Том 1    
Глава 2. Только старший брат младшей сестры моего друга добр ко мне


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
valvik
5 д.
Дождался!! Спасибо за вашу работу)))
calm_one
22 д.
Если по поводу спина с Казумой, то пока это лишь на уровне "может быть" и "когда-нибудь".
ЗЫ Сорри за оффтоп.
calm_one
22 д.
nagibloxov
Работа над спином идет, Даста переводят, но я в этом не участвую. Можешь задать вопрос в группе - там быстрее ответят)
calm_one
22 д.
События развиваются, интрига нарастает. Ю-ху!
Спасибо за работу)
7koston
1 мес.
В анлейте в конце многих глав есть "антракты", повествование от лица других персонажей. Почему их не переводите?
calm_one
2 мес.
М-м-м... Очень приятно)
ГГ с яйцами, пикантные ситуации, гаремчик из разных типажей, периодические смелые шутки.
Мням)
nagibloxov
1 мес.
>>45775
Не знаешь, будет ли спин офф к коносубе? Если да то когда?
valvik
2 мес.
Прикольно. Побольше бы глав. Спасибо за ваши труды
calm_one
2 мес.
Может, я мало читал подобного, но на мой взгляд - неизбито и занятно.
Спасибо за работу)
lastic
3 мес.
Спасиб

Глава 2. Только старший брат младшей сестры моего друга добр ко мне

Продолжительность жизни человека очень короткая, и составляет всего 876000 часов. Ваше время неумолимо утекает, даже когда вы просто дышите. Несмотря на это, все старшеклассники проводят свои дни в беззаботном блаженстве…

Так думал второгодка старшей школы, сидя в углу шумного класса. Само собой, он уже переписал конспект с прошлого урока, заполнив свои тетради знаниями. Именно так этот парень использовал время максимально эффективно. Осмотрев класс, он увидел бойких парней, которые, опустив голову, просили своих друзей поделиться записями, и гяру с опилками вместо мозгов и оголёнными ножками, которые сдались и начали жаловаться.

…У всех стальные нервы, раз они ничего не делают.

Потратив впустую драгоценное время самоподготовки, они лишь сейчас поняли, что уже слишком поздно. Когда эти люди использовали время перед классным часом, чтобы списывать у других заметки, я стремился к ещё более высокому уровню академических знаний. Возможно, это очевидная вещь, однако они могут дать вам огромное преимущество в современном конкурентном обществе.

Это может показаться странным, однако я — Обоси Акитэру — самый обычный человек. Математика, японский, английский, обществоведение, кулинария, физкультура — по всем этим предметам у меня где-то восемьдесят баллов. Некоторые могут посчитать это достаточным, однако всё это благодаря эффективному распределению времени. И здесь мой предел. Единственная причина, по которой я не могу получить сотню и подняться на вершину, — это отсутствие дара. По крайней мере, я так думаю. У меня нет заметных отрицательных черт, и не обладаю никакими исключительными талантами. Если бы вас спросили, как выглядит «обычный» человек, то вы можете указать на меня, и десять из десяти опрошенных согласятся с этим.

И если мне, такому обычному человеку, хочется выделиться, я не могу терять ни минуты. Всё моё время посвящено тому, чтобы обеспечить себе безопасное будущее. И если бы мне пришлось назвать одну причину, которая отличает «обычного» меня от других…

— Ты уронил ластик, — произнёс я.

— Ува?! Ты меня напугал! И давно ты здесь, Обоси?

— А? Я был здесь всё время.

— Прости, я не это имел в виду…

Нормальный парень передо мной, который отчаянно пытался выполнить задание, искренне извинился. Он не имел в виду ничего плохого. С практической точки зрения этот нормальный парень не какой-то там негодяй, наоборот, он весьма любезен, так как разговаривает со мной несмотря на то, что мы даже не друзья. Хотя ранее этот парень даже не замечал меня.

Это идеально демонстрирует проблему, от которой я страдаю… Моё слабое присутствие.

