Печатное    
Глава 11. Ультрафиолетовый Свет
Афоризм Глава 1. Жрица из Генсокё и Очарование Пятнадцати Томов (часть 1) Глава 2. Жрица из Генсокё и Очарование Пятнадцати Томов (часть 2) Глава 3. Иллюзорная птица Глава 4. Изысканное и Совершенное Чаепитие (часть 1) Глава 5. Изысканное и Совершенное Чаепитие (часть 2) Глава 6. Печь Моросящего Дождя (часть 1) Глава 7. Печь Моросящего Дождя (часть 2) Глава 8. Дом Летних Ливней (часть 1) Глава 9. Дом Летних Ливней (часть 2) Глава 10. Паучьи Лилии из Муэнзуки Глава 11. Ультрафиолетовый Свет Глава 12. Инструмент Богов Глава 13. Призрачный Свет, Снег на Окне Глава 14. Бесцветная Сакура Глава 15. Камень Без Имени Глава 16. Неработающий шикигами Глава 17. Цена Бумаги в Лояне Глава 18. Луна и Каппа Глава 19. Драконий Фотоаппарат Глава 20. Чудесные Цикады Глава 21. Божественное Саке Глава 22. Увиденная Ёкаем Вселенная Глава 23. Заразный Бог Глава 24. Очаровательный Месяц Глава 25. Храмовые Благословения Глава 26. Ночь Бесчисленных Туч Глава 27. Механизм Фортуны Послесловие автора Послесловие переводчика


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
sinko
1 г.
Эммм... Не ожидал что есть печатная работа.
тишка гарны
2 г.
Спасибо.
Вечный
3 г.
Неплохо. Спасибо)

Глава 11. Ультрафиолетовый Свет

Генсокё отделён от человеческого мира Границей. Хотя, есть такие ёкаи, которые могут пересекать эту Границу. На границе между внутренним и внешним миром, Ринноске, которому было нужно топливо для обогревателя, заключил сделку с одним из них, но… привлеченный белой коробочкой, его разум попал за пределы Границы!

Отвратительный звук, которого я раньше никогда не слышал…

Несмотря на то, что уже почти зима, воздух был неприятно тёплым.

Поток света пробивался даже сквозь закрытые веки.

От ужаса я не мог раскрыть глаз.

Ветер сдувал богатый цветастый пейзаж вместе с опавшими красными листьями, и понемногу всё окрашивалось в цвета зимы.

Алая листва – это признак увядания и искажения самого символа жизни – деревьев, но, в понимании людей, это всего лишь покрасневшие листья. Большинство таких листьев опадут, не выдержав собственного изменения, но некоторые будут держаться до конца. Они превзойдут красный цвет, окрасившись в цвет, невидимый человеческому глазу. Жители Генсокё называют этот цвет, когда листья уже опали, «цветом зимы». Люди же говорят, что природа утратила свои цвета, хотя есть ещё такие ёкаи, что могут увидеть цвета зимы своими глазами.

Магазин тоже окрасился в цвет зимы, но не так сильно, как всё остальное снаружи. Это всё благодаря гению человеческой мысли.

Я уже подготовил одно из изобретений человеческого гения, что называется обогревателем, но…

Динь-дилинь

— Да что ж это такое, такой дубак на дворе стоит, что даже спать не ляжешь!.. Да у тебя и тут мороз. Почему обогреватель не включишь?

— А, Мариса? У меня просто кончилось топливо для него.

— Какое ещё топливо?

Мой обогреватель появился из внешнего мира, и топливо для него тоже оттуда. Это значит, что если оно у меня кончится, достать ещё будет проблематично. Пока что я довольствовался тем, что там было изначально, плюс топливо и напоминающая его жидкость из других найденных мной предметов.

— Ладно мороз, а как насчёт того, чтобы нормально поприветствовать покупателя?

— Я всегда приветствую покупателей, как бы холодно ни было.

— Эх, знала бы я, что тут так холодно, принесла бы с собой мини-хаккеро. Тебе обязательно нужно что-нибудь придумать с этим топливом.

Мариса не любит холод. Сильные морозы понижают её «чёткость» на две трети обычного её уровня.

— Почему-то за последний год мне почти не попадались обогреватели, поэтому я не смог запастись топливом.

— Наверное, во внешнем мире зима уже не такая холодная. Завидую я тамошним людям…

— Очень сомневаюсь, что зима там может быть тёплой.

— Ну и что дальше? Будешь тут мёрзнуть до смерти?

— Правильнее сказать «до зимней спячки». Хотя я и в спячку не собираюсь впадать. Но даже так, у меня нет выбора. Я постараюсь найти топливо до того, как в самом деле замёрзну.

