Том 1    
Глава 7. Лишь Ироха, Одзу, Сумирэ и я надоедаем Масиро


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
valvik
8 д.
Дождался!! Спасибо за вашу работу)))
calm_one
25 д.
Если по поводу спина с Казумой, то пока это лишь на уровне "может быть" и "когда-нибудь".
ЗЫ Сорри за оффтоп.
calm_one
25 д.
nagibloxov
Работа над спином идет, Даста переводят, но я в этом не участвую. Можешь задать вопрос в группе - там быстрее ответят)
calm_one
25 д.
События развиваются, интрига нарастает. Ю-ху!
Спасибо за работу)
7koston
1 мес.
В анлейте в конце многих глав есть "антракты", повествование от лица других персонажей. Почему их не переводите?
calm_one
2 мес.
М-м-м... Очень приятно)
ГГ с яйцами, пикантные ситуации, гаремчик из разных типажей, периодические смелые шутки.
Мням)
nagibloxov
1 мес.
>>45775
Не знаешь, будет ли спин офф к коносубе? Если да то когда?
valvik
2 мес.
Прикольно. Побольше бы глав. Спасибо за ваши труды
calm_one
3 мес.
Может, я мало читал подобного, но на мой взгляд - неизбито и занятно.
Спасибо за работу)
lastic
3 мес.
Спасиб

Глава 7. Лишь Ироха, Одзу, Сумирэ и я надоедаем Масиро

— Поздравляю с обновлением, в котором добавили нового персонажа и новую ветвь истории! У всех готовы напитки?!

— Выпьем!

Раздался звон стаканов.

Это был вечер пятницы. Сейчас в моей комнате находились четыре человека, включая меня. На столе для шестерых, который я купил специально для таких посиделок, можно заметить пиццу, домашний ростбиф, особое японское саке, виски двадцатилетней выдержки и бутылочку с чаем улун. Двумя словами: «Просто рай на земле». Также в холодильнике ещё можно найти торт, приготовленный в французской кондитерской, который Сумирэ подарил друг.

И тема этой недели… вечеринка в честь того, что закончилась неделя. Кагэиси Сумирэ выпустила удовлетворённый вздох и сделала глоток виски, смешанного с колой.

— Первый глоток после того, как прожил ещё один дедлайн, — просто бесценен.

— Ха, ты заставила меня поволноваться.

Я повернулся к Сумирэ, которая только-только закончила иллюстрации, которые я у неё попросил. Мешки под глазами этой женщины говорили, что она работала над ними всю ночь.

Кстати, сейчас я говорю с ней вежливо. Понимаю, что раньше я выглядел хладнокровным, загоняя её в угол в учительской, однако она всё-таки старше меня, и потому стараюсь практически всегда говорить с ней вежливо. Естественно, я не стану сдерживаться, если она заставит поволноваться.

— Учитель Сумирэ, от вас несёт алкоголем! Сколько вы выпили до этого?!

— Ум… Я не помню! Ироха-чан, а ты сама помнишь, сколько бутылок выпила за всю жизнь?

— Аха-ха-ха! А мне незачем помнить! В отличие от вас, я всё ещё несовершеннолетняя, несовершеннолетняя!

— Э-эй! Мне лишь за двадцать! Не относись ко мне, как к старухе!

— Знаю, знаю… О, ваш стакан пуст. Чего изволите дальше?

— Водку!

Ироха умело наполнила пустой стакан, который держала Сумирэ. Так она продолжала играть свою роль кохая.

— М-м… этот ростбиф великолепен. Ты же его сделал, Аки?

— Угу, я прочитал в интернете рецепт его приготовления в мультиварке. Оказалось, не так уж и сложно.

— Ты и правда безумен, когда дела доходят до работы по дому. Возможно ли, что этот ростбиф даже лучше тех, которые продают в магазине?

— Ты просто не можешь отличить плохое от хорошего. И мне жаль всех поваров после твоих слов.

Наблюдая за Ирохой и Сумирэ, старшеклассницей и двадцатипятилетней женщиной, разговаривающих про алкоголь и другую чушь, я с Одзу ел рис. Ему очень понравилось это дешёвое мясо из ближайшего супермаркета. Он знает, как льстить другим людям.

— Н-н… очень вкусно. Повезёт же девушке, которая выйдет за Аки…Могу я оставить свою младшую сестренку на твоё попечение?

