Том 1    
Глава 4. Только учительница, падкая на мальчиков, пристаёт ко мне


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
valvik
5 д.
Дождался!! Спасибо за вашу работу)))
calm_one
22 д.
Если по поводу спина с Казумой, то пока это лишь на уровне "может быть" и "когда-нибудь".
ЗЫ Сорри за оффтоп.
calm_one
22 д.
nagibloxov
Работа над спином идет, Даста переводят, но я в этом не участвую. Можешь задать вопрос в группе - там быстрее ответят)
calm_one
22 д.
События развиваются, интрига нарастает. Ю-ху!
Спасибо за работу)
7koston
1 мес.
В анлейте в конце многих глав есть "антракты", повествование от лица других персонажей. Почему их не переводите?
calm_one
2 мес.
М-м-м... Очень приятно)
ГГ с яйцами, пикантные ситуации, гаремчик из разных типажей, периодические смелые шутки.
Мням)
nagibloxov
1 мес.
>>45775
Не знаешь, будет ли спин офф к коносубе? Если да то когда?
valvik
2 мес.
Прикольно. Побольше бы глав. Спасибо за ваши труды
calm_one
2 мес.
Может, я мало читал подобного, но на мой взгляд - неизбито и занятно.
Спасибо за работу)
lastic
3 мес.
Спасиб

Глава 4. Только учительница, падкая на мальчиков, пристаёт ко мне

— Цукиномори Масиро, приятно п-познакомится. С сегодняшнего дня она будет ходить в эту школу. Эм, эм… Обоси Акитеру и Масиро… на самом деле встречаются.

Начало дня уже не задалось.

Внезапный перевод ученика, внезапное появление красавицы и внезапное признание — из-за такой волны информации, которую она вызвала при представлении, мои одноклассники выглядели так, словно только что прокатились на американских горках.

— Она встречается с Обоси?.. Серьёзно?!

— Э-эх, какая же красота пропадает!

— А я только подумал, что мы наконец получили красавицу…

— Кто вообще этот Обоси?

Меня просто завалили потоком вопросов и негодования. И, эй, последний паренёк… Запомни, по крайней мере, имена своих одноклассников.

Ну, по правде говоря, я и сам ничем лучше, ибо не помню большей части имён. В любой другой день моё присутствие было бы сопоставимо с воздухом, однако после слова «встречаемся» все сосредоточили свои взгляды на меня. И вот они всё ещё способны надеяться на то, что их полюбят?

— Тогда вопрос! Где ты познакомилась с Обоси?

— Э? Ум… в туалете?

— А?

Эй, идиотка, не стоит же говорить им правду. И, постой, мы тогда не первый раз встретились. Почему ты не могла придумать — как бы это сказать — нормальную ситуацию? Типо лет десять назад или нечто подобное? Хотя бы попытайся, ну же?!

— Ум… Масиро не помнит… В-в любом случае, буду очень рада учиться с вами!

Масиро опустила голову, прервала разговор и направилась к своему месту. Все парни разочарованно выдохнули и перестали её припирать.

Увы, но такова реальность. Конечно, это похоже на сюжетный поворот из аниме или ранобэ, но мы же живём по-настоящему.

Ну, подобные события всегда создают шума. Кого-то он привлечёт больше, кого-то меньше, и в какой-то момент все потеряют к этому интерес. Особенно парни, которые на что-то надеялись — они-то в особенности поумерят свой пыл. Похоже, дядя был прав. Такое и следует ожидать от президента «мировой» компании.

Опустив голову от смущения, Масиро быстро дошла до сиденья рядом со мной. И место это было свободно, словно так и надо. Насколько же огромное влияние у этого старикана? Он шантажировал президента этой школы, или что?

— Давай постараемся, — сказал я девушке с горькой улыбкой.

После моих слов выражение лица Масиро напряглось, и она:

— Не разговаривай с Масиро, туалетный бог извращений. Она никогда не простит тебя, — произнесла девушка с холодком в голосе.

— Вау, ты же только что вела себя так неловко. Почему же превращаешься в ледяную королеву при разговоре со мной?

— Потому что Масиро ненавидит тебя. На этом всё.

— Ты хоть хочешь притворяться моей девушкой?

— Нет. Они все слишком невежественны. Если сразу констатировать факт, то многие перестанут думать об этом. Масиро не собирается притворяться близким тебе человеком. Не смотри сюда.

— Нет, это же не так работает…

Мы шептались, чтобы другие нас не слышали. Хоть я думал, что наши отношения в школе будут дружелюбными, чтобы к нам было меньше вопросов, Масиро чётко дала понять, что участвовать в этом не собирается.

— Эй, так они и правда встречаются?

Как я и ожидал, мы привлекли внимание класса.

— Эта переведёнка выглядит злой. Она ненавидит Обоси?

— Придурок. Они так ведут себя из-за того, что парочка! Твои родители же тоже порой ругаются, да?

— И правда! После твоих слов я начал видеть между ними накал!

Я же всё слышу, ублюдки. Но хорошо, что они такие идиоты.