Люди запоминают других благодаря обозначениям и кличкам. Если вы носите очки, то вы — очкарик; если на вашем лице яркий макияж, то вы — гяру; если у вас белый ирокез, то вы — янки; если попадаете в верхнюю десятку, то вы — гений; если имеете харизму и хорошо шутите, то вы — актёр. Конечно же, здесь есть и обратная сторона: «жирдяй», «лысик» и так далее. Так могут классифицировать людей, чтобы их легче было запоминать.

Тем не менее, находясь в центре всего этого, я не имею ни положительной, ни отрицательной клички: у меня просто нулевая индивидуальность. К тому же, никто не замечает моё присутствие, а ещё больше ослабляет и без того слабый образ. Естественно, это не вызвано издевательствами и невежеством. Просто у них нет тем для разговора со мной. Если я начинаю беседу, то всё нормально, однако со мной никто и никогда не разговаривает.

…А-ах, какие же это эффективные условия.

Не тратя силы на бессмысленные разговоры или поддержку ненужных связей, я могу посвятить всё своё драгоценное время на нечто действительное необходимое. Больше ничего не может меня так осчастливить!

Хоть я так рассуждаю, у меня нет никаких проблем с друзьями. Просто я выбираю людей, с которыми стоит поддерживать отношения.

Верно, это именно то, что…

— Фу-а-а-а… Хорошая работа, Аки.

— Как и всегда, выглядишь вялым, Одзу.

— Ты же знаешь, что я работал до самого утра… Вот, погляди на мои глаза. Красные же, да?

— Ты всегда так выглядишь. Но не волнуйся, я прикрою тебя своими записями.

— Благодарю… В этой жизни тебе нужны лишь друзья…

Парень, шатаясь и считая овец в голове, подошёл ко мне, а затем сел сзади. Когда он вставал, то походил на красавчика, а когда садился — на гения; а когда шёл — на главного героя. Это человек, которого всегда рисуют в середине картины и которого делают центральным персонажем каждой истории. Это Кохината Одзума, но я его зову просто Одзу. Человек, с которым я решил сблизиться, — мой единственный друг.

— В следующий раз угощу тебя каким-нибудь аммицу. Ну, тот, что возле станции… Аки, тебе же нравятся японские сладости?

— Ой, да перестань. Это всего лишь банальщина, так что нечего так переживать.

— Нет. Я так ужасно беспокоюсь о тебе, что хочу отплатить!

Одзу улыбнулся как какой-то принц из детской сказки. Эта улыбка растопила мои холодные чувства каким-то преданным теплом, и мои глаза заслезились.

— Ты… ты такой хороший парень… — произнёс я со всей серьёзностью.

— Не преувеличивай.

— Ничего не могу с этим поделать. Эти чувства идут от всего сердца, и я не могу их сдержать.

— Ха-ха, так странно. Но такой интерес к людям очень тебе подходит.

— Нет, ты совершенно не прав. Это может прозвучать странно, однако я живу при помощи вычислений.

— Когда в эти расчёты входим мы, то, мне кажется, они становятся воплощением доброты.

— Ой, да хватит уже.

Так как мне не хотелось продолжать эту беседу, я перевёл тему. Одзу это сразу же понял, и ничего против не имел.

— Ну, у меня всё равно остаётся множество причин, чтобы отплатить тебе. Моя младшая сестра снова к тебе приходила на днях, да?

— А-ах, да, приходила.

— Сколько бы я не прятал ключ, ей всё время удаётся его найти… Мне правда очень жаль.

— Не извиняйся. Здесь нет твоей вины, Одзу.

Кохината Одзума и Кохината Ироха. Я всё ещё не могу принять тот факт, что они родные брат и сестра. Одзу — внимательный человек: он умеет читать атмосферу и может проявить настоящее сочувствие к окружающим его людям. Не стоит даже упоминать то, что он чувствует ответственность за действия его младшей сестры, и даже хочет загладить свою вину передо мной. В моих глазах Одзу — это святой человек. Однако, эта надоедливая девушка — полная его противоположность. Я всё ещё удивляюсь тому, чем должны были заниматься боги, чтобы получилась Ироха.