— Даже не говори об этом. Если мне придётся проводить время с такой раздражающей девушкой, то моя продолжительность жизни уменьшится.

— Как жаль. Если она будет встречаться с таким талантливым парнем, как ты, её старший братик сможет расслабиться.

— Хоть я и говорил уже это раньше, однако не тебе. С другим программистом мы бы не успели.

— Ну, в конце концов, иллюстрации были получены в последнюю минуту. Мне пришлось извлечь данные из компьютера сразу же после того, как она закончила раскрашивать. Каждый раз учитель делает всё в последний момент.

— Какую программу ты использовал?..

— Я придумал кое-что и попробовал это реализовать. И, как видишь, всё получилось.

— Звучит легко, а на деле…

Сейчас я мог лишь вздыхать, ещё раз осознавая, какой же этот парень гений. Он может читать и писать на двоичном коде так легко, словно это его основной язык. Со дня своего рождения Озу был одарен всем, что связано с расчётами. Например, в начальной школе он всегда получал высокие оценки на математических олимпиадах.

— Но мои навыки здесь и оканчиваются.

— Скромности тебе не занимать. Лишь горстка людей может посоревноваться с тобой в навыках.

— Возможно. Но отсутствие жизненного опыта в чём-то другом делает из меня какого-то чокнутого или больного.

— …

— Поскольку Аки присматривал за мной всё это время, сейчас я могу веселиться со всеми и пить этот вкуснейший имбирный эль. С моей точки зрения, здесь ты, Аки, самый особенный.

— Я не люблю говорить о прошлом.

— Ты всё такой же скромный, как и всегда, — улыбнулся Одзу, сделав глоток из своего стакана.

Мне не хочется думать о прошлом Одзу, и я не хочу в нём копаться. Он просто был гением, который не вписывался в маленький сосуд общества, называемый школой, а я протянул ему руку помощи. Это всё, что нужно знать.

— Точно, а как же мастер Макигай?

— Он не смог поучаствовать на этой неделе. Я слышал, что у него близок крайний срок для нового романа, — достав телефон, я показал ему чат с человеком по имени Макигай Намако.

Вместе со мной, директором, программистом Одзу, иллюстратором Сумирэ, он важный кусочек нашего «Альянса пятого этажа». Благодаря иностранному стороннику, такие неизвестные ребята, как мы, смогли получить некоторую популярность. Ну, он не иностранец, а истинный японец, однако такой удивительный человек кажется нам настоящим иностранцем.

Макигай Намако.

После выигрыша главного приза на конкурсе новичков «UZA Publishing» его серия стала хитом. Суммарные продажи уже превысили три миллиона копий. Этим он заработал себе большую популярность в нише ранобэ.

Его стиль письма наполнен сарказмом и сатирой, и он всегда смотрит на вещи с точки зрения рациональности и с точки зрения общества. Эти книги ввели новый захватывающий подход к единению с главным героем. Они стали таким хитом, что их заметили все медиа. Поговаривают, что скоро появится аниме и манга. Однако сам он всё отрицает…

Этот парень просто литературный мастер, стоящий на вершине. Даже я стал фанатом, прочитав его книги. Меня захватили герои и стиль. Так как мне нечего было терять, я отправил ему фанатское письмо через его редакционный отдел, в котором попросил сценарий. И, к моему удивлению, он заинтересовался этим.

Сейчас он является ценным членом «Альянса пятого этажа». Хоть я с ним не встречался лично, но по телефону его голос звучит весьма дружелюбно. Словно у какого-то доброго братца.

— Странно. Мастер Макигай редко не участвует в нашем собрании, даже если у него близится крайний срок.

— Может, у него появились какие-то дела. Ну, например, девушка пришла.

— Он из тех людей, который присоединится к нам, даже если к нему придёт девушка… Ну, вероятно, что он просто занят. Всё-таки сейчас этот парень действующий член общества и всего остального.

— А-а-а, это я сейчас услышала, что меня кто-то там высмеивает. Эй, с моих глаз сейчас польются слёзки, точно польются.

Конечно же, на эти слова отреагировала Сумирэ, которая сейчас потягивала очередной стакан. Вместо «действующего члена общества», она больше походила на «нефункционирующего члена».

— Мы говорили о мастере Макигай… И не подходи ближе! От тебя алкоголем несёт! Ещё же слишком рано напиваться!

— А-а-а-а, учитель стала чувствовать себя лучше. Господин Акитеру, развлеки меня своим телом.