Кажется, что мы можем притворяться, не делая слишком много очевидных вещей. Если оставить в стороне этих «мобов», то даже у такого одиночки, как я, есть люди, которым мне следует объяснить ситуацию. И один из таких подтолкнул своё тело вперёд со своего места позади меня и прошептал:

— Я правда удивлён… Что у Аки есть девушка? И ты держал это в секрете?

— Одзу… Прости, но здесь весьма длинная история. Могу лишь тебя заверить, что ты совершенно не прав.

— А, ладно. Мне это с самого начала показалось странным.

— Твоя внимательность сэкономила мне много времени.

— …Это как-то связано с тем?

— …Угу.

У меня и в самом деле внимательный друг. Естественно, он уже знает, что у меня сделка с президентом Цукиномори. В конце концов, он такой же участник, как и я. Позже нужно объяснить ему все обстоятельства.

Но вот как это сделать?

— Ну, долгую историю расскажу потом. Если вкратце, то мы стали фальшивой парочкой.

Это самое приемлемое объяснение в данный момент. В ответ Одзу рассмеялся.

— Ты словно главный герой романтической комедии.

— Кто бы говорил. Вот пару минут назад тебя подзывала к себе президент школьного совета. И знаешь, она весьма красивая девушка.

— В их офисе просто сломался компьютер, и она хотела, чтобы я его посмотрел.

— И она специально пришла на этаж второгодок, чтобы попросить тебя о помощи? Эй, очевидно же, что она заинтересована в тебе.

— Ой, хватит. Меня бы засмеяли, если бы я думал, что нечто такое тривиальное означает заинтересованность во мне.

— Знаешь, я могу привести ещё примеры. В торговом центре перед станцией ты столкнулся с загадочной девушкой. Ну, помнишь, та безумная девушка, которая убежала, не заплатив за тайяки. Должно быть, ты её встречал ранее, да?

— Это правда, что порой я вижу её на станции. Но слушай, совпадения тоже бывают в этой жизни. Она попросила меня угостить её тайяки.

— Вот зуб даю, что ты её цель.

— Приятель, куда подевалось твоё рациональное мышление? Врезаться в парня, а затем попросить угощение? Это же точно какое-то мошенничество.

— Так ты её не угостил?

— Конечно, нет. И когда я собирался пойти в полицию, она сбежала.

Ого, вот это рациональное мышление.

— Вот он — глава всех протагонистов. Куда бы ты не пошёл, везде поднимаются флажки.

— Ха-ха, Аки, ты слишком много читаешь.

В этом мире существуют люди, которые с рождения несут тяжесть протагонистов. И мой друг, Кохината Одзума, скорее всего, родился под такой звездой. Его точно выбрали. Мы уже дружим три года, поэтому я могу с точностью сказать, что он — олицетворение главного героя из романтической комедии.

Сотни мужчин получают свой шанс лишь один раз в жизни, однако Одзу встречается с красавицами ежедневно: по пути в школу, в самой школе, в интернете, по пути домой и много где ещё — даже там, где этого совсем не ожидаешь. И не стоит даже упоминать, что все они проявляют знаки внимания к нему. И человек, о котором идёт речь, никак не заигрывает с девушками. Это просто невозможно.

На самом деле Одзу вообще не интересуется любовью. Вместо этого он зацикливается на своих хобби: программировании, отаку культуре и создании игр. Этот парень — истинный отаку, который остаётся верен своим убеждениям. Несмотря на то, что он не проявляет интереса к встреченным девушкам, они всё равно продолжают ему попадаться. Однако сам Одзу этого не осознаёт.

Кого ещё можно назвать протагонистом романтической комедии, если не его?

— Здесь только не хватает сестрёнки с братским комплексом, и тогда была бы идеальная смесь… Ну, такое просто невозможно.

— Потому что Ироха влюблена в Аки! С моей точки зрения, здесь ты, Аки, главный герой.

— Нет, такое вот точно невозможно.

Вокруг меня снуются лишь девушки, которым я ненавистен. Например, приставучая Ироха или же моя новая соседка по парте, Масиро, атмосфера вокруг которой ясно говорила «Если заговоришь со мной, я убью тебя».

— Мхм… Я и правда не хочу, чтобы меня называли безразличным главным героем.

— Если Ироха, завидев меня, покраснеет от одного уха до другого, я поверю тебе.

Однако, скорее уж, земля начнёт вращаться в обратном направлении, нежели случится нечто подобное.

***

После окончания первого урока у нас настал небольшой перерыв. Моё первое реальное взаимодействие с Масиро уже произошло, когда я позволил ей заглянуть в свои тетради и сделал ещё пару мелочей. Каждый раз, когда наши руки практически касались друг друга, она отскакивала назад так, словно у неё аллергия, а затем пилила меня своим холодным взглядом. Поняв, что такое произойдёт ещё раз пять-шесть до конца учёбы, я вздохнул с чувством поражения. У меня было такое ощущение, что моя учебная эффективность снижается — возможно, вызванного из-за стресса.

Нечто подобное может превратить какое-то хорошее событие в плохое… Ну, от этой сделки я много выиграю.

И когда все мои мысли были заняты этим, ко мне подошёл одноклассник с улыбкой на лице.