Не то, чтобы у меня нет другого способа доставать топливо. Например, можно навестить внешний мир, или договориться с другим ёкаем. Второй вариант выглядит более правдоподобно, но… вести дела с ёкаями…

— Хочешь, дам тебе подсказку, Корин? Кроме тебя есть ещё кое-кто, у кого есть целая куча вещей из внешнего мира. И так вышло, что я с ней знакома. Совсем недавно, она мне показывала какую-то штуку, и говорила: «С помощью этого можно разговаривать с другими на расстоянии, если у них есть такой же», и говорила с её помощью со своим шикигами… Правда, я не уверена, что она меня не обманывала. Но всё равно, бьюсь об заклад, у неё должно быть нужное тебе топливо.

— Она ёкай?

— Ясное дело, ёкай.

Дилинь-дилинь-дилинь

— Фух, ну и холодина! Что-то быстро начало холодать в последнее время.

— Рейму? Добро пожаловать.

Сейчас все уже вовсю занимаются приготовлениями к зиме, и Рейму – не исключение. Она пришла за своей зимней одеждой, поэтому сегодня я поприветствовал её, как покупателя.

— Холодновато тут у тебя. А что, твой вечно работающий обогреватель уже не работает?

— Мне кажется, у него летние каникулы затянулись.

— О, Мариса, и ты здесь?

— Как видишь.

Мариса рассказала Рейму, что у меня кончилось топливо, и как я мог бы его достать. Похоже, она действительно не любит холод.

— Этот ёкай, о котором ты говоришь… Юкари, я угадала?

— Точно. Она ведь ближе всех к внешнему миру. Я думала, ты знаешь, где её найти.

— Откуда мне знать? Я даже не знаю, где она живёт. Она просто иногда приходит ко мне в храм, когда не нужно, а когда совсем не нужно – вообще не приходит.

— …Значит, тебе никогда не нужно, чтобы она приходила.

— В любом случае, Юкари всё равно не скоро объявится.

— С чего ты взяла?

— Тут нечего гадать. Она никогда не появляется зимой.

Не знаю, всерьёз они спорили, или нет. Я вообще не говорил, что собираюсь вести дела с ёкаем. Просто я вынужден так поступить, иначе будет худо.

— Кстати говоря, ты мог бы пожарить тофу, и она бы пришла. Прислужница Юкари, я имею в виду[✱]Кицуне, мифические духи-лисы, известные своей хитростью, любят тофу, и Ран Якумо является одной из них. Тофу – соевый творог, в японской кухне часто используется как добавка «ко всему»..

На следующий день я положил немного жареного тофу перед магазином. Не то, чтобы я ожидал от этого чего-либо особого, мне просто захотелось попробовать.

Температура сегодня понизилась ещё пуще. Похоже, зима уже вовсю разгулялась. Как же, в самом деле, неудобно, когда я не могу использовать свой обогреватель. Но ничего не поделаешь. Наверное, мне даже придётся подыскать другой способ обогрева.

Я нашел этот обогреватель несколько лет назад. Сперва я хотел было его продать, но передумал, когда впервые его использовал. Я просто не могу продать такую полезную, то есть, сложную вещь кому-либо другому. Он может согреть каждый уголок в комнате так, что появляется ощущение, будто на улице и не зима вовсе. И не нужно забивать себе голову дровами, грязными дымоходами, и даже такой громоздкой установкой, как камин. Поэтому мне не доводилось много работать, ведь не нужно было ходить туда-сюда. Со временем я начал думать, что жалко было бы продать такую удобную вещь. Хотя нет, скорее даже думал, что продавать её ни в коем случае нельзя.

Однако давненько я вот так не ощущал на себе зимы. Холодно ведь. В Генсокё что, всегда зимы были такими холодными? Может, мне стоит найти ту магическую печку, которую я ещё когда-то давно сделал?.. А, я же отдал её Марисе.

Я услышал звон дверного колокольчика. Неужели кто-то уже повёлся?

Не прошло и двух часов с тех пор, как я оставил там жареный тофу. Наверное, кто-то очень сильно его любит, раз так быстро попался.

…Но никто не зашел.

— Извиняюсь, можно Вас на минуту? У меня есть дело к Вашей хозяйке…

Я открыл двери, и понял, что говорил с пустотой. И тофу пропал бесследно. Кто-то определённо здесь был, но я не ожидал, что этот кто-то так быстро испарится. Неужели, и вправду лиса утащила?..

Похоже, я ошибался, думая, что получу, что хочу, не приложив никаких усилий со своей стороны. Просто приготовить тофу и положить его у входа — это всё равно, что не сделать ничего.

Так будет холодновато… Но хотя бы от меня так никто не скроется.

— … И сколько ты уже стоишь перед магазином с жареным тофу? Так дела не делаются.

— А, Мариса, и ты здесь?

— Как видишь.