— Оставь меня в покое, развратная женщина! Мне всё равно, если тебя уволят с работы… Эй, Ироха, что ты ей налила?!

— Это не я, клянусь. Она внезапно потянулась к этой бутылке. Думаю, она выпила где-то десять таких чашек.

— Не может быть?.. Даже русские не смогут столько выдержать.

— Затем она догналась ещё вот этим. Что-то не так?

Произнеся это, она достала ещё одну бутылку, наполненную прозрачной жидкостью. Так, стоп, разве это не…

— Разве это не сётю?!

— А-а-а, весь мир вращается… Господин Акитеру сейчас превратился в маленького мальчика…

— Не вписывай меня в свои галлюцинации! Просто заткнись!

— А-а-а-а, я не могу так просто отцепиться от тебя! Это так волнительно! Мальчик-цундэрэ — что за прекрасная смесь! — произнесла Сумирэ, двигаясь как кошка с красным личиком.

Вопрос: «Почему же я не счастлив, когда такая прекрасная учительница пристаёт ко мне с капающей со рта слюной?»

Ответ: «Так как запах алкоголя подавляет весь аромат её феромонов».

Конечно же, есть случаи, когда мужчины совершаю ужасные поступки с пьяными женщинами, однако такие истории полностью озадачивают меня. Кто вообще в здравом уме захочет сделать это с такой женщиной? Я могу насладиться её мягкой кожей или же пышной грудью, однако на этом всё. И не стоит забывать, что эта женщина…

— М-м-м, мальчики такие классные… но чего-то не хватает… А-а, вот оно! Здесь есть ещё один.

— Э, я?

Одзу вскрикнул, когда Сумирэ внезапно указала на него. Реакция красавчика совершенно нормальна, так как адекватный человек не назовёт парня с высоким ростом — мальчиком.

— Угу! Ты просто вылитый принц-добрячок! Ну-ка, иди сюда…

— Не понимаю, что вы пытаетесь сказать, но…

— Эй, Одзу, придурок! Не смей этого делать! Ты же попадёшь прямиком…

… В этот беспорядок!!! Вот, что я хотел сказать.

Учитель Сумирэ схватила Одзу за руку, а меня за голову, которую затем сунула в грудь красавчика.

— Да, вот оно! Похожий на принца Одзума избаловал дьяволёнка Акитеру!

Учитель Сумирэ достала телефон и начала фотографировать.

— О-о-о-о, Одзу и Аки! Учитель Сумирэ, вы гений, что ли?!

— Ироха-чан, ты тоже понимаешь?! Всю прелесть этой сцены?! А-а-а, не могу наесться! Плесни-ка мне ещё водки!

У них и правда наглость разыгралась на полную катушку.

…Верно, пьяная Сумирэ просто заноза в заднице. Она начинает видеть в каждом маленького мальчика и, фантазируя в бреду, порой сводит меня и Одзу. Можно даже сказать, что её рациональность целиком и полностью исчезает, давая волю её похоти.

— Прости, Одзу. Ничего не меняется.

Я отделился от него.

— Н-ничего страшного. Всё хорошо.

— Ты и правда святой, Одзу. Даже не злишься на них.

— Учитель же не со зла это делает. Ну, обычно, — Одзу покачал своей головой и помахал руками.

Мне кажется, или его лицо немного покраснело?

— А-а-а, почему вы отстранились друг от друга?! Я хочу ещё мальчиков!!!

— Да когда ты уже выйдешь из своих галлюцинаций?!

— Ау…

Один удар по шее — и вся энергия в её теле иссякла. Она упала на пол, потеряв сознание. Через пару минут Сумирэ подняла голову, осматривая окружение.

— Что, чёрт возьми… я делала?

— Ты домогалась до своих учеников.

— Э? Не, не, такое просто невозможно! Я бы никогда не пересекла черту!

— Хм, твой мозг работает слишком удобно.

Поняв, что мы не добьёмся здесь ничего путного, я прочистил горло и привлёк внимание каждого.

— Э-эм, все. У меня есть кое-какая тема. И это нечто серьёзное.

После моих слов весь шум в комнате потушился, прямо как зажжённая свеча. Одзу, Сумирэ и Ироха замолчали. Именно благодаря такому мы и можем работать в «Альянсе пятого этажа». Так мы ведём свои дела. Посмотрев всем в глаза, я продолжил.

— Речь пойдёт о нашей новой соседке, Цукиномори Масиро.

