположения Содержат Выводы — к_Девичьему_ХАОСУ.

Жил был парень Камисато Какеру.

Или лучше сказать “существовал”.

Он был обычным старшеклассником, которого можно найти где-угодно.

Или, по крайней мере, он никогда не упускал возможности так сказать.

В какой-то момент он понял, что получил силу, которая ему совершенно не подходит. Но к несчастью его восприимчивость осталась как у “обычного старшеклассника”, поэтому ему не хватило гибкости приспособиться к неожиданной возможности. Такой психологический феномен не был редким. Например, не он один, глядя на лотерейные билеты, думал “хорошо бы взять Джек-пот, но если я выиграю, то моей жизни не останется и следа.”

В некотором роде Камисато Какеру выиграл в лотерею, участия в которой даже вспомнить не мог.

Он думал, что непрошеная удача сломала ему жизнь.

Даже то, чем он владел, поменялось в его глазах. Точно также неожиданный денежный дождь бросает тень на всех, кто приближается с улыбкой.

Что парень чувствовал, когда все цвета исчезли из его мира?

Он люто возненавидел организаторов лотереи за эгоистичный выбор и решил уничтожить их всех для отмены решения.

Месть.

Легко сказать, но парень действительно ею руководствовался. Он и более 100 девушек находили существ известных как Боги Магии, загоняли в угол и ловили. А он применял данную этими же Богами Магии правую руку.

К лучшему или худшему, к этому и должна была свестись история Камисато Какеру. Но для мести он выбрал плохое место: Академгородок.

Единственная учёная изменила мировую историю.

Кихара Юитсу

Она была жестоко втянута после убийства Камисато Какерой золотого ретривера посланного Академгородком в качестве убийцы.

Она прямо приняла силу парня убившего существо, которое она уважала как учителя, и спокойно точила зуб, ожидая возможности снести ему голову.

Результатом была ничья из-за ранения.

Но Кихара Юитсу отрезала именно ту правую руку, которая делала Камисато Какеру особенным, и пересадила на своё запястье.

Второй Акт начался в Академгородке при температуре 55 градусов Цельсия.

Кихара Юитсу создала “подобие души” из четырёх классических элементов и поместила их в оболочки из плоти известные в качестве упрощённых форм жизни. Разослав искусственные организмы, Элементы, она выкуривала Камисато Какеру, даже если её родной Академгородок утопал в море крови.

Камисато узнал об уязвимости Элементов к высокой температуре и наполнил Академгородок микроволнами со спутниковой орбиты, чтобы ограничить движения Элементов, пока он ищет Кихару Юитсу.

Эта битва также кончилась вничью.

Кихара Юитсу проиграла, но, чтобы предотвратить самоубийственное зажигание ракетных двигателей, Камисато Какеру ещё раз присоединил Отвержение Мира к своему запястью для последней атаки, которая уничтожит и его самого.

Вот так парня стёрло из наблюдаемой вселенной.

А Кихара Юитсу снова забрала его правую руку.

И заговорила с оставшимися девушками:

Камисато Какеру уничтожен, но не мёртв. Если воспользоваться вратами Отвержения Мира, есть шанс один на миллион или миллиард его спасти. Уверены, что хотите его обнулить?

Это их связало.

Она с лёгкостью воплотила проклятие пугавшее Камисато Какеру больше всего: владелец правой руки стал правителем девушек.

Для проверки силы проклятия Кихара Юитсу отдаёт первый приказ:

Убейте Камидзё Тому. Так я измерю преданность новых инструментов.

Камидзё Тома бежит из всех сил по серому городу без признаков восстановления после катастрофы.

Его сопровождает единственная не связанная проклятием девушка: Фран.

“К чертям всё это.”

Вместе с союзником, который в любой момент может стать врагом, колючко-волосый парень проревел вызов несправедливому миру.

“Я прекращаю притворяться!! Я покажу этому миру, кто такой Камидзё Тома!!!!!”

Это история 48 часов восстановления Академгородка после катастрофы.

Это история попытки парня спасти Камисато Какеру вопреки словам о том, что это невозможно.

А тот парень проснулся в сером и холодном городе.

(Сейчас…холодно?)

Беспричинный мороз впивался в кожу и заставлял органы дрожать изнутри. Но стоило подумать логически, и он понял, что так и должно быть. 9 декабря, средина зимы. Не стоит говорить, что случится, если лежать на холодном асфальте в одних плавках.

Он сел.

Затуманенное сознание снова заработало.