— Мне кажется, что Ироха любит Аки.

— Что, прости?

— Вау, по твоему лицу видно, что тебе абсолютно ненавистна такая правда.

— Конечно же, это весьма жестокая шутка.

— Хм, не забывай, что ты говоришь о моём родственнике. Хотя я согласен с тем, что она не идеальна.

— Ничего не могу с этим поделать. Таковы мои мысли, и я не могу их сдержать.

— А теперь от твоей фразы я не чувствую той доброты…

— Да пойми ты, что такие чувства невозможны. Она просто веселится, когда дразнит меня.

— А что, если это обратная любовь?..

— И вот опять. Это лишь городская легенда. Нет, это просто полная чушь. Если бы я ей действительно нравился, то она бы перестала ко мне приставать и использовала бы простой подход. Есть же пределы неразумности. Она заходит слишком далеко, рискуя оказаться в зоне моей ненависти.

— …Не думаю, чтобы сердце девушки можно было объяснить логикой…

— Все слишком на этом зацикливаются. И ещё, влюблённая в тебя девушка — это такая же городска легенда.

На самом деле, я не ожидаю никакой сладостной весенней любви, которую так любят демонстрировать в манге или аниме. Вместо всей этой чуши, все мои встречи с девушками сводились в конце к ненависти. Никто не показывал и капли привязанности. Вот почему я сдался.

— В любом случае нет причин влюбляться в такого скучного человека, как я.

— А мне кажется, что Аки очень популярен.

— Знаешь, когда такое говорит смазливый парень, это становится похожим на сарказм.

— Вот видишь, ты добрый.

— Опять начинаешь? Я — «добрый парень», и что? Такой тип не может стать чьим-либо номером один.

— А тебе трудно угодить. Почему ты так упрямишься, когда речь заходит об отношениях?.. — Одзу вздохнул и обеспокоенно посмотрел на меня.

Боже, он заставил себя сказать, что я — добрый человек. Какой же Одзу отличный парень. У него привлекательное лицо и фигура, есть находчивость и хорошая личность. Он точно тот человек, который возвысится в далёком будущем. Воображение того дня заставляет моё сердечко бешено колотиться. Я и правда должен дорожить этой дружбой.

…Ну, прилагающаяся к нему младшая сестра вызывает досаду, однако я ничего не могу с этим поделать.

Думая об этом… дверь в класс открылась с оглушающим грохотом, и атмосфера вокруг нас сразу же изменилась. Люди, которые отчаянно переписывали конспект, и те, кто громко разговаривал, замолчали.

По кабинету начал эхом разноситься стук каблуков, и перед учениками предстала молодая женщина. Заплетённые волосы, острые, умные глаза, стройное тело, роскошная грудь, которой позавидовали бы некоторые модели, и узкий костюм. Она в точности соответствовала термину «красивый учитель».

Оглядев весь класс, где некоторые неподвижно стояли, а другие делали то, что хотели, эта красавица произнесла следующие слова:

— Звонок уже ведь прозвенел, так? Все свиньи, которые не успели вовремя, можете упаковать свои вещи и исчезнуть.

Класс молчал.

— Займите уже свои места. Или хотите, чтобы я вас наказала?

Она стукнула каблуком по полу. Все ученики в этот момент побледнели. С некоторой неловкостью они вернулись на свои места.

…Хотя некоторые покраснели и начали тяжело дышать… Думаю, лучше оставить такое в стороне.

— Вы, свиньи, рождённые в форме людей. Соблюдение правил общества — это одна из первых вещей, которую вы должны знать. Эй! Когда уже станете нормальными людьми?!

С её рта вылетела нецензурная брань, которую вы никак не ожидали бы услышать от такого учителя. Поскольку телесные наказания и запугивания были запрещены, нечасто педагоги так общались с учениками. Наш классный руководитель и учитель математики — Кагэиси Сумирэ. Привлекательное лицо и фигура, острый ум. Все в классе были в восторге, когда узнали о таком классном руководителе, однако всё быстро поутихло. Кроме маленькой группы мазохистов, которым нравится такое отношение.