Я рассказал всем о том, что произошло в эти дни. О сделке с президентом Цукиномори, о том, что я с Масиро стал фальшивой парочкой, о том, как она всё время игнорирует меня. Ну и главное, сказал им, что наша новая соседка — это и есть она.

Смена школы, переезд в это место, попытка восстановить свою жизнь и много чего другого. Я обдумал всё это и пришёл к выводу, что она всё ещё не веселится в своей нынешней школе. Поэтому-то…

Нельзя было оставлять её одну.

— Я хочу сделать Масиро нашим товарищем. Возможно, это лишь ненужное вмешательство, и она будет совсем не рада этому, однако дядя доверил мне её… Вы поможете мне?

— …

Все замолчали, погрузившись в свои мысли.

— Аха-ха-ха…

И первой нарушила молчание девушка, которая известна своей неспособностью читать атмосферу.

— Он пытается жить ради денег и эффективности, однако суёт нос не в свои дела. Это просто великолепно!

— Угу, в этом весь Аки. Постоянно мечется между добротой и суровостью. Он словно искусственный интеллект, который пытается вести себя как человек.

— Я тоже согласна с этим. Масиро-чан нужно место, в которое она сможет вернуться. Скорее всего, ей хочется этого больше всего на свете.

Одзу и Сумирэ выдали своё мнение после слов Ирохи.

— Так что ты планируешь делать, сэмпай?

— Я хочу устроить приветственную вечеринку!

— Нечто похожее на сегодняшнее собрание?

— Ну, да. Пригласить её к нам и раскрасим в наши цвета.

— Хм-м-м-м, и ты думаешь, что она согласится?

— У меня есть план. И чтобы осуществить его, мне нужна ваша помощь.

— План, значит! Звучит весело! Я согласна!

— Так вот, что я придумал…

Я понизил голос и начал всё объяснять.

Мне было известно, что он абсурден, совершенно неразумен и шансы на успех очень малы. Но никто не высказал что-то в отрицание. Все они согласились с ним.

— Хе-хе, интересно. Очень интересно…

— Мне почему-то кажется, что многое лежит на моих плечах. Что ж, постараюсь сделать всё возможное.

— И награда тоже очень заманчива.

— Тогда решено. Хорошо. Крайний срок — следующая пятница, восемь вечера. Я ожидаю от всех пунктуальности…

И когда все кивнули, согласившись…

— Давайте покажем ей, насколько же мы раздражительные!

— Да!!!

Эхо после нашего крика ещё долго резонировало этой глубокой ночью…

***

И затем началась подготовительная неделя.

…Шесть дней до назначенного срока, суббота.

Дин-дон.

— …

Дин-дон, дин-дон.

— …

Дин-дон, дин-дон, дин-дон, дин-дон…

— Д-да прекрати ты уже, такой шум и в утро субботы…

После многочисленного нажимания на дверной звонок наша богиня Аматерасу наконец открыла Врата Небесной Пещеры, поприветствовав нас сонным лицом и пижамой на теле. И затем мы нагло спросили:

— Ты придёшь на нашу вечеринку в пятницу?

— …Валите домой!

…Пять дней до назначенного срока, воскресенье.

— …А? Как бы я не колотил по нему, ничего не происходит… Только не говорите мне, что она отключила звонок?

У неё и правда хватило нервов извлечь урок из вчерашнего дня. Таким образом мне никак не вытянуть её наружу. К сожалению, придётся сегодня отступить, но… Предвидев такой случай, мы подготовили тридцать постеров для вечеринки и засунули их в её почтовый ящик.

…Четыре дня до назначенного срока, понедельник.

Я хочу с тобой кое о чём поговорить.

Во время урока я написал эти слова на бумажке, вырванной из своей тетрадки, свернул в комочек и бросил на парту Масиро. Прочитав, она с раздражением посмотрела на меня, а затем вернула свой взгляд на доску. Но когда я потерял надежду и сосредоточился на уроке, краешком глаза заметил, как она что-то пишет на том листике. Затем он вернулся ко мне.

«Это что ещё вчера было? Издевательства? Домогательство?»

«Обычное приглашение на вечеринку.»

«Сделать из почтового ящика мусорку, наполнив её до краёв… Масиро ненавидит тебя.»

«Тогда скажи мне свой ID в Line. Так будет намного легче.»

«Никогда. Сдохни.»