Воу, мне как-то не по себе. Что с этим лицом? В нём же чётко читается «Я сейчас задам неловкий вопрос». На самом деле он весьма удивителен, раз может показать такое лишь своим лицом.

— Эй, Обоси, так у тебя была девушка.

— …Ну, да.

Попробуем равнодушный ответ.

— Ты же ещё близок с той девушкой, да? Мне казалось, что у вас там что-то есть.

Что?

Эй, обычно такое не говорят, когда рядом сидит возлюбленная. Ну, Масиро не станет ревновать к своему фальшивому парню. Даже не хочу представлять такое развитие событий. Этот парень — просто идиот, который не умеет читать атмосферу, — или же ему не нравится, что я встречаюсь с такой красавицей? В любом случае, он что-то имел против меня.

— Она — младшая сестра Одзу. Мы просто знакомые, на этом всё.

— М-м, но вы близки-и-и… Вчера она даже специально пришла сюда, чтобы найти тебя, так ведь?

— Она просто хотела получить совет от меня.

— Ой, да брось ты. Странно же звучит. Ты же скрываешь что-то?

Даже если и так, у меня нет причин рассказывать тебе об этом.

Так как эта беседа всё больше и больше раздражала меня, я решил использовать более радикальный подход.

— Ясно. Ты хочешь поговорить о любви? Тогда я могу тебе помочь.

— О, и как же?

— Ты же хочешь завалить нашего классного руководителя, учителя Кагэиси?

— Откуда ты знаешь?

Я прекрасно осведомлён о человеческих отношениях в этом классе. Несмотря на то, что мой единственный друг — это Одзу, и у меня нет какого-то постоянного круга общения, а мои глаза внимательно наблюдают за окружением. В этом обществе информация — единственное законное оружие. Вы никогда не узнаете, когда она пригодится. У меня всегда есть антенны. Хотя все свои козыри я держу при себе

— Ну, она довольно-таки известная личность. О ней ходят множество слухов.

— Её холодный взгляд просто будоражит моё тело. Когда она отчитала нас, я почувствовал, как открылась новая дверь в моей жизни.

— Ну и? Хочешь узнать её любимый типаж?

— Э? Ну да, хочу. Но такое же невозможно знать, да?

— Возможно. Я услышал это от учителя, с которым у неё хорошие отношения.

— Ого! Эй, расскажи мне! Я сделаю всё, чтобы она стала моей!

И он сразу же клюнул. У него и правда не хватает нескольких извилин в голове. Я даже начал переживать за его будущее.

— Очевидно же, что учитель Кагеиси любит мужчин, вроде мачо.

— Э?! Постой. Что ты только что?..

— Скажу снова — она любит мужчин, типа мачо.

— Только мачо?

— Не только мачо, но и мужчин, которые просто похожи на них. В целом, ей нравятся мужчины с мышцами.

— Серьёзно? Мачо?

— Серьёзно. Мачо.

— Тогда… если я покажу ей свою любовь к мачо…

— Учитель Кагеиси влюбиться в тебя.

— Да-а-а!

— Да! — и мы дали друг другу пять.

Конечно же, это просто выдумка. Несмотря на то, что я придумал это всё, чтобы он отстал, мне захотелось умереть. Теперь этот идиот будет ходить по школе, хвастаясь, что у него фетиш на мускулы. Я посмотрел в его спину, когда он с улыбкой на лице пошёл на своё место, и хлопнул в ладоши, произнеся небольшую молитву.

Поздравляю с преждевременным окончанием юности.

— …

— Хм-м?

Почувствовав на себе взгляд, я обернулся. Конечно же, это была Масиро. Она пристально уставилась на меня.

Возможно ли, что сейчас я немного переборщил? Мда. Прости за это. Прошу, не злись на меня.

И когда я отправил ей взгляд, наполненный этими мыслями…

— …Хмпф, — она отвернулась с явным недовольством.

…Оно и понятно.

Ладно, я подумаю над своим поведением и больше не буду разыгрывать надоедливых одноклассников. Думаю, рано или поздно она опять взбодрится.

Я так думал. И никогда так не ошибался. Но вместо бодрости её настроение после второго урока упало на самую низкую планку.

Несмотря на то, что я пододвинул к ней свои рабочие тетради, чтобы она уловила суть урока, Масиро просто забрала их, обменяв на ранобэ. От нечего делать я пролистывал их во время урока. Во всех этих книгах главный герой не понимал чувств девушки. Такой жанр мне не сильно нравится, и вообще… что она хотела сказать, заставляя меня читать их?

И когда пришло время следующего перерыва…

— Масиро проголодалась. Купи ей несколько онигири. Подойдут все, где есть морепродукты.

— Ха? И почему это я должен выполнять твои поручения?

— Парни же делают такое, верно? Или нам следует прекратить притворяться?

— Грх… хорошо. Я куплю тебе онигири.

И так мне пришлось стать мальчиком на побегушках.

Масиро выдавала неразумные приказы, дразнила меня без причины и коротко на всё отвечала. Это продолжалось вплоть до третьего урока. Эй, не нужно так ужасно относиться ко мне из-за нашего плохого воссоединения! Раньше она была замкнутой, милой двоюродной сестрой. Где и когда за ней перестали следить?! Она не вела себя так во время первой перемены. Но сразу же после неё всё стало таким.

