Печатное    
Глава 16. Неработающий шикигами
Афоризм Глава 1. Жрица из Генсокё и Очарование Пятнадцати Томов (часть 1) Глава 2. Жрица из Генсокё и Очарование Пятнадцати Томов (часть 2) Глава 3. Иллюзорная птица Глава 4. Изысканное и Совершенное Чаепитие (часть 1) Глава 5. Изысканное и Совершенное Чаепитие (часть 2) Глава 6. Печь Моросящего Дождя (часть 1) Глава 7. Печь Моросящего Дождя (часть 2) Глава 8. Дом Летних Ливней (часть 1) Глава 9. Дом Летних Ливней (часть 2) Глава 10. Паучьи Лилии из Муэнзуки Глава 11. Ультрафиолетовый Свет Глава 12. Инструмент Богов Глава 13. Призрачный Свет, Снег на Окне Глава 14. Бесцветная Сакура Глава 15. Камень Без Имени Глава 16. Неработающий шикигами Глава 17. Цена Бумаги в Лояне Глава 18. Луна и Каппа Глава 19. Драконий Фотоаппарат Глава 20. Чудесные Цикады Глава 21. Божественное Саке Глава 22. Увиденная Ёкаем Вселенная Глава 23. Заразный Бог Глава 24. Очаровательный Месяц Глава 25. Храмовые Благословения Глава 26. Ночь Бесчисленных Туч Глава 27. Механизм Фортуны Послесловие автора Послесловие переводчика


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
sinko
1 г.
Эммм... Не ожидал что есть печатная работа.
тишка гарны
2 г.
Спасибо.
Вечный
3 г.
Неплохо. Спасибо)

Глава 16. Неработающий шикигами

Кориндо – это место, где разбираются в вещах из внешнего мира. И там оказался особый вид шикигами, который называется компьютером. Но чтобы обитатели Генсокё могли использовать таких шикигами, им не хватает «чего-то», для этого необходимого… История по вселенной Тохо во всей своей красе. Необычно взволнованный Ринноске будет говорить… О своём тайном решении?..

Не то, чтобы я ожидал от этого чего-нибудь особого, но я вытирал пыль с клавиатуры, стоящей на продажу. Клавиатура – это часть такой вещи, как компьютер, и по виду, всё, что о ней можно узнать — это то, что она представляет собой инструмент, состоящий из одних кнопок. Я всегда стараюсь сохранять свои товары в чистоте, но чистить клавиатуры, на самом деле, очень сложно, так как они быстро собирают пыль. Они, должно быть, очень неудобны для людей.

Сравнительно с остальными моими товарами, частота поступления компьютеров очень высока. То есть, в Генсокё их найти проще простого. И почти никто не хочет их покупать, и это плохо. Кроме того, они большие, поэтому занимают много места. В последнее время я даже перестал собирать их, если, конечно, их форма не привлечёт моё внимание.

Компьютеры – это инструменты, которые работают в строгом соответствии с указаниями своего хозяина. Другими словами, они являются чем-то вроде шикигами из внешнего мира. Но их странная и запутанная конструкция, равно как неинтересный внешний вид, много чего говорят о тамошней культуре.

В Генсокё внешний вид шикигами – очень важная вещь. Они могут быть лисами, кошками, или всякими другими интересными существами. Что не удивительно, поскольку шикигами имели свою собственную форму ещё до того, как ими стали вследствие обретения необходимых способностей. Конечно, для шикигами самая важная особенность – это возможность их использования в качестве инструмента, но для них выглядеть несоответственно было бы просто нелогично. Полагаю, во внешнем мире значение имеет только внутренняя часть, а не внешний вид. Как-то это слишком безлико.

Дилинь-дилинь

— Что-то прохладно на улице. Должно быть, сезон коротких рукавов уже подходит к концу.

— Ты всё ещё ходишь с короткими рукавами? Сколько же для тебя лето длится? Скоро ведь уже так похолодает, что мне надо будет обогреватель доставать.

— Да нет, даже если я и не люблю холод, мне согреваться пока не нужно. И кстати, насчёт этого твоего кофе, зачем его держать в бутылке с таким маленьким горлышком?

Напиток, который Мариса только что назвала «кофе», хоть и называется похоже, на самом деле не кофе, а кола, напиток из внешнего мира. По крайней мере, над его способом использования не стоит ломать голову, его можно просто пить.

— Как-как? Кола, говоришь?.. Погоди, тебе не стоит пить что-то, что ты подобрал неизвестно где.

— Не волнуйся, она всего лишь стоит на продажу. Потому что в Кориндо всегда продаются подобранные неизвестно где вещи.