Она отказалась. И правда, нелегко пройти через неприступную стену Снежной Королевы.

Ну, у нас ещё много времени.

…Три дня до назначенного срока, вторник.

— Эй, можешь ли ты…

— Не разговаривай с Масиро в классе.

…Два дня до назначенного срока, среда.

— Эй, можешь ли ты…

— Не разговаривай с Масиро по дороге в школу. Ты сталкер, что ли?!

…Один день до назначенного срока, четверг.

— Эй, можешь ли ты… так, стоп, это уже завтра…

— …

— Мы хотим устроить для тебя приветственную вечеринку. Ну, там, закажем пиццу и много чего другого, учитель будет пить алкоголь, а другие — сок. Так как мы живём в одном комплексе, то почему бы нам не извлечь с этого большую выгоду, м?

— Эй, послушай…

О-о-о! Она наконец вылезла из своей раковины?!

— Хоть ты и говоришь Масиро такие серьёзные вещи, но это место…

Ну, думаю, я зашёл слишком далеко. Всё-таки не нужно было подходить к женскому туалету. Мне просто показалось, что если я смогу поймать её в минутку слабости, то добьюсь успеха. Но, к сожалению, здесь начал собираться народ. И все они смотрят на подозрительного парня, который не даёт девушке зайти в туалет. А это означает, что через пару минут мне придётся удирать от учителя и полиции.

На данном этапе не стоит злоупотреблять этим. Я молча развернулся и ушёл.

В конечном счёте…

Как бы мы не пытались её пригласить, отношение Масиро к нам не изменилось. Она просто заблокировала каждую попытку.

***

Это был вечер перед днём приветственной вечеринки. После уроков я пошёл в ближайший супермаркет. Толкая тележку, мои глаза наблюдали, как она самостоятельно наполнялась. И во всем этом виновата Ироха, которая бросала туда всё, что хотела, словно медовая пчёлка, доставляющая мёд.

Морковь, лук, картофель, говядина, другие гарниры, бутылочки с чаем улун и ещё много чего другого. Все сладости также выбирались на её вкус.

— Я с нетерпением жду завтрашней вечеринки, сэмпай, — повернулась ко мне Ироха с улыбкой на лице.

Хоть сейчас на ней школьная форма, фирменных наушников на её шее не было, а волосы естественно свисали вниз. Несмотря на то, что это не скрывало то сильное чувство стиля, которое она испускала, Ироха стала походить на почётную ученицу ещё больше, чем обычно.

…По правде говоря, меня от этого трясёт.

— И зачем ты вошла в режим «почётной ученицы», когда мы просто пришли в магазин?

— С ним мне дают скидочки, или вообще суют товары бесплатно. И сэмпаю же такое нравится, да?

— Ну, ты не ошибаешься, но…

Моя гордость обычно не позволяет мне использоваться своих товарищей для получения прибыли, однако я не против того, чтобы сэкономить немного деньжат, особенно на такой дорогой приветственной вечеринке. Но есть кое-какая причина, по которой мне не хочется видеть Ироху в этом режиме.

Потому что…

— Бо-о-ожечки, да это же наша парочка!

— Здравствуйте, тётенька.

— Божечки, Ироха-чан. Называть такую старушку тётенькой… Как мило с твоей стороны! Аки-кун, у тебя хорошая девушка.

— Я же вам уже говорил, у нас не такие отношения…

— Да нет нужды скрывать это, — произнесла старушка, не поверив моим словам, а затем, как и обычно, похлопала меня по плечу.

Да, вот такая возникает проблемка.

Возможно, это покажется очевидным, но я с Ирохой часто хожу за продуктами в магазин на ужин, ну, или просто так. Сначала мы просто случайно встречались и ходили туда, однако через некоторые время это стало для нас обычным делом. Поэтому-то эта старушка и прозвала нас: «Парочкой, которая часто ходит в магазин». И она за всё время не изменила своего мнения. Но тут дело даже не в этом…

— О, так у вас здесь сосиски из рубежа?

— Угу, ты права. Они толстые и крепкие, прямиком из Германии. Если хочешь, можешь попробовать. Специальная услуга для тебя, Ироха-чан.

— А-а-а-а-а! Такой насыщенный вкус… — Ироха затолкала маленький кусочек себе в рот.

Что-то придумав, она обернулась и уставилась на меня. Уголки её губ приподнялись, образовав улыбку.

— Ты тоже хочешь, сенпай?.. Вот, открой широко ротик…

— Перестань, идиотка.