Он потянул правую руку, чтобы хрустнуть шеей, но запоздало понял, что она не в порядке.

Его рука отсутствовала. Запястье было обвёрнуто тряпкой.

(О, точно. Поскольку мы разобрались с Юитсу, Элементы остановлены, и Фран может выключить микроволны, которыми их тормозили.)

Странно.

Он не мог с ними поговорить или связаться, но последствия их действий настигали его здесь.

(Но…вот это перемещение. Значит таков первозданный хаос.)

Не рай или ад и не странный мир меча и магии, где воплотилась его душа. Похожий на Академгородок, но без единой души. Если единственный поток времени был разбит на кадры, то обычные люди воспринимали лишь 10 кадров в секунду. Если информация воспринималась на уровне 30, то лишние кадры заполняли пробел.

С такой точки зрения, Отвержение Мира, правая рука некоего парня, сдвигала людей и предметы в дополнительные кадры. Значит они никогда ни с чем не взаимодействовали, не смотря на пребывание в одном мире. Проскользни скрытая реклама между кадрами, герои фильма не почувствуют внушаемой газировки.

Парень даже догадываться не мог, что с ним теперь будет. В этом мире он не мог ни с кем взаимодействовать. Он должен стать самодостаточным. Даже найди он пищу на сегодня, будущее выглядит мрачным. Пусть он здоров, но может умереть от голода, жажды или холода в первый же день. И даже будучи удовлетворённым физически, он может лишится рассудка. Единственный выход это испробовать всё возможное. Больше путей нет.

“Что за напасть. …Хм?”

Он внезапно посмотрел на правую руку, и ему кое-что пришло в голову. Сама рука исчезла. Его сдуло Отвержением Мира, поэтому был смысл в том, чтобы целью выставило “всё, кроме руки”. Последуй Отвержение Мира за ним, сдувало бы его вечно.

Но не это привлекло его внимание. Отсутствие кровотечения. Даже не повязка, а старая тряпка слегка обвёрнутая вокруг запястья и впитавшая слишком много крови, чтобы назвать её первоначальный цвет.

Если он раньше не просыпался, не останавливал кровотечение и не отключался вновь, тогда здесь должен быть ещё кто-то.

“О, я понял…”

Когда он встал и осмотрелся, то увидел другие предметы: металлические обломки похоже бывшие оружием, остатки поистине огромных ракетных ускорителей, тонны грязи и сухое пятно на стене, которое раньше было пузырьком. Видимо эти вещи он смёл сюда своей правой рукой, хотя теперь их всех вспомнить не мог.

И не было причины, чтобы сюда попадали лишь предметы.

Было бы странно, если бы другие люди не оказались здесь раньше.

(Но в таком случае…)

Именно тогда он услышал шаги.

Он обернулся и увидел девушку. Чёрные волосы подстрижены на уровне плеч, кожа слишком нездоровая, чтобы называться бледной, и короткое китайское платье.

Парень только что оглядывался, и никого тогда вокруг не было, но девушка появилась прямо перед ним на большом перекрёстке, где негде прятаться.

Пришелец назвал её имя.

“Ньянг…Ньянг?”

“Правильно понял.”

Даже сейчас её тон был легкомысленный и весёлый.

И она была не одна. Он внезапно ощутил присутствие и направленные на него взгляды. В этот раз он не оборачивался. Ему не давало огромное давление.

Каких самых выдающихся людей он стёр?

Все они собрались “здесь”.

Как шум леса на ветру или рой жуков ползущих по земле, Камисато услышал что-то странное. Это не было так называемое шестое чувство. Скорее звон в ушах или острая головная боль, которую люди чувствуют в паранормальных местах. Или как крыши зданий, тени под авто, щели между торговыми автоматами и стенами. Только начни думать о таких местах, и начинает казаться будто оттуда кто-то смотрит на тебя.

Кроме того, у парня больше не было особенной правой руки или 100 девушек.

“Ну, у нас есть подходящие слова, после того как ты расправился с нами нашим подарком…”

Ньянг-Ньянг жестоко улыбнулась беззащитному человеку.

Оставь они его, он умер бы от потери крови, но они остановили кровотечение и оставили его в живых. И причина не могла быть очевидней.

“Но давай остановимся на следующем: пора каждому Богу Магии надрать тебе задницу.”

Или, возможно, это был Лимб, место блуждания душ самоубийц.

И все оттенки красного со всех 360 градусов бросились на Камисато Какеру, у которого теперь ничего не было.