Только не говорите мне, что она ревнует, так как я в близких отношениях с другой девушкой… Возможно ли такое?!

Нет, конечно же невозможно. Масиро не моя настоящая девушка — она лишь подделка, которая ненавидит меня до глубины души. У неё не должно быть причин для ревности.

Правда ли, что течение времени настолько жестоко? В детстве она бегала за мной как какой-то щеночек, однако сейчас эта девушка похожа на Снежную Королеву, часто фигурирующую в ранобэ. Она лишь отдаёт мне приказы или же говорит, как сильно ненавидит. Если сравнить её поведение с поведением Ирохи, то это совершенно другой уровень приставания. Притворяться парнем Масиро до окончания школы может стать той ещё проблемкой. Смогу ли я совершить свою часть сделки и оказаться под управлением президента Цукиномори?

И когда я тратил своё время на сожаления о том, что сейчас происходит, настал четвёртый урок. Когда прозвенел звонок, атмосфера в классе быстро переменилась, словно сейчас настанет шторм.

Верно, Масиро не заслуживала титула «Королевы». Прямо в этот момент настало «время настоящей Королевы» — «Ядовитой Королевы». Той, которую все боялись.

Дверь открылась. И после этого лица всех присутствующих учеников замерли. Когда в классе воцарилось напряжённая атмосфера, послышался стук высоких каблуков по полу. Учительница с поднятыми кверху волосами — Кагэиси Сумирэ — встала за свой стол и начала молча смотреть на учеников. От неё явно исходила «убийственная аура»…

— Видимо, зоопарк на сегодня закрыт?

Похоже, она довольна своим доминированием в классе, так как на её лице появилась улыбка.

— …В таком случае начнём урок. Страница 127, третья формула, — она постучала линейкой по учительскому столу.

И в этот момент все ученики, как солдаты на тренировке, открыли свои конспекты. Может, метод и отличается от остальных уроков, однако это лишь начало.

— Теперь пришло время вопросов. Если кто-то что-то не понимает, прошу, поднимите руку.

— …

Вот оно — каждый об этом думал.

Несмотря на то, что все привыкли к этому после года учёбы, такое нельзя было сказать при поступлении. В обычных японских учреждениях образования ученики начинают задавать вопросы тогда, когда учитель объяснит тему. Однако для Кагэиси Сумирэ всё было наоборот.

— Учителя, которые оценивают других через конспекты, — не что иное, как мусор. То, что написано в книгах, должны прочитать ученики. Работа учителя — это помогать им, если они что-то не поймут.

Слова, которые Сумирэ произнесла на первом уроке, всё ещё были запечатлены в моём мозгу. В тот момент я понял её чувства и мысленно согласился, что это, возможно, самый замечательный и эффективный метод.

Однако, даже имея такую ауру лидерства, всё ещё существовали люди, которые не следовали за ней.

— Простите. Я забыл учебник, — произнёс ученик в очках, подняв руку.

Понятно… что за бунтарский дух. Помнится, его кличка «вундеркинд». И он точно не из тех, кто забудет нечто подобное. Если посудить, то, скорее всего, он ничего не забывал, а просто ничего не учил. Причина, по которой этот паренёк высказался, весьма проста…

— Эм, может уже прекратим этот фарс? Я хочу, чтобы вы нормально меня обучили. С самого начала.

Он хочет разрушить нынешнюю рутину!

Осмотрев ученика, Сумирэ вздохнула, а затем произнесла…

— Понятно, какой позор. Позже займись самообучением.

Этими несколькими словами она утихомирила мятеж ученика.

— Н-но… ум, это странно! Я никогда о таком не слышал!

— Верно, не слышал. Потому что я веду свои уроки не так, как другие.

— Это п-просто безответственно! Вы никогда и не хотели нас учить!

— Безответственно? И это я слышу от того, кто не подготовился к уроку?

— Гх!..

Великолепный ответ заставил парня проглотить свои слова. И она не остановилась на этом.

— Если ты продолжишь идти против людей, которые отдают приказы, то станешь бедняком. Я не хочу брать на себя ответственность. Мои методы гарантируют успех. Такова я.

— Гр-р-р…

— Выполняй свою работу, будь строг к себе и сразу же сообщай об ошибках руководству. Все эти качества востребованы обществом. Любой, кто не может понять это, — лишь человеческий мусор.

— …У-у…

— Вбей это себе в голову, если хочешь стать настоящим человеком. Если всё понял, то сядь.

— …Д-да…

Ученик, признав поражение, неуклюже присел на своё место. Его глаза всегда были наполнены уверенностью, однако сейчас он лишился её после нескольких слов.

Красноречива, как и всегда. Она и правда не знает, когда нужно сдержаться.

— В таком случае следующий вопрос?

От начала и до конца урока жестокая атмосфера правила в этой классной комнате. По ощущениям это занятие длилось как три обычных.

— …Так, уже звонок? На следующий урок изучите страницу 135. На этом всё, — после её слов атмосфера стала спокойной.