— Му-у-у, да не нужно так смущаться.

Когда я оттолкнул её руку, выражение лица Ирохи преобразовалось в лицо замужней женщины, говорящей: «Фу-фу, ну что за беспомощный человек». И улыбнуться она тоже не забыла. Эта девушка меня так раздражает, что хочется ударить её, однако именно это и расстраивает…

— Эй! Назвать её «идиоткой» — это слишком жестоко, Аки-кун! У тебя же такая замечательная девушка, так что относись к ней лучше!!!

Ну вот видите, что я имею в виду?

Такое происходит всегда, когда я спокойно реагирую на дразнение Ирохи. О чём вообще думают люди в этом мире, говоря, что мы похожи на парочку? Видимо, для них такой факт просто высечен на камне… и это тоже сильно раздражает. Когда я твёрдо всё это отрицаю, они просто смеются над этим, говоря: «Да не смущайся ты так!». И когда всё дошло до такого, выхода просто не осталось. Мне хотелось избежать такого сценария, потому я пригласил с нами Озу, однако тот…

Пожалуй, откажусь. Не хочу быть третьим лишним.

Он выдал мне категорический отказ. Видимо, у него какое-то неправильное представление об отношениях между мной и Ирохой, что за ужасное недоразумение.

…И когда я думал об этом, сосиска всё ещё плавала перед моими глазами. В воздухе витал копчённый запах, а из этого продукта поднимался небольшой дымок. Ироха смотрела мне прямо в глаза.

— Так ты не собираешься это есть, сэмпай?

— …Н-нет. Ну же, пошли.

— Вот… как… — пробормотала она.

Когда Ироха убрала руку с сосиской, взгляд старушки похолодел на градусов тридцать. Она пристально смотрела.

— Ум…

— …Зы-ы-ырк.

— М-мне просто нужно съесть, да? Ладно…

Не выдержав такого давления, я подал знак, чтобы она протянула свою руку. Однако Ироха на это действие лишь покачала головой.

— Ничего. Прости, что заставила тебя.

— Д-да ладно, я не против.

— …Правда?.. Тогда попросишь меня об этом всем своим сердцем?

Эта девушка! И как у неё хватило смелости на такой ответ?!

Она даже произнесла последнюю часть тихим голосом, чтобы старушка не услышала. Ошибки быть не может, под этим печальным выражением скрывается ужасная улыбка. Если я сделаю это, то мой живот точно скрутит, но и читать ей лекцию перед всеми как-то неудобно.

— Ум, я хочу съесть это. Всем сердцем желаю попробовать эту сосиску.

— Ты уже подсчитал всё, да?

— Верно. Согласно вычислениям, процент того, что я хочу съесть эту сосиску, равен девяносто восемь. Из них восемь четыре потому, что мне хочется её съесть из твоих рук. Так что да, я правда хочу её запихнуть себе в рот и проглотить.

— Пф-ф… Ха-ха-ха-ха!..

Когда я рассказал ей про свои расчёты милым голоском, Ироха отвернулась, едва сдерживая смех. Я точно вижу, как её плечи дрожать. У неё даже хватило смелости насмехаться надо мной. Проклятая женщина… Тебе лучше не забывать это.

— Молодец, сдал. Я даже и подумать не могла, что ты зайдёшь так далеко. Пф-ф-фха…

— Эй, старушка, разве вы не видите, что здесь на самом деле происходит? Может, поможете мне?

— Не проходите! Сегодня особые сосиски прямиком из Германии!

— Она вернулась к своей работе?!

Но она же пару секунд назад участвовала в нашем разговоре! Твою мать, почему весь мир вращается вокруг Ирохи?!

— Н-н… м-м…

— Ну как, вкусно, сэмпай?

— …Ага, безумно.

— Ага. Мне нравится честная сторона сэмпая.

Когда старушка перестала на нас обращать внимание, Ироха вновь вернулась к своему обычному дразнящему поведению.

— Твоё раздражающее поведение не имеет никакого отношения к вкусу сосиски.

Я не смог сохранить грубый тон, так как меня поразила сочность этого изделия.

— Но я всё равно удивлен тем, что ты можешь в лицо другим сказать правду.

— Э-э-э, я не говорю такое кому попало. В конце концов, мне нравится сэмпай.

— Ты просто полная её противоположность…

— Ум, под «её» ты имеешь в виду Масиро-сэмпай?