«Ядовитая женщина» — это кличка, которая прекрасно её описывает, строгим дисциплинарным методам и взгляду, которые говорят, что готовы тебя убить. Всё это создало образ тирана, который не даст бездельничать даже самым отпетым лентяям.

— Теперь мы начнём наш классный час.

И после слов королевы начался утренний классный час. Оперев голову на кисть, а локоть положив на стол, она сделала властное лицо. Настолько же крутым должен быть учитель, чтобы с помощью нескольких слов заставить замолчать всех этих идиотов.

Проворчав про себя, я сосредоточил своё внимание на королеве класса.

***

После уроков, как и обычно, ничего сверхъестественного не произошло, и моя скучная школьная жизнь в этот день окончилась.

— Ладно, пошли до…

Вот, что я хотел сказать Одзу, однако меня прервали.

— Э-эй, у-у-у тебя есть минутка?

— А?

Неожиданно со мной заговорил одноклассник, и я неосознанно издал странный звук.

У кого-то, кроме Одзу, есть ко мне дело? Вообще, кто это такой? Я помню, что он сидит возле двери, однако понятия не имею, как его зовут. Судзуки, вроде?

Я поразился этому, поскольку такого никогда не случилось. Похоже, он чувствовал тоже самое.

— Об-б-б-б-боси. К-к-к т-тебе п-п-п-п-пришли.

— Чего ты так заикаешься?

— З-з-заткнись! Г-г-говорю же, ч-что та милашка-первогодка п-пришла к т-тебе!

— А-а…

Вот оно что. Лишь один человек может вызвать такую реакцию.

— О-она в-выглядит такой стильной даже без макияжа. К тому же, э-эта девушка вежлива со всеми, умна и просто п-прилежная ученица! Разрыв м-между вами слишком огромен. С-сколько же ты добрых дел с-совершил в своей прошлой жизни, чтобы тебя н-навещала т-такая девушка?!

— Всё наоборот. Я совершил слишком много ужасного.

Вздохнув, я прошёл мимо Судзуки (наверное) и направился в коридор. И выйдя…

— Привет, Обоси-сэмпай!

Со мной поздоровалась Кохината Ироха. Ну, у других девушек просто нет ко мне никаких дел. И всё-таки почему она так внезапно пришла сюда?

— …Почему ты здесь?

— Я не могу здесь находиться, что ли? — Ироха наклонила голову, симулируя невежество.

От такого аккуратного и порядочного поведения мне стало не по себе, словно она и правда вежливая и прилежная ученица. Ну, хоть в это и трудно поверить, однако в школе Ироха именно такая. Но я не собираюсь молчать, зная об её настоящей личности.

— Не можешь. Почему ты позвала меня, а не Одзу?

— Так как у меня дело к сэмпаю, а не к братику.

— От твоей дикции и интонации мне хочется блевать. Вернись уже к своему обычному «я».

— О чём ты вообще говоришь? — она выпучила свои большие глазёнки, играя дурочку.

Как и всегда, Ироха играет волка в овечьей шкуре, да? Вместо криков и разговоров о ни о чём, она использует вежливую речь, поэтому никто из смотрящих на нас не знает о её настоящей личности. Говоря более конкретно, девушки непонимающе смотрели на нас, а парни бросали на меня завистливые взгляды.

— …Чего тебе? Хочешь пойти домой вместе?

— Верно! — на её лице сразу же появилась яркая улыбка.

Я рад, что она ниже меня. Благодаря этому моё тело смогло заблокировать эту улыбку от людей в классе. Если бы они увидели её, я точно не смог избежать расспросов. А какие у вас отношения? Вы же уже сделали «это»? Я точно бы стал жертвой одержимого расследования. Даже если я отвечу: «Да заткнитесь уже!» или «У вас, что, сексуальная неудовлетворённость?!», да даже если притворюсь идиотом, что «Н-ничего не произошло», конечный результат никак не изменится. Это полностью разрушило бы моё идеальное окружение.