И хотя я сам не понимаю, почему это нормально, Мариса согласилась и села на стол.

Дни становятся короче. Небо уже слегка окрасилось в красный цвет. Цвет, который говорит, что пора возвращаться домой. Некоторые даже говорят, что осенью солнце падает за горизонт быстрее скорости падения ведра. И хотя скорость падения ведра в этом случае приведена лишь для сравнения, оно не совсем правильно отражает то, как сокращаются дни. Может быть, такое объяснение неправильное, и у него есть какое-то скрытое значение. Нужно об этом подумать, когда будет свободное время.

— Кстати, насчёт твоих компьютеров. Не отдашь мне один?

— О, так ты хочешь купить компьютер? Это можно устроить.

— Да нет, у меня нет на это денег. Просто я подумала, что владеть шикигами было бы круто.

— Нет денег, говоришь… Ну, наверное, я могу записать его на твой счёт…

Есть люди, которые приходят в магазин только чтобы поглазеть на товары. И, я так понимаю, есть такие, которые приходят, чтобы забрать товар, не заплатив за него. Интересно, как они называются. Название «Марисоголики» им хорошо подошло бы.

— Я не против, можешь записывать.

— Так и поступлю, всё равно другого выбора нет. И не забудь потом заплатить. Так вот, у меня есть разные компьютеры, большие, маленькие, какой тебе нужен?

— Большой, конечно. Чем больше, тем мощнее, так ведь?

Когда уже стемнело, Мариса ушла, кое-как вытащив тот здоровенный компьютер из магазина. Для такой маленькой девочки он был слишком большим, но это зрелище, когда её тень бодро вышагивает, таща его, выглядело очень по-Марисовски. И с первого взгляда компьютер Марисы выглядел довольно простым, но внутри он оказался настолько сложным и запутанным, что во всём Генсокё, наверное, сложнее ничего не сыщешь.

И вправду, только во внешнем мире могли сделать настолько сложного шикигами, как этот компьютер. И не только компьютеры — всё, от посуды до газетной бумаги, и большинство моих товаров – порождения мастерства из внешнего мира. Как закрытое место, Генсокё, видимо, отдалил себя от всех этих благ. Как говорится, «Если не можешь что-то победить, присоединись к нему». Но не стоит присоединяться к чему-то более сильному только потому, что так будет проще и безопасней. Это урок тем, кто сразу же прячется в закрытом пространстве, когда деградирует. Если поставить себя в место, большее, чем ты сам, твой кругозор расширяется, и у тебя появляется возможность учиться.

Спрятавшись в закрытом пространстве, Генсокё понемногу забывает о благах внешнего мира. И это относится не только к Генсокё. Чем меньше место, где ты прячешься, тем больше ты не замечаешь благ чего-то большего. Похоже, в этом случае, Генсокё превосходит внешний мир только по своей надменности. Когда люди живут в маленьком пространстве, они становятся надменными и теряют смысл жизни. И вправду, посмотрев на сегодняшний Генсокё, любой заметит, что и люди, и ёкаи просто бесцельно проживают свои деградирующие жизни.

Что касается меня, то мне хотелось бы, ради расширения кругозора, пожить когда-нибудь во внешнем мире. Другими словами, я хочу присоединиться к тому, что не могу превзойти, и там использовать свои знания по назначению.

Если моя способность не врёт, компьютеры, которые я недавно находил, кроме всего прочего, могут передавать информацию. Трудно представить, что эта коробочка – это шикигами, способный самостоятельно передвигаться, но когда он приведен в движение, насколько я понимаю, он собирает информацию с невообразимой скоростью. Однако… Об этом я могу лишь мечтать.

Если бы существовал шикигами для сбора информации, то у него должна была бы быть форма тенгу, даже если он таковым не является. Таким образом, это изначально был бы замечательный компьютер, который может добывать информацию. Представлять вещи таким образом – обычное дело для обитателей Генсокё.

Перед тем, как пойти спать, я взял пустую бутылку из-под колы. Кола после себя оставляет во рту едкое послевкусие, но на бутылку такой формы приятно даже смотреть. Наверное, этот напиток очень подходит для Генсокё. Если бы во внешнем мире у шикигами был такой интересный внешний вид, они бы лучше продавались в моём магазине. Я провёл остаток вечера, раздумывая над этим.

Дилинь-дилинь

— Ринноске, ты тут?

— Ага, тут.

— Мне тут Мариса рассказала… Ты что, опустился до того, что ешь то, что найдёшь на улице?

Даже без компьютеров, передача информации в Генсокё работает на ура. Дело было только вчера, а Рейму уже знает об этом. Однако, информация уже успела исказиться… Интересно, информация, которую собирают компьютеры, тоже так искажается?