— Угу. Когда мы пересекаемся взглядами, она сразу же говорит «Я тебя ненавижу» или «Умри».

Мне точно не нравится, когда меня дразнят фальшивыми признаниями и тому подобным, но ненависть без какой-либо причины я ненавижу ещё больше. Если бы только существовала девушка, которая стояла бы где-то посередине между Масиро и Ирохой. Но, к сожалению, мир так не работает.

— Точно, тебе же не удалось заставить её прийти?

— …Ага.

Когда Ироха задала мне вопрос, доставая коробочку томатного сока, я в ответ лишь вздохнул.

В этой операции мне сильно помогли Сумирэ и Одзу. И Ироха тоже. Я попросил её пойти со мной за покупками, приготовить гарнир и ещё кое-что. Единственная шестерёнка, которая всё ещё не двигалась, была на мне.

— Она просто убегает. Что же мне делать…

— У-у… Ну же, давай.

Всё ещё пытаясь достать сок, она погрузилась в свои мысли.

— Так близко… Сэмпай, ты дал этой девушке отпор?

— А?

— Ты всеми силами старался её раздражать этим приглашением. Однако, сэмпай, если бы ты был честен, то всё разрулил бы за пару секунд… Ну, почти же.

Ироха всё не могла достать пакетик сока, даже когда превзошла все свои пределы. Она посмотрела на полку с надутыми губами.

— Я же знаю, что сэмпай может быть ещё более настойчивым и раздражительным. Как в то время со мной. Или же когда ты пригласил братика, учителя Сумирэ и меня в «Honey Play».

— Там я ничего не мог с собой поделать. Поняв, что из этого выйдет самый наилучший результат, я просто не мог остановиться.

— Но ты же хотел всех этим удовлетворить, верно? Ну, здесь я могу согласиться. По правде говоря, мне кажется, что ты смотришь на людей по-другому и видишь в них лишь то, что тебе нужно.

— Мне просто не нравится, когда людей принуждают делать то, чего они не хотят. Имея навыки, они продолжают делать то, что им не нравится из-за мнения окружения или же обстоятельств. Этого мои глаза пропустить не могут.

— Именно. Протягивать руку помощи людям, разрывающимися между реальностью и мечтами. В этом сила сэмпая.

Ироха внезапно подпрыгнула и схватила томатный сок.

— Я сделала это!.. А-а-а-а-а?!

Однако она потеряла равновесие после приземления, и упала. Я подошёл сзади и поднял её.

— Осторожнее, дурёха.

— А-ха-ха, ты спас меня, — произнесла Ироха, находясь в моих руках. — Именно благодаря этой силе даже братик последовал за тобой. Если ты не можешь понять, хочет ли Масиро-сэмпай агрессивного подхода или нет, то просто доверься своим глазам. Если сделаешь так, то я могу гарантировать успех.

— Хм-м, высвободить свою полную силу? Ты права, я был каким-то пассивным всё это время.

Хоть я предпочёл рациональный способ ведения дел, моя самооценка, кажется, была неправильной. Все мои действия точно можно назвать «мягкими» по отношения к решению Масиро: «Жить самостоятельно».

Вот оно. Когда я определяюсь с правильным путём, то кидаю все силы, чтобы достичь его конца. Это точно принесёт Масиро огромную пользу. Её будущее станет идеальным.

Когда в мою голову проникли эти мысли, раздражение отошло на второй план. Я вспомнил, как пытался убедить всех работать на «Honey Play». Они втроём скептически отнеслись к моей внезапной просьбе, однако я убедил их. Заставил понять, что они окажутся в большом плюсе.

Тот, кто обладает огромным талантом, однако не может вести беседу с теми, кто ниже его по уровню. Тот, кто способен общаться лишь со своей семьёй и мной… Озу.

Та, кто ещё с самого детства любила рисовать. Та, кто развила в себе огромный талант, однако по приказу семьи пошла по пути учителя… Сумирэ.

Чтобы воплотить в реальность их мечты, мы будем использовать «Honey Play» президента Цукиномори и примем любые условия. Если сравнить эту ситуацию с теми, то… это же просто смешно!

Когда я помог Ирохе восстановить равновесие, она протянула мне томатный сок…

— …Спасибо, Ироха. Ты абсолютно права.

— А то. С нетерпением жду серьёзного сэмпая.

На моём лице и на лице кохая, которая любит дразнить, появились зловещие улыбки.