— Хах… Схожу за вещами и позову Одзу, так что подожди секунду.

Опасно продолжать разговаривать с ней перед классом. Никто не застрахован от недоразумений. Решив так, я развернулся и…

— А, тебе не нужно звать братика.

— Это ещё почему?

Путь до дома один. Одзу и я учимся в одном классе, а Ироха — его младшая сестра. Как бы я не думал, идти вместе более эффективней…

И когда мои мозги работали на полную, Ироха от нетерпения двинулась вперёд. Её щёки окрасились в цвет осенних листьев, и своим нежным голоском, как у влюблённой девушки эпохи Сёва…

— Эй, не заставляй меня говорить такое в месте, где так много людей. Я хочу пойти домой с сэмпаем. Только вдвоём.

— …П-постой, что это ещё за тон такой?! У тебя же нет никаких скрытых мотивов, так? Это же просто игра?!

— А.

Холодно ответил я ей и сделал шаг назад. После моих слов на лице девушки выступил шок.

— Это так жестоко. Мы же встречаемся!!! — и она прокричала эту нелепицу, изображая плаксу.

— Ха-а-а-а?!

— И это после того, как ты признался мне вчера вечером! Ты такой жестокий! Ты использовал меня, как свою игрушку?!

— Знаешь, между «встречаться» и «тыкать друг в друга» есть большая разница!

— Т-тыкать друг в друга… не говори такое так громко… стыдно же.

— Почему ты покраснела?! Они же всё неправильно поймут! Я имел ввиду, приставание — не значит подшучивать друг над другом!

Такое резкое заявление Ирохи достигло самых отдалённых участков класса. Я почувствовал любопытные взгляды учеников за своей спиной, и от этого по моему телу побежали мурашки. Даже Одзу, услышав шум, подошёл к нам, чтобы проверить ситуацию.

— Аки, что случилось?.. А? Ироха?

— Братик. Хорошо сегодня поработал, — Ироха опустила голову с улыбкой на лице, словно она и правда прилежная ученица.

Несмотря на то, что Одзу знал об настоящей личности Ирохи, она не давала ему времени вставить слово.

— На самом деле Аки-сэмпай и я уже уходим.

— А… что?..

— А-а-а-ах, твою же мать! Эй, Ироха, отойдём на секунду! — схватив за руку, я потянул её от этого места.

— А-ах!

Я не могу взять ситуацию под контроль, поэтому единственным решением остаётся побег. Протащив её по коридору, мы остановились возле пустой лестничной площадки.

— Что ты такое несёшь перед всеми?! Это какая-то новая форма махинаций?! А?!

— Э-э-э, да не махинация это никакая. Ну, мы же практически встречаемся, так?

— Меня не волнует это! Чего ты хочешь?!

— А-ха-ха, моя привлекательность в глазах сэмпая находится в самом низу! Ко мне нет вообще никакого доверия!

Когда мы спрятались от других, Ироха вернулась к своему обычному «я». Она попридержала рукой живот и засмеялась, затем сделала несколько глубоких вдохов и продолжила:

— Сэмпай, разве на твою голову не свалятся проблемы, если у тебя появится девушка? Так вот, я решила ею стать.

— Твои мысли слишком безумные…

— Э-э-э, не думаешь, что людей вообще довольно сложно понять?

— Ха-а-а… Просто делай, что хочешь. Всё равно тебе никто не поверит.

Я не буду продолжать эту игру, — так я подумал, сделав вдох.

— Неужели? А мне кажется, что это вполне правдоподобное развитие событий.

— И в каком же мире? Хоть это и раздражает, но у тебя хорошая внешность. Понимаешь, тебе не хватает некоторых техник, чтобы стать со мной хорошей парой.

— Ну, это правда, что супер-мега-красивая Я и супер-мега-скучный сэмпай не подойдут друг другу.