— Не могла бы ты вместо меня поманить ёкая к магазину?

— И с чего это я должна заниматься такими глупостями?

— Я не мастак в приманивании ёкаев, понимаешь ли. Я просто не знаю, с чего начать.

Мариса сказала «Ладно, ладно… Давай зайдём для начала» и вошла в магазин.

Так как я всё ещё держал тофу в руке, я решил оставить его у входа и зашел вслед за Марисой.

— Даже безмозглый ёкай-лис не попался бы в такую ловушку.

— Даже так, недавно мне показалось, что кто-то там всё же был.

— Ай, ладно. Если у тебя не будет обогревателя, то как мне к тебе ходить? Я поищу Юкари вместо тебя.

— А ты знаешь, где искать?

— Неважно, что там вчера Рейму говорила, я часто вижу Юкари в храме. Она, должно быть, живёт где-то неподалёку оттуда.

И Мариса отправилась на поиски вместо меня.

Но… Действительно ли я хочу встретиться с этим ёкаем? Даже без обогревателя я могу как-нибудь обогреться. В конце концов, все остальные в Генсокё как-то обходятся без этой полезной вещицы. И, кроме того, нет никаких гарантий, что она даст мне топливо, если я с ней встречусь.

Мне, наверное, просто хотелось узнать побольше о внешнем мире. Использовать предмет оттуда и интересоваться ёкаем, связанным с ним… не значит ли это, что я просто хочу получить больше информации?

Я работаю с разными странными товарами, и, будучи окруженным ими, я часто думаю о внешнем мире.

Например, эта коробочка. Она гораздо меньше музыкальной шкатулки, и сделана из белого, неорганического материала. Моя способность говорит мне, что она предназначена для того, чтобы хранить и проигрывать музыку. Правда, я так и не смог заставить её работать. Как же она используется во внешнем мире, и какие звуки из неё можно извлечь?..

Я взял эту маленькую белую металлическую коробочку, приложил к уху и закрыл глаза в надежде на то, что услышу какие-нибудь звуки из внешнего мира.

Мне показалось, что я услышал на улице чей-то голос. Должно быть, это Мариса уже вернулась. Или какой-то ёкай клюнул на жареный тофу… Хотя нет, что-то здесь не так.

Это был отвратительный звук, которого я раньше никогда не слышал. Трудно было поверить в то, что живое существо может издавать такой шум.

Я почувствовал неприятное тепло, пробегающее по коже. Как будто температура воздуха вдруг изменилась. Если бы зима была настолько тёплой, мне бы не понадобился обогреватель.

Даже сквозь закрытые веки пробивался поток света. Что же может излучать настолько сильный свет? Сияние было холодным, в отличие от солнечного или магического света.

И тогда меня осенило. Я… был во внешнем мире. Из-за того, что я окружён вещами, что появились оттуда, мои мысли с их помощью перенеслись за Границу.

Но… Я не открыл глаз. Что если, увидев внешний мир, я не смогу больше вернуться в Генсокё? Пропавшие люди почти никогда не могут вернуться назад. С другой стороны, если я открою глаза, посчитав это всё оптической и звуковой иллюзией, мои мысли не пересекут Границу и вернутся в Генсокё, но так я могу упустить свою единственную возможность увидеть внешний мир. Что же выбрать?

Точно, мне же нужно было раздобыть топливо для обогревателя. У меня была чёткая цель. Я не собирался теряться во внешнем мире, только посетить его ненадолго. Для этого мне нужно было оставить свои мысли в Кориндо… Нет, в Генсокё, а телом перенестись через Границу. Да, люди бы такого не смогли… Но я был уверен, что я смог бы.

Ради того, чтобы раздобыть топливо и утеплить свой дом, я медленно открыл глаза.

Храм Хакурей. Храм, находящийся на самом краю Генсокё.

Мариса пошла туда искать Юкари. Когда она уходила из Кориндо, она заметила жареный тофу, всё ещё лежащий у входа и решила забрать его с собой, чтобы найти ему более подходящее применение.

— Эй! Ты тут?

— М? Да тут я, прямо перед тобой.

— Не ты, Рейму. Я ищу Юкари.

— Что случилось? И зачем тебе этот жареный тофу?

— Так ведь ты сама говорила, что она может за ним явиться.

— Ну, её шикигами – лисица, в конце концов.

— Верно, и поскольку Корин не имеет представления, как ловить ёкаев, я решила прийти сюда, чтобы ты словила одного.

— Ага, понятно… Умный в гору не пойдёт, да? Для начала, давай я заварю чаю, и тогда поговорим.

Мариса и Рейму пили чай, решая, как им лучше искать Юкари.

— Хм, Юкари… Может, она вернулась к своей спячке?