Сумирэ взяла свои распечатки и начала выходить из класса… как внезапно она повернулась и уставилась на меня. После такого необычного действия «Ядовитой Королевы» я привлёк внимание всех окружающих учеников.

Чувствую, что в последнее время я слишком часто нахожусь в центре внимания…

— Обоси. Во время обеденного перерыва зайди в мой кабинет.

— …И зачем?

— Ты должен знать причину, — произнесла она тихо, смотря на меня убийственным взглядом.

— Хорошо… я понял.

— Не опаздывай, — учитель Сумирэ произнесла это напоследок и растворилась в двери.

Звук каблуков был слышен за дверьми.

— Эй, Обоси, всё будет в порядке?

— О чём ты?

Одноклассник, который обычно не разговаривает со мной, Такэси, громко произнёс это. Без сомнения, он нормальный парень.

— Ну, ты же останешься наедине с этой Королевой в её комнатке… Колись, что же натворил такое?

Все они лезут ко мне с разговорами только в такие моменты. Ну, винить в этом я их не могу.

В конце концов, про кабинет этого учителя ходят ужасные слухи. Она зовёт туда учеников с плохими оценками и тех, кто часто опаздывает на занятия. И за запертыми дверями эта Королева вытворяет ужасные вещи. Ходят слухи, что янки с ирокезом и пирсингом в носу вернулся через час полностью изменённым. Поэтому я и привлёк такое огромное внимание, когда меня вызвали в «Замок Королевы».

Ну, так как мне не подходила роль какого-то крутого парня, я спокойно им ответил:

— Хотите знать, что я сделал?.. Возможно, это действие даже заслуживает смертной казни.

— Вау. И почему же ты так спокоен?

— Не волнуйся: так легко я не умру, — небрежно произнёс я и встал со своего места.

Одзу встал передо мной до того, как я вышел из класса.

— …Ты уверен, что всё в порядке?

— Одзу, даже ты беспокоишься обо мне? Я скоро вернусь, не переживай.

— …Л-ладно.

Я показал ему небольшую улыбку и вышел из класса. Тот всё ещё сильно волновался.

Ну-с, давай повоюем. Покажи мне, «Ядовитая Королева, что ты спрятала в своём рукаве.

***

— Прошу меня простить.

Я вежливо постучал три раза, как и подобает человеку с хорошими манерами. «Входите», — прозвучал голос молодой девушки. И когда дверь открылась, в мои глаза сразу же попали предметы для всяких пыток. Смотря на эти предметы, со мной заговорила Кагэиси Сумирэ.

— Быстро. Ну что, готов к смерти?

— Только сделайте это быстро.

Я присел на стул, когда Сумирэ зловеще ухмыльнулась. Не отводя от меня свои холодные глаза, она топнула каблуками, поднялась и подошла ко мне, выставив на лице демоническое выражение…

— Господин Акитэру, мне очень жаль!!!

… И опустилась передо мной на колени. Кажется, что даже пол немного прогнулся, когда она упала ниц. Просто великолепный вид, словно работник, прогибающийся перед боссом.

— Кажется, ты понимаешь грех, который совершила, Мурасаки Сикибу.

— Э-этот взгляд, наполненный жаждой крови…

— Верно. Я пришёл сюда так быстро, чтобы покончить с тобой.

— У-у-у… но, но, но! Так как у меня не были подготовлены задания для промежуточного экзамена, я не смогла поработать над иллюстрациями!

— Но, кажется, ты нашла время посмотреть «My Honey».

— Работа — это работа, хобби — это хобби!

— Интересно, если я сниму спутниковую антенну, это решит проблему?

— Д-демон! Это сейчас серьёзно было?! Я же умру, если ты отнимешь у меня аниме!

— …Хм, верно, я захожу слишком далеко…

Кагэиси Сумирэ. Её псевдоним — Мурасаки Сикибу.

Подумать только, что «Ядовитая Королева», которая правит всеми учениками классе и читает им нотации, на самом деле иллюстратор, никогда не успевающая к сроку. Кстати, все эти устройства для пыток всего лишь фальшивки, чтобы запугать учеников и учителей. Сама же она в это время рисует, ни на что не отвлекаясь.

— «Все свиньи, которые не успели вовремя, можете упаковать свои вещи и исчезнуть», — процитировал я её.

— Угх…

— «Вы, людишки, лишь новорождённые свиньи, и законы общества — это первое, что нужно запомнить. Когда вы уже станете настоящими людьми?»

— Эг…

— «Выполняй свои обещания, будь строгим с собой, сразу же сообщай об ошибках руководству. Любой, кто не может понять это, — лишь человеческий мусор».

— Да прости ты уже меня! Я виновата, признаю! Но эта «Королева» — лишь мой игровой персонаж, и ничего более! Это точно не потому, что мне приятно властвовать над учениками!

Госпожа «Ядовитая Королева» со слезами на глазах и соплями, текущими из носа, пыталась извиниться.

А-а-а-а, я с трудом сдерживаю желание сфотографировать её и выложить в групповой чат класса… Точно, меня же туда не пригласили.