…Тебе лучше подготовиться, Масиро.

Даже если тебе не нравится это, я не отступлю.

Ты получишь друзей самым эффективным способом, и твоя школьная жизнь станет очень приятной.

Я покажу тебе, насколько же раздражающим могу быть.

***

— Похоже, что с этого момента начнётся самое интересное. С нетерпением жду твоего плана, Аки.

— Не знаю, как далеко смогу зайти, но тебе лучше не отводить взгляд!

Антракт 1. Чувства Масиро

Завернувшись в удобное одеяло на кровати, словно ракушка на пляже, Вы захотите провести там целую вечность — не двигаться, а просто отдаваться приходящим волнам.

Так думала Масиро и думает до сих пор.

Понятное дело, она знала, что так продолжаться не может. Именно поэтому-то Масиро и перевелась.

По правде говоря, она была счастлива, когда вновь воссоединилась с Аки. Ну, то, что их первая встреча после стольких лет произошла при весьма плохих обстоятельствах, это и так понятно. Однако Масиро чуть не умерла от шока, когда он увидел её нижнее белье, которое она точно никогда не хотела ему показывать…

Но даже так, Масиро была невероятно счастлива, когда вновь увидела его. Радовалась каждой беседе с ним. Аки совсем не изменился.

Я хочу, чтобы Масиро в эту пятницу пришла к нам на вечеринку…

По дороге в школу. В школе. Перед квартирой… Каждый раз, когда он приглашал её, у Масиро болела грудь от огорчённого лица Аки после её отказа. Она понимала, что это он делает не со злым умыслом. Знала это, даже не видевшись с ним столько лет.

В конце концов, Аки продолжал защищать Масиро даже издалека. Вот почему она всегда хотела сделать шаг вперёд. Верила, что если сможет стоять рядом с ним, то изменится.

Но реальность жестока.

Эта девушка-кохай рядом с Аки… Кто она?

Масиро не знала её.

Она слышала о Кохинате Одзуме и Кагэиси Сумирэ. Когда Аки разговаривал с отцом, там промелькнули эти имена. Однако там ничего не было про такую милую девушку. Такое чувство, что он хочет ею похвастаться.

Нет, это лишь беспочвенная зависть.

Чувства Масиро лишь росли со временем, которое она не проводила рядом с ним. Ироха — просто младшая сестра друга, поэтому не стоит волноваться.

По правде говоря, когда отец выдвинул на роль фальшивого парня Аки, Масиро чуть не подпрыгнула от радости. В её сердце появилась победоносная поза. Хоть это было немного неловко, однако счастье перекрыло то чувство в раз десять. И именно поэтому отчаяния выросло в несколько раз, когда она увидела рядом с Аки ту девушку.

Даже Масиро считала это смешным.

С одноклассниками у неё не сложилось, и она начала прогуливать школу…

По чистому стечению обстоятельств Масиро узнала про «Альянс пятого этажа».

Ты сталкер, что ли?... Что это?! Дурочка, что ли?!

Масиро поступила эгоистично со своим отцом, она хотела снова стать ближе к Аки. Ей удалось попасть в ту же школу, использовав нечестные методы, и получить комнату рядом с ним… И это она назвала его «сталкером»?!

На самом деле, Масиро — это истинный сталкер.

Масиро ненавидит себя за то, что из-за ревности начала использовать ненормативную лексику по отношению к Аки.

Масиро ненавидит тот факт, что возле Аки появилась девушка, с которой он в близких отношениях.

Масиро ненавидит себя за то, что зашла так далеко, сменив школу, однако ничего не изменила в себе.

Она так себя ненавидит.

— Завтра… пятница?..

Перевернувшись на кровати, Масиро уставилась на стену. За ней находилась комната 502. Возможно, где-то рядом находится кровать Аки, однако у неё не было возможности проверить это.

— Она не пойдёт на эту вечеринку… — прикрыв рот одеялом, Масиро прошептала.

Если бы там были лишь они вдвоём… Да, тогда бы она согласилась.

Но с другими людьми Масиро не может находиться. Она просто будет там сидеть. Не сможет поговорить с Аки. Незнакомцы окружат её. В обстановке, где тебе навязывают веселье, она будет снова и снова чувствовать себя одинокой.

…Масиро не хочет такого. Она точно не примет приглашения. Даже если её будет и дальше приглашать человек, которого она любит больше всего на свете, Масиро точно не согласится.