— Под «спячкой» ты имеешь в виду, что она нигде сейчас не появляется, так? И мы обе не знаем, где она живёт. Может быть, она сейчас отдыхает где-нибудь на южных островах.

— Не исключено. Кстати… Южные острова – это где?

— Нам не нужно искать аж там. У нас точно нет никакого способа её позвать?

— Думаю, есть один способ. Но если я это сделаю, она наверняка разозлится.

— Значит, способ есть?

— Есть-то есть… Но если я это сделаю, она появится только ради того, чтобы сказать, что это опасно и мне нужно остановиться.

— Но она всё-таки появится, так что не всё ли равно?

Для этих девушек такие слова, как «опасность» — пустой звук.

— Но мне нужно будет ослабить Границу Генсокё. Что будет, если тех, кто близок к внешнему миру, засосёт туда?

В глаза бил поток света. Очень яркого, холодного света. Настолько яркого, что я едва ли мог видеть. Ещё я слышал голоса людей, которые, как мне показалось, говорили не по-японски. От горячего, грязного воздуха у меня заболела голова. Значит вот он каков, внешний мир… Я видел его в книжках, которые попали в Генсокё, но даже представить себе не мог, что он окажется таким шумным и неприятным.

Мне нужно успокоиться и найти топливо, а затем найти дорогу назад, в Генсокё.

…Мои глаза понемногу привыкли к свету, и я узнал очертания тории[✱]Тории – ворота в синтоистский храм в виде двух столбов с двумя горизонтальными перекладинами сверху.… Это храм? Здесь, к тому же, довольно людно.

— Ой, так не пойдёт. Вы всё-таки попали сюда. Вам нельзя здесь находиться, ведь Вы – не человек.

— Что!?

Шум внезапно прекратился. Свет также пропал, а в моей руке снова появилась белая коробочка. Всё вокруг было размыто, но каким-то образом я легко узнал… Кориндо, во всей его обычной красе.

Похоже, я просто уснул ненадолго. Поскольку в комнате было темно, я зажёг лампу, а затем положил белую коробочку обратно на полку.

Если я и дальше буду так засыпать, я никогда не достигну своей цели. Мне стало интересно, не приманил ли к себе жареный тофу какого-нибудь ёкая, и я открыл входную дверь. К сожалению, я лишь обнаружил, что тофу уже забрали.

— Наверняка это проделки кицуне.

Вдали я заметил очертания Марисы и Рейму. И ещё одной девушки, которая их отчитывала. Необычное зрелище, право слово.

— Ой, рада познакомиться. Меня зовут Юкари Якумо. Это Вы так сильно хотели меня встретить?

Ёкай, стоявший передо мной, носил витиеватую одежду и держал витиеватый зонтик. Её глаза были явно не человеческими. И у неё была зловещая ухмылка.

— Приветствую. Да, это был я. Я хотел встретиться с Вами, чтобы предложить сделку…

Я провёл Юкари в магазин и объяснил, почему искал её, и рассказал про топливо.

— Он работает на электричестве? Керосине? Или, может быть, нитроглицерине? В любом случае, это простая просьба. У меня есть бесконечный источник этого всего… И мы ведь должны помогать друг другу в беде, верно?

Она широко ухмыльнулась своей зловещей ухмылкой.

— Как и ожидалось от ёкая.

— Как и ожидалось от меня.

Сказав это, Юкари начала расхаживать по магазину, тихо шурша своей длинной юбкой.

— …У Вас в магазине, как я погляжу, выставлены весьма старомодные товары. В последнее время всё более популярными становятся переносные вещи. Например, те, что позволяют говорить с другими на большом расстоянии, или те, что воспроизводят записи других людей на маленьком экране…

— Я не особо-то и слежу за модой. Я просто собираю вещи, которые мне понравились.

— А вот эта белая коробочка… Очень популярная штука, между прочим.

— Да, она… Она сделана для того, чтобы хранить много музыки, но я так и не понял, как её использовать.

У меня есть способность узнавать название и назначение неизвестного предмета, лишь глянув на него. Однако, узнать, как его использовать, я так просто не могу.

— Если Вы приложите его к уху, то у Вас будут странные видения, как то, недавнее. Потому что Вы – не человек.

Опять, широкая, зловещая ухмылка.

— Эй, может быть, включите уже обогреватель? Холодно же.

— Куда ты так спешишь, Мариса? Мы ещё не закончили разговаривать.

— Ой, а я его уже включила. Он уже полон топлива, разве нет?

В самом деле, заполнен до краёв.

— Когда… Я имею в виду, я же был здесь всё это время. Как это случилось?

— Мы ведь должны помогать друг другу в беде.

Сказав это, Юкари спрятала белую коробочку в одежде. Я очень быстро начал жалеть, что познакомился с этой девушкой-ёкай.