Этот хладнокровный — нет, скорее, бесполезный — учитель должен поблагодарить меня за то, что у меня не так много друзей.

— Удивительно, что ты всё ещё можешь говорить такое вслух.

— А что я могу с этим поделать?! Мне, как учителю, следует отстаивать своё достоинство! Иначе порядок в классе разрушат эти хулиганы и тунеядцы! Понимаешь?!

— В наши времена нет таких людей. Откуда ты вообще выкопала эту информацию?

— В манге, конечно же! Там повсюду такое!

— Ну, в этом есть смысл…

В целом, это правда, что есть проблемы в классе. Но может ты уже перестанешь использовать мангу в качестве ориентира в своих методах обучения?!

— Ха-а-а… такой способ обучения тоже может быть правильным.

Если вы собираетесь просто что-то написать на доске, то для этого вам не понадобится учитель. И чтобы понять что-то, можно просто прочитать книгу. В этом я могу с ней согласиться. Благодаря этому вы сможете учиться самостоятельно и при помощи дополнительной информации, предоставленной вам учителями, сделаете метод обучения более эффективным.

— Ну, неважно… И как там дела с иллюстрациями? Дай мне посмотреть на твои успехи.

— А-а-а, да. Сейчас…

Сумирэ достала планшет и почему-то начала вести себя очень мило.

— …Вот как-то так… м-м…

…А затем показала пустую страницу.

— Я точно уверен, что некоторые здешние вещи можно использовать для пыток.

— Не-е-е-е-е-е-е-ет!!!

— «Вот как-то так»?! Прикалываешься?! Или смотришь на меня свысока?!

— Не-е-е-ет! Ничего не могу поделать: у меня творческий кризис…

— Тогда попросила бы у меня совета! Пока было не слишком поздно.

— Ум, если бы я сказала, что у меня упадок в рисовании, то мой крутой образ сразу бы разрушился.

— И где же сейчас этот твой «крутой образ»?

— Ай-ай-ай, прости, прости! Хватит бить по этим местам! А-а-а, мои плечи! Переломаешь же!

Когда я с весьма весомой силой нажимал пальцами на её чувствительные места, Сумирэ вскрикивала и тяжело сопела. Затем она с неприличным личиком укатилась на пол.

Кстати, я только что нажимал на место под названием «кэнсэй». Хотя мне никогда не давали его попробовать, но оно кажется весьма эффективным. Во времена, когда я искал более эффективное здоровое состояние для обучения, мне посчастливилось исследовать парочку различных точек человеческого тела.

— Ха… Никто бы никогда не подумал, что такой страшный учитель на самом деле самый бесполезный человек…

— Ахи-и-и… Ахе-е-е, когда ты так говоришь…

— Ну, начало нашего романа тоже было не совсем приличным…

Я погрузился в прошлое, глядя на развалившуюся учительницу.

***

Это произошло во время летних каникул в прошлом году…

То был самый жаркий день за последние несколько лет. И именно в тот момент я брюзгливо шагал на международную выставку. Мероприятие для отаку с многолетней историей, где собирается множество талантливых людей.

Я пошёл в «НацуКоми», чтобы собрать информацию.

Мне нужен был иллюстратор. Я уже нашёл разработчика в лице Одзу, поэтому остались лишь сценарист и иллюстратор. Честно сказать, пытаться найти в этой толпе полупрофессионала или же профессионала весьма безрассудное занятие. Не стоит забывать, что я ещё и старшеклассник. Мне было это известно. Скорее всего, они воспримут мои слова за шутку. Тем не менее, я продолжал ходить по кабинкам с иллюстраторами, раздавая визитные карточки и делая каждый раз предложение.

Но мне не удалось найти нужного человека в первые два дня.

И когда меня на третий день отверг семьдесят восьмой иллюстратор, произошла роковая встреча. Это был стенд с различными работами по популярной сёнен-манге. На обложке можно заметить красивого мальчика, с которым играла фигуристая сестрица… и она смотрела на него возбуждёнными глазами. То, как был изображён мальчик, слегка удивило меня. От него исходила аура реальности. От этой работы точно веяло тем фетишем про «мальчика и взрослую сестрицу».

Они хороши.

Я попытался найти фирму и имя иллюстратора, но ничего из этого не было. Лишь страничка в сетях, где нет информации о каких-либо продажах. Поняв, что она не работает ни в одной компании, я взбодрился.

Человек такого уровня свободен?! Я же только что нашёл сокровище!

— Простите, здесь есть человек, который нарисовал это? — спросил я девушку, продающую додзинси. Я не знал, была ли она косплеером или же подругой иллюстратора, однако на её лице выступило беспокойство.

— М-м-м, ум, дорогой гость… Ум…

Когда продавщица крикнула, послышался голос внутри кабинки…

— Это редактор из издательской компании? Ах, я благодарно, однако мы…

Повернувшись ко мне, она в тот же момент застыла.

Да, я тоже тогда немножечко оцепенел

Только подумать, что самая страшная учительница в нашей школе будет рисовать эротические додзинси — особенно такие, в которых прекрасный учитель соблазняет ученика средней школы.