— Ем, что найду на улице? Я всего-то выпил немного колы.

— Колы? Не слышала о такой, но всё равно, ты её где-то нашёл, да? Незнакомые вещи лучше не пить, знаешь ли…

Рейму с подозрительным видом рассматривала пустую бутылку из-под колы. Внутри кола — это лишь чёрный напиток, но снаружи её бутылка имеет такую интересную форму, что она не может не привлечь чьё-нибудь внимание. И это мне почему-то казалось очень мудрой вещью. Интересно, не были ли создатели компьютеров и колы одними и теми же людьми?

— Вчера Мариса хвалилась, что заполучила компьютер. Это ведь ты их продаешь, так? Если она забрала его, надо было хотя бы мне сказать…

— Она не совсем забрала, она его купила. Но я не думаю, что что-нибудь может случиться, если он останется у неё. Я это понял лишь недавно, но эти шикигами отличаются от тех шикигами, которых мы знаем.

— Это и по виду понятно.

— Не спорю. Но кроме этого, они отличаются по своей сути. То, что мы называем шикигами – это «дух, превращённый в инструмент по некоему образу», то есть, они появляются в результате превращения иллюзии в действительность.

— Так вот почему они так однообразны.

— Однако, я не думаю, что у компьютеров может быть свой дух. Они, скорее, являются «инструментами, что стали одушевлёнными по некоему образу», то есть, они, в свою очередь, появляются в результате превращения действительности в иллюзию.

— Не поняла. Ты имеешь в виду, они как куклы, что двигаются сами по себе?

— Во внешнем мире нет иллюзорных вещей. Или, скорее, вещи, которые не существуют, считаются иллюзией. Вот почему люди изобрели машину, что может создавать иллюзии.

— Хм… Как думаешь, что теперь Мариса будет делать со своим свежеприобретённым шикигами?

— Оставит в куче хлама и забудет о нём.

Дилинь-дилинь

— Я всё слышала. Но я о нём ещё не забыла.

— О, так ты была здесь, Мариса?

— С компьютером у меня ничего не вышло, поэтому я решила передохнуть, и заодно заглянуть сюда. У тебя ещё есть кола?

— У этой колы вкус, как у лекарства. Не такая уж она и вкусная.

— А я-то надеялась, что смогу использовать его хотя бы в качестве полезной куклы...

Мариса стояла у входной двери с таким видом, будто она упустила насолившую ей фею. У неё на лице читалось нескрываемое разочарование.

— Куклу? С каких это пор куклы могут быть полезными?

— Ну, есть же люди, которые используют кукол для работы по дому. Разве это не то же самое, что использовать шикигами?

— С чего ты взяла? Куклу невозможно научить осознавать то, что она делает.

Похоже, Мариса опять что-то недопоняла. Она с сомнительным лицом села на мой товар. Рейму возилась с одним из маленьких компьютеров, что было очень на неё похоже. Она, видимо, опасалась, что он оживёт, если она притронется к нему.

— Значит, ты говоришь, что куклы и шикигами похожи, так? Это может даже оказаться правдой, но куклы в Генсокё и рядом не стояли с шикигами.

— Я теперь даже не уверена, чем должны быть эти шикигами. Они ведь что-то вроде прислужников, правда?

— Прислужники и куклы похожи между собой, это так. Равно как и прислужники и шикигами. Но куклы и шикигами совсем не похожи.

— И что тогда? Они ведь все двигаются и работают согласно указаниям.

— Дело в том, что куклами лишь управляют.

На лице Марисы отразился красный оттенок приближающегося вечера. Теперь дни будут становиться короче, а сила ёкаев наоборот, будет увеличиваться.

Вчера я провёл много времени, раздумывая о том, что дни осенью проходят со скоростью падающего ведра. Что, если «падение ведра» относится не к ведру в колодце, а к названию ёкая цурубэ-отоси[✱]Слово «Цурубэ-отоси» буквально переводится как «падающее ведро», и так называют некий вид ёкаев, которые посреди ночи в лесу падают в ведре на путников. Мид-босс первого уровня одиннадцатой игры, Кисуме, тоже является цурубэ-отоси., который нападает на людей с деревьев тёмными ночами? Другими словами, наверное, это выражение значит, что цурубэ-отоси осенью становятся более активными. В таком случае, со скоростью или временем проблем нет.

— Ну ладно, куклами управляют. Но ведь шикигами, вроде, тоже управляют…

— Чтобы кукла подняла руки, нужно потянуть за нить, привязанную к её рукам. Чтобы заставить её ходить, нужно тянуть за нити на руках и ногах. И чтобы её оживить, нужно тянуть за все нити.