— …Эй.

Ты не могла бы выразиться как-то по-другому? Ну, в любом случае это правда.

— Честно говоря, если бы сэмпай распространил эту новость, то его бы просто прозвали «Королём фантазий», поэтому сделать это могу только я.

— Эй, так всё дело в авторитете?

— В точку! Если точнее, то я уверена, что все поверят мне!

— …Да прекрати ты уже… — я поднял голову. — Моё будущее зависит от этого, так что, прошу, не усложняй мне задачу.

Для моей мечты — моей цели — помощь президента Цукиномори очень важна. Когда я на шаг приблизился к ней, она хочет всё испортить?

С такими чувствами в груди я обернулся и начал уходить. Чётко дав понять, что не буду играть по её правилам, я хотел покинуть это место. Однако…

— …Ты слишком бесчувственен, сэмпай. Почему ты не осознаёшь такую простую вещь?

В мою спину что-то прилетело.

Тёплое дыхание защекотало мои уши. Даже через униформу я мог прочувствовать всю мягкость и теплоту груди. И этот постоянный ритм… Пульс Ирохи?

…Эй, эй, эй, что это ещё за атмосфера такая?

— Словно я сделаю такое человеку, которого ненавижу. Все мои прошлые выходки — это лишь маленькая шалость…

— Ч-что ты замыслила? Я не поверю тебе, если ты так внезапно начнёшь говорить милым голоском! Н-не поверю.

— …Я хочу, чтобы сэмпай посмотрел на меня.

— Гх…

— Мне хорошо известно, что сэмпай думает о своём будущем. Но если ты и дальше будешь смотреть только вдаль, то перестанешь замечать вещи перед собой. И, конечно же, я начну чувствовать себя одиноко…

— Ироха…

— Я не хочу, чтобы ты уходил. Хочу, чтобы мы всегда были так близки. Хочу, чтобы отношения между нами всегда оставались такими. Вот почему… вот почему я…

Она словно открывает мне своё сердце и передаёт свои чувства через боль. Голос Ирохи глубоко запал мне в душу.

Что с ней? Почему именно сейчас у неё хватило смелости? Что… а что мне делать?..

— …Просто шучу! Это оправдало твои надежды?! Ты же влюбился в меня, верно?! — сказала она, готовая рассмеяться. — А-ха-ха-ха, всегда хотела попробовать такую сцену с признанием! Наблюдать, как сердечко сэмпая ёкает от девушки, в которой он не видит «саму девушку», было весьма забавно! Эй, что скажешь?! А, ты смущён и не можешь найти слов? Точно, если приглядеться, то можно заметить твои красные уши. Сэмпай, как же это м-и-л-о…

Она всё ещё обнимала меня и была переполнена энергией, когда зарядила мне кулаком в солнечное сплетение. И про красное лицо… да, это правда, я просто закипал… но только от гнева!

— Больше никогда не поверю ни единому твоему слову!

— Юху-у-у-у! Вре-е-емя побе-е-е-е-е-ега!

Примерно через полчаса после начала игры в салочки моя выносливость опустилась до нуля.

…Дерьмо. В следующий раз я точно тебя придушу.

***

— Что планирует эта девушка? Она даже напала на меня в классе…

— Тебе не кажется, что ты просто пробудил её интерес?

— У тебя глаза на задницу переместились?

— Могу ответить тебе также, Аки. Понимаешь, отклониться от своего пути, чтобы пойти в другой класс, — это не то, чем занимаются обычные люди. Если, конечно, дело тут не в особенном парне.

— Да, ты прав: я особенный. Особенный из-за ненависти внутри.

— Что, если её чувства несколько извращены, так как она не может их принять? Есть множество причин, чтобы вытворять такое.

— Всё, замолчи. Если бы она перестала издеваться надо мной и просто бы призналась, то я бы поверил ей.

— …Ну, мне кажется, что это не имеет значения. Всё в порядке, пока вы двое продолжаете делать то, что делаете.