***

— Я плохо разбираюсь в законах, однако, разве государственному служащему не запрещено иметь вторую работу? Впрочем, продажа додзинси — серая зона…

— Н-ничего не могу с этим поделать. Если бы я раздавала их бесплатно, то ценность додзинси на рынке могла бы упасть… Знаешь же, что это очень важно для меня.

— Твой дух восхитителен, но…

У неё и в правду впечатляющая уверенность. Она думает, что её иллюстрации на таком уровне, на котором их не стоит раздавать бесплатно. И в этом есть толика правды. У Кагэиси Сумирэ или, скорее, Мурасаки Сикибу, качество иллюстраций очень хорошее. Настолько, что из этих додзинси сразу же можно сделать эротическую мангу. Так почему же она начала работать учителем математике в старшей школе, а не стала иллюстратором?

— Для меня это была самая лучшая встреча. Я могу выпрашивать сколько угодно иллюстраций высокого уровня.

— У-у-у… ты дьявол, а не человек… шантажируешь учителя. Не могу в это поверить…

— Разве ты сама не виновата, что раскрыла мне свою слабость? Любительница маленьких мальчиков.

— Угх…

— Рисование историй такого жанра положило конец твоей удаче! Ха-ха!

Основная работа Сумирэ — учитель, а её скрытая сторона — художник додзинси про мальчиков и взрослых женщин. И не стоит упоминать, что в её работах учительница всегда соблазняет мальчика с красивым личиком. Возможно, возрастной диапазон и варьировался от школьника до старшеклассника, однако факт того, что это всё ещё аморально, не меняется.

— И самое главное: мы живём в одном доме и на одном этаже.

— Не ты один шокирован! Мне же теперь даже спрятаться от тебя негде!

Верно, название нашей команды «Альянс пятого этажа» произошло из-за того, что все его члены по случайному совпадению живут на пятом этаже одного жилого комплекса.

Кстати, сценарист Макигай Намако — единственный, кто не живёт с нами. У нас есть свободная комната на пятом этаже, однако он отказался. Мы получили популярного автора, поэтому было излишне просить у него слишком многого. Видимо, он может писать такие великолепные сцены и рассказы именно потому, что живёт один. Мы решили оставить всё, как есть.

Ну, хватит уже об нашем альянсе.

— Давай-ка вернёмся к теме…

Чтобы показать всю серьёзность, я скрестил ноги на стуле и посмотрел на Сумирэ.

— Если хочешь, чтобы школа не узнала обо всём, ты знаешь что нужно сделать.

Я опять пригрозил ей.

— Закончить… иллюстрации… — ответила Сумирэ, всё ещё сидя на коленях.

Но затем она подняла голову, словно вспомнив что-то.

— Но я всё ещё в кризисе! Если ты хочешь иллюстраций, то помоги мне вернуть мотивацию!

— Ну, это моя работа. Я сделаю всё, чтобы получить их.

— …Что ты только что сказал?

— Если мне по силам, я это сделаю. И, конечно же, сюда не входит перенос дедлайна.

— Мне не нужно что-то непостижимое. Лишь частичка тела господина Акитэру… Хи-хи… — Сумирэ по-взрослому хихикнула, очаровательно улыбнувшись, а затем продолжила. — Сними штаны и покажи мне свой член.

— …Алло, это полиция?

—А-а?! Подожди, стой! Я не хочу, чтобы меня увольняли, подожди! Мне очень нужны деньги!

— Завались, извращенка! Что ты сейчас сказала?! Давай, попытка номер два!

— Но, но, но, но!!! В этот раз нужно нарисовать мужчину, который меня совершенно не интересует! Понимаешь?! Когда я рисую мальчиков, то мой карандаш движется вместе с фантазиями, однако здесь всё не так!

— Но зачем начинать с члена? И почему не нарисовать в одежде?

— Я не могу рисовать без обнажённого изображения в своей голове. Силуэты же меняются в зависимости от одежды, так?

— Тут ты права, однако…

— Некоторые люди могут рисовать иллюстрацию из смутного образа… но не я. Качество моих рисунков упадёт. А мне этого не хочется!

Она внезапно стала серьёзной.

…Ну, её слова и действия — это одно, а одержимость рисунками — другое. Мне хочется уважать её желание, однако…

— Это девяносто пять процентов твоих доводов. Где остальные пять процнетов?

— Член старшеклассника — это услада для моих глаз.

— Алло, это поли…

— Это шутка!!! Ха-ха, шутка! Шутка от учительницы!!!

— Ага, конечно.

Кажется, она опять работала всю ночь. Только в такие моменты она может сказать нечто подобное. Скорее всего, в последнее время именно из-за этого её ядовитые словесные оскорбления были такими слабыми.

— Ха-а-а… иди я ляг в постель.

— Прости, но мальчики старше десяти меня не…

— Да не буду я!

Тем не менее это всё равно больно. Однако я проигнорировал боль в своей груди и продолжил:

— Я имею в виду, что тебе нужно выспаться, чтобы снова собраться с мыслями. Скорее всего, ты не выспалась, так как была вся на нервах из-за этого спада, да?

— …Это нечестно…

— Хочешь со мной поспорить?!