— Не припоминаю, чтобы она использовала нити…

— Это не обязательно должны быть настоящие нити. Можно для этого использовать магию, или что-нибудь ещё, но это обязательно должна быть какая-нибудь управляющая сила. Чтобы кукла подняла руку, кто-то должен ей управлять. И, соответственно, чтобы кукла могла делать работу по дому, кто-то тоже должен ей управлять.

— Кажется, делать всю работу самому было бы намного легче.

— Полагаю, что так. Но если кто-то был бы достаточно ловок, чтобы управлять куклами, и одновременно с этим работать, то с их помощью можно было бы сделать то, что в одиночку не выйдет.

— Понятно. В таком случае, выходит, что когда кто-то разговаривает с куклой, то он просто притворяется, манипулируя ею для разговора? Больше похоже на какую-то дешёвую постановку.

— А вот шикигами – это прислужники, которые двигаются в соответствии с приказами.

— Разве это не то же самое, что делают куклы?

Рейму стояла возле компьютера. Она прекратила свои попытки заставить его работать, и пила чай. Видимо, она потеряла к нему интерес.

— Совсем не то же самое. Шикигами двигаются в соответствии с приказами, и при этом могут иметь свои собственные способности. Если сравнить их с куклами, то чтобы шикигами поднял руку, не нужно ничего тянуть. Просто сказать «подними руку» будет достаточно.

— Это потому что шикигами живые.

— Только то, что они живые, не означает, что они должны следовать приказам. Если бы я сказал тебе «подними руку», ты это сделаешь?

— Сделаю же. Вот, смотри!

— Ты безнадёжна…

— Тогда расскажи. Что мне нужно сделать, чтобы компьютер выполнял мои приказы?

Пока мы разговаривали, на улице немного потемнело. Скоро уже наступит время, когда цурубэ-отоси начнут свои бесчинства. Хотя эти девочки скорее сами пошли бы искать цурубэ-отоси на свои головы, даже если у них на это нет особой причины.

— Для этого… Тебе нужно хотя бы иметь достаточно власти, чтобы компьютер начал тебя слушать. Другими словами, «Не можешь превзойти – присоединись».

Наступит ли время, когда в Генсокё тоже будут пользоваться компьютерами? Насколько я понимаю, те, которые уже есть в Генсокё, не будут работать без чего-то из внешнего мира. В таком случае, чтобы заставить компьютер работать, нужно будет забрать его туда.

Передача информации в Генсокё работает быстро. Это потому, что здесь живёт много любопытных людей. И если обитатели Генсокё могут так собирать информацию, то им компьютеры, скорее всего, не нужны.

Рассматривая неработающие компьютеры, я погрузился в раздумья. Чтобы расширить свой кругозор, мне тоже когда-нибудь придётся «присоединиться» к большему, то есть, к внешнему миру. Генсокё живёт благодаря благам внешнего мира, поэтому здесь можно жить свободно. И я понимаю это слишком хорошо, поскольку я работаю с этими благами.

Но в то же время, мы закрылись здесь, в Генсокё. Мы забираем из внешнего мира только предметы, которые могут быть нам полезны, и делаем вид, что не зависим от него. Но на самом-то деле, если бы внешний мир пропал, Генсокё вскоре последовал бы за ним. И кроме того, будучи в Генсокё, на жизнь внешнего мира никак нельзя повлиять. Тут люди просто живут своей жизнью в закрытом месте, из которого им не выбраться, и я понимаю, что всем от этого в самом деле легче.

Мариса, скорее всего, хотела, чтобы компьютер выполнял за неё работу по дому, но инструмент из внешнего мира не будет проявлять свои возможности ради такого приземлённого желания, столь свойственного закрытому месту.

Если бы я использовал шикигами, это определённо был бы компьютер. Но до тех пор, пока мы не научимся давать им приказы, получив в своё распоряжение их силу, мне остаётся лишь дальше изучать внешний мир.

— Ой, глянь, уже совсем стемнело. Думаю, пора уже идти домой, хотя я так и не поняла, что мне делать с моим компьютером.

— Да, нам уже пора. И постарайся не есть то, что находишь неизвестно где.

— Поздновато уже. О, кстати, погодите минуту. Я дам вам подарок перед тем, как вы уйдёте.

Сказав это, я пошёл на кухню, чтобы взять там кое-что. Да, этого чего-то жителям Генсокё, в том числе и мне, не хватило бы, чтобы заставить шикигами работать, но хватило бы, чтобы дать им лучшее ощущение от слияния с чем-то большим.

Я дал Марисе и Рейму по бутылке колы.