— А-а, я вовсе не пыталась! Оно само…

— Выкладывай всё, живее.

— А-а-а-а, я просто подумала: «Он читает мои мысли». Только и всего!

— Ну, это естественно, ведь мы общаемся каждый день уже целый год.

— Так вот, почему ты всё понял… Верно, я плохо спала, — вздохнула она и положила руку на щеку.

Когда эта женщина делает такие выражения на лице, то действительно становится похожей на взрослую сестрицу. Если бы только она всегда была такой.

— А теперь иди спать. Если захочешь ещё чего-то, позови меня. Я прибавлю тебе полдня до крайнего срока.

— М-м, спасибо.

— В таком случае я пойду.

Если останусь дольше, то мои одноклассники быстро начнут выдумывать какие-нибудь слухи.

Встав со своего королевского места, я помахал ей и начал уже покидать комнату, однако…

— Ах, постой. Есть ещё кое-что.

— И что же? Неужели ты сотворила ещё что-то? Пропущенного дедлайна тебе, значит, недостаточно…

— Нет! Эй можно хотя бы доверять мне!

— Мне показалось, или с твоего рта действительно вышло слово «доверие»? Ну так, что у тебя там?

— Это про Цукиномори Масиро.

— …И что с ней?

— Ум, я говорю это не как иллюстратор из «Альянса пятого этажа», а как учитель. Обоси, я слышала, что ты её парень…

— Поддельный парень.

— Я так и думала.

И эта женщина сразу же поверила мне. С одной стороны, я рад, что она мне так доверяет, однако с другой стороны ни один из этих ублюдков не верит, что могу завести себе девушку.

— Это условие, которое выдал мне президент Цукиномори, когда я с ним встретился.

— А-а, ясно, — пробормотала Сумирэ, опустив голову. — Прости. Тебе приходится так надрываться ради нас…

— Так как это беспроигрышный вариант, тебе не нужно извиняться или благодарить меня. Я не откажусь ни от кого в нашем альянсе. Что же касается «Honey Play», я просто выбрал самый наилучший способ для Одзу, тебя и меня. Всё для нашего будущего. Так как ты — взрослая женщина, и ведёшь себя как ребёнок, мне приходится всё брать на себя.

— Это правда, но…

— Безделье — эту вещь я ненавижу больше всего на свете. Я не могу проигнорировать тот факт, что тебя заставляют работать учителем, хотя ты явно этого не хочешь. Вот почему я приму любое необоснованное условие.

Сумирэ посмотрела на меня так, словно хотела что-то сказать.

…Ну, мне не хочется заходить здесь дальше: не встречаться лицом к лицу, вести себя так, словно ничего не было, и продолжать радостно жить. Так намного лучше. Вот, что важно.

— Нам пришёл приказ от руководства, как обращаться с этой девушкой. Приказали выделить ей место рядом с Обоси, отгородить от проблемных учеников и много чего другого… И среди всего этого меня кое-что привлекло.

— То, что она была замкнутой перед переводом.

— …Так ты знал. И почему же?

— Я не спрашивал об этом. Не хочу лезть в чужие дела.

— Скажу тебе на всякий случай, — Сумирэ приблизилась ко мне. — Над этой девушкой точно издевались.

Я уже и так догадался об этом. К замкнутости может привести множество причин, однако эта самая распространённая. Поэтому-то «запугивание» и приходит в голову первым.

— Одноклассница узнала какой-то её секрет, и затем она подверглась серьёзной критике.

— Секрет?

— Это всё, что нам сказало руководство.

— Ну, в этом есть смысл, если взять во внимание чувства родителей.

Теперь понятно, почему дядя выбрал меня в качестве поддельного парня. Он не хотел, чтобы у Масиро в классе не было ни одного союзника.

Да, я одиночка, однако я могу защитить её.

— Поэтому прошу тебя позаботиться о Цукиномори. А теперь иди и наслаждайся своей школьной жизнью.

— …Ага.

— Фу-фу, спасибо. Господин Обоси такой назойливый.

— Не похоже на комплимент.

— Это правда. В конце концов, только благодаря тебе и Одзуме мы достигли таких высот.

— …Мой обеденный перерыв скоро закончиться. Я пойду.

— Хи-хи, смутился.

Я услышал смешок от учительницы, которая вернулась к своему образу.

Кое-что придумав, я обернулся и горько улыбнулся. Поставлю точку в этом.

— Эй, ты же понимаешь, что так не добьёшься продления дедлайна?

— Чёрт…

Ха-ха.

***

— Хоть я и думал, что учитель Сумирэ довольно опасный человек, в действительности она думает о своих учениках. Порой из её рта вылетают несколько сумасшедшие фразочки во время уроков математики, однако мыслит она логически.

— Что это за безумная похвала? Одзу, тогда стань её парнем, чтобы я смог получить ещё больше иллюстраций!

— Не-а, у меня нет никаких чувств к ней, поэтому нечто такое подлое я сделать не смогу. Оставлю это на тебя, Аки.

— Эй, я же тоже обычный старшеклассник.

— Опять эти твои шуточки, ха-ха-ха.

— Да прекрати уже так жутко